http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Только не забудь когда-нибудь вернуться... ‡эпизод


Только не забудь когда-нибудь вернуться... ‡эпизод

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://65.media.tumblr.com/baaaf81bcf6e1bd83929b297285e9c3a/tumblr_oav8wyMyPV1unnp9fo1_1280.png

2016. 07   |  Manhattan   |   Shay\Lucia     
Дом — это когда есть к кому возвращаться. Дом — это место, где тебя примут, даже если весь мир от тебя отвернется, и где всегда тебе рады.

Отредактировано Shay Tenebris (25.07.2016 12:27:00)

+2

2

I
Утро.

[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/104371/3940951/two_steps_from_hell_-_protectors_of_the_earth_(zaycev.net).mp3|Protectors[/mymp3]

Если вы думаете, что я буду рассказывать про унылое: встал, умылся, побрился, оделся и позавтракал, то вы ошибаетесь. Это делают все люди без исключения, поэтому даже и не стоит упоминать. Когда ты врач, твое утро начинается по своему собственному расписанию. Я думал, что практика избавит меня от подобного, но я ошибался. Это продолжало напоминать армию, когда ты просыпаешься ровно тогда, когда это нужно вселенной, но не тебе. Трахался ли, отсыпался после попойки: вставай и иди туда, где тебя ждут кричащие, стонущие и просто раненные люди. Последних хоть и стало мало, но все же. О том, что я сам напросился на работу в клинике – опустим. Комплекс Бога, он не лечится. Он пристает к твоей коже и не желает отмываться, неся за собой не только много смертей, но и дерьма, когда ты чисто по бумагам не можешь делать или не делать. И все это осадком оседает на совести.
В тот день звонок меня застал, выходящего из душа после очередного заезда. Пейджер мигал срочным вызовом, и не оставалось ровным счетом ничего другого кроме как заскочить обратно в машину и рвануть к месту работы, благо не так уж и далеко находилось. А так как под рукой были ключи от Макларена, то и поехал я на ней. Один из плюсов, работы в подобных местах – всем срать, на чем ты приехал, особенно когда аврал. На ходу натягивая халат, я читал карты.
Час, другой, четвертый, пятый. Когда у тебя пациенты, и ты борешься за их жизнь, то не считаешь времени. Все сливается в одну цепочку из действий или не действий. Нет ни чужих слов, ни чужих людей вообще. Только ты, пациент и неподалеку стоящая Смерть, которая только и ждет, пока ты проиграешь. Вот только наша с ней игра шла уже довольно давно, и мне пока везло в партиях. В тех, которых действительно можно было бороться, а не в заведомо проигрышных ситуациях, когда, только взглянув на то, что осталось от человека, понимаешь, что не жилец.
И вот, проторчав несколько часов в операционной, ты сидишь на лавке, свесив голову между рук, и пытаешься успокоить накатившую дрожь от перенапряжения. Масли, как и пальцы приходить в порядок не желают, даже после того, как заливаешься кофе. Можно было бы еще, и закурить, но эту привычку я так и не приобрел. Здоровье, мать его через так, дороже.
Машина встречает тихим, работающим кондиционером и темным салоном. Фары светят в стену перед парковкой, а где-то за спиной встает солнце. Здравствуй новый день, на работу через пару часов. И не знаешь, то ли радоваться, что пережил ночь, то ли горевать, потому что до дома ехать смысла нет.

II
Женщина.

[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/104371/3929476/two_steps_from_hell_-_memories_(zaycev.net).mp3|Memories[/mymp3]

Любите ли вы сюрпризы, так как люблю их я? Нет, мы сейчас не берем в расчет те, что ждали меня той ночью. Это уже не сюрпризы, а вполне себе реальность. Я говорю о тех подкидышах судьбы, которые появляются на твоем пороге так внезапно, что ты даже не осознаешь поначалу, что они есть. Это те самые моменты, когда хорошо забытое, - или ты так думал, что забытое, - старое, становится новым. Еще бы, прошло уже, сколько? Пятнадцать лет? Я хлопнул дверью, сбегая по лестнице в тот миг ставшего мне чужим дома, просто потому, что еще не понимал, насколько жизнь стерва. Тогда я думал, что она уже так хорошо меня попинала, но нет. Веселье только начиналось. И вот, спустя такое время, я снова обрел то, что потерял.
Что мне нужно было в том районе города? Не помню. Какая-то встреча и именно в этом месте и в это время. Стечение обстоятельств, продуманный план или же что-то иное? Кажется, я становлюсь стар для подобного. Выходя из машины, я думал об одном, но оно стало не важно. Часто, люди не верят своим глазам, когда мимо них проходит знакомая фигура. Но я не из таких людей. Я точно знал, кого я вижу и верил в то, что это тот самый человек. Я окликаю ее по имени. По сокращенному, но не полному, а потом едва не врезаюсь в охрану. Зову снова.
- Доктор, с вами все в порядке? – спрашивает тот, с кем на встречу я пришел. Просто качаю головой, отмахиваясь, показалось. Прохожу с этим человеком внутрь. Зачем мы здесь, до сих пор не понятно. Это нужно отцу, но не мне. Тогда зачем я пришел? Через какое-то время к нам подходит молодая девушка, склоняется к уху, спрашивает. Отвечаю ей так же. В ее глазах тускло зарождается удивление и она уходит. Мы же продолжаем разговор, но я не могу сосредоточиться на нем. Мысли вращаются вокруг осознания. Она рядом. Она здесь.
Эти мысли прочно оккупируют весь разум, завоевывая его полностью и без остатка. Вытаскивают из закоулков памяти все то, что я так долго прятал и пытался забыть. Сначала на войне, а потом на трассе, вжимая педаль газа в пол. Мой собеседник пытается пользоваться моим замешательством в свою пользу. Но я сам вовремя вспоминаю ради чего я сюда пришел. Прошло уже столько времени, поэтому я могу подождать еще немного - еще чуть-чуть. Мудр был тот человек, который сказал, что погнавшись за двумя зайцами, то не поймаешь ни одного. Нет, я должен был словить обоих, а значит придется сначала догнать одного, а потом вернутся к другому.

III
Встреча.

[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/55750/2158189/josh_groban_-_remember_me_(zaycev.net).mp3|Remember Me[/mymp3]

Сделка оканчивается в мою пользу. И когда я так наловчился вести переговоры? Одно дело договариваться со Смертью, другое – с клубком змей, который норовит укусить с любой стороны. Проще быть врачом, чем иметь отношение к бизнесу. Уже спускаясь в фойе, я снова сталкиваюсь с девушкой. Это задерживает меня ровно до того момента, как слышу стук каблуков, эхом разносящихся по помещению. Да, тут шумно, но этот звук слишком знаком, его я узнаю из тысячи. Он был со мной каждый вечер все мое детство. Его я слышал, сбегая каждый раз по лестнице и встречая ее. Оборачиваюсь ровно настолько, чтобы видеть знакомую фигуру, как всегда прекрасно выглядящую. Раскрываю руки навстречу, едва чудом не бросаясь вперед. И уже становится все равно на охрану, которая должна будет защищать ее от меня. Это так смешно, но сейчас далеко не до смеха. Обнимаю ее, приподнимая над полом, и прижимаю к себе. Мне все равно, что происходит вокруг, и что подумают другие.
- Вернулся. Я вернулся, - произношу я, поставив на пол и зарывшись носом в чужие волосы. Слишком знакомый запах, слишком знакомые ощущения, как будто все было только вчера, а не десяток лет назад. Она все такая же, как и была. Какой я ее запомнил. Только одно стало другим – маленький мальчик, подросток, слишком взрослый юноша без детства - вырос. Он другой, чужой для нее. Но в тот момент все снова казалось таким, как было в далеком детстве. Разве что не хватало порванные на коленке джинс и крови, что выступила на ободранной коже. Когда я вырасту, то обязательно женюсь на тебе"

Отредактировано Shay Tenebris (25.07.2016 12:35:30)

+2

3

I
  Мне чертовски скучно. Сил нет больше слушать этого человека. И ведь умом  понимаю, что это необходимо, а участливый взгляд и улыбка помогут продвинуть дело, но меня всю воротит, стоит только взглянуть на это обрюзгшее подобие мужчины. Его сальный взгляд я и так чувствую кожей, будто под платьем бегает огромная, нестерпимо мерзкая сороконожка, щекочет и вызывает оторопь, и болезненное желание содрогнутся всем телом.
  - Так вы согласны?
  Согласна с чем? Боже, как же так? Я совершенно его не слушаю! Все мои мысли сейчас очень далеко, вне этой комнаты, но я честно стараюсь сосредоточиться, вспомнить услышанное краем уха. Зачем я здесь?
  Спасает меня только вновь открывшаяся дверь, в которую проскальзывает одна из девочек. Ее короткий доклад обрывается на самой середине, потому что я же не слушаю, незаметно для себя выпрямившись во весь рост - то, что мне донесли, не может оставить безучастной.
  - Ты уверена? - зачем-то спрашиваю, хотя и так уже знаю ответ, и уже расставила для себя приоритеты. - Задержи его.
  И девчонка бегом скрывается из виду.
  Очередной спонсор может подождать, а этот человек... Нет, он ждать не может. Иначе я снова потеряю надежду на ближайшие десять-пятнадцать лет.
  - Подождите меня здесь, Престон. Я скоро.

II
В своем "скоро" я не была уверена ни на грош. Если все так, как мне сказали, если это действительно он, то время отходит на задний план. Все становится неважным и мелким, словно песок, пересыпаемый в ладонях: хочешь ты или нет, а часть все равно потеряется, утечет сквозь пальцы, и если я не поспешу, точно так же утечет и мой шанс снова увидеть его.
  Вот уже маячат широкие спины охраны - две черные горы отделяющие мое настоящее от совершенно иной реальности, которой меня лишили очень давно. Я сбиваюсь с шага, но только сама же и замечаю это. Ужасно боюсь того, что могу увидеть, пальцы немеют, я покалываю их ногтями, кусаю губу и пока еще пытаюсь успокоиться.
  Черные костюмы все ближе. Волнение - все сильнее. Еще не слишком поздно развернуться и уйти, сделать вид, что обозналась, однако это будет такой неумелой ложью, что в нее не поверит и младенец. Его я из тысячи узнаю, сколько бы времени не прошло с нашей последней встречи.
  Молча подав знак рукой обернувшемуся телохранителю, ступаю между ними на узкую тропку, с которой нельзя свернуть: слева и справа обрыв, а впереди лежит мое сердце. Трепыхается и бьется живое сердце, отраженное в его улыбке. Я знаю эту улыбку. Я знаю эти глаза. И совершенно не знаю этого человека, смотрящего на меня так, как смотрел когда-то один совсем еще маленький мальчик, образ которого я хранила в своей душе.
  Останавливаюсь, потому что и шагу больше ступить не могу, словно до этого шла по раскаленным углям, не замечая жара и боли, но они нагнали меня, а силы, наоборот, покинули. Какой абсурдной выглядит эта встреча, которую я столько раз представляла себе, какой наигранной кажется.
  - Ты вернулся, мой мальчик.
  он заключает меня в объятьях, приподнимает над полом - какой же ты высокий! - и опускает обратно. Мне стоит больших сил не расплакаться, не устроить безобразную истерику с пощечинами и обвинениями. Только усилие воли сковывает непрошеный комок, подступивший к горлу, только несколько пар ненужных глаз удерживают меня от необдуманных слов и действий. только его дыхание на моей макушке - теплое, родное - успокаивает настолько, чтобы можно было прийти в себя от шока первых минут и снова взглянуть в его лицо. Дотронуться.
  Наверное, я покажусь ему слишком уж сдержанной. Может быть, он решит, что я ему не рада. От той, которую он помнит, и следа не осталось, и есть ли смысл раскрываться заново, позволять узнать себя, если эта встреча окончится ничем: разговором за бокалом вина, воспоминаниям о том, что было - и дальше каждый пойдет своей дорогой.
  - Лючия, я устал вас ждать.
  О, этот голос с претензией! Эта отвратительная интонация капризного, самодовольного барина, который не терпит, когда внимание уделяют не ему, когда мир перестает вращаться не вокруг его необъятной задницы! На ум приходит только несколько нецензурный слов, однако на губы ложится лишь виноватая улыбка, с которой я смотрю на Шея, опуская руку.
  - Прости меня.
  Теперь уже я ухожу, чувствуя между лопатками его взгляд. Обиженный?
  - Идемте, и давайте закончим с этим поскорее.
  - Кто этот человек? - ревниво спрашивает он, оглядываясь через плечо, и пытается положить руку мне на талию, но я уворачиваюсь, впервые не желая чтобы меня касались. Противно.
   Впервые же позволяю себе грубость, и плевать на сделку, имеющую все шансы сорваться.
  - Не ваше дело.
  Знаю, сейчас Престону очень хочется ударить меня наотмашь.

III
  Не знаю, зачем я это сделала.
  Просто поддалась эмоциям и моменту, которого так ждала. Увидела и не смогла отпустить окончательно, как не сумела сделать этого ранее. Я передала короткую записку через Хелену, в которой было лишь название ресторана и время - через час.
  Сейчас  же, куря в машине, я боялась лишь одного - что он придет. Я тискала в пальцах сигарету,  то и дело поднимала глаза на зеркало заднего вида и поправляла норовящий поползти из-за накатывающих слез макияж. Зачем он пришел? Для чего вернулся?
  Упрямый юноша, покидавший меня, так громко хлопнул дверью на прощанье, что я еще долго не могла оправиться после его ухода. Я винила во всем себя. В том, что была недостаточно внимательна к нему, не разглядела что-то очень важное, не сумела помочь, не смогла изменить себя и свою жизнь. Думала, и в конце-концов остановилась на этой мысли, что он попросту стыдится меня. Моей профессии. Поэтому, когда наемный детектив нашел его и предоставил мне потный пакет сведений, я без разговоров отдала ему обещанную за работу сумму и даже больше, с премиальными за скорость, но так и не смогла заставить себя открыть это "досье". Оно так и пылится где-то на верхних полках книжного стеллажа. В то время мне было достаточно знать, что он жив и даже нашел семью. Настоящую семью - отца и брата, и даже ладит с ними, и уж точно вряд ли вспоминает обо мне. Кто я ему? Не мать и не сестра, не жена и даже не любовница. Меньше, чем никто. Тень из прошлого, оставленная за спиной.
  Прошло пятнадцать минут с того момента, как  приехала, а я все еще не могла заставить себя выйти из машины, однако тяга расставить все на свои места погнала меня прочь из салона. Вынудила затереть сигарету в пепельнице, поправить и освежить макияж; по капле духов на запястья и шею, маска беззаботной радости в отражении.
  Десять шагов для входа в ресторан, где в любое время дня и ночи найдется столик для Мадам Гвидиче, до которого проведет услужливый метрдотель.
  - Я задержалась. Извини.

Отредактировано Lucia Giudice (23.08.2016 15:06:18)

+1

4

I

Я отпускаю то единственное - ценное в жизни, что у меня осталось. Можно часами предполагать, что она думает обо мне и думает ли вообще. Она, как и раньше уходит легкой походкой, даже не оборачиваясь. Зато оборачивается ее спутник, а я беззвучно скриплю зубами. Хотя, имею ли право? Нет, мое время прошло. Я отказался от этого сам, когда хлопнул дверью и ушел. Она же как мираж, поднимается по лестнице. Один раз закрыть глаза и как будто не было. Мне это привиделось. Но легкий аромат духов, который все еще окутывал меня - говорил об обратном.
Вот только она ушла, а я остался. Собирался ли я уходить снова? Нет. Говорят, что жизнь не зря сводит людей снова и снова, даже если они ничего не делают ради того, чтобы встретится. Так зачем сопротивляться, если можно просто идти следом, по дороге из желтого кирпича и найти где-то на ее конце Изумрудный город, а в нем волшебника, который подарит тебе храброе сердце.
Я уже сажусь в машину, когда меня снова догоняет секретарша с запиской в руках. На ней написано время и адрес. Не самый лучший ресторан города, но и не самый худший. В любом случае, нужно ехать домой, чтобы переодеться. Тот костюм, что был на мне сейчас - осточертел. Слишком идеальный и слишком неудобный при всей своей вычурности и брендовости. Плохо было в голове, а не телу. Хотелось что-то более привычное и удобное. Вот только вряд ли меня пустят в джинсах в ресторан.
Дом встречает тьмой и тишиной. И если раньше это не напрягало, то сейчас, честно говоря, хотелось лезть на стену. Пришлось включить граммофон, установленный в гостиной. Единственная вещь, которая осталась от матери. Старая, местами гротескная вещь, которая была чужой в интерьере стиля модерн. Звук пластинки был таким, каким и должен: хриплым и периодически прерывающимся с белым шумом помех.
Вечер встречает тишиной и шумом последних летних ветров.  Он гуляет по дорожкам, шевелит траву. В такую погоду впору идти по улице, но тогда путь займет намного больше времени, чем требуется. В ресторан захожу за пять минут до назначенного врмении.
II
Среди людей гуляет правило,  что это не женщина опаздывает - это ты приходишь ранее назначенного срока. Но оно действителтно только определенный промежуток времени.  На столе передо мной бокал с вином, к которому я так и не притронулся. Часы на запястье отсчитывают мгновения.
- Ровно настолько, чтобы я не успел подумать, что ты не придешь. А значит,  что это просто я пришел раньше, - я улыбаюсь. Но это уже не улыбка маленького мальчика, к которой она привыкла. Жизнь слишком многому тебя учит и один из таких уроков: твои эмоции это отражения человека, с которым ты находишься в данный момент.
- Ты встревожина, Лючия. - Говорю я, выдерживая спокойные интонации в голосе.  Кажется на сегодня радости и так было много и мне достаточно хорошо дали понять, что ей уже нет места. - Неужели я помешал важной сделке?
Днем, мне хватило всего лишь взгляда для того что бы убедиться - работа моей второй матери не поменялась.  Приобрела новый уровень, поменялась обертка, но суть осталась той же. И честно говоря, я даже не знал, что мне думать по этому поводу и как реагировать.
К нам подходит официант. Заказ был уже сделан, поэтому он ставит закуски. Но мы не обращаем на него внимания, смотрим друг на друга, как будто сейчас за этим столом решается судьба вселенной, а мы Бог и Дьявол. Чтож, может быть оно так и есть.
- Ты не изминилась, разве что стала прекраснее, чем я помню, - маска на какое-то мгновение падает, открывая истинные чувства, мысли и эмоции. Вот только успею или смогу ли я пробится через каменные стены, что она возвела за годы нашей разлуки?

+2

5

I
  Что бы он сказал, заявись я получасом позже? То же самое?
  Повзрослел мой мальчик, обрел житейскую мудрость, амбиции, оброс победами, о которым мне не ведомой. Он совсем чужой мне, и дело даже не в крови, а во времени. Я ничего не знаю о нем в то время, как он может без труда угадать то, чем была наполнена моя жизнь все эти годы, ведь ничего в ней не поменялось, только платье мое теперь стоит теперь уже не двадцать баксов и куплено далеко не на распродаже. А стена между нами высока и крепка, непрошибаема.
  Не стоило мне приезжать. Не стоило ворошить прошлое в надежде на то, что оно вернется чудесным образом. Я помню мальчика, но я не знаю этого мужчину, что прячет эмоции за маской вежливого участия. Он спокоен и даже в чем-то холоден, он непонятен мне и далек и я чувствую себя еще более одинокой, чем когда он ушел. Он вернулся, но это уже не тот Шей, которого я знала. И вроде бы нет в его голосе издевки, но женское восприятие - такая штука, что охотно дорисует то, чего нет. Мое чувство вины перед ним услужливо добавляет в его фразу щепоть невидимого другим сарказма; шпилька в мой адрес, которой я сама себя и колю, меняя боль на злость, на жгучую обиду, кипящий котел которой я смогла остудить давно, но Шей распалил под ним огонь, сам того не ведая.
  - Мне сорок три, мальчик. И я не молодею, увы, - низко с моей стороны упрекать его в неискренности, но иначе я не могу. Он открывается - закрываюсь я.  Мне трудно разговаривать с ним, труднее, чем когда бы то ни было. И нервы сдают, и глаза наполняются непрошеной влагой, которую усилием воли удается сдержать в рамках. Нарочно отвожу взгляд, цепляя пальцами бокал. Делаю глоток, закуриваю следом, между затяжек вытягивая руку на краю стола - тлеющим краем сигареты над пепельницей.
  - А ты все так же стыдишься меня? - я выталкиваю эту вековую обиду из себя, как выталкивают пораженные легкие кровавый сгусток, мешающий их нормальной работе. - Но как? Как ты мог со мной так поступить, ты дрянной, негодный мальчишка? Как ты мог уйти и ничего мне не сказать? Даже не попрощался... Как ты мог?!
  Закусывая губу, я все еще чувствую горький вкус. Не табака, нет. Собственных слез; солью которой они стали, испарившись. Сколько бессонных ночей я провела, не зная куда бежать и где искать того, кто не захотел оставаться рядом с такой женщиной, как я; сколько слез пролила и сколько выпила, чувствуя себя мерзко и грязно, потеряв самого дорого человека в своей беспутной жизни. Знает ли он, как корила, как проклинала себя за то, что не смогла все оставить, но на тот момент я больше не принадлежала себе. А от тех людей, что владеют моей жизнью, просто так не уходят. Они дали мне все, помогли выбраться из грязи, но они же, глазом не моргнув, макнут в нее снова, просто чтобы не забывала своем место и тяжелую хозяйскую руку. Нет, он не знает. И не узнает никогда, как больно мне сейчас сидеть и говорить с ним так, будто ничего не случилось.
 
II
  - Наверное, я сделал для тебя недостаточно много. Извини, - сминая сигарету в пепельнице и вытираю салфеткой руки. - Я была еще более скверной матерью, чем Вики, и так и не смогла обеспечить тебе нормальную семью. Но я старалась дать тебе то, чего не было у нас.
  Мне лучше сейчас уйти, чтобы не ставить его в еще более неловкое положение, иначе, поддавшись эмоциям, я расскажу то, чего не собиралась. Уйти, пока не ударилась в самобичевание на чужих глазах.
  - Тебе лучше забыть обо мне. К тому же, все эти годы у тебя прекрасно это получалось. У тебя есть родственники. Есть отец и брат. Да, я узнавала, и не смотри так на меня. Посчитала, что не имею права вторгаться в твою новую жизнь, раз ты сам не пожелал видеть меня в ней,- губы дергаются в подобии улыбки. - Я все это заслужила.
  Трудно быть сильной, когда душа болит не переставая. Я кладу деньги на столик и собираюсь сделать самую большую ошибку в своей жизни - собираюсь уйти. Но не ухожу, жду ответов, будто это сможет что-то переменить.

+1

6

I

Каждый мужчина знает, что когда женщина ругается – у нее есть на то причина. Не важно действительно ли она существовала или просто надумана. В тот момент, у нее была причина, хотя и звучали претензии запоздало.
- Ты меня не остановила, - одна фраза, как ответ на все прошедшие годы. – Ты меня не нашла, и не пришла. Нужен ли был я тебе так сильно, как ты хочешь показать?
Каждый из нас жесток по-своему. Нет, не этого ожидаешь, когда пытаешься вернуться, показать, что все еще тот же самый подросток. Влюбленный подросток. Она пытается толи оправдаться, толи уговорить саму себя и в этом я не помощник. Никогда не пытайся успокаивать женщину, если не знаешь, что конкретно ее заботит. О части я мог только догадываться, другая терялась во тьме прожитых порознь лет. Она вытирает слезы, а я делаю глоток вина, очередной. Мужчины не плачут, да и сейчас не хочется. Армия и развороченные тела учат самоконтролю еще лучше, чем ремень по заднице.
- Типичная женщина, - произношу снова, когда она ищет предлог сбежать. – Только если тогда, ты была уже взрослой, а я подростом и у меня было право бежать, то сейчас у тебя его нет. Даже не пытайся. Ты сильная женщина. И я не буду тобой, я буду собой. Сядь.
Какую-то пользу приносят за собой встречи, что организует отец. Быть сильным, твердым, не смотреть и не обращать внимания на то, как сердце сжимается. Она выбрала, в каком тоне пойдет этот разговор, а я только подыгрываю. Умело и без сожалений в глазах и лице, голосе. Пускай ей будет больно, но она будет слушать, а не брать все на себя. Довольно.
- А теперь, - я подождал пока она сядет, крутя в руках бокал, отчего вино скользило по стеклу, как следы крови. – Помолчи и дай сказать мне, потому что ты права в том, что ты не знаешь меня, но я знаю тебя. Я был ребенком, когда сбежал и изменился, - ты достаточно взрослой, чтобы определиться в своей жизненной позиции и не меняться. Ешь, если хочешь и слушай.
Один глоток, чтобы смочить горло. Мне говорить больше, чем ей, но не обвинять, хотя может так и показаться. Скорее объяснять, как маленькому ребенку, на которого она была сейчас похожа. Детские обиды и такое же поведение. Быть строгим отцом той, кто был матерью, как символично.
- Ты не имеешь права быть слабой, но сейчас именно такой и являешься. Льешь слезы, просишь прощения, говоришь забыть. Пытаешься  сбежать. Это не та женщина, которую я помню, которую видел сегодня. Соберись, иначе да, я  уйду и забуду, но просто потому, что не хочу помнить тебя такой жалкой. Даже в самые хреновые дни своей жизни ты не была такой. Я твоя слабость? Тогда скажи спасибо, что меня не было рядом все эти годы, потому что ты бы не добилась всего того, что у тебя сейчас есть. Мальчишка подросток, да и еще влюбленный в тебя – он тянул бы тебя на дно, не давал бы взлететь. Ты несчастна? Нет. Всего лишь настолько, насколько хочешь казаться и позволяешь себе быть.
Для чего ты пришла? Услышать, что я скучал? Я уже говорил об этом, ты тоже. Даже не пытайся мне врать, я все равно увижу. Хочешь, чтобы я извинился? За что? За то, что ты не заметила, не поняла и выкинула? Что мне дает это твое знание о том, что со мной происходило? Ты не набралась смелости прийти тогда, но пришла сейчас. Почему? У тебя просто не было бы выбора. Думаешь, я бы тебя не нашел? Нашел бы. Вот только тебе это по настоящему и не нужно было. Ты сама ограничилась только фотографиями и бумажками.
Но знаешь, Лючия, я скучал – да. Я прошел столько всего. Армию, где были только крики и кровь и мольбы о том, чтобы дал другим умереть. Но это не худшее – худшее, тот самый отец. И его встречи. Почти с теми же людьми, с которыми ты работаешь. Болото аллигаторов. Не только затягивает, но и постоянно пытается укусить. Я думал, это поможет мне забыть, но нет. Не помогло. Так же, как и другие увлечения, другие женщины. Я всегда думал о тебе. А что делала ты в этот момент? Хотя, ладно, не важно. Мы можем до бесконечности выплескивать ту обиду, которая поселилась в наших сердцах, а можем забыть. Начать с чистого листа не выйдет, но мы можем постараться. В конце концов, мы здесь за этим. Но ты слишком гордая, чтобы признаться, потому что уйти легче.

Я сижу, откинувшись на стуле, и смотрю на женщину, которую люблю, и которая вынуждает меня быть жестоким. Кто-то из нас мазохист, но лучше не знать кто. На столе стынет ужин, а в голову ударяет вино. Нужно было поесть, прежде чем пить, но момент уже упущен. Я жду пока она отойдет от шока и скажет что-нибудь. Ей не уйти, потому что я не дам ей уйти и это должно быть понятно. Хоть кто-то из нас должен быть сильным в такие моменты. Она свой упустила когда-то давно, я же этого делать не собираюсь. Не снова.

+1


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Только не забудь когда-нибудь вернуться... ‡эпизод