http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » wicked game ‡флеш


wicked game ‡флеш

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Все тайное рано или поздно становится явным.
[audio]http://pleer.com/tracks/5071124alUg[/audio]
http://savepic.ru/10222361.png
Уильям Эллис, Эбби Тернер
13 июня 2016 года (краткий флэшбэк в события от 15 мая 2016 года)
полицейский участок >> квартира Эллиса

+2

2

У Уильяма Эллиса было такое чувство, что он только что случайно открыл ящик Пандоры.
Глядя на закрепленные в плотные уголки папок документы, Уилл пожалел, что Эбби не имеет привычки подвывать в душе. Сейчас это было бы очень кстати, чтобы определять, сколько ещё секунд на рассматривание содержимого книги-сейфа у него осталось.
Случайности не случайны, кажется, именно так гласит поговорка. Не просто так Эллису попалась под руку эта толстенная энциклопедия. Он ведь хотел нарыть нечто эдакое, из чего можно было бы почерпнуть материал для новой книги. Только Уильям никак не ожидал, что зацепка обнаружится в доме его подружки. В доме его славной Эбигейл Тернер, приличной женщины и отличной любовницы.
Свидетельства о заключении браков, свидетельства о расторжении, и на каждой бумажке – разные имена. Чем же промышляет милашка Эбби? Брачные махинации? Шантаж?
Эллис совершенно не верил продукту киноиндустрии, увещевавшему, что даже самый плохой парень, самая отвязная девочка могут исправиться и оставить свое грязное прошлое ради настоящей любви. Во-первых, потому, что Уилл вряд ли успел въесться Эбигейл в мозги настолько, чтобы она действительно его полюбила. Во-вторых, всем известно, что люди не меняются. Если Тернер одна из тех, кто гоняется за бабками, то на кой ей сдался Уилл? Средней руки писака, кропающий статейки про охоту и рыболовство в мужской журнал. Так он сказал ей, когда они познакомились, надеясь, что темноволосая красотка не из числа тех несчастных пяти процентов женщин, что тащатся от вида насаживаемого на крючок червяка. Да, Уильям Эллис нагло наврал понравившейся ему девушке о роде своей деятельности, чем выиграл себе полгода беспечного существования и отсутствия лишних, ненужных вопросов со стороны подружки, на которые отвечать так и так пришлось бы очередной ложью. И Уилл, между тем, считал себя стороной главенствующей, что было такому человеку, как он, просто непростительно позорно в своей наивности. Кто ж знал, что милая Эбигейл Тернер водила все это время за нос одного самоуверенного журналиста, решившего, что с этой женщиной всё будет слишком просто. Уильям ошибался, вот это он теперь знал точно, с реактивной скоростью отщелкивая снимок за снимком. Годы сноровки не прошли даром. В полицейских участках у него тоже было всего по несколько минут, чтобы забрать себе все, до чего он сможет достать.
Когда Эбби, завернутая в пушистое полотенце, почти бесшумно вышла из душа, Уилл уже преспокойно поджаривал на сковородке полуфабрикатные блинчики с творогом. Энциклопедия стояла на своем месте, как и все остальные книги на полке – Эллис похвалил себя за то, что не стал поступать как у себя дома, небрежным движением швыряя ненужную литературу назад через плечо. Он посмотрел на Тернер, улыбнулся, отвернулся обратно к блинчикам. Обдумывая вариант, что, может, документы на самом деле не принадлежат Эбби, и она просто их хранит для кого-то, Эллис не чувствовал в душе даже намека на благодарный отклик на найденное любимому человеку оправдание. Уилл отныне не мог относиться к Эбигейл без подозрений; тем важнее, чтобы она по-прежнему доверяла ему.
Телефон жег задний карман джинс как раскаленная кочерга.
Что же все это значит, Эбби Тернер? Эбби ли Тернер?..
**
- Лица свидетельницы ты, само собой, не увидишь, Эллис, - предупреждает рослый чернокожий детектив Лоуренс. Он вздергивает тронутые ранней сединой брови, и Уилл убеждается, в который раз, что этот мужик не шутит.
- Я понял, Бруни, - Уильям ухмыляется, подмигивает, но взгляд детектива остается по-прежнему холодным, так что журналист быстро перестает паясничать. – У тебя совсем нет чувства юмора, приятель.
Лоуренс широко улыбается как будто назло.
- Если вздумаешь подловить свидетельницу на выходе, пробраться в допросную или ещё чего вычудишь, - посмеиваясь, выговаривает детектив. – Я тебя посажу на хрен в камеру к гомикам-извращенцам.
Бруно Лоуренс, крайне довольный собой, оставляет Уильяма наедине с наушниками и отмороженного вида полицейским. Коп, проследив за тем, как Эллис усаживается на колченогий стул и достает ручку с блокнотом из внутреннего кармана кожаной куртки, неспешно выходит и закрывает дверь снаружи.
Уилл, хмыкнув, вставляет в уши капельки.
Через некоторое время Эллис перестает конспектировать. Он отбрасывает ручку и сцепляет ладони в замок, уставившись в стол.
Сколько раз вы испытывали чувство дежа вю, когда слышали голос, до боли напоминающий вам знакомый? Уильяма снедает смутное беспокойство, потому что он встречал эти интонации, эту манеру, этот акцент. Он определенно уже натыкался на имена, что произносит свидетельница.
Да вот же. В его телефоне. На фото тех самых бумаг.
Уилл сбегает по ступенькам и тут же заворачивает за угол участка. Он изрядно отрывается от сопровождающего копа, чуть не выслав напоследок этого тупоголового осла на хер - с безопасного расстояния, само собой. Потоптавшись на месте, страж порядка поднимается обратно и скрывается за входными дверями.
Эллис зажимает зубами сигарету и подносит язычок пламени к её кончику. Всё услышанное даже не нуждается в том, чтобы быть увиденным. Уилл уверен, что он знает ту самую свидетельницу. Знает чересчур хорошо, вплоть до того, сколько в её гардеробе красных трусов.
Ничего ты не знаешь, Уильям Эллис.
И лучше бы она не узнала, что ты был здесь.

Отредактировано William J. Ellis (21.08.2016 23:02:38)

+1

3

Медленно опустившись на стул, женщина положила руки на гладкую столешницу и вытянула ладони вперед, ища успокоение у холодного дерева. Она не впервые в этой комнате, и все равно ей трудно избавиться от ощущения, что здесь совсем не так безопасно, как бы ей того хотелось. Кто-то из подельников сбежал, и теперь её ищут. Нет, этого не сказали прямо, но у детектива дурная привычка носить протоколы допроса без папки, обхватив их руками. Когда она впервые пришла в участок, ей было страшно, ведь по ту сторону огромного зеркала мог оказаться кто угодно. Ей и в голову прийти не могло, что сейчас по ту сторону сидит тот, от кого она так долго скрывала правду и притворялась другим человеком. Дождавшись детектива, Эбби поджала губы и заговорила не сразу. Чернокожий мужчина, хоть и улыбался добродушно и открыто, все же не внушал особого доверия.
Когда отправляешь за решетку подопечного чикагской мафии, нужно быть начеку. Другое дело, что все это может перерасти в паранойю сотого уровня, с которой даже Уилл не поможет справиться.
Мысли о нем вселяли уверенность, что она все сделала правильно. И этот день просто нужно пережить. А вечером она снова удобно устроится у него в ногах, положит голову на колени и будет с интересом слушать, как прошел его день, завалив его вопросами, чтобы он не обратил внимания, что каждый раз у неё ничего нового не происходит. Не может же она рассказать ему, что каждый божий день она оглядывается по сторонам и панически боится встретиться со своим прошлым лицом к лицу. Схватка будет неравной. Она не выживет.
Детектив начал с вопросов, которые уже задавались ранее, чтобы проверить, насколько хорошо она помнит обстоятельства. Повторение прекратилось чуть ли не сразу, потому что Тернер помнила все до мелочей, словно это случилось пару минут назад.
Слишком личный вопрос про взаимоотношения с мужьями поставил её в неловкое положение. Спала ли она с ними? Да. Принуждали ли они её к этому? Нет. Совершали ли они какие-либо противоправные действия в отношении неё? Да. Вспомнить хотя бы последнего супруга, что отпидорасил её головой пол до блеска. Воспоминания породили ужасные ассоциации с её размышлениями на тему "что меня ждет, когда один ублюдок дотянется до меня из тюрьмы?". Явно одной только смертью дело не ограничится. Детектив хотел спросить еще что-то, но передумал. У Эбби задрожал голос, и он остановил допрос. Конечно, довести главного свидетеля до нервного срыва не входило в его планы. Она должна жить спокойно и не угодить в психушку. Но, знаешь, чувак, это не так просто, когда, порой, тебе кажется, что даже человек, с которым ты делишь мечты, желания, планы и постель, совсем не тот, за кого себя выдает. Протянув Абигейл стакан воды, Лоуренс выходит из допросной, оставив Эбс одну. Трясущейся рукой женщина поднесла стакан к губам, едва не расплескав все содержимое по столу, и сделала маленький глоток. Ледяная вода прокатилась по пищеводу, как мурашки пробежали по спине, когда за детективом громко захлопнулась дверь. Он не попрощался, надеясь, видимо, продолжить эту пытку, но Гейл была не в состоянии сказать что-либо еще.
Уронив сумочку с колен, Тернер встала и нагнулась, чтобы поднять её. Разгибая спину, Эбби ударилась затылком об угол стола и пошатнулась. Неловко улыбнувшись в огромное зеркало, как бы извиняясь перед сидящими за ним, женщина вышла из допросной, оставив под столом диктофон без кассеты. Не думал же Бруно, что Абигейл станет говорить с кем-то без записи, тем более в полицейском участке. Одного продажного копа ей в жизни хватило, и больше она не хочет. Аппарат послужит мнимым намеком на то, что у Гейл есть куда больше, чем она может здесь показать. Вот только делиться здесь она этим не будет, предпочитая беседы на подобные, да и вообще любые, темы на собственной территории.
Безопасность превыше всего.
Никому нельзя доверять.
Все люди не те, кем кажутся.
Толкнув бедром дверь, женщина тут же закурила, отрывисто выдыхая дым. Дрожащие пальцы сильнее сдавили фильтр, на котором отпечаталась помада. Тернер чувствовала, как к горлу подступал ком истерики, и быстро завернула за угол, чтобы не выливать свои эмоции на окружающих. Уйти сейчас она была просто не в состоянии.
Увиденное заставило Гейл выронить сигарету на ногу, и бычок, отлетев в сторону, оставил в капроновых колготках дырку, от которой тут же побежали стрелки. Хлопая расширенными от высшей степени удивления глазами, Эбс даже не знала, что ей делать. Мисс-у-меня-всегда-есть-план просто не могла себе вообразить хоть сколько-нибудь близкую к этой ситуацию.
- Какого черта... - она даже говорить нормально не могла, пытаясь выровнять дыхание. Под ложечкой засосало, и в голове поселился паскудный червяк подозрений, который вот-вот перерастет в недоверие к любимому мужчине.
- Значит, про рыбалку? - наконец, выдавливает из себя Тернер, презрительно хмыкнув. Удивление быстро меняется на злость. Это подстава, Эллис. Нормальные люди так не поступают. Сжимая и разжимая кулаки, Эбби сцепила зубы, словно они вот-вот раскрошатся под давлением друг на друга, и резко рванула вперед, толкнув мужчину к стене. Несмотря на то, что Абигейл ниже и меньше Уилла, фактор неожиданности дал ей фору.
- Я не знаю, что ты задумал, но лучше тебе в это не лезть. Ты играешь в очень опасные игры, - прошипела Эбби на ухо охреневшему журналисту, схватив его за футболку и прижавшись к нему всем телом, чтобы удержать у стены.

+2

4

[audio]http://pleer.com/tracks/948614midP[/audio]
So break me shake me hate me take me over
When the madness stops, then you will be alone

Вот это поворот, сказал бы классик.
Эллис чуть не проглатывает крепко сжатый губами фильтр сигареты, когда, чертыхнувшись, все-таки выуживает из кармана ключи от машины, запутавшиеся в наушниках.
Он смотрит на Эбби. Не без удивления, надо сказать. Обычного удивления обычного человека, встретившего знакомого в неожиданном месте, готового в следующую секунду расплыться в несколько обескураженной, но обрадованной улыбке, и броситься навстречу с распростертыми объятиями и криком «Ба, какие люди! А ты как здесь? А ты чо здесь?»
Тернер смотрит на Уильяма. Шесть месяцев к ряду мужчина умиленно ухмылялся, когда видел это непередаваемое выражение на лице своей Эбс. Делал он это сидя на диване, вольготно раскинув руки по спинке, под эмоциональные выкрики «Да вы прикалываетесь?! Как ОН мог выиграть?» Подобное округление глаз, вызванное собственной персоной, никак не способствовало обычной реакции. Да ещё в такой щекотливой ситуации.
Уилл берет себя в руки мгновенно, потому что вид Эбигейл, нервно отбрасывающей окурок в сторону, говорит сам за себя слишком явно. Не стоит допускать, чтобы они оба представляли собой картину маслом «Двое у участка или Пиздец подкрался незаметно». Тем более, что авторитет Уильяма как Главного Притворщика и без того достаточно пошатнулся. Репутацию надо беречь. Эллис старается изо всех сил, даже пытается улыбнуться.
Улыбка гаснет, как лампочка в разбитом фонаре, едва Эбби выдавливает первую фразу. Кому-то злящиеся женщины кажутся донельзя сексуальными. Тернер же на грани побега. Это не он, это клон, совпадение, незаконнорожденный близнец, призрак, галлюцинация. Кто угодно, только не Эллис. Уилл ничего не знает, его здесь не было, иначе… Иначе плакала горючими слезами отличная история.
Эбигейл палится слишком явно, и Уильяма настигает разочарование. Он стоит, подняв обе руки, прижатый к стене, глядя на Тернер сверху вниз.
- Про ловлю на живца в том числе, Эбс, - не без намека, но весьма буднично отвечает Уилл, как будто сообщает, что купил сегодняшний «New York Magazine».
Эбигейл даже в порыве страсти не прижималась так плотно, и Эллис чувствует, что мужиком быть не перестал, равно как и хотеть эту обманщицу в любом месте в любое время. Тем не менее, он не готов удовлетворять любовный пыл всеми доступными способами, и прекрасно помнит про обещание Лоуренса. Эбби горячо шепчет на ухо Уильяма про опасные игры, а он думает только о том, насколько чревато нахождение среди гомиков в замкнутом пространстве. Если Бруни его здесь увидит, да ещё в обществе свидетельницы, последствия будут явно хуже, чем если бы Эбигейл заметила его в компании копа. И попробуй докажи, что ты не ждал эту женщину нарочно, а просто напросто трахаешь её периодически, и вы планировали пересадить фикус в кадку побольше.
- Да я вообще азартный, малышка. А ну-ка пошли отсюда.
Уилл, обхватив Тернер за плечи и оттолкнув от себя, тут же перехватывает её левую ладонь в крепкие тиски, чтобы не вздумала дергаться и пытаться уковылять от него с гордо поднятой головой. Быстро наклонившись и подняв упавшие наушники, Эллис тащит Эбби за угол, на улицу, где припаркована его «Тойота». Мужчина постоянно оглядывается через плечо, цепляясь взглядом за лица прохожих, но, к счастью, всем в Нью-Йорке насрать на слегка повздорившую парочку.
Включив кондиционер и заблокировав двери, Уилл облокачивается на руль. Он потирает пальцами щетину, сосредоточенно глядя прямо перед собой в лобовое стекло.
- Очевидно, что между нами возникло некоторое недопонимание, - говорит он багажнику серого «Мерседеса», избегая смотреть на сидящую рядом девушку. – О чем ты там болтала, Эбс? Какие игры? Хотя нет. Лучше начнем чуть издалека. Какого хрена ты набросилась на меня? Антидепрессанты закончились? Что происходит, Эбигейл?
Уильям оборачивается на Тернер, хмыкает, испепелив её суровым, недовольным взглядом, и вновь отворачивается, качнув подбородком. Ну нет уж, кто из них выдал себя с потрохами, так это дражайшая Эбби, вот пусть и рассказывает, что за пердимонокли она вздумала выкидывать. Плюс в том (если плюсы в этой истории вообще есть), что Эллис распознает ложь мгновенно, благо правду и сам знает. По крайней мере, верхушку айсберга он уже поколупал. Теперь же воодушевление первооткрывателя требует проникать всё глубже и глубже, чтобы дойти до самой сути. Ему удавалось манипулировать на чувствах и потаенных желаниях маньяка, кромсавшего счастливые семьи направо и налево, неужели он не справится с одной женщиной, которая, судя по всему, даже не является центральной фигурой в истории?
Искоса наблюдая за Эбигейл, Уилл пытается убедить себя, что выжать из неё правду ему всё же хватит наглости, настойчивости и умения, даже если придется сыграть на собственной любви к ней.

Отредактировано William J. Ellis (16.08.2016 20:45:53)

+2

5

Признаться, сидеть в участке и болтать все, о чем помнишь, не подбирая слов, было куда более комфортно, даже несмотря на то, что Лоуренс давил на больные точки, вызывая новые всплески эмоций, тем самым вскрывая едва затянувшиеся шрамы. Приятнее, чем стоять и не знать, куда себя деть и как унять мандраж, вызываемый удивленным взглядом Уилла. Ей следовало бы подумать, прежде чем кидаться на него с непонятными обвинениями и намеками. Его пребывание рядом с участком за тридевять земель могло оказаться простым совпадением. Такое ведь случается на каждом шагу. Она от него что-то скрывает и не собирается когда-либо об этом говорить, а он вдруг внезапно оказывается в том месте, где она самое что-то выкладывает на диктофон. Он же ведь просто наушники обронил. Проблема в том, что Эбби не верит в такие совпадения. И ей страшно. Она не знает, был ли он там, но интуиция подсказывает, что был. А если не был, и она все это выдумала? Как оправдываться теперь? Что сказать, когда он спросит, какого черта тут происходит? И если все-таки был, то есть ли смысл увиливать от ответа и врать? Ложь и недоговоренность - разные вещи, и Эбигейл это отлично известно. Она скрывала правду не только чтобы прикрыть свой зад и не собирать лишних свидетелей, но и для безопасности самого Эллиса. У Красавчика длинные руки. Он и из тюрьмы их достанет.
Пока девушка пыталась прийти в себя, Уильям уже схватил её за руку и куда-то повел. Он постоянно оборачивался, и она автоматом делала то же самое. Будто они от кого-то бежали. От кого они бежали?
Вот и первый звоночек.
Они сели в автомобиль, Уилл заблокировал двери, вцепился в руль и избегает зрительного контакта.
Вот и второй звоночек.
Он нервничает, и от этого говорит быстро, а вместе с тем много.
Вот и третий звоночек.
Отпираться смысла нет. Единственное, что волнует Эбби, это степень осведомленности Эллиса. Откуда он вообще узнал, где копать, это уже волнует её в последнюю очередь. Как-нибудь за ужином спросит.
- Не надо было тебе сюда приезжать, - нижняя губа задрожала, предрекая эмоциональный перепад. Голос упал до шепота, и девушка не была уверенна, хорошо ли Уилл её услышал. Теперь к страху за свою жизнь прибавился еще один - страх за жизнь Уильяма. Они не оставляют свидетелей. И то, что она жива, - всего лишь вопрос времени.
- Поехали, - она кивает на дорогу и отворачивается, прижавшись лбом к холодному стеклу и пристегнув ремень. Изображение за окном медленно поплыло. Закрыв глаза и глубоко вздохнув, Тернер потирает переносицу и жмурится, словно у нее сильно болит голова. На самом же деле, она просто не знает, что делать. Все и так слишком далеко зашло. А теперь еще прибавились лишние свидетели её опрометчивых глупых поступков, за которые она расплатилась своей прошлой жизнью, а в нынешней живет в страхе. К сожалению, как это обычно бывает, обратного пути нет.
Откинувшись на спинку сиденья, Эбигейл протянула руку к видеорегистратору и выключила его, чтобы избежать фиксирования их диалога.
- Уилл, почему тебе не сиделось на месте? Зачем надо было копаться в моем прошлом? - секунду подумав, девушка добавила: - Кто тебя послал?
Паранойя достигла того уровня, когда в самом родном ищешь предателя. И на беду, и без того находящегося в состоянии аффекта, Уильяма, он сам дал повод. Тернер и сама не чиста, но в таких ситуациях, обычно, думаешь не о своих бревнах в глазу. С каждым мгновением уверенность в том, что Уилл не просто так в тот день оказался в кафе и заговорил с ней, а затем и вовсе переступил ту грань, которую способен пересечь лишь любимый человек, крепла. Она злилась на себя, и потому сцепила зубы, чтобы остановить истерику, подкатывающую к горлу. Ситуация принимает слишком недоброжелательный вид, и это любому не понравится.
Ей следовало быть осторожной и держаться первоначального плана. Тернер ведь не хотела заводить новых знакомств в таком ключе. Достаточно было пары приятельниц, с которыми можно было пощебетать на бабские темы. И Эллис должен был быть просто одноразовым развлечением. Но разве можно отказаться от этого чувства спокойствия, словно все на своих местах?
Этот мужчина глубоко запал ей в душу, и теперь его оттуда просто так не выдворить. Хотя бы потому, что, вопреки всему, она сама этого не хочет.

+1

6

[audio]http://pleer.com/tracks/14236599ZFyY[/audio]
«Да, не надо было. Себе дороже вышло», - заключает про себя Эллис, прикрывая глаза и коротко облизывая верхнюю губу.
Эбби не приходится просить его дважды. Излишне резко, раздраженно дернув рычаг коробки передач, Уилл с неизвестно откуда взявшейся досадой провожает взглядом серый «Мерседес», багажник которого он изучал последние несколько минут.
Эллису кажется, что он едет слишком медленно даже для разрешенного в городской черте лимита скорости. Как и всегда в минуты замешательства, ему хочется разогнаться, до предела опустить оконное стекло и слышать только шум ветра и рев двигателя. Но придется ждать, пока Тернер, сидящая рядом, соизволит высказать что-то более определенное. Хорошо бы еще не пропустить этот момент, когда девушка начнет говорить, потому что мысли в голове Уильяма звучат громче всех остальных окружающих звуков.
Боковым зрением Уилл замечает, что справа вверху стало немного темнее. Он искоса бросает взгляд на Эбигейл, но тут же вновь сосредотачивается на дороге. Как Эллис ни старался абстрагироваться от повисшего в салоне напряжения, сделать этого он не мог.
- Да больно надо было, - скривив рот в недовольной ухмылке, заверяет свою девушку Уильям, терпя сокрушительное фиаско в попытке сохранить нейтральный тон. Насмешливое пренебрежение, за которым надежно спряталось волнение, пронизывало голос Эллиса до мельчайшей интонации. – Копаться… Слово-то какое выбрала.
И всё же Эбигейл была в чем-то права. Уильям только и делал, что рылся во всяком дерьме в поисках алмаза, который можно было огранить и выгодно продать. Разве что на этот раз факты из биографии Эбби Тернер были не целью, а лишь звеном в длинной цепочке мелких частных расследований. Если бы не чистая случайность, праздное любопытство, не имеющее за собой пагубных намерений, причастность девушки к делу могла вообще не всплыть на поверхность. И кто знает, чем бы все обернулось.
Уилл часто слышал, что тайное всегда становится явным, но на практике с таким сталкивался не сказать чтобы часто. Но что если бы он все же узнал всё то, о чем ведает сейчас, гораздо позже? Когда книга была бы написала, аферисты пойманы, тайна раскрыта. Когда он, чем черт не шутит, женился бы на этой брюнетке с острым взглядом, купил ей пару сережек от «Тиффани» в пару к обручальному кольцу и, превращаясь в обывателя, размечтался бы о собственной ферме?
Расставить все точки над «i» однозначно было бы сложнее, чем сейчас. А разойтись по причине «непримиримых разногласий» - еще труднее.
- Что!? – искренне удивляется Эллис, и, не сдержавшись, разворачивается к Эбигейл, забыв про руль. Он, нахмурившись, смотрит на девушку с подозрением, уж не пытается ли она его подловить. Но, каким-то шестым чувством убедившись, что Тернер и не думает шутить, Уильям быстро смаргивает, прогоняя наваждение. – Эбби, о чём ты… А, твою мать, - не найдя других слов, ругается Уилл, машинально сворачивая на светофоре направо, к своему дому. Он вправду озадачен. Чем больше говорит Эбигейл, тем непонятнее, как ей отвечать. – Кто меня подослал, что за ерунду ты городишь? Блядь. А ведь утром ничто не предвещало беды. Я думал, что вернусь домой, а там ты и коробки с удоном и водорослями. Черт, в какой ебаный момент что-то пошло не так? Сейчас заткнись, Эбби. Если ты что-нибудь ещё скажешь до того, как мы окажемся дома, я не знаю… Я не знаю, что я сделаю, - жестко отрубает Уильям, вдаривая по газам.
Нет, ему просто необходима скорость. И ветер, треплющий волосы, выгоняющий из головы все лишнее. Иначе он не сможет… Ничего он не сможет.
**
Когда Эллис отпирает дверь своей квартиры, первое, что попадается ему на глаза, это забытый Эбигейл зонтик. Он стоит тут уже целую вечность, прислоненный в углу, но именно сегодня веселенькая расцветка действует хлеще, чем спирт, вылитый на свежую рану.
Бросив две связки ключей на столик в прихожей и оставив Тернер закрывать замки (ей не впервой, справится), Уилл, на ходу стягивая куртку, идет на кухню. Зацепив с проволочной сушилки рокс, который он бы уж точно туда не поставил, Эллис надолго исчезает за открытой дверцей холодильника. Можно подумать, что он там ждет, пока его отпустит, и голову перестанет жечь от вороха жалящих, как пчелы, мыслей.
Уильям выныривает с по второму кругу наполненным бокалом (первую порцию он проглотил залпом там, в холодильнике) и громким:
- Я тебе налью выпить.
Щедро плеща в наугад выбранный стакан порцию джина и на две трети разбавляя его тоником, Уилл раздосадовано качает подбородком. Привычку, сформировавшуюся за полгода, никуда не денешь. Дома, если ему хочется выпить и Эбби рядом, то он всегда пьет вместе с ней.
Сейчас есть еще и смягчающее обстоятельство. В таком стрессе им обоим необходим допинг для расслабления.
Эллис ставит бокал и подтягивается, усаживаясь на не слишком высокую барную стойку.  Положение, когда он располагается выше собеседника, его почему-то успокаивает, пусть это ощущение в корне обманчиво.
- Эбс, я не знаю, как реагировать, - наконец выдавливает Уилл, уставясь в донышко стакана. – Ты накидываешься на меня с обвинениями, твои вопросы откровенно сбивают с толку. У нас же было все так хорошо, что теперь-то случилось? Что происходит? – Эллис жалостливо и вместе с тем испытующе смотрит на свою девушку. – Ты во что-то вляпалась и не сказала мне? Даже нет, не так. Во что ты вляпалась, Эбби? Тебе кто-то угрожает? Эй, - мягко, но настойчиво зовет Уильям, протягивая руку вперед и прикасаясь к подбородку Тернер. Он осторожно разворачивает её лицо так, чтобы Эбигейл посмотрела ему прямо в глаза. – Расскажи мне, что случилось. Откуда эта паника. Только я тебя умоляю, не надо увиливать. Пока мы еще можем быть честными друг с другом. Хотя… Я уже не уверен, были ли наши отношения хоть на толику правдивыми.

Si stii
Eu te rog sa nu faci prostii
Eu nu-s prost
Dar ma tem, cumva
De tine, de mine, de noi
Pentru ca tu esti
Sub pilea mea*

*

И знаешь...
Я прошу тебя не делать глупостей.
Я не дурак,
Но я боюсь, возможно,
Тебя, себя, нас,
Потому что ты
Под моей кожей.

+1

7

[audio]http://pleer.com/tracks/5219493SFEU[/audio]
- I have done terrible things
- We do what we must

Дважды повторять не потребовалось. И без того перепуганная, Эбби уставилась перед собой и закусила губу. Нет, она ни коим образом не хотела его задеть. Ей нужно всего лишь знать правду. Она запуталась и никак не может выйти из этого лабиринта, и теперь тянет за собой возлюбленного. Ей с самого начала надо было с ним поговорить и рассказать хотя бы малую часть правды, чтобы избежать вот таких вот ситуаций. Но как вы себе это представляете? Привет, я Эбби, прохожу по программе защиты свидетелей, потому что один урод попал в тюрьму по моей вине. Кстати, я тоже причастна к его темным делишкам. Да у любого нормального мужика от этого всякое желание иметь что-то общее с этой женщиной отпадет. Все должно было быть иначе. Посаженный в тюрьму должен был в ней сгнить, и прошлое Эбигейл должно было быть похоронено вместе с ним. И Тернер, администратор в кофейне, вышла бы замуж за журналиста, который пишет статьи про рыбалку, и все было бы отлично. Но ничего не бывает так просто.
Всю дорогу до дома Уильяма она ехала молча. Ей не хотелось нарушать запрет и выводить Эллиса на эмоции. В конце концов, он не чужой человек, и о его нервах тоже можно побеспокоиться. К тому же, ей было нечего сказать. Намереваясь открыть правду, она не могла подобрать слов. Не знала, с чего начать. Не знала, как объяснить, почему она на все это пошла и как теперь будет выходить из ситуации. Она ничего не знала. Вот бы отмотать время назад, чтобы всего этого не произошло. Вернуться в начало дня, почувствовать недомогание и попросить Уилла не оставлять ее одну, как это бывало и раньше. Тогда бы ничего этого не было.
В квартиру она зашла следом за Эллисом, опустив глаза в пол. Вымотанная морально, Тернер просто не находила сил на активные движения, поэтому со скоростью улитки закрывала замки, делая паузы после каждого щелчка. С нижним всегда были проблемы. И в этот раз она зацепила его ногтем, от чего последний треснул у основания. Безучастно оглядев палец, Гейл цокнула и оторвала болтающийся кусочек мертвой ткани, покрытый красным лаком. Вот теперь можно считать, что день окончательно испорчен.
Остановившись в дверном проеме, Эбигейл наблюдала за Эллисом, который быстрыми шагами добрался до холодильника с целью выпить. На его предложение она коротко кивнула и бросила сумку на пол, отправив туда же газовый шарф причудливой расцветки. Медленно подойдя к мужчине и взяв стакан с алкогольным напитком, женщина сделала два больших глотка, словно сгорала от жажды, и, не поморщившись, поставила емкость на барную стойку. Она не готова была смотреть ему в глаза и все еще не подобрала нужных слов, чтобы описать весь тот ужас, что продолжает с ней происходить, когда, казалось бы, все уже должно было закончиться. Одному Лоуренсу было известно, на кой черт он потащил её в допросную и задавал одни и те же вопросы. А иногда и просто менял формулировку. Неужели они начали подозревать, что она им лгала? У нее не было поводом этого делать. Она хотела жить. Да и сейчас была бы не прочь состоять в рядах живых. На тот свет она не торопилась, но чувствовала, что скоро её начнут торопить.
Все происходящее сильно давило на голову, не давая толком соображать. Она никогда себе не простит этой интонации в голосе Уильяма. Её милого Уильяма, который всегда был рядом и не давал поводов в нем сомневаться. Тернер осторожно коснулась его руки и прижала её к своей щеке, закрыв глаза. Слезы ни к чему, но это всего лишь реакция на собственное бессилие.
- Все очень сложно, - очередная абстрактная фраза ни о чем.
- Даже не знаю, с чего начать, - отстранившись, чтобы еще раз взглянуть мужчине в глаза, Эбби снова прижалась к нему и уткнулась носом в шею.
- Я по уши в дерьме, Уилл, - куда-то в пустоту прошептала Эбигейл и приготовилась поведать душещипательную историю своей жизни.
- Меня зовут Ребекка Герц. Мой натуральный цвет волос - русый. В поисках красивой жизни я уехала в Вегас и вляпалась, - без запинки оттарабанила Эбс, все еще не решаясь восстановить зрительный контакт. Женщина обошла журналиста сзади и встала по правую руку, потянувшись за стаканом. Сделав еще пару глотков, она продолжила: - в Вегасе я познакомилась с Говардом. Красавчик - так зовут его близкие. Если честно, не понимаю, почему, ведь он страшнее моей жизни, - лирическое отступление как попытка скрыть надломы в голосе. Нервный смешок сдает с потрохами.
- Я была замешана в двух крупных аферах. Жертва одной из них угрожала мне расправой, а потом заляпала своими мозгами пол в моей квартире. Я испугалась и... - глубокий вдох, мы заходим на посадку: - и сдала Говарда со всей его шайкой.
Больше сил держаться не было. Прижав ладони к лицу, женщина даже подумать о том, чтобы посмотреть на реакцию Эллиса, боялась. Он прав, все было слишком хорошо. Рано или поздно, правда всплыла бы наружу. И лучше рано. Так еще есть шанс. Маленькая надежда.
- Что ты делал в участке? - обывательским тоном тут и не пахнет. Схватив стакан, Тернер допила остатки джина с тоником и подвинула первый к Уильяму, тонко намекая на добавку.

+1

8

Если бы это была игра, в ходе которой им предстоит сбросить друг с друга покровы как метафорические, так и материальные в виде одежек, а затем приятно провести время без лишних разговоров, Уилл восхитился бы тем, как натурально Эбигейл вжилась в предложенный ей образ. Даже имя – Ребекка – звучит из её уст правильнее и естественнее, чем когда она называла себя Эбби Тернер. Но Эллис талантом подруги не восторгается. Он вообще старается сохранять стоическое спокойствие, пока девушка сбивчиво, спотыкаясь и пробуя, как кочку на болоте, каждое слово, пытается поведать ему затребованные объяснения. Уильям, по идее, должен был чувствовать удовлетворение. Так было всегда, когда он убеждался в том, о чем догадывался или, в принципе, знал, но из косвенных источников. Когда человек ломался, нехотя, а порой наоборот, порывисто выдавая истину из первых уст, Эллис едва не лучился превосходством. Каждый раз он был горд собой. Сегодня вышла осечка.
Уилл был мрачен. То, что говорила Эбигейл, точнее, Ребекка, для Эллиса было не интереснее новости о новом любовнике Бритни Спирс. Ровно до того момента, как в её рассказе наконец-то проскользнуло что-то свеженькое. Имена.
Но снова никакой определенности. Так, вскользь, будто этого достаточно, когда разговариваешь о совершенных в прошлом преступлениях с человеком, с которым практически живешь вместе.
Если бы на месте допрашиваемого в их паре оказался бы сам Уильям, он начал бы свою историю иначе. Издалека, ещё с того момента, как начал пахать одновременно на несколько рубрик криминальной хроники в разных газетах. А потом плавно перешел бы к «расследованию в четырех штатах», как любили именовать его неприближенные СМИ. И тогда мисс Тернер впадала бы в ступор медленно, дозировано, успевая подумать над судьбой возлюбленного и может даже рассудить, что это не он такой, а жизнь такая - тяжелая и мразная. В конце концов, он бы, вероятно, признался и в том, что имя У.Дж.Смит, красовавшееся на обложке бестселлера прошлого года «Повешенный», тоже принадлежит ему. Уильям доходчиво объяснил бы своей любимой женщине, зачем ему вся эта конспирация и уловки – из-за рисков, связанных с профессией, конечно же, из-за необходимости оберегать безопасность тех, кто ему дорог.
Но лампа сейчас направлена в лицо Ребекки Герц. И пока что ей не удается разжалобить Уилла настолько, чтобы он безоговорочно принял её сторону.
Подхватывая опустевший стакан девушки, Эллис, тщательно сохраняя дистанцию, чтобы не коснуться Эбби, спрыгивает со стойки и медленно подходит к рефрижератору. Гремя бутылками, нарочито резко откручивая пробки, чтобы кухня наполнилась посторонними, разряжающими атмосферу звуками, Уильям наполняет бокал, поставив его на нижнюю полку холодильника. Меняя «London Pride» на пластик купленного за 1,99$ лимонного тоника, журналист мимолетным движением, незаметно для Эбигейл, выуживает из кармана телефон. Иконка диктофона у него в быстром доступе, и пару секунд спустя аппарат снова на своем месте. Захлопывая дверцу и ставя коктейль рядом с Тернер, Уилл с тоскливой обреченностью подмечает, что был прав насчет доверительности в их отношениях. Эбигейл не знает пароль от его айфона, и, спасибо современным технологиям и уникальности каждого отдельно взятого индивидуума, отпечатки их больших пальцев не совпадают.
Прежде, чем Уилл наконец отвечает на поставленный вопрос, Эбби приходится выдержать долгий взгляд в упор.
- Ничего я там не делал. С приятелем встречался, - не моргнув глазом, лихо приукрашивает действительность Эллис. В его тоне сквозит вселенская печаль.
Да, Уильям врун, и еще какой, но, кинься он раскрывать перед девушкой истинные причины своего нахождения у проклятого полицейского отделения, преимущество перекатилось бы в руки Тернер, как металлический шарик, пущенный вниз по желобу. По правде сказать, и не было никакого желания признаваться, что он тоже не такой уж белый и пушистый. Хороша парочка – преступница и журналист, погрязший в не совсем законных личных расследованиях. Пусть Уильям пока побудет стороной, пострадавшей от обмана своей половинки, прежде чем злодейка узнает, что её тоже нехило надурили.
А если Эбби-Ребекка и узнает когда-нибудь, кто такой Уильям Эллис на самом деле, то уж точно после того, как откроется ему по максимуму. Обманщик не может доверять обманщику. А вот женщина своему любимому мужчине, если не захочет его потерять, выложит все, и даже больше.
- Эбигейл тебе больше идет, - вклиниваясь в паузу, во время которой было слышно только, как перекатываются кубики льда в бокале Тернер, говорит Уилл. – Как и этот цвет волос. Как ты… - Эллис яростно ерошит пятерней волосы на макушке. – Как ты ухитрилась скрывать всё это столько времени?
Нахмурившись, он подходит к девушке вплотную и бесцеремонно выхватывает у нее из рук коктейль, отодвигая его подальше на стойку. Уильям вцепляется в плечи Эбс, слегка её встряхивая.
- Что значит жертва заляпала мозгами пол в твоей квартире?! – срываясь, как сделал бы человек, у которого сдают нервы, прикрикивает Уилл. – Ты что, кого-то убила?! Какие, блядь, аферы, Эбби? Твою мать, - рычит Эллис, сбрасывая руки с плеч девушки и чуть отталкиваясь от неё. Задрав голову, он закрывает глаза ладонями. – С кем я связался, боже мой, - слышится приглушенный стон. – И что, тебя теперь ищут?

+2

9

С Уиллом творилось невообразимое. Где-то за гранью сознания Эбби понимала, что её рассказ обязательно вызвал бы негативные эмоции, и все же надеялась на поддержку. Которой не получила. Что же, это целиком и полностью её вина. Не стоило все вот так просто вываливать обрывочными фактами. Но и кидаться в перепуганную женщину шквалом вопросов тоже не очень хорошая идея. Хотя бы потому, что женщина может окончательно закрыться. Но это всего лишь отступление от темы.
Нет, Эбигейл не собирается закрываться. Она все еще хочет рассказать всю правду, но ей тяжело. И она все еще предпринимает попытки найти опору и поддержку со стороны любимого мужчины, вместо этих психических атак. Тернер отчаянно тянет время, молча закусывая губу и давая Эллису время, чтобы успокоиться. Оно нужно им обоим.
- Уилл, я прошу тебя.... - вопреки здравому смыслу ладонь ложится на щеку разъяренного зверя, готового ломать и крушить от осознания жестокой действительности. От осознания того, что его женщина вовсе не та милая Эбби, кого он полюбил, а девушка по вызову, вдруг сорвавшая большой куш.
- Я... Я расскажу тебе все, а ты уже сам решишь, остаться мне... или уйти, - Эбс лично подписывает себе приговор, но на этот раз девушка знает, что делает. Нет, она не собирается никем манипулировать. Она просто хочет хоть раз в жизни быть откровенной с человеком, который ей дорог. Ей ли не знать, как чувствует себя обманутый и обведенный вокруг пальца. Тернер оказывалась в подобной ситуации много раз. Как и в ситуации, когда её прижали к стенке и требуют правды.
Проблема в том, что Эбигейл была уверена, что нигде не прокололась, кроме странного выпада в сторону Эллиса у полицейского участка. И она до сих пор уверена, что все, о чем сейчас идет речь, для Уильяма новость. И по его лицу нельзя было сказать иного. Уиллу удалось загнать его в ловушку, и если он так сильно этого хочет, то может наслаждаться тем, как вопреки рассудку, поддавшись чувствам, его женщина открывается с иной стороны, которая может ему совсем не понравиться. Конечно, у него есть свои мотивы, но Эбс о них не известно. И хорошо, что неизвестно, потому что это поставило бы под удар незыблемое доверие между ними. Со своей стороны Тернер его уже пошатнула и старается как можно скорее все восстановиться.
Уильяму лучше никогда не говорить ей о реальных мотивах этого спектакля.
Уильяму лучше никогда не говорить ей о том, что он нашел папку с документами.
Уильяму лучше никогда не говорить ей о том, что он на самом деле делал в участке.
Уильяму лучше никогда не говорить ей, зачем ему на самом деле знать правду.
Уильяму лучше никогда не говорить ей о включенном диктофоне в кармане.
Не встретив сопротивления, женщина сделала полшага вперед и встала вплотную к Уиллу, всем телом ощущая его дрожь. Такая мелкая пакостная дрожь, которая бывает только от понимания того факта, что ты бессилен. Ты ничего не сможешь сделать. Ты не сможешь помочь. Но ты можешь сделать хуже. Чем и занимается сейчас Эллис, хотя сам еще об этом не знает.
- Нет, я никого не убивала, - Эбс вдруг вспомнила про заданный вопрос. Пауза затянулась.
- Был один богатый наследник. Под чужим именем я вышла за него замуж и заключила брачный контракт, по условиям которого большая часть его состояния переходит мне в случае, если он мне изменит. Я подложила под него девицу легкого поведения, а деньги были поделены между мной, Говардом и еще несколькими людьми, - женщина говорила четко, уже не сбиваясь. Она пообещала ему правду. Она рассказывает ему правду.
- Второй был художником, и его мне пришлось вывести на скандал с рукоприкладством, после чего мне удалось отсудить у него огромную компенсацию, а заодно заменить все его шедевры вместе с рамами на репродукции и позолоченную медь, - о второй афере ей было говорить труднее хотя бы потому, что Уилл никогда не видел той Эбби, о которой она сейчас говорит. Жестокая, беспощадная, беспринципная стерва, которая пойдет по головам и зароет любого. Такой она предстала перед вторым мужем, чтобы методично доводить его до белочки в собственном доме. Чтобы он по-настоящему захотел её убить. Заткнуть ей пасть. Перекрыть кислород. Стереть эту гадкую ухмылку с её лица. Заставить эту суку пожалеть. Он видел почти настоящую, если не брать во внимание некоторые мелочи, Эбигейл, которая искренне любит красные тюльпаны и своего дорогого Уильяма.
- Через некоторое время первый муж обо всем узнал и пришел ко мне поквитаться, но не выдержал эмоционального напряжения и застрелился. После чего я пошла в полицию, - больше ей сказать было нечего. И смотреть в глаза Эллису она не могла. Как и находиться с ним на таком близком расстоянии. Ей вдруг стало не хватать воздуха, ведь в последний раз Тернер рассказывала эту историю Лоуренсу, представителю правоохранительных органов, которому можно доверять. У нее нет никакой гарантии, что Уилл не окажется подпевалой Говарда, и об этом женщина подумала только тогда, когда завершила свой рассказ.
Она делает шаг назад.
Шаг назад.
Шаг назад.
Рука сама тянется к стакану.
Женщина осушает его пятью большими глотками.

Отредактировано Abby Turner (12.09.2016 15:30:49)

+2

10

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Ему и не могла достаться другая женщина. Чтобы Уилл Эллис, охотник за всяким криминальным говном, уже не представляющий, как это, ничего не вынюхивать, не добывать незаконными способами, никуда не лезть и не связываться с полицией и преступниками, вдруг обрел тихое счастье с привлекательной женщиной - администратором кафе, где подают невообразимо вкусные булочки к кофе?
Да бросьте. Уильяму и в самом счастливом сне не снилось такое. Во-первых, потому что журналист прекрасно знал, кто он такой. Во-вторых, по всем законам Вселенной хмырю типа Эллиса обязательно должно было подвалить благодати в виде бабы, скелетище которой в шкаф не умещается. Значит, ему априори не светит идиллия в отношениях с прекрасным полом, по тем или иным причинам. Соответственно, раз уж он так хорошо знает, чего ждать, то и расстраиваться не имеет смысла.
Тем не менее, едва ладонь Эбигейл касается его щеки, все прошлые убеждения, казавшиеся железобетонными, рушатся в прах.
Это натуральная подстава. Со стороны его собственных эмоций в первую очередь. Потому что Эллис начинает трястись мелкой дрожью, а сжать кулаки ещё сильнее просто нереально – костяшки и так уже синеют.
Вся его жизнь – айсберг. А он стоит на вершине. Крепко, обеими ногами. И вдруг глыба льда откалывается, плавно ниспадает, медленно скрываясь под ледяной водой. Этот кусман – всё, что связано с Эбби. Хреновы чувства, будь они неладны, полгода идеальной для Уильяма жизни бок о бок с женщиной, в которую он беспощадно и совершенно не нарочно влюбился, вечера перед теликом, вприкуску с заказанной едой, безмятежный самообман, что в их отношениях тайнами оброс только Уилл, но никак не милая, совершенная для журналиста мисс Тернер. И Уильям теряет равновесие. Пошатывается, широко раскидывая руки, чтобы устоять, но Эбби, сидящая на утопающей глыбине, хватает его за штанину и не дает переместиться на тот кусок, который остался – на работу, на привычку действовать в своих, профессиональных, интересах. А Эллис, как будто надеется всё же втащить Тернер на сохранную территорию, поддается и протягивает ей руку. Мысленно.
Физически это выражается в том, что он не двигается с места, когда Эбс сокращает расстояние между ними. Его не тянет бежать от неё в другой конец комнаты.
Никого не убила. И на том спасибо. Хотя, признаться, для Эллиса убийство – не такой уж непростительный грех. Можно быть мерзотной сволочью, вызывающей отвращение, никого пальцем не тронув за свою жизнь. Уиллу внезапно становится страшно, что Эбби-Ребекка именно из таких. Что она не пешка, не жертва, а именно та дрянь, которую хочется придушить собственными руками.
Слушая краткий пересказ приключений Тернер, Уильям ловит себя на том, что не вникает сейчас в суть преступлений – для этого у него будут записи, которые можно хоть сотню раз прослушать. Он заостряет внимание лишь на том, какую роль Эбигейл играла в них.
И понимает, что она точно не жертва.
Обман богатых папиков – чуть ли не самая распространенная афера. Тернер не занималась ничем экстрановым  -  делала то, что делали многие женщины до неё.
Всё же… Было как-то гнусно от того, как живо Уилл представлял Эбби кривляющейся перед престарелыми пузанами. Тошнотно от мыслей, что большеглазая, притягательная девушка вставала на колени, заигрывала, приставала ко всяким мужикам, спала с ними, говорила, какие они «пупсики»…
Может, и не говорила, но что-то такое обязано было быть в её фиктивных браках – пошлые ласкучие фразочки, усыпляющие бдительность.
В Эбби, в глазах Уилла, становилось все меньше Эбби, и больше другой, незнакомой, бабы. Как будто прошлое окутывало её: одевало в новые одежки, меняло облик, стирало лицо и навешивало новое, оно же – истинное.
- Получается, - с натугой выдавливает из себя Уильям, понимая, что настала его очередь реагировать. – Ты просто поперлась в полицию и такая «Ой, помогите, я наебала парочку папиков на бабло, и вдруг один из них пришел и застрелился у меня дома, мне страшно»? Так, что ли? – Эллис совершенно не замечает, с каким звериным выражением на лице бросает в спину внезапно отступившей Эбби все эти едкие фразы. – И они тебе сказали «Ок, скажи, кто тебя заставил, и тебе ничего не будет»?!
Эллис резко срывается с места, подскакивая к барной стойке и дергая ручку потайного ящика. Выдав очередное «Пиздец, блять», он вытаскивает запрятанные сигареты и зажигалку.
- Судя по всему, Говарда ты сдала, но кто-то ещё остался, - хмыкнув, предполагает Уилл, трясущимися руками выуживая сигарету. - Иначе ты не моталась бы втихаря по полицейским участкам. Да ладно, Эбс, не протестуй, я уже понял из твоих слов, что ты была там. Сотрудничаешь с копами. И видишь угрозу везде. Даже с моей стороны.
Закуривая, Эллис отворачивается. Колотун начинает его отпускать с первой глубокой затяжкой.
Ему не вполне понятно, с чего вдруг полиция не только закрыла глаза на собственные преступления Тернер, да еще и обеспечила ей житие-бытие по программе по защите свидетелей. Может быть надеялись, что девушка знает что-то такое, что выведет их на рыбу покрупнее. Условно говоря, Эбс была плотвичкой, которую непременно возжелает сожрать акула. А именно на акулу и шла охота.
Если верить чутью, то всё очень, очень плохо.
Хотя бы потому, что мелкой рыбешкой всегда жертвуют, когда хотят поймать действительно ценный экземпляр. Насаживают на крючок и используют как приманку.
Уилл, видимо, не совсем наврал, когда рассказывал Тернер, о чем пишет. Чем поимка преступников отличается от охоты или рыбалки? Да только тем, что ловят людей.
- Сейчас-то что? – выдыхая дым, Уильям потирает закрытые веки большим и безымянным пальцами, стараясь не нюхать запах, исходящий от зажатой сигареты. – Кто-то из тех, на кого ты доложила, сбежал из-под стражи? Их вообще взяли после твоего доноса? Нам уже пора паковать шмотки и сваливать, или ты просто слишком боишься, что за тобой придут? Прекращай, блять, пить, Эбби, пожалуйста, - с раздражением приказывает, а не просит, Эллис, одновременно думая, что сам бы он ещё накатил. – Мы тут сейчас пытаемся понять, что за хуйня происходит, если  ты не заметила. Я лично пытаюсь понять, что нам делать – мне делать. Извини за допрос, - саркастически чеканит Уилл, - но я всё это время думал, что жил с несколько другим человеком.
Эллис стряхивает пепел прямо на пол.
- Я не работаю на кого-то из них, Эбби, - вдруг тихо добавляет он, словно неожиданно прозрев. – Если ты боишься этого… Что я какой-то засланный парень… Блять, как я раньше этого не понял… Нет, Эбс, нет, - Эллис отрицательно качает головой, чересчур усердно, будто пытается вытрясти саму эту мысль у себя из головы. – Я… Я познакомился с Эбигейл Тернер. Нарочно привлекал в тот день к себе внимание официантов и администраторов кафе. Пока не подошла моя Эбби, и я не всучил ей свой номер телефона. Пока не выбил из неё обещание, что мы сходим поужинать. Веришь или нет, я ждал того звонка сильнее, чем собственный день рождения, когда был мальчишкой. А теперь выясняется, что никакой Эбби не существует. Что моя любимая женщина – фикция. Я не могу сейчас вести себя иначе, пойми. Но я не кто-то подставной, не очередная долгоиграющая афера, - подчеркивает Уилл. – Я понимаю, что тебе тяжело сейчас, - он тушит окурок в своем пустом бокале из-под джина. – Мне тоже. До охуевания.

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » wicked game ‡флеш