http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » we are young ‡флеш


we are young ‡флеш

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время и дата: 14 июля 2016 года; вечер.
Декорации: квартира Джо.
Герои: Джозеф и Кимберли Мюррей.
Краткий сюжет:
Никогда не поздно начать все сначала (с)
Если твое, то обязательно вернется (с)
Любви все возрасты покорны (с)
Возраст - это лишь цифры в паспорте (с)

+1

2

С тех пор,
Как ты навсегда уехала,
Похолодало, и чай не сладок.

Я определённо сошёл с ума.

Эта мысль не покидала меня с самого утра, едва сон прервался гулким рёвом автомобиля, что трогался с места парковки прямо под моим окном. Потолок квартиры встретил меня привычной белизной, которая так успела приесться за многие годы проживания здесь. Равнодушно констатировав присутствие надо мной небольшого паука,  я сел на кровати и по привычке спустил ноги на пол. Прохладный паркет лениво поблёскивал в лучах утреннего солнца. Июль давал о себе знать немыслимой жарой, которая плавила асфальт и вынуждала прохожих передвигаться забавными перебежками от одного теневого участка к другому. “Я определённо сошёл с ума…” — вспыхнуло в голове, едва я освежил в памяти вчерашние мысли о том, что, возможно, ужин с экс–супругой — не самая плохая идея. В один из переломных моментов моей жизни Кимберли Дэй появилась на пороге, по–хозяйски открыв дверь апартаментов после трёх размеренных щелчков ключа в замочной скважине. В тот момент я решил, что чрезмерное употребление виски уже принесло свои плоды, и воспалённый разум порождает перед глазами болезненные картины из прошлого. Зачем? По какой причине? Этого я не знал. Ким оказалась настоящей, представ передо мной в облике женщины, которая ни капли не изменилась и лишь приобрела с годами изысканность и настоящую утончённость. В облике женщины, которую я прежде любил и к которой выразил искренность чувств в появлении Маргарет и Джереми на свет. Я ненавидел Кимберли за то, что она лишила меня возможности наблюдать за детьми с самого детства до юности, будучи рядом в качестве поддержки и опоры. Я ненавидел её за то, что Дэй так легко отказалась от отношений, в искренности которых не раз уверяла меня. Я ненавидел её за то, что в настоящий момент испытывал определённо не дружескую симпатию по отношению к ней. Аромат её парфюма пробуждал болезненные воспоминания. Я хорошо помнил его — ведь и сам не раз приобретал эти духи двадцать лет назад.

Кофе, щедро сдобренный коньяком, уже остыл, а я всё ещё сверлил взглядом телефон, словно шестнадцатилетний школьник, что не решался пригласить в кино очаровательную соседку по парте. Так или иначе, благодарность по отношению к Кимберли за моральную поддержку после ухода второй экс–супруги одержала верх. Я знал, что Дэй планировала нанести визит в Колумбийский университет для оформления документов и ознакомления с учебными планами на текущий год, но всё же надеялся, что мой телефонный звонок подкараулит её перед дверями кафедры иностранных языков.

— Алло? — женский голос, искажённый сотовой связью, кажется мне призраком не то из далёкого прошлого, не то из предстоящего будущего. Я делаю глубокий вдох. В конце концов, отрицательный результат — тоже результат.

— Здравствуй, Кимберли, — выдерживаю непродолжительную паузу, ожидая ответного приветствия, но продолжаю говорить, когда оно не звучит, — это Джозеф. У тебя найдётся пара часов для того, чтобы встретиться? Нам нужно поговорить. Надеюсь, беседа о наших детях не станет для тебя неловкой? Я хотел бы узнать, как вы жили в Детройте, — сдерживаю улыбку: врать Ким я определённо не научился. — Маргарет и Джереми не рассказали практически ничего. Как ты смотришь на это?

К моему удивлению, женщина отвечает согласием и, сославшись на занятость, вешает трубку, предварительно уточнив время своего визита. Циферблат, поблёскивающий на стене кухни прямыми стрелками, давал мне восемь часов форы на приготовление ужина. Он стал бы приятным аккомпанементом к беседе двух человек, что прежде были связаны воедино, а сейчас бороздят океан независимыми баржами. Но только ли к беседе? Я отогнал эту мысль, не желая возводить иллюзорные замки и верить в чудеса. Делать это в двадцать лет — вещь приемлемая, но когда возраст перешагнул отметку в пятьдесят пять, стоит думать исключительно о реальных вещах.

Паук, всё ещё темнеющий пятном на белоснежном потолке, был успешно ликвидирован метким ударом швабры, едва не разбившей плафон люстры. Я ждал Диану — девушку, которая убирала мою квартиру дважды в неделю — и слегка нервничал, нарезая морковь для говядины с овощами по–милански. Я помнил о страсти Кимберли к итальянской кухне, и поэтому выбор блюда был столь же очевиден, как и то, что я, чёрт побери, всё ещё любил женщину, перевернувшую мою жизнь в одно мгновение…

* * * * * * * * * *

Моя рука замирает в нескольких миллиметрах от дверной ручки. Настойчивая трель дверного звонка дважды нарушает вязкую тишину. Не нужно вынуждать мисс Дэй стоять за порогом до тех пор, пока она не изменит своего решения.

— Здравствуй, — прижимаясь к стене коридора, пропускаю женщину вперёд, закрывая за ней дверь. — Ты замечательно выглядишь. Проходи и чувствуй себя как дома.

В то время как Кимберли с удивлением смотрит на элегантно сервированный стол, с которого доносится дивный аромат мясного блюда, я направляюсь к бару и извлекаю из него заранее припасённую бутылку красного вина "Costasera" Amarone Classico.

— Если ты не голодна, можешь ограничиться лишь овощами. Я не поливал их мясным соусом, — водрузив бутылку в центр стола, отодвигаю ближайший к себе стул, жестом приглашая бывшую супругу занять место. — Но и беседа на голодный желудок — пустое сотрясание воздуха.

Отредактировано Joseph Murray (25.08.2016 02:27:24)

+1

3

внешний вид + босоножки и небольшой светло-коричневый клатч

С любопытством и неким снисхождением я рассматривала прохожих, прикрыв глаза темными очками. Словно муравьи, они сновали туда-сюда, жалуясь на жару, уткнувшись в телефоны и не замечая ничего вокруг. Яркое палящее солнце - слишком редкое явление, чтобы от него прятаться. Признаться честно, жару я предпочитаю абсолютно любой погоде, даже несмотря на то, что через полчаса у меня начинает ужасно болеть голова и становится нечем дышать. Глубоко вдохнув городской воздух, обжигающий носоглотку смесью парфюма, выхлопных газов и ацетона, я потянула на себя тяжелую входную дверь, ведущую в парадный холл Колумбийского университета.
Когда-то давно, еще в юности, я мечтала войти в эту дверь, будучи студенткой первого курса. Видимо, я не совсем точно посылала запросы Вселенной, потому как мое желание, хоть и исполнилось, но совсем не так, как я представляла. И уж тем более я не могла вообразить, при каких обстоятельствах мне придется переводиться в это учебное заведение в качестве преподавателя. Скажи мне тридцать лет назад, что я свяжу свою жизнь с Нью-Йорком, я бы рассмеялась, поражаясь мечтательности собеседника. Но сейчас мне совсем не смешно. Реальность наступает на пятки.

Голова забита далеко не мыслями о работе, хотя именно об этом мне следует думать. Несколько дней назад я виделась с Джо, и характер нашей встречи мне совсем не понравился. Когда мне позвонил Джереми с просьбой приехать, я, не раздумывая, кинулась в другой штат ради благополучия человека, прогнавшего меня через все ступени семейных отношений, включая болезненный разрыв и развод. И все же я это сделала. Потому что мне не все равно. Хотя, конечно, тогда я об этом даже не думала.
Подойдя к нужному кабинету, я взглянула на наручные часы. Еще пятнадцать минут до назначенного времени. Прислонившись к подоконнику, я смотрела в окно через плечо, наслаждаясь видом безлюдного внутреннего двора. Клатч в руке завибрировал, и от неожиданности я чуть не выпустила его из рук. Ставить телефон на беззвучный режим давно вошло в привычку. А вот к неожиданной вибрации я не привыкну, наверно, никогда.
На экране высветился неизвестный номер. Это мог быть кто угодно. Но из семи миллиардов человек мне позвонил именно тот, кого я меньше всего ожидала услышать.
- Джозеф?... - секундное замешательство, - Доброе утро, - быстрое возвращение к непринужденному будничному тону, - отличная идея. В шесть тебя устроит? - Дверь кабинета открылась с характерным скрипом, - мне пора. До встречи.
"Ну и что это было, мисс Дэй? Отличная идея. О, да. Просто замечательная. Когда ты уже начнешь думать головой, а не пятой точкой, Кимберли?"
Да, я согласилась на встречу. Да, я готова была согласиться под любым предлогом. Да, если бы он не позвонил, через пару недель я нашла бы его сама. Да, я понимаю, что это значит.
*****
Потоптавшись возле двери, я неуверенно нажала на кнопку дверного звонка, боясь, что соседи подумают чего лишнего, ведь я стою тут уже долгих десять минут. Волнуюсь ли я? Безусловно. Не каждый день приходишь к человеку, с которым не поддерживался контакт много лет. Признаться, я уже и забыла, зачем пришла. Просто хотела его увидеть.
Пытаясь прикрыть волнение непринужденной улыбкой, где-то на уровне подсознания я понимала, что ничего из этого не выйдет. Если он присмотрится, то всё поймет. Кажется, актриса во мне умирает.

- Здравствуй, Джо. Спасибо, - удерживаясь от объятий, я прошла в квартиру, услышав аромат одного из своих любимых блюд. Только сейчас я поняла, что ужасно голодна. Он хорошо подготовился. И я совсем не ожидала увидеть то, что увидела. Меня охватила досада, что Джозеф не сообщил мне о формате встречи, иначе я бы не примчалась к нему в легком платье и с повседневным макияжем. В такие моменты хочется произвести наилучшее впечатление. Мы столько лет не могли просто спокойно поговорить без какого-то дискомфорта, что этот вечер можно было считать тем шансом повторно произвести первое впечатление. И я его упустила. Теперь остается надеяться лишь на собственное обаяние.

- Пахнет замечательно, - без толики лукавства. Просто констатировала факт. Джо всегда умел удивлять.
- Как прошел день? - вопрос прозвучал так обыденно, будто мы не виделись всего пару часов. Хорошо, что я в этот момент наклонила голову, иначе он Джозеф наверняка бы заметил тень удивления, мелькнувшую на моем лице. Мне совершенно не хотелось менять заданное Мюрреем настроение. Единственное, я бы приглушила свет. И он бы тоже так сделал, будь у него уверенность, что я его правильно пойму. Мужчина отвернулся, чтобы закрыть дверь, и я украдкой окинула его взглядом, прежде чем он обернется.

Сев за стол и закинув ногу на ногу, я наблюдала за Джо, уверенно разливающим вино по бокалом и раскладывающим первые порции мясного блюда.
- Так о чем ты хотел поговорить? - глупая улыбка, играющая на губах, сдавала с потрохами, но я держалась, как могла. Соберись, Ким. Тебе сорок пять. Давно уже пора перестать реагировать как школьница.

+3

4

Вино откупоривается с лёгким хлопком, и я, на мгновение прикрыв глаза, вдыхаю его дивный букет, что будоражит кровь не сильнее едва уловимого аромата женского парфюма Кимберли Дакоты Дэй. Я снова узнал его — так же, как и женщина, сидящая напротив,  констатировала присутствие на столе любимого мясного блюда. Его рецепт вошёл в перечень моих кулинарных способностей спустя два месяца после заключения брака с Ким, когда я открыл в ней страсть к мясным блюдам с нотками солнечной Италии. С момента развода я готовил его не раз, но исключительно для себя: женщины, которые не задерживались в моей жизни, обходились другими блюдами и, к слову, необязательно итальянской кухни. Порция для шатенки занимает почётное место на идеально белоснежном блюде, и Дэй благодарно улыбается в ответ под едва слышимый аккомпанемент желудка, свидетельствующего своими звуками о том, что с ужином я всё же не прогадал. Занимаю место напротив Кимберли и, беря свой бокал в руки, осторожно прикасаюсь им к тонкому стеклу, сжимаемому хрупкой рукой женщины. Лёгкий звон разносится по комнате и в воцарившейся тишине кажется торжественным гулом набата. Я не любил произносить тосты, и Дэй об этом знала.

— Да, собственно, обо всём, о чём ты можешь мне рассказать, — пригубив рубиновое вино из бокала, я отставляю его на стол и принимаюсь за ужин, лёгким движением руки отрезая небольшой кусок говядины и отправляя его в рот. — Ты же понимаешь: взрослые дети — скрытные дети. Ни Мэгги, ни Джерри так ничего и не рассказали, кроме отдельных эпизодов из юности. Неужели всё было так гладко? Неужели Джереми не попадал под влияние плохой компании, а Маргарет не продинамила самого привлекательного парня квартала? — я тихо засмеялся, наблюдая за реакцией Кимберли. Конечно же, я был в курсе того, что происходило с моими детьми во время проживания в Детройте, но версия Кимберли стала бы не только подробным изложением, но и логичным аргументом, что смог бы объяснить этот ужин. Истинных причин своего телефонного звонка я предпочёл не разглашать. — Что–то подсказывает мне, что это невозможно… Особенно если учитывать тот факт, что дети — точная копия нас в эти же годы. Правда, моя юность не была столь приятной, сколь у Джереми, но всё же я подмечаю в нём свои черты. А в Маргарет — твои, — я пристально взглянул в глаза Ким, желая увидеть в ней отголоски воспоминаний. Эта женщина могла скрыть истинные эмоции от кого угодно, но не от меня. И сейчас, видя играющую на её губах улыбку, я понимал: она ничего не забыла. Рассказ Кимберли, сюжет которого был известен мне, изредка прерывался тихими смешками шатенки. Я же, практически не вслушиваясь в слова, наблюдал за женщиной со стороны. Смерть её второго супруга при обстоятельствах, мне неизвестных, никоим образом не отразилась на эмоциях мисс Дэй. Не значит ли это то, что Ким любила другого человека, оставаясь, впрочем, с Дугласом по той причине, что это было удобным? “Перестань, Джо. Ты уже давно вышел из того возраста, когда можно быть наивным дураком…”

— Я всегда знал, что мои дети были ещё теми сорванцами! Особенно Джереми, — воскликнул я, смеясь над повествованием экс–супруги. — Признаться, я не разделяю его страсть к экстриму. Даже его девушка не испытывает по этому поводу никакой радости. Впрочем, я не удивлён. Буду с тобой откровенным, Кимберли, — наполнив уже опустевшие бокалы до краёв, я понизил голос, словно сын мог услышать разговор чрезмерно обеспокоенных родителей, — я до сих пор не понимаю, как им удалось сойтись вместе. Как мне казалось, Джереми нужна более сумасбродная девчонка, вечная школьница и отчаянная сорвиголова. Скарлетт — полная противоположность. Но, похоже, она делает Джерри счастливым, хотя я всё ещё не осознаю, что именно их объединяет. Джереми рассказывал тебе о ней?

Ким разделяла мои сомнения по поводу мисс Крейг, считая её холодной леди, что интересуется исключительно подъёмом по карьерной лестнице. Я улыбнулся в ответ на эти слова. Кажется, теперь я понял, чем можно объяснить выбор Джереми: он отдал предпочтение той, которая так напомнила мне его мать в юности.

Мне было двадцать восемь лет, когда я встретил Кимберли — юную, но весьма целеустремлённую девушку. В отличие от своих сверстниц, мисс Дэй не была чрезмерно увлечена последними писками моды и эксклюзивной косметикой, с грехом пополам скрывающей дефекты кожи. Ким мечтала о высшем образовании и усиленно работала над собой. Мимолётная беседа с ней чётко определила дальнейшую судьбу: следующее утро мы встретили обнажёнными в одной постели. С того дня прошло немало лет, но, встречаясь глазами с Ким, я чётко осознавал: в глубине её души всё ещё живёт та самая студентка, которая так прочно укоренилась не только в моей памяти, но и в сердце. Повинуясь неведомому порыву, я встал из–за стола и направился к музыкальному центру, на небольшом дисплее которого переливался бледно–голубым цветом эквалайзер. Она должна вспомнить эту песню. Я уверен. Приглушённый свет, а затем — пара стремительных шагов в сторону Кимберли. Осторожно взяв женщину за руку, я потянул её на себя, приглашая на танец совсем не так, как подобает джентльмену с английскими корнями. Чувствуя под своей широкой ладонью изгиб талии, я терялся, но нашёл в себе силы улыбнуться.

[mymp3]http://dump.bitcheese.net/files/zygylad/Scorpions_-_We_built_this_house.mp3|Scorpions - We built this house[/mymp3]
song


And there is the time to face stormy weather,
But we are always standing strong...


— Помнишь, как мы танцевали под эту песню? Ты тогда была в чёрном платье с аляповатым абстракционным принтом. Оно никогда мне не нравилось… Да, я обманывал тебя, — недоумение мисс Дэй было ожидаемым, но всё же спровоцировало смех, приглушаемый знакомым мотивом Scorpions. — На самом деле, я просто не хотел, чтобы кто–то смотрел на тебя. А, поверь, взглянуть без смеха на это платье мог только я — и то потому, что прежде видел его не один раз.

Кимберли не разучилась танцевать, в то время как я едва мог припомнить па, которые прежде давались с необыкновенной лёгкостью. Встретившись взглядами с мисс Дэй, я пожал плечами, тем самым давая понять, что искренне прошу прощения за возможную неуклюжесть, чреватую болью в пальцах, на которые наступили не один раз.

— Знаешь, Ким, — завёл разговор я на медленном проигрыше, — я ведь так и не поблагодарил тебя за то, что ты оказалась рядом в нужный момент. Я понимаю, что если бы не план Ирэн и детей касательно моей реабилитации, то ты бы не сорвалась из Детройта, чтобы приехать к бывшему супругу. Но всё равно… Спасибо тебе.

“Кажется, для тебя достаточно вина, Джозеф Мюррей. Иначе следующий бокал спровоцирует более душевные разговоры…”

Отредактировано Joseph Murray (26.08.2016 01:59:48)

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » we are young ‡флеш