http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Сказки тёмной стороны ‡флеш


Сказки тёмной стороны ‡флеш

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://volnorez.com.ua/wp-content/uploads/2014/02/12.jpg

Время и дата: 10 апреля 2016 года
Декорации: квартира, где живут Элиас и Скай, Манхэттен.
Герои: Элиас Кэрролл, Скай Долан.
Краткий сюжет:
Лис искренне любит свою работу, потому что помогать людям - это не только работа, но и хобби. Ему нравится слушать чужие истории, вместе искать выход, дружить со своими собеседниками и радоваться их успехам. Но он бы любил свою работу чуть больше, если бы ровно в семь тридцать две вечера раз в три дня ему не звонил аноним, который принимался рассказывать, что он сделает со своей жертвой, давая ошарашенному Элиасу полную выкладку своих жестоких игр. И что делать?

Отредактировано Elias Carroll (16.07.2016 22:33:28)

+2

2

10 апреля 2016 года, 9.11-9.40, "Элайза".

- ...он стал меньше меня бить. Вчера пришёл с работы, хмурый, сердитый, посмотрел на меня так...
- А что ты?
- Я сделала, как ты говорил: не стала прятать глаза и не показала ему, что мне страшно. Хотя мне было очень страшно! Я думала, что он свернёт мне шею...
- Но он этого не сделал.
- Ну, раз я говорю с тобой, то нет конечно. А Тед даже улыбнулся мне, когда я подала ему ужин, и стал рассказывать, как у них дела на заводе.
- Знаешь, это, конечно, прогресс, но я не могу поверить в такие быстрые изменения. Он просто выжидает, Эл. Я тебя прошу: не тяни с разводом и переездом. Ты же уже звонила этому своему однокласснику, о котором говорила в прошлый раз?
- Да, Эван всё порывается приехать ко мне, но я не могу позволить, чтобы Тед его увидел. Он же убьёт его!
- Слушай, я могу передать твоё дело хорошему адвокату по разводам, который защищает женщин, попавших в твою ситуацию.
- Я же говорила, что у меня нет денег...
- Он работает по государственной программе, Элайза, и возьмёт твоё дело.
- Тогда... хорошо. Я хочу, чтобы всё это поскорее закончилось, не могу больше, устала.
- Мы справимся.

10 апреля 2016 года, 13.05-13.25, "Гектор".

- Я сказал родителям, что я гей.
- И как они отреагировали?
- Ну... лучше, чем я ожидал. От меня никто не отказался. Отец, конечно, в шоке, но... "Хорошо, что в своё время мы завели троих детей", - сказал он. Наверное, подумал о внуках, продолжении рода, всём таком...
- Но твой отец в курсе, что гомосексуалисты тоже способны иметь потомство, да? Видишь, я же говорил, что всё будет хорошо. А что сказала мама?
- Ну, она сказала, что всегда подозревала это, но решила дать мне время самому разобраться со всем. Слушай, Элиас, спасибо тебе за всё. А ты...
- Если ты хочешь встретиться и пообщаться в живую, то я не против. Я хочу помочь тебе, Гектор.
- На самом деле меня зовут Ноа.
- Очень приятно, Ноа. Зови меня Лис, если хочешь.

Конечно, Лис работал не по той системе, с нарушением правил, но он действительно помогал людям, может, поэтому его ещё не уволили за сумасбродство. Элиас любил узнавать людей, которые звонили ему, но никогда не навязывался им, предпочитая дать звонившему выбор, когда ему открываться оператору. Делайла говорила, что его подход - слишком личный, он слишком много пропускает через себя, а когда увидела его тетради с рабочими записями, так и вовсе пришла в шок - Лис вёл полную хронологию звонков, имён, событий. Ему не хотелось забывать о том, что ему рассказывали, чтобы иметь возможность помочь.
Хотя, был один звонивший, кого он предпочёл бы забыть. Лис не знал, почему не пошёл в полицию сразу, почему слушал, что ему говорят, записывая звонок. Может быть, он был испуган тем, что ему говорили. Потому что Лис никогда ещё не сталкивался с кем-то, столь больным, столь жестоким... и человек, который звонил, знал его адрес. "Я узнаю, если ты доложишь кому-либо об этом, Элиас, и приду играть к тебе", - сказал он, и Элиас банально испугался, хотя понимал, что этим он, возможно, содействует в убийстве очередной жертвы.
Именно поэтому 10 апреля он настолько нервно поглядывал на часы, понимая, что сегодня третий день, время близится к трём, а значит, его собеседник позвонит снова, чтобы рассказать ему о том, что собирается сделать.
Про себя Кэрролл решил, что в этот раз он пойдёт к Долану. Пойдёт до того, как позвонит этот ублюдок, расскажет ему, что происходит.
Элиас никогда не был храбрым, хотя и был добряком, но он прекрасно сознавал, что в случае опасности он просто не сможет помочь нуждающемуся в нём человеку. Ему было трудно представить, что он идёт в полицию с записями звонков, зная, что за ним, возможно, следят. Элиас не хотел умирать, он очень боялся смерти, боялся, что не сможет справиться с тем, что свалится ему на голову.
Именно поэтому он был счастлив, что его квартирант, Скай Долан, работает в полиции. Он-то уж точно сможет решить эту проблему. Переложить ответственность на чужие плечи - разве это не самый лучший выход из ситуации? Глянув на часы в очередной раз, Лис нервно сглотнул - 14.29. Время звонка приближалось неумолимо, и его всё больше охватывали сомнения в правильности своих поступков.
Может быть, стоит передать звонок дальше, другим его коллегам? Но он сам, едва услышав просьбу звонившего о полной анонимности, сделал так, что запись звонка идёт исключительно на его компьютер. Лис привык доверять людям, и когда они говорили, что им не хочется, чтобы в разговоре был третий, он исполнял просьбу, уважая чужое личное пространство. Не прогадал ли он с этой своей излишней доверчивостью?
Вздохнув, Лис поднялся на третий этаж, который снимал Долан, и постучался в дверь его квартиры, зная, что мужчина уже должен быть дома.
- Скай, у меня важный разговор. Удели мне, пожалуйста, несколько своих драгоценных минут, - для убедительности, Лис даже поскрёбся ногтями.

+2

3

Скай Долан не относил себя к числу людей религиозных, узревших свет, или какую там чушь ещё принято говорить о тех, кто окончательно лишился здравого смысла. В его профессии человеку приходилось сталкиваться с таким количеством дерьма, что мало кому удавалось сохранить в себе какие-то иллюзии относительно высшей справедливости и правильного устройства миропорядка в целом. Если допускать возможность существования Творца, допускающего существование бессмысленной жестокости от которой, прежде всего, страдали самые невинные и беззащитные, то приходилось согласиться с тем, что Он - тот ещё больной ублюдок, поклоняться которому всё равно что творить молитвы во славу Чарли Мэнсона.
Чистенькие идеалисты быстро спивались, с год-другой покопавшись в шестерёнках бюрократической машины, не всегда работавшей исправно, понюхав запаха улиц: неповторимый аромат вывалившихся наружу кишок, мочи в подворотнях, засохших на детских щеках слёз. Куда уж там верить в распятого, две тысячи лет назад, еврея, не гнушавшегося, по слухам, общества подонков и разбойников. Скай не верил в искупление - он слишком часто видел страх и раскаяние на лицах мразей, самолично отправивших на тот свет свою старушку-мать или съевших собственного ребёнка. Он слишком хорошо знал цену такому мнимому покаянию - это был просто слепящий страх перед неизведанным, в который все, как один, вступают одинаково беспомощными. Но будет ли там, по ту сторону вечности, поджидать пекло или райские кущи, или просто вечное сырое ничто, к чему Скай более всего склонялся, он всегда считал, что возмездие должно настигнуть всякого, преступившего закон государства и простой человеческой морали, уже здесь, на этом свете, который вполне мог оказаться первым и единственным.
Кое-кто из копов, из тех, кого Долан знал лично, всё же посещал по воскресеньям церковь и совершал прочие обряды, предусмотренные обществом, насквозь пронизанным идеей благоговейного почитателя некоего незримого вершителя судеб. Он никогда не спрашивал их, как они могут делать это после всего, что узнали, увидели, через что прошли. Вероятно, то был особый фильтр восприятия, особая реальность, или же их самих мучило и преследовало нечто своё, скрытое - ведь почти все такие святоши были офицерами, людьми в возрасте, а Скай слишком хорошо понимал, как быстро грязь пристаёт даже к самым лучшим, если провозиться в ней достаточно долго. Но, так или иначе, он не был ни религиозен, ни суеверен. Особенно после последнего большого дела, которое они закрыли всего пару месяцев назад, поставив большую жирную электрическую кляксу в конце жизненного пути Мясника, погубившего слишком много юных судеб.
В том числе, забравшего с собой, на тот свет, дочь Винни ДеВей, миниатюрной женщины-кинолога, с которой у Ская вроде бы как начинало наклёвываться некое хрупкое взаимопонимание, однако, после трагических событий, Винни решила покинуть Нью-Йорк, и Долан не мог винить её за это решение или пытаться удержать после себя. Она не заслужила такого, ей нужно было оставить всё это позади. Всё, включая его самого. Какое-то время они ещё поддерживали связь через переписку и редкие звонки, но вскоре Скай отчётливо ощутил, что Винни тяготиться этим общением, и ему не оставалось ничего другого, как проявить уважение к чужому горю.
Он тосковал по ней. И он был чертовски рад, когда им, наконец, удалось взять след неуловимого мерзавца, прижать его ногтю. Мясник оказался ничем не примечательным мужчиной средних лет, типичным яппи, не имевшим ни семьи, ни близких родственников, ни друзей. Никто ничего не знал о нём, и в людском потоке громадного города невзрачный серый человечек передвигался беспрепятственно. Безразличие окружающих помогало ему оставаться неуловимым - обычная история, на своём веку Скай точно так же потерял не одну крупную рыбу, но эта не ушла от него и, сделав подсечку, вытащив на берег задыхающегося противника, он ощутил прилив острой благодарности неизвестно к чему или кому. Если бы он мог поверить, он бы молился в тот день.
И, всё-таки, была одна вещь, в которой Скай был глубоко убеждён, вопреки всем доводам разума и логики: он мог поклясться своей пропитой печенью, что где-то там, в эфире, существует призрачный постовой, мешающий ему сойтись ближе с любой женщиной или обзавестись соседом по квартире, который не окажется странноватым нелюдимым парнем, на порядок младше него. Он съехал от Флинна в октябре, уже в начале осени поняв, что с появлением Джиневры Джеймс, его присутствие в доме криминалиста стало нежелательным. Ему искренне не хотелось мешать молодым людям танцевать вокруг друг друга, совершая сложные обороты вокруг собственной оси, чтобы, рано или поздно, соприкоснуться. Но, в достаточной мере уразумев характеры обоих, Скай с уверенностью мог сказать, что произойдёт это скорее "поздно".
Он не смог сразу получить равноценную замену. И то сказать, последние пару лет он жил у Флинна практически даром, оплачивая лишь половину коммунальных платежей, что, хотя и было солидной суммой, всё же не наносило существенного удара по карману, и он сумел даже отложить кое-что, выкроив изрядную сумму помимо алиментов бывшей супруге и тех грошей, какие тратил на жизнь. В самом деле, куда было транжирить зарплату детективу, всё своё время посвятившему работе? В конце концов, он переехал в отель, и прожил там разнузданной холостяцкой жизнью до самого февраля, не считая нескольких дней, проведённых в объятом глубоким трауром доме Винсенты ДеВей.
Объявление аренды от мистера Кэрролла попалось на глаза Скаю совершенно случайно. Сумма была умеренной, район - смежный с тем, где располагался его участок, а само размещение выше всяких похвал. Скай повёлся на это, а кто бы нет? Он должен был предугадать, что его ждёт! Наверное, то была его карма, или как там говорят на востоке. Неудачливый отец, он то и дело сталкивался с молодыми ребятами, которым так не хватало старшего друга, советника и наставника. Нельзя сказать, что Скай был так уж против ответить им взаимностью и проявить немного своего участия - он до сих пор был в курсе почти всех дел Флинна, и помогал ему, по мере сил и возможностей, - но это начинало уже становиться системой.
За полтора месяца он и Элиас не успели ещё выработать какую-то систему отношений, но их общение было довольно дружественным и приветливым. Парень был немного со странностями, но иного Скай и не ожидал - это была часть его "кармы", как-никак. В целом, Кэрролл лишь подтвердил то благоприятное впечатление, какое произвёл на Долана при первой встрече: он был чистоплотным, тихим и радушным парнишкой, всегда вежливым и внимательным к окружающим. Ещё бы, ведь он даже работал в, мать её, службе психологической поддержки! Иногда Скай мельком слышал обрывки разговоров из-за тонкой двери, когда поднимался к себе, наверх, минуя комнату, соседа, и голос Элиаса в такие моменты звучал очень радушно и заинтересованно. Можно было без труда догадаться, насколько близко к сердцу мальчик принимает проблемы каждого собеседника. Скай мог бы сказать ему, что делать этого не стоит, но какой смысл? Может быть, Элиас и надорвётся, но лучше уж так, чем быть безразличной тварью.
Тем удивительней было внезапное вторжение всегда тактичного соседа в воскресенье днём, когда Скай отсыпался после тяжёлой ночной смены, о чём Кэрролл прекрасно знал. На самом деле, Скай уже полчаса как открыл глаза и тупо сверлил ненавидящим взглядом потолок, но это не меняло сути дела. Элиас мялся и скрёбся за его дверью, что означало: дело серьёзное. Коротко крякнув, Скай поднял своё массивное тело с кровати, накинул плотный махровый халат поверх пижамных брюк и голого торса, сунул в зубы крепкую сигарету, - свои любимые "житан", - и лишь после этого отворил Элиасу, щурясь на него из темноты. Все шторы на окнах были плотно задёрнуты, создавая в помещении искусственный полумрак.
- Ну что случилось, парень? - поинтересовался Скай, чуть посторонившись, чтобы пропустить посетителя внутрь. - Давай, выкладывай пошустрее. Если ты скажешь, что минуту назад началось инопланетное вторжение, я, так и быть, тебя прощу.

+1

4

Лис растерянно похлопал глазами, виновато повёл плечами, мол, виноват, но что поделать, дело серьёзное, откладывать никак нельзя. Скай был несколько выше и гораздо крупнее Кэрролла, и парень невольно ощущал себя рядом с ним несколько робко. За время соседства они если не подружились, то находились в не самых плохих отношениях, а кроме того, Долан был копом, что значительно возвышало его в глазах Элиаса. С представителями закона он всегда был в нормальных отношениях, чего нельзя сказать о его родственниках, которые невольно – вольно! – нарушали закон. Но, впрочем, разговор был совершенно не о них, а о том, что совсем скоро позвонит мистер Икс, а Лис совершенно не знает, что ему с этим делать.
С завистью посмотрев на сигарету в зубах Ская, он вдохнул, выдохнул, сунул руку в карман и вытянул пачку своих сигарет, ароматизированных вишней, и прикурил, нервно дёргая ртом. Пройдя в  гостиную – не в коридоре же обсуждать такую важную тему? – Кэрролл потоптался, уселся на диван и насупился, размышляя, с чего начать.  Созывайте папарацци – Лис Кэрролл молчит и не знает, что нужно сказать!
- Во-о-от, – протянул он, выпуская дым из носа, помотал головой. - Слушай, то, что я скажу, может показаться полнейшей хренью. Я бы сам себе не поверил, если бы не столкнулся с этим и не записал! Да я вообще чуть не ли не зассал, когда он позвонил. Представляешь, обедаю я, а тут – звонок. Конечно, я ел не в нужное время, но меня задержала «Софи». Она… в общем, плохо ей было, мы говорили дольше обычного, а потом курьер из макдак приехал, я сел есть, перед компом сел, – Лис поискал пепельницу, нашёл оную на столе, сбросил туда пепел. Он не чувствовал себя на допросе, но молчаливый Скай, возвышающийся над ним скалой, вводил Лиса в состояние нервного тика. Вероятно, страх перед носящими форму был у него в крови. - Он не представился, сказал, что я могу сам дать ему имя. Я назвал его мистер Икс, как в «Летучей мыши», хотя вряд ли я руководствовался этим… В общем, сначала он говорил со мной о покое, о том, что каждому человеку нужно соблюдать определённые нормы морали, хотя я не слишком понял, что именно он имел в виду. Сечёшь? Мужик позвонил в ГЕСД, чтобы поговорить с оператором о морали! – Лис взмахнул руками, нахмурившись недовольно. - Когда я спросил, есть ли у него пример нарушения этих моральных норм, мистер Икс засмеялся. И, знаешь, мне стало не по себе от этого смеха.  А потом он сказал, что знает, и начал рассказывать…
На этих словах Элиас побледнел, ему явно стало не по себе, стоило только вспомнить, какую чушь понёс в ответ на его вопрос мужчина.
- Он сказал, что её имя – имя цветка, она красивая и нежная, он называл её хабиби, но мне не показалось, что он мусульманин. Я спросил его, зачем он рассказывает мне это? Мы помогаем людям, попавшим в тяжёлые ситуации, но мы не ведём пустые беседы, понимаешь? А он сказал, что мне придётся слушать, потому что кто-то должен знать. Зачем? Что за хрень, чувак? Перед этим он попросил меня выключить запись из общака, чтобы его звонок не остался в системе. Я, конечно, поступил так, как он сказал, но я оставил запись на компьютере – так, на всякий случай. Мистер Икс сказал, что она красивая, но грешная, что её нужно научить чтить законы.
Лис замолчал, подкуривая ещё одну сигарету, его руки дрожали. Он не был героем, он не кидался на амбразуру, он не собирался становиться персонажем детективной драмы, но, кажется, неуклонно двигался к этому.
- А потом, буквально в тот же день, по телевизору показали… Роуз Уотер, двадцать семь лет… та самая жуткая казнь, ты должен знать. И мне показалось, что это как-то связано. Но я решил смолчать, потому что не был уверен. А через три дня он позвонил мне снова, сказал, что наказал её, что теперь она не будет вести себя так… богомерзко. И стал рассказывать о следующей жертве… Тогда-то я и понял, что будет новая жертва. Я молчал, понимаешь? Ещё три дня я молчал, потому что не знал, не был уверен… Он звонил не со стационара и не с мобильного, это с автомата, я почти уверен. Так вот… дело в том, что сегодня – по идее – он должен позвонить мне снова. Потому что Дейзи Морелл была убита. Я виноват в её смерти? Это ведь не я убил её, правда? Я просто не был уверен, я не знал, что это он…
Только сейчас до него дошло, что он фактически виноват в смерти обеих девушек. Он никому не сообщил, он позволил им умереть. Элиас вскинул на Ская влажно блестящие глаза, испуганный этой догадкой. Даже то, что мистер Икс будет звонить снова, не так пугало его, как мысль, что именно он допустил, чтобы он сделал это с девушками.
- Скай... они мертвы. Это он убил, я уверен!
Он подскочил, едва не подавился табачным дымом, прошёлся вдоль дивана, потому упал на него снова, зажимая сигарету в зубах, опуская голову и запуская в волосы пальцы, нервно теребя их, словно желая вырвать пряди к чертям.

Отредактировано Elias Carroll (28.07.2016 14:26:55)

+1

5

Взволнованный сверх всякой меры Кэрролл мялся, ёрзал и словно бы подпрыгивал на месте. Скай был уверен, что если бы природа наградила парня ушами и хвостом, как его тёзку из мира животных, и то, и другое сейчас тряслось бы мелкой дрожью. родители пацана, по всей видимости, отличались эксцентричностью, ну или были такими же укуренными хиппи, как его собственная мамаша, раз выбрали сыну подобное имечко. Впрочем, это могли быть вполне милые люди, одарённые, на грех, излишне острым чувством юмора в придачу к весьма искушающей фамилии. Они с Элиасом, пока что, находились не в тех отношениях, чтобы Скай что-либо в точности знал о родственниках мальчишки, пусть даже и ближайших.
Одно он знал точно - имя ли поспособствовало формированию характера, как утверждают некоторые психологи и прочие шарлатаны, а, может, что-то такое проскальзывало в крохотном сморщенном личике едва появившегося на свет младенца ещё тогда, но Элиас Уайт Рэббит унаследовал от небезызвестного грызуна не одну характерную черту. Вот, например, внезапно срываться с места посреди разговора, а то и вовсе не начав его. Типично. Отрывисто крякнув, с какой-то стариковой незлобивой усталостью, какую Скай начал отмечать в себе по временам в последние годы, он, так же без слов, последовал за Элиасом в гостиную, попыхивая горькой сигаретой и прекрасно зная, что долго держать всё в себе парнишка не сможет. Иначе он просто лопнет от распирающей его информации, как перегревшийся котёл от излишка скопившегося в нём пара.
И, естественно, он оказался прав. Не прошло и пяти минут напряжённого молчания, покуда Элиас ел его глазами, жевал губы и, очевидно, собирался с духом, но плотина рухнула под напором слов, мальчишка зачастил, а Скай поморщился, понимая, что выуживать в этом потоке фраз, не всегда внятных, форель смысла придётся долго и упорно. Ну да рыбак он был опытный и, если не терпеливый, то, так сказать, смирившийся. Оглядевшись, Скай присел в кресло напротив Кэррола, решив не нервировать того ещё сильнее, бог видит, это было им обоим совершенно ни к чему.
Какое-то время он слушал, фильтруя описание обеда, отсылки к музыкальным произведениям и риторические вопросы. Хотя реплика касательно "разговоров о морали" заставила Ская хмыкнуть про себя: на его взгляд, именно этим Элиас и занимался в своё рабочее время. Разговаривал с людьми, которые в этом нуждались, а иной раз просто маялись со скуки и безделья, и какая разница, о чём они хотели говорить? Всё, что угодно, лишь бы удержать их на краю бездны, в которую каждый из нас готов сорваться всякую секунду, не так ли? Если среди сотен звонков, проходивших через одного оператора службы поддержки за год, попадался один-другой псих... Что ж, Скай готов был признать, что это очень небольшой процент. По крайней мере, если верить фильмам, то каждый первый звонящий по горячий линии должен быть отъявленным маньяком.
Да, а будни полицейского состоят из сплошных погонь, перестрелок и полного отсутствия бумажной работы. Красота.
Долан уже начал было прикидывать размеры кладбища, на котором были бы похоронены одни лишь его неудачливые напарники, если бы его жизнь хотя бы немного напоминала сериал, но тут Элиас перешёл к основной части своего рассказа, и Скай встрепенулся, насторожив уши как хорошая ищейка. Ситуация вырисовывалась не самая красивая, и становилось ясно, почему парень так нервничает. Ещё бы ему не занервничать! Конечно, его должны были готовить к таким сценариям, но готовили ли? В этом Скай не был так уж уверен, глядя в побледневшее лицо Кэрролла, в его глаза, взиравшие на Ская как на свою последнюю надежду. Взгляд этот Долану очень не нравился, однако отступать было некуда. Его лэнд-лорд вляпался по самое небалуйся в тёмную криминальную историю. Опять. Какой сюрприз.
- Погоди, погоди, парень... Успокойся, не тараторь так, - Скай протянул руку через разделявшее их пространство, коснулся жёсткими грубыми пальцами, ещё пахнувшими табаком, плеча Элиаса и крепко сжал его, легонько тряхнув собеседника. - Давай будем разбираться по порядку, договорились?
Наверное, Кэрроллу могло показаться, что детектив слишком уж спокоен, даже безразличен. Возможно, что Скай не верит ему, но Долан не видел причин разводить панику: всё, что могло случится, уже случилось. Он, действительно, знал об этих убийствах, а как же иначе? Для этого не нужно было быть копом, преступления потрясли всю страну, не смотря на то, что масса дерьма выливалась на улице ежедневно, а это что-то да значило. Но дело вела команда детективов, в которую Скай не входил. Начальство решило - а он с ними согласился - что с него хватит до поры маньяков и до срока погибших молодых девушек.
- Во-первых, ты не виноват в их смерти. Усёк? - Скай наклонился ближе к Элиасу и заставил парня заглянуть себе в глаза, задержал контакт чуть дольше, словно стараясь внушить немного уверенности в себе. - Ты сделал всё правильно. Так, как должен был. Если бы этот твой... мистер Икс, оказался обычным придурком, которому нравится изображать из себя крутого и опасного, ты только зря переполошил бы полицию. Это бесит, но за такое не сажают, - Скай попытался пошутить, похлопал Элиаса по плечу и снова откинулся в кресле, ненадолго задумавшись. - То, что ты сказал, очень серьёзно. Мне придётся проверить эту информацию самому, чтобы сделать какие-то выводы... Ты же сохранил эти записи. Те, что делал "для себя"? Хорошо, мне нужно прослушать их, тогда я смогу что-то сказать точнее, - детектив отдела по расследованию убийств имел в распоряжении большой штат специалистов, готовых прийти на подмогу по ходу следствия, в том числе многочисленных психологов и психиатров, но за время службы ты и сам учишься немного соображать в подобных вещах, и интонация голоса, манера говорить, могут сообщить тебе ничуть не меньше, чем мимика или жесты подозреваемого. - И вот ещё... - внезапная догадка обожгла Ская, заставила приглядеться к Элиасу внимательней, он чуть сощурился. - Ты ведь не просто так пришёл ко мне с этим именно сейчас, так? А ну выкладывай, что происходит.
Каждый нерв в теле Ская напрягся, подсказывая ему, что рассказ Элиаса о прошлых преступлениях - только прелюдия. Что-то не давало парню покоя. Что-то, происходившее прямо сейчас.
- Элиас... твой мистер Икс, он обещал позвонить тебе опять?..

+1

6

Элиас был откровенно напуган всем тем, что происходило в его жизни последнее время. Он сталкивался с разными людьми, в конце концов, он сам выбрал профессию психолога! Но он не был готов к тому, что ему будут названивать убийцы, чтобы рассказать о своих мотивах. Это Скай привык к тому, что в его жизнь то и дело вмешиваются всякие безумцы, убивающие или ворующие, просто безумцы без царя в голове, а иногда и люди, которые осознанно уничтожают себе подобных. Но Долан был чёртовым копом, а не запуганным психологом, самым страшным кошмаром которого было то, что кто-то узнает, что он спал с плюшевым котом до тринадцати лет. Ладно, окей, он спал с Лоренцо до сих пор, но разве это что-то меняет? У него не было никаких тайн, он никогда ни перед кем не испытывал чувство вины, а теперь сожаление поглощало его с головой. Он ведь мог бы спасти этих девчонок, если бы с самого начала пошёл в полицию, не мял бы яйца в ожидании непонятно чего, а поступил так, как полагается поступать совестливому гражданину США. Но разве было доказательством того, что всё это правда, запись звонков? Может, это просто какой-то псих… Но ведь если бы это был больной человек, он бы звонил после убийств, а не до них. Элиас нервно посмотрел на своего жильца, понимая, что тот просто пока не сознаёт серьёзность ситуации, иначе бы уже предложил бы какой-нибудь выход!
- М-м-м, по порядку? – переспросил он, нервно облизав губы, помотал головой и постарался улыбнуться, чтобы не сойти с ума окончательно. Не сейчас. - Окей, давай попробуем по порядку, – согласился Лис, глаза его влажно поблескивали.
Скай Долан, вероятно, был сделан из стали, иначе бы он не предлагал разбираться со всем постепенно. С другой стороны, за годы службы он, скорее всего, научился обращаться с такими, как Элиас. Он научился сдерживать напор чужой истеричной натуры, поэтому смотрел на Кэрролла сейчас понимающе и спокойно, словно он рассказывал ему сюжет «Тайной жизни домашних животных», а не о том, что ему названивает маньяк. Ты не виноват в их смерти.
Это звучит, конечно, слишком хорошо, чтобы быть правдой, но Элиасу слишком хочется верить в это, поэтому он неуверенно кивает Скаю, стараясь улыбнуться. Наверное, Долан прав, он ведь коп, он должен знать лучше.
- Я не виноват в их смерти, - повторил Лис, стараясь придать своему голосу уверенность. - Но ведь он сначала позвонил мне, а потом произошло убийство. Я просто не придал этому значения, я подумал, что это... что это никак не связано, а оно вот как оказалось. Но ведь я не мог подумать, что мистер Икс на самом деле сотворит такое с девчонками. А когда после его первого звонка погибла Роуз, я подумал, что это просто совпадение. Разве это не бред?
Элиас снова поднялся, не находя себе места, ходя из стороны в сторону, обращая внимание на скупую обстановку квартиры Ская. Он будто бы и не жил здесь - дом не имел никакой индивидуальности. И хотя Кэрролл понимал, что Долану просто нужен угол, куда можно приткнуться между дежурствами, ему всё равно было грустно смотреть вокруг.
Лис замер, потом снова нервно прикурил, уже не чувствуя запаха табака, и вжал голову в плечи, подтверждая догадку Долана.
- Да, я пришёл к тебе не просто так, - кивнул он, снова поражаясь собственной покорности. Но ведь Скай в очередной раз был прав, зачем отрицать очевидное? - Понимаешь... Он не говорил мне, когда будет звонить, но я смог проследить то, как он мне звонил до этого.
Элиас глубоко втянул в себя дым, выпустил его через нос, как небольшой дракон, и напряжённо прислушался. Ещё было время до звонка, но он всё равно не мог относиться к этому спокойно, понимая, что чем быстрее это случится, тем лучше.
- Я не хочу идти в полицию, пока не удостоверюсь, что на правильном пути. Мы... он должен вот-вот позвонить, поэтому я пришёл к тебе именно сегодня. Мы послушаем его, запишем, а потом решим, что нам делать. Скай, мы должны предотвратить следующее убийство. Один я не справлюсь, я всё же не коп, я всего лишь психолог, но вдвоём... Ты поможешь мне?
В напряжённой тишине, повисшей между ними, громом раздался телефонный звонок, от которого ноги Лиса едва не подкосились.
- Это он.

+1

7

Одной из главных причин, по которой Скай был рад переходу с патрульной службы на более или менее спокойную, "кабинетную" (по крайней мере, в теории) должность офицера-следователя, была та, что ему не приходилось так много и часто взаимодействовать с людьми, как раньше. Не то, что он не умел этого делать - выросший беспризорником при родной матери и прошедший иногда суровую, а иногда и сладкую "школу улиц" Долан обладал отличными коммуникативными навыками, хорошо подвешенным языком и редким талантом, при всей своей угрожающей внешности, находить контакт практически с любым представителем нью-йоркского многоцветного общества, от зашуганного ботаника, до агрессивного распиздяя. Нельзя было сказать про него и того, что он не любил людей и не переносил чужого общества, ведь профессию Скай выбирал вполне осознанно. Нет, он не страдал словесным недержанием, вполне охотно и даже с радостью переносил моменты полного одиночества, буде таковые случались, но и случая с кем-нибудь провести время так же не избегал. Просто, иногда людей становилось слишком много, и Долан, вместо желания помогать и защищать, испытывал знакомую многим, кто хоть раз спускался в городское метро в час пик, потребность взять автомат и разрядить пару обойм в окружающую толпу, а такое поведение, конечно же, не нашло бы понимания у его начальства, - тем более что, в отличие от многих праздных мечтателей, Скай Долан доступ к оружию имел.
Именно для профилактики таких инцидентов всем сотрудникам полицейского управления категорически рекомендовалось раз в один два года проходить курс психологической реабилитации. Психолог, регулярно проверявший всё отделение, выбирал самое удачное время для этого. Как предполагал Долан, наступало оно примерно за пять минут до того, как ты окончательно слетишь с катушек, но система действовала, а о чём ещё можно было просить? После истории с Мясником он как раз таки принял курс психологической йоги, и, пока что, не успел наработать нового стресса, так что в данный момент прибывал в состоянии настолько близком к умиротворению, насколько это в принципе было возможно для человека с его складом характера.
Нервозность Элиаса вызывала в его успокоенной душе что-то вроде нервного зуда, и Скай призадумался, а следит ли кто-то за психологической разгрузкой сотрудников кол-центров? Вообще, должны были бы. С другой стороны, если бы это было так, Лис попросту никогда не получил бы этой работы, слишком уж он был чувствительный, слишком к сердцу принимал всё, что происходило с его клиентами, а теперь ещё и это - от такого бы человек с железными нервами взбесился, не то что чуткий мальчик с богатым воображением.
Глубоко вдохнув и мысленно попытавшись призвать Дзен на обеих их головы разом, Скай выудил из пачки ещё одну сигарету без фильтра затягиваясь ею так смачно, что глаза едва не полезли на лоб от ударной порции никотина. Прокашлявшись, он рассеянно кивнул, больше отвечая на собственные размышления, чем на слова Элиаса, только подтверждавшие его догадки.
- Послушай меня... Чёрт, да неужели вас и этому не учили? - раздражённый более, чем удивлённый, воскликнул Скай и неодобрительно поглядел куда-то в пространство за плечом Лиса. - Этому парню просто надо с кем-то поговорить, как и всем остальным неудачникам, которые тебе звонят, - он хмыкнул, чуть грубовато и стряхнул пепел с обгоревшего кончика сигареты не особенно следя за тем, куда тот упадёт. - Если у тебя создаётся иллюзия, что ты хоть что-то контролируешь, то сразу гони её прочь. Не ты, так кто-то другой оказался бы на твоём месте, ничего бы от этого не переменилось. Какие бы действия ты не предпринял, он всё равно убил бы этих девочек, - прибавил Скай чуть мягче, заглядывая Элиасу в глаза. - Ты понимаешь? Он убил их не из-за тебя, не потому, что ты что-то сделал или нет... А на счёт твоего предупреждения, я могу тебе точно сказать, что пока ты убедил бы полицию в том, что знаешь о маньяке, что связь существует, он успел бы совершить ещё убийство. И, возможно, поиски не дали бы никаких результатов, а он просто перестал бы звонить тебе и нашёл бы кого-нибудь ещё. Так что не бери на себя больше, чем сможешь утащить, парень. Ты поступил верно, когда решил всё рассказать мне для начала. Мы разберёмся с этим, я обещаю.
Скай постарался придать своей улыбке обнадёживающий вид, хотя отлично знал, что в подобных ситуациях шансов на успех не так уж много. Но что ж, он сделает всё, что возможно и, для начала, проверит подозрения Элиаса. Если всё оправдается, то с этим уже можно будет работать, а, судя по всему, ожидать продолжения оставалось не так долго. Загромыхавший телефонный звонок произвёл на Элиаса эффект выстрела или разверзшейся под ногами бездны: парень так побледнел, что Скай грешным делом решил, что тот вот сейчас упадёт в обморок и быстро протянул руку, чтобы поддержать его, но Лис справился, хотя пальцы Долана продолжали резко сжиматься на его плече.
- Ладно. Давай послушаем твоего приятеля, - невольно понижая голос Скай кивнул. - Помни, я  буду рядом с тобой, и если хоть что-то пойдёт не так...
Долан выразительно замолчал, давая понять, что ни при каких обстоятельствах не оставит мальчишку в беде.

+1

8

Кэрролл ощущал себя вывернутым наизнанку,  с присыпанной перцем крупного помола душонкой, в которой створки нараспашку. Он сидел перед Доланом, выворачиваясь, надеясь, что это поможет хоть как-то делу, а внутри подгрызал червячок страха, от которого избавиться невозможно. Он не был героем, мы все это помним? Элиас был трусишкой обыкновенным, привыкшим к своему распорядку дня, к своим правилам, введённым, чтобы чувствовать себя в порядке, хоть и каком-то странном. Скай мог тысячу раз сказать, что он не виноват, но факт остаётся фактом – он был почти убийцей, пусть и ласковым, заботливым, но убийцей. Но думать об этом сейчас не хотелось, в любом случае исправить он уже ничего не мог, даже если бы расшиб свой лоб о ближайший порог. Лис вскинул на Долана взгляд, потемневший от испуга, постарался растянуть губы в улыбке, но вышло хреново. Странно было сознавать, что он в общем-то беззащитен перед жизненными невзгодами, что одна проблема может вышибить из него дух. Раньше Элиас об этом как-то не задумывался, нужды в этом особой не было, он жил одним днём, совершенно счастливый тем, кто он есть. По крайней мере, он так думал, а на деле всё оказалось несколько иначе.
- Чему нас должны были учить? - огрызнулся он. - Что нам будут звонить маньяки? Нет, Долан, нас этому не учили. Я оператор службы поддержки и, мать твою, детский психолог, а не коп!
Элиас выдохнул, понимая, что смысла срываться на Скае сейчас нет, он не виноват, что Кэрролл трус. В этом виноват только он сам. Лиса тут же затопила волна вины за грубость, но сейчас не время выяснять отношения, он извинится потом, когда этот позвонит, а Долан убедится, что он не врёт и не придумывает. Но потом он вздохнул. Откладывать не нужно. Вдруг Скай передумает ему помогать?
- Прости, я просто растерялся. Я не попадал раньше в такие ситуации, это первый раз, когда я вообще связываюсь с полицией по такому серьёзному делу. Конечно, было домашнее насилие, было много чего, но... это не то, что происходит с сотрудниками департамента каждый день, знаешь.
Он поднялся, благодарно поглядывая на своего соседа, удивляясь тому, насколько разные бывают люди. У него, конечно, примером был отец и его компания - все они были огромными и брутальными мужиками, только Лис пошёл в мать, заставляя батю и остальных опекать его, такого несамостоятельного. Кажется, это была стезя всех сильных крутых мужиков - защищать таких, как Элиас, потому что сами они могли разве что набрать "911" и пропищать в трубку клич о помощи. Надо всё-таки заняться спортом, не дело это - не иметь возможности себя защитить.
А между тем, телефон прозвонил ещё раз, условным сигналом, как позже поймёт Лис, и думать о чём-то ещё стало совершенно невозможно. Этот снова будет рассказывать о том, что убьёт новую жертву, и невозможно сделать вид, что "аппарат абонента выключен"... этот звонил на домашний телефон.
- Сейчас, - Лис поправил беспроводную гарнитуру, натягивая наушник на шею, нажал кнопку и запись внизу, на контроллере, началась. - Элиас, служба поддержки, я вас слушаю, - голос его перестал дрожать, глазами он показал Скаю, что надо бы проследовать в сторону его квартиры.

- Я стучался в могилы. Сынок мой! Сынок! Сыночек!
Я разгладил морщинку на зеркальце - и догадался,
что любовь моя стала рыбкой
далеко, где глохнут колеса.
У меня была милая.
У меня была мертвая рыбка под пеплом кадильниц.
У меня было целое море... Боже мой!
У меня было море!*

Голос был певучий, он читал стихи гладко и мягко, и Лис на секунду было подумал, что это не его мистер Икс, но всё-таки... Он включил громкую связь, и слова эхом отражались от стен, пока они со Скаем спускались на второй этаж.
- Это вы, - безнадёжно произнёс он, проходя в свой кабинет, бухаясь на стул возле контроллера и компьютера, показывая взглядом на распознователь номеров.
Мистер Икс снова звонил откуда-то с уличного телефона, поймать его было невозможно.
- Ты умный мальчик, Элиас, - мягко засмеялся мужчина. - Ты ведь видел новости? И как тебе моя работа? Я предупреждал. Но они не слушают меня, совсем не слушают. Вот, допустим, она. Её имя созвучно с именем моря, а глаза - синие-синие. Она каждый день рядом с мисс Либерти, а не чувствует гордости. Глупая, глупая девочка.
- Вы ведь не станете причинять ей вреда?
- Я хотел зазвонить с колокольни,
но черви точили плоды,
и горелые спички
глодали весеннее жито.

А потом мистер Икс повесил трубку. Элиас беспомощно посмотрел на Ская.
- И вот что он имел в виду?

*Мистер Икс читает Лорку "Забытая церковь".

+1

9

Элиас отчётливо дёргался, и Скай мог понять парнишку - на его месте он нервничал бы не меньше, со всем своим хвалёным опытом, потому что привыкнуть к таким вещам, как показало время, попросту невозможно. Можно только научиться не демонстрировать окружающим, насколько сильно пронимает тебя происходящее, как глубоко цепляет, иногда до самых печенок. Ему повезло в том, что он всегда, с ранней молодости, казался наглым и борзым, непрошибаемым, и очень часто видимость помогала ему скрываться от реальности за прочной стеной наносного равнодушия.
Но бессердечным он не был, о чём более чем красноречиво говорил выбор профессии, не так ли? Хотя, судя по взгляд Лиса, мальчишка видел его сейчас как какого-то непробиваемого чурбана, толстокожего как носорог, утопающий в своём тёплом болоте, когда вокруг весь мир горит синим пламенем. Он тихо вздохнул, выпуская воздух сквозь сжатые зубы как из проколотой шины и осторожно потрепал Элиаса по руке, стараясь без слов и лишних жестов передать ему хоть немного уверенности в себе, которая явно была необходима Кэрроллу перед предстоящим разговором.
- А я всего-навсего следак, которому на роду написано вынюхивать, - успокоительно пробормотал он. - Ты всё же учился разбираться в чужой голове, Элиас. Ну вот, считай, что пришло время как следует покопаться в неисправной черепушке. В конце концов, все мы чьи-то дети...
Он с улыбкой, в которой лишь слегка угадывалось беспокойство и напряжение, посмотрел на совершенно убитого мальчишку и покачал головой.
- Без обид. Ты, правда, слегка переоцениваешь уровень тревожности в управлении. Если хочешь знать, большую часть рабочего времени мы заняты тем, что пишем отчёты по мотивам других отчётов, а так же целые горы докладных и объяснительных...
Он резко заткнулся, когда Элиас начал возиться со своей техникой. Принимать звонок ему не хотелось, это было заметно в каждом движении парня, и, в то же время, он будто бы желал поскорее со всем разделаться, поделить эту тайну на двоих, переложив часть вверенной ему безликим шантажистом ответственности на чужие плечи. За это его так же нельзя было обвинять, ведь, как бы там ни было, не для этого такой человек, как Кэрролл шёл в службу поддержки. Наверняка он рассчитывал, что будет помогать людям чувствовать себя чуточку лучше, может быть, спасёт чьи-то готовые рухнуть отношения или подкосившуюся самооценку, а, если очень повезёт, то и жизни. Однако маловероятно, что сладкие мечты о будущем геройстве в голове Элиаса приобретали такие малоприятные и пугающие формы.
Звонок прервался, и из наушников на голове Кэрролла до Ская донёсся приглушённый голос, довольно приятного тембра, декламирующий что-то нараспев, насколько он мог понять - стихи, однако громкости не хватало, чтобы сказать точно, чем именно услаждает слух Элиаса его своеобразный знакомец. Следуя за хозяином дома по пятам, Скай спустился во второй этаж в комнату, где тихо гудел компьютер, фиксируя в звуковом файле каждый нюанс разговора, протекавшего пока что в форме монолога: как и большинство психопатов, этот пациент нуждался только во внимательных и прилежных свидетелях своих поступков, обретавших определённый смысл и цель, зачастую только в тот момент, когда их могли оценить другие. Этот субъект был рядовой показушник, что следовало ещё из самих убийств, когда Скай только услышал о них, задолго до сегодняшнего признания Эиласа. Не имея никакого специального диплома, Долан с лёгкостью готов был поставить диагноз "чудовищно раздутое эго и склонность к нарциссизму.
Несмотря на своё проснувшееся любопытство, Скай хотел было удержать руку Кэрролла, скользнувшую к переключателю звука, но прежде чем успел остановить парня, звук беседы наполнил помещение. Долан слегка поморщился, понимая, что если человек на том конце не конченный кретин, то эхо громкой связи он обязательно услышит, и поймёт, что в их тет-а-тет с Элиасом вмешался кто-то третий. Это было очень нехорошо.
- Ну... он увлекается поэзией? - предположил Скай, выдержав небольшую паузу после того, в ушах его всё ещё звенел голос предполагаемого, почти наверняка реального маньяка-убийцы, и он очень некстати попытался придать своей речи лёгкий тон, не обратив внимания на состояние Элиаса, напряжённого, словно курок на взводе, готовый вот-вот разрядиться в ближайшую мишень. - И неравнодушен к морским просторам. Рыбак? Университетский профессор? Уборщик на морском вокзале? Какие у тебя самого идеи? - Скай хмыкл и потянулся за сигаретами, но пачки не нашёл, она осталась наверху, в его квартире, вместе с зажигалкой и пепельницей, поэтому вместо того его палец коснулся клавиши вызывая к жизни запечатленную в вечности копию последних секунд.
"Ты умный мальчик, Элиас... Но они не слушают меня, совсем не слушают... мисс Либерти". И снова ломанные строчки поэзии, которую Скай не узнавал - его образование не было настолько широким, как и поле его культурных интересов, скошенное ещё в пору юности, хотя когда-то, не в последнюю очередь, благодаря матери и её друзьям, он весьма недурно ориентировался в искусстве.
- Он хочет, чтобы его услышали, затем и звонит тебе, Лис, - проговорил Скайн наконец каким-то потухшим, совсем не радостным голосом. - Это ведь твоя работа, слушать. Но тут что-то ещё... не знаю, - он откинулся на спинку кресла, на кончик которого присел, едва зайдя в комнату, да так и мастился там, сжимаясь как околевшая птица, пока всё не кончилось, Долан прикрыл лицо широкой ладонью, пощипал переносицу, прямо под сведёнными в задумчивости бровями. - Зачем ему давать тебе подсказки? Он либо хочет, чтобы ты помог его поймать, такие случаи бывают, слышал, наверное... Что-то внутреннего полицейского, - хмыкнул Скай. - Или внутреннего сорванца, который получает удовольствие, когда мама его наказывает... В общем, ты лучше должен разбираться в таких вещах. Или... - он запнулся, не уверенный, что стоит озвучивать вторую часть своих догадок, куда менее приятную, именно сейчас. - Давай-ка выпьем по чашке кофе, а? Мне нужно горючее, чтобы заставить мозги работать.
Встав на ноги, Скай потянулся, разминая затёкшие за ночь плечи и постарался придать себе вид пободрее.
- Не волнуйся, Лис, - подбодрил он. - Героем может быть любой, даже обычный человек, который просто накидывает куртку на плечи ребенка, чтобы он знал, что мир не погиб. Это дело нехитрое. Кто знает? Может быть тебе ещё понравится.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Сказки тёмной стороны ‡флеш