http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Все, что нас не убивает, делает большую ошибку ‡альт


Все, что нас не убивает, делает большую ошибку ‡альт

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

http://s9.uploads.ru/iSqkj.png
Время и дата: 10 колосня* 998 года по Белорскому летосчислению
Декорации: Глухъ лесъ со всяк чудищъ, Белория aka царство Наумье
Герои: Магистр Первой степени Драгон Ажайский и травница Радея Венийская
Краткий сюжет: Два несчастья встретились удивительным образом даже для видавших виды мага и юной выпускницы Старминской Школы Чародеев, Пифий и Травниц, чтобы продолжить успешно порочить статус дипломированных специалистов с удвоенным азартом на злобу всем неудачам и спасать человечество/тролльство/эльфийство/вампирство (нужное подчеркнуть) от очередной здрыбы тхая**. Или история о том, что свадьбы - это зло, а уж тролльи свадьбы...

*июля
**очень большое количество свежего драконьего помета

по произведениям Ольги Громыко
Карта. Бестиарий.

Отредактировано Ray McIntyre (08.08.2016 07:21:02)

+2

2

- А! - не сдержал звучного возгласа колдун, обнаружив спросонья темный диск, летящий ему прямиком промеж глаз, при тщательном рассмотрении оказавшийся всего лишь его собственным амулетом, закономерно протянувшимся к земле под силой притяжения, как и прочие обереги, что мужчина носил на шее.
Это что еще за имрюк?.. Молниеносно пронеслась животрепещущая мысль по нестерпимо занывшей голове мага, как только ему посчастливилось сообразить в насколько бедственном положении он очнулся и что в упор не помнит ничего из последних событий своей жизни, что могли бы к нему привести. Впрочем, ожесточенную борьбу с проклевывавшимся склерозом он все же решил отложить до более подходящего времени, тогда как ныне обстановка его ничуть не устраивала, тем более, наверняка, при попытке прояснения сознания его посетит лишь гнетущая мысль об ощутимом вреде алкоголя даже организму практикующего мага, закаленному хаотично-нездоровым образом жизни. В подобную историю он торжественно попал впервые и уже мог поклясться, что с удовольствием отказался бы от столь любезно предоставленного опыта. Оказаться намертво связанным, грозно нависая с дерева босыми ногами вверх над размытым водой пепелищем и отплевываться от мелких капель ливня, что рассекал листву раскидистого клена, Драгон Ажайский, прибывая на Совет Десяти, никак не ожидал. И, прежде чем закономерно выяснить присутствие рядом возможной компании недоброжелателей, мужчина тихо, но очень грязно выругался, не забыв помянуть свои поистине легендарные способности по массовому оплодотворению поколений женщин из рода потенциального противника.
Следом за тем, как с энтузиазмом, на зависть всем пресмыкающимся, колдун пару раз извернулся так, что площадь обзора увеличилась до полного круга и не выявила ни одного мало-мальски подходящего злоумышленника, он с удивлением отметил, что был привязан не только к опасно и противно скрипевшему суку дерева, но и к такому же товарищу по несчастью, особливо после того, как с размаху впечатался в его затылок своим, мигом расколовшимся болью и целым звездным скоплением для пущего проникновения ситуацией.
- Ааа! - прочувственно и хрипло повторил Драгон, переждав пару мгновений, покуда перед глазами вновь проясниться до членораздельной картинки дождливого, мрачного, но чересчур летнего леса, и различив в собственном стоне эхо девичьего голоса над ухом. - Святые мощи Фендюлия! Что происходит? - лаконично изложил он собственное отношение к случившемуся и побудил на контакт часто и истерично задышавшую девчонку, чьи подрагивавшие лопатки ощущал он своей же спиною.
Отправляясь в сторону ратуши, зябко кутаясь в отороченный соболем тяжелый плащ, преодолевая снежную бурю и катастрофично заметенные дороги Великого Ажая - самой северной из столиц материка - и получив от помощницы телепатическую передачу Совета, Драгон намеревался присутствовать на чрезвычайном собрании магов по поводу подозрительно участившегося мора среди чародеев с довольно схожими симптомами, такими как насильственная смерть от холодного оружия, и на тот момент уже было бы неосмотрительно считать серию убийств невероятными совпадениями, жертвами которых становились лишь члены Северного магического братства да неудачно заехавший делегат из Ковена. Всего же остального, что произошло после того, как, блаженно растекаясь в тепле хорошо натопленного помещения, колдун переступил порог массивного каменного здания, он уже воспроизвести не мог, а от того пытался сообразить по крупицам информации не только загадку прошедшего, но и предполагаемое грядущее, что было делом первостепенной важности, тогда как ветка клена, возмущенная излишней подвижностью своих пленников, предупредительно скрипнула вторично, угрожая вкопать их в чернильное месиво потухшего костра.
- Как мы здесь оказались? Ты что-нибудь знаешь? - Драгон тщетно старался прояснить ситуацию, покуда та самостоятельно не взялась расставлять все точки над рунами, поскольку чародею справедливо казалось, что свое черное дело злоумышленники еще обязательно вернуться завершать, и допускать этого ему не располагало. - М?
Сбросить крепкие путы не приходилось возможным - и без того онемевшие кисти рук были слишком добросовестно обездвижены, чтобы маг смог применить хоть что-нибудь из собственного арсенала чар, а рассчитывать на помощь извне было бы верхом неосмотрительности. Попытавшись вновь провернуть пальцы под гнетом вервья или хотя бы высвободить неприятно промерзшую ногу, у которой на то были шансы повыше, на том мужчина останавливаться не стал, на ощупь отыскав хотя бы узел своей невольной спутницы, но при том так и не сумев вытянуть ни один из концов за малой амплитудой свободы движений, зато определенно поднапряг своими усилиями уже с совершенно иной тональностью заскрежетавшей ветви клена, что заставило Драгона нервно сглотнуть слюну и зажмуриться перед тем, как они оба стремительно рухнули в разлетевшееся грязными брызгами кострище, прибитые сверху предательским суком. Вновь приложившись затылком оземь, на этот раз колдун обошелся коротким стоном, поглощенным визгом девицы, чьи путы, так и не раскрыв глаз, мужчина стал нервически растягивать, тогда как жесткое натяжение веревки исчезло вместе с их вполне еще удачным приземлением, если не вдаваться в подробности полнейшего дерьма, в которое они оба умудрились вляпаться по самую маковку. Твою же мать... Неопределенно, но с вдохновением маг повторял секретный заговор, прежде чем бичева поддалась, распуская узел на запястьях девки и никак не облегчая положения ему самому, обрекая дожидаться милости со стороны своей роковой незнакомки, признать каковую по голосу ему никак не удалось, не имея даже никаких предположений. Ему и без того все этого казалось дурацким розыгрышем, злой шуткой, но отдаленно он все же понимал как далеки от реальности эти глупые чаяния.
- Развяжи меня, - все же решил напомнить о себе чародей, дабы эта мазелька не вздумала со страху сделать ноги, оставляя его приманкой своим мучителям, но поспешил и добавить вежливо-разумное. - Будь добра. Чем раньше освободишь мне руки, тем выше у нас шанс отпраздновать еще пару-тройку своих ближайших именин.
[nick]Dragon[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2dPhG.gif[/icon][status]Я дурак, и ты дурак, поступай на ПракМагФак[/status]
[sign]http://funkyimg.com/i/2dPhH.png[/sign]

Отредактировано Ray McIntyre (06.07.2016 20:17:59)

+3

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
[nick]Радея Венийская[/nick][icon]https://67.media.tumblr.com/30ee0f0207981cfebdefdb1085a5a318/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo2_250.gif[/icon][sign]https://66.media.tumblr.com/89851a8b40551542d07e42f2532f6d1f/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo4_r1_500.png[/sign][status]щось такэ зубасто[/status]
Итак, будем знакомы. Я Рада Венийская, выпускница Старминской школы Чародеев, Пифий и Травниц, окончила факультет Травников с красным дипломом. Мне без малого двадцать один год. Прошла стажировку в Стармине, собираю материал для магистерской диссертации… Хорошо, это я помню. Уже не все потеряно. В настоящий момент нахожусь подвешенной к ветке Клена обыкновенного, возраста около сорока-пятидесяти лет, посредством переброшенной через сук веревки, к одному концу которой привязаны мои ноги, к другому же…
- Ыыый! – Субъект по другую сторону крепкого сука, до того без сознания висевший за спиной заново познающей себя девицы, решил дать о себе знать или же принять посильное участие по введению своей личности во внутренний монолог невольной подруги по несчастью. К сожалению, гневная тирада, которая могла сорваться с губ в адрес нарушителя ее мыслительного процесса, так и не была произнесена. Вместо этого маг, услышал неотчетливые, но не менее гневные звуки «Ммхр», «Мргрыг», «хры омммм», заглушаемые без всякого сомнения кляпом, о прошлом предназначении которого следует умолчать, чтобы не портить настроение и без того гневной Травнице.
Она уже давно пришла в сознание, успешно подбадриваемая прохладным колосенным  ветром, упоенно ласкающим избавленные от сапог и всякой прочей защиты пятки, голени и другие оголенные в силу теплого времени года части ног, бесстыдно сверкающие ровным загаром на радость любому случайному прохожему. Юбка же, призванная скрывать бесстыдную наготу, вопреки своему предназначению задралась и окутала колыхающуюся на ветру фигурку эдаким куполом колокольчика, отчего по пробуждению Рада вынуждена была любоваться узором из столь любимых ей ромашек, прореженных россыпью мелких дырочек, обгорелых по краю, будто до этого девушка тащила в подоле горсть раскаленных углей. Или же прыгала через костер, который явно разжигали еловыми ветвями и искры от того кострища были до того буйные, что не могли спасти ни ноги, ни одежду веселящейся молодежи. А юбка меж тем была парадная, любимая, доставалась из нагруженной торбы только по особому случаю, как например, на день рождение, выпускной или свадьбу.
Так, свадьба… я же была приглашена в качестве гостьи на свадьбу. К сожалению, после мысленного произнесения заветного слова, к горлу подкатила запоздавшая тошнота, а голова начала заметно раскалываться от проснувшегося похмелья, которое бывает только после злоупотребления хорошо выдержанным тролльим самогоном, после которого валились с ног не только сами производители, но и прочая разумная жить и нежить, вот только в разумности этой самой жити отныне можно было усомниться. Из чего гнали тролли свой самогон, они не признавались, называя это «Гхыровой тайной», но даже самый жрыбатый  дракон перед ним не устоит. Свадьба троллей. Кажется, кто-то из гостей усомнился в том, что главный напиток стола, способен был свалить с лап огнедышащего ящера. Усомнился весьма громко и бурно, ну да от гномов, а тем более гномьих баб ожидать можно было всего, чего угодно, и разгневанный жених, вместе со всей своей родней, принялись доказывать верность своих заявлений. Дело оставалось за малым, найти того самого дракона, который должен был пасть не от верного клинка доблестного рыцаря, и даже не от застрявшей поперек горла овцы или принцессы. Вновь разгорелся спор, где же обитают эти наглые твари и как побыстрее найти или достать одного из них, пока кто-то из особо смекалистых гостей не обратил внимания на прикорнувшую в уголке «ведьму» и что эта жгрыба сейчас все и устроит. Далее воспоминания Рады вновь обрывались, запечатлев в стонущем от боли сознании только оскаленные, похлеще вампирьих, морды гостей свадебного пиршества, обращенные к ней с настоятельной просьбой «колдануть им дракона».
Обрывались воспоминания не по причине их отсутствия, нет, как следует поднапрягшись, девушка вполне могла вспомнить и еще пару глав этой поучительной истории, но вот только маг, рот которого заткнуть позабыли, решил нарушить идиллию их уединения, продолжая раскачивать веревку, пока та, не выдержав надругательства, не переломила сук и не уронила пленников головой в самую грязь, а Раду к тому же под недружелюбный костлявый бок приземлившегося сверху мужика. Жалобный писк девицы заглушил собой все прочие звуки, даже каркающая поодаль ворона заткнулась и с любопытством уставилась на многорукое, копошащееся в копоти и грязи чудовище, от которого, через некоторое время, отделилась малая часть и освобожденными руками быстро начала стаскивать путы со своих ног. Кляп Рада благоразумно сняла сразу после, используя тот как защиту для неповрежденных, что было весьма удивительно, зубов, ибо от судорожных движений, стаскивающих веревку самым  не аккуратным образом, собирая при том и спекшуюся и пропитавшую бечевку кровь, и остатки копоти, и задевая распухшую лодыжку, которая пала жертвой столь нетрадиционного и больше присущего летучим мышам способа для сна.
- Мррврг… ну я им устрою, ну я им подсыплю баюн травы в колодец… - Ругаться Рада начала еще до того, как кляп перестал сдерживать словесный поток, приличными из которых были лишь слова угрозы и междометия, а остановилась, только когда со стороны лежащего рядом тела послышались напоминания, что и его следовало освободить. Вот только исполнять эти просьбы девушка не спешила, напротив, отползая подальше и натягивая юбку, которая, наконец могла, пусть уже и не так надежно, но прикрыть голые колени.
- А ты кто вообще такой? – Среди гостей, одетого явно не по погоде мужчину девушка не помнила, но в то же время не помнила и обстоятельств, в результате которых оказалась в столь плачевном положении. Не сложно предположить, что связана эта цепочка событий была по пути более чем прямому, а значит, не он ли был повинен, что посиделки среди пусть и не близких, но все же знакомых, обернулись ритуальным сожжением (иначе откуда этот костер под ними и опаленная кора дерева) ведьмы?
- Довольно с меня праздников. Допраздновалась уже… - Рада отползла еще дальше, но тут в спину ей уперлось что-то мягкое, довольно волосатое и округлое. Ощупав, руками, пока не оборачиваясь и не рискуя встретиться с непрошеной нежитью или зверем взглядом, травница нащупала пару выступов и деревянную рукоять. Обернулась. Собственно, в определении своей находки она не сильно ошиблась, не зря ее диплом пестрил отличными отметками. Предмет уже был явно нежитью, а при жизни, вполне себе целостным троллем. Сейчас же от него осталась одна голова и торчащая над правой глазницей рукоять топора. Сам же топор очень уютно и вольготно застрял в расколотом черепе, скрывая в своей тени и подтеках крови опустевшие глазницы одного из гостей свадьбы. Чуть поодаль валялось и тело. Его рада заметила, привстав на колени и оглядывая испуганным взглядом настоящее гхыр дгырыз, в котором они оказались. От самого тела, выпотрошенного и обглоданного, мало что осталось… как и от пары других, что выглядывали из травы чуть в стороне. Но видно этого для того, чтобы как следует напугать девушку, судьбе показалось мало, и потому, утреннюю тишину нарушило стройное волчье пение, достаточно близкое, пожалуй, даже слишком и угроза мужчины вмиг приобрела реальную окраску.
Схватив топор за рукоять, Рада с глухим хлюпающим звуком (предварительно расшатав из стороны в сторону) выдернула его из головы тролля, верно посчитав, что более тот ему не пригодится, и поползла в противоположном направлении, намереваясь, если не освободить мужчину, так хоть избавить от участи быть сожранным заживо.
- Подальше руки отставь – скомандовала Рада, примериваясь к толстой прочной веревке острием хорошо наточенного топора. Сначала она хотела просто подпилить путы, но вновь раздавшийся вой, уже непростительно близко от них, заставил травницу скорректировать планы и, коротко замахнувшись, девушка начала опускать орудие труда на толстый узел. Вот только в самый ответственный и бесповоротный момент, в носу привычно засвербело и по поляне раскатилось громкое и отрывистое:
- Апчхи!

+3

4

Не имея возможности протереть лицо, маг видел смутно - но даже при этих обстоятельствах он не мог сообразить смысл представшего пред ним вида, начиная от явно не северной природы и заканчивая абсурдностью своего положения. В дополнение ко всему его лишили как сапог, так и подбитого дорогим мехом плаща... а что самое удручающее - посоха. За утерю казенного и без сомнения опасного оружия не только для противников, но и для неумелого владельца, в Братстве Драгона по голове точно не погладят - хорошо было бы после подобного вообще сохранить гильдийский значок и место работы, не говоря уже о собственном достоинстве. Потрясающе... Что произошло - покуда было неразрешимой загадкой, а потому мужчина на время решил отложить ее и справиться хотя бы с тем, что назойливо вилось перед носом - отсутствие на Совете, пропажа инвентаря и потенциальная смертельная опасность, если этот тролль, к которому с энтузиазмом ринулась помятого вида девица, единственный из тех недоброжелателей, которого постигла подобная участь. В душе, колдун, конечно, рассчитывал на удачу, но практически прекрасно понимал, что при жизни ему ее благости точно не светят - мало кто знал, что мощнейший боевой маг с самого рождения страдал исключительным невезением, выходившим ему боком даже нынче, в его немалые годы, хотя с течением времени Драгон приноровился его маскировать от окружающих, но вместе с тем оно никуда не девалось и продолжало истязать его гордыню. И вой волков, раздавшийся где-то совсем неподалеку, был ярким тому доказательством. Замечательно.
Не дожидаясь милости со стороны своей пособницы, явно занятой чем-то другим, упираясь и без того замызганной рожей в хлябкую землю, волшебник подобрался на колени, умудрившись подняться и с неудовольствием прочувствовать ощутимое головокружение, не считая подорвавшегося к горлу желудка, угрожающего явить свое содержимое на обозрение мрачным дождливым и неведомым практику небесам. Гхыр дгырыз. И риторический вопрос девчонки утонул во вдохновленном избавлении мужчины от лишней и ненужной тяжести, припомнившей ему вяленую оленину наскоро погашенную прокисшим молоком перед тем, как он оставил свой дом, на чистом рефлексе запечатав его двери магическим замком, и отправился к ратуше. Кто я такой... Я мог бы спросить у тебя тоже самое, но мне не интересно. Куда больше его привлекала возможность поскорее вернуться в Ажай - Драгон был уверен, что братья отлично справятся и без него, но именно это его и пугало, поскольку в Совет он был принят последним, а при настоящих чрезвычайных обстоятельствах он точно также мог из него вылететь.
- Я - Магистр практической магии, и был бы весьма счастлив услышать хоть какие-то объяснения тому, за каким лешим... - он на мгновение прервался, чтобы безуспешно сразиться с очередным приступом рвоты. -... меня оторвали от дел государственной важности?..
- Подальше руки отставь, - было ему красноречивым ответом, что заставило мужчину опасливо оглянуться и в ужасе уставиться на могучее орудие в тонких девичьих руках.
- Ты что, собираешься?.. - последовал бессмысленный вопрос, поскольку намерения девушки были чересчур очевидны. - Ты с ума сошла! Не вздумай этого делать! - поспешил выпалить Драгон, но при том посчитал рациональным прислушаться к словам спятившей незнакомки и до тупой прострелившей боли растянуть затекшие запястья, кроме тех непечатных даже для троллей слов, которые автоматическим заклятьем пронеслись по сознанию мага и свято обещали предотвратить планируемое членовредительство.
Ударный чих при этом в последнее мгновение перед свистом опустившегося лезвия топора холодным потом отразился по спине чародея, уже мысленно распрощавшегося с руками и карьерой мага заодно. Что же... во всяком случае - больно не было, он даже ощутил какую-то гнетущую и пугающую свободу, прежде чем перед его взором предстали две абсолютно целые ладони, чем-то неуловимым напоминавшие его собственные. Он пару мгновений тупо рассматривал чуть шевелящиеся пальцы, покуда в голову не пришло избавиться от последних пут веревок и постараться встать на непослушные, одеревеневшие от холодного дождя ноги, что удалось ему лишь со второй попытки - первая окончилась очередным заплывом в уже сроднившуюся с одеждой и свалянными волосами грязь.
- Ты мне чуть руки не оттяпала! О чем ты только думала?! - тут же набросился маг на девчонку, дерзко ответившую ему очередным залпом, что никак не было совместимо с опасно колыхавшимся в ее руках топором - как-раз это мужчина поспешил исправить, гневно отобрав у нее страшное оружие и уже не выпуская его. - Ты сама откуда взялась? Что тут было? И каким гхыром тут оказался я? - что-то глубоко в душе, на самом дне его жалкой душонки, подсказывало, что именно у этой девицы стоит добиваться каких-то ответов, как минимум потому, что иных на то претендентов в пределах десятка локтей попросту не было. - Леший... - ворчливо прокомментировал он что-то явившееся за спиной все еще не поднявшейся с земли девушки и весьма похожее на четверых одуревших от голода и ненавязчиво облизнувшихся волчар. - Быстро! Лезь на дерево! - не особенно разбираясь, Драгон сильным движением поднял девицу за шиворот и придал ей ускорения в сторону мокрого и скользкого ствола клена за неимением чего-либо более подходящего, а сам же остался встречать незваных гостей, в одно мгновение сориентировавшись, каким лучше заклинанием будет шарахнуть, чтобы хорошенько пугануть тварей и особо не тратить УМЕ на подобные глупости, тогда как их еще явно ожидало кое-что посерьезнее волчьих клыков.
С чуть тронувшей губы улыбкой, колдун подпустил заинтригованных зверюг поближе, прежде чем в отшлифованном десятками лет тренировок движении вскинуть ладони и с возрастающим в геометрической прогрессии огхырывании обнаружить, что его резерв так же оскорбительно пуст, как чугунные головы адептов Школы Стармина. Очаровательно... И надо признать, что маневр экстренного отступления чародею удался куда лучше и показательней - заткнув топор за пояс, с завидной резвостью мужчина рванул обратно к дереву, лихо подпихивая в ягодицы так и не взобравшуюся девчонку, прежде чем подтянулся до нижней ветки сам и соблазнил спутницу подняться еще выше, поскольку первый же прыжок волка подцепил зубами как-раз ту ветвь, на которой устроились пленники. И только на безопасном расстоянии, тяжело дыша друг на друга и с опаской созерцая в ожидании притихших зверей, они наконец получили возможность хоть мельком рассмотреть один одного. Ведь девица перед ним была до того юной и всклокоченной, что вызывала только чувство глубокого разочарования - куда уместней на ее месте смотрелся бы опытный маг, способный оказать действительную помощь в разрешении насущных проблем, а не стать дополнительной обузой. Пара больших наивных глаз да нос пуговкой - вот и все привалившее ему счастье.
[nick]Dragon[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2dPhG.gif[/icon][status]Я дурак, и ты дурак, поступай на ПракМагФак[/status]
[sign]http://funkyimg.com/i/2dPhH.png[/sign]

+3

5

[nick]Радея Венийская[/nick][status]щось такэ зубасто[/status][icon]https://67.media.tumblr.com/30ee0f0207981cfebdefdb1085a5a318/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo2_250.gif[/icon][sign]https://66.media.tumblr.com/89851a8b40551542d07e42f2532f6d1f/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo4_r1_500.png[/sign]
Кажется, клевер… Рада задумчиво потянула носом, и тут же поляну огласил очередной звонкий чих, а следом еще один, и только после этого, а так же после того, как над той же поляной не раздался неразборчивый визг этого заумного практика, девушка открыла глаза и коротко, но очень довольно, улыбнулась результатам своих трудов, легкомысленно покачивая опущенным топором вдоль ног, пока тот не уперся лезвием в мелькавшую сквозь разодранную юбку голень. После этого, топор у нее отобрали, да она и сама отдала бы, а то и отбросила от себя подальше, почувствовав для себя вполне реальную угрозу покалечиться еще больше.
- Но не оттяпала же… - Рада равнодушно пожала плечиками и вытерла тыльной стороной рукава размякший от чихания нос. По ее скромному мнению, столь ювелирное (расстояние между руками мага едва превышало кулак) освобождение требовало, как минимум благодарности, а еще лучше прилюдного признания ее мастерства, ну да от практиков и конспекта было недопроситься – это она запомнила еще в бытность своего ученичества, не то, что семибуквенного «спасибо». Этот же маг, болел особой формой завышенного самомнения и, к сожалению, лечилось такое только каким-нибудь грандиозным провалом, благо этого дерьма им еще предстояло хлебнуть и захлебнуться.
Раздавшийся совсем уж близко вой вывел девушку из состояния задумчивой обиды, оскорбленной невинности и полного игнорирования прозвучавших в ее адрес вопросов. Думала она в тот момент уж точно не о ромашках, ведь на них аллергии у травницы не было, в отличии от всего остального разнообразия растений, но рассказывать об этом магу было бы столь же глупо, как и признаваться в настоящей причине его появления на злополучной свадьбе.
Рада не помнила всех деталей случившегося, и как вообще она умудрилась призвать хоть кого-то, основываясь лишь на остаточном знании по призыву существ, которые наполовину, а то и больше, стерлись из памяти за ненадобностью. Для того чтобы призывать и уничтожать призванное были вон, эти, далее следовал возмущенный взгляд в сторону приподнявшего ее за шкирку мужчины, а ее же призвание было сделать так, чтобы вернувшийся с ратного поля воин умер хотя бы не сразу и желательно безболезненно.
Над колыхающей под ветром травой показались серые спины зверюг, пересчитывать их по головам, Радея желанием не горела, а оттого поспешила в разумно указанном для нее направлении, предоставив магу шанс, что не зря он обозвал себя магистром.
- Лето, сытая жизнь, в лесу и без нас полно зверья, так откуда здесь взялись волки, тем более в таком количестве?! – Сделав пару шагов, Радея поняла, что на третий у нее попросту не хватит выдержки, благо третьего, для того чтобы достичь спасительного дерева не понадобилось, а вот чтобы по нему залезть, здоровая нога вряд ли бы помешала. Оглянувшись на принявшего боевую стойку мага, поковырявшись в остатках УМЕ, что плескались в ее исчерпанном, после неудачного призыва резерве, она приняла решение наложить на себя руки, ибо других вариантов для своего спасения не видела.
Голубые искорки затрепетали на кончиках пальцев, а пальцы затрепетали на опухшем суставе, посылая целебную энергию в организм. Хватило этого на то, чтобы снять боль и слегка уменьшить объемы опухоли, но даже это было всяко лучше, чем ничего. Радея вновь обернулась и испуганно пискнула, увидев, что за время рукоприкладства в ситуации и расстановке сил ничего особо не изменилось, напротив, оскаленные морды волков будто бы повеселели, оскалившись еще больше, а вот маг избрал тактику быстрого отступления.
- Ты чего вообще творишь? Почему они не сдохли? – Подпрыгнув, девица ухватилась за ближайшую ветку руками и, качнув телом, а сразу после, почувствовав надежный упор в то самое место, что было ниже поясницы, заперебирала босыми ногами по стволу дерева, пока те не достигли той же ветки, за которую держались и руки. Далее последовал превосходный по ловкости и неповторимости кульбит и вот Радея уже сидит на ветке верхом, вовремя подтягивая пятки, оказавшиеся в опасной близости от черного влажного носа злобной мохнатой зверюги. Трюк снова повторился, и в носу снова засвербело, вот только на этот раз чихания удалось избежать. А это мшистый лишай, да еще и цветущий! Надо бы соскрести хоть не много, пригодится.
Когда они оказались на высоте достаточной, чтобы более не опасаться за свою и без того печальную участь, Радея, скрестила руки на груди, как делала еще ее мать, а до нее бабка, и прабабка, и вообще все женщины в роду, Стармине, Белории, встречая пьяных или уже трезвеющих мужей дома.
- И как это понимать, уважаемый магистр Практической магии, которого я посмела оторвать от дел государственной важности? – Строгим взглядом он сверлила не менее строгого в своей стати, угрожающе подбоченивающегося мужчину, и он явно совсем не хотел терпеть выговоров от барышни, которую знал чуть больше чем пару лучин. (На самом деле больше, но до сих пор знать ему об этой части истории было рановато)  Но Радея в серьез считала, что в ситуации, в которой они оказались сейчас, виноват был он, и никто другой. Мага оправдало бы только то, что магом он лишь прикидывался, а на самом деле был…
- Или может ты все же дракон, а? – Чуть наклонившись вперед, Радея с прищуром стала вглядываться в лицо мужчины, стараясь разглядеть в его глазах хотя бы намек на золотую искорку, или чешуйку у носа, или еще хотя бы какие-то признаки драконьей ипостаси, что означало бы, что на самом деле призвала она кого нужно. Но, к сожалению, эта особь была настолько молода, что не имела ни единого нужного признака и даже крыльев. Зато вот отчетливый запах перегара и желудочной кислоты суровым флером окутывал мужчину, заставив Раду брезгливо отодвинуться.
Увлекшись знакомством и прояснением ситуации, маги не сразу обратили внимание на притихших и позабытых ими, но не менее главных действующих морд, которые, после того как желанная добыча скрылась от их зубов, совсем не расстроились, а напротив, перестали выть, скалиться и уселись в небольшой кружок вокруг новоприбывшего, пятого, серебристого волка. Он был худ, стар, лишен одного глаза, но все же являлся без сомнения вожаком этой заблудившейся стаи. Посовещавшись, звери задрали морды к ютившимся на ветке людям и радостно оскалились.
- Мне кажется… Они что-то задумали… - опасливо протянула Рада, вновь поднимаясь на ноги и готовясь забраться еще выше, так, на всякий случай. Внизу, два самых крепких волка, встали вплотную друг к другу, еще один волк, тот, что был самым злобным, залез на спины своих братьев и уперся передними лапами в ствол, четвертая же особь отошла на сажень подальше и после короткого приказного толи лая, толи крика, с разбегу пробежался по волкам, как по ступенькам и ухватился лапами за вторую снизу ветку, но на этом волк не остановился, а пополз вверх, цепляясь когтями за кору…
- Тролья задница, да они же пятипалые, маг! Поправь меня, если я ошибусь, но не оборотня ли это признак?!

Отредактировано Medea Sforca (17.07.2016 17:25:34)

+1

6

Оказавшись на кажущемся спасительном расстоянии от экзальтированных волков, что оставили без внимания куда более аппетитный и доступный к поеданию труп тролля, Драгон никак не думал, что попадет еще и под раздачу какой-то мокрохвостки, которая покуда ни как не располагала к симпатии ни порывистостью своих действий, ни отвратным взрывным характером, вылившимся в череду смехотворных упреков. Отчитываться перед ней маг совершенно не собирался, а уж тем более рефлекторно отстранился от ее изучающего взгляда, поддерживать который без достаточного запаса магии мужчина не рисковал, спешно переводя взор на как-то уж слишком по-человечески суетящихся зверей. Кто знает этих незнакомок в лесу - зачарует к лешему так, что ни один охранный оберег не спасет. И пойдет колдун в расцвете лет на прокорм младшим братьям (а кто сказал, что она с ними не заодно?..), при более близком рассмотрении все сильнее смахивающим на вполне конкретную нежить. И, хотя Драгон уже не один десяток лет провел в ареалах категорически иных тварей, позабыть свои годы младые и возмутительно школьные никак не мог - горделиво получив диплом с отличием, он еще долгие годы месил дорожную пыль Белории, прежде чем соискал научные степени и поступил на службу в родной город.
- Ах, так это твоя заслуга, искусница грыхова! - вылучил он из вылитого на него контекста единственное, что действительно имело значение в данный момент, хотя бы и тоже вполне могло обождать, тогда как команда в шерстяных купальных костюмах пополнилась несомненным лидером, вдохновившим зверюг к более активным действиям, что уже безошибочно служило кратким, но емким определением "какие-то неправильные волки".
Происходящее довольно стремительно повлекло за собой отказ от задушевных разговоров к активному драпу, потому как в подобной ситуации Драгон даже представить особо не мог, что ему делать и из чего конкретно стараться найти выход - эти существа были разумны (хотя к таковым не относились), и так просто они уж точно не отстанут до тех пор, пока не добьются своего. Навскидку припомнив лунную фазу, мужчина определил недружелюбных тварей к классу истинных оборотней, которым они явно чем-то не угодили, а чем именно?.. Оставалось неразрешимой загадкой.
- Они самые... Видишь, - он жестом провел от уха до уха ближайшего волка, на мгновение позабыв о смертельной опасности, но алкая поведать этой дурехе азы неестествознания. - Пасть расширенная, нижняя челюсть немного вперед выступает, - показал тут же на себе, пытаясь как можно точнее донести до девчонки эту весьма важную на данный момент информацию, тогда как нелабораторный экспонат, безусловно, из бесконечной любви к науке, поспешил продемонстрировать девице ту самую упомяную челюсть во всей своей клыкастой красе.
И только при звуке щелкнувшей пасти, Драгон посчитал, что пора им подумать и о своем ближайшем будущем. Рассудив, что в волчьей ипостаси оборотни на дерево все равно не взберутся, сколько бы их сейчас ни набежало, практик помог барышне подняться на ветке, чтобы продолжить восхождение по кленовому стволу, насколько им позволяли в арифметической прогрессии мельчавшие опоры. Замыкая снизу их тесную альпинистскую связку, маг посекундно оглядывался к подножью дерева, где безуспешно клацала зубами агрессивно настроенная стая. Он предчувствовал - сейчас произойдет нечто такое, что на грых изговняет даже тот бгырыз, в который им посчастливилось вляпаться, и за свою жизнь магистр привык доверять подобным ощущениям. Как только под его ногами ветка скользнула, выразив протест на столь неподъемного птаха, тогда как ловкие ножки мазельки уже твердо стояли на другой, чародей сообразил, что это тот самый момент, когда стоит вновь спешно перелопатить собственную родню, детские праздники и торжественные моменты вручения регалий, поскольку сорвавшись вниз ему повезло разве только предварительно треснуться бородой о ту самую ненадежную ветвь и приземлиться аккурат на одноглазого атамана, коварно подобравшегося под самый зад летящего колдуна и распахнувшего было пасть, но - то ли он просчитался заглотить мужика целиком, только лишь раззявив челюсти пошире, то ли просто не ожидал подобного предательства от человека, решившего самоубиться столь извращенным способом, а выстроившаяся живая пирамида с глухим чвяком схлопнулась, брызнув в стороны чьими-то внутренностями. А судя по тому, как Драгону стал нарывать левый бок - он справедливо мог решить, что и его собственными. Растревоженное же дерево сочло оскверненным свое гостеприимство, отослав в краткий полет и девицу, припечатавшую собой образовавшуюся скулящую на все голоса кучу. Мужчина простонал что-то несвязное, плавно перешедшее в весьма красноречивую ругань, посвященную отцам этих оборотней, отцам их отцов и другим предкам по мужской линии аж до седьмого колена включительно, после чего попытался сбросить с себя девицу, и без того торопливо встающую, и подняться с опасно шевелившегося под ним ложа, но удалось ему это не сразу, а только после того как он догадался вытащить лезвие топора, разрубившее полуседого волка во всю морду. Сообразив, что остальные выжившие явно не станут возносить ему почести за цареубийство и ваять поясные статуи (разве только с посмертных слепков), практик, на диву живо подорвался на ноги, прихватив с собой за руку девчонку и стремглав понесся прочь, стараясь скорее затесаться среди стволов темнеющих полосой на горизонте мохнатых елей. Сопливка отставала и оттягивала его руку вниз, но Драгон всерьез вознамерился использовать образовавшуюся фору, тогда как восставшие недодавленные волки уже успешно ее сокращали, до тех пор, пока игольчатые еловые ветви не впились в лица магов и позволили им чуть подотстать, в то время как оборотни решили срезать непростой путь, наобум выбранный жалкими непутевыми людьми, хитро заходя слева и смещая их к воссиявшему средь стволов обрыву, который практик, оглядываясь на преследователей, из виду упустил, затормозив у края чересчур поздно. Последнее, что он успел заметить перед тем, как земля завертелась у него перед глазами, позволив на краткое мгновение и вовсе отключиться, а после - эпично скатиться в бурные воды Чернотравной, это были злорадно скалившиеся им на прощанье волчьи морды и прилетевшее ему в нос девичье декольте. А ведь все можно было решить дипломатич...
[nick]Dragon[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2dPhG.gif[/icon][status]Я дурак, и ты дурак, поступай на ПракМагФак[/status]
[sign]http://funkyimg.com/i/2dPhH.png[/sign]

Отредактировано Ray McIntyre (17.07.2016 14:42:33)

+1

7

[nick]Радея Венийская[/nick][status]щось такэ зубасто[/status][icon]https://67.media.tumblr.com/30ee0f0207981cfebdefdb1085a5a318/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo2_250.gif[/icon][sign]https://66.media.tumblr.com/89851a8b40551542d07e42f2532f6d1f/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo4_r1_500.png[/sign]
Однажды, на одном из полевых практикумов, когда юных желторотых травников и травниц вывели на общеразвивающую и познавательную прогулку в один из многочисленных лесов недалеко от школы, с Радеей произошла очень похожая история. В те далекие годы, когда ей от силы было лет тринадцать, и она только начинала постигать азы лесного травоведения, их ныне почивший учитель (благо не после того случая, а от банальной, но неизлечимой старости) питал слабость к крайне разгульному образу жизни, который предполагал прогулки на свежем воздухе и составление универсальных ведьминских сборов собственными руками, без помощи распространившихся за последние десятилетия полуфабрикатов. И для очередного своего занятия Магистр Конопель вывел студентов на очень симпатичную полянку, окруженную крепкими дубами, чтобы юные умы постигали знания, исправно трудясь (читать: собирая каторжным трудом указанных растений для производства сборов в явно коммерческих целях). Им предстояло наполнить принесенные тут же бочки разнотравьем в различной степени зрелости, но в основном обычными опавшими желудями, вот только магистр не учел, что на его плантациях будут бродить весьма хамоватые конкуренты. Группе студентов посчастливилось наткнуться, пусть и не на нежить, но в опускавшихся сумерках, стадо лесных кабанов, не могло показаться ничем иным, и магистр не успел даже по старой привычке дернуть себя за бороду, как оказался висящим на одной из веток дуба, среди своих, так же висящих, учеников, а кабаны же упорно шныряли внизу, так и норовя пойти против природы и задрать голову кверху, чтобы удостовериться в обезвреженности непрошенных конкурентов. Спасли будущих травников только к утру, нечаянно забредшие на ту же поляну, уставшие после погони за бедным вурдалаком, такие же будущие практики, только на пару курсов старше. Стае кабанов обозленные маги были крайне рады, и немало удивились, когда после пары пролетевших мимо добычи заклинаний, что угодили  в деревья, на них посыпались совсем не листья.
И вот оно снова, то самое чувство пришло к Радее: сначала короткий экскурс в физиологию карабкающихся за своей добычей зверей, все так же от магистра, пусть и на этот раз менее бородатого и более молодого, после все такой же полет и резкое приземление на ворох скулящих, визжащих тел, и сразу погоня на открывшемся втором дыхании, ибо как же хотелось ей тогда всыпать одному особо ретивому практику, который усомнился, что упавшая на него девушка была живее всех живых и напустил на Радею безвредное для людей, но дюже неприятное заклинание, так что пострадавшая потом еще долго чесалась и накладывала припарки на особо зудящие места. На этот раз хотя бы маг не из драчливых попался, правда, травница не хотела думать о предстоящем разговоре, когда ей все же придется поведать маленький и незначительный секрет его здесь появления. Если мы, конечно, доживем до этого разговора. Ведь ни стена из еловых ветвей впереди, ни тяжелое рычащие дыхание позади, не внушали девице даже щепочки оптимизма. Разнывшиеся ноги путались друг о друга, юбка все время цеплялась за высокие кусты, пока в один прекрасный момент не распрощалась с лоскутом и дюжиной ромашек на одной из ветвей, укоротив и без того подранный наряд почти вдвое. А что говорить об обрыве?
Оглядываясь назад, чтобы поднять для себя стимул и живее перебирать ногами, Рада даже не заметила очередного препятствия перед своим носом, пока не врезалась в него и не столкнула это не вовремя затормозившее препятствие вниз с обрыва, прямо в бурные воды Чернотравной. Уже в полете, когда она безуспешно пыталась ухватиться хоть за что-то, чтобы удержаться, но вместо этого вцепилась в мага подобием испуганной кошки, девица почувствовала, как последний дух оставляет ее наверху крутого берега, вместе с посчитавшими свой долг исполненным оборотнями, которым досталось прощальное и оглушительное девичье:
- Ааааааааа… аргрх – прерванное глотком холодной и питательной воды.
Впрочем, людям даже повезло. Они умудрились выбежать к реке в том самом месте, когда мелководье и каменистые пороги сошли на нет, сменив собой только лишь ускоряющийся поток, что обрывался для взгляда на не столь далеком уже горизонте. Правда смотреть на вновь надвигающуюся опасность Раде было недосуг, ибо только попав в воду, она выпустила мага из своих жарких объятий и скрылась под водой, оставив после себя лишь россыпь травинок, выбившихся из растрепавшейся косы. Плавала девушка неважно, не было у нее ни повода, ни практики, однако на воде кое-как держаться умела, да и золотое правило «хочешь жить – живи» знала прекрасно. Стоило костлявой старухе задышать ей в спину, как девушку, отчаянно перебиравшую руками и ногами, будто бы за шкирку вытолкнуло на поверхность, а уверенная рука столь сильно сжала ребра, что не оставалось никаких шансов стать очередной утопленницей и местной мавкой, собирая вокруг себя зевак и отчаявшихся женихов, которые всерьез верили, что встретить призрака утонувшей девицы в белом – хорошая примета и грядущее сватовство пройдет успешно, а после увиденного - самая засидевшаяся в девках невеста покажется писаной красавицей.
Даже небольшой водопад, который пусть и претендовал своими бурными потоками и раскатистым шумом на более внушительных своих братьев, пловцы преодолели относительно безобидно, отделавшим очередном усталым вздохом и погружением. А после, когда река совсем ослабла, людей, вместе с мусором, бревнами и какой-то дохлой собакой, прибило в топкую низинку, затянутую илом и камышом. Сил у обоих почти не осталось, и отчаянно кашляя и путаясь в мокрых остатках своей одежды Рада выползла на так называемый берег мрачно потянувшись рукой к прикорнувшим на лавочке семилетним рыбачкам. Помощи от них, конечно, не было никакой, только лишь сверкающие босые пятки, что замелькали, быстро отдаляясь перед закрывающимися глазами травницы в сопровождении дуэта визжащих голосов, чтобы вскоре вернуться, но уже в сопровождении гомонящей толпы деревенских зевак.
- Там они, тятя, там! Потопшие то ети! – Кричал лупоглазый мальчуган на лес из исполинских покачивающихся на ветру камышей. – Ату давай подожгем, шоб не ожили?

+1

8

Бурлящий поток гнал их прочь от враждебных берегов к местам неизвестным и, никто не мог поручиться, что безопасным. Молиться святой троице было несколько неудобно, в руке намертво была стиснута девичья стать, поскольку до этого коварно пыталась совершить небогоугодное утопление, да и Драгон отчетливо соображал, что даже в самом тихом омуте не обойдется не только без чертей, но и мавок, водяных, русалок и прочей оголодалой нечисти, для которых маг без резерва был лакомым кусочком, уж не считая младой девицы, одним своим существованием сманивающей всю окрестную погань на даровой сладкий стол, празднично подпоясанный остатками юбки в неуместно оптимистичную ромашеньку. Лучше бы вурдалаков на подоле вышила, ей-богу.
Отплевываться от воды было просто бессмысленно, ибо не справляясь с мощью стихии, колдун периодически скрывался под водами Чернотравной, старательно нахлебавшись их впрок, потому смиренно поддался воле потока... а проще говоря - у него больше не оставалось сил, дабы препятствовать течению, и их закономерно вынесло к невысоком каскаду, миновав который спутники получили себе в компанию псиную падаль и мелкий мусор, упрямо забивающийся под одежду, застревавший в, и без того залепивших глаза, волосах. Ощутив, что их вроде как прибило к какой-то гавани, одним отчаянным рывком магистр открыл в себе второе и, судя по всему, последнее дыхание, выбрасывая свою тяжкую ношу на относительную сушу, олицетворявшуюся топким песком, в котором увязали отяжелевшие ноги, но руки самозабвенно продолжали спасательную компанию, фоном к которой стали визгливые голосята сельской ребятни. А как только вода нехотя отпустила их обоих, Драгон устало осел на землю, жадно глотая кислород и отхаркивая воду напополам с грязью и тут же подоспевшим песочком. Несмотря на плотную теплую одежду, мужчина вымок до самых портов и его била крупная дрожь в один унисон с всхлипывающей от холода девушкой, утомленно опавшей на землю и оставшейся без чувств. Не то, чтобы маг не был устойчив к морозам или непривычен к ледяной воде, но все же был категорически против подобных заплывов в малознакомой сомнительной компании, из которой только почивший намедни кабысдох не вызывал особых подозрений на свой упокоенный счет, даже если принимать во внимание, что небо постепенно прояснилось и сквозь все еще сереющие облака робко выглядывали мягкие лучи летнего солнца.
- Проклятье... - хрипло выдал магистр, подбираясь на колени и кое-как избавившись от свалянной пакли волос, закрывавших большую часть обзора. - Дерьмо драконье... - продолжало у него непроизвольно вырваться, покуда он пытался сориентироваться по той скудной картинке, что представала пред ним, и первым же делом было решено позаботиться о хоть каком-то союзнике в сложившейся ситуации - в конце концов, она покуда была единственным потенциальным источником информации, разве только несколько вздорным и непроверенным.
Подобравшись к обмякшему телу для начала Драгон без особой надежды похлопал девушку по пухлым щекам, но ее побледневшее лицо к бесплотным надеждам не располагало, а посему чародеем было принято единственно верное решение - конечно, освободить ее грудь от гнета веревок корсета и женского белья. Надо отметить, на профессиональный глаз мага грудь была и выглядела здоровой в отличие от ее хозяйки. С такой грудью уж явно не на деревьях висеть, а ребятню кормить, да мужика в хате радовать. Не отвлекаться. Искусственное дыхание и непрямой массаж сердца, прямо сказать, колдун делал в первые и сильно сомневался в общей эффективности подобного комплекса до того самого момента, как только девица под его руками зашевелилась, сипло глотнув воздуха и раскашлявшись водой, скопившейся в легких, но при этом не погнушавшись отвесить своему спасителю хлесткую пощечину, заставившую его издать короткий возглас и рефлекторно опасть на зад перед злобной девой, запахивающей мокрые тряпки своих шмоток.
- Дура, - выплюнул мужчина, поднимаясь на ноги и размышляя - в какую именно сторону им слинять, чтобы не нарваться на неадекватных кметов наперевес с оглоблями, предназначенными для умерщвления недоподохших утопленников, как краем глаза отметил оставленное на берегу ведерко с мелкой рыбешкой.
Нет, вы не подумайте, Драгон никогда не отличался особой вороватостью, но все же счел собственное положение критическим и заслуживающим материальной компенсации, даже если злодейски отбирать приходилось у сирых детишек. Крепко сжав ручку ведра в одной руке и второй вновь за шиворот помогая девке подняться, чтобы рвануть с места, колдун устремился в ближайшее редколесье, до которого так и не добежал, поскольку решительно и с размаху проколол себе ногу предательским суком в высокой траве. Душераздирающий крик им поднятый кроме того, что моментально выдал их местоположение, к которому тут же сердито направились попрыгивающие по приближению вилы и грабли, явно идущие в комплектации с деревенским мордоворотами, но к тому же идентифицировал магов как очень даже себе живых и отлично владеющих тролльской граматикой. Подозревая, что краденная рыба может негативно повлиять на складывание дальнейших отношений с возможными зарплато- и харчедателями, Драгон от всей души запустил ведро себе за спину, мелькнувшее и тут же скрывшееся в не кошенных зарослях.
- Кто такие будете? - тут же был адресован вопрос, как только в грудь колдуну уперлось лезвие косы, а суровость подкатившей троицы мужиков чуть смягчалась воинственно державшейся за концы отцовских рубах той самой малышней, один из которой прям-таки угрожающе заковырял в носу.
- Практикующие маги, - чуть покривил душой мужчина, поскольку не имел понятия о своей напарнице точно так же, как и собравшаяся дипломатическая делегация, да и вообще плоховато соображал от саднящей резкой болью стопы. - Работы для нас не найдется?..
Впервые на своем веку, должно быть, он представлялся работодателям столь малопритязательным образом - в одутловатой и потемневшей от воды одеже, босой и чумазый, в компании точной копии себя же, но полу женского, в ободранном по самое не горюй платье и с мрачной физией не предвещавшей ничего хорошо ни ему, ни столь неблагодушно встретившим их селянам. На фоне же установившейся гробовой тишины где-то отчаянно плескалась по траве погибающая под солнцем рыба. Пауза грозила опасно затянуться, если бы не зачатки пробивавшегося в сем сборище интеллекта:
- Колдуны что ль? - с куда большим пониманием откликнулся один из кметов, опуская сельскохозяйственное орудие и делая попытку улыбнуться в рыжую бородищу. - Да так бы и начали. Найдется вам работка, че ж ей не найтись-то...
[nick]Dragon[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2dPhG.gif[/icon][status]Я дурак, и ты дурак, поступай на ПракМагФак[/status]
[sign]http://funkyimg.com/i/2dPhH.png[/sign]

+2

9

[nick]Радея Венийская[/nick][status]щось такэ зубасто[/status][icon]https://67.media.tumblr.com/30ee0f0207981cfebdefdb1085a5a318/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo2_250.gif[/icon][sign]https://66.media.tumblr.com/89851a8b40551542d07e42f2532f6d1f/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo4_r1_500.png[/sign]

А может она и не собиралась умирать? Кто захочет в самом рассвете девичьих лет отправляться к праотцам, да еще и в таком виде? Рада всегда думала, что подойдет к этому делу обстоятельно, окружив себя любящими родственниками, которые заранее изучат составленный ею плач, отрепетируют хорошенько и исполнят, желательно несколько раз, припоминая все подвиги славной травницы, что она совершила за свою долгую и блистательную жизнь. Возможно после, эти самые родственники пойдут по всем близлежащим городам и селам, чтобы разнести эту горестную весть, а растроганный директор школы лично приколотит памятную табличку с ее портретом в своем кабинете и будет утирать старческие слезы, которые непременно покатятся из глаз. Потому нет, сейчас она умирать точно не собиралась, ибо общество неизвестного страдальца, в котором она оказалась, не сулило ей не то что скромных поминок, но и простого камня на вырытую могилку, чтобы случайный путник не решил развести костерок над ее бренными останками.
Сейчас же Рада просто отдыхала, на что имела полное право, ведь это же так приятно, после выматывающего заплыва оказаться на спасительном бережку, оставить ноги нежиться в ласковой водичке а самой греться в лучах по-летнему припекающего солнца… Да, пусть со стороны картина такой не казалась, так как никогда в жизни травница не была похожа на утопленницу более чем сейчас, плавно утопая в тине, так как сил доползти до берега у нее не было, мокрая, грязная, бледная настолько, что любой вампир сдох бы от зависти, даже без помощи осинового полена, и все в той же смутной компании, которая начала предпринимать свои тщетные попытки по реанимации потерпевшей. Что именно заставило Раду очнутся от сладостных грез, где она уже вовсю бегала по ромашковым полям от толп поклонников: сам массаж и искусственное дыхание или то что менее всего он был похож на спасение утопшей, а скорее на попытки воспользоваться девичьей беззащитностью и ощупывание ее наиболее выступающих и мягких частей тела, не говоря уже о воскресительном поцелуе с весьма дурным душком тины и мокрых паклей волос из чужой бороды.
Резко сев и молниеносно оценив ситуацию, в то время как по губам потекла скопившаяся в легких вода вместе с надрывным кашлем, девушка поспешила отбить свою ладонь о жесткую челюсть насильника и печально всхлипнув затрясла ей в воздухе, остужая после удара.
- Козел! – Обида вместе со смущением еще больше проникли в ее голос, впрочем, тут же возвращая щекам более здоровый вид, чем был до этого. Еще больше она обиделась, когда, даже не дав девушке справиться с своей оскорбленной невинностью, которая пусть и осталась при ней, но все же была изрядно помята, ее подняли на ноги и вновь, как и тогда на поляне, поволокли за собой в сторону леса, прихватив для чего-то ведро с рыбой. Святые угодники, да он точно извращенец! А с виду же приличный мужик, хоть и маг…
Но видно сегодня фортуна была на ее стороне, а спешащих по их души селян Радея приметила не сразу, и похититель оступился, вызвав на миловидном девичьем лице злорадную ухмылку, впрочем, скрытую за искренним испугом и всколыхнувшемся в ее лекарской душе кличем: «Лечить или добить?!» Верно говорила мать, вынимая из руки трагически стонущего отца занозы, что даже самые сильные и независимые мужики по сути своей капризные дети, готовые раздавать наследство на право и налево после первого же чиха. Но девушку, готовую оказать спасительную помощь, прервали заходившие ходуном кусты и бравое ополчение из самых сильных и смелых селян.
Право ведения переговоров было торжественно передано пострадавшему магу, сама же травница малодушно спряталась за широкой спиной и хмуро выглядывая из-за плеча восхищалась отточенному лезвию косы, которое явно способно было перерубить и упавшее на него перышко. Наверняка деревенские молились на своего кузнеца, что так мастерски владел своим ремеслом. Только после того, как маг со свойственной ему напыщенностью представил их как магов практикующих, девушка поспешно вышла из-за своего укрытия и гордо, одной рукой вцепившись в разорванный ворот мокрой рубахи, отогнула край и продемонстрировала чудом уцелевший знак ее принадлежности к Гильдии травников, чем окончательно развеяла сомнения на простодушных лицах. Этим ей и нравились селяне, покажи им хоть сувенирную фибулу в виде того самого загадочного гхыра на плаще, сопроводив демонстрацию нужными словами, они примут на веру, и сопроводят в дом старосты с почестями и немалым уважением.
- А что эть с вами приключилось то? – почесывая бороду спросил тот, что был в их скромном ополчении за старшего, в то время как другой мужик бранил и отвешивал зычные оплеухи мальчонке, который так и не нашел свое ведерко с уловом. Рыбы то было не жалко, вон, целая река, а ведро все же денег стоило, хорошее, добротное еще было. Зацепив краем взгляда эту картину, девушка с укором поглядела на похитителя ведер, но сдавать подельника не стала, возвращаясь к прерванному разговору.
- С драконом бились, да паршивый змей утопить нас вздумал! – Коротко соврала девушка, тут же воображая в своей голове эту смачную картину, где и в самом деле оказалась в когтистых лапах разжиревшего ящера, чтобы ложь более правдоподобно звучала, но ей и без того верили, ведь не верить практику – себе дороже обернется, чай начнет доказывать и спалит всю деревню. – Вы его случайно не видели? Должен был пролетать мимо…
Компания уставилась в небо, но вместо дракона их взору предстала только отчаянно каркающая ворона, обронившая свой бесценный клад на плечо и без того потрепанного мага. Мужики ухмыльнулись в пушистые бороды, но все же смолчали.
- Не, не видали мы вашего дракона-то, а вот вур… - Рыжебородый не успел договорить, как получил смачный тычок в бок от своего товарища и тут же умолк, виновато пожав плечами, оно и верно, пусть лучше староста рассказывает, он и знает лучше и о цене сразу договорится.
Когда путников привели к дому старосты, того еще не было, но по словам выскочившей на крыльцо хозяйки, вернуться должен был к вечеру, а пока же пусть гости дорогие проходят, она их и примет, и накормит, и в баньку пустит, как раз только растопили. Уставшим магам эти ее слова были только в радость и лились по душе сладким медом, напоминая о тех редких плюсах, которые дарила им выбранная профессия.
Хозяйка дома надежд не обманула, вода и в самом деле была горячей, свежей, а после подсказанных Радой травок, запаренных в деревянном ушате, еще и бодрящей, почти целебной. Еще девушка попросила у Миролюбы, так звали их благодетельницу, пару чистых бинтов и горячей воды все с теми же травами, крынку с медом и бережно добытый из-под печи бутыль с самогоном (видно надежно укрытый от раскрасневшегося носа мужа). Одетых в чистое гостей, проводили в свободную комнату, где и оставили, пообещав позвать, когда стол будет собран и придет хозяин, чтобы уже и поесть и о деле поговорить. А пока же, смочив кусочек ткани в мутной жидкости с отчетливым запахом спирта, девушка уселась на пол возле сидящего тут же на лавке мага с благой целью выполнить таки возложенный на нее годами обучения долг.
- Как тебя зовут то, Магистр? Меня Радой…

+2

10

Мужики что-то отчаянно темнили, отчего-то не став посвящать колдунов в свои насущные проблемы раньше необходимого, но Драгону было это в данный момент безразлично - если им не снесли головы серпами, он уже считал это отличным началом делового разговора, повидав на своем веку немало феерично окончившихся переговоров, только чудом сохранивших жизни незадачливым парламентерам, поскольку, под завершение пламенных с обеих сторон тирад в виде явных покушений на смертоубийство, обвалившийся свод пещеры не располагал более к дружественной беседе да и вообще символизировал своеобразную точку в накалившемся обсуждении. Совместными усилиями им удалось-таки выбраться наружу в относительной целостности, хотя репутация агрессивных дипломатов была изрядно примята. Ажай в ту пору завершал изнуряющую и продолжительную войну с государством-побратимом, что сказывалась на экономике обеих держав, а потому (на эффект положительно повлияло возникновение общего врага) было принято совместное решение похоронить старые распри вместе с топорами войны и встать под общие знамена ради безопасности северных границ, на которые уже стали подозрительно зариться ближайшие южные соседи. Конечно, на гербовых бумагах их союз выглядел куда более внушительным, нежели представлял собой на самом деле - ведь кровная вражда еще доисторических кланов продолжала бурлить в промороженных жилах северян и выливалась на данный момент в холодную нетерпимость друг к другу заклятых друзей, а потому и Совет Десяти состоял из представителей обеих стран... Что и стало в конечном итоге поводом к принятию в ряды старейшин магического сообщества уже давно не юного, но все еще молодого для этой должности, Драгона, дабы выровнять перевес одной из сторон. И благодаря одной незабвенной особе, он с треском не оправдал возложенные на него надежды, исчезнув в самый разгар загадочного конфликта.
Возможно, не задумайся он в предоставленной бане столь глубоко о настоящих своих делах, чародей заметил бы, как таинственно исчезли вещички с бельевой веревки во дворе старосты, но он больше был занят сердитым намыливанием особенно зудящих частей тела да размазыванием мыслей по голове. Радетельная хозяйка живо вытряхнула магов из облезлого тряпья, что еще накануне гордо именовалось одеждой, дабы приодеть их в заготовленное свежее белье, а самой простирнуть хотя бы чересчур плотные и тяжелые шмотки колдуна, поскольку платье девчонки однозначно ушло на прочистку печной трубы. Так вот как-раз этого шмотья Драгон и лишился, покуда кто-то благополучно спер его, не гнушаясь ни белого дня, ни авторитета хозяина.
- Да чтоб вы подавились... - чуть слышно проворчал мужчина, между делом глянув в окно, тем не менее, не спеша выбегать на улицу поселка, браво прикрываясь шайкой и веником, дабы гордо отстоять свое имущество - он даже не сомневался, что воришки уже и след простыл, а его постепенно возвращающегося резерва нынче хватило бы на поисковый импульс разве только до соседнего двора, застукать старосту с экономкой, которого и без того было заметно в отражениях гостеприимно распахнутых окнах коварной сердцеедки. - Всего-то две зимы куртка сношена, - беззлобно посетовал маг, поскольку был приятнейше раздобрен горячим паром, душащим легкие и пропитывавшим стойким пряным духом влажное разморенное тело, так и порывающееся предательски отключиться в самый ответственный момент, покуда девка дошуровалась мочалом за белой шторкой в черный горох и ожидала вежливого ухода компаньона, дабы предоставить ей возможность беспрепятственно одеться, но из скотской вредности тот этого не делал, вольготно развалившись на лавке и бесстрастно сверля пространство пред собой. Конечно, потоптавшись и явно процедив сквозь зубы пару проклятий по его магическую душу, девушка призвала себе на помощь склубившееся облачко пара и под его бдительной защитой покинула спорное помещение, гневно стрельнув глазами в сторону чародея, что лениво скосил взгляд на мелко задымившуюся обшивку стены рядом с ним. Скажите пожалуйста... какие мы нежные. А уже оказавшись в предоставленной им комнате в чистой, сухой одежде, да еще разжившись на кухне хозяйским табачком, Драгон ощутил себя вполне себе сносно, не считая с мушиной надоедливостью лезущих на передний план мыслей о том, что оставил он позади. Раскуривая длинную трубку, что на счастье успел вытряхнуть из карманов погубленных шмоток, мужчина в наглую полулежа раскинулся на общих полатях, подоткнув под спину подушку и мягко попыхивая терпким и горьким, но все же довольно знакомым дымком - таким дерьмовым табаком ему везло отовариваться только в школьные годы, когда стипендии хватало разве только не пасть голодной смертью на радость младым некромантам, остальные же заработки были исключительно в рамках индивидуальных факультативов, практическая значимость которых гораздо превышала официальные лабораторные, а не подработки в качестве вышибал, зарезал и заколдовал. Покуда девица мастерила что-то в его ногах, явно намереваясь уморить хотя бы подобным способом, маг немного размял ноющую шею, прежде чем подобрать со стола аккуратно отстегнутый цеховой знак травницы и прокрутить его в пальцах. Его собственный, полученный после окончания Старминской школы, остался в Ажае, где-то на пыльном дне сундука, поскольку надобность в нем уже давно отпала, разве лишь теперь напоминая мужчине, кем он был и остался на самом деле - и как-раз этот вопрос последовал за недолгим взаимным молчанием.
- Мое имя - Драгон Ажайский. Магистр практической магии первой степени, - не видел причин скрывать он своей личности, но при этом со смешанными чувствами снисходительности и грусти добавил. - Значка тебе не предъявлю... - он с небрежностью отбросил чужую вещь обратно на столешницу, но за ее сохранность не опасаясь - едва заметное, рефлекторное движение пальцев замедлило падение предмета, бесшумно опустившегося на дерево. - Рада... - задумчиво повторил Драгон, пуская сизый дым по комнате и внимательно разглядывая тлеющий огонек в недрах трубки. - Так скажи мне, Рада, за каким бесом мы оказались на дереве и кому успели перебежать дорогу, чтобы знать чем дверь нам подпирать этой ночью, - он перевел взгляд на увлеченную врачеванием женщину, давая понять, что с причиной своего перемещения он в принципе разобрался, эта же причина теперь не решалась встретиться с ним глазами, а еще остро впилась своим варевом в ногу, заставляя колдуна по привычке прочесть обезболивающее заклятье, но в который раз осечься о не восстановленный резерв. - Мне нужно будет найти магический источник, а после - поскорей попасть в Стармин, только там находится достаточно мощная башня телепорта. Как далеко мы от него находимся?
[nick]Dragon[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2dPhG.gif[/icon][status]Я дурак, и ты дурак, поступай на ПракМагФак[/status]
[sign]http://funkyimg.com/i/2dPhH.png[/sign]

+2

11

[nick]Радея Венийская[/nick][status]щось такэ зубасто[/status][icon]https://67.media.tumblr.com/30ee0f0207981cfebdefdb1085a5a318/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo2_250.gif[/icon][sign]https://66.media.tumblr.com/89851a8b40551542d07e42f2532f6d1f/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo4_r1_500.png[/sign]

За любимой работой даже самые угрюмые мысли уходят на второй план. Насупившаяся во всей своей серьезности травница ловко орудовала бинтами и припарками, что насобирала из хозяйских запасов, возвращая воспаленную ступню нерадивого мага в то состояние, в котором она еще способна была с ним остаться, не обзаведясь букетом приятностей в виде гангрены, опухоли и простейшей аллергии. И это же надо было ему наступить на иголки ядовитого плюща, которого в этой местности произрастало крайне мало и искать его приходилось долгими часами. А тут на тебе… Просвещать в бедственность положения пациента Радея конечно не стала, коготками вытащив засевшую иглу, на которой помимо запекшейся крови еще остались ценные ядовитые капли, а рану, предварительно просамогонив и обработав мазью, туго перебинтовала, пропуская мимо ушей сердитое шипение. Будь у нее в резерве не столь нищие крупицы УМЕ, она бы конечно обезболила, но в это тяжелое время, когда каждая единица на счету, приходилось экономить, пусть и не на себе. Закончив с магом, девушка приступила к самолечению, спихнув занявшие всю скамью ноги на пол, и усевшись рядом, пусть и не столь вольготно, но так она хотя бы могла дотянуться до своих царапин.
Все это время, Радея старалась сохранить молчание и краснеть крайне незаметно, буквально кончиками ушей, скрытых под распущенными и еще влажными после бани волосами. Взгляд же она упорно прятала, ибо все же боялась постыдно захлюпать носом и запричитать мол «невиноватая я, ты сам пришел». Приходилось постоянно увещевать себя, что ничего страшного, подумаешь, всякий ошибается, с мага не убудет, зато сама она жива осталась.
- Не помню я про дерево… - Все же буркнула девушка, забирая со стола свой значок и прикрепляя его к вороту простой, но чистой белой рубахи, заправленной в длинную юбку с красным узором по подолу. Когда и это дело было сделано, а руки неожиданно освободились, пришлось методично разглаживать складки на грубой ткани, вспоминая, что при побеге с дерева и с той свадьбы, помимо любимого наряда она оставила и дорожную сумку с почти законченной работой, которую оставалось только переписать на чистовую и защитить перед магистрами. Все запасы трав, с теми редкими экземплярами, которые достались ей и от наставницы, и были добыты собственными руками, чуть ли не из лап кровожадных упырей. Мелкое золотишко, амулеты, выданное ей перед уходом из дома преданное (расшитый цветной платок и серебряный кулон). Из всего нажитого имущества у нее осталась лишь голова на плечах и гильдейский значок, а куда она с ними теперь?
- После того как ты появился, суматоха поднялась страшная. Гости на свадьбе загалдели, обрадовались, дракона на вкус решили попробовать. Я им вроде и пыталась объяснить, что накладочка вышла… но ты когда-нибудь с пьяными троллями общался? Они же не слушают никого, вот и потащили тебя к котлу. А потом кажется что-то взорвалось и новые гости подоспели. Очнулась я уже на дереве… Кто напал, я не знаю. Жениха мы нашли там же, в нем топор застрял… хороший он на самом деле был, не злобный.
Нос все же немного расквасился и звучно им шмыгнув, Рада отерла заболевшие глаза краем широкого рукава. Сделанного уже не воротишь, мертвых не поднимешь, но все же тоскливо ей было… Зачем она вообще на эту свадьбу поперлась. Глупая, хотела у Знахарки тролльей рецепт зельица одного выпытать, в диссертацию его включить, чтобы комиссия языки свои от удивления проглотили, а в итоге...
- Если я не ошибаюсь, сейчас мы недалеко от Камнедержца, а от него на лошади до Стармина за день-два доехать можно. Источник рядом с городом точно был, здесь же не знаю, поискать можно…
Запинающуюся девушку прервала распахнутая дверь и грузный шаг хозяина гостеприимного дома. Дородный мужчина, в обхвате с древний дуб, своим видом вполне объяснял почему двери в этом доме слегка шире общепринятых. Раскрасневшееся от полуденного, а может и не только от него, лицо обрамляли пушистые усы, лысина блестела, будто была умаслена гусиным жиром, прилепившем остатки волос в странного вида гульку, призванную создать видимость густой шевелюры. Уперев короткие руки в упругие бока, Староста грозно, посмотрел на своих гостей, выглядывая поросячьми глазками из-под густых бровей, и сразу добродушно улыбнулся обнажая щербатый рот и пять торчащих из него зубов.
- Здравы буде, гости дорогие! Добро пожаловать в Мачулищи! – После короткого вступления, через открытую дверь начали затаскивать тяжелые столы, скамьи, Хозяйка и выводок дочерей потащили бесконечные миски, пышущие ароматами, которые чуткие носы магов начали улавливать еще во время помывки, кувшины с морсами, крынки с соленьями, будто пир этот заготавливался загодя, и собирали его всей деревней, да еще и с помощью соседей. Кульминацией и главным блюдом на столе был запечённый целиком поросенок, подозрительно смахивающий на Старосту, разве только с яблоком в зубах. Особого приглашения никто не ждал, за столом поместились все, и сама семья, и те мужики, что встречали гостей у реки, и сами маги, на почетно выделенную для них скамью, на которой для двоих места было слишком много, но деревенские все же предпочли ютиться и толкать друг друга локтями, чем, не дай Фендюлий, не оказаться в близости от колдунов долгожданных.
- Мы и не думали, что вы так скоро к нам приедете, вроде, как только вчера весточку в Стармин отправил. Ну да с таким делом и правда спешка нужна. Уж сколько людей уморил душегубец этот. – Радея согласно покивала, накладывая себе в миску квашеной капусты с клюквой и отрывая от близстоящей утки поджаристую ногу. При виде уставленного едой стола желудок очень звучно дал знать, что еды в нем не бывало неприлично долго, а церемоний тут все равно никто не соблюдал, чай не дворец королевский. На то, что появление их тут (а точнее неких других магов), как думал деревенский староста, было запланированным и долгожданным, девушка внимания не обратила, только лишь перед тем как впиться зубами в сочное мясо, спросила:
- Так что у вас случилось?
- Люди у нас начали пропадать. – Ответил староста, задумчиво отерев масло с губ. – Сначала пара ребятишек домой не вернулись. Думали мы, что в лесу заблудились, да в болоте утопли. Потом кузнец наш помер, да страшно так, грудь вспорота, искусан весь будто зверем каким, но не водятся такие в наших краях. Потом дочь моя старшая, домой прибежала ночью в слезах вся, грит гнался за ней кто-то, еле отбилась, а жених ейный и не смог. Ясно дело, нечисть какая-то завелась, вот мы и написали в столицу, чтоб послали кого, а они сразу двоих отрядили. Неужто так страшно все?- Опасливо уставился мужик на гостей. Вот только пекся он не столько о страхе, сколько о цене вопроса. Услуги одного то мага они могли себе позволить, а вот двоих… да еще и не адептов каких-то, которых школа могла отрядить в качестве практикума, а по виду настоящих, боевых, точнее того, что с бородой и виду сурового. Может отправить их обратно? Чай к зиме тварь богомерзкая сама загнется, схарчит старуху процентщицу и отравится.
- Не знаю пока. А чего вы в Камнедержец не послали за магом? Ближе же? – Рада удивленно нахмурилась. Не часто деревенские до столицы гонцов шлют, предпочитая обходится магами из ближайших городов, в обязанность которых как раз и входило следить за близлежащими территориями, а в случае чего, самим звать на подмогу коллег. Но на вопрос травницы староста лишь угрюмо махнул рукой.
- Да леший с ним. Старый пердун, цену заломил, будто его упырей бить посылаем, привык, что в этих краях не много вашего народа водится. А сам и сделать ничего не могет, только бородой трясет… Попросили его давеча приехать корову нашу посмотреть, так он как развопился! За кого мы его держим, кричал, он вон упырей один сдерживат, а мы его на корову… Вот пусть и сидит. - В сердцах сплюнув на пол, Староста нырнул в горшок с молодой картошкой, видно, чтобы заесть горе и пережитое унижение, а Рада меж тем повернулась к Драгону, еле слышно шепнув:
- На вурдалака без резерва? Справишься?

Отредактировано Medea Sforca (08.08.2016 09:36:44)

+2

12

Из рассказа девчонки малопонятен был механизм всего произошедшего, но кое-что Драгон все же успел почерпнуть, в который раз кляня свое имя, что доставило ему уже не впервые подобные хлопоты. Вероятно, Рада спутала руны в заклятии призыва, а потому на их шумной вечеринке и оказался волшебник вместо настоящего дракона. После ее слов мужчина кое-как стал вспоминать вчерашний день, как материализовался посреди агрессивно настроенной толпы, как пытался оказать сопротивление, но, раздавшаяся боль в голове, сковала его члены и привнесла спасительную тьму пред глазами. Маг рефлекторно потрогал свой затылок, натыкаясь на зарубцевавшуюся рану, запекшуюся в волосах кровь из которой он чисто вымыл еще в бане. Впрочем, все это никак не улучшало его положения, а потому требовалось продумать четкий план действий уже кроме того, что ему следовало срочно возвращаться в Ажай и искать себе оправдание за столь внезапное исчезновение.
- Судьба моего посоха так же туманна? - со слабой надеждой поинтересовался колдун, когда все пыточные работы были окончены и травница не находила себе более интеллектуального занятия, как методичное разутюживание юбки. - Хорошо бы его отыскать... без него мне и смысла нет в возвращении.
Если ему еще к тому же позволят воспользоваться порталом, поскольку репутацией в Стармине он обладал незавидной - но его это, отнюдь, не останавливало, ведь Ковен состоял и из адекватных представителей, которые вполне могли бы войти в положение мага, особенно, если удастся перетянуть на свою сторону Ксандра. Драгон непроизвольно нахмурился, припоминая те мгновения своей прошлой жизни, когда он предстал перед всем комитетом Школы, когда видел разочарование, отвращение, страх на их лицах и не имел возможности с тем ничего поделать. Теперь же ему вновь предстоит повстречаться со свою былой жизнью, и эта перспектива, честно говоря, маловато его вдохновляла.
На этой безрадостной ноте, когда оба мага лихорадочно пытались упорядочить тот скоп вопросов, которые они намеревались друг другу задать, их уединение торжественно нарушили и повели к столу, запахи которого узлом сводили желудок, от чего Драгона опять стало ощутимо подташнивать, но налетать сходу уничтожать хозяйские запасы он все же не стал, проявив терпение до самого первого слова старосты, после чего от еды уже не отвлекался. На самом деле, чародей и вовсе не любил подобных застольных разговоров, предпочитая обсуждать деловые вопросы уже на сытый желудок, но слушать при этом, ему никто не запрещал, и картина, описываемая кметами, вырисовывалась довольно тривиальная, на что мужчина понимающе кивал головой не отрываясь от поглощения близстоящих блюд, набивая давно не видавшее таких хлебосолов брюхо. Хотя бы за сытные обеды и отчаянное гостеприимство можно было полюбить Белорию, и Драгон ничего против этого края никогда не имел, проведя здесь всю свою бурную молодость... ну как-раз до тех пор, пока его не попросили покинуть территорию страны раз и навсегда. Спасибо и на том - Магистр Питрим и вовсе предлагал умертвить напортачившего мага, но вступился за него Ксандр Перлов, хотя и тень его былого покровительства, подернутая причиненной болью, была слишком в тягость молодому северянину.
Вурдалак не был большой проблемой, он довольно просто ликвидировался, будучи основным источником дохода для странствующих практиков, но при этом все же требовал определенной экипировки, уж не считая полного магического резерва, который на этот момент в час по чайной ложке возвращался к Драгону, обещаясь к наступлению темноты заполниться едва ли на треть, чего навряд ли хватило бы для полноценной охоты. К тому же, меча при себе у колдуна не имелось, а драться с вурдалаком единой магией было бы чересчур самонадеянно даже с его стороны.
- Тянем время, - точно также, едва слышно сквозь зубы ответил девушке маг, после чего со смаком обсосал запачканные в жир пальцы и оттер их же о поданный предупредительной хозяюшкой ручник, заслужившей его благодарную вежливую улыбку. - Посмотреть надобно, - наконец соизволил мужчина вступить в ведущийся разговор на правах единственного тут предполагаемого охотника. - На зверя этого вашего. Да и снаряжение кой-какое прикупить... - не сводя взгляда со старосты добавил Драгон, чуть заметно намекая на посильную материальную помощь со стороны поселка малоимущим магам. - Кузнец справный в деревне имеется?..
Меч, выданный ему на кузне во временное пользование не обладал какими-то выдающимися качествами, но все же имел вид довольно прочный и надежный, что в профессии чародея было немаловажно. Практик встал в боевую позицию и сделал пару выпадов, прежде чем окончательно удовлетворительно кивнул угрюмому ковалю, выжидающе стоящему рядом, и пристегнул ножны к полустертому кожаному ремню на поясе, что пожаловал ему еще староста, и на котором пришлось пробивать лишнюю дырку из-за явной разницы в комплекции мужчин. Сапоги же оказались Драгону впору, разве только онучей ноги пришлось обмотать чуть потолще, чтобы попусту не болталось голенище. В это же самое время Рада помогала по дому хозяйке и ожидала, покуда колдун вернется с неважным результатом - в округе магических источников не было, но магистр все еще планировал отыскать его хотя бы за околицей, а еже ли еще и подключить к этому девчонку, то тот наверняка сыщется, хотя бы устрашившись такого серьезно-настроенного отряда изголодавшихся по халявной энергии магов, готовых в противном случае безжалостно выжать УМЕ из чистого воздуха. Поэтому, возвращаясь под крышу приютившего их семейства, мужчина не разуваясь крикнул свою спутницу, оторвав ее от квашни с тестом, перепачканную в муку с ног до головы, и молча кивнул ей на дверь, прежде чем покинул помещение сам, ожидая девушку на крыльце и вновь раскуривая трубку.
Травница ждать себя не заставила, выбежав из хаты наперевес с широкой корзиной, укрытой белым платком, на что Драгон лишних вопросов задавать не стал и просто пошел прочь из деревни как-раз к тому краю, где бежала Чернотравная, и где бесславно почил улов мальчишек. У каждого из них были свои нюансы в работе, которые стоило уважать, а потому и старались друг другу с ней не мешать, хотя бы Драгон точно также мог щипать рядом с Радой траву, а та - резать на гуляш вурдалаков, поигрывая в ладонях пульсаром.
- Поищем источник, - пояснил мужчина, подстраиваясь под мелкий шаг девицы и пытаясь сообразить, в каком виде лучше было бы использовать ее бесценные навыки, которые, очевидно, не ограничивались скрашиванием компании в постели, хотя в глубине души Драгон несколько и сожалел, что та безнадежно промахнулась с выбором своей стези. - Заодно найдем логово и разведаем подступы... Сказал старосте, что к рассвету его выкурим - дольше ожидать у меня нет возможности. Мне пригодилось бы зелье ночного виденья и меч бы заточить получше. Могла бы что-нибудь состряпать? - без всяких обиняков деловито обратился маг, рассчитывая, что все же не ошибся с этой девчонкой, и она действительно обладает всей той ответственностью и мастерством, которыми тот успел ее заочно наделить.
[nick]Dragon[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2dPhG.gif[/icon][status]Я дурак, и ты дурак, поступай на ПракМагФак[/status]
[sign]http://funkyimg.com/i/2dPhH.png[/sign]

+2

13

[nick]Радея Венийская[/nick][status]щось такэ зубасто[/status][icon]https://67.media.tumblr.com/30ee0f0207981cfebdefdb1085a5a318/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo2_250.gif[/icon][sign]https://66.media.tumblr.com/89851a8b40551542d07e42f2532f6d1f/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo4_r1_500.png[/sign]
Все хорошее рано или поздно заканчивается – в этом вся суровая правда жизни состояла, и будет состоять впредь. Так закончилась и утячья ножка в тарелке у травницы, и не менее лакомая капуста и даже брусничный кисель в глиняном кувшине, предвещая своим концом, как самой верной из примет, окончание застолья. Конечно же Рада наелась, но теперь же придется и делами заняться, а это несколько сложнее, чем ложкой о дно тарелки бить. Маг же, прикрываясь важными делами, ретировался в указываемую старостой сторону прямиком на закланье к местному кузнецу. Девушка осталась – меч ей был без надобности, обращаться с ним она все равно не умела и скорее бы представляла угрозу для себя и ближних, чем для врага. Ее история с этим предметом воинского обмундирования была показательным воплощением поговорки: Баба с мечом – все равно что король Наум с пульсаром. И в силу выше сказанного, девушке ничего не оставалось, кроме как помочь хозяйке и щебечущей стайке конопатых дочерей убрать со стола и, проявив неслыханную щедрость, осторожно спросить, заранее надеясь на отрицательный ответ:
- Может вам… помочь чем? – К сожалению вера в Миролюбу себя не оправдала и деловитая женщина, на плечах которой держалось не малое хозяйство, отправила пришлую колдунью, которая по ее незамысловатой вере, все равно оставалась роду женского, а значит с врожденными знаниями о премудростях готовки, уборки и ведения дел, в сени за кадушкой для теста. Конечно выросшая в похожей деревне, с похожей численностью домочадцев на одно спальное место, травница знала, что, как и по каким законам делается, но в силу многолетней практики в стенах школы, где ученикам о подобных мелочах заботиться было недосуг, а краюху хлеба можно было за медяшку прикупить у сердобольной старухи или, если с деньгами совсем плохо, то и в столовой взять, знания эти заметно поблекли. К тому же, жена Старосты не знала и о неудержимой тяге молодой ведьмы к экспериментам, и тому, что тесто она воспримет как очередное зелье, в котором помимо муки, воды и дрожжей явно чего-то не хватает. В поисках этого загадочного «чего-то», которое было вот буквально «тут», мол «я же только что видела его, куда оно делось?!» никто не смог предотвратить неловкое движение локтем, от которого кадушка с мукой опрокинулась на пол пыльным облаком припорошив стоявших кружком женщин. От бури, которой Рада опасалась, но которой естественно бы не последовало, ее спас голос вернувшегося мага, который позвал свою напарницу на подвиги ратные. Кто выдохнул с облегчением громче – сама травница, или же Миролюба с дочерьми, которым предстояло получить за чужие прегрешения, а заодно и убрать беспорядок, вопрос спорный, но побоявшись выяснить, девушка подхватила большую корзинку, которую загодя выпросила у своей благодетельницы, и выпорхнула на улицу, вдохнув по-летнему горячий воздух.
Вопреки утренней прохладе, день выдался славный. Бредя по утоптанной детьми и рыбаками тропинке, что вела к полноводной реке, Рада вслушивалась в нескончаемое щебетание птиц, затерявшихся в широких кронах подступившего вплотную к тропе леса. Солнечные лучи терялись среди листвы и не пекли рыжеватую при дневном свете макушку девушки, освещая тропинку пред путниками выводком светящихся зайчиков. А когда стала слышна и сама река, девушке и вовсе расхотелось думать о каких-то там вурдалаках и прочей нечисти, а вместо этого, развалившись на песочном бережке, забыть о заботах и просто позагорать в свое удовольствие, К сожалению, подлая совесть и клятва данная всеми выпускниками школы, не давала Радее как следует расслабиться, послав к лешему и Драгона, и Старосту, и вурдалака, чтобы мужчины поразвлекались в обществе друг друга без ее непосредственного участия.
- Зелье сделаю, не проблема, только ему постоять бы хорошо полночи, ну да поди успеем. Еще оберег собрать смогу, чтобы у зверья этого нюх отбило. – Выйдя на просеку, девушка остановилась и стянула с корзины белый платок, чтобы обвязать его вокруг головы закрывая нос и рот белой тканью. Особенности своего организма за десять с гхыром лет жизни в стенах школы она изучила достаточно. Заработанная в первый же год обучения аллергия носила характер приобретённый, была даже своего рода проклятием, которым неизвестный наградил девчонку, но так как доказать это оказалось невозможным, как и вылечить, обвинить Радея никого не могла, скостив все на переходный возраст и изменения в организме. В то время для нее первоочередной задачей было вовсе из-за этого инцидента не вылететь из школы, хотя помимо травников для нее были открыты и другие факультеты, но к Пифиям девушка не пошла из-за личной предубежденности и неверия во все эти гадания на кишках раздавленных тараканов, некроманты и алхимики требовали совершенно других способностей и талантов, а Практики же, пусть и были направлением перспективным и весьма привлекательным, но после того же первого курса, не вызывали в Радее благостных чувств. Домой, к безутешным родителям, она возвращаться не хотела, потому и применила все свое, тогда еще детское обаяние, чтобы убедить мед комиссию в своей профпригодности и способности справиться с этой болезнью.
Нельзя сказать, что аллергия приносила своей обладательнице одни лишь неудобства. Молодой пытливый ум, орудуя многочисленными симптомами различной степени проявления, очень скоро научился пользоваться и различать степень и силу чихания, насморка, слез и прочих прелестей, сопоставляя их с реакцией на определенные виды растений, зачастую выискивая некоторые корешки и побеги с помощью своего внутреннего радара, вскоре начав опережать своих однокурсников и выбиваясь в закоренелые отличницы. Так и сейчас, склонившись над поляной, девушка пощипывала многообразие полезных в ее ремесле стебельков бредя почти в слепую и то и дело утирая раскрасневшиеся от слез глаза.
- Я выспросила у Миролюбы, - разговаривать благо ее занятие ничуть не мешало, пусть и была речь прерывистой, перемежаясь с поначалу частыми пожеланиями здоровья со стороны Драгона, но когда тот наконец смекнул, что сила слов на этот раз бесполезна, то просто сверлил возвышающуюся среди трав пятую точку своей временной спутницы, держа в руках доверенную ему корзинку, что становилась все тяжелее и тяжелее. – Какие заброшенные постройки и пещеры есть в округе и, по ее словам, таких совсем не много. К северу от деревни в лесу есть заброшенный скит старого отшельника, и в верх по течению Чернотравной остатки старой шахты и туда и туда деревенские соваться не любят, места «не добрые», а вот нашему дружку вполне могли сгодиться для лежанки. Скит ближе, можем проверить, я вроде бы все собрала, что нужно.
Заглянув в корзинку, Рада удовлетворенно кивнула, прикинув что светлячков она наловит с наступлением темноты в самой деревне, да и необходимая ей кошка для изготовления зелья ночного видения по хозяйскому дому бродила. Потяжелевшую корзинку Рада отбирать у мага не стала, только выудив со дна два спелых яблока и протянув одно мужчине, чтобы дорога до скита не была столь скучной. Подходить к обиталищу нечисти близко не требовалось, будучи зверем не самым аккуратным, следы своего присутствия он все равно бы разбросал по округе, плюс следы, поломанные ветки и отсутствие каких-либо других животных. Потому маги особо не осторожничали, бредя напролом в указанном направлении, преследуя скорее свои личные эгоистичные мотивы по поиску источника. Через какое-то время ручка у корзинки благополучно отвалилась, заставив тем самым Раду озабоченно охнуть (ведь корзинка совсем новой и крепкой была) и приняться собирать рассыпавшиеся по земле травы и броситься вдогонку за третьим укатившимся в кусты яблоком, которое благополучно скрылось в высокой траве. Найти его конечно было сложно, но все же девушка развела стебли в стороны и готова была сделать еще шаг, но вовремя остановила занесенную ногу, вовремя приметив опасность.
Травы закрывали собой глубокий овраг. В диаметре он был совсем небольшим, и при ближайшем рассмотрении напоминал собой скорее колодец или могилу, вырытую довольно давно, и поросшую по краям буйной растительностью. Наполовину яма была заполнена водой перемешанной с грязью, которая слегка пузырилась и в которую медленно но верно погружалось искомое яблоко. Но совсем не оно заставило травницу упасть на колени и потянуться к поверхности воды, досадливо скрипнув зубами, так как от кончиков пальцев до слегка искрящейся поверхности было еще добрых полтора локтя.
- Драгон! – Она окликнула ушедшего в сторону мага. – Я нашла источник, иди сюда!
Вот только задачка перед магами стояла не простая. Чтобы пополнить резерв, им нужно было почти нырнуть в грязную жижу, так как судя по всему магическая жила располагалась довольно глубоко, но остаться при этом в чистом виде, не испортив выданную в пользование одежду казалось невозможным. Прежний же владелец колодца явно пользовался ведром и веревкой, о которых говорил обрывок последней, привязанный во вбитый на краю колышек. И мысленно решившись, переглянувшись и горестно вздохнув, маги начали раздеваться.

+2

14

Белорская погода всегда смягчала душу колдуна, усыпляя бдительность и отдавая того во власть ласкового солнечного тепла, ярких незабываемых ароматов прелого цветения, духоты прогретого воздуха и просто тем мурашкам, что армией промаршировали по спине Драгона, как только облака бесследно исчезли со знойного небосвода, позволяя жарким лучам сплотиться супротив безмятежно прогуливавшихся магов. Трудно было отыскать более располагающее место для жизни и научной деятельности, нежели эти края, а потому и колебания чародея, когда тому поступило заманчивое предложение преподавать в Старминской Школе стихийную магию, были до обидного недолгими, хотя нельзя сказать, что он при этом не любил свою Родину - в конце концов, большую часть из того, что он когда-либо делал, он старался на пользу и развитие собственной страны, углубившись в изучение контроля над природными силами, со своим возвращением привнеся в город небывалые покой и процветание. Заключая каменную империю в погодное кольцо и годами оберегая твердыню от многочисленной нежити, чересчур расплодившейся в благодатных условиях, Драгон все же не мог вообразить, что вотчина может подвергнуться опасности изнутри.
- У меня на Родине сейчас негладко, странные вещи стали происходить, - немногословно поделился мужчина, в меру разумного помахивая врученной ему в руки корзиной, которая с каждым мгновением все больше тяжелела, покуда ее не пришлось перехватить обеими ладонями. - И меня там чертовски не хватает... Что за заклятье ты использовала, когда тебе удалось призвать меня? - с согбенной девицей разговаривать приходилось лицом к... кхм, филейной части, но его удовлетворяли и неразборчивые гнусавые ответы заходящейся чиханьем Рады. - Жаль, что эффект дает односторонний, - он недолго поразмыслил, прежде чем отвлеченно добавить. - Можно было бы поработать над этим...
А девушка тем временем уже поднялась, отряхнувшись и предложив ему на рассмотрение новый маршрут, против которого маг ничего не имел, поскольку в ее словах действительно временами мелькало нечто разумное, что как-то терялось за сиянием огромных очей и отбрасывалось при первом взгляде за полнейшей ненадобностью. Она справедливо могла бы поинтересоваться, отчего он так внимательно смотрит на нее, но была увлечена донесением содержания долгого, смысла краткого - их дорога лежала к заброшенному скиту. Да и к тому же самого чародея коварно отвлекли от одолевающих мыслей кисло-сладким яблоком, от которого он просто не смог отказаться, будучи лишенным звериной доли фруктов на севере, расходящихся по астрономическим ценам на рынках и заканчивающихся на складах раньше, чем Драгон мог бы дойти до лавочников. В какой-то момент, покуда девица собирала бесценное сено из прохудившейся корзины, а сам колдун спаивал магией предавшую их ручку, он даже задумался было о том, чтобы обеспечивать себе хотя бы ежегодный отпуск в теплых странах... например, в тех, куда ему не был заказан въезд, как в навсегда закрытую для него Белорию. Так что, находясь сейчас именно на ее земле, да еще и беззастенчиво творя волшбу, он нарушал не только закон, но и заодно выводил каракулю под смертным себе приговором. Конечно, всерьез ему не верилось, что Ковен способен свершить собственные угрозы, но все же рисковать подобным образом с его стороны было крайне неосмотрительно. Сколько раз я клялся, что ноги моей более не будет в Стармине... Уж не считая того, что в столице осталась его бывшая супруга, встречи с которой мужчина и вовсе пожелал бы избегнуть любыми средствами.
Из безрадостных мыслей Драгона резким окликом выдернула травница, наконец произнеся нечто действительно волшебное и ласкавшее слух - "источник". Прежде чем практик сообразил, насколько иллюзорно было его ликование, сердце его забилось так часто, как не билось никогда в постели с женщинами - он стремительно припустил к Раде, чуть не сорвавшись с тут же нарисовавшегося обрыва, под которым булькало магическое варево, увы, не доступное им с высокого берега, окаймлявшего грязную лужу сомнительного химического состава. Ну приехали. Принимать же ванны в только что пожалованной свежей одежде не хотелось ни одному из магов, а потому ими негласно было принято решение пожертвовать ради науки исключительно собственным нагим телом, хотя бы с онучами расставаться было от души печально - мужчина как никогда раньше удобно намотал их в этот раз, а потому и лишаться столь дорогих его сердцу трудов было чрезвычайно обидно.
Впрочем, открывавшийся ему по правую руку вид несколько смягчил его утраты, тогда как сама зардевшаяся девчонка не погнушалась воспользоваться помощью магистра, чтобы спуститься в промороженные тенью, густые воды глубоко омута, источавшие до того невозможный аромат падали, что Драгон даже не сомневался - под ними, оставшимися на плаву, где-то в бездонной впадине бочага издохло далеко не одно несчастное животное.
- Вос-хити-тельно... - проворчал колдун, мгновенно оценивший стойкую прохладу водоема, пробиравшую до костей и выливавшуюся в натуральный озноб, захватывавший дух. - Яма-то хотя бы не выгр-ребная, - успел он порадоваться, ощущая как по телу сладко разливается живительная мощь природного источника, позволяющая сосредоточенно заполнявшему пустоты в своем резерве чародею, одновременно с тем подогревать рядом с собою леденящую взвесь, что заставило Раду инстинктивно податься к нему ближе, чтобы не околеть ненароком в благодатных водах безвестно сгинувшего отшельника.
- Я не чувствую поблизости нежити, - открывая глаза из легкого забытья сообщил маг, улавливая серьез и понимание во взгляде едва ли не прильнувшей к нему девушки, потому и продолжил. - Хотя их как магнитом тянет в магически-плодородные земли, но, судя по всему, все еще остаточно работают какие-то защитные контуры хозяина скита, что отпугивает слабовато-интеллектуальную нечисть, - он глубоко вздохнул, силясь не закашляться от спертого дурманящего амбре, что ни на мгновение не оставляло спутников и, скорее всего, будет преследовать их еще оскорбительно долго. - Так что - ставлю на шахты, - как только зрачки чародея подернулись голубоватым свечением, мужчина с удовлетворением ощутил, что полон силою под завязку, хотя по большей части ему хотелось вздремнуть, а не тут же побежать прикладывать полученные возможности для набивания вурдалачьего чучела. - Я уйду до рассвета... и из зелий, собери-ка мне лучше свой оберег, более ничего не понадобится.
О том, каким способом им предстояло вернуться на земную твердь, должно быть, для Рады и было загадкой, решение которой та отложила на лучшие времена, а сам Драгон в этом препятствий не видел - прикрывая глаза для лучшей концентрации, он развернул кисти рук ладонями вверх, хотя те все еще оставались во власти омута, и приложил к мысленно прочтенному заклятью только что позаимствованную волну энергии. Их обоих не без труда вырвало из прожорливой лужи, плавно адресовав рядом с оставленными шмотками и не совсем уж мягко приземлило вниз, чего колдун теоретически ожидал, а вот взвизгнувшая и оступившаяся девушка - явно не совсем. И все же, сердито взмахнув косой, та с отточенным мастерством произнесла заклинание очищения, вернувшее двух представителей неведомой доселе полуразумной расы одичалых людей к исходному состоянию тех же нечесаных зверюг, но уже способных к эволюции, кроме того что рванувших в сторону деревушки с такой скоростью, будто позади они действительно оставили логово, кишмя кишащее упырями да расквырами. На деле же - оба до того устали, что не сговариваясь и с безмолвным пониманием почесали в страстном желании наконец броситься в постель и предаться безудержному сну.
[nick]Dragon[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2dPhG.gif[/icon][status]Я дурак, и ты дурак, поступай на ПракМагФак[/status]
[sign]http://funkyimg.com/i/2dPhH.png[/sign]

+2

15

[nick]Радея Венийская[/nick][status]щось такэ зубасто[/status][icon]https://67.media.tumblr.com/30ee0f0207981cfebdefdb1085a5a318/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo2_250.gif[/icon][sign]https://66.media.tumblr.com/89851a8b40551542d07e42f2532f6d1f/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo4_r1_500.png[/sign]
Чего только не приходится испытывать магам для того, чтобы иметь возможность творить свою волшбу. Погружаясь в вязкую жижу и очень искренне стараясь не поскуливать от холода и мерзости, которая оказалась под босыми пятками, Рада со всей душевной отдачей вспоминала, какие из богов могли так невзлюбить их тихое, мирное и немногочисленное (по официальным сводкам) сообщество. Клирикам едва ли приходилось нырять по всяким ямам и оврагам в поисках купавок и нечисти, пожертвования им приносили сами прихожане и в сточных канавах святой дух они сапогами не зачерпывали, а что уж говорить о теплом и уютном приходе на который скидывались всем селом, лишь бы только святоше жилось сытно и хорошо. И тот же святоша при первой же хворобе бежал к мерзопакостной ведьме травнице, живущей в покосившейся землянке, чтобы натерла его утруженную от бесконечной расстановки свечей, спину своими гадкими отварами.
- Ай! Меня ущипнул кто-то! – Испугавшаяся мерзопакостная ведьма подпрыгнула на месте, когда почувствовала прикосновение чего-то чужеродного и по определению местонахождения – противного. Мало ли какая дрянь могла завестись здесь, да та же обычная пиявка или чья-то шаловливая рука – не самые приятные соседи. Ради разоблачения хозяина шаловливой руки, девушка обернулась и с подозрением заглянула в святящиеся голубоватым светом невинности глаза своего невольного компаньона, но не приметив в них и тени раскаяния или признания вины, успокоилась, уж лучше живой человек, чем заблудший водяной характеру примерзкого. К тому же, магистр поспешил отвлечь травницу от щекотливости момента весьма успокаивающим заверением, что нечисти поблизости нет. Едва ли, даже при полном резерве, они смогли бы дать достойный отпор зубастой твари, свесившейся с края оврага, чтобы полюбоваться на полное погружение своих извечных врагов в места их достойные.
Сама же Рада чувствовать присутствие нежити умела плохо, все же не ее специальность и вурдалака она в естественной среде обитания видела раза два от силы, при том второй раз зверь был даже культурный. В одной из мелких деревень в три избы, куда она забрела по воле случая и велению курсовой вместе со своим приятелем-Практиком, натолкнулись они на собаку весьма крупных размеров, целомудренно грызущую кость, видно брошенную сердобольным хозяином. При виде зверя, Яшка зашелся икотой и кашлем и тут же начал дергать меч как назло застрявший в потертых ученических ножнах. На крики выбежал хозяин, полуслепой старик, практически единственный, не считая столь же древней старухи (которая, впрочем, неделю не выходила из избы), обитатель деревни, и практически грудью пал на ни в чем не повинного Бобика, который очень виновато стрелял блестящими глазами из-за худощавой спины своего защитника, ненароком загребая лапой кость подальше от глаз юных магов, чтобы те не признали в ней остатки ноги упомянутой выше старухи. В остальных же случаях, травникам доставались уже продолжительное время умерщвленные тушки, чтобы юные пытливые умы учились извлекать пользу из отработанного их коллегами материала, но и эти встречи особого восторга в душах юных лекарей не вызывали.
- Надеюсь, ты прав и этот самый отшельник теперь не обитает в поставленном собою же контуре, но уже в новой шкуре и с новыми желаниями. – Наконец, когда зубы уже изрядно стерлись от дробного стука, а резервы заполнились настолько, что драгоценные УМЕ плескались буквально в ушах, маги выбрались из чудотворного колодца, в который раз за вечер оказавшись в неоднозначном положении относительно друг друга. Вот только сил на смущение не осталось, и очистив тела от грязи простейшим бытовым заклинанием в сопровождении позерского щелчка пальцами, маги стремглав помчались в сторону гостеприимного дома с теплой печью и горячим отваром из трав, бережно собранных давеча.
Вот только если Драгон тут же бросился на услужливо предоставленные палати в выделенной гостям комнате, наполнив прогретое помещение утробным храпом поспорить в заливистости с которым не осмелился бы и дракон, а тролль хорошо прежде подумал, Рада же устроилась за очищенным от яств столом, раскладывая перед собой пучки с ароматной добычей. Травы следовало разобрать сразу, не откладывая дело на потом, чтобы те не успели потерять остатки своих полезных свойств, которых итак было с гулькин нос, учитывая, что собирала их девушка, пренебрегая всеми возможными правилами начиная от времени суток и заканчивая способом среза. Но что ей было делать, когда времени было в обрез, а футляр с набором травнических инструментов, тонких посеребренных иголок и ножей, остался в логове троллей.
Солнце уже зашло за горизонт, и комната погрузилась в непроглядный полумрак, когда руки девушки завязали последний узелок на непримечательном с виду свертке, размером едва превышавшем полевую мышь, оканчивая вместе с этим узелком и свой наговор, составленный ей едва ли месяц назад и еще не опробованный на практике, но да лучшего повода и найти было сложно. Свертков таких было три, все с ароматом чеснока и мяты, веревочкой, чтобы носить на шее, и миниатюрной биркой с названием накарябанным аккуратными рунами и запаянным воском от почти догоревшей свечки. Приготовления были завершены, а вот сил не осталось вовсе, ни на то, чтобы задуматься где ей собственно спать, так как увлеченная своими собственными думами хозяйка дома постелила гостям так, будто пути их пересекались не только в сугубо деловом ключе, ни на то чтобы хотя бы раздеться, забираясь под теплое покрывало и отпихивая со своего пути загребущую лапищу, которая покусилась на святое и заняла собой ту половину кровати, которая предназначалась для травницы.
Вымотанная девушка уснула, стоило голове коснуться подушки и не заметила ни как эта самая лапища вернулась на ранее занимаемое место, ни как сама же ловким движением бедра перетянула на себя одеяло и довершила начатое завоевание возложением ножки поверх храпящего противника, ни как хозяйская кошка, прошествовав по обнаглевшим оккупантам ее территории улеглась на них сверху, придавив пушистым брюхом лицо проворчавшего что-то мага, а перед носом девицы опустив свою еще трепыхающуюся в предсмертной агонии добычу.
Глаза разлепить удалось только когда пригретый бок начал подмерзать, лишенный тепла, как мужского, так и кошачьего, ибо хвостатая хозяйка дома выпорхнула в приоткрытую дверь, будто и не было ее никогда, а сам маг последовал за ночной провожатой, неведомо когда успев одеться, умыться и напоследок поправить одеяло посапывающей девице, чтобы та не просыпалась без необходимости. Рада бы и не стала, если бы накануне не решила, что вопреки страху и опасению, но во благо науки и пополнения запасов, ей тоже следует прогуляться до шахт и лишить будущую мертвую тварь пары клыков и склянки с кровью. Но как водится, проснулась она только от звука закрывающейся двери и ощущения, что если она не поторопится, то не видать ей ценных ингредиентов, как отметки «отлично» за владение мечом.
Кое-как выпутавшись из одеяла и на ходу натягивая сапоги, подхватив собранный узелок по дороге, Рада выскочила за дверь и рассеяно заозиралась. Маг уже успел скрыться из поля зрения, которое заканчивалось на расстоянии локтя перед носом, а в какую сторону он пошел и в какой стороне искать шахты травница не знала. Даже сделав глоток зелья, которое все же приготовила и после которого мир окрасился в более светлые серые оттенки, являя перед магичкой очертания деревенской площади, она не увидела Драгона, хотя была уверена, что уйти тот далеко не мог. Благо тайна исчезновения мужчины разрешилась сама собой, стоило девушке обернуться обратно к крыльцу и встретиться взглядом с изрядно встопорщенным магистром, который вышел из-за того угла, где скрывалась будочка общего пользования. И смотрел Драгон на нее с крайней опаской и явным желанием проверить принадлежность существа со светящимися в темноте глазами к известным видам нежити посредствам игравшего в руках пульсара.
- Эй! Спокойно! Это я – Рада. – Примирительно подняв руки травница постаралась улыбнуться, но улыбка ее тут же померкла, когда за спиной раздалось утробное рычание с явным вурдалачьим акцентом.

+2

16

Побросав вещи прямо на пол на пути к вожделенной постели, между тем Драгон бережно повесил ножны с мечом на вбитый у полатей крюк, после чего, более не считая нужным что-либо обсуждать с колдуньей, мужчина зарылся в одеяла и в блаженстве сомкнул веки, моментально проваливаясь в один своих феерически-бредовых снов, содержание которых больше смахивало на острое отравление беленой, нежели на здоровые сновидения здорового человека. О весело прыгающих в платьях Рады по облакам маленьких старостах, фальцетом распевавших народные ажайские песни, маг бы все равно никому не стал бы рассказывать, несмотря на то, что репутация его в этом крае была капитально загублена. Да и к лешему все эти нюансы - его сейчас больше беспокоило хорошенько выспаться перед намеченной на утро битвой - предупредить о ней вурдалака не удалось, но практику хотелось верить, что тот сам почует сердцем и явится без опозданий точно в срок.
Вставать с первыми петухами маг не планировал, но кое-что заставило его все же покинуть нагретое место и разжать плотно сомкнутые объятия, выпуская талию девицы на волю и спросонья пытаясь припомнить последние события накануне - не произошло ли ночью чего-то совсем незапланированного, о чем его снова предала барахлящая память. Но все-таки ему что-то подсказывало, что его голова, хотя и была со сна тяжелой, оставалась в полном порядке, несмотря на все еще саднящий от удара затылок. Аккуратно выбравшись на свободу и свесив с полатей ноги, мужчина сладко зевнул и обернулся на что-то пробубневшую во сне девушку, что по, не поддающейся расшифровке интонации, можно было одновременно отнести как к ласковому милованию, так и к смертному проклятью на его непокрытую голову. Стараясь не искушать лишний раз судьбу, Драгон подоткнул одеяло даже в дреме сосредоточенно нахмуренной барышне и мягко спрыгнул на пол, наскоро натягивая сапоги сразу на босую ногу и устремляясь в дощатый домик во дворе хаты для вынужденного уединения.
Не успевая еще натянуть штаны обратно, чародея тряхнуло морозцем так, будто нежить как минимум завелась у него в портах, что бы он ни думал по этому поводу, но своим ощущениям Драгон все же старался верить с осторожностью, а потому и выскочил из сортира, на ходу стараясь подвязать пояс хотя бы узлом, чтобы в самую ответственную минуту он бы не был вынужден применить секретную психическую атаку, повергая в трепет и (что греха таить?) зависть своего отчаявшегося противника. И хотя, по дороге до, как из-под земли нарисовавшегося вурдалака, как вкопанная встала Рада, радостно взмахнул ему ладошками и не догадываясь, по всей видимости, от чего же так перекосило самого мага, он рефлекторно сотворил в ладони пульсар и замахнулся с окриком:
- Пригнись, дура! - что мгновенно вывело девчонку из оцепенения и добросовестно вжало в росистую прелую траву. - Беги за мечом, я отвлеку его! - успел добавить колдун прежде, чем стог сена, за вильнувшей в последнее мгновение тварью, факелом вспыхнул от рванувшего в нем пульсара.
Конечно, на подобные случае, в арсенале северного заклинателя имелись спецэффекты куда практичнее и действенней, но предназначались они для драки в чистом поле, тогда как за спинами их маячили низкие деревянные домишки селян, готовые заняться пламенем от любой искры. Но развеять плотную завесь тумана ему это точно не мешало. Заметив у себя на пути мишень по-солидней, вурдалак резко сменил траекторию своего наступления, ринувшись в сторону практика, если и решившего, что он погорячился со своими угрозами Раде, то был вынужден их оправдывать, подскочив на добрую сажень, как только нежить готова была сомкнуть челюсти на его глотке, но пыльно затормозила всеми лапами и непонимающе осмотрелась. Приземлившись мужчина развернулся в сторону еще более вызверевшейся твари, готовый в любую секунду повторить свой обманный трюк, на который уходил тот минимум магической энергии, что в принципе ему было позволено потерять без ущерба для других заклятий. Вот только в какой-то из сделанных ими кругов, когда Драгон уже успел вспотнуть, а вурдалак - чуток запыхаться, колдун не подрассчитал с усилием и грохнулся раньше, припечатав собою не успевшего отскочить зверя, а посему и оседлав его, к несчастью, задом-наперед... Надо отметить, что растерялись оба противника, один - от своей поразительной неудачливости даже в таких тривиальных поединках, а другой - от невиданного нахальства первого. Насмерть вцепившись в серую с подпалинами шкуру под собой, магистр с превеликим трудом удержался на месте при первых попытках вурдалака просто стряхнуть с себя налипшего доставучего человека, но вот после того, как ловкие когтистые лапы пропороли воротник его рубахи, колдун сообразил, что лучше бы сейчас сгруппироваться, а потому впечатавшись в чернозем чужого огорода и отделавшись практически одним испугом. Вот только сама зверюга была готова люто мстить своему обидчику, а потому и последующий выпад должен был в идеале оказаться последним для зарвавшегося чародея, разве лишь тот, в момент инстинктивного включения эгоистичного самосохранения, успел выпалить проклятье раньше, нежели его разорвали на мелкие тряпки.
Прокашлявшись от едкого дыма, окружившего его сидевшую на заду фигуру, Драгон с кисловатым удовлетворением отметил пред собой кучу пепла и четыре обугленные лапы - единственное, что соизволил оставить вурдалак о себе в память. И хозяйский огород, к сожалению, тоже. Как-раз в это мгновение в их сторону прилетела девчонка наперевес с мечом и вида несомненно воинственного. Но мужчина не стал ничего говорить по поводу расторопности своей напарницы, он только тяжеловато поднялся с земли, помахивая перед лицом ладонью и с подозрением оглядываясь на высунувшиеся из-за заборов ошалелые морды кметов.
- Умыться бы... - задумчиво произнес маг, стирая рукавом с лица гарь и копоть, после чего встречаясь взглядом с растерявшейся Радой, опечалено отбросившей меч и кинувшейся на колени перед останками нежити более для использования явно не пригодными. - И поесть, - запах паленного мяса к тому же пробуждал недурной аппетит, а мечты о плотном завтраке становились настоящей эротической фантазией.
[nick]Dragon[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2dPhG.gif[/icon][status]Я дурак, и ты дурак, поступай на ПракМагФак[/status]
[sign]http://funkyimg.com/i/2dPhH.png[/sign]

+2

17

[nick]Радея Венийская[/nick][status]щось такэ зубасто[/status][icon]https://67.media.tumblr.com/30ee0f0207981cfebdefdb1085a5a318/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo2_250.gif[/icon][sign]https://66.media.tumblr.com/89851a8b40551542d07e42f2532f6d1f/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo4_r1_500.png[/sign]
Ксандр Перлов любил повторять, чтобы они всегда были готовы защищать свою жизнь. Всегда были настороже и держали про запас пару десятков УМЕ, на контратаку подкрадывающегося со спины противника. Вот только если курс практиков слушал каждое слово, стараясь внимать и усваивать информацию, а сам же Магистр неустанно муштровал своих подопечных, то к травникам, у которых боевая магия была предметом из класса «общего развития», все относились спустя рукава и особо не донимали практическими изысками с реальными противниками, ограничиваясь борьбой с иллюзиями, порой (и об этом хорошо помнила одна из погибших юбок Рады) весьма реалистичными. И естественно, что сама травница едва ли верила в то что на нее, совершенно невинную особу, нападут столь бесцеремонно, да еще и трогательно порычат на ушко обдав зловонным дыханием и аурой злобного зла в серой шкуре. От неожиданности она даже не успела обидится на столь нелестный отзыв об ее умственных способностях в исполнении придерживающего порты мага, который все же зарядил пульсар в сторону травницы и вурдалака, опалив им кончик косы, что не успела упасть вслед за хозяйкой, почувствовавшей небывалую тягу к кормилице-земле. Ох как велик был соблазн притвориться мертвой, прикрыв голову руками, или замаскироваться под кочку, но нет, бравого вояку, уже готовившего в голове план по разделке зверя, такой маскировкой было не провести, и он не преминул воспользоваться девичьей помощью попросту послав ее куда подальше.
Чтобы не попасть ненароком под удар магии или когтей, девушка на четвереньках поползла в сторону двери, благо отойти она от нее успела буквально на пару шагов, но внутри ее ждал неприятный сюрприз. Так бывает, когда вещь нужна очень срочно, то, во славу закона подлости, исчезает из поля зрения будто и не было ее никогда в этом доме. Оглядев своим обновленным (во всяком случае на ближайшее время) зрением комнату, Рада не увидела искомого меча нигде, где он мог бы быть. Его не было среди немногочисленных вещей, сваленных в небольшую кучку на лавке, не было у входа в дом, на столе, за печью, под лавкой, в постели и под подушкой. Не было его и в окошке, и просто валяющимся на полу, да и выглядывающему из угла домовому эта железка едва ли была нужна, одним словом, меч исчез. Только после третьего круга по комнате, где и прятаться то было негде, когда, зацепившись широким рукавом, что во время сна наполовину раскатался, за печную задвижку, и получив рукоятью меча по голове да так, что искры полились из глаз от неожиданности и обиды, девушка выскочила во двор спеша на выручку вурдалаку, чтобы умер тот быстро, безболезненно и с наименьшим ущербом для будущего использования его останков.
Вот только, когда крыльцо вновь оказалось под обутыми в сапожки ножками, бой благополучно был завершен.
- Да как же это…
-Да как же это… - Почти в унисон пролепетала девушка и жена Старосты, только если у Рады из руки выпал меч и упала травница на колени перед кучкой пепла, пытаясь выискать в размякшей траве, освещенной всполохами догорающего костра из сена и телеги, где оно ждало своего часа, хотя бы пару зубов или глазик пса, то Миролюба проделала то же самое, только над своей тщательно выращиваемой и лелеемой грядкой с редькой. Или тем, что от этой грядки осталось.
Селяне же в вопросах огородничества были куда более щепетильны, чем в вопросах безопасности собственных жизней. Потерять для них одного или двух жителей, пусть то был любимый сосед или красива девка, было делом житейским и обыйденным, грустным конечно, но что поделать, если такова их дорожка была. А вот если жертвой пал урожай, запасы на зиму, сгибая спину над которым возможно и пал горемычный сосед, да еще и в середине лета, когда второй раз засаживать землю было уже бессмысленно. А еще если над этими грядками кудахтали завистливые соседки, пророча безоговорочную победу на предстоящей осенней ярмарке, и сейчас озабоченно, но крайне удовлетворенно поквакивали, выглядывая из-за покосившегося забора… То провинившемуся горемыке оставалось только посочувствовать.
Принимая во внимание обостряющуюся с каждой минутой атмосферу, Рада проливала свои слезы над горсткой пепла непростительно короткое время, напоследок огорченно шмыгнув носом, и прикидывая, когда же ей в следующий раз повезет натолкнуться на этот вид нежити да так, чтобы он оказался в ее полном распоряжении. После она отряхнула грязь с юбки и с видом полнейшей невозмутимости прошла в сторону дома, подхватывая под руку мага, что видно не сбросил еще с себя оковы бушующего в крови азарта.
- Если ты хотел еще и позавтракать, - шепнула она сердито, сохраняя при этом улыбку на лице, - То мог бы и поаккуратнее быть. Сейчас же как бы нас не сожрали на завтрак… – Впрочем едва ли приезжий маг мог по достоинству оценить гневные прищуры проснувшихся раньше срока селян, которые как голодная саранча подтягивались к разгромленному огороду, ропча меж собой и направляясь к двери, которая захлопнулась за спинами не на шутку перепуганной Рады, ведь одно дело кидаться пульсарами в вурдалака и совсем другое, в живых людей. И без того ей казалось, что количество смертей, свидетелем которых она стала за последние сутки, плавно стремилось к тому злополучному дню, перечеркнувшему ее безоблачное детство.
Оказавшись в относительной безопасности девушка развела бурную деятельность, сметая вещи и собранные травы в небольшую торбу, которую так же выпросила накануне у некогда миролюбивой хозяйки. Маг беззастенчиво мешался, застыв столбом и откровенно не понимая, с чего вдруг травница всполошилась, да еще и, столкнувшись с ним в очередной раз, прикрикнула на своего спасителя, пожелав тому долгих лет жизни, но где-нибудь подальше от этих мест, после чего благоразумно ушел к ушатам с колодезной водой, чтобы привести себя в порядок после сна.
Сборы, на которые ушло буквально пол лучины, практически подошли к концу, когда в дверь светелки настойчиво постучали, а после, не дожидаясь ответа и вошли: сначала староста, изрядно помятый после сна и явно смущенный сложившейся ситуацией, за ним Миролюба, гневно посверкивая глазами из-за плеча супруга, а следом и те мужики, что привели нерадивых магов в деревню.
- Здравы буде! – Староста грузно уселся на скамью, по-хозяйски уперев руки в колени и грозно, но в то же время виновато и с не малой опаской поглядывая на гостей. Как бы не страшен был гнев жены, но маги были страшнее и непредсказуемее, а значит ссориться с ними – себе дороже. – Тут такое дело…
Рада предполагала, о чем заведет речь их наниматель, а потому продолжала заниматься сборами, завязывая узлы, чтобы по дороге торба не развязалась и все ее содержимое не рассыпалось, лишая травницу наживаемого имущества, которое и без того было до боли скудным.
- Мы же забыли совсем… К нам.. Эээ… племянник мой с семьей приехать должны. Вот как раз сегодня утром ждем их. – Вранье давалось бесхитростному мужику с превеликим трудом, впрочем, он честно старался, а Рада же подбадривающе кивала ему, соглашаясь, что дескать да, возможно такое, и что вы от нас хотите?
- И мы вот.. и я тут подумал. Вурдалака же вы того! Мертвый он теперича. И оплату вы свою получили уже, как договаривались. Меч ваш! И одежду тоже берите. И кладень золотом вам выдам… каждому. Так что… нечего же вам тут более делать? – На мужика было жалко смотреть, впрочем, ни на него одного. Когда Рада взглянула на входную дверь и на те знакомые вилы, что начинали посверкивать в лучах только занимавшегося из-за горизонта солнца, жалко стало и мужиков гурьбой столпившихся в проходе, и жену с ее растоптанным огородом, и себя, если вдруг ее новый знакомый окажется характера неуравновешенного и все же углядит в поступке старосты и его свиты оскорбление своего магического достоинства.
- Да мы и не думали задерживаться. Понимаете же, магов ноги кормят, нельзя нам на одном месте засиживаться. Так что уходить уже собирались, да вы нас задерживать вздумали, не хорошо это Староста, ой не хорошо... – Проворковала Рада, накидывая на плечо лямку своей сумки и оправляя закатанные рукава, чтобы те больше не путались и не цеплялись за мебель или прочий садовый инструмент, когда придется протискиваться сквозь не собирающуюся расступаться толпу.
- Да я же это… ничего. Доброго пути вам, да осветят Боги ваш путь.
Отсчитав обещанную сумму, староста с немалым удовлетворением запер на засов дверь, когда маги наконец ушли и грозно взглянул на притихшую жену.
- А я тебе говорил, чтобы не сажала свою редьку на этой грядке! Там жеж место было как раз под мой горох!

+2

18

Выпроваживали их, надо отметить, довольно нагло - так, что в лучшие годы Драгон обязательно расщедрился бы им на какую-нибудь прощальную пакость, но бурная юность была уже давно позади, а потому теперь же практик предпочитал лишний раз в Белории о себе не напоминать. Хотя бы до того, как доберется до Ковена и Ксандра, который заставит совет как минимум выслушать его, о большем же магистр покуда не думал мечтать, опасаясь в противном случае коварной подлянки судьбы. А потому и молчаливо принял подаяние селян в количестве двух кладней на обоих магиков, да пустую болванку меча, что еще предстояло хорошенько зачаровать, прежде чем с ним можно было выходить супротив нежити, иначе он перепугает упырей не сильнее ивовой хворостины. Впрочем, и на том было им спасибо - хотя бы за ночь проведенную в тепле и уюте деревенской хаты за кутом печи, ибо ажайский маг даже опасался предположить, когда бы ему вновь точно так же приведется забыться в жарких объятиях с одеялом. Тем более, он не сомневался, что домовитая Рада, наверняка, не преминет прихватить что-то с хозяйской кухни, дабы заморить хотя бы червяка, что уже начинал деловито буравить пустой желудок.
Собрав все вещи и распрощавшись с гостеприимством добротного дома, чародеи покинули деревушку, что все еще местами пускала в небо дым и его приятный пряный запах, насквозь пропитавший те обноски, что за неимением иного продолжали служить им единственной одежей. Оставшиеся деньги же, посовещавшись, порешили прикопать в корзине травницы, в каковой после их визита к лавочнику уже обретался мешок с гречневой крупой и колбаски, одним своим ароматом соблазнявшие прикончить их даже в сыром виде. По традиции - всю поклажу несла на локте девушка, а колдун продолжал идти налегке, памятуя, что в нестандартной ситуации от него понадобиться махать мечом, а вот Раде в панике бросать вещички и героически прятаться за его широкими плечами. Во всяком случае, именно к такому выводу пришел мужчина, помощи своей не предложив. Хотя бы и на самом деле, только лишь потому что сама девчонка котомку ему решила не доверять.
Согласно двигая в сторону старминского тракта они довольно часто останавливались, для того чтобы пощипать травку, подсадить девушку на дерево за каким-то страшно редким и нужным лишайником, который, судя по остаточным знаниям Драгона о травоведеньи, применялся разве только в приготовлении слабительных микстур - но мог и ошибаться, поскольку в этом разрезе на свои способности зельеварения никогда не полагался, умудряясь еще на занятиях задымить аудиторию какой-то паленой падлой так, что проветривать после приходилось весь этаж полностью. А потому к полудню продвинулись не дальше околицы, хотя с каждым мгновением проведенным за очередной охотой на уникальный репей, магистр сопел все более ворчливо, готовясь вскоре озвучить пламенную речь на тему умственных способностей русоволосых магичек, передающихся исключительно по весьма определенному половому признаку, занимающих недурных собой и храбрых сердцем колдунов, что должны бы были в это время заниматься настоящим делом, но покуда держался, тщетно рассчитывая на счастливое завершение острого приступа травничества у своей спутницы.
- Мне кажется... - маг остановился, чтобы прикрыть козырьком ладони глаза от слепящего солнца, что взошло к этому часу и рассеяло туман, и указать другой рукой в сторону резко пошедшего в гору редколесья. - Или именно в той стороне находится брошенная шахта? - полюбопытствовал он у неизменного зада девицы скорее из вежливости, нежели действительно озаботясь ее мнением, которое к тому же пропустил мимо ушей, ибо ринулся в сторону возвышенности, что действительно вывела его на поросшую дикими сорняками тропинку, некогда делившуюся на колею, а ныне лишь указывающую направление. - Рада? Ты со мной? - окликнул мужчина чересчур увлекшуюся девчонку и обождал, покуда та нагонит его в растерянности и непонимании - куда, если вурдалака они уже вроде как предали земле? - Мне нужно осмотреть логово... если зверь был не один, то деревня рискует навлечь на себя месть сородичей. Ты... ты можешь остаться снаружи, тебе не обязательно туда идти.
Вынимая из ножен меч, Драгон осторожно тронул ветхие и изъеденные жуком двери шахты, улавливая носом хлынувшую на него вонь лежбища - сомневаться более не было причин, именно здесь обжился вурдалак с квартирой не прогадав - хаотично расположенный лабиринт забоев, прогнившая конструкция и отчетливый запашок разложения, все это не способствовало возникновению желания посетить убежище твари, какого особенно не обреталось и у мужчины, что уже отослал поисковый импульс, кроме того, самостоятельно убедившись в полном отсутствии хозяев, и все же довольно нехотя ступая по хрустевшему под сапогами мусору, опасаясь исключительно обвала, нежели нападения из засады. Северная братия этой нежити ютилась в пещерах гор и глубоких норах, что часто можно было спутать с берлогами медведей - и тут неизвестно, на кого было наткнуться более чревато, поскольку с вурдалаком взрослый человек все же имел шанс справиться, с другой стороны - их суеверные кметы и боялись больше, будто животное происхождение мишек добавляло какого-то шарма в гибели неудачного исследователя.
...И все же Драгон упорно ощущал, будто за ним кто-то крадется. Аккуратные, легкие шаги, ступающие в одном с ним ритме. Но ведь Рада решилась остаться снаружи. Мужчина резко остановился, развернувшись на каблуках, готовый перетворить световой пульсар в боевой в любую секунду, но в него действительно врезалась девица, которую тот поймал за плечи, чтобы не растянуться им обоим. Что она здесь делала? Он спросить даже не утрудился - все было написано на ее взволнованном лице и дрожащих пальчиках, вцепившихся в ткань его рубахи. Ну, конечно, оставаться в одиночестве снаружи было куда страшнее, нежели шагать с ним в ногу у самого черта в логове. Впрочем, именно травница обратила его внимание на сваленную рядом кучу шмоток и груду костей в одной из ниш забоя. Центральной скульптурой композиции была огромная троллья задница, обглоданная с обеих сторон других отсутствующих частей тела, но не она привлекла интерес мага, рванувшего в сторону гнезда с такой прытью, будто тот обнаружил в филее тролля кого-то из родичей. На деле же он миновал труп и скелетное крошево, чтобы вытащить из-под них темное тряпье при встряхивании оказавшееся добротным теплым плащом, подбитым дорогим соболем, не пострадавшим даже в подобном приключении.
- Это же мой плащ! - улыбнулся в неожиданности мужчина, после чего стремительно бросился рыться в груде мусора, тщетно обыскав окружение на предмет еще и своего посоха, но тот лишь подпортил чародею настроение воспоминанием о своей пропаже. - Здесь больше нет ничего, пойдем отсюда прочь, - предложил Драгон, с удивлением отметив, что Рада ринулась к выходу еще раньше, нежели он успел окончить фразу.
[nick]Dragon[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2dPhG.gif[/icon][status]Я дурак, и ты дурак, поступай на ПракМагФак[/status]
[sign]http://funkyimg.com/i/2dPhH.png[/sign]

+1

19

[nick]Радея Венийская[/nick][status]щось такэ зубасто[/status][icon]https://67.media.tumblr.com/30ee0f0207981cfebdefdb1085a5a318/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo2_250.gif[/icon][sign]https://66.media.tumblr.com/89851a8b40551542d07e42f2532f6d1f/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo4_r1_500.png[/sign]
«Нет худа без добра» - именно так думала Рада, когда их отряд покинул деревню, беззаботно покачивая полупустой котомкой, на дне которой перекатывалось колечко ароматной колбаски, да позвякивала крупа в мешочке. Пусть награда за их труд была до неприличия скромной, но все же на ужин в корчме им вполне должно было хватить, а там, если повезет и Стармин покажется, где перебиться случайным заработком для дипломированных магов – гораздо легче, чем в позабытой ковеном деревушке. Только одного травница не учла в своих расчетах, а именно, собственной наблюдательности и неудержимой потребности идти на заработки не с пустыми руками. Ну как скажите, она могла сварить микстурку от болей различной направленности, не имея при себе ни подорожника, ни ромашки, ни лишайника? Да ее же засмеет заказчик тут же, если, заплатив положенную цену, увидит удаляющуюся девичью спину, которой приспичило прогуляться до ближайшей полянки. Потому и приходилось навострить свой заложенный внеочередным приступом аллергии нос и начать выискивать минимальный ведьминский запас. Благо дело шло быстро и тратить пол дня на то, чтобы забраться на очередное дерево, не приходилось, используя подручные средства, которые недовольно сопели ей в спину, но все же послушно подсаживали и помогали спуститься. И вот когда Рада в очередной раз начала расковыривать дерн взятым на прокат у Миролюбы ножом, сопение обрело дар речи.
- Да, кажется в той… но мы же торопимся, разве нет? – Спина девушки изрядно устала, и она со вздохом распрямилась, упираясь руками в поясницу и сладко потягиваясь. Они и без того изрядно подзадержались в этой деревне, когда как следовало поскорее доложить о разгуле нечисти по берегам Чернотравной и сообщить о гибели одного из тролльих племен, находящихся в давнем сотрудничестве с Ковеном. Вот только Драгону эти проблемы были не интересны и он со всей своей прытью направился в сторону шахт. Пришлось Радее покачать головой и направиться следом, заметно отставая и путаясь в юбках, так как дорогу они оставили в стороне и пробирались сейчас сквозь заросший высокой травой луг, изрытый норами ловкий полевок.
- Может лучше сообщить об этом месте Ковену и пусть пошлют сюда людей для зачистки? – Но слабая попытка более не встречаться с представителями вурдалачьей породы вновь провалилась, когда Драгон скрылся под темными сводами шахты, уже больше напоминающей простую пещеру с остатками рельс и опрокинутой тележкой, три колеса из четырех у которой были сняты явно еще в те времена, когда чувство наживы селян перевешивало чувство страха.
Девушка осталась одна, и надо же было мыслям о том, что зверей здесь может быть больше одного, появиться вместе с небольшой тучкой, что закрыла собой солнце, ветром, который тут же засквозил по спине, будто бы был дыханием этой самой зверюги, и заодно шевелением кустов позади. Фантазия сразу нарисовала оскаленную пасть, торчащую из кустов, утробное рычание и слюну, обильно тянущуюся до самой земли, являющуюся составляющей доброго десятка ядов, не оставляющих следов, и одного особо действенного приворотного зелья, но в настоящий момент, совершенно нежеланную. Тихонечко пискнув, Радея предположила, что, если тварь поджидает ее сзади, но в пещере ее точно не будет, и позабыв о всякого рода осторожности, травница бросилась догонять мага, который на счастье не успел уйти далеко и уже вскоре заключил «свое счастье» в трепетные объятия.
- Там кто-то в кустах шевелился. – Рада смущенно потупилась и окинула взглядом, что наконец смог увидеть кроме удаляющейся от нее тени впереди еще и обстановку. К сожалению нюх ее не обманул, разлагающееся пиршество не самой чистоплотной твари земной было в самом разгаре, вот только хозяин жилище на время отлучился, так и не доев троллий окорок, который успел остыть и потерять презентабельный вид. Радея указала на свою находку магу и тот издав победный клич бросился к куче. Доесть решил чтоли? Ой, мне сейчас точно плохо станет… - За трапезой практика она предпочла не наблюдать, отвернувшись и пройдя в противоположную сторону, где среди сваленных в другую кучу вещичек заметила притягательный блеск. Аккуратно ножкой раздвинув тряпки и постаравшись дышать как можно медленнее, девушка извлекла на свет красивый золотой медальон с изображением какой-то пентаграммы и пока Драгон не заметил, спрятала его за пазуху, для сохранности. Позже, когда будет время, она еще разберется, что за амулет ей достался и чем его зачаровали, ибо магией разило от украшения изрядно, впрочем, оказавшись на теле девушки, сияние притупилось и слилось с ее аурой.
Вскоре, после тщательного осмотра достопримечательностей, маги пещеру покинули. Девушка старалась держаться на расстоянии от благоухающего ароматами практика, что отыскал в куче тролля свой потерявший виды плащ и более того решил взять его с собой, хотя бы перебросив через руку, а не нацепив на себя, чтобы отпугивать всякого рода жить и нежить не только ароматами, но и внешним видом.
- Зачем тебе эта дрянь? – Любопытство Рады дало о себе знать, но от ее вопроса только отмахнулись и вежливо, насколько было возможно, попросили отойти в сторону, после чего по округе раздался грохот и в воздух поднялся столб пыли, что некогда был входом в пещеру. – Ладно, намек поняла…

Солнце клонилось к закату, а Стармин ближе не становился, как бы маги не спешили. Радея на благо общего дела даже попридержала свой собирательный интерес и гордо проходила мимо манящих ее запасливую душу травок. Пирог, который путники разломили после того, как покинули шахту, давно переварился и желудок вновь запел свои гимны скорейшему привалу. Вспоминая карту местности, девушка не могла припомнить на их пути деревни с подходящим ночлегом, до которой они бы успели добраться к темноте, потому, когда на горизонте вновь показался редкий лесок с мягкой хвойной подложкой, указала на него рукой и предложила Драгону устроить привал. Возражений не последовало, видно мысли о колбаске уже давно обитали не только в ее голове.
В распоряжении путников оказалось тлеющее кострище, подложка их сосновых веток, чисто вымытый котелок и журчание ручья, бьющего из сложенных горкой камней. Рядом с сооружением располагалась табличка «Источник Святого Чуная» и схематичное изображение этого самого Святого, выполненная явно рукой молодой и завистливой, тщательно переписавшей цитату из краткого словаря Тролльего языка и сейчас эту самую руку отмывая в этом самом ручье.
- Кошелек или жизнь! – Грозно прикрикнула Рада, добавляя своему голосу мужской басовитости, а потом заливисто засмеялась, когда перепуганный парень поскользнулся на камнях и присел в лужу, что образовывал собой ручей. – Тебе разве не говорили, что портить казенное имущество не хорошо?
- Радка, ты чтоли? – хлопая по-девичьи пушистыми ресницами, вихрастый парень поднялся на ноги, не понимая, толи ему злиться, толи радоваться встрече. – А тебе не говорили, что к практику со спины не подкрадываются! Я же мог тебя убить ненароком! И вообще, что ты тут делаешь, почему не в Стармине?
- Девок своих пугай, Яшка, и вообще, не твоего ума дело, сам то чего упырей своих не караулишь?
- Да у меня тут важное дело. Сам магистр Перлов послал разобраться, чего нежить тут в деревне буянит. Говорят, полсотни людей сожрал, а вторую в плену держит!
- Да ты брось… и тебя одного отрядили супротив монстра этого?
- Конечно, кого, если не меня? А это с тобой кто такой?
- Как кто? Муж мой, магистр практической магии, между прочим! – Обернувшись к подоспевшему Драгону Рада непривычно тепло улыбнулась и ненароком подмигнула, взяв того под руку и прильнув к сильному плечу, поглаживая рукав потрепанной рубахи. – Милый, это Яшка, мой бывший напарник. Я тебе о нем рассказывала.
Давай, подыграй мне, ну что тебе стоит?

+1

20

На выходе колдун остановился, чтобы бросить плащ на землю и развернуться к разявленной беззубой пасти шахты, что более никому бы пользой не послужила, а потому требовала долгожданного упокоения, дабы в ее чреве не завелось еще одного паразита. К тому же, магический резерв уже восстановился с недолгого поединка с вурдалаком, а потому мужчина вновь ощущал себя свободным и практически всемогущим, если не считать того, что свои силы маг использовал в исключительной осторожности, стоически не поддаваясь соблазну обратить собственную мощь во благо лишь себе любимому. Он ведал, что его способности были даны ему в качестве инструмента, орудия, которое должно было быть посвящено всеобщей пользе, а жизненный путь его давно решился еще при первых несмелых шагах по каменному полу Старминской Школы. Этого же осознания вполне хватало ему, чтобы не пьянеть от тех возможностей, что открывались ему колдовством, и не становиться рабом своей безграничной власти.
- Исчезни отсюда! - запоздало предупредил практик свою спутницу, что замешкалась рядом и вполне могла получить весомую отдачу ударной волной, нарастающий рокот которой Драгон уже ощущал даже сквозь протертую подошву сапог.
Впрочем, Рада ждать себя не заставила - и весьма разумно по этому поводу поступила - поскольку творимая в руках магистра волшба обратного хода не имела; трудновато удержать в ладонях зарождающуюся точку взрыва, готовую поглотить чароплета вслед за собой, пожрать его своим раскаленным жерлом, испепелить наглеца, посмевшего ею управлять. И все же, жесты мужчины были верными и точными, не соперничая с назревающей мощью, а лишь направляя ее в нужное русло, где вскоре под оглушительный грохот каменного обвала, шахта рухнула, похоронив останки неудачного тролля под толщью уже давно выработанной породы, а облако вырвавшейся пыли осело на лице и волосах колдуна, вполне своей работой довольного, а потому уже подхватившего сброшенный плащ и спешащего догнать устремившуюся к закату травницу. Да постой же! Как будто это ты спешишь в Стармин, ей-богу...
Безусловно, девушка шла в его компании не только по той причине, что им посчастливилось очнуться вместе на ветке или их обоих едва не задрали одичалые оборотни, в конце концов, на свадьбе ведь явно венчали не их. Ведь так, верно? За этот факт мужчина поручиться не мог, но отлично представлял, по какой причине ему сейчас так важно было не потерять расположения озорной девчонки - она нужна ему была в качестве буфера, его личного адвоката, что позже не откажет ведь в помощи своему дорогому другу, которому жизненно-необходимо было созвать Совет Ковена раньше, нежели его выставят за ворота недружелюбного города. Если ей удастся поговорить с Ксандром и тот поведется на ее просьбы, то у самого Драгона появлялся неиллюзорный шанс получить хоть какую-то помощь от Ковена, хотя бы под знаменем не себя, а своей Родины. Он уже потерял двоих своих добрых приятелей и не мог злодействам позволить продолжаться на своей земле.
Дорога к столице была не самой долгой, но все же заставила магов озаботиться вопросом о ночлеге на пересеченной местности, поскольку стены города все еще не маячили даже на горизонте, а колбаски манили с такой силой, что все патриотические мысли выветривались из головы, застилая разум лишь назревающим чувством голода. Маг опаздывал, он катастрофически опаздывал с каждым мгновением проведенным в пути, с каждой остановкой, привалом отдаляя себя от первоочередной цели - вернуться и встать на защиту Ажая, но при том, где-то в глубине души Драгон с печалью ощущал, что как бы ни рвался вперед, он не успеет, или, возможно, уже не успел. Между тем, путь их вывел к довольно обжитой поляне, цивильно обустроенной как-раз для ночевок - здесь виднелось и едва теплившееся кострище, пара валунов в качестве сидений, чистый родничок, бьющий прямо из земли и даже продолговатое пятно примятой травы, наверняка, использовавшееся для лежанок, которые магам еще предстояло соорудить, но уже гораздо позже, хотя бы после того, как они идентифицируют личность парнишки задумчиво плескавшегося в луже. При виде нежданно наскочившей на него девицы, мальчонка порядком перетрухнул и отважно спасся бегством. Правда, прямо в ручей. А уж судя по тут же возникшей ругани - были эти двое знакомы и ранее, что в принципе Драгона особенно не касалось. Как-раз таки он совершенно не хотел встречать по дороге в Стармин ни знакомых, ни вообще кого-то, кто помнил его в лицо, поскольку имел в этом случае все шансы загреметь в темницу для магов, а то и на эшафот. Во всяком случае, Ковен в день его изгнания был практически единодушен в желании свернуть ему шею, кроме одного единственного мага - Ксана Перлова, его Учителя, что некогда точно так же предал его своим неверием, но все же утрудился спасти жизнь, убедив магистрат выслать его за пределы Белории. Возможно, из чувства сострадания или былого расположения, а, возможно, и просто не хотел пачкать руки в крови собственного воспитанника. Впрочем, дело это было давнее - теперь же практик поковырял носком сапога моментально пыхнувшие на него жаром угли и скинул пропахший вурдалачьи логовом плащ на один из валунов, прежде чем подошел к миловавшейся парочке. И вот тут уж было ему пора бросаться в ручей - когда Рада прихватила его за руку и представила однокашнику как любимого супруга.
Стараясь не выдавать своего явного удивления такому внезапному повороту, мужчина только искоса с недоверием взглянул на прильнувшую к нему девицу, прежде чем включился в игру и, крепко приобняв ее за талию, наклонился, чтобы нежно поцеловать женушку за ухом. После чего отпустил чуть смутившуюся травницу, чтобы засвидетельствовать ее товарищу свое почтение и пожать протянутую руку, довольно возрадовавшуюся лицезреть перед собой настоящего магистра - во всяком случае, другого объяснения такому плохо скрываемому восторгу Драгон не видел. С другой стороны - слова о супружестве очень быстро позволили поляне перейти в полное распоряжение вновь прибывших, поскольку вышеименованный Яшка поспешил собрать свои пожитки и несколько смазанно распрощаться с подругой, устремляясь как-раз в ту сторону, от которой они оба направлялись в Стармин.
- Муж, говоришь? - с едва заметным ехидством поинтересовался колдун, когда тот окончательно убрался, а Рада скоренько занялась хозяйскими делами, тщательно скрывая свое личико от взгляда мага. - Пойду-ка я за ветками схожу, любимая... - усмехнулся мужчина, проходя мимо увлеченной своей котомкой Рады, погладив ее по волосам на прощание и ускорив шаг, дабы не получить себе по чему-нибудь, если той вдруг покажутся подобные шалости излишними.
Расположиться на ночлег было делом недолгим, хотя голодным магикам даже эти мгновения показались вечностью. И только лишь когда костер под ловкими ручками травницы вспыхнул в ровном пламени, а с колбасок стали с шипением капать в огонь первые соки; в нетерпеливом ожидании Драгон завел разговор, чтобы хоть как-то скрасить оставшиеся минуты, прежде чем жизнь вновь покажется Раем на земле. Скворчащая древесина, стрекот сверчков и искры бьющие к только проступавшим в густо-синем небе звездам, все это несомненно настраивало на долгую беседу до самого первого храпа, а потому и вопросы, что колдун все это время держал при себе, считая их несвоевременными, теперь же просились их озвучить, с чем мужчина спорить не стал.
- Почему ты не пошла в практики, Рада? - переворачивая на ветке колбаску не прожаренным бочком, маг кивнул на корзину девицы, полную какого-то сена и продолжил свою мысль. - Мне показалось, у тебя есть все для этого задатки... тем более, эта твоя сенная лихорадка. Почему?
[nick]Dragon[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2dPhG.gif[/icon][status]Я дурак, и ты дурак, поступай на ПракМагФак[/status]
[sign]http://funkyimg.com/i/2dPhH.png[/sign]

Отредактировано Ray McIntyre (09.09.2016 19:00:40)

+1

21

[nick]Радея Венийская[/nick][status]щось такэ зубасто[/status][icon]https://67.media.tumblr.com/30ee0f0207981cfebdefdb1085a5a318/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo2_250.gif[/icon][sign]https://66.media.tumblr.com/89851a8b40551542d07e42f2532f6d1f/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo4_r1_500.png[/sign]
Маг включился в ее игру очень уж охотно, отчего девушка заметно зарделась, скрывая смущенный взгляд в тени ресниц, дерева, заходящего солнца и прочего укрытия, которыми могло похвастаться это место. Благо простодушный Яшка, в силу своей еще по-юношески благородной натуры принял смущение подруги за поистине девичье неодобрение проявления своих чувств на людях, тем более в компании бывшего напарника, ради которого этот концерт устраивался. И пусть, видя разочарование, тщательно скрытое за напускной радостью и крепким рукопожатием, Рада почувствовала свою двуличность, но по-другому поступить не могла. Слишком долго не сдавался ее приятель, еще с последних курсов пытаясь перевести приятельские отношения в более тесное русло и не воспринимая сопротивление подруги всерьез, пока однажды она не исчезла, бросив записку с сообщением, что отправляется на вольные хлеба, собирать материал для диссертации, а чуть позже, прислав приглашение на несуществующую свадьбу. Сейчас же история в глазах ее друга получила вполне законное продолжение и, наконец, жирная точка была поставлена.
Собирался Яшка очень поспешно, все время, повторяя, что вурдалаки не дремлют и он должен успеть спасти деревню, но все же Раде удалось уболтать парня оставить ей в пользование свой котелок, который все равно упрямо не хотел влезать в сумку, а нести его в руках парень ленился. На вопрос же, как он нес его до этого, практик сознался, что котелок он нашел здесь же, на поляне, и просто хотел присвоить чье-то имущество, тем самым избавив травницу от последних угрызений совести. Распрощавшись с приятелем, Рада вернулась к кострищу, гаденько посмеиваясь:
- Как думаешь, Староста с Миролюбой успели наплодить еще одного вурдалака, чтобы Яшка не остался без обещанной сотни этих тварей? – Но встретив собственнический взгляд мага, которому так ничего и не объяснила и не успела вновь опустить того в ранг «случайного знакомого», вновь смутилась и погрузилась с головой в свою котомку в поисках колбасы, что призвана была смягчить возможный гнев Драгона. Еще и ладонь эта, встрепавшая волосы на макушке, от которой голова еще больше вжималась в плечи, а по спине промаршировало ополчение из мурашек.
Но ей повезло, принимая, что просто так такие спектакли не играются, а объяснение у них, как правило, либо содержит не предназначенные для чужих ушей факты биографии, либо настолько глупое, что озвучивать его попросту стыдно, маг даже не стал требовать его, лишь водрузив сноп хвороста рядом с девушкой, и ложась на мягкую подстилку, в ожидании ужина... Эй, он же уже вышел из роли любящего нахлебника, простите, мужа, или еще нет?!
Впрочем, в возведении очага, у Рады трудностей не возникло и вскоре, от небрежно сброшенной с пальцев искры загорелся развеселый огонек, принимая в жар своих объятий котелок с водой и травками, а чуть позже и ряд палочек воткнутых в землю с нанизанными на них колбасками. На несколько мгновений поляна погрузилась в молчание, разбавленное звуками стрекочущих кузнечиков, да хрустом искрящих веток в костре. Через какое-то время к оркестру подключилась прилетевшая к своему гнездовью сова, лениво ухая на очередных гостей источника, и многоголосое бурчание из пустых животов, которое совершенно не вписывалось в умиротворяющую атмосферу настолько, что маги решили заглушить его разговором почти одновременно, вот только Драгон опередил травницу. И вроде бы ничего такого в вопросе мага не было вполне закономерное любопытство, принимая во внимание те способности и знания девушки, свидетелем и жертвой которых он успел стать, но все же Рада заметно потупилась, закусив губу и обращая свое внимание на закипающий котелок. Она хотела было сделать вид, что вопроса не услышала, но легкое покашливание по другую сторону костра вырвало из нее старую, как мир фразу:
- Это… долгая история. – Вот только внимательный взгляд говорил ей, что времени у них вдоволь, да и должна она оставалась этому магу, отчего пришлось коротко вздохнуть и усесться поудобнее, притянув колени к груди, будто ища у них защиту, которой по прежнему хотелось, стоило вспомнить с чего начиналось ее обучение в Старминской школе.
Она родилась в небольшой деревне на границе с Озерным краем, в семье преуспевающего лавочника. Была младшей из восьмерых сестер и все бы ничего, если бы вместе с ней на свет не появился долгожданный наследник, которого родители уже не чаяли когда-нибудь увидеть и, принимаясь подыскивать более-менее надежных мужей старшим дочерям. Естественно появлению сына радовались гораздо больше, чем дочери, что как две капли воды была на него похожа, но никакой зависти Рада не испытывала, любя брата едва ли не больше, чем кто бы то ни было. Они с самого детства были неразлучны и объединяло их не только близкое родство, но и общая тайна, которую юные маги держали в секрете от родных едва ли не с того возраста, когда научились разговаривать. Раскрыл же заговорщиков практик, которого староста вызвал в деревню, чтобы разобрался, какого лешего звери начали исполнять народные танцы прямо посреди деревенской площади, а борода священника гореть синим пламенем, отчего старый пройдоха возомнил себя новой мессией. Практик же и посоветовал родителям отдать детей в школу, впрочем, отец даже слушать не хотел ни о каком обучении сына, из которого вот-вот готовился взрастить своего приемника. Раде же, которой внимания доставалось гораздо меньше, идея отправиться в столицу, в замок из сказок, охраняемый драконом и рыцарями, понравилась настолько, что она принялась уговаривать брата сбежать из дома, спрятавшись в ближайшем караване, которые довольно часто проезжали через их деревню, везя сыры из Ясневого Града в столицу.
- Вот только Свет был поумнее, да и пользовался расположением к нему родителей очень уж умело. Он настоял, чтобы мы поехали в школу непременно с родительского благословления и через какое-то время своего добился, умаслив отца, что магия в наше время занятие не в пример прибыльнее чем простая торговля.
С тяжелым сердцем и морем слез детей отпустили попробовать свои силы. С поступлением проблем не возникло, благо у обоих способности были развиты и угадывались невооруженным взглядом, а уж Ксандр Перлов, узнавал талантливых детей без всяких бюрократических заморочек, которые так любит магистр Питрим. Вот только если Свет сразу определился со своей специальностью и поступил на курс практиков, Радея же колебалась, испугавшись в первый же день напавшего на нее упыря, вырвавшегося из класса, где отшлифовывали свои знания более старшие курсы. Благо первогодкам давали шанс определиться с будущей специальностью в течение года, и Рада входила в группу смешанных факультетов, чтобы после нескольких месяцев занятий, дети уже осознано выбрали наиболее интересную для них дорожку.
- Выбор стоял между травниками и практиками, и в то время моя болезнь еще себя не проявила, потому оба курса были вполне притягательными. Брат настаивал, чтобы я шла в травники, мол это более девчачье занятие, но видя как он с небывалым интересом зубрит формулы я все больше тянулась к боевой магии. Но вскоре выбор был сделан. – Рада вновь умолкла, сглатывая слюну и все больше погружаясь в темноту воспоминаний, которые обступили девушку со всех сторон, стирая для нее и слушателя, сидящего по ту сторону костра, и сам костер вместе с поляной. Она вновь очутилась в том дне, когда воодушевленный брат ворвался в ее комнату:
- Рада! Ты представляешь, я сейчас иду смотреть, как демона призывать будут! Сам магистр Питрим назначил практическое занятие для первогодок! И не всех, а лучших! Так что твой приятель останется дальше чистить конюшни, так ему и передай!
- Дурак, ты Свет. Лучше бы помог Яшке материал подтянуть. А где занятие будет?
- В Северной башне, которая пустует. Ну все, я побежал, вот-вот начнется же.
В тот момент Рада даже немного позавидовала брату и вновь погрузилась в изучение большой энциклопедии лекарственных трав, на основании которой ей еще сегодня предстояло написать эссе длинной в несколько десятков страниц, распределяя травы по назначению, и как только она приступила, замок сотрясся.
- Взрыв был как раз в той башне, где брат должен был смотреть на призыв демона. -  От башни не осталось даже намека, всего секунда времени и все. Обломки раскидало по всей территории школы. Все кто были в тот момент в башне погибли, дети, сын директора, который как раз вел это занятие, кто-то из неудачно проходящих мимо. Все, кроме самого виновника, что успел телепортироваться.
- Он спасал свою шкуру, хотя вообще не должен был находиться в тот момент в башне. Это был один из молодых преподавателей, который проводил в тот день свои эксперименты. Что-то пошло не так, магия вышла из-под контроля и унесла с собой жизни более десятка детей, что занимались этажом ниже.
Описать весь тот ужас, который обрушился на хрупкие плечи маленькой девочки, было невозможно. Горечь потери, несправедливость и невозможность хоть что-то изменить, исправить. Невыносимая процедура опознания, выяснения, кто вообще присутствовал в тот день на том занятии. Сколько продолжался весь этот ужас, Рада вспомнить не могла, но когда боль от потери понемногу улеглась, девушка решила уйти из школы, отказавшись, связывать свою жизнь с магией как таковой. Вот только и вернуться домой она не могла, вспоминая, кто именно настоял на том, чтобы они вообще отправились учиться. Именно по ее вине они оказались в школе и по ее вине погиб любимый ребенок в семье. Раде было страшно показываться в родном доме и она прекрасно знала, что там ее не примут. Оставалось скитаться по улицам столицы, подыскивая себе занятие, но в дело вступил Ксандр, вначале уговаривавший девочку не бояться родителей, но поняв тщетность этих попыток, переключился на то, чтобы Рада продолжила свое обучение в школе. Она согласилась, но факультет Практической магии отныне был для нее закрыт, потому и выбора больше не стояло.
- А того мага, Катран его звали,  изгнали, хотя я никак не могу понять, почему Ковен был к нему столь милостив. По его невнимательности, безответственности, погибло столько людей, а он до сих пор разгуливает где-то на свободе… Будь… будь он проклят. – В очередной раз посылая проклятие на плешивую голову того, чей вид являлся в кошмарах Рады ночь от ночи, она закусила губу украдкой смахивая подступившие к глазам слезы и подняла затуманенный взгляд на поперхнувшегося мага, что вернул ее в реальность.
- Что с тобой? – после уже заметила и подгоревший бок колбасок и выкипевший наполовину котелок с отваром и вымучила из себя улыбку, откидываясь на шершавый ствол дерева. – Заболталась я что-то, ты ешь, я попозже наверное…

Отредактировано Medea Sforca (11.09.2016 19:02:38)

+2

22

По мере того как Рада углублялась в свой безрадостный рассказ, лицо Драгона понемногу вытягивалось, и это совсем не касалось трудного детства девушки, тогда как и сам чародей не мог похвастаться легкостью бытия. А вот ее упоминание о взрыве в северной башне, о безалаберности экспериментатора очень живо напомнили мужчине, от чего ему так не хотелось появляться в Стармине. И почему сейчас он сидел как на иголках даже не представляя, что ответить и стоит ли вообще. Безусловно, будучи еще пару дней назад связанным с этой девицей самым злодейским образом, колдун никак не мог предположить, к чему их приведет это случайное знакомство. В то время как его положение с каждым произнесенным ею словом все больше усложнялось. С его стороны, конечно, более справедливо было бы посвятить Раду в настоящие обстоятельства и признаться, что ее злой гений, уничтоживший безоблачное существование, приведший к страшной драме в ее душе, это он и есть. Тот самый маг, эксперимент которого так и не удался в тот день, что повлекло за собой его изгнание и лишение членства в Ковене, тот несчастный, на руках которого осталась кровь девяти юных дарований и целой комиссии опытных магистров, явившихся засвидетельствовать защиту его диссертации на звание архимага - самого молодого в истории Ковена. Драгон был необычайно перспективным юным магистром, которому пророчили великое будущее, но при это обладал страшным невезением, вершиной которого как-раз была трагедия в Школе. А что касается пифий, суливших ему богатства и власть, у них, наверняка, со скандалом отобрали лицензии, как только именем Катрана Ажайского стали пугать не в меру любознательных адептов.
- Я сочувствую твоей утрате... - тихо произнес мужчина, даже отложив в сторону еду и обращаясь в слух, когда девушка продолжила, но поперхнувшись уже при завершении повести от неожиданности не самих проклятий, посылаемых в его адрес, а той лютой боли, с которой те были произнесены. - Ничего-ничего, все в порядке, - поспешил он успокоить ее, после чего надолго замолчал, переваривая сказанное.
И пришел практик к одному - он не мог сейчас сознаться во всем девушке. Она нужна была ему, чтобы попасть на Совет, она нужна была в помощи вернуться в Ажай, перед которым у Драгона оставался священный долг, что был куда дороже, нежели расположение к нему кого угодно, даже Рады, разочарование и ненависть в глазах которой ему бы видеть не хотелось, но также мужчина с грустью понимал, насколько это неизбежно. Скоро ты все узнаешь, милая... Как печально мне будет принимать твое презрение, и не увижу я больше этого открытого интереса, заботы на твоем челе. Лучше бы мы и вовсе с тобой не встречались. Но пути назад не было у них обоих.
- Это очень... жуткая история. Я слышал об этом происшествии, но в то время уже давно жил на севере. С Катраном я близко знаком не был, но... по тем слухам, что до меня доходили - он не был так халатен, о нем неплохо отзывались до инцидента в Школе. Потому я все же надеюсь, что все это было ужасной случайностью, - но заметив как омрачнело при его словах личико девушки, колдун оставил эту тему, не став больше распространяться, поскольку вполне мог по неосторожности оговориться, что светило ему одиноким пешим путешествием к северу без помощи Ковена.
В тот час, когда котелок опустел, а от колбасок осталось одно воспоминание, месяц ярко проступил в почернелом небе, где россыпью жемчуга мерцали звезды, собираясь в слабо видневшийся Млечный Путь. Не сговариваясь особо, маги стали готовиться ко сну - Рада пошла промыть посуду, а Драгон остался заговорить поляну и окружить их защитными контурами, дабы никто не вздумал побеспокоить их краткий сон, ведь с рассветом им вновь предстояло двинуться в путь, чтобы успеть к вечеру добраться до ворот столицы. Набросив же на лежанку свой широкий плащ, вполне еще способный послужить им и одеялом, мужчина прочел краткое, но весьма нынче актуальное заклинание, чтобы выветрить спертый тошнотворный запах, пропитавший тяжелую ткань насквозь, иначе они рисковали задохнуться этой ночью. Вернувшейся Раде чародей предоставил право самой занять место ближайшее к костру, а сам потеснил ее с другого боку по молчаливому согласию укрыв в своих объятиях, запахивая стройный стан девушки теплом плотной ткани плаща, посвежевший соболь которого приятно щекотал их безнадежно сонные лица. Вот только если девчонка отключилась почти мгновенно, прячась от ночной прохлады в руках своего спутника, то Драгон еще долго не мог унять охватившую его горечь - он так страшно не хотел брести на завтра в Стармин, он хотел сбежать прочь от этих мест, чтобы те более не напоминали ему о его сумрачном прошлом, что сердце мага сжималось будто в тисках. Забылся он тяжким сном уже ближе к утру, когда начинало светать и грозный храп раскатом пролетел по поляне, оберегая их от ночных гостей куда эффективнее любого магического контура. А вот пробуждение его явно было не добрым.
Девушка с завидной бодростью собиралась в дорогу, прежде умывшись в ручье и приведя себя в порядок, а после - пытаясь растолкать ворчащего колдуна, что пытался не глядя от нее отмахнуться, тяжело сожалея о том, что позволил себе уснуть так поздно, но его истязательница была неумолима, а потому уже в дороге мужчина отчаянно зевал и все время тормозил их компанию, едва ли не вырубаясь прямо на ходу, покуда радетельная девица не напомнила ему о тонизирующем заклятьи, которым сам Драгон воспользоваться даже не сообразил. Остаток же их долгого и муторного пути прошел уже в куда более жизнерадостном темпе, а потому к Стармину они добрались почти к обеду - во всяком случае, стражники на посту именно этим делом и развлекались, далеко не сразу откликнувшись на требовательный призыв Рады, тогда как ее спутник еще на подходах к городу успел облачиться в свой плащ, тщательно укрыв свое лицо в тени безразмерного капюшона, и энтузиазма в ублажении стражи не проявлял, держась за женской спиной. Вот только уже будучи на столичных мостовых девчонка так красноречиво смотрела на мага, что тот решил несколько прояснить ей свое поведение.
- Прости, что не предупредил тебя об этом ранее, но меня в этом городе будут видеть не рады, - донес мужчина до травницы, отведя ее в сторонку за угол ближайшего дома, где ушей было чуть поменьше. - У Белории с Ажаем... как тебе сказать... довольно напряженные отношения. И будет гораздо лучше, если я все же проведу эти дни инкогнито, - согласно кивнул он, намекая на то, чтобы Рада поступила точно также, смирившись с участью проводника. - Нам нужно поискать таверну подешевле - боюсь, что придется здесь немного задержаться. Или... у тебя есть идеи получше? - ведь вполне могло оказаться, что у магички в городе имеется подруга, сват, общежитие или что-либо в этом роде, что и вовсе исключит их мучения в спальнях столичного клоповника.
Сам же чародей совершенно не желал делиться стратегической информацией о том, что у него находился в собственности старминский дом, но там все еще оставалась жить его бывшая супруга, а потому и как вариант это все не годилось. Хотя, Драгон был уверен, что Эстер подобная встреча весьма позабавила бы, чего он доставлять ей уж тем более не собирался.
[nick]Dragon[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2dPhG.gif[/icon][status]Я дурак, и ты дурак, поступай на ПракМагФак[/status]
[sign]http://funkyimg.com/i/2dPhH.png[/sign]

+2

23

[nick]Радея Венийская[/nick][status]щось такэ зубасто[/status][icon]https://67.media.tumblr.com/30ee0f0207981cfebdefdb1085a5a318/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo2_250.gif[/icon][sign]https://66.media.tumblr.com/89851a8b40551542d07e42f2532f6d1f/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo4_r1_500.png[/sign]
Порой за возможность выговориться человек готов заплатить любую цену. Не в первый раз история, что рассказала травница, проливалась со звуком ее голоса, но впервые была рассказана от начала до конца, без утайки и ожидания притворно-сочувствующих взглядов, а после и осуждения, что магия – ни что иное, как проклятие и те, кто несет в себе ее семя, примут свою кару, как принял ее юный Свет. Не с кем было девушке поделиться, ведь простому прохожему она не интересна, а те, с кем Рада была связана узами дружбы, и без того были свидетелями разразившейся трагедии. Драгон же, отчего-то располагал к себе, толи мудростью прожитых лет, толи простотой и не закостенелостью, которая говорила о еще не прожитом сроке. Но в любом случае, когда над поляной вновь воцарилась тишина, на душе у травницы было упоительно пусто, и спать она легла с легким сердцем, да теплым боком, прижатым и надежно укрытым чуть грубой рукой северного магистра. Мятный отвар безотказно подействовал, практически сразу, как нос зарылся в пушистый мех, погружая Радею в спокойный сон, не растревоженный призраками прошлого, пусть она все же вздрагивала время от времени и успокаивалась под тихий шепот, а позже и совсем не тихий храп, но что ей снилось, на утро вспомнить не могла.
Новый день разбудил ее пением летних птиц и стойким ощущением, что сегодня удача обернется к ним тем боком, что был более радушен, чем до этого, когда мелкие неудачи изрядно портили впечатление от дороги к «дому». Но, к сожалению, когда вещи были собраны, Рада тоже была вполне настроена на продолжение пути, надеясь укрыться за городскими стенами до того, как солнце засияет в обжигающем зените, Драгон напротив перевернулся на другой бок и засопел с тем рокотом, о котором старый Рычаг мог только мечтать. Пришлось бойкой травнице, уставшей расталкивать магистра, пригрозить тому либо знакомством с ключевой водой, до которой идти было не далеко, а котелок вполне мог вместить в себя достаточное количество бодрящего эликсира,  либо путешествием до пусть и прогоревших, но до сих пор довольно горячих углей в кострище.  Угрозы подействовали в разы лучше ласковых уговоров, и были приняты Радеей на заметку в будущем.
До Стармина же они добрались довольно быстро, даже не смотря на ковыляющего мага, у которого, вопреки вчерашнему дню, будто все желание пропало посмотреть на столичные достопримечательности. Даже при подходе к главным воротам, повел себя маг донельзя странно, чем вызвал вполне закономерный вопрос у травницы, когда доблестная стража осталась позади:
- Ты хочешь сказать, что твоя бородатая ро… лицо выглядит более ажайски, нежели подбитый мехом плащ, который наши модницы достают из сундуков только в самый лютый мороз? – Скепсис во взгляде девушки все же не остудил непонятно откуда взявшегося упрямства мага, который только неоднозначно промолчал, но капюшона с головы не снял. Видно была другая причина, о которой маг распространяться не стал, да девушка и не настаивала, увлеченно бредя по улицам изученного вдоль и поперек города в поисках старых знакомых.
- Знаю я одну таверну. Небольшая, но комнаты в ней вполне приличные и хозяин может скидку сделать. – Рада улыбнулась и помахала рукой, стоявшей на обочине торговке яблоками, та же, в свою очередь, приветливо заулыбалась, но тут же померкла, увидев, что миловидная травница идет не одна, а в компании странного типа, и поспешила затеряться в переулках, волоча свою доверху набитую товаром корзину с той легкостью, будто та была пуста, а сама торговка мигом сбросила полсотни лет. – Мда… внимание мы привлекаем лишнее. Нужно тебя как-нибудь по-другому спрятать, раз уж… ты настаиваешь.
Отведя мага в укромный переулок, свидетелем в котором могла стать только лишь случайно забежавшая кошка, девушка велела мужчине снять свой плащ, после чего задумчиво оглядела представшего перед ней человека, будто видела его впервые в жизни, а на деле прикидывая, как бы и замаскировать его хорошенько и сделать это так, что даже при близком знакомстве стола о лицо, маскировка не слетела. Благо в косметической магии, травница, как и всякая прочая ведьма, хоть сколько-нибудь озабоченная своим внешним видом, разбиралась хорошо, более того, помогая время от времени своим приятельницам прихорошиться к свиданию и скрыть те изъяны, которые вызывали это желание.
- Только не двигайся, а то получится нос кривой… - Формула быстро засверкала искрами на кончиках пальцев и легла на лицо мага слегка мерцающей по началу маской, неуловимо меняя черты лица, придавая тому вид более… южный и молодой. Волосы стали чуть темнее, загар скрыл под собой еле заметные морщинки, нос все же получился кривоватый, но эта самая явно приобретённая горбинка придавала мужчине более лихой вид, что вкупе с зеленеющими глазами и вовсе грозил стать мечтой случайной девицы. – Ну, вот теперь можешь не бояться, что тебя случайно узнают. Сказал бы раньше, хоть не пришлось бы народ смешить.
Теперь путь до таверны пролегал более гладко, пусть ажайский маг и не переставал ворчать, что от магии Рады у него скоро аллергия разовьется, и вообще жалости у нее нет, так над нормальным мужиком издеваться, когда есть старые и проверенные накладные бороды. Рада же тихо посмеивалась, прекрасно понимая, что в такую жару, лишняя растительность на лице, тем более позаимствованная у какого-нибудь козла, была едва ли лучше, чем добровольное самосожжение, потому и скромненько помалкивала, наслаждаясь краем глаза результатом своего труда. Ну а когда, двери гостеприимного заведения, в такой час еще довольно пустого, распахнулись перед путниками, спор умолк сам собой.
Хозяин, а точнее хозяйка, что добросовестно натирала стойку белоснежной тряпкой, при виде новых гостей, заулыбалась как горсти золотых монет и, выбежав из-за своего рабочего места, бросилась на шею к девушке:
- Лада, голубка моя, сколько лет! – По виду девушка была ровесницей травницы, а как потом поделилась с магом сама Рада, они несколько лет даже учились вместе, пока Зарина не бросила это гиблое дело, избрав для себя путь менее умозатратный, и принявшись помогать дяде в содержании столичной таверны, через какое-то время переняв у старика бразды правления и превратив заведение из пивнушной забегаловки, в приличное место, где не страшно было и девице заночевать. – Я уж было думала, что тебя тлолли схалчевали. Хоть бы весточку плислала.
Дикция же старой приятельницы всегда вызывала в Раде добродушную улыбку и она поспешила заверить подругу (при этом едва заметно порыкивая), что с ней все в порядке и в Стармин она вернулась по делам. После чего осведомилась о наличии свободных комнат, но, к сожалению тут Зарина лишь развела руками, признавшись, что свободная комната у нее осталось только одна, да и так едва могла вместить одного человека. Впрочем, магов, тем более за ту цену, что озвучила хозяйка таверны, это предложение более чем устраивало, и они поспешили пройти по указанному направлению, чтобы избавиться от вещей и после спуститься к ужину.
- И что дальше? Ночлег я нашла, но полагаю тебе нужно в школу идти, может там смогут открыть портал, да отправить тебя обратно в Ажай? – Вопрос о том, как именно маг планировал вернуться, давно мучил девушку, вот только задать его она не решалась, но теперь же, цель была слишком близка, что требовало определения их дальнейших действий.

+2

24

Стармин его принимал с тем же гостеприимством, как и много лет назад. Маг помнил его стены, его жителей, он знал этот ни чем не сравнимый, хотя и премерзкий запах... он вспоминал о своей весне, своем расцвете и великой любви, обреченной окончиться горечью и безразличием. Ему было неприятно возвращаться на эти улицы, он будто попирал ногами собственную могилу, и все же это было необходимо хотя бы для того, чтобы вновь обрести покой в родном крае, куда направился он сразу же после изгнания. Ажай же укрыл и уберег его, как заботливая мать прячет в своих целительных объятиях единственного сына - промороженные земли отчизны бескорыстно одарили беглеца защитой, смыслом и будущим, не потребовав ничего взамен, а потому ныне Драгон не мог отказать им в своем служении и бесконечной признательности. Я поклялся всем Богам, что больше никогда не покину собственный город, и что же сейчас? Я вновь бреду по враждебным мостовым, где даже дух пропитан скрытой агрессией.
Безусловно, пользоваться иллюзией было еще небезопасней, нежели прибегать к помощи плаща - одним святым известно, сколько по столице слонялось чужеземных чудаков, но вот много ли из них использовали магию, чтобы скрыть свой истинный облик? А потому мужчине пришлось подкорректировать чужое заклятье, вплетая в него чары маскировки, отнимавшие много сил и концентрации, но зато обеспечивавшие ему уверенность в своем инкогнито. Не так боялся чародей последствий для себя самого, сколько не хотел срыва своих планов, а также страшно не желал подвести совет севера, вверившийся его силе и опыту.
На его счастье, Рада ориентировалась в Стармине как своя и даже присмотрела им ночлег, хотя бы и заломивший приличную сумму для нищих магов, сбережения у которых имелись, но, к сожалению, не здесь и не сейчас. А уже разместившись в стенах таверны у радушной хозяйки, оказавшейся старой знакомой спутницы магистра, они оба для начала обустроились в предложенной им комнате на одну персону, прежде чем спустились в столовый зал. Их не пугала теснота помещения, не впервой было спать в обнимку, будто случай нарочно сталкивал их в подобных ситуациях. Благо, особенно разбирать им было нечего - травница оставила свою корзину, предварительно изъяв из нее все их сбережения, а мужчина - скинул плащ и отстегнул от пояса меч, надобности в котором в городе для мага не было, кроме того, что он важно оттягивал ремень и стратегически ухудшал маневренность. Ответ же на животрепещущий вопрос девушки Драгон приберег до их обеда - все-таки на голодный желудок люди проявляли особую несговорчивость, а дело практика и без того было гиблым.
Он набросился на тушенную в овощах картоху с кровожадностью упыря, заталкивая пищу себе в глотку практически не жуя, а только заглатывая солидными порциями, от чего вскоре разыгралась икота, что он стоически переборол, но порядком покраснел даже под личиной наведенной Радой, куда более неспешно уничтожавшей подданное блюдо и выжидающе глядящей на примолкшего собеседника. Да, девочка, не знаешь ты, что за несчастье столкнуло тебя со мной... я бы и рад справиться со всем самостоятельно, но мои возможности не безграничны. И это понимание ему милостиво раз за разом преподносила бздырная хвыба-судьба. А вот уже покончив с едой, более оттягивать время было некуда, и Драгон, все еще с трудом дожевывая картошку и запивая ее простоквашей, глубоко вздохнул, прежде чем начать.
- Рада. У меня к тебе будет очень важное и трудное дело... - серьезность в голосе колдуна заставила девицу податься к нему ближе и внимательно прислушаться. - Как я уже говорил - у Ажая с Белорией всегда были не самые дружелюбные отношения, вплоть до того, что маги севера не вхожи в Ковен, а подчиняются местному Совету Десяти, а потому даже Ксандр навряд ли будет рад меня лицезреть, тогда как у тебя есть шанс убедить его созвать Совет Ковена. Без него я не смогу воспользоваться Башней Портала, а перед тем мне предстоит просить их о помощи Ажайской Империи... Все это станет невозможным, если они узнают о причине созыва ранее, нежели соберутся, - подхватив ладошку Рады, застывшей и так и не прожевавшей кусок хлеба, он спрятал ее в своих руках, ласково чуть поглаживая ее пальцами, постарался придать убедительности своим словам. - Помоги мне в этом. В Ажае вот уже пару месяцев происходят странные вещи - магов убивают одного за другим, а все средства, что использовали мы, чтобы предотвратить угрозу, оказались бесполезными. Грядет война, а я исчез как-раз во время чрезвычайного собрания братства - я обязан там присутствовать и, раз уж я здесь, то попробую уговорить Ковен о вмешательстве, к тому же - недавне на нашей земле погиб и один из ее членов. Пойми, мне больше не к кому обратиться. В будущем я отблагодарю тебя... за доверие, за помощь и понимание. Обратись к Ксандру, но не упоминай ни обо мне, ни о цели созыва.
Конечно, будучи на месте травницы, Драгон и сам хорошенько задумался насчет подобного предложения, но все же за пару дней, что провели они вместе, он смог изучить ее и теперь надеялся на то, что в этом не ошибся. Томительными были минуты ожидания ее ответа, тогда как сама девчонка мягко отобрала свою ручку и опустила взгляд, в размышлениях размазывая картошку по тарелке в пюре. Она сомневалась, и чародей прекрасно ее в этом понимал, заранее извиняя, если той придет в голову отказаться... но этого не понадобилось. Рада обещала сделать все, что в ее силах, а практик в который раз с тоскою в сердце благодарно улыбнулся ей, стараясь больше не думать о том, как уничтожит он ее к нему доверие, когда ей придется узнать правду. Расплатившись за трапезу, оба мага отправились в город - Драгон решил проводить свою подругу хотя бы до ворот, поскольку ему в голову также пришла одна рискованная и дурная идея, что думал он провернуть, как только юбка травницы увильнет с его глаз. И, возможно, так бы оно и произошло, если бы не феноменальное везение мужчины, которое он привык рассматривать исключительно в разрезе личного проклятья. Конечно, это было сказано не про то, что тот никак не мог оттереть от плеча белое пятно оставшееся в качестве сувенира от пролетавшего мимо зяблика, а то что взгляд его, теперь же опасно блеснувший, упал при этом на одну из лавок рынка, по которому проходили маги.
- Ущипни меня... - едва слышно шепнул он магичке. - Это же мой посох, - почти не разжимая губ произнес колдун, не отводя от него глаз, будто непроизвольно опасался, что сладкое видение исчезнет, как только он моргнет. - Я должен его добыть. Отвлеки торговца... что хочешь у него спрашивай, хоть на шею вешайся, но постарайся отвлечь... - после чего он внезапно обернулся к девушке, деловито нахмурившись. - Хотя вешаться к нему не вздумай, это я... погорячился.
[nick]Dragon[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2dPhG.gif[/icon][status]Я дурак, и ты дурак, поступай на ПракМагФак[/status]
[sign]http://funkyimg.com/i/2dPhH.png[/sign]

+2

25

[nick]Радея Венийская[/nick][status]щось такэ зубасто[/status][icon]https://67.media.tumblr.com/30ee0f0207981cfebdefdb1085a5a318/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo2_250.gif[/icon][sign]https://66.media.tumblr.com/89851a8b40551542d07e42f2532f6d1f/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo4_r1_500.png[/sign]
Со всей этой суматохой и неразберихой у Рады напрочь вылетело из головы, что как раз на будущей неделе, в самый жаркий день лета, которые пифии предсказывали наперебой и все как одна (самая опытная и мудрая, с которой не грех согласиться, подслушав и разузнав предсказание) указывали перстом в календарь, отмечая пятнадцатый день колосня, пройдет один из любимейших праздников в Белории: День Святого Сурка и его Семейства. По сути учрежден он был недавно и с благоволения ныне царствующей особы, любящей развлечения себя любимого, а потому особого повода не имел, кроме того, что придумалось королю, а именно воздаяние благодарности богам за будущий урожай. Не смотря на это, праздник народом полюбился: с деревень съезжались на большую ярмарку селяне, послы дружественных государств пребывали в Белорию, чтобы заключить новые контракты, рыцари готовились покорять сердца дам на проводимом ради этого турнире, а маги же вовсю разминались в своем собственном, негласном турнире по помощи этим самым рыцарям, без согласия последних. Основные празднества выносились за пределы города, в широкое пустое поле, где уже вовсю велась подготовка к предстоящим разрушениям, но гости уже начали пребывать и наполнять собою и без того подвижный город. Потому, исключительным везением было, что Рада и Драгон вообще сумели найти для себя ночлег, тем более в довольно приличном месте, пусть и немного жалела о том девушка, когда, задержавшись, чтобы расплатиться с подругой за комнату, подверглась целому рою вопросов на тему: Где ты нашла такого красавца? А единственный правдивый ответ: «С неба на меня свалился» - был воспринят как оскорбительная для лучших чувств подруги шутка. Впрочем, Зарина всегда была созданием шебутным, но добродушным и легкомысленным, потому забывала возможную обиду практически сразу. Так было и в этот раз, когда подувшись секундочку, хозяйка таверны отправила Раду разбирать вещи, пообещав быстро накрыть им ужин за лучшим из свободных столиков. Ужин оказался пересоленным, а Зарина мстительной.
Впрочем, любое недовольство изысками местной кухни было успешно забыто, стоило магу заговорить. Недоваренная картошка и жесткие баклажаны сменились в голове философскими вопросами: зачем я вообще об этом спросила и почему до сих пор с ним таскаюсь?
- Созвать Ковен мне? - Рада тут же представила, как шаркая ножкой и смущаясь пытается придумать причину, по которой ей срочно необходимо лицезреть всех самых высокопоставленных магов, причем срочно. Ей, простой травнице, которая всего несколько лет назад окончила школу и еще не успела досыта вкусить вольных хлебов. Ей, девушке, которую известный женоненавистник магистр Питрим едва ли на порог пустит, а Ксандр лишь грустно посмотрит, если по головке не погладит, и предложит решить все своими силами. Конечно, причина, которую озвучил Драгон, была довольно серьезной и точно требовала вмешательства Ковена, однако, ее то как раз и нельзя упоминать. - Но что мне им сказать? То что ты мне рассказал, очень печально, и совет должен вмешаться, так почему ты решил, что Ксандр тебя не послушает? Ведь никто не гарантирует, что та напасть, которая свирепствует в Ажае, не перейдет на Белорию.
Впрочем ответ на этот вопрос Раде был прекрасно известен и состоял из простой истины, что Ксандр послушать хоть и мог, но вот совет был сборищем упрямых старцев, которые едва ли увидят опасность, если происшествие не случится у них хотя бы под носом.
- Ладно,  я постараюсь что-нибудь придумать... - Буркнула Рада, погружаясь в тяжелый мыслительный процесс, который уже совсем не располагал ни на дальнейшую трапезу, ни на хоть что-то отвлекающее ее внимание. Даже мысли, почему она так легко верит этому магу, которого знает третий день и совсем не с лучшей и удачливой его стороны, по-прежнему не помещаись в рыжеватой голове с заново переплетенной косой, из которой нет да нет, проглядывали бутоны незабудок, старательно вплетенные вместо украшения. - Тогда нам нужно поторопиться. В Стармине готовят большой праздник, и все маги, в том числе и Магистр, будут заняты его проведением. Кстати, вполне возможно, что большая часть совета прибудет в качестве почетных гостей и собрать их в одном месте будет проще, чем в любое другое время.
Терять время более было нельзя, потому стоило Драгону утереть с усов остатки овощного бульона, как команда отправилась в сторону гостеприимно распахнутых городских ворот, к видневшейся в отдалении школе. Маг обещал проводить травницу, видно чтобы убедиться в серьезности ее намерений и в том, что девушка постыдно не сбежит, правильно решив, что проблемы мага уже давно вышли за рамки ее собственных проблем и пусть сам роет себе могилу и посыпает ее клеверным листом на удачу, чтобы не дай Фендюлий не ожить. Рада же в свою очередь, сбегать была не намерена, искренне полагая, что друзьям, какими бы они не были, нужно помогать, а вот как Ажайский разбойник сумел попасть в этот круг дело десятое, девичье сердце — потемки. Вместо этого она неустанно прокручивала в голове варианты предстоящего диалога, в конечном итоге все равно слыша в ответ лишь вежливый отказ. Но видно, даже такой самоотдачи ее новоявленному другу, не боявшемуся звания «бывший» было мало, отчего, остановив девушку на середине довольно правдоподобного варианта, получил раздраженное:
- Ну что опять случилось? - Исполнять просьбу по щипанию травница не спешила, однако послушно посмотрела в указанную сторону.  Рынок был вполне обычном для него возбужденном состоянии, лавка наползала на лавку, торговцы старались перекричать один другого, зазывая к себе скупых покупателей, мелкие воришки мелькали у них под ногами, примериваясь к тугим кошелькам позевывавших вельмож, рассматривающих расписные товары. На одну из таких лавок и указывал Драгон. Вполне обычное место, где слабые амулеты, заколдованные адептами недоучками гроздьями висели на крючках по два медяка за штуку. На прилавке стояли ряды пузырьков со странного вида жидкостями, именуемыми зельями от всевозможных хворей, рядом располагались браслеты и кольца, красивые конечно, но являющиеся такими же безделушками, как и прочий хлам. Всем было известно, что товар, который представлял хоть какую-то ценность, хранился у торговца в тайнике и показывался только тем покупателям, которые или могли заплатить достойную цену, или просто знали толк в выборе товара. Сбоку же от лавки, в огромной бочке были составлено с десяток посохов, один из которых и привлек внимание Драгона.
- Ты уверен, что это точно твой посох? - С виду все они были довольно одинаковы, отличались лишь набалдашниками, и неяркими украшениями по стволу дерева. Часть была вида нового, часть уже исшарканных о ладони колдунов, хранивших этот символ могущества бережнее собственной чести и совести. Маг утвердительно кивнул и еще больше заблестел на травницу глазами. - Мне кажется, я об этом еще пожалею...
Разгадать план мага было не сложно, особенно учитывая их материальное положение и скрупулезно заломленную цену за товар, о ценности которого мог сказать лишь истинный хозяин посоха, потому как в чужих руках, он силы своей не раскрывал и не показывал, притворяясь простой деревянной палкой с шариком на макушке. Воровства девушка не одобряла, однако, тот факт, что посох вообще оказался на этом рынке так скоро, говорил о не кристальной честности торгаша, что масляно растекался своей юркой натурой перед подошедшей покупательницей.
- Доброго дня вам, барышня! Посмотрите пожалуйста на мой товар, ценнейшие зелья и амулеты, небывалая мощь в столь маленьком камешке и за столь скромную плату! Свежая поставка была только сегодня утром и можете быть уверены, что мой товар самого лучшего качества на этом рынке!
- Какие красивые бусики... -  Изобразим на своем лице самую милую и наивнейшую из улыбок, Рада коснулась пальчиками грозди подвешенных на крючок амулетов и искренне насладилась трелью колокольчиков, когда камешки заиграли в ее руках.
- Ну что вы, милая барышня! Какие же это бусики?! Это настоящие магические амулеты. Что вам хочется? Вот этот на удачу заговорен, а этот любовь привлекает. Этот соперницу отвадит, а этот... - торговец  не зная усталости демонстрировал перед Радой попеременно кусочки янтаря и бирюзы, подвешенные на тонкий кожаный шнурочек, пока ладошка травницы не остановила его и не потянулась к собственному вороту.
- Ой, вы столько всего знаете, наверняка разбираетесь в истинных ценностях и сможете мне подсказать...
- Можете в этом даже не сомневаться, барышня, что вас интересует?
Расстегнув две верхние пуговички на рубахе, пока в вороте не показалась чуть подернутая загаром шейка девушки и небольшая ложбинка, Рада украдкой бросила взгляд на занятого своим темным делом Драгона, украдкой тому подмигнув, когда убедилась, что полностью завладела вниманием торговца. Пальчики подцепили тонкую цепочку, спрятанную в надежном месте взятого в займы корсажа и извлекли под пытливый взгляд нагретый о девичье тело золотой медальон, игриво блеснувший в солнечном свете.
- Меня интересует, что вы скажете об этом? - Золотой блеск живо отвлек низкорослого торговца от разглядывания изящного кроя девичьего наряда и покачиваясь на длинной цепочке, буквально загипнотизировал мужчину, тут же полезшего в карман за увеличительным стеклышком, заменявшем ему очки.
- Давайте посмотрим... вещь, довольно красивая. Золото, цветной перламутр, мозаика... Работы явно эльфийских мастеров — Торговец потянул было к амулету руки, но Рада приподняла его чуть повыше, ясно давая понять, что расстаться со своим сокровищем пока не готова. - И слабый магический заряд, он всегда есть в подобных украшениях. Я могу предложить вам за него пятьдесят золотых. Можете не сомневаться, цена более чем достойная и я даже не буду спрашивать, откуда он у вас.
Пока же торговец изучал украшение, Радея краем глаза следила за Драгоном и в какой-то момент, вновь прервала попытку мужчины прикоснуться к ее находке, повесив цепочку себе на шею и спрятав амулет на прежнем месте, чуть поморщившись холоду, исходившему от металла. Он будто ледяной стал... почему бы?
- Спасибо за помощь, я подумаю над вашим предложением.
- Поспешите, старый Наоб еще никого не обманывал. - Впрочем, покупательницы уже и след простыл. Как только выдалась возможность, травница сорвалась с места и спешной походкой направилась к ближайшей подворотне, в глубине которой прижалась спиной к стене и уперлась руками в колени, стараясь унять бешено бьющееся сердце.
- Да чтоб еще хоть раз я на такое пошла. Чуть не умерла там от страха, он же вот вот готов был обернуться!

Отредактировано Medea Sforca (19.09.2016 22:37:51)

+1

26

Посох манил его взор и притягивал не хуже наркотика. В нем была заключена великая мощь, но также - его собственная кровь, зачарованная в тело металлического сердечника, что и придавал оружию его ощутимый вес. В Ажае всегда знали толк в зачаровании, а потому и вещица просто так сменить хозяина не могла - свою силу другому магу посох раскрывать отказывался. Уверен ли Драгон был в том, что это именно он? Мужчина даже оскорбленно покосился на девчонку - он мог обознаться с кем угодно, с родной матерью, которой и не знал, но только не с верным Шолохом. И в тот момент, когда Рада уже заняла внимание торговца своей легкомысленной персоной, чародей затесался в толпе, наскоро прикидывая - какие заклятия могли быть наложены за чертой прилавка. До этого дня у мага отсутствовал достаточный опыт в кражах из волшебных лавок, но ему посчастливилось получить с кровью безвестных предков изрядную долю здравомыслия, поэтому теперь, безбожно истощая свой резерв, он колдовал и над отводом глаз от себя любимого, и одновременно - бережно прощупывал нити чужой волшбы, опоясывавшей прилавок по контуру, а ныне - бойко расплетавшейся под его требовательными пальцами. Со стороны это могло показаться едва ли заметным, если бы хоть кто-то удосужился вообще обратить внимание на торчащего у самого товара смуглого чужака, кроме травницы, которую он исключил из своих чар.
Но все же, уйти вместе с Шолохом не задумавшись о путях отступления было бы чересчур самонадеянно со стороны магистра, а потому, заполучив оружие, Драгон, кроме того, что аккуратно затер все следы своего магического вмешательства, еще и вовсе пропал из виду, растворившись в не самой приятной незримости, болезненно бьющей по силам. Далеко забегать он не стал, обождав свою спутницу в одном из заулков, где та с облегчением выдохнула, а мужчина материализовался, сбросив вуаль своих чар, к сожалению, вместе с наведенной девушкой иллюзией. Впрочем, в ней больше не было необходимости - посох выдавал его с головой, прикинься он самим Наумом, не к ночи тот будет упомянут. Приблизившись к распереживавшейся травнице, практик положил ей ладонь на плечо, стараясь заверить:
- Он не обернулся бы... - возразил ей маг, с трудом расставшись со своей добычей, прикорнувшей у стены, чтобы застегнуть девице пуговицы на растрепанном вороте. - И я очень благодарен тебе за помощь - Шолох слишком много для меня значит, чтобы я так просто от него отказался, - он воровато выглянул из-за угла на рыночную площадь, после чего добавил. - Ты иди... А мне еще нужно кое-куда нанести визит. Встретимся в таверне, - подмигнул он девчонке и, подхватив посох, ловко описавший в его руках пару кругов, прежде чем утвердиться в ладони, скрылся за противоположным поворотом.
Если торговец поднимет шум - он телепортируется прямо отсюда, но ему все же хотелось подобраться ближе... Покуда Рада упражнялась в красноречии на архимаге Перлове, Драгон порешил навестить свой старминский дом - там, наверняка, должны были остаться кое-какие его вещи, а в данной ситуации пригодились бы любые. Вот только велик был риск застать дома бывшую жену, феноменально способную чувствовать его присутствие, отчего маг принял решение проникнуть туда не самым привычным маршрутом. Дом Драгона представлял собой двухэтажный сруб с искусно резанным крыльцом и окнами - когда-то ему хотелось сделать это место безупречно-уютным, чтобы молодой жене не пришло в голову мысли о напрасном браке со стихийным магом - впрочем, она об этом не задумалась и в тот день, когда ее мужа изгнали из страны. Напротив, вести об экспериментах Драгона лишь подстегнули ее к нему интерес, что повлекло за собой и чересчур сомнительное предложение о совместных работах на те темы, на которые опальный магистр не пошел бы даже под угрозой жизни. Он и раньше подозревал за супругой излишний цинизм и нездоровую склонность к опытам над людьми, но одно дело всего лишь говорить об этом, а некоторые вещи, вырвавшись на свет из сумрачного чрева ее черной души повергли практика в искренний ужас. Он даже не ведал, что было хуже из случившегося - о чем ему поведала Эстер, или то, что он долгие годы жил с ней под одной крышей. И как-раз теперь он менее всего был склонен вновь встречаться с призраками своего прошлого.
Когда солнце уже стало клониться к горизонту, Драгон наконец добрался до родных стен, так и не оправдавших его ожиданий о счастливом и безоблачном существовании, и возложил на них ладони, внимательно прощупывая собственное заклятье, что за пятнадцать лет так и не удосужились сменить. Да и к чему? Оно все еще было как нельзя действенным - мужчина потратил в то время не один день, чтобы с толком зачаровать свое жилище, да и его возвращения никто из домашних не ждал. Чуть слышный заговор, сорвавшийся с его уст, в мгновение ока расплел накрепко связанную канву, оставляя дом обнаженным под чарами колдуна, которому более ничего не препятствовало телепортироваться внутрь и на всякий случай - в подвальный этаж.
- Грых дгырыз... - вполголоса выпалил чародей, материализовавшись у целого склада запыленных вещей и с проступившим холодным потом обнаружив треногу прямехонько вписавшуюся в пространство между его ног. - Кто эту дрянь-то сюда поставил?..
Конечно, он знал ответ на вопрос, как допускал и то, что хозяева терема могли уже не раз смениться - было даже удивительно, что в подвале оказалась хотя бы часть тех вещей, которые оставил маг перед тем как покинуть Белорию, как ему казалось - навсегда. Проторчав внизу без малого с полчаса, Драгону все-таки удалось кое-чем обзавестись - например, вышедшей из моды, но все еще добротной одеждой, парой собственных сапог, тут же сменивших заимствованные на его ногах, посеребряные шипастые наручи, вполне еще способные ему послужить и приятно сковавшие его предплечья, и с куда большим восторгом откопанный в секретере кисет с табаком. Неужели, ждала, что я вернусь?.. А вот о том, что Эстер так и не поверила в расставание, маг теперь имел полную возможность поспорить - ведь, осторожно поднимаясь по лестнице к первому этажу, мужчина услышал чьи-то грузные шаги, но главное - мелькнувшую в полусумрачном коридоре объемную фигуру Рилая - того самого племянника Питрима, что, вскоре после отъезда Драгона, занял его место в Совете Ковена и ради чего, по мнению практика, все эти козни и затевались. Это невозможно... Эстер? Да кто угодно... но Рилай?
А покуда его не разобрал истерический хохот, маг поспешил ретироваться обратно на улицы Стармины, откуда бросил последний взгляд на былое жилище и с куда более легкой душой отправился к таверне, чтобы уже в ее зале заказать у хозяйки, с подозрением покосившейся на вошедшего гостя, ужин для Рады, и остался ее ожидать. Навряд ли эта дородная трактирщица порадовалась за подругу, обнаружив, что та сменила миловидного южанина потрепанного вида на дорого одетого северянина, магией от которого разило за версту и с не самой дружелюбной физиономией, а то и обзавелась обоими. Да и к тому же этот чужак заказал столько выпивки, будто собирался споить добрую компанию троллей, но уж точно не для своей юной спутницы.
[nick]Dragon[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2dPhG.gif[/icon][status]Я дурак, и ты дурак, поступай на ПракМагФак[/status]
[sign]http://funkyimg.com/i/2dPhH.png[/sign]

+1

27

- Девочка моя, ты в этом уверена? – Бородатый маг смотрел на смущенную и изрядно напуганную девицу с нескрываемой тревогой, нет да нет почесывая бороду. Сообщенные ему новости, которые и без того прервали своим внезапным появлением долгожданный обед, плавно перетекающий в ужин, умудрились еще и надолго отбить охоту продолжать трапезу, заменяя своей духовностью любую требуемую пищу. Еще раз задумчиво взглянув в распахнутые глаза, наполненные слезами, дрожащие губы, руки, что истеребили кончик косы до состояния ощипанного хвоста, он все же оказался не удовлетворен полученным в свое пользование рассказом и в очередной раз, игнорируя вялые барьеры, которые травники наводили спустя рукава и только лишь повинуясь инстинкту защиты от неизбежного удара, заглянул в воспоминания своей бывшей ученицы.
К великому сожалению магистра Перлова, картинка, представшая перед его взором, нисколько не изменилась. Темные своды просторной пещеры, в которых любили обосновываться тролльи кланы, были частично обрушены от прогрохотавшего взрыва. Разъяренные вопли разгневанных воинов практически оглушали. Дым заполонил все свободное пространство, и сквозь него едва ли можно было четко различить происходящее, но темный силуэт, стоящий спиной к Ксандру, а точнее Радее, в голове которой поселился старый маг, угадывался довольно отчетливо. Вот он поднялся во весь рост и запустил в угрожающе надвигающуюся к нему толпу столп огненного пламени, отбрасывая от себя противников. Откуда-то послышался детский плач и вопли, а картинка становилась более мутной из-за сгущающегося дыма пожарища. Очередной грохочущий удар и в пещеру ворвались новые воины, заблажили собаки, какофония звуков перестала быть разбираемой, а после темнота беспамятства прервала картинку. Дальше заглядывать не имело смысла, Ксандр уже знал, что как только затаившаяся Радея очнулась, то не обнаружила вокруг себя никого кроме мертвых тел и пепелища.
- И ты говоришь, что не знаешь, куда он исчез? Рада, это точно был именно дракон? – Кустистые брови угрожающе сошлись на переносице. Что-то ускользало от внимания мага, но с другой стороны, стоявшая перед ним девушка всегда была предельно честной и бескорыстной. Он знал ее с самого детства, а с того рокового случая, без сожаления принял под свою опеку, ненароком оттачивая знания будущей травницы, чтобы данный в ее распоряжение резерв не пропадал зря.
- Магистр, но вы же сами все видели. Молодой дракон, сначала он появился в образе человека, но как только почувствовал опасность, обратился. Я не знаю, куда он направился, и потому пришла к вам. Он показался мне довольно агрессивным. – Голова Рады, изрядно уставшая от многочисленных вторжений, порой через чур грубых и бесцеремонных, начинала болеть довольно сильно, а в голосе уже вовсю сквозило раздражение. Впрочем, идя на это, она и не ожидала, что будет просто, напротив, то, как быстро она отыскала бывшего учителя и то, с какой серьезностью он отнесся к ее рассказу, показались девушке странным. Однако стоило магу пойти на попятную и усомниться, задавая бесконечные вопросы, начиная с тех, что она вообще там делала и, заканчивая закономерным: как тебе вообще это удалось? -  равновесие в мире справедливости было восстановлено.
- Да Рада, ты все правильно сделала, не переживай. В Белории уже давно что-то происходит и твои новости – явное тому подтверждение, включая бесценные доказательства. Ковен уже не сможет закрыть на это глаза. – На губах Ксандра мелькнула грустная улыбка, и он встал со своего места, поправляя растрепавшуюся о край стола бороду. – Ты же сможешь повторить все, что мне рассказала завтра на совете? Вот и славно. Будь на месте к полудню.
От радости девушка едва не подпрыгнула на месте, впрочем, встала крайне поспешно и согласно кивнула, поморщившись от тугой боли в висках. Она то думала, что ей самой придется подводить Ксандра к мысли, что необходимо созвать совет и принять решение, как изловить строптивую ящерицу, а на деле же, все сложилось как нельзя более удачно.
- Конечно, я все расскажу. – Маги направились к выходу из кабинета, и уже было попытались открыть дверь, как по ту сторону раздался глухой стук удара дерева о… видно другое дерево, раз кроме тролльего чертыхания звуков более не последовало. Но Ксандр был другого мнения и изобразив на лице волну возмущения распахнул дверь, грозно уставившись на рыжую девчонку, потирающую взбухшую на лбу шишку.
- Вольха! Ты что здесь делаешь?! – после чего повернулся к Радее и добродушно улыбнулся – А ты иди, отдыхай, только завтра прошу не опаздывать.
Повторного приглашения травница ждать не стала, быстро разворачиваясь и спешным шагом убегая в конец коридора, тихо посмеиваясь над разыгравшейся за ее спиной перепалкой. В этой школе никогда не было спокойно, и юные ученики всегда имели возможность подарить старику повод прочитать им пару тройку лекций о своем поведении. Только отойдя на безопасное расстояние, травница поняла, что убегала из замка в противоположную от выхода сторону, однако возражать против лишнего повода прогуляться в родных пенатах не стала.

Вот только радость от прогулок у Радеи закончилась довольно быстро. Стоило ей выйти из замка и по улицам душного и суматошного города дойти до дверей таверны, мечтая о кружке холодного кваса с коркой свежего хлеба, а после о сладком сне в обнимку с подушкой, как ее остановили на входе звонким окриком из-за спины. Обернувшись, она с удивлением увидела все ту же Зарину, активно подзывающую ее к себе в сарай, куда хозяйка таверны видно вышла за новой порцией заканчивающихся яиц, о чем свидетельствовала полная доверху корзинка в ногах.
- Лада, милая, иди сюда сколее. – Девушка чуть ли не притопывала на месте в нетерпении, и пришлось Радея распрощаться со столь близким отдыхом для гудящей головы. Не из упрямства, а от усталости, она пошла по направлению к приятельнице, по неосторожности запнувшись о выскочившую ей под ноги кошку, отчего заработала неодобрительный вздох. – Ты все такая же неуклюжая, да? И что в тебе только мужики находят…
- С чего ты взяла, что у меня их много, Зарин? – Скрестив руки на груди, травница устало поглядела на девушку и уже было хотела развернуться и уйти, как ее поймали за рукав, удерживая на месте.
- Ладно, не обижайся, я тебя не затем позвала. Дело есть к тебе, ты же навелняка еще заказами не блезгуешь? Так вот зелье одно нужно… Не мне, знакомой одной. Сделаешь?
Учитывая, что с деньгами на данный момент, впрочем, как и всегда, было у травницы туго, работу она взяла, пообещав, что готовое зелье будет у Зарины уже завтра утром. Все тоже, что и всегда, нелюбимое девушкой за его результат, но практически безотказное и быстродейственное. В школьные годы она уже начинала промышлять мелкими подработками и зачастую заказы получала именно через эту таверну, потому и спрашивать не стала, кому и для чего оно понадобилось, главное, что задаток ей заплатили в полном объёме и его с лихвой хватило на покупку необходимых ингредиентов.
В таверну она вернулась уже с мешком в котором то и дело позвякивали мелкие пузырьки, и хотела было направиться сразу наверх, но заметила за одним из столов шумную компанию и до того удивилась, признав в числе гуляющих своего северянина, что чуть было не рассыпала свои покупки под ноги суетящейся служанке. Пока она, ничем не обязанная ему знакомая, стаптывала ноги и гнула спину, обманывая своего учителя, а после еще, не перекусив и краюхой принялась зарабатывать им на ночлег, чтобы на утро не оказаться выкинутыми из гостеприимного дома, этот северянин, позабыв о маскировке уже вовсю веселился, наполняя свою кружку фирменной Зарининой бражкой. По левую руку от него сидела пара выпивох, уже не совсем понимающих с кем они говорят и не знающих ни о каких недоброжелательных отношениях с соседями, по правую девица, нрава легкого, вида распутного, прильнувшая к дорого одетому господину, будто бы…
Поморщившись, травница отвернулась и понадежнее обхватила свою ношу. Запрещать гулять магу она все равно бы не стала, да и права такого у нее не было, однако иголка ревности больно кольнула по вискам, заставляя насупиться и подняться в снятый на ночь номер, где можно было отвлечь свою фантазию работой. А после, когда все было готово, и вовсе задремать, буквально на мгновение опустив голову на подушку.

[nick]Радея Венийская[/nick][status]щось такэ зубасто[/status][icon]https://67.media.tumblr.com/30ee0f0207981cfebdefdb1085a5a318/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo2_250.gif[/icon][sign]https://66.media.tumblr.com/89851a8b40551542d07e42f2532f6d1f/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo4_r1_500.png[/sign]

Отредактировано Medea Sforca (25.09.2016 18:12:43)

+1

28

Заказывая спиртное и еду, колдун никак не рассчитывал, что травница не только подозрительно задержится в городе, но и вообще не придет. Это, конечно, беспокоило Драгона, поскольку та решала его весьма животрепещущий вопрос, и от нее буквально зависело - вернется ли маг в Ажай в срок либо отправится в соблазнительное, но, увы, несвоевременное пешее путешествие на другой конец света. И все же... еще больше переживал он о том, что на днях это все завершится - и его знакомство с Радой, какое бы решение ни принял Ковен, и внеплановая командировка в Белорию, места своей молодости, лето своей души, а также та атмосфера беззаботности, что навевали на него блуждания по лесам, подработка в деревнях, когда не нужно было думать о неумолимой опасности, ничего решать и нести ответственность за каждое слово, за каждую руну, что срывалась с его уст в заклятьях. Он будто на время оставил свою тяжкую службу родному народу, позабыв о всех напастях, чтобы вновь окунуться в волшебство безоблачной юности, что некогда царила в его сердце.
Не дождался Раду, но привлек к себе безвестную компанию, образовавшуюся около некого совершенно для него незаметно, а уж тем более оказавшаяся рядом мадам с пронзительным декольте и таким ласковым, приветливым взором, что не угостить ее выпивкой было бы кощунственно, тогда как другие его новые друзья не особенно стеснялись в его обществе, лакая пиво всем троллям на зависть, двое из которых тоже каким-то магическим образом прибились рядом, а одного из них Драгон даже откуда-то помнил. Позаимствовав деньги из дома бывшей супруги, маг все-таки несколько по-иному представлял на что их потратит, хотя бы даже после подобного пира у него еще оставалась львиная доля неправомерного дохода. Мучила ли его совесть по поводу кражи? Нисколько. Практик смело провел аналогию сбережений с его безжалостно выпитой за годы брака кровью и заткнул внутренний голос до тех пор, покуда хотя бы не протрезвеет. А судя по тому взгляду, что бросила на него проходящая мимо травница, сердито вильнувшая косицей и умчавшая к их общей комнате, мужчина обещал вернуться к жестокой реальности еще ой-как нескоро, утопив в вине и обиду на жену, хотя бы и не любимую, но так лихо бросившуюся в объятия нового члена Совета, что Драгон засомневался, а испытывала ли она к нему самому хоть какие-нибудь чувства; злобу на Ксана Перлова, так и не поверившего своему ученику, а решившего пойти по пути меньшего сопротивления и согласиться с мнением Ковена; а еще - тоску, что давила его сердце задолго до того мгновения, когда Рада действительно поймет, насколько она в нем ошиблась. У меня не было другого выбора. Не было. А пиво, между тем, текло рекой до того часа, покуда за окном не стало мелко светать, а обширная шумная компания как-то сама собой ликвидировалась, оставив мага в глубоком одиночестве возлегать на столешнице в обществе пустых бутылок, которые зевающая в кулак потрепанного вида хозяйка собирала по полу и со скамеек, а самого загулявшего гостя будто ненароком задела локтем, от чего тот в ту же секунду подорвался, покривившись от гнездившейся в боку и в голове боли, после чего выглянул наружу из окна и тихо выругался не то, что не на всеобщем, но даже не на тролльем наречии - тут ему потребовалось все красноречие северной души, чтобы понять насколько не в форме он будет на Совете, если тот все же состоится. Кстати, как-раз прояснить этот вопрос было бы сейчас крайне необходимо.
Тяжко поднявшись со скамьи и стараясь не смотреть в глаза хозяюшке, поскольку маг подозревал, что за подобные взгляды его вполне могут колесовать как за особо тяжкое надругательство над человеком, Драгон поплелся наверх, чтобы попытаться вздремнуть хотя бы те мгновения, что ему оставались до рассвета, ну или умыться на крайний случай, поскольку пьян он остался не настолько, чтобы вырубиться не доходя до постели прямо у порога в одном недостащенном сапоге. В их комнате было темно и тихо настолько, что колдун всерьез беспокоился о том, чтобы не разбудить мирно спящую девушку, что свернулась калачиком на краю узкой постели, закутавшаяся в его безразмерный плащ и явно тоже лишь недавно прилегшая, о чем говорили темные круги на светлом личике девчонки и сердитое его выражение даже во сне. Пытаясь как можно аккуратней и беззвучней раздеться, мужчина в этом практически преуспел, хотя пару раз Рада что-то ворчала в дреме, в конечном итоге просто укрывшись плащом с головой, если не считать оставшейся на воле своенравной косы. На столе рядом с ней стояла ополовиненная бутылка с прозрачной жидкостью, что на этот момент манила колдуна куда сильнее женской плоти - все еще пребывая в тонком льне рубахи и даже не начиная расстегивать ремень брюк, чародей прошлепал босыми пятками по запыленному деревянному полу, что душераздирающе скрипел под его весом, чтобы хотя бы полюбопытствовать - что же такое ценное плескалось в бутыли. На запах, цвет, а в последствии, и вкус, небесная манна оказалась ключевой водой, довольно предусмотрительно оставленной на самом виду, поскольку Драгон нехило приложился к горлу, изничтожив все остатки напитка, прежде чем блаженно отступил назад, неловко поддевая свой прислоненный к стене посох, с больно бьющим по ушам грохотом рухнувший на пол, от чего встрепанная, босая девица в одной нижней рубахе по колено перепуганно вскочила с кровати, слепо спросонья уставившись в царивший сумрак и готовая храбро дать деру в случае опасности.
- Прошу прощения, - виновато откликнулся мужчина на гневные вопли, сопровождавшие недовольство Рады, поморщившись на созданный им шум и как-то застопорив свой взгляд на голых коленках девчонки, которые та, спохватившись, по возможности обтянула не тянувшейся тканью рубашки, но чародею это преградой не стало.
Когда бы он раньше замечал за этой юной травницей подобную незамысловатую прелесть ее свежести и искренности? Драгон шагнул к ней ближе, от чего та неловко отступила назад, упираясь подгибающимися ногами в постель. Пусть что угодно их разлучит завтра, через пару дней, через неделю... она нравилась ему и больше этого нельзя было от себя скрыть. Ее ясный взор и необычайная для магичек женственность, ее очарование молодости, жажда жизни, вера в волшебство... Когда как не сейчас? Ему более не будет ни единого шанса познать эту женщину, приблизившись вплотную, покуда трепет их дыхания не сплелся в невидимое единое кружево, покуда Драгон не утонул в собственном отражении в ее зрачках округленных потревоженных глаз. Он взял ее лицо в ладони, успокаивая взволнованную девочку их теплом - ее грудь вздымалась так часто, что вызвало приятную улыбку у магистра, любовавшегося смущением травницы, тем, как та со страхом глядела на его губы, но так же сладко приоткрывала рот, чем не воспользоваться маг не смог, крепко целуя дрожавшую в его руках девушку, что подхватил он под талию, чтобы та не упала на кровать под его напором. А оторвавшись, снова поглядел в ее очи, как будто больше не страшившиеся, хотя румянец жадно захватил нежные щечки девицы. Он целовал ее вновь и вновь, впиваясь пальцами в крутые перекаты бедер, поддевая ее рубашку и касаясь бархата прохладной кожи - он опустил ее на постель, утопив в густом мехе плаща, лаская тонкую шею и крепкую грудь своей возлюбленной, забывая о том, что все еще одет, чтобы так лихо закосать ей юбку, царапая ремнем мягкую плоть ее ножек и уж точно решив, что вопрос о Совете может подождать.
[nick]Dragon[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2dPhG.gif[/icon][status]Я дурак, и ты дурак, поступай на ПракМагФак[/status]
[sign]http://funkyimg.com/i/2dPhH.png[/sign]

+1

29

Да чтож за троллье отродье… Половицы натужно скрипели, болезненно прогибаясь под тяжелым шагом обутых в новые сапоги ног, и в результате каждый шаг вернувшегося блудного мага, отдавался в сонной, но все еще больной голове дремавшей травницы, провалившейся настолько глубоко в свои сны, что даже сама мысль о том, чтобы открыть глаза казалась кощунственной. Только сонное мычание, выражающее всю степень недовольства нет да нет, вырывалось из-под в момент ставшего пушистым возвышения на кровати, в котором только угадывались черты утомившейся колдуньи и обнявшего ее фигуру мехового плаща.
Конечно же Рада совсем не планировала спать, точнее планировала, но хотя бы дождавшись загульного мага, чтобы со спокойной душей рассказать тому о результатах своего похода к наставнику, распрощаться и уйти, не терзая себя понапрасну бессмысленной надеждой. И дверью хлопнуть. И напоследок заявить о его козлиной натуре и соответствующем выборе спутниц на вечер, но уже спускаясь вниз по лестнице и исключительно мысленно, чтобы не разбудить других постояльцев. И ведь она совсем не ревновала, просто обидно было… ведь он мог ее хотя бы потерять, или навестить, прервав свою развеселую попойку, но вместо этого предпочел оставаться внизу, пополняя бюджет питейного заведения. Ей же спуститься вниз уже не позволяла гордость, ведь как бы это выглядело? Бледная девица в платье с явно чужого плеча, исхудавшая, с хмурым взглядом, годна разве что милостыню просить, или отравить ненароком. Да и травы сами себя не сварят, а зельице, что ей заказали, было весьма трудоемким, с четкой структурой и формулой, в результате чего, при благоприятном исходе, по вкусу не отличилось бы от самого желанного из напитков, в противном же случае, могло послужить и не плохим ядом, с быстрым, но крайне мучительным финалом. Благо уж в чьем мастерстве Радея никогда не сомневалась, так это в своем, удовлетворившись вкусным запахом смородиновой наливки из горлышка заполненной на половину бутылки.
Однако теперь планы были нарушены, причем самым коварным образом. Стоило магу затихнуть, а Раде успокоиться, вновь проваливаясь в коварное беспамятство, как грохот, наполнивший небольшую комнату, заставил девушку испуганно подскочить, неловко путаясь в мехах, наполовину сползших на пол из-за через чур активного ерзанья девицы. Заозиравшись Рада попыталась определить, откуда исходит угроза, и в каком углу от нее безопаснее укрыться, но в погруженной в предрассветные сумерки комнате, кроме нее и мага никого не оказалось, а посох же, совсем не смущаясь, медленно катился куда-то под стол, описывая набалдашником широкую дугу. Винить Драгона в этом конечно было нельзя, ну бывает, споткнулся, сама она будто подобным ежедневно не грешила, но все же хорошего настроение столь резкий рывок не прибавил и если бы маг случайно заглянул в мысли к девушке, то непременно увидел бы себя с этим самым посохом в этом самом месте над костром и с яблоком в зубах. Но тот решил проблему по-другому.
Конечно, глупо было смущаться, учитывая, что коленки – это самое невинное из того, что мужчина уже имел удовольствие разглядывать в обществе Радеи, но, все же заметив, куда был устремлен настойчивый взгляд вместе с загадочной полуулыбкой, девушка немало смутилась, постаравшись хоть чуток опустить задравшуюся рубаху.
- Чего ты смотришь на меня… - Обстановка вообще изменилась, будто кто-то нарочно и свет сделал приятным глазу, и свежести в воздух добавил, заставляя легкие сжиматься чаще, чтобы не упустить столь редкой возможности в пропахшем человечиной городе. Мужчина смотрел на нее как-то по-другому, будто и не он это вовсе был, морок наведенный или вообще сон, слишком хороший, чтобы оказаться правдой. Слишком реальный, чтобы оказаться сном. Во сне ведь не бывает такого дыхания? Когда одного его хватает, чтобы пальцы бессильно вцепившиеся в грубую ткань рубахи, сжались еще сильнее, от страха ли проснуться?
- Ты слишком много выпил, Драгон, иди поспи… - пробормотала Радея, испуганно захлопав длинными ресницами и отступая на шаг назад, пока не ощутила, что и бежать то уже некуда, да и поздно. Огрубевшие, но удивительно нежные руки, коснулись лица, не давая возможности отвести взгляд, сердце уже готово было вырваться из груди, а то самое шестое чувство не переставало сетовать, что гибель неминуема и только пискнуло напоследок в настойчивые губы мужчины, вмиг завладевшие по сути еще такой невинной девицей.
Конечно, в школе были и свидания, и поцелуи за аквариумом с заспиртованной кикиморой, но все эти любовные похождения непременно оборачивались напоминанием для самой себя, что она все же колдунья приличная, и приходилось нетерпеливым парням мириться с сим прискорбным фактом, да и как иначе, если стоило ненароком коснуться девичьей коленки, как в руке скромной отличницы вспыхивал много о чем говорящий огонек. Но сейчас же, Радея даже и отреагировать не успела, только выставила перед собой пустые ладошки, как последнюю защиту, хотя понимала, что сопротивление давно было подавлено ответным несмелым поцелуем.
И все же, даже сбросив с себя барьеры, что-то не давало Раде расслабиться. Ни настойчивые прикосновения, так бесцеремонно задравшие ее рубаху, ни более весомые аргументы, которые маг готов был применить, стоило только уложить прильнувшую к нему девицу на еще теплую кровать. Угадать, в чем же была причина ее беспокойства, удалось только когда среди алкогольного дурмана чужого дыхания удалось уловить ставшие приторными смородиновые нотки, а улучив момент приподняться и взглянуть на стол… где стояла опустевшая бутылка.
- Драгон перестань… - Разочарование будто бы окатило Раду колодезной водой. В комнате сразу стало холодно, но зато разум прояснился и заставил забиться девушку в испуге, смазывая поцелуи по щекам. – Прекрати же… пожалуйста.
Но маг казалось бы не слышал ничего, кроме призыва продолжать. Это было одно из лучших приворотных зелий, которые вообще было юной колдунье известно, его сложно распознать и ему невозможно противиться. Оно многократно усиливало любую симпатию, превращая ее в непреодолимое влечение, заглушало неприязнь и заставляло забывать обиды. Пусть только на время и основывалось лишь на тех чувствах, что уже были, потому пользовалось большим спросом у женщин, чьи мужья к ним охладели, или же у парней, что хотели посмотреть так ли они были противны на самом деле отвергнувшим их избранницам. И все же это было не по-настоящему.
- Я не хочу так… - Слезы сами собой покатились из глаз, когда отворачивая лицо, девушка усиленно соображала, что же ей делать. Ее мольбы только усиливали напор, а в потемневших от страсти глазах едва угадывалось еще присутствие самого мужчины… Он выпил слишком много, на несколько раз могло хватить того, что плескалось в бутылке. И в тот момент, когда пряжка ремня уже не царапала обнаженную кожу – пришло решение, невесомыми нитями заклинания рассеиваясь по воздуху.
Она читала, будто пела колыбельную, а оставшийся без защиты разум поддался легкому заклинанию, что призвано было помогать матерям убаюкивать непослушных детей. И стоило последнему слову оставить свой изящный след в хрупкой структуре, как маг неловко дернулся и опал, провалившись толи в обморок, толи в сон.
Опал и придавил не продумавшую этот шаг Радею к кровати, всем своим весом, даже во сне не позволяя ей воспротивится, разве только бессильно помахать свободной ладонью и выпятить подбородок над сутулым плечом, чтобы глотнуть воздуха ставшего таким дефицитным.
- Ну вот… на мне теперь и мужики засыпают. – К сожалению, Зарины, которая бы в силу своей злорадности, шутку оценила бы по достоинству, рядом не было, а вместе с этим не было и помощи в ее лице, ибо что-то подсказывало травнице, что в таком положении до утра можно и не дожить – это тебе не за ноги привязанной на дереве болтаться.  Пришлось потихоньку выползать, по очереди освобождая из плена конечности, но когда свобода была уже в пределах видимости, тяжелая рука по-хозяйски подгребла к себе отползающую добычу, заставив Раду испуганно замереть, но тут же расслабиться под заливистый, но уже почти родной храп. Зелье было сильным, заклинание еще сильнее… и дай им Фендюлий не проспать этот гхыров совет.

[nick]Радея Венийская[/nick][status]щось такэ зубасто[/status][icon]https://67.media.tumblr.com/30ee0f0207981cfebdefdb1085a5a318/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo2_250.gif[/icon][sign]https://66.media.tumblr.com/89851a8b40551542d07e42f2532f6d1f/tumblr_o9htmtIfB51usdv6vo4_r1_500.png[/sign]

+1

30

Он проснулся с такой тяжелой головой, будто провел месяц в беспробудном запое, чего с ним не случалось уже лет пятнадцать с того дня, как ему пришлось убраться из Белории в изгнание, но даже тогда - будучи гораздо моложе, эффект был куда менее болезненным, и если бы не фигура женщины в его объятиях, то маг не постеснялся бы на красочные комментарии настоящего состояния. А между прочим, девчонка была подозрительно ему знакома... Очнувшись и продрав глаза, будить при этом Раду мужчина не стал - пытаясь припомнить для начала, чем завершился вчерашний день и потерпеть в этом фиаско. Он бросил взгляд на обстановку, на себя самого и соблазнительно обнаженный перекат бедер сладко дремавшей травницы, что в конечном итоге могло привести его к неутешительному выводу. Вот леший. И на этот раз поиск истины стал куда более лихорадочным. Да не мог же я вчера так напиться... Или мог? С того момента, как чародей вернулся в их комнату он, конечно, маловато чего помнил, но чтобы упустить из памяти совращение школьницы, которую и пальцем не смел тронуть до того момента, покуда она не узнает правды - ведь он не простил бы себе такого обмана.
Драгон глубоко и устало вздохнул, аккуратно убирая руку с талии девушки и осторожным движением обтянул ее задранную рубаху, возвращая ткань на законное место, после чего отстранился, тут же уперевшись лопатками в стену и сообразив, что незаметно ему никак отсюда не исчезнуть, а ко всему еще и пряжка ремня с тихим лязгом намекнула о том, что... Да неужели все-таки было? Маг обвел глазами комнату, подмечая валявшийся под столом Шолох, опустевшую бутыль наверху, которую точно вылил вчера в себя. От нее ли мне так худо?.. И больше не находя препятствий в том, чтобы выплести трудоемкий, но весьма эффективный наговор, чтобы прояснить наконец затуманенное сознание. Боль отступила всего через пару мгновений, память - возвращалась куда более неторопливо, но зато теперь магистр имел полное представление не только о прошедшей ночи, но и частично о том празднестве, куда его занесло с легкой ручки мирно сопящей травницы. Заклятие призыва на дракона... где же ты его умудрилась вычитать? Я не припомню его в местных учебниках. Но вот куда более любопытным стало откровение того, что именно плескалось в стеклянном сосуде до тех пор, покуда не перелилось в его желудок - а если бы вчера он был более трезв и соизволил обратить внимание на едва заметную полоску бумаги на горлышке, то сейчас не боролся против своего упрямого организма. Грых знает что.
Для чего Раде понадобился приворот Драгон еще догадывался, к чему подобной мощи - тоже, ведь все зависело от платежеспособности клиента, но вот каким образом эта девчонка уложила его плевым снотворным заклятьем?.. Его, именитого мага усыпили как адепта-первогодка, не считая того, что он выставил себя далеко не с самой лучшей своей стороны, грязно приставал и едва не лишил их обоих чести и последнего достоинства. В это мгновение практик в какой-то мере даже был рад тому, что все то завершиться в ближайшее время... И, кстати?
- Рада, - он несильно тронул девушку за плечо, хрипло шепнув ей на ухо, но подобные средства успеха не возымели, после чего мужчина так шумно и мучительно прочистил горло перед вторым заходом нежного пробуждения принцессы, что та в испуге подорвалась, ко всему, хлестнув его косой по лицу. - Спокойно, все в порядке... Рада?
Он не знал, от чего она так смутилась тому, что очнулась рядом с ним - ведь до этого никакими подобными предрассудками не страдала, но она поспешила его покинуть в гордом одиночестве, а на животрепещущий вопрос о собрании Совета, сжато ответила, что тот состоится в этот же полдень. О лучшем нельзя и мечтать... Драгон утомленно вновь откинулся на подушки, созерцая затянутый паутиной потолок и позволив травнице привести себя в порядок без его присутствия, вот только всего через мгновение резко вскочил с постели, подбегая к окну, что выходило на задний двор, но все же давало им возможность сориентироваться во времени:
- Как "в полдень"?! - обеспокоенно переспросил мужчина, соображая, что до назначенного срока им осталась едва ли четверть часа - а это не считая того, что до ратуши, где проходили подобные собрания, добираться из этой части города было очень даже прилично. - Мы уже должны быть там! Собирайся скорее, - он отлетел от подоконника, пытаясь придать себе кое-какой презентабельности - оправил одежду, достал из-под стола свой посох, отряхнул свалявшийся на постели плащ. - Леший задери... Рада, ну что ты возишься? - маг в сердцах подбежал к девице, суетившейся у тазика на табурете посреди комнаты, который он волшебным образом вчера не опрокинул и успешно миновал, наскоро плеснув себе и ей водой в физиономии, после чего с точно той же экспрессией вытер обоих висевшим на стене полотенцем. - Нам никак не успеть... - с досадой констатировал Драгон, набрасывая плащ на плечи и вооружаясь Шолохом. - Ты готова?..
И в этом было то самое, невероятное преимущество посохов братства - они исключали любую необходимость добывать кровь для колдовства, используя лишь ту, что была изначально заключена в них еще на стадии ковки и наложения заклятий - чародею не понадобилось ни тщательно вычерчивать руны по пыльному полу забегаловки, ни резать себе руки, насыщая волшбу требуемым выбросом энергии, ни использовать других атрибутов телепорта, которые безбожно отнимали и силы, и время, и их никогда не находилось под рукой. Драгон лихо обвел вкруг себя заклинание портала, налившееся слепящим холодным светом, ярко вспыхнули руны у его основания - мужчина в удивительным образом овладевшем его равновесии ощутил, как сила полилась сквозь его тело, легким зарядом пощипывая кожу, наполняя его безудержной мощью, обуздать которую было возможно лишь при должном самообладании, иначе та грозила попросту уничтожить своего покровителя, не справившегося даже с самим собой. Магистр думал, что ему придется окликать девицу, но та довольно живо сообразила и вполне самостоятельно, без напоминаний, заняла свое место в рунической вязи, крепко хватаясь за мага, прежде чем обоих вслед за ослепившим их потоком магии выбросило у самых подходов к ратуше, чудом не вписав в телегу капусты, которую счастливый обладатель тут же бросил и сделал ноги за ближайший поворот.
Отряхиваясь от поднятой ими пыли, практик набросил на лицо капюшон, чтобы Ксандр не выставил его сразу, еще не доходя до ворот, да и мужчине просто хотелось исчезнуть с глаз девицы, что доверчиво шагала следом за ним, направляясь к широким массивным дверях входа - она не знала ни кого привела под своды Старминского Ковена, ни что ожидало ее позже, спустя несколько мгновений, как круто измениться ее жизнь и как много застарелой боли ей придется испытать. Драгон больше не хотел ее видеть, ни ее ясного взгляда, ни этой симпатии, которую нельзя было скрыть им обоим, он не хотел смотреть, как свежесть и вера сменятся черствостью и ненавистью, как изуродует ее душу иссушающая белорских магов злоба. У самых дверей, прежде чем распахнуть их перед девушкой, маг глухо, безрадостно произнес:
- Мне очень жаль, что все вышло именно так, Рада... - а как только сумрак прохладного помещения объял их фигуры, отрезая пути к бегству захлопнувшимися створками входа. - У меня не было выбора.
Еще пару шагов навстречу ожидавшему их в длинном коридоре благообразному старцу с бородой, что строго окатил их суровым взором, как только те приблизились. Он должен был провести их к главной зале, и был готов это сделать, но прежде...
- Девчонка здесь ни причем, Ксандр - я ввел ее в заблуждение, - холодным тоном отрезал Драгон вместо приветствия, закрывая травницу от гнева архимага своей фигурой, но капюшона не сбрасывая.
- У меня даже не было сомнений, - враждебно ответил Перлов, воинственно скрещивая руки на груди. - Зачем ты вернулся, Катран?..
[nick]Dragon[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2dPhG.gif[/icon][status]Я дурак, и ты дурак, поступай на ПракМагФак[/status]
[sign]http://funkyimg.com/i/2dPhH.png[/sign]

+2


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Все, что нас не убивает, делает большую ошибку ‡альт