http://co.forum4.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Амелия · Маргарет

На Манхэттене: апрель 2017 года.

Температура от +11°C до +17°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Давай учиться просто жить? ‡флэшбэк


Давай учиться просто жить? ‡флэшбэк

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

http://sd.uploads.ru/ZQpUc.gif
[mymp3]http://file.xmusic.me/mp3/49791462/c0pIcE5YSHZzSUI0WlYwUGVudnpNdTM4UVprYitQUUJFdy9KSGloZk93eDE2ajBWQ29yQ3ZCdFd0aHAzZDEvMWd1NzFHUHdxd0IwR09XMlh2MFQrZmlxaXVpRXp2WkVnTW9TcHFXVlNYSGZmb3M4WjIzU2k1R1gxdGtBc3J6S1A/Krasivaya_muzyka_-_Pianino_(xMusic.me).mp3|Начнем новый день[/mymp3]
Время и дата: 7 ноября2015 год
Декорации: Манхэттен, квартира над мастерской
Герои: Allan Gray, Dietrich Wolf
Краткий сюжет: Казалось бы - вот она, самая обычная человеческая жизнь, но кто  бы знал, что в ней так много цветов и красок!

Отредактировано Dietrich Wolf (02.07.2016 00:56:18)

0

2

7 ноября. Самая обычная суббота. И далеко не в первый раз Дитриху приходится в выходной день покидать стены своей съемной квартиры, в которой он обосновался, когда нашел Джастина. И которую страстно желал сменить на другую, рядом с небольшим парком, подземкой, стоянкой, автомастерской на первом этаже, которую, к слову, Вольф тоже собирался однажды отхватить в собственность и медленно отодвигать агентскую работу на второй план. Хотя, всего год назад агент говорил сам себе, что не будет ни к чему привязываться и уж тем более покупать недвижимость. 
Но времена меняются, меняются люди. Причиной же изменений в Дитрихе был девятнадцатилетний студент. Их пути Судьба пересекала уже дважды и немец, рассматривая мирно спящего рядом паренька,  не раз думал, что таких случайностей не бывает. Они оба были по-своему одиноки, спрятанные каждый в свой собственный мир, загнанные в крепости серых будней… Но, вспоминая сейчас страшные события в театре, добавившие на теле пару уже заживших и не особо заметных шрамов, мужчина благодарил Судьбу, что тогда все сложилось именно так, и что именно Грей был одним из тех, кто спасал их жизни. Да, стоит признать, свела их не эта встреча, но без нее, кто знает, как свершались бы и другие события. И пусть у него были свои странности, в конце концов, кто в нашем мире не имеет странностей? Дитрих видел в нем некий лучик надежды.
Именно из-за Аллана он стал спешить с покупкой и отделкой квартиры, потому совершенно не хотелось, чтобы он встретился в коридоре с Джокером или еще кем-то из соседей. Хотя нет, именно встречи с Руди Дитрих опасался больше всего, припоминая дротик со снотворным, он совершенно не хотел, чтобы Ал попал в его цепкие руки. Слишком чистым и нежным был мальчишка, не для такого мультяшки. Но, за все время, что они жили в съемной комнате, никто из соседей особо не появлялся, будто все с этажа разъехались кто куда, однако, рисковать немец не желал совершенно. Да и мало ли, как среагирует собака?
Свое, точнее не так, их новый дом, он обустраивал с особым трепетом, вкладывая в ремонт и отделку все сбережения, какие остались после приобретения просторной трехкомнатной квартиры с большими окнами, низкими подоконниками, высоким потолком. Все как раз в том стиле, который всегда так нравился менеджеру и, как он надеялся, понравился бы Аллану – много воздуха и света. Из модных тенденций здесь были разве что звукоизоляция, пластиковые окна и техника на кухне, а в остальном – натуральные и экологически чистые материалы – дерево, бамбук, декоративные вставки из соломы и камин в гостиной, отделанный натуральным камнем. В дизайне – природные цвета, ничего особо яркого или режущего глаз. К слову, о зрении агент сейчас беспокоился больше всего. Нет, совершенно не о своем, – Аллана. Свято веря, что его поврежденный глаз можно как-нибудь вылечить он изо всех сил стремился не навредить второму, потому все спрятанные под потолком точечные светильники даже при самой максимальной мощности давали тусклый, мягкий, приятно-желтоватый свет.
Просторная прихожая, оборудованная по последним разработкам кухня, со всем необходимым, гостиная с камином, спальня с большой кроватью и рабочий кабинет, разделенный на два – для Аллана и нелегальной радиостанции самого немца (незаметно даже, как шальная мысль и просто хобби, стало настоящим увлечением), и много домашних растений в каждой комнате. На окнах – жалюзи из бамбука, на полах – мягкие ковры, ведь ходить дома босиком – это такой кайф. Для жизни здесь у них было все, что нужно, а все, что понадобилось бы, они могли бы приобретать в процессе.
Дит планировал сегодня же переехать, если б не ранний телефонный звонок от Томаса, нынешнего агента Адейна, который в срочном порядке просил Вольфа приехать на проведение конференции, опасаясь завалить столь долгожданное и так нужное их подопечному мероприятие. Конечно уезжать от их меленькой семьи в выходной немцу совершенно не хотелось, тем более – задерживаться допоздна, еще и без возможности позвонить – бетонные стены глушили сигнал мобильника, приходилось выкручиваться написанием смс-ок с извинениями.
Уже сидя в машине и стараясь как можно быстрее добраться до дома, Вольф понимал, что их отсутствие не пройдет бесследно. И, черт возьми, как же эта мысль грела душу! Возвращаться домой не в пустое пристанище холостяка, где единственным светлым пятном будет экран монитора, а где тебя ждет милый студент с целой компанией в сознании и преданный четвероногий друг человека. «Счастье – это ведь так просто…»
Поднимаясь по лестнице, Дитрих никак не мог придать своему лицу виноватое выражение, улыбка не сходила с губ – кажется, впервые в жизни, не считая родителей и названного брата, за него переживали, волновались, беспокоились. Ждали.
Вольф держал в секрете, насколько это было возможно, приобретение квартиры и завершение ремонта, надеясь преподнести приятный сюрприз и вот сейчас, открывая дверь ключом, он думал, как бы обыграть все красиво… И да, первым его встретил стафф, даже забавно, что агент быстро привык к не особо любимой породе собак. Видимо, когда отрываешь кому – то сердце, кто-то, кто не задумывается о последствиях и не обманывает, готов так же впустить тебя в свое. А вот с Алланом, хочется верить, что с ним, а не с Камиллой, Маркусом и уж тем более не хотелось бы – Азиелем, придется объясняться, и почесыванием за ухом тут не обойдешься. Вот только знать бы, кто именно сейчас перед ним.
- Эм… Привет… - поднявшись с корточек закусил губу Вольф, - сокровище… Не злись, прошу тебя, я все тебе объясню.

Отредактировано Dietrich Wolf (10.08.2016 20:09:09)

+1

3

Прошло около месяца с того момента, как парень сидел на коленях Дитриха. Новая старая жизнь, попытки привыкнуть друг к другу, а еще к собаке. С последнем было проще, потому что у агента в общем-то не было выбора. Азиель бы не позволил отдать собаку или сделать что-то в этом духе. По его мнению, он и так много чего терял за последнее время. Пока что он оставался последним, кто не мог смириться с новой жизнью. Впрочем, это все не мешало ему продолжать заниматься тем, чем он занимался всегда: бегать по крышам города и взламывать чужие счета.
Эта суббота была очередным выходным. Не сказать, что парень привык просыпаться не один, но и одному как-то теперь было странно. Все же Грей еще не привык к чужой квартире. И это было не только его ощущение. Каждая из личностей в тот или иной момент чувствовала себя не в своей тарелке. А чувство беспокойства проходило только тогда, когда они оказывались у себя дома. Аллан не мог долго обходиться без рояля и игры на нем, поэтому периодически они ехали домой играть на инструменте. И каждый раз в последнее время, Грей ловил себя на мысли о том, что не плохо было бы переехать, наоборот к ним. Квартира хакера была значительно больше, и там бы хватило места на всех и на всё.
- Можем хакнуть его мобильник, и узнать, где он, - предложил Азиель, когда им пришло очередное смс от агента. Грей сидел на подоконнике с новым ноутом на коленях. Перевозить в квартиру Вольфа комп было бы трудно – просто не поместится. Это было еще одной из причин, почему они проводили периодически время дома. Соревнования и стримы еще никто не отменял, а делать это на ноуте было кощунством по отношению к младшему брату компьютера. Пропасть на неделю или уж тем более месяц было равносильно вылету из занятой Азом ниши.
- Или уехать домой на недельку, не предупредив и выключив телефон, - продолжал хакер, печатая очередной кусок кода. Аллан не отвечал, сосредоточившись на том, что происходило на экране. Учитывая, что разрабатываемая ими игра была так же дипломной работой Грея, то ошибок быть не должно. Пока им везло, и обычно выпускать патч сразу после обновления не требовалось. Азиель объяснял это своей гениальностью, Ал парировал внимательностью. Но оба сходились на том, что заплатки на сервере все равно нужны.
- Сосредоточься, - наконец произнес Аллан. - Нам еще нужно остров новый протестить. И на все это у нас два с полтинной часа. Плюс, как мне казалось SS & LL договорились заняться тестом через пол часа, а ты тут планы по дворцовым переворотам строишь.
Хакер только снова усмехнулся. Хоть он и учился на своих ошибках, но его самоуверенность никуда не девалась. Более того, казалось, что с каждым разом его чсв все повышалось и повышалось, и где предел не было ясно.
[float=right]https://66.media.tumblr.com/e5511ba5161095f3fa0b146278e49f90/tumblr_o8kc8ffm2G1uain0qo4_250.png[/float]Кэм выгнала парней, когда их сидение за монитором перевалило за шесть часов. Не будь ее вообще, то эти двое могли заниматься дипломом по двадцать четыре часа в сутки и никто бы их от клавиатуры не отодрал, даже Маркус, который скорей бы присоединился. Потягиваясь и разминая шею, женщина пошла на кухню, заниматься едой. Отсутствие Дитриха она воспринимала по-своему. Поэтому, когда он появился на пороге, она стояла, сложив руки на груди и наблюдала за тем, как тот тискается с собакой.
На фразу, сказанную агентом, она не ответила. Просто медленно подошла и взяв за ухо, потащила сначала в ванную мыть руки, а потом все так же на кухню.
- Еще раз так сделаешь, будешь стоять в углу, -  произнесла она, накрывая на стол. - И питаться опять будешь сам. Мог бы и об Аллане подумать, прежде чем уматывать втихаря. Записка не считается, пустые слова на бумаге ничего не значат.
Азиель наблюдал за происходящим. Он мог бы подать голос, но кажется пока что их "мамочка" сама справлялась с происходящим. И они оба понимали, что лучшим наказанием для Дитриха будет какое-то время не давать ему контактировать именно с Алланом. Да тот и не рвался пока выходить. Весь его мыслительный процесс занимал диплом и новый остров. Бетатест, в котором принимали участие еще двое студентов, упомянутых Алом ранее, пока не показал ничего хорошего. Кажется, они с Азиелем что-то напутали со сложностью, потому что, попадая еще в первую локацию, любой игрок погибал либо от первого удара, либо от внезапного заклинания. О том, что он должен был оказываться в закрытой для него одного зоне, а потом проходить через рендомный кошмар - речи не шло. И теперь вот, помимо того, что студент дулся на Дитриха, его мозг кипел от поставленных задач.

+1

4

Ты просто дай минуту, мне минуту на объятия.
Дай мне мгновение, чтобы все на миг связать им,
И дай обещание - забьются сердца;
И то, что ты со мной будешь до конца!*

Дитрих только  успел, что снять куртку и ботинки, перед тем, как Аллан направился в его сторону. Серьезный взгляд, скрещенные на груди руки. Вольф серьезно задумался о  том, кто сейчас был перед ним, ровно до того момента, пока тонки пальцы не сжали ухо .  Вот чего-чего, а такого «приветствия» немец совершенно не ожидал точно! Он и в детстве – то не помнил, чтобы кто-либо тянул его за уши, разве что мама, по русской традиции на день рождения… Зато тут уж вопросов больше оставаться не могло – встречала  Камилла. Чисто логические исключения: Аллан слишком юн, он бы себе такого не позволил, Маркус – скорее всего понял бы, что работа есть работа и бывают такие моменты, когда от нее не скроешься, Азиель – скорее бы съязвил что-нибудь ядовитое, что еще долго бы не покидало голову Вольфа и отравляло не один час жизни. А вести себя так, по-матерински, могла бы только единственная среди них, женщина, живущая в сознании  милого мальчишки – Кем. В общем – то к ней и пытался обратиться Вольф. Ведомый за ухо в сторону ванной:
- Ай… Кем… Да, не спорю, я провинился… Ну, может не надо так, а? – он постарался отстраниться от руки, но «сережка» оказалась слишком надежно сцеплена на ухе. Пришлось повиноваться… Зеркало отразило «чудную» картину: взрослого мужчину и юного подростка, наказывающего первого за провинность. Забавно…. И Дитрих бы с улыбкой покачал головой, все еще не сросшийся с осознанием того, что личности разные, но тело – одно на всех, но во-первых это могло бы обидеть семейство, а, во-вторых – не хотелось рисковать еще нужным органом слуха.
На кухне агент получил-таки долгожданную свободу и прижал ладонь к пылающему многострадальному уху.
- В углу?«Кажется, у меня проблемы со слухом начались, может, еще и отшлепаешь? Хотя… в этом пункт что-то есть…» - Я думаю о вас все время! – несколько несдержанно ответил Вольф, правда, быстро взял себя в руки, - особенно о Аллане. – Это была чистая правда, о своем маленьком доверчивом мальчике с несколькими личностями он думал особенно часто, - Я не уматывал, я поехал на работу, пусть я уже не агент, но консультантом быть не перестал, а контракты нарушать – не самое приятное.
А вот про «пустые слова» - обидно было. И не  только потому, что Вольф всегда эти самые слова держал и выполнял, а потому что подобная фраза отбрасывала тень на его благие и искренние намерения. Теперь уже немец скрестил руки на груди:
- Так, стоп, Кем. Пустые слова? Ты сейчас хорошо подумала над своими словами? – Вольф изогнул бровь, - тебе напомнить, в котором часу вы соизволили лечь спать, оторвавшись от циферок на экране? И как крепко спали, что  не услышали, как надрывался мой телефон. – Тон агента смягчился, стоило ему только вспомнить каким милым был Аллан, когда беззаботно спал, прижимаясь спиной к его груди, просто маленький ангел, доверчиво уснувший в его руках, - будить вас в начале шестого было бы преступлением, мы даже со зверем на пробежку уходим позже и ты об этом знаешь. И если бы за моими словами ничего не стояло, я бы не пытался в этом чертовом подвале найти точку связи, чтобы удалось отправить вам хотя бы сообщение, потому что звонок не срабатывал абсолютно, не старался бы разобраться со всеми делами побыстрее и не мчался сюда, чтобы вернуться к вам.
Дит покачал головой, недовольно фыркнув. Конечно, можно было понять недоверие всех граней личности Аллана и его самого, но все же, сказать, что за словами мужчины ничего не стоит было несколько – грубо и необоснованно.
Вольф по сути своей не был человеком, который мог бы долго дуться или копить в себе обиду, а уж обижаться на Аллана … Мужчина подошел вплотную к нему, мягко отобрал ложки, не дав начать раскладывать по тарелкам еду, и переплетая пальцы, развернул к себе.
- Я знаю, что времени с нашего знакомства прошло очень немного, но это не имеет никакого значения, потому что я очень привязался к вам. И потерять вас, значит снова остаться одному. А я не хочу этого, не хочу вас терять, - он переложил руки паренька к себе на плечи, аккуратно, но настойчиво прижал к себе, проскользив ладонями по талии, потерся кончиком носа о нос подростка и прижался губами к изгибу шеи согревая нежную кожу горячими губами, неспешно поднявшись короткой цепочкой поцелуев к уху и ласково прикусив мочку, тихо шепнул - Простите… Я правда не подумал… И очень скучал.
Он чуть отстранился, продолжая ласково водить ладонями по спине и пояснице Грея, взглянул в его лицо, улыбнувшись уголками губ, - Знаешь, без вас уже не так…
Мужчина покрепче прижал к себе подростка, прижался губами к ложбинке между ключиц, вынуждая Аллана запрокинуть голову и покрыл его шею  жадными, настойчиво – жгучими и горячими поцелуями.
_____________
*Мураками - Минута

Отредактировано Dietrich Wolf (14.07.2016 09:09:57)

+1

5

[nick]Kamille[/nick][icon]https://66.media.tumblr.com/e5511ba5161095f3fa0b146278e49f90/tumblr_o8kc8ffm2G1uain0qo4_250.png[/icon][status]You're pathetic and weak[/status]
Кэм подмечала каждое изменение, которое происходило в Дитрихе в тот момент, именно поэтому она любила разговоры в реальности, а не через белый экран.
- Да, я подумала, - спокойно откликнулась она. – Я сказала то, что сказала – слова на бумаге, они пустые. В них нет ни чувств, ни эмоций. Нет ничего без эмоциональней писем. Когда-то это может быть, и было не так, но то время давно ушло. Люди слишком привязались к экранам своих компьютеров и чатам, заменяя эмоции – картинками. Но, когда ты пишешь текст без опознавательных знаков, то он – просто набор букв на бумаге. Это я имела в виду. А не то, что ты не держишь своих слов.
Иногда порой люди удивляли своей манерой думать, что за чужими словами стоит большее, чем было сказано. Это скорее должно было быть присуще их «семье» или параноикам, но не нормальным людям. Камилле казалось, что Дитрих видит разницу между «слова на бумаге» и «просто слова». Она с умилением смотрела на то, как агент потирал ухо и был похож на ребенка в тот момент. Да, в какой-то момент она свыклась с мыслью о том, что для всех своих мужчин она строгая, но любящая мать. Для всех, кроме, скорее всего Маркуса, ибо тот был старше, и это она ощущала четко, впрочем, это не мешало вступать в полемики еще и с ним, когда геймдизайнер засиживался до поздней ночи с работой.
Спорить по поводу того, кто и во сколько встает, и куда бегает, и  с кем, женщина не стала. Это было вне ее компетенции. О том, что Дитрих пока не понял, что с мальчишками надо поступать самым верным способом – закидывать в кровать, отрывая от компа, она так же промолчала. Они все были достаточно взрослыми, чтобы сами разобраться, да и подкидывать Дитриху безумные идеи она не спешила. Сам же агент за то время, что она думала, успел забрать у нее столовые приборы из рук, за что получил недоуменный взгляд из-под приподнятой брови. Но потом она мягко улыбнулась. Пальцы прошлись по плечам, зарываясь в короткие волосы немца, перебирая их.
- Так лучше, - только и успела произнести она. Со стороны это конечно могло показаться, будто Кэм говорит о чужих поцелуях, на которое подростковое тело реагировала вполне себе логичным образом. Женщина посмотрела на Дитриха из-под полуопущенных ресниц.
Где-то на краю сознания вздохнул Азиель. Стоило, наверное, ожидать подобного, но на удивление он скрылся в тумане. Он все еще не верил агенту больше остальных. А подобные приемы он предпочитал избегать просто потому, что не мог точно определить, как среагирует.  Ему подобное было привычнее, а значит, достать его этим было проще.
Кэм мягко отстранила Дитриха и открыла глаза. Неровное дыхание срывалось с мальчишеских губ. В чем-то Аз был прав, но сейчас она решала для себя другой вопрос. Это длилось менее полминуты. Они оставались подростком, потому что тело было подростка и оно реагировало не так, как реагировала сама Кэм. Преодолеть или просто принять происходящее? Вот, что ее сейчас интересовало. Дитрих воспринимал Аллана, как ребенка, но остальных? Это был хороший вопрос, просто потому, что ответа на это она еще не нашла. Вольф умудрялся относится к каждому из них по отдельности и ко всем, как к одному. Что будет, если она или Аз, - что так же странно, как и оставшиеся двое, - захотят большего?
Кэм смотрела в глаза Дитриха, ища там ответ, но его не было. Чертова привычка решать и взвешивать иногда предавала ее, мешая просто жить. Вообще, эта ситуация была странной и она это понимала, так же, как и то, что Дитрих взрослый человек со своими потребностями и измываться над ним таким способом было бы подло. Слишком. За всем этим она уже забыла о том, что произошло. Вот уж точно действенный способ просить прощения.
Руки снова надавили на чужой затылок, притягивая для очередного поцелуя. Быть она действительно подросток, то выдался бы он порывистым и пылким, но не была она подростком, и поэтому очередное прикосновение губ к губам было медленным, позволяло насладиться всем происходящем, а не просто узнать каково это.
Ноги наткнулись на поверхность стола, который стоял за спиной. К счастью или нет, он был достаточно низким, чтобы, не особо задумываясь, оказаться сидящим на его поверхности. Одна рука легла поперек чужих плеч, притягивая ближе, другая продолжала удерживать за шею. Впрочем, она как-то не думала, что от них сбегут. Особенно ощущая прижавшиеся юное тело.

+1

6

Как же ошибалась Камилла по поводу слов на бумаге и писем! Нет, именно живые письма, с неповторимым, реальным почерком были ценны и важны, не то что смс, скайп или еще какая говорилка в этом роде. Хотя нет, в скайпе был плюс видеовызовов, но речь сейчас не об этом. И когда-нибудь, Дит решил показать своей семье их с названым братом переписку, дабы показать, какие они, настоящие письма! Как много можно понять по витиеватым строчкам. Но это будет потом. Не сейчас, когда руки скользили по юному телу, так некстати, прикрытому тканью такой ненужной сейчас одежды.
Стоило Алану немного отстраниться, как сердце агента предательски йокнуло – не слишком ли поспешно он дал себе волю и позволил лишнее? Что будет дальше? Прилипчивое чувство неловкости заставило мужчину остановиться, виновато закусить губу. Тут с «простыми смертными» не всегда знаешь, как себя  повести и какую реакцию вызовут и или иные действия, а здесь, когда у одного человека личности было аж целых четыре и все – яркие и с заявками на жизнь… Страшно было попасть впросак, страшно было испугать маленького, доверчивого ангела, каждую ночь за последнее время, прижимающегося к его груди, которому он, Дитрих, шептал на ухо, что обещает защитить, сохранить, быть рядом.
Вольф совершенно не знал, как среагировать на томный взгляд, мог только снова мягко провести ладонями по спине, ожидая совершено любого решения Аллана, или нет, сейчас рядом с ним в его теле была Кем. Их заботливая и страстная леди. Агент не стал бы приставать дальше, если б она отстранилась, не стал бы пугать, обижаться или привлекать внимание. Больше всего ему хотелось, чтобы Ал сам проявлял себя и свои желания, чтобы делал каждый шаг зная, что готов к нему, что действует осознанно и торопить его – было бы огромной ошибкой, за которую пришлось бы заплатить дорогую цену, а добавлять еще больше травм мальчику совсем не хотелось. Но, кажется, переживания были напрасны и длинные пальцы снова шаловливо зарылись в волосы, а на губах почувствовался чуть сладковатый привкус мягких губ Аллана. «В моих руках – мое безумие» - скользнула по сознанию мысль и тут же растворилась, уступая место желанию. Он даже не заметил, как так быстро они оказались у стола, Дитрих понял это только когда оперся рукой и гладкую поверхность столешницы. «Нет… все эксперименты – не здесь, а дома… Когда будем дома…» - трезво расценил мужчина, решив, что лучше свое более тесное знакомство они продолжат в их маленьком мирке.
- Я Вас люблю, - хоть я бешусь, - прошептал в самые губы Аллана Вольф, мягким, тихим, "бархатным" голосом, чуть прикусив за нижнюю губу и сразу же зацеловав укус, - Хоть это труд и стыд напрасный,
И в этой глупости несчастной
У Ваших ног я признаюсь… -

Он провел ладонями по бедрам парня, чуть сжав пальцы, «царапая» по ткани. А потом поднял Аллана на руки, заставив ногами обнять за талию,  потерся кончиком носа о его грудь, улавливая ни с чем не сравнимый запах Грея.
- Мне не к лицу и не по летам…
Пора, пора мне быть умней!
Но узнаю по всем приметам
Болезнь любви в душе моей…

Прижавшись губами к скуле, он понес свою бесценную ношу в их комнату, спиной закрыв дверь. Стафф решил, что для него сейчас самое лучшее – спрятаться где-нибудь под кроватью и благоразумно не путался под ногами, пока, Дитрих, не спеша, дошел до кровати и аккуратно уложил на нее Грея, покрывая бережными поцелуями полюбившееся лицо, с особой любовью прижимаясь к шраму. Для него эти следы прошлого были столь же трепетно любимы, как и тонкие пальцы юного геймера.
- Когда я слышу из гостиной
Ваш голос девственный, невинный,
- он мягко прикусил парня за мочку уха, на этот раз потянув чуть сильнее, стараясь оперевшись на руку, не придавливать Аллана собой, -
- Я вдруг теряю весь свой ум.
За день мучения награда –
Мне Ваша бледная рука...

Свободной рукой Дит взял руку подростка, прижал ладонь к своей щеке, закрыв глаза, потершись о нее. Мягко сжал и прижал к губам тонки пальцы, трепетно согревая ласковыми поцелуями каждый и снова прижал к щеке ладонь, рукой осторожно пробравшись под тонкую ткань футболки. С нескрываемым наслаждением, ощущая под свой рукой трепет и жар юного тела, -
- Сжальтесь надо мною…
Не смею требовать любви.
Быть может, за грехи мои,
Мой ангел, я любви не стою!
– губы мужчины снова прижались к Ереминой впадине и оставляя горячую дорожку поцелуев, вынуждая запрокнуть голову, поднялись к подбородку, сразу же повторив путь обратно.
Но притворитесь! Этот взгляд
Всё может выразить так чудно..
Ах, обмануть меня не трудно...
- тихий шепот на ухо, кончиком языка Дит очертил по краю ушной раковины и опять прикусил мочку, чуть сильнее. Заигрывая распаляя.
- Я сам обманываться рад – Он скользнул губами по шее, прижавшись к изгибу, рукой лаская парня по боку и очерчивая мышца на плоском животе, не торопя, давая возможность прислушаться к себе, прочувствовать свои ощущения, привыкнуть и дать разрешение продолжить после столь своеобразного признания или отстраниться, не решаясь на дальнейшие действия.
_____________
А.С. Пушкин  - Признание(фрагмент)

Отредактировано Dietrich Wolf (18.12.2016 23:37:01)

+1

7

[nick]Kamille[/nick][icon]https://66.media.tumblr.com/e5511ba5161095f3fa0b146278e49f90/tumblr_o8kc8ffm2G1uain0qo4_250.png[/icon][status]You're pathetic and weak[/status]Камилла улыбнулась в губы Дитриха, когда он начал читать стихи. Это было внезапно и необычно. А главное странно, но агента вряд ли бы можно было винить за его склонность к романтике. Вот уж чего не хватало людям вокруг, так подобных странностей. Она вспомнила отчего-то фильм, где принц из 19 века, попадает в Нью-Йорк 21. Вот так и Дитрих ей периодически начинал напоминать человека, как будто из другого времени. Но долго размышлять, да и вообще сосредоточиться хоть как-то на мыслях, ей мешали чужие прикосновения.
Когда ее подняли, почти как пушинку, Кэм на секунду потерялась в пространстве, все же привычка следить и подмечать все происходящее была слишком въедчивой.  Но прикосновение губ к левой части лица, помогли и одновременно отвлекли. Она не очень понимала, почему агенту так важна эта отметина на их лице. Сама она редко вспоминала о ней, только в подобные моменты, когда Дитрих пытался урвать поцелуй. Поначалу она считала, что он пользуется внезапностью, но потом поняла, что это не так. Потому что прикосновения к лицу было сродни тем, с которым Дит прикасался к пальцам Аллана.
Как-то было принято, что милые и маленькие мальчики должны бояться происходящего, прячась, стесняясь и прочее. Нет, Кэм чувствовала жар, но он шел явно не от смущения. От каждого нового поцелуя по коже разбегались толпы мурашек. Был ли то механизм в их мозгу или Маркус, который периодически тасовал знания на всех, но она не чувствовала неловкости, которая по идее должна была быть.
«Слишком много думаешь», - на этот раз голос Аза был на удивление серьезен. Правда, когда парень вздохнул где-то на границе сознания, все вернулось на свои места. Как и почему именно этот представитель их семейства мог перехватывать часть контроля над телом, оставалось загадкой, но когда рука оказалось в другой, Аз снова хмыкнул. «Даже вот не думал, что ты у нас такая подчиняющаяся. Женщины».
Кэм только вздохнула. Было трудно спорить. В чем-то Аз был прав, вот только… это было как-то странно. «Ты вообще не хотел здесь быть». Заметила она, но хакер не отвечал. Для него было странным, потому что до этого делил тело он только с Алланом и не таким способом. Ему потребовалось время, чтобы привыкнуть не только к соседству Кэм, но и чужим прикосновениям, которые прекратились, едва Дитрих закончил читать.
Аллан посмотрел на агента немного удивленно, открыв глаза и выдыхая. Хотя ощущения были обманчивы. Чужие пальцы все еще гуляли по телу. На удивление, Аз был благодарен за такую передышку. Тело было его, по большей части. Рука Грея прошлась по чужой скуле, спустилась к губам, а потом продолжила путь по груди. Парень выдохнул, когда все еще прохладная рука агента легла на живот. Он улыбнулся и ухватился обеими руками за край чужой футболки и потянул. Аз не любил засыпать с агентом, поэтому бы, наверное, и присвистнул, если бы управлял телом полностью. Кажется, он зря недооценивал чужой выбор.
- Это, мне кажется лишним, - было странно слышать свои слова, сказанные другим, но женщина была права. Слишком много всего, что мешало. Хотя, на этот раз самоуверенный хакер точно не знал, чего хочет. А Кэм? Кажется, в этот момент она доверяла обоим. Оба вели, а она следовала.
Пользуясь секундным замешательством агента, или они просто так надеялись, что такого он не ожидал, впрочем, кто сильнее – вопрос, Грей толкнул Дитриха на спину. Да, им повезло, очень сильно повезло с тем, что у них такой понимающий, милый и романтичный немец, но лежать без дела, как-то тоже было не правильно? Хотя, ладно, не правильным это казалось Азу, который по характеру был не таким уж и покладистым, как хотелось бы личностям иногда. А еще ему хотелось как-то отомстить этому человеку, вот только выбор пал на какой-то уж своеобразный способ. Впрочем, кому какая разница?
Они сидели на чужих бедрах, в то время как руки вычерчивали очертания мышц чужого тела. Глаза были чуть прикрыты. Видеть руками, всегда интереснее, чем глазами. Пальцы остановились, ощущая неровность от шрамов. Кто-то тоже хранил много тайн, но об этом они поговорят тогда, когда агент созреет рассказать. Пошли дальше, снова к шее, легко нажимая и перекрывая доступ к кислороду. Но только на миг.
- Ты слишком уж возишься с нами, как с дорогой статуей, - ответить тем же, что использовал еще недавно агент. Прикусить мочку уха, пройтись губами по скуле и увернутся от поцелуя. Повторить движения руками по телу, только теперь уже губами.

+1

8

[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/81712/229513/poets_of_the_fall_-_where_do_we_draw_the_line_(zaycev.net).mp3|Poets Of The Fall – Where Do We Draw The Line[/mymp3]
Впервые за все время, что они были вместе, Дитрих позволял себе столь откровенные ласки. Прикасаться к телу Аллана, на защищенному тонкой тканью, чувствовать, как отзывается оно на каждое прикосновение, как откликатся… Это ощущение пьянило, как хороший алкоголь. А, может быть, сейчас на него влияло все и сразу? С появлением Аллана они перестали пользоваться верхним светом, по вечерам самый яркий свет давали разве что экраны монитора ноутбука и телефона, используемый Вольфом, как книга,  и глаза отдыхали в желтоватом свете ламп, хотя, сейчас немец с удовольствием заменил бы их на свечи. Он бы вообще очень многое поменял, начиная с места, но эта мысль промелькнула слишком быстро, чтобы заострять на ней внимании, все же – обстановка вокруг была не более чем фоном, главное – это они. Вместе. Сейчас. И прикосновения руки мальчишки заставляло мужчину закрывать глаза,  стараясь уловить, каждое касание, поймать губами кончики пальцев, пока те не скользнули по телу дальше. И Аллан, который сам проявил инициативу, стянув с мужчины футболку, чем вызвал несказанное удивление. Еще большей неожиданностью стало оказаться поваленным на спину и оседланным подростком.
Мужчина неосознанно напрягал мышцы, давая возможность тонким пальцам изучить, почувствовать, увидеть его и распалить желание коснуться снова, прижаться всем телом. Шрамы… эти тихие эха прошлого… Лихого и такого глупого, как могло показаться, появившиеся, когда сам он был, кажется, ровесником Аллана. Сейчас, когда с появлением подростка ему стало не плевать на свою жизнь, стало даже немного страшно, что в те роковые дни он мог  оказаться по другую сторону черты…
Но Ал мастерски отвлекал от подобных мыслей, своими прикосновениями возвращая в желанную реальность, заставляя дышать чаще, а сердце – биться быстрее. И секундная заминка дыхания только сильнее раздувала костер желания.
- Ошибаешься… - Он приподнялся, опираясь на руку и согнув колени, - Вы не статуя… - он одной рукой обнял Грея, прижав к себе даже слишком крепко, так что становилось трудно дышать, - вы мое самое ценное сокровище, - Мужчина провел языком по трепещущей венке на шее, выдохнув на влажный след холодным воздухом и жадно впился в нежные губы,  целуя несдержанно, порывисто. Вступая с языком Аллана в шуточную борьбу своим. Ладони снова заскользили по стройному телу, поднимая ткань футболки, снимая ее мучительно – неспешно и отправив куда-то за пределы кровати. Теперь настала очередь Дитриха восхититься своим мальчиком, нежностью и горячестью его кожи. Проведя кончиком носа по изгибу шеи – уловить так полюбившийся запах, который он никогда не смог бы описать, но узнал из сотен.
Чуть отстранившись и облокотив Аллана на свои ноги, он изучая провел кончиками пальцев по юному телу, расстегнул пуговицу джинс, лаская по низу живота, обжигая губами его плечи.
- Вы восхитительны, - тихий шепот, и Дитрих снова крепко прижал к себе Грея, прижимаясь губами к изгибу шеи, одной рукой расслабляющими массажными движениями лаская спину, ища чувствительные точки, изучая слабые рельефы невеселого детства, а второй пробравшись под ткань джинс и нижнего белья мягко огладив и чуть сжав упругую ягодицу. Явно не желая уступать или отдавать инициативу, он чуть отстранился, лишь для того, чтобы увидеть красоту юного, сильного тела, не изуродованного пирсингом или излишней худобой, а распаляющего, соблазнительного. Вольф провел губами по ключице парня и согревая кожу горячим дыханием, опустился к затвердевающему соску, обняв его губами и играя языком, чуть сжимая второй и перекатывая кончиками пальцев, а затем опустился на спину, теперь обеими руками прижав к себе Аллана и снова впившись в его покрасневшие губы, чуть прикусывая и с жадностью зацеловывая несдержанные укусы.

Отредактировано Dietrich Wolf (20.07.2016 23:50:53)

+1

9

[mymp3]http://dump.bitcheese.net/files/hyfolen/Lovecoat_-_Burn.mp3|Lovecoat - Burn[/mymp3]

Аз знал, что, в общем-то, им прятать нечего, но сам Аллан был слишком стеснителен, чтобы ходить по дому в одних штанах, Маркус предпочитал носить рубашки, Кэм, если ее не отвлекать, все же чувствовала диссонанс между ощущением себя и мальчишеским телом. Сам хакер просто предпочитал отсиживаться в углу и полноценно выходить только вне дома. Поэтому оба следили за агентом, когда тот пробежался взглядом по их телу. Маркус, параллельно с паркурщиком держали его в хорошем состоянии, не считая шрамов и следов от родителей, а так же более нового по сравнению с остальными, ожога на руке, что шел от локтя до почти ладони, - неудачная попытка спасти кого-то из пожара. В чем-то был прав Киган, когда говорил, что надо реже встречаться при подобных обстоятельствах. Часть отметин, включая клеймо ниже лопатки в виде сложного Уробороса, обхватывающего крест (вот только эта картина была далека от привычной всем медицинской змеи с жезлом), мужчина к их счастью не видел. В остальном же, картина не была такой уж зловещей, как можно было думать по рассказам и воспоминаниям самого Аллана. Когда тебе меньше десяти лет – все кажется огромным. Сам Аз помнил только чужую боль в тот момент, когда все это происходило.
От прозаичных мыслей парня отвлекла следующая фраза Дитриха. Азу так и хотелось съязвить по поводу того, кто именно из них восхитителен, но сдержался, да и Кэм не дала бы просто потому, что все еще оставалась здесь. Плюс, отвлекать подобным Дитриха сейчас было бы самоубийством. Для обоих. Аза не привлекала мысль идти под холодный душ только потому, что кому-то не понравится то, что он скажет. Да и не до того стало. К тому же, кто знал, как бы среагировала Кэм, случись такое. Быть еще более виноватым он не хотел.
Мальчишеское тело выгнулось под чужой рукой, а сам он выдохнул. В чужих руках чувствовалась сила, что было не удивительно, удивляло то, что движения этих рук было слишком нежным. Да, для Кэм это было хорошо,  как и должно было быть, но Аз смотрел на происходящее - скептичнее. Не нужно было быть семь пядей во лбу, чтоб понять, как они реагируют друг на друга, вот только агент сдерживался.  И это было даже заметно. Если знать, где искать.
- Тогда, хватит сдерживаться.  - С выдохом, покусывая губу и снова прикрыв глаз, произнес Аллан. Всё же даже отдаленно ощущая происходящее, Аз сбивался. Кто-то знал, как обращаться с отзывчивым мальчишеским телом и оно предавало хакера. Впрочем и сопротивляться он не хотел. Более того, хоть это и было подло, но Аз не собирался терять такой шанс и для себя. Это было интересно не только в плане самого секса, но и того факта, что они тут вдвоем. Это бы могло решить дилемму по поводу того, как вообще делить подобное времяпрепровождение. Вот только об этом стоило подумать, скорее всего, потом.
"Осторожнее, наш ершистый. А то тебя лаской приручат" - произнесла Кэм, мысленно улыбаясь.  Аз только фыркнул.  Это было обоюдной игрой. Вот только без победителей и проигравших. Вернее были люди, которые считали будто сексом можно привязать других, что это что-то значит. Но парень предпочитал быть честным. Секс это секс, а чувства это чувства. И твое умение тут зависит только от твоего опыта. Все остальное это только мишура, чтобы скрыть свои недостатки и недочеты.
- Я не ребенок, мы не ребенок. - Продолжил Грей, на ухо агента. - И кажется, сейчас происходят далеко не детские вещи.
Кэм в какой-то момент все же начала понимать ход мыслей хакера. Последние не желали сходиться в одно, просто потому что вся реакция сводилась к ощущением от чужих прикосновений и поцелуев. И чем больше их было, тем сильнее реагировало тело. Она ответила на очередной укус, перехватывая инициативу у немца. Только теперь уже она была достаточно нежна в поцелуе. Руки прошлись по чужим плечам и снова перешли на тело. Ловкие пальцы потянули за конец ремня, расстегивая сначала его, а потом и пуговице с молнией. Загвоздка была в том, как агент сидел. Выпрямившись, Грей закусил губу, а затем прищурился, потом нахмурился. В этот момент они подумали, что неплохо бы наверное в этот момент иметь силу Маркуса, но звать того было бы не этично. По отношению к кому - вопрос, но все же. Мальчишеские руки потянули за пояс штанов, медленно стаскивая их сначала с талии, а потом и с бедер до колен. Последнее оказалось поистине цирковым представлением так как Дитрих все еще изображал из себя мягкое кресло. Чтобы не повторять тот же путь с бельем, его они отправили вместе с брюками.
Рассматривая голого Дитриха, Аз все же присвистнул, а потом усмехнулся. У человека было не только на что посмотреть, но и что потрогать. Кэм с недоверием обратила внимание на младшего. В таком состоянии она его еще не видела. Он хоть и был все тот же, но отношение к происходящему у него явно было проще. Особенно, когда он без угрызений совести положил руку на чужой член, пару раз проведя по нему рукой.
- Ну, будем взрослыми? Или... - еще секунду ласкающие пальцы сжались на чужой плоти. Аз поперхнулся. "Кэм, ты поосторожней, что ли... это больно..." Да, чего у их женщины было не отнять, так это страсти с которой она что-либо делала. Пришла ее очередь усмехаться в мыслях. Они все же Алланом не были, ровно, как и зашуганным мальчишкой.
[icon]https://66.media.tumblr.com/bdf9eb458896a899eeb3ee1fc902a182/tumblr_o9ohjnxe4j1unnp9fo2_r1_250.gif[/icon][nick]Aziel[/nick][status]Kamille[/status]

+1

10

[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/59438/1271632/kosheen_-_recovery_koshin_(zaycev.net).mp3|Kosheen - Recovery koshin[/mymp3]
Как легко было сказать «хватит сдерживаться» и как сложно было выполнить эту – просьбу? Взрослый внутри – и такое юное создание снаружи… В голове не укладывалось, что его маленький мальчик, доверчиво сидящий на коленях и по-детски обнимающий и уткнувшийся носом в плечо, сейчас просил о большем, утверждая, что он – не ребенок и доказывая свои слова соответствующими действиями. И от его шепота на ухо дыхание становилось чаще. Дитрих физически чувствовал, как поднимается температура вокруг, как тяжелее становится дышать и как распалят Аллан его тело, поддающееся и отзывающееся на прикосновения тонких подростковых рук. Ответит агенту было совершенно нечего. Не вдаваться же сейчас в беседы о том, что такое юно создание нуждается в опеке и заботе и он не может позволить себе просто так взять и завладеть им.
Но Аллан или нет, ведь сейчас с ним была Камилла, не собирались останавливаться, не хотели ждать, уверенно стаскивая джинсы, оголяя го тело. Дитрих только и мог, что помочь им, приподнимаясь, все же – они выбрали не самое удачное положение. Но и с этой задачей подросток справился без особого труда.
Прикосновение к, и без того возбужденной, плоти сводили с ума, и Вольф вздрогнул всем телом, жарко выдохнув и с силой прижал к себе подростка, сжав его бедра. Одежда – определенно была лишней.. Ровно до тог момента, пока прикосновение не сменилось давлением, - Оуф!..- выдохнул мужчина снова предательски вздрогнув и накрыл руку подростка, - тшш… давай обойдемся без подобных шуток?
И если Грей хотел достучаться до сдерживаемого в клетке самообладания внутреннего зверя Вольфа, то был он на правильном пути и сейчас уже во всю подбирал из общей связки нужный ключик, а сам зверь радостно бросался на прутья клетки. Стараясь облегчить задачу и самому вырваться на столь желанную свободу.
- Неужели ты так сильно этого хочешь? – сдавленно спросил немец, обняв ладонями любимое лицо, - Так скоро стать взрослым? Или увидеть меня другим?
Чем дольше Аллан находился рядом, тем сложнее становилось держать себя в руках. Вольф с нескрываемым удивлением чувствовал, как с ним творится что-то давно забытое и подавшее голос снова. И это все по вине его маленького многоличностного сокровища. С ним – все было совсем не так. В сердце Вольфа боролись два желания:  дать его семье все, что они хотят и в тоже время – быть осторожным, не навредить, не обидеть, не причинить большей боли, чем уже успел пережить Аллан. И немец слабо представлял себе, как совместить обе грани и не разочаровать…
«Интересно, он сам понимает, насколько соблазнителен и желанен?»
И от этой мысли и созерцания обнаженной юношеской красоты, возбуждение накрыло его с головой, подобно цунами. Вольф резко перевернул парня на спину, буквально вжав собой в кровать, перехватил его руки и поднял над головой парня, прижав и удерживая одной рукой, вскользь заметив зажившие следы ожога по левой руке, но решив обратить на них внимание позже, вторая свободно скользила по вытянутому телу, отчего ощущение мышц по ладонью было острее. «И все это – мое…» - с нескрываемой гордостью и чувством собственничества.
Выдознув в ложбинку межу ключиц, Вольф прижался губами к местечку под подбородком, наслаждаясь привкусом его кои на своих губах.
- Ммм… Сокровище… Вы даже не можете себе представить… КАК можете сводить с ума… - прошептал он, снова, с наслаждением впиваясь в подростковые губы, покрасневшие и такие мягкие, нежные, горячие. Крепче сжимая его руки. Вторая слепо проскользнула по животу, опустилась под ткан нижнего белья, кончиками пальцев запутавшись в мягких волосках,  лаская основание возбужденной плоти, поглаживая, дразня. Губы Вольфа начали неспшный путь от губ, по подбородку, к уху и ниже по артерии, по ключице – на грудь, самым кончиком потеребив темную горошину соска, второй нетерпеливо и грубовато расстегивая его штаны и стаскивая их, коготками поцарапав по бедру, оставив четыре белесые полосы. Одежда Аллана довольно быстро присоединилась к общей компании, уже организовавшей встречу с полом. С сожалением отпустив руки Аллана, мужчина устроился между его ног, проведя губами от колена к паху, оставив на внутренней стороне небольшой темный след засоса. Язык изучающее проскользнул по длине возбужденной плоти, губы жадно обхватили сочащуюся смазкой головку, а руки мужчины продолжали исследовать горячее тело, запоминая даже едва ощутимый и незаметный шрамик.

Отредактировано Dietrich Wolf (24.07.2016 20:31:18)

+1

11

[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/241072/4099309/low_roar_-_i_ll_keep_coming_(zaycev.net).mp3|I'll keep coming[/mymp3]

«А кто сказал, что это шутка?» одновременно подумали обе личности, но сказать никто ничего не успел. Оба видели реакцию немца на прикосновения. Они улыбнулись в чужие губы, когда прозвучал следующий вопрос. Когда Аз попросил, - тут Кэм удивилась еще больше, - взять контроль над голосом, женщина уступила место. Она не думала, что тот что-то испортит, потому что и ей были сейчас видны кое-какие обрывки из мыслей хакера.
- Не я один этого хочу, - ладони мальчишки легли поверх ладоней мужчины. Он улыбнулся, снова, едва заметно. Взгляд глаза в глаза, с полной уверенностью в своих словах, разбавленной вожделением. Горячее дыхание, оседающее на чужих пальцах. - Я хочу узнать все, что ты можешь мне показать. Первый раз на то он и первый, чтобы делать его незабываемым. Нет? Как можно этого добиться, если ты постоянно сдерживаешься. Половины тебя будет мало.
Словами ли, или поведением, но кажется парень задел внутри любовника ту кнопку, которая открывала неизведанный ящик Пандоры. Тело мальчишки выгнулось вслед за движением чужой руки. Грей выдохнул, закрыв глаза. Ощущение скованных рук, беззащитности только распыляли больше. И снова чужие слова, которые по частям доходят до затуманенного сознания. Как они вообще соображали? Наверное, только тем, что один делал, а другой чувствовал. Только чувства Кэм зависли, отвлекая Азиеля от происходящего. Она все еще не до конца свыклась с мыслью о том, что тело у нее не женское. Аз мысленно тряхнул головой. Если бы они сейчас действительно находились с ней в одной комнате, то произошедшее стало бы похоже на то, что он закрыл ей глаза, стоя за спиной и положив руку поперек талии. «Ты должна это чувствовать, а не смотреть на то, что происходит. Ощущать, как делаю это я. Как и что делает он. Его губы там, внизу, руки на коже. Наслаждение от происходящего. То, как оно бежит по венам вместе с кровью, собирается, ждет момента. Срывается стоном с губ. Это называется жить – Камилла, чувствовать, ощущать других. Мы прекрасны в своей многогранности и чем-то даже ближе, чем многие мечтают быть, но это все не то. Ничто не заменит этих ощущений, которые мы сейчас переживаем. Мы не способны дать друг другу ничего подобного, только другие».
«Хватит», - выдохнула Кэм, но сбежать или оттолкнуть парня и не пыталась. Действительно чувствовала руки немца на коже, перебирающие и запоминающие, -  с Дитрихом это было точно ясно, - каждую родинку и каждую неровность от шрамов. О них они будут говорить потом, или никогда. Аллан не хотел просто вспоминать, а они действовали и делали все, для защиты мальчишки. Азиель же сейчас стал другим, нет, все тем же, просто никто из них никогда не замечал этой его стороны. Защищающий их от чего-то другого. Того, к чему другие были не готовы. Ни Аллан, в силу своего воспитания и детства. Ни она, ни Маркус. Слишком взрослые, застрявшие в детском теле. Они не задумывались о тех потребностях, которые оно требовало. Оставляли на потом то, что он взял на себя уже давно. И если раньше она воспринимала хакера, как и другие – слишком легкомысленным и импульсивным, то сейчас он таким не казался и потом как-нибудь, она решила обдумать каждый его шаг, потому что они явно не видели всей картины.
Получив свободу, руки Грея зарылись пальцами в чужие волосы, перебирая их. Будь они длиннее, то незамедлительно оказались бы накрученными на тонкие фаланги. Не подталкивая, не удерживая, при этом они держались, чтобы окончательно не потерять ощущение пространства. Азиель удерживал Кэм, ощущая все им же и описанное, только в другом объеме, потому что описания и реальность всегда разное. Это было трудно, но он справлялся, потому что большая часть ощущений шла именно на женщину. Но в том и дело, что в какой-то момент ощущений стало слишком много даже на двоих, поэтому они перестали отличать, где один и где другой. Тяжелое, прерывистое дыхание пыталось преобразоваться в стоны, но парень только кусал губы.
[icon]https://66.media.tumblr.com/bdf9eb458896a899eeb3ee1fc902a182/tumblr_o9ohjnxe4j1unnp9fo2_r1_250.gif[/icon][nick]Aziel[/nick][status]Kamille[/status]

+1

12

[mymp3]http://file.xmusic.me/mp3/388718/dnlPTnpUbUxqbkZtSUVNY1VIMjN1bHFhc2o1T3dVSXA5RXEzdXJ3T0wvVGxsMXZOUGF1VmVaSHAvcnJLYy9HZ3Z1VHRoM0VIWUJOaXN1aTZNVEdPZUMvY1h4NGRYdUpJbTlqbUpqQ2FLTTlueWR0MmlmSEE2MkZZS2owV2llQ3E/Conjure_One_-_Sleep_(xMusic.me).mp3|Conjure_One_-_Sleep[/mymp3]
Мне нужны твои губы, чтобы их целовать...
Мы знаем друг друга не так долго…
Я не могу ждать,
Чтобы увидеть твою улыбку...
Родственная душа огня свечи…
Я не усну, пока ты не будешь
Спать со мной сегодня ночью…

«Не один?» - резануло по слуху, но мужчина не стал особо задумываться над этой фразой. Не сейчас. Он задаст все вопросы потом. Его семья просила его показать его скрытую от всех сущность, а Вольф не мог отступить перед просьбами своей семьи, хоть он не мог показать все и сразу.
-С вами становится незабываемым каждый день, - тот же тихий шепот, несдержанное, горячее дыхание. – и я- весь в вашей власти… и просто – ваш.
Отзывчивость юношеского тела, его пластичные изгибы… Господи, что еще может быть более невероятным? Какое еще зрелище можно пожелать? Частые, глубокие выдохи, почти стоны – разве не прекрасная музыка?
Дитрих чувствовал чуть солоноватый привкус на своих губах, обнимая губами покрасневшую головку, посасывая, сжимая губы, лаская языком, тихо постанывая, создавая вибрацию. Чтобы завести парня еще больше и  максимально отстраняясь, не давая ему прийти к финалу, чтобы ответно свести с ума еще больше, заставить сильнее сжимать пальцы. Руки немца ласкали талию и бедра паренька, чуть царапали ногтями, создавая контраст наслаждения и боли. Мужчина старался уловить какие именно прикосновения доставляют Аллану большее удовольствие, что заводит и вызывает волны дрожи, рисуют мурашки по коже, при этом, ем и самому безумно хотелось оставить мучения и завладеть нежным парнем, но нет.. Все самое интересное было еще впереди.
Выводя языком контуры по рельефу мышц, он вновь поднялся к губам Грея, провел по нижней кончиком языка и отстранился, не дав вовлечь себя в поцелуй.  Вместо этого, Вольф провел по ним кончиками пальцев, мягко надавив и заставляя провести по его пальцам языком. Агент следил за его движениями взглядом и, очертив большим пальцем, линию по талии, опустился рукой ниже, проведя указательным пальцем между ягодиц, чуть надавив на тугое колечко сфинкера.
Судя по всему, у  Азиеля уже давно не было интимных отношений, банально  мальчишка был не готов к продолжению, потому Вольф отвлекся и отстранился лишь за тем, чтобы стянуть с прикроватной тумбочки тюбик с кремом. Выдавив немного крема на свою руку и согрев его, Вольф начал аккуратно смазывать тугое колечко анала, постепенно и очень медленно растягивая, при этом жадными поцелуями – укусами по груди, животу и бокам, стараясь отвлечь Аллана от неприятных ощущений, перебить их другими, более жадными и страстными.
Дитрих позволил себе начать постепенно проникать в юно тело только тогда, когда спокойно проникали три его пальца.
О это невероятное ощущение проникновения! Узости, горячясти подростка – опьяняющие, призывающие окончательно сорваться с контроля. Но Вольф не спешил и дав немного привыкнуть к ощущениям, начал двигаться осторожно, плавно, понемногу наращивая темп и ритм движений, не разгоняясь и не теряя определенной техники. Вольности и грубость они смогут позволить себе что-то более резкое и жесткое, но не сейчас, не в первый раз. Он должен был запомниться им как приятное безумство, а не боль.
Почувствовав, что Аллан совсем на грани и что ему до яркого финала осталось совсем немного, он медленно и плавно покинул его, зажав их члены между телами, плотно прижимая к себе паренька, обнимая за талию и опираясь второй рукой, чтобы не придавить, и доводил до финиша их обоих рукой, терзая алы от укусов губы страстными поцелуями. Жадно улавливая каждый выдох или несдержанный и все же сорвавшийся с губ стон, пока их обоих не накрыло волной фантастического оргазма и Дитрих не замер, крепко обняв Грея и не перевернулся на спину, уложив своего ненаглядного любовника на себе, бережно и крепко обнимая, рисуя кончиками пальцев узоры на испарине на спине.

Отредактировано Dietrich Wolf (25.07.2016 20:11:21)

+1

13

[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/81712/24191/poets_of_the_fall_-_maybe_tomorrow_is_a_better_day_(zaycev.net).mp3|Maybe Tomorrow is A Better Day[/mymp3]
В отличие от Кэм, Азиелю было с чем сравнивать. Хотя, чего тут таить - с настолько взрослыми он еще не спал. Да и не всегда хакер занимал роль пассива. Тут стоило, наверное, тихо рассмеяться, представив картину наоборот. Отличия были в размере опыта, скорее всего. А может и в самом немце, который думал, что они - дети. Как его переубедить было хорошим вопросом, потому что даже сейчас, ощущая его прикосновения, хакер видел, что тот осторожен. Даже слишком, пожалуй.
Аз сдержался отколкой ремарки в адрес агента, когда тот остановился за несколько мгновений до того, как тело накрыло бы оргазмом. На удивление он ограничился только стоном разочарования и прикусил губу Дитриха, когда губы того оказались в достаточной близости. Просто так прощать такую наглость он не собирался. Что хакер любил в сексе, так это то что игра эта обоюдная, а так как сейчас кажется им приятно и сладко мстили за их поведение до, то вот так просто сдаваться и отступать, демон не собирался. Возможно это и было шизофренией, но периодический он звал себя так, вспоминая с чего все началось, ведь называть и считать себя таковым не одно и тоже.
Когда губ коснулись чужие пальцы, парень улыбнулся. Лучше бы конечно чтобы вместо пальцев была другая часть тела мужчины, но чем богат тем и рады. К тому же удивить агента в этой области своих познаний он еще успеет. Если захочет. После того, как его совесть получит пинка и скроется в своих неизведанных далях. Губы мальчишки скользили по чужим пальцам. Аз следил за немцем краем глаза и удерживал его руку на месте, чтобы тот ее не убрал раньше времени.
На самом деле, сейчас хакер с трудом мог сказать, когда в последний раз занимался чем-то подобным. За пару месяцев до их встречи с Дитрихом, скорее всего. Он все еще пытался заигрывать с опекуном, к которому чувствовал не только желание отомстить за отсидку в тюрьме, и не то, что обычно должны чувствовать подростки к приемным родителям. Периодически он пытался разобраться в этом, но быстро откидывал размышления прочь. Слишком не нравилось то, что получалось в итоге. Но при этом сейчас, находясь в кровати с другим он не чувствовал угрызений совести. Ни по отношению к Мартинезу, ни уж тем более Немцу. Каждый в этот момент получал то, что хотел. К тому же, хакер сейчас был не один.
Когда же немец снова остановился едва ли не на финише, Азиель тихо зарычал. И в тот момент, когда обоих настиг все же оргазм, благодаря хоть и умелым, но рукам, Кэм отключилась, оставляя демона одного в теле. Губы мальчишки расплылись в улыбке, после очередной смены позы на кровати. Хакер провел пальцем по шее немца, надавливая на кадык.
- Все равно сдерживаешься, - убрав руку, парень выпрямился и сел.  Оставалось загадкой, сколько пройдет времени, прежде чем Вольф поймет, кто перед ним. Но играть сейчас роль пай мальчика, он не собирался.
Выбраться из чужих рук было делом не сложным, учитывая, что мысли их удержать ни у кого не было. Соскочив с кровати, парень накинул рубашку немца, которая была достаточно длинной, и стащив у Маркуса сигарету, - хотя до этого подобного желания особо не возникало, - остановился в дверях.
- Это начинает нервировать. Из всех присутствующих, ребенком нас воспринимаешь только ты. И если Аллана еще где-то как-то можно отнести к этой категории, - и ему в определенные моменты это даже нравится,-  то Кэм нет. Хотя ладно, это было не так уж и плохо. Остальные ощущения спросишь у Кэм, когда она придет в себя. Первый оргазм он вышибает на несколько дней.
Закуривая сигарету, Азиель ушел в кухню, где встал на подоконнике, прислонившись спиной к боковой части окна. Конечно, обвинять немца в том, что он был таким, каким был - странно, но сколько в его голову можно было закладывать мысль о том, что тело, разум и все остальное у них не детские? И уже поздно после всего пережитого возвращать то, чего у Грея не было. Иногда хакеру хотелось стать героем того фильма, где одни проникали в разум других и закладывали туда нужные им мысли. Вот уж задача упростилась бы.
Азиель выпустил несколько колец дыма перед собой, наблюдая за тем, как они рассеиваются перед глазами.
- А вот и решение, - произнес он, смотря теперь уже на сигарету в руке и прокручивая ее между пальцев. – Не знал я, старпер, что эта твоя привычка может привести к хорошим результатам.
Что касалось немца, сейчас парень надеялся на то, что у того не возникнет мысли стаскивать его с подоконника. Все-таки они оба знали, что Аз сказал правду при первой их встрече. Он немцу не доверяет и вряд ли будет это делать когда-нибудь.
[NIC]Aziel[/NIC][STA]Demon[/STA][AVA]https://67.media.tumblr.com/8deea9e242df32a90ea40a261440ae42/tumblr_o8kc8ffm2G1uain0qo3_1280.png[/AVA][SGN]https://66.media.tumblr.com/982e7cccf3056f09686bd47a085ef7b2/tumblr_nrbjqfhZg61uain0qo3_r1_500.png
[/SGN]

Отредактировано Allan Gray (18.09.2016 18:25:19)

+1

14

[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/109039/1309558/yiruma_-_moonlight_(zaycev.net).mp3|Yiruma – Moonlight [/mymp3]
Когда Дитрих упустил тот самый щелчок, когда личности сменялись? Как долго Азиель был с ним? А то, что перед ним был именно эта язвительная часть личности не могло быть сомнений, поведение Камиллы было бы другим, по крайней мере, учитывая тот факт, как они начинали… Нет, не такие мысли должны были заботить его после близости с любимым человеком, но именно они засели в голове, стоило Грею встать с кровати. Шокированный, Вольф даже не воспротивился тому, что парень отстранился от него. … «За месяц, мог бы и привыкнуть…»  Легко подумать – да сделать труднее - привыкнуть к изменениям личностей в одном теле.
Азиель… Ершистое создание… Только ему всегда удавалось бить морально больно, так что потом полдня ходишь и обтекаешь. Хотя, может быть, его слова воспринимались так болезненно, потому что тело принадлежало горячо любимому мальчику?
- Есть вещи, которые у девушек не спрашивают, - огрызнулся немец, сев на кровати, провожая своего… или нет? мальчишку недовольным взглядом не любил Дитрих вредную привычку Маркуса. «Значит, для Кэм это все же был первый раз? Стоит ли тогда ругать себя? Но для Азиеля.. и как вообще он оказался вместе с ней? И с какими же успел переспать партнерами, что теперь любит жесче?»
«Не так уж плохо…» Нет, конечно, немец не мог бы про себя заявить, что он лучший в мире любовник и нет никого, кто мог бы с ним сравниться, но … «Черт, как же может задеть всего пара слов…» Вся накопившаяся за день усталость нахлынула на мужчину с новой силой, ударив неприятным молотом по вискам.  Хотелось рассыпаться на сотни осколков, разбиться. Или уйти куда-нибудь… Да! Пожалуй – это самая замечательная идея. Вольф поднялся с кровати, натянул пижамные штаны и, чисто на автомате, собрал и бросил в стиральную машинку разбросанные по полу вещи, едва сдержавшись, чтобы не громыхнуть ни в чем не повинной круглой дверцей. Сейчас был прекрасный повод выйти из дома – собака. И мысль о том, а выгуливал ли кто Бровки приятно согрела душу. Холод улицы прекрасно бы освежил и утихомирил водоворот мыслей.
- Бровки, эй…  пойдем погуляем?.. - позвал немец собаку, опустившись на колени и приподняв полог одеял, но та мерно спала, кажется, совершенно ничего не замечая, - что ж, хоть у кого-то из нас прекрасная ночь, - выдохнул мужчина, погладив короткую шерсть за ухом, а довольная Бровки только потянулась сквозь сон , продолжая видеть свои собачьи сны. Вот так и обломалась ночная прогулка. Не менее заманчивым показался и вариант принять душ и последовать примеру Бровки, столь же спокойно отправившись спать. Собственно, именно об этом и размышлял Дит, войдя в ванную и умывая лицо холодной водой. Глядя на свое уставшее отражение в зеркале, ему захотелось выключить свет и раствориться в темноте, а ведь всего несколько часов назад он представлял себе, как перевезет семью в новую квартиру и у них начнется новая глава их совместной жизни. «Началась… Вот, прям… с порога…» - фыркнул про себя Вольф. Слова Аза крутились в голове заезженной пластинкой, цеплялись за сказанные раньше, сливаясь в единую малоприятную песню. Зря он позволил себе большее, зря разрешил себе откровенны ласки. Надо было остановиться, как только его сокровище отстранилось в первый раз. Закончить и не продолжать. Тогда бы они уже были вместе в одной кровати, может, посмотрели бы кино с ноутбука и отправились спать, чтобы утром заняться переездом и он бы снова крепко прижимал к себе Грея, зарываясь носом в тронутые сединой волосы… Он же умеет сдерживать свой голод и быть совершенно не зависимым от секса, зачем надо было… 
Дитрих закусил губу, в горле пересохло, так  что пришлось отправиться на кухню. И представшее там его взору зрелище не могло не заставить мужчину притормозить, чтобы лучше рассмотреть стоящую у окна фигуру. Одетый в его рубашку, чуть отсвечивающую в лунном свете, с отблесками неверного света сигареты на лице, Аллан сейчас казался ему совершенно невероятным, фантастическим созданием, при виде которого хотелось застыть и не дышать, поглощаясь привлекательной, манящей красотой. Таким почти мистическим созданием можно было только любоваться и восторгаться, что, собственно, и сделал агент, облокотившись плечом на дверной косяк, неспешно рассматривая Грея с кончиков пальцев на ногах до макушки. Загипнотизированный. Не имеющий сил оторваться. Жаль все же, что сам Аллан стеснялся своего тела, сильное и юное – оно было прекрасно и Вольф старался четко сохранить в памяти все, что видел сейчас своими глазами.  Остерегаясь нарушить тишину ночи и надеясь, что этот момент растянется еще немного.

Отредактировано Dietrich Wolf (19.09.2016 19:08:28)

+1

15

[NIC]Aziel[/NIC][STA]Daemon[/STA][AVA]https://67.media.tumblr.com/8deea9e242df32a90ea40a261440ae42/tumblr_o8kc8ffm2G1uain0qo3_1280.png[/AVA][SGN]https://66.media.tumblr.com/982e7cccf3056f09686bd47a085ef7b2/tumblr_nrbjqfhZg61uain0qo3_r1_500.png
[/SGN]
[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/91876/1022748/simon_curtis_-_flesh_(zaycev.net).mp3|Flesh[/mymp3]

Азиель скорее кожей ощущал, что на них смотрят, но продолжал неторопливо курить, глядя в окно. Код был уже записан в мозгу, поэтому оставалось только переписать его на компьютер, но этим можно будет заняться, когда проснется сам Аллан. Все же вносить правки без его ведома, это тоже было не правильно, так как парень любил разбирать свои ошибки. Плюс, всегда таким образом можно было натолкнуть его самого на решение.
Кто-то явно хотел продлить момент, поэтому, когда прошло какое-то время, а сигарета дотлела до фильтра, он повернулся к немцу, который стоял, прислонившись к стене. Его взгляд действительно блуждал по их телу, но скорее он был таким, как бывает у людей в картинной галерее. Даже если мужчина и не догадывался, то это была великолепная месть за слова Аза про то, что все произошедшее было не плохо. Медленно, парень затушил сигарету в пепельнице и спустился на пол. Он не стал говорить о том, что это второй раунд и прочую фигню на подобии этой. Просто едва заметно улыбался. Да, именно так улыбается демон, когда кто-то невинный попадает в его сети. Ответить человеку теми же приемами, что он использовал ранее – всегда правильный выбор. This is not the way into my heart, into my head, into my brain, into none of the above. Было кое-что, чего он хотел бы добиться, но врождённая интуиция и события ранее, говорили о том, что просто так это не получить. Быть одному в теле оказалось, как и всегда, полезно. Ничто не сдерживало. Руки свободно прошлись по животу немца, по груди к плечам. И прежде чем тот успел начать говорить, - что особенно сильно раздражало Азиеля, - парень его поцеловал, втягивая в долгий поцелуй. Пальцы ловили капли воды, которые немец не стер, что стекали по коже. This is just my way of unleashing the feelings deep inside of me. This spark of black that I seem to love. Так же, хакер понимал, что снова сдержанный агент не броситься и не нырнет с головой в похоть. И это только усиливало желание пробиться через его броню, которую тот не снял, даже когда его попросили. Надо заметить, что попросили по-хорошему.
- We can get a little crazy just for fun, just for fun. Don’t even try to hold it back, just let go.
Выдохнуть в губы, прежде чем прикусить одну, а затем зализать укус. Прижиматься молодым, стройным, но горячим телом, которое еще не остыло и готово вспыхнуть снова. Заново изучать чужое тело, выискивая те точки, где оно реагирует острее всего. А в голове мысли о том, как сломить, но при этом не сломаться самому. Хотя, он не был бы собой, если бы ломался так быстро или проигрывал в свою собственную игру. Tie me up and take me over till you’re done, ‘till I’m done. You got me fiending… Он мог следовать или вернее мог бы следовать, но всегда имел место быть один фактор – характер. И точно не было ясно, откуда он такой взялся, учитывая, что характер формирует внешняя среда, от которой он был отрезан. Руки зарываются в чужие волосы, массируя голову пальцами, цепляясь за короткие пряди, подгребая поближе к себе. Заставляют двигаться, направляют, а тело ждет отклика в другом, иначе все происходящее бесполезно. Hold me up against the wall, give it 'til I beg, give me some more. Мысль о том, что они почти в коридоре квартиры, где помимо них есть еще люди, приходит запоздало. Останавливаться не хочется, хотя скорее всего, если этого не сделал бы он – сделал бы Дитрих. Рубашка на парне к тому времени уже сползла на локти и он не торопился ее поправлять. Взял немца за руку, ведя за собой обратно в комнату. Нужно было сразу перевезти агента к себе и посрать, что тот подумает.
- Hold me dawn and make me scream, lay me on the floor, turm me on and take me out, make me beg for more, – хакер продолжал напевать под нос, ровно до того момента, пока дверь комнаты за ними не закрылась. Он пропустил немца вперед, закрывая ее ногой. Почти детское поведение, а он, кажется, хотел казаться взрослым. Но он об этом не скажет. Рука толкает немца на кровать и для этого приходится позаимствовать немного чужой силы. Рубашка летит на пол, а сам парень оказывается вновь верхом на чужих бедрах.  Make me bleed, I like it rough, I like it rough, rough, rough. Снова поцелуй, снова свои руки на чужом теле и наоборот. Что странно, он сам не собирается спешить и списывает это на то, что позволяет немцу доказать – может быть лучше, чем неплохо. Да так и есть. Give it 'til I beg, give me some more. Чужие штаны снова оказываются на полу, потому что одежда мешает. Хочется ощущать, кожа к коже, а не ткань, которая намного грубее, чем руки у кузнеца. Забавное сравнение, но о нем он подумает когда-нибудь позже.

+1

16

Азиель 1:0 Дитрих
[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/91876/1022748/simon_curtis_-_flesh_(zaycev.net).mp3|Simon Curtis – Flesh[/mymp3]
Дитрих с жадностью голодного зверя отслеживал каждое движение подростка. Как тот держит сигарету, опускает руку к пепельнице. Как в замедленной съемке видел, как касаются пола ступни, как тот приближается к нему. Видел легкую улыбку на соблазнительных губах, за месяц Вольф успел запомнить, что улыбаться так, будто задумал захватить всю Вселенную и уже разработал план действий и готов начать его исполнение с азартом игрока, начавшего безумно интересную игру, мог только один представитель их семьи – Азиель. И интуиция подсказывала немцу, что они остались один на один.  Его движения стали несравнимо раскованными и смелыми. Так точно не мог бы двигаться никто другой, ни Аллан, ни Камилла и уж тем более – Маркус.
Вольф видел в глазах Аллана нескрываемое желание, неподдельную страсть… Кажется, никто и никогда прежде не смотрел на него так. Не заставлял одним лишь взглядом сердце биться чуть чаще, немного болезненнее, сбивать дыхание в предвкушении.  И сознание обожгла только одна мысль, чтобы его мальчик смотрел так только на него. Чтобы никто больше не удостоился такого разжигающего огонь во всем теле взгляда. Давно ли немец стал таким ревнивым? Давно ли в нем закипало такое жадное желание обладать человеком единолично и безраздельно?
Или вся причина в том, что сейчас перед ним находился его любимый человек, пусть и с несколькими разными гранями сознания.
Его, словно сотканное из сумерек и желаний ночи, воплощение грации и силы, создание нежности и грубости, коснулся тела тонкими пальцами, смешивая границы реальности и фантазий, заставив замереть и внутренне напрячься, наблюдая за движением рук, от прикосновений который кожа покрылась мурашками.  Немец прикрыл глаза лишь когда еще горячие губы, чуть горьковатые после недавно выкуренной сигареты, завлекли его в нежную ловушку . Не выпускать парня больше, не разрывать тесных прикосновений.
Ладони проскользили по бокам, проводя по коже под тканью рубашки. Сильные руки по-собственнически резко и крепко прижали Грея – так сильно хотелось снова ощутить воплощение своего желания в своих руках, чувствовать биение сердца. Так же прижимая подростка к себе одной рукой, второй Вольф провел по позвоночнику, погладил поясницу и опустился на упругую ягодицу, сжав, с наслаждением ощущая  гладкую кожу. И не давая ощутить реальность, Аллан тихо напел, вызвав улыбку на губах агента. Его талантливый мальчик не был обделен ни слухом, ни голосом и, кажется, хранил в себе еще много сюрпризов. Укус и прикосновения влажного языка, сразу ж пойманного губами.
Кажется, пред ним сейчас  действительно был не ребенок и не страстная женщина, вкушающая плод страсти впервые. Так мог действовать только профи. Настоящий Демон-искуситель, заставляющий полыхать каждым прикосновением, едва заметно вздрагивать, проводя по сонной артерии кончиками пальцев. Прикрывать глаза, касаясь ладонями груди. Его соблазнитель изучал вверенное в его руки тело и с легкостью запоминал каждый урок. Немец не успел сказать, что им стоит переместиться в более защищенное от чужих глаз место, как Азиель сделал это за него, взяв за руку и указывая направление, а немец мог только рассматривать открытые плечи и часть спины со шрамом, за который Дитрих хотел бы лично разорвать на мелкие кусочки того, кто его оставил на светлом бархате кожи Грея.. Сознательно или нет, но соблазнять он умел не хуже какой-нибудь гейши. Точнее – ему просто не было равных.
Дитрих честно старался понять: напевает Азиель действительно свою просьбу или просто песню, которая радует слух. Их обоих. Сколько уверенности было в его движениях…. Немец не мог насмотреться на пылающий огонь желания и страсти, воплощенный в живом человеке. Он и не думал сопротивляться, вновь оказавшись на кровати и сейчас было не до удивления, откуда в парне столько сил, гораздо интереснее видеть, как тонкая ткань соскальзывает с  тела и его подросток снова предстает перед ним во всей красе прекрасного юного создания.
Они. Двое. Без лишних преград и барьеров. В сумерках ночи.
И, возможно, сейчас, осознавая что перед ним самая отвязная из всех граней личности Аллана, что его движения и впрямь выходят за грани детского поведения, он неосознанно сбавлял натяжение поводка внутреннего зверя. И хоть мужчина отчетливо ощущал тепло Грея, чувствовал его вес на своих бедрах, его не покидало впечатление нереальности всего происходящего, даже не смотря на то, что ладони снова и снова прикасались к рельефу мышц, кончики пальцев чуть сжимали затвердевшие горошины сосков. И так хотелось сейчас назвать его своим, но любое слово было бы лишним. Гораздо больше могли сказать прикосновения и несдержанные поцелуи, тихие, резкие выдохи и сдавленные стоны.
Дитрих снова крепко прижал к себе подростка, зарывшись носом в изгиб шеи, а после целуя, улавливая губами биение сердца, отдающее по артерии.
- Ммм… Мое сокровище… - все же не сдержался с тихим выдохом  немец, провел ладонями от поясницы к плечам по спине, чуть сжал их - такие хрупкие - и опустился руками вниз, проводя коготками по его спине, оставляя краснеющие следы,  заставляя прогнуться, мягко огладил ладонями ягодицы и резко сжал, и снова огладил ласкающие округлости. Он провел пальцами между ягодиц, лаская и массирую сфинкер и снова поймал горячи губы парня, прикусив нижнюю, ощутив на губах солоноватый привкус его горячей крови и, кажется, только сильнее теряя, голову, не желая больше останавливаться.
По крайней мере – не сейчас.
Он завел назад руки Грея, крепко сжав запястья своей рукой. Лишая возможности движений, находя паркурщика сейчас еще боле привлекательным. Свободной рукой он провел по бедру Грея, проскользнул по низу живота, игриво погладив возбужденную плоть, «взвесил» в ладони яички, кончиком среднего пальца поглаживая и стимулируя дальнейшее желание,  не отрывая взгляд от лица парня, наблюдая его эмоции. Дитрих и сам уже был готов сорваться и завладеть юным телом. Но и мучить паренька доставляло какое-то садистское наслаждение. Он насадил парня на себя, придерживая, не давая насадиться, тормозя его движения. Закрыв глаза от невероятного ощущения узости своего мальчика, выдавая свой несказанный восторг пробежавшей по телу дрожью.

Отредактировано Dietrich Wolf (10.12.2016 00:14:01)

+1

17

[NIC]Aziel[/NIC][STA]Daemon[/STA][AVA]https://67.media.tumblr.com/8deea9e242df32a90ea40a261440ae42/tumblr_o8kc8ffm2G1uain0qo3_1280.png[/AVA][SGN]https://66.media.tumblr.com/982e7cccf3056f09686bd47a085ef7b2/tumblr_nrbjqfhZg61uain0qo3_r1_500.png
[/SGN]
[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/91876/1022748/simon_curtis_-_flesh_(zaycev.net).mp3|Flesh[/mymp3]
Азиель затыкает агента до того, как тот продолжит говорить что-либо еще из разряда мой котик, мой зайчик и всякую прочую чепуху. Ему никогда не нравились не подобные обращения, ни то, что сейчас любовник продолжает удерживать над собой контроль. В чем смысл побыть немного безумными, если ты не позволяешь себя отпустить?  Когда же агент начинает новую игру, Азиель только улыбается. В нее можно играть двоим. Он замирает в какой-то момент, не давая чужой руке сдвинуть себя с места. Это одновременно и хорошо и плохо, просто потому, что с одной стороны ты чувствуешь и предвкушаешь, и хочешь того что будет дальше. А с другой не даешь этому произойти сам, по собственной инициативе. А мышцы в пойманных за спиной руках опасно натягиваются, когда подросток подается вперед, прикусывая чужую губу. Но он все еще остается паркурщиком, а тело тренировано достаточно, чтобы все происходящее не вызывало особого дискомфорта.
- Hold my hands above my head \\ And push my face into the bed  \\ Cause I'm a screamer baby, make me a mute.
Азиель прекрасно знает о том, что Дитрих не причинит им реального вреда. Это тело все еще принадлежит Грею, которого тот до безумия любит и сделает все, чтобы мальчику было хорошо, именно поэтому удается освободить одну руку, которая притягивает к себе за шею. И подросток продолжает оставлять следы на чужой коже, оставляя следы от зубов. И теперь становится как-то не важным то, что хотел сделать изначально. Но это только и видимость, потому что хакер всегда помнит о том, что толкает его на тот или иной поступок. В его правилах продумывать, планировать и реализовывать так, чтобы все закончилось очень хорошо. И главное так, чтобы их не поймали. Но сейчас не нужно было прятаться. Он был там, где хотел и делал то, что хотел по взаимному согласию.
Азиеля бесит тот факт, что Дитрих считает их за одного, хотя это и правильно. Нет, тот определенно понимает, что рядом с ним одна определенная личность, но все равно ведет себя так, как будто перед ним ребенок. Аллана ни в каком виде нельзя было назвать ребенком. Не потому, что тот пережил, не потому что это не первый в его жизни секс. А просто потому, что у этого «мальчика» не было детства, его замяли, а потом скомкали и выбросили. И тот факт, что кто-то пытался все исправить, только злил. Просто потому что это было не честно и временами даже подло. Учить человека тому, что ему уже не нужно, потому что время чудес прошло, есть только жизнь и она не особо любит тех, кто слишком наивен.
- You put your hand upon my neck and feel the pulse beat, beat, beat \\ It's like a trigger, get me ready to shoot \\ Wanna wrestle with me baby \\ Here's a sneak, little peek \\ You can dominate the game cause I'm tough.
Вторая рука перехватывает ту, что все еще удерживает за запястье. Кладет чужие пальцы на быстро бьющийся пульс на шее. Чуть прикрыть глаза, откидывая голову, дать пройтись чужой руке по коже. С другой стороны, Азиель никогда не умел ждать, чего, в общем-то, не требовалось обычно в такие моменты. А перевернуться на спину, утягивая за собой взрослого мужчину, который тебя выше – дело сноровки, особенно когда знаешь, что будешь сильнее, чем он. Ноги обхватывают чужую талию, наконец, позволяя чужому члену, наконец, погрузится в тело до конца, так резко и быстро и толи вскрик толи стон тонет только потому, что пальцы сжимают чужую руку на шее. I don't play around that often \\ When I do, I'm a freak \\ So you'd better believe I like it rough. Азиель любит опасность, но он не любит боль. Кто-то считает его безрассудным, но они не правы просто потому, что с того самого дня, тогда в тюрьме, парень стал слишком осмотрителен, даже тогда, когда это казалось обратным.
Парень смотрел в чужие глаза не отводя взгляда. Он не знал, что видит Дитрих, зато чувствовал, как тело откликается на чужие действия, как с очередным толчком позвоночник изгибается. Аз кусал губы, но не сдерживал стонов. Зачем? Кажется, они не собирались ни от кого прятаться.

+1

18

Азиель 2:0 Дитрих
[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/91876/1022748/simon_curtis_-_flesh_(zaycev.net).mp3|Simon Curtis – Flesh[/mymp3]
Дитрих заметил проскользнувшую на чуть припухших губах Грея улыбку. Руки улавливают напряжение мышц, ловких рук, и слух жадно ловит каждый звук его голоса, такой негромкий, призывающий… «И откуда в его голове такие песни?» - мимолетно проскальзывает мысль и тут же растворяется, стоит только уловить под своими пальцами биение родного сердца юного подростка. Чуть сжать его шею, не сильно, не мешая дыханию, скорее, чтобы еще четче ощутить, как ускоряется пульс.  Сумерки и неровный свет города пробивающийся в окно, ложатся на его мальчика неровной игрой. Завораживающе.
- Ммнх...- тихий полустон, как четко Азиль понял, как завести немца, покусывание кожи на шее заставляют мужчину чуть выгнуться. Вольф никогда бы не подумал, что его мальчик может быть таким раскрепощенным, таким страстным. Непередаваемые ощущения узости и жара тела подростка развеивают из головы все возможные мысли и уже как-то не удивляясь проявлению силы, только повинуется. Прижав собой паркурщика к постели, несдержанно двинув бедрами, задевая  простату. Ладони снова ласкают поджарое тело, поднимаясь выше, к шее. Где острее всего чувствуется движение крови по артериям, где жар твой кожи приятно согревает ставшие чуть прохладными пальцы.
Вольф всегда был человеком, желающим исполнять желания своего любимого человека, и раз Азиель так стремился поиграть в опасные игры – значит, так тому и быть. Потемневший от возбуждения взгляд снова прошелся по молодому стану. Вряд ли Грей понимает, что каждую секунду этой ночи и каждый сладостный, ласкающий музыкальный слух Дитриха, стон, который звучат точно победоносные фанфары, агент запомнит до мелочей, до самого неуловимого вздоха, сколько бы времени они не провели после. Мужчина снова легко перехватывает тонкие запястья, опираясь рукой и так придавливая их к кровати над головой. Жажда сумасшествия- заразительна, она поглощает с головой, если дать ей волю, если отпустить поводки. Свободная ладонь снова очертила напряженные мышцы, нарочито задев затвердевший сосок, чуть прижав его к груди и поднялась на шею, властно сдавив, но не лишая способности дышать.
Сейчас, когда вся ночь была в их распоряжении, Дитрих никуда не спешил. Он двигался в теле Аллана размашисто, придерживаясь избранного ритма, схожего с биением сердца. Не переставая почти покидать Грея и снова входить, плавно, глубоко, почти до основания, Вольф накрыл искусанные губы своими, не переставая двигаться , жадно целуя и чуть сильнее сжимая шею. Не отрываясь до тех пор, пока подростку не перестает хватать воздуха, пока легкое головокружение не даст о себе знать,  а губы не начинает покалывать от слишком затянувшегося поцелуя. Но на секунду отстранившись, немец не дает подростку вдохнуть полной грудью, сменив темп и угол входа, каждым движением задевая простату, чуть сдавливая зажатый меж их телами член Грея, он отпустил его руки, переместив руку на волосы на затылке, сжав и потянув, заставляя запрокинуть голову, терзая шею новым поцелуями прижимаясь губами к местечку под кадыком, снова мешая полноценному дыханию и громче простонав он невероятного наслаждения.
http://s5.uploads.ru/Ap4Jt.gif

Отредактировано Dietrich Wolf (10.12.2016 09:09:19)

+1

19

[NIC]Aziel[/NIC][STA]Daemon[/STA][AVA]https://67.media.tumblr.com/8deea9e242df32a90ea40a261440ae42/tumblr_o8kc8ffm2G1uain0qo3_1280.png[/AVA][SGN]https://66.media.tumblr.com/982e7cccf3056f09686bd47a085ef7b2/tumblr_nrbjqfhZg61uain0qo3_r1_500.png
[/SGN]
[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/91876/1022748/simon_curtis_-_flesh_(zaycev.net).mp3|Flesh[/mymp3]

Азиель знает, что ведет в этой игре. Видит по меняющемуся блеску в чужих глазах, по прикосновениям чужих рук. По тому, как Дитрих действует так, как его просят. Все еще осторожно, потому что не хочет причинять им боль и поводок у него внутри так, и не отпущен, но уже менее зажато. Юношеское тело выгибается над кроватью, подхватывает ритм чужих движений. С губ, которые еще недавно напевали, теперь слетают полу стоны, приглушенные рукой на горле. Определенно, Дитрих знает, что делает и как делает.
Это далеко не первый и не последний раз, когда хакер занимается с кем-то сексом. Но это один из первых разов, когда он идет по опасному пути. Возможно, агент и задавался вопросом, откуда в мальчишке подобные запросы, а ответ прост, как пробка – это всегда что-то новое, потому что все люди разные. К тому же, это все еще игра, в которой хакер стремится к полному безумству со стороны немца и чем это не прекрасная проверка? О том, что в случае опасности вылезет бессознательный Маркус, он не думал. Они все, те трое, даже слишком доверяли своему «спасителю».
Азиель знает, что ведет в этой игре. Потому что Дитрих не располагает сведениями о нем, но в свою очередь хакер имел возможность наблюдать за текущим любовником из тени других личностей. А значит на его стороне неожиданность. Он знает это потому, что Вольф ни когда не думал о том, что в многообразии своих личностей Грея есть такая. Азиель никого не пускает в свой мир, потому что привык вести. И даже когда его руки прижаты к кровати над головой, он все равно не чувствует себя побежденным.
Это далеко не первый и не последний раз, когда его целуют. Хакер усмехается, когда чужие губы накрывают его и прикусывает нижнюю. Паркурщик прекрасно знает, как это иметь невозможность дышать, когда легкие сжимаются в попытке качать воздух, которого нет. Но сейчас все чувствуется ярче, не так привычно. Легкие начинают медленно сворачиваются, а с периферии зрения накатывает темнота. И в этот момент поцелуй заканчивается. Короткий вдох, слишком громкий в повисшей тишине, легкий, едва уловимый.
Азиель знает, что все еще ведет в этой игре, но начинает терять контроль, когда руки получают свободу, а чужие пальцы зарываются в волосы, обнажая шею. У него есть несколько мгновений, чтобы восстановить приток воздуха, начать дышать, а потом снова почти задохнуться, но уже скорее от накатывающих ощущений. Кажется, что кожи уже нет. Есть только натянутые струной нервы, готовые не то порваться, не то лопнуть, что в любом случае не так замечательно, как пишут в дурацких романах для девочек. Ногти оставляют царапины на чужих плечах, на стене вдоль позвоночника.
Это далеко не первый оргазм в жизни парня, но точно самый яркий. Вот только Дитриху об этом знать не обязательно и он не узнает, даже если будет пытаться выяснить. Мальчишеское тело падает на кровать, а сам он тяжело дышит, закрыв глаза и уронив руки по бокам от головы. Постепенно возвращаются чувства. Ощущение чужого тела над собой, жара чужой кожи, чужого члена в заднице, потому что даже сейчас удерживал агента ногами, чтобы не убежал далеко. Наконец открыл глаза, фокусируя взгляд на лице немца. Можно съязвить, еще как-нибудь задеть чужое самолюбие и опустить с небес на землю уверенность в себе, но Азиель молчит. Обнимает руками за шею и снова притягивает к себе, снова целует.
В комнате пахнет сексом, в ней душно и только поэтому мальчишка отпускает мужчину и встав на ноги, скрывая ощущения и пошатываясь, доходит до окна и открывает его, впуская в комнату свежий воздух. Застывает у открытой форточки и медлит, как будто думая о том, возвращаться ли в кровать или нет. Снова смотрит на Дитриха, повернув голову в его сторону.

+1

20

[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/11992/3688648/Beyonce_-_Crasy+in+love+%28ost+50+%D0%BE%D1%82%D1%82%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%BE%D0%B2+%D1%81%D0%B5%D1%80%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%29.mp3|Beyonce – Crazy In Love[/mymp3]
Дитрих старался сделать все для своего сокровища, исполнить любой каприз и сейчас, чувствуя, как отзывается его тело, как стройные ноги обнимают за талию, мешая отстраниться. Как сильнее возбудился Грей, лишившись воздуха. И как же это заводило еще больше. Слух немца жадно улавливал каждый  полустон, каждый, даже самый едва уловимый вдох. Ощущения, которые дарил его мальчик, скорее всего не осознанно, были не сравнимы ни с чем иным, ни на что больше не похожи. Вольф никогда не смог бы найти объяснения этому и точно ни с кем из своих прежних любовников, не смог бы его сравнить. Наверное, всему виной было не только гибкое юное тело, но и те чувства и фейерверки эмоций, которые вызывал в сердце мужчины подросток.
Он чувствовал, как ногти парня оставляли на его теле ровные линии, и в этом тоже было какое – то наслаждение, почти на грани с мазохизмом. И как же все-таки не верилось, что его Аллан может быть таким несдержанным, таким многогранным, не считая уже известных личностей. Мужчина почти по-кошачьи выгибался, под ногтями Грея, каждый раз зажимая между их разгоряченными телами пульсирующую плоть. Оргазм накрыл их обоих разом, точно цунами. И, зажмурившись, Вольф увидел перед глазами цветные пятна. Неповторимо, жарко. 
Разлепив веки, он увидел под собой расслабленного Грея с раскинутыми в разные стороны руками, наклонившись, он провел кончиком носа по его шее, глубоко вдыхая полюбившийся запах его кожи. Взгляд скользит по опускающейся и поднимающейся груди, по нежной шее, на основании которой уже стали проявляться первые валы темных следов их ночи и немец невольно облизнул губы, будто снова почувствовав вкус Грея, наблюдает, как подрагивают пушистые ресницы. Кончиками пальцев руки он провел по линиям на ладони Грея, по запястью и выше, к плечу, мягко прикусив подростка за мочку уха и бережно прижимаясь губами к шраму на лице. Хакер явно не собирался отпускать его, а Вольф – не стремился подниматься и куда-то отходить. Гораздо приятнее было снова чувствовать под своими губами глубокую линию шрама, которую так хотелось зацеловать, чтобы исчезла бесследно.[float=right]http://s3.uploads.ru/nasM7.jpg[/float]
И как же невероятно приятно снова чувствовать его объятия и вкус его горячих, припухших губ на своих. Но, кажется в планах Грея снова нет мысли остаться в постели и приходится отпустить его, наблюдая, как он неровной походкой, но все ж плавно направляется к окну. В их комнате действительно душно и Дитрих замечает это только тогда, когда ночная прохлада  врывается в раскрытое окно. Свет фонарей с улицы и свет луны так непередаваемо-красивы вычерчивают тело Грея в сумраке ночи. Тело, на котором стало так много горячо любимых для немца мест. И этот призывный взгляд, почувствовав на себе который, агенту снова становится невыносимо жарко, а по низу живота будто растекается расплавленный свинец.
- Мое сокровище… Как же ты соблазнителен… ТЫ меня с ума сводишь…
Вольф поднялся с кровати и грациозно преодолел разделяющее их расстояние. Провел ладонями от плеч до поясницы, мягко огладив округлости ягодиц и «взвесив» их в ладонях, - знаешь… ты… будто для меня создан.
он резко развернул Грея к себе лицом, посадив на холодный подоконник и прижав спиной к холоду стекла, накрыв губы нетерпеливым поцелуем, несдержанным и жадным. Пальцы снова путаются в волосах парня, весьма резким рывком заставляя запрокинуть голову, а Вольф, точно изголодавшийся вампир, прижался губами к бьющейся артерии, изучая ее языком и губами, второй рукой поглаживая бедро парня, чувствуя под пальцами натренированные мышцы.

Отредактировано Dietrich Wolf (09.01.2017 17:36:52)

+1

21

[NIC]Aziel[/NIC][STA]Daemon[/STA][AVA]https://68.media.tumblr.com/8deea9e242df32a90ea40a261440ae42/tumblr_o8kc8ffm2G1uain0qo3_1280.png[/AVA][SGN]https://68.media.tumblr.com/982e7cccf3056f09686bd47a085ef7b2/tumblr_nrbjqfhZg61uain0qo3_r1_500.png
[/SGN]
[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/11992/3679778/Beyonce_-_Crazy+in+love.mp3|Crazy in love[/mymp3]
С губ Азиеля срывается тихий рык. Он все еще ненавидит это «МОЕ». Люди достигли апофеоза своей эгоистичной натуры именно этим заявлением – ты мой. А так как хакер был свободолюбивым и ненавидел принадлежать кому-либо, не удивительно, что это ему не нравилось.  Хочется отвесить какую-нибудь еще колкую фразу, но он не успевает, оказавшись зажатым между стеклом и чужим телом. Но в ответ он кусает чужую губу. Уже не игриво, впрочем, это не изменяет улыбки на его лице. Подросток жмется к Дитриху, но потом залезает коленками на подоконник, оказываясь выше своего любовника. Он обнимает его за шею. А потом отталкивает от себя, обратно в сторону кровати.
- Твоя очередь быть пассивом, - совершенно серьезно заявляет он. – Если тебя интересует почему, то я не твой. И я не вещь. Можешь заливать подобное Кэм, или Аллану. Но с меня хватит. Мне казалось, что и в прошлый раз можно было это уловить. Хватит быть эгоистом и думать, что ты реально знаешь, чего я хочу. Чего мы хотим.
Подросток все еще сидит на коленях на подоконнике и смотрит на агента. Пока они в перерыве, все еще можно закончить. Но так же, можно и продолжить.  Хотя после сказанного вряд ли что получится. Азиель пересаживается боком к окну и смотрит на город. Даже ночью он не спит, разбивая тишину звуком автомобилей и голосов, а темноту ночи – светом фар, иллюминацией подсветок и фонарей. Как жаль, что человеку надо спать, потому что если так подумать, то без отдыха он бы успевал на много больше.
Хакер вспоминает о том, насколько просто было раньше. Ни у кого не вызывало сомнений, что парень надолго не останется и что секс это всего лишь секс, а не повод раздуть из мухи слона. И если Дитрих не поймет того же самого, то возникнут проблемы. А проблем никто из них не любил, они просто уходили от них, исчезали в толпе людей и больше не найдешь, как не ищи. В конце концов, все сводилось к тому, насколько незаметна будет твоя подпись в чужой программе. А научится заметать следы, парень научился давным-давно и делал это до сих пор просто великолепно.
- Будем честными – ты мне не нравишься, но ладно, признаю, мне нравится секс с тобой. Поэтому давай не будем усложнять себе жизнь строя иллюзии на счет того, что может быть что-то еще кроме.
Азиель зачесал назад, упавшие на лоб волосы и встал на ноги, смотря в глаза Дитриха. Тот иногда казался слишком наивным. И ранимым, учитывая реакцию того на некоторые фразы хакера. Впрочем, парень и так знал, что умеет хорошо выбирать цель для удара. Профессиональная привычка и ничего более.
- Что ты скажешь остальным об этом, меня не волнует, но думаю, мы оба понимаем, что их порадует известие о том, что мы общаемся. Пусть на деле это будет вполне себе определенный его вид, о котором они будут думать в последнюю очередь. Человек видит то, что он хочет видеть.
Азиель повел плечами, когда в очередной раз ему в спину начал задувать ветер. Парень уже достаточно остыл, чтобы теперь это вызывало дискомфорт. Но прежде чем действовать дальше или идти отдыхать, ему нужно было знать ответ Дитриха.  Парень потянулся, позевывая, а потом выдохнул и потряс головой. Взяв одну из подушек, на которых обычно сидел агент на подоконнике, хакер устроился задницей на ней.  Вот тебе и сделали перекурчик между раундами.

Отредактировано Allan Gray (18.01.2017 17:42:45)

+1

22

На этом месте должен слышаться звон разбившегося бокала.

Как все хорошо начиналось…
Но все резко оборвалось и закончилось в один миг, стоило Грею оттолкнуть Вольфа от себя. Немец ошарашено смотрел на подростка, искренне не понимая, что же пошло не так, до того момента, пока Азиель не начал говорить. А если эта сущность подавала голос, то, за исключением исполнения песни,  ничего хорошего ждать не следовало. И точно. Слова застряли а горле и, в общем-то, желания ответить тоже пропало. «Вещь»? «Эгоист?» И это в его адрес? В адрес человека, которой готов ради их маленькой семьи на все? В груди неприятно заскорбело и защемило.
- Круто… - Дитрих закусил губу, как ни стараясь, он не мог сформировать хоть одну более-менее осмысленную фразу, он даже не задумываясь повернулся спиной к парню, потирая лоб кончиками пальцев. Мысли путались в голове, вышибая одна другую. Причем каждая последующая была только мрачнее прежней. Он чисто на автомате натянул штаны, подобрав их с пола и в который раз за последние пару часов проклял эту ночь и свою несдержанность.  «Старый олух… На что я понадеялся?.. А если в один не прекрасный день именно Азиель вытеснит все другие личности? Его наглости и эгоизма хватит с головой…»
От невеселых мыслей отвлекли еще более болезненные дротики-слова, попадающие весьма  по конкретным целям. «Знает же куда бить…» На языке так и вертелось выдать что-то в стиле «для постели приобретем тебе вибратор», но Вольф только взял с кровати теплое покрывало, подошел и набросил его на плечи паренька.
- Знаешь, Азиель, я благодарен за твою честность. - Совершенно искренне сказал Вольф, -  Не стой на сквозняке. За простуду «спасибо» никто не скажет, - больше ничего говорить не хотелось, совсем. Удивительно, что агенту удалось говорить вполне обыденным тоном, несмотря на то, что заставить голос звучать ровно, не выдать внутренних переживаний, оказалось не так просто.  Хотя Вольф притормозил, вглядываясь в такие родные черты лица. Такой родной, такой любимый и такой колючий. Обнять его мужчина уже не решился. Да и стоит ли пытаться вообще что-то делать и навязываться, если все это – бесполезно.
- Да… каждый видит то, что хочет… И иногда очень хочется оказаться слепым и глухим. Я ничего никому не собираюсь говорить. Хочешь - прими душ и ложись спать, хочешь - можешь составить компанию, если я тебя не настолько не нравлюсь и выпить кофе.
Плотнее запахнув покрывало на Грее, Дитрих, не оборачиваясь и не ожидая ответа, отправился на кухню. Кофе в зернах, конечно, было, но сейчас настроения заморачиваться с туркой не было никакого, потому, поставив чайник, он достал банку с быстрорастворимым, не скупясь, насыпал в чашку добрых пять ложек.
Забравшись на подоконник с ногами, он сделал большой глоток горького напитка, но сейчас, о душу так жестоко точили когти кошки, что мужчина не чувствовал привкуса кофе, да и вообще, понимал, что что-то растекается по желудку только по растекающемуся по телу теплу. Вольф бы сейчас все отдал за неспособность мыслить и память, как у рыбки, чтобы забыть слова Азиеля и не гонять их по кругу.  Сейчас так хотелось, чтобы на улице шел дождь. И не просто дождь, а ливень, такой, чтобы размыл картинку за окном, чтобы раскрыть окно и ловить кожей  крупные капли. Надо привыкнуть, что Азиель это Азиель, что он только одна грань личности Аллана… Но ведь, никто не даст гарантии, что именно эта грань возьмет верх. Впервые за долгое время прагматичный немец совершенно не знал, что делать дальше и как себя вести. Спать с Азиелем, стараясь думать о Аллане? Не выйдет, его мальчик  не такой экспериментатор, как и Камилла… Самое лучшее – снова замкнуть замок голодного зверя и больше не выпускать его наружу. Все ведь было хорошо, пока он не дал себе волю. Но вот если когда-нибудь Дитрих узнает об измене? Что же тогда?  «Вот тогда и буду думать об этом…» - решил про себя агент, прокручивая в руках чашку с горьким напитком.

Отредактировано Dietrich Wolf (13.01.2017 19:04:11)

+1

23

[NIC]Aziel[/NIC][STA]Daemon[/STA][AVA]https://68.media.tumblr.com/8deea9e242df32a90ea40a261440ae42/tumblr_o8kc8ffm2G1uain0qo3_1280.png[/AVA][SGN]https://68.media.tumblr.com/982e7cccf3056f09686bd47a085ef7b2/tumblr_nrbjqfhZg61uain0qo3_r1_500.png
[/SGN]
[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/50625/2898859/Hurts_-_Mercy.mp3|Mercy[/mymp3]
Азиель знает, что в этой «войне», он будет выигрывать снова и снова, потому что Дитрих, насколько бы он не выглядел сильным – всегда долго отходит от точных ударов хакера. И это начинает выводить из себя еще больше, чем эти пресловутые слова агента с местоимением «мое». Кажется, что все мысли парня только и сосредоточены, что на чертовом немце и его обидах. Как будто разговаривал с пятилетней девчонкой, которая начинает реветь, едва ее дернут за косичку. И почему людям надо все разжевывать и класть в рот?
Подросток оказывается на кухне спустя время. Он стоит в рубашке, которая охлаждает разгоряченное тело, на этот раз скорее от гнева, чем похоти, но это и не важно. С тем же успехом хакер мог заявиться на кухню голым и плясать канкан, этого бы и не заметили, а если бы и заметили, то реакция была бы вялой и незначительной, если бы вообще была.
- Ты так легко отступаешь. Интересно, это все из-за того, что я выгляжу, как он? Или потому что ты сам… такой?
Можно было подобрать много слов, которые описывали поведение агента, но все они сводились к трусости и тому, что тот кажется, не понимал простого. Самого простого во всем этом запутанном безобразии, который рождал вокруг себя Грей. И даже сразу не сказать, кто в этой ситуации большая жертва. Немец не понимал того, что он в этих отношениях получает на много больше, чем они. Потому что каждая из личностей была готова подстраиваться. А этот взял и обиделся на слова о сексе.
- И после этого я должен тебе верить? Ты сбегаешь, едва я даю тебе отворот поворот. Просто не хочешь ничего делать. Это порочный круг и видимо он никогда не порвется. Я думал, что ты сильнее. А ты как все.
Тонкие пальцы забрали из чужих рук чашку, поставили на стол – размер кухни это позволял. Так же как и размер подоконника позволял навалиться на другого человека, прижимая его телом к матовой белой поверхности. Тут даже прилагать усилий не нужно было, человек, который капается в себе и почти разбит – легкая жертва, легкая добыча.
- Ты либо не хочешь понять, либо не можешь. Я часть одного целого. Нас четверо, но есть моменты, где нет каждого из нас – есть только общее целое. И ты не понимаешь того, что тебе достается больше чем от тебя. Ты мне не нравишься, но мне приходится мириться с тем, что они выбрали тебя. Что каждый из них, что-то получает в ответ, но не я. И знаешь, что?  Я с этой ситуацией мирюсь, а ты обижаешься на единственное, что полагается мне. Физика и горизонталь. Но если ты такой гордый, то я вполне найду кого-то еще, но не говори тогда, что я тебя не предупредил.  Don’t cry mercy, \\ There’s too much pain to come. \\ Don’t cry mercy… \\ Mercy…
Аз откинулся на согнутые в коленях ноги немца, все же подоконник был коротким и смотрел на него сверху вниз. Им некуда было деваться. Конечно, он мог оказаться валяющимся на полу, что вряд ли. С этим что-то надо было сделать, но хакеру начинало надоедать быть кувалдой, которая колотит в стену. Он тоже человек и имел, и умел, чувствовать.
- Fill me with rage \\ And feed me your hate, \\ Don’t cry mercy, \\ There’s too much pain to come. \\ Don’t cry mercy… \\ Mercy…
В какой-то момент все это начало казаться не правильным. В том смысле, что почему он должен решать все возникающие проблемы? Немец шел по самому простому пути. Больше всего на свете Азиель не хотел чувствовать себя виноватым за то, в чем он не виноват. Хотя другие и будут убеждать его в обратном. И не понятно, кого он за это ненавидел больше: себя, за то что не мог удержаться чтобы не начать эту игру, остальных за то что они такие все правильные, или Дитриха за то, какой он есть. Наверное, за все и сразу и всех.

+1

24

Save me from myself
I can't relate...
We're mouth to mouth
And still I suffocate.
There's nothing left
Inside for me to break
Save me from myself!...

[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/106102/2627064/Vertical+Horizon_-_Save+Me+From+Myself.mp3|Vertical Horizon – Save Me From Myself [/mymp3]

Даже после глотка горечь кофе противным привкусом остается во рту, не особо торопясь рассасываться, но Дитрих снова пьет малоприятную жижу. Забавно, как плевать на все происходящее типичным серым высоткам за окном. Слух улавливает тихи шаги, но поворачиваться и проверять, кто пришел, совершенно нет никакого желания. И до боли родной голос сам сообщает о появлении Азиеля. Что ж, мужчина и сам удивляется над собой, что удивлен тому, что парень решил прийти к нему сейчас.
- Я никуда не убегал, - ответил немец выпуская из рук чашку. Его голос звучал тихо и как-то совершенно безэмоционально, будто его и вовсе не волновало все происходящее. – Я дал тебе выбор и предложил тебе выпить кофе. Но я не собирал вещи, не хватал ключи  и не убегал из дома безвозвратно. Так что обвинять меня в трусости или в том, какой я мягкотелый – агент покачал головой, - Азиель, что ты вообще знаешь обо мне? – Конечно Дитрих бы никогда не откинул от себя Грея, какая бы из граней не держала верх, напротив, даже подал признаки жизни и поддержал подростка, давая возможность удобнее расположиться. Он только болезненно поморщился, услышав подтверждение своих собственных мыслей. Он дал Грею высказаться и даже хмыкнул, стоило тому вновь проявить свой вокальный талант и каждым словом вбивая гвоздь самокапания все глубже. Отвечать Вольф стал далеко не сразу, просто не знал, как подобрать слова, раз уж разговор шел так правдиво и искренне. Ведь для Аза – любое его проявление слабости в прошлом давало бы только лишний повод тыкнуть носом  в свою прошлую ошибку при любой ссоре, как котенка в лужу, и стало бы только обозначением очередной больной точки, кои, впрочем, он и так весьма неплохо находил и метко был в яблочко.  – Я знаю, что ты одна из граней. И, насколько я успел понять – ты сильнее всех остальных. Признаться, мне казалось, что я совершено не заставляю никого подстраиваться под меня, скорее изменюсь сам. Ты  сейчас только подтвердил мои мысли. И… пока ты не пришел я подумал, что рано или поздно, но именно ты возьмешь верх над всеми. И тогда… Да, в общем-то плевать тебе будет, ты сможешь так же спокойно уйти. Я ничего не смогу поделать, раз ты считаешь меня трусом – твое право. Я не смогу доказать тебе обратное да и… не знаю, принесет ли это вообще хоть что-то, или в моих словах ты увидишь только попытку оправдаться. Я не скрываюсь ни от кого из вас  и если б кто-то хотел что-то узнать обо мне – достаточно задавать вопросы, я честно и открыто отвечу на все. Прости, что остальные выбрали меня, я никого не привязывал к себе специально стальными цепями и всем сердцем люблю каждого из вас и каждого по-своему. Я говорил Аллану, что в вас обрел семью о которой мечтал не всю, но явно большую часть своей жизни. – Все это время Дитрих смотрел в родные, до безумия, глаза, стараясь понять, что вообще он чувствует? О чем думает?
- Азиель, я знаю, что это такое, быть тем, кто не нравится, но с кем проводят время от безвыходности. И, поверь, это - не самое приятное ощущение. Я сделал такую ошибку однажды… Поверил, в то, что нужен. Мирился со всеми «хочу»,  старался вытянуть из депрессии, делал все, что мог, только потом оказалось что мной… просто замещали.  И на самом деле ничего не было. – Он пожал плечами, медленно выдохнув воздух, - Забей. Да, видимо… Ты просто прав и я слабак и трус.  Но, я больше не хочу навязываться. Понимаешь, прописную истину, что насильно мил не будешь, даже если вырвешь из груди сердце и протянешь в руки того, кто дорог, если ты не нужен – то на все твои действия будет откровенно плевать. Нет, не смотри сюда, я выражался образно, - мужчина прикрыл рукой шрам под сердцем, - это привет из прошлого. Я вообще не думал, что когда-нибудь снова смогу хоть к кому-то привязаться так сильно, что человек станет как часть, без которой невозможно обойтись. Но Аллан стал. Вы все стали.  И говоря «мой» я совершенно не подразумеваю в виду, что вы собственность или вещь и совсем не клеймо ставлю, я просто стараюсь донести, что роднее и ближе у меня никого нет. Я признателен тебе за твою честность. Лучше знать, что ты не нравишься и услышать это самому, нежели  надеяться на самообман и строить замки из песка, которые рушатся, не оставляя следов. И для тебя пойти и переспать с кем-то изменой не будет. Я все это понимаю. Только легче не становится. И еще больше настораживает тот факт, что ты можешь действительно начать испытывать к кому-то чувства и вот тогда начнется дилемма, которой я противостоять не смогу, потому что, если вы захотите уйти, я постараюсь сделать все, чтобы для вас этот уход был наиболее безболезненным. – Дитрих опустил взгляд на руки парня, бережно взяв их в свои. Аккуратно и ласково начав массировать красивые, тонкие пальцы. Он понимал, что, скорее всего выдал Азиелю в руки карт-бланш и если теперь парень захочет его растоптать – ему даже стараться особо не придется.

+1

25

Первой реакцией Азиеля было как следует приложить мужчину к окну. Слушать хакер перестал уже на первой половине, потому что  все сказанное уже говорило о том, что мужчина не понимает и не хочет понимать ничего. Апофеозом во всем этом был тот простой факт, что по мнению Дитриха – он, Азиель, был эгоистом и самолюбцем. Можно было кидаться в разъяснения, кто тут самовлюбленный эгоист, потому что сейчас таковым был и оставался сам Дитрих. Который не знал и не подозревал и уж тем более никогда не поймет, как все в их семье устроено. Если конечно не устроить ему помутнение рассудка до состояния самого Грея. Но Аз не был настолько жесток, чтобы нарочно устраивать другому человеку такое.
Когда его вновь взяли за руки, парень дернул ими и влепил мужчине пощечину. Силы он не сдерживал поэтому это было больно и громко. Соскочив с чужих колен, он качая головой пошел одеваться и, справившись с этим, взял телефон. На звонки агента он отвечать не собирался, но это было обязательным условием УДО, так опекун знал, где он находится. Комнату Дитриха парень оставил, так ничего и не сказав. Не хочет понимать – не надо.
Поймав такси, парень назвал адрес. Возможно, его там и не ждали, но, в конце концов, нельзя бегать от обязательств постоянно. Мартинез открыл дверь и изогнул бровь. Он был почти не удивлен, увидев своего подопечного, вот только по лицу сейчас он точно не мог определить, кто перед ним стоит. Подросток же проскочив мимо мужчины, ушел в ванную. Агент только вздохнул. Сев под дверью, он прислонился к ней головой.
- А если бы я был не один?
Он спросил это совершенно будничным тоном, но только для того, чтобы получить реакцию, которая помогла бы определить, кто завалился к нему. Обычно, это был Азиель, который все еще, - а об этом испанец знал прекрасно, - испытывал по отношению к нему определенные чувства. Наверное, поэтому мужчина и держался подальше от подростка, давая ему возможность понять, что чувства того всего лишь следствие соперничества во время их первого знакомства и ничего больше.
- Но ты один. Плюс сегодня выходной. А ты никогда не бываешь с кем-то в выходные. Да и, я шел наобум, потому что ты мог вообще быть в агентстве.
Азиель не особо хотел говорить, на самом деле самым явным желанием было залезть под бок опекуна и продрыхнуть так с неделю, но у одного была работа, у другого – учеба. Кажется, он оставил ноутбук у Дитриха, и это огорчало, но не на столько, чтобы действительно об этом печалится. Азиель не был эгоистом, он просто умел выставлять приоритеты и балансировать между тем, что нужно ему и тем, что нужно семье. Дитрих же просто сидел в своей зоне комфорта и явно не собирался оттуда вылезать. А так как Азиелю своих проблем хватало, то делать хорошо еще и Дитриху он не собирался. Тот был во всем виноват сам.
- Ты же не расскажешь, что случилось?
Мартинез чудом избежал удара в спину и теперь смотрел в спину подопечного, который застыл в коридоре. В этом был весь Азиель, когда он злился или ему было плохо, он приходил сюда. Мужчина в общем-то мог и не задавать этот вопрос, наперед зная ответ, но был вариант того, что парня просто прорвет и он выплеснет все, что у него накопилось. Что тоже сказало бы о многом.
- Аз? – Когда парень вообще не ответил, Габриель подошел ближе и положил руки на чужие плечи. Парень сразу расслабился, подавшись назад. Он, что было очень редко и потому удивительно, плакал. И поняв, что его раскрыли, метнулся вперед. Мужчина перехватил его за руку и вернул обратно.
- Во всем твоем поведении меня возмущают не твои слезы, а тот факт, что ты снова приперся ко мне непосредственно после секса, пахнешь другим, но как ни в чем не бывало, прижимаешься ко мне. Мне это определенно не нравится и бьет по моему самолюбию!
- Ты дурак? – получив локтем в бок, мужчина ухнул и отступил сам. Подросток развернулся к нему, сложив руки на груди и всем своим видом, показывая, что он ждет объяснений. Он переключился, а это было определенно хорошо.
- Нет, я просто старый маразматик. А теперь я хочу доспать положенное мне время. Как надолго ты ко мне?
- На ночь. Утром уеду к себе. Если ты спрашиваешь, как долго я буду «жить», то… мне сказали, что если я захочу, то могу уйти. Вот я и ушел. – Азиель пожал плечами. – На неделю, может меньше. Проект никто кроме Аллана не закончит, а значит, долго я не могу оставаться. А так как мой ноут остался там, то остается только ехать домой, к компьютеру.
Подросток скрылся в комнате, которая по бумагам была его, потому что опекун был обязан иметь в своем доме площадь достаточную для подопечного. Мужчина застыл в дверях, наблюдая за подростом, который вырубился, едва завалился на кровать. Что умиляло, Аз всегда спал, прижав к себе огромную мягкую игрушку.  Как-то парень пошутил, что на месте кролика представляет кого-то другого. А зная его, то в этой шутке была только та часть шутки, чтобы дать другому повод отнекиваться.
Утром, Азиель не обнаружил дома Мартинеза. Только записку о том, чтобы тот не забыл включить сигнализацию в квартире, когда уйдет. На это парень только состроил рожу. Нужно было собираться. Он привел себя в порядок и был почти, как огурец не считая засосов на теле, которые бесили очень сильно, напоминая о разговоре. Затянувшись в водолазку до подбородка, он уехал к себе в квартиру. Тут было пусто без собаки и вообще, как-то пусто, но выбора не было. Налив себе кофе, и заказав поесть, он пошел, как и говорил, к компьютеру. Пока мог, он не давал другим проснуться. Это было легко с Алланом, но Маркус мог бы вызвать проблемы. Что до Кэм, то она все еще спала, как и полагалось.
[NIC]Aziel[/NIC][STA]Daemon[/STA][AVA]https://68.media.tumblr.com/8deea9e242df32a90ea40a261440ae42/tumblr_o8kc8ffm2G1uain0qo3_1280.png[/AVA][SGN]https://68.media.tumblr.com/982e7cccf3056f09686bd47a085ef7b2/tumblr_nrbjqfhZg61uain0qo3_r1_500.png
[/SGN]

+1

26

Все чего хотел немец – объяснить Азиелю, что слова по поводу «ты мне не нравишься, но от безвыходности пересплю» не обязательно говорить вслух и это – чертовски противно и больно. Все равно что сказать напрямую – «Знаешь, чувак, ты просто неплохой вибратор без проводов и не требующий подзарядки». Хотел донести, что не считает их вещью или собственностью, а вышло… Вышло так, что от хлесткой пощечины зазвенело в ушах и щеку обожгла, будто в руку Грея вмонтировали кипятильник. На коленях еще осталось ощущение веса подростка, хотя сам он – уже ушел. Дит свято верил в то, что он запрется в комнате и, как все подростки будет дуться, может, разобьет что-нибудь, засядет  за ноутбук, да вот только Грей не был обычным подростком, а агент слишком поздно понял, что тот собрался уходить, только когда услышал шаги снова. Он слез с подоконника, постарался остановить шустрого подростка.
- Азиель, куда ты собрался? Аз…
Да разве ж тот будет слушать? С ним и в мирное время не поговоришь, не говоря уже про сейчас, шлепать босиком по подъездной лестнице – удовольствие малоприятное, тем более, что шершавый цемент сильно тормозит, впиваясь острыми сколами. Еще и бровки, без ошейника увязалась следом – та еще погоня, но собаку немец хотя бы перехватить успел, схватив на руки, за что получил от вырывающегося, поскуливающего стаффа, совершенно не понимающего куда решил вот так резко сбежать хозяин, несколько болезненных дорожек от когтей. Пришлось возвращаться обратно в комнату, натягивать куртку, кроссовки и еле-еле успеть пристегнуть собаку, схватив телефон и ключи снова ринуться в погоню.
На улице в такое время было уж пустынно, редкие такси и еще более редкие прохожие. Дитрих решил довериться носу Бровки и покорно следовал за ней, куда бы собака не ринулась, правда, проблема была еще и в том, что их подросток не всегда передвигался по земле, а искать его на крышах немец мог разве что с вертолета иди просить Гильгамеша устроить полет над городом, если такое вообще реально. К тому моменту, как на часах стрелки уже показывали полдень, город снова оживился, странно одетый мужчина и собака, что вяло передвигала лапами, пошатываясь возвращались домой. Нужно было хотя бы зарядить телефон, отдавший свои последние проценты заряда на очередную безответную попытку дозвониться до Грея. Они были везде, где только  мог бы оказаться Аллан или Азиель, не добрались разве что до университета. Но, вряд ли парень направился бы туда, а Вольф как-то весьма туго сообразил, что с момента их встречи так не спросил у мальчишки адрес, где он жил прежде. Думал, что все это не важно… Глупо… Но теперь уже ничего не поделаешь, разве что обращаться в полицию. Или – просить Адейна снова узнать адрес, как это уже было однажды с Джастином, правда, тогда у азиата французского происхождения ушли на поиски больше месяца. «Неужели опять… Снова забег по кругу?» . Увидев знакомый дом, Бровки как-то оживилась и замахала хвостом, так что где-то в глубине души Вольф понадеялся, что его мальчишка вернулся домой и, вместе с Бровки, приложил все силы, чтобы как можно быстрее подняться на этаж и… Ворваться в совершенно пустую комнату. Бровки запрыгнула на кровать, улегшись в ногах на той половине, где, обычно, спит Аллан. Дитрих закрыл за собой дверь, оперся на нее спиной и осел на пол, потерев уставшие глаза. Ноги и спина неумолимо гудели после ночных поисков, но еще больнее было на душе. Вернуть бы все назад, отмотать, как пленку…  Вот только в жизни таких перемоток еще не изобрели. Собака быстро заснула, свернувшись в одеял на не заправленной кровати, что же до немца – он смог заставить себя подняться, поставить телефон на зарядку, все еще ожидая, что если не на звонок, то хотя бы на смс Грей ответит, подаст весточку, где его искать. И ждать понедельника, чтобы поехать к университету, чтобы перехватить подростка та, если, конечно, Азиель не так сильно обиделся, чтобы не заставить всех передумать о своем решении быть с немцем, как может хакер, мастерски подобрав нужную комбинацию слов на тему «трусости» и «непонимания». Давно Вольф не чувствовал себя настолько разбитым и опустошенным, глаза резало от усталости, но спать совершенно не хотелось, ровно как и есть, в горло лез только противный горький растворимый напиток, называемый «кофе», а в самом ноющем сердце томилось только одно желание – вернуть Аллана, со всеми его личностями, назад.

0


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Давай учиться просто жить? ‡флэшбэк