http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » a solis ortu usque ad occasum ‡эпизод


a solis ortu usque ad occasum ‡эпизод

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время и дата:
1 октября 2016
Декорации:
НЙ
Герои:
Iris Crowley/Jason Coleman
Краткий сюжет:
a solis ortu usque ad occasum.
от рассвета до заката.
теперь навсегда вместе, скрепленные кольцами и клятвами.
осталось обрести любовь.

Отредактировано Jason Coleman (23.10.2016 20:15:13)

0

2

23 октября 2010.
- Ты никогда не думал, что у каждого из нас – несколько жизней? Только рождаясь заново, мы никогда не помним о прошлых своих воплощениях?
- Я не верю в реинкарнацию.
- Между прочим, об этом даже есть одна научная теория.
- Правда? Что за теория?
- Ты ведь знаешь, что отпечатки пальцев – это не единственное, что есть уникального в человеке?
- Эээй! Ты меня обижаешь! Я ведь чертов юрист! Полные отпечатки ладоней тоже уникальны. А еще ДНК, рисунок радужной оболочки глаза, отпечатки челюсти... Еще лицо, конечно, голос, походка, но последние примеры реже используются в криминалистике...
- Я про радужку.
- И что же с ней?
- Один ученый из Калифорнийского университета утверждает, что у реинкарнаций одной и той же души одинаковая радужная оболочка глаза.
- Чушь.
- Нет, не чушь... Он очень давно занимается этим. Он не только ученый, но еще и фотограф. И у него были миллионы фотографий радужек глаз его родных, друзей, знакомых, даже просто прохожих на улицах... И больше всего, конечно, у него было фотографий глаз его девушки.
- Неудивительно.
- Так вот, слушай дальше! Эта девушка умерла.
- Блин, мне уже нравится эта история...
- Джейсон, не перебивай!
- Прости, малыш.
- На самом деле, случилась трагедия. Они застряли в лифте и не смогли вызвать лифтера. И телефона у них с собой не было. Они просидели там несколько часов, колотили в дверь, но никто не откликнулся. Тогда он каким-то образом сумел открыть крышу лифта и выбраться в шахту. Но когда он протянул руку ей и она тоже начала выбираться, лифт неожиданно пришел в движение...
- Я уже вижу кровь-кишки.
- Да, ей оторвало ноги.
- Зачем ты это рассказываешь? По-моему, не самая подходящая ситуация для ужастиков. Если ты соскучилась по ужасам, можем ночью "Экзорциста" посмотреть.
- Фу, это ужасное кино!
- Это классика кинематографа, малыш.
- Нет, послушай меня.
- Ну окей, окей.
- Так вот, она умерла, и он, конечно, был убит горем. Но свои исследования продолжил. И фотографировать тоже продолжил. Он уже давно заметил, что иногда – очень-очень редко, понимаешь? – рисунок радужек разных людей совпадает.
- Это не так уж невероятно... отпечатки пальцев тоже порой совпадают, ты же знаешь. К тому же наша техника несовершенна и не всегда может точно сравнить отпечатки.
- Это да, но это было не единственное, что он заметил. Человек с точно такой же радужкой рождался только после того, как предыдущий ее обладатель умирал...
- Притянуто за уши.
- Ага, и у этого второго человека оставались зачатки воспомнаний первого.
- Бред.
- Например, пятилетняя девочка, жившая в Канаде, совершенно невероятным образом знала имя собаки, хозяин которой, семидесятилетний фермер из Техаса, скончался шесть лет тому назад. У девочки и фермера была одинаковая радужка.
- Хочешь сказать, душа фермера переселилась в девочку?
- Возможно. Он даже проводил различные тесты на таких людях. Оказывалось, что всегда, на каком-то подсознательном уровне, люди помнили места, события, людей, имена, которые фигурировали в жизни предыдущего обладателя такой же радужки.
- А его погибшая девушка тут при чем?
- При том, что однажды, спустя восемь лет после смерти девушки, он нашел шестилетнего мальчика с такой же радужкой. Он провел на нем несколько тестов, и из двух вариантов мальчик почти всегда выбирал тот, который выбрала бы в свое время его девушка.
- Совпадение.
- И еще он панически боялся лифтов, этот мальчик.
- Нууу... не знаю.
- Неужели ты не хотел бы, чтобы спустя много лет после нашей смерти наши реинкарнации встретились бы?
- Я хочу тебя в этой жизни, а не в следующей.
- А в следующей не хочешь, значит?
- Ну перестань. Просто я живу сегодняшним днем, ты же знаешь. И не хочу думать о нашей смерти.
- Но было бы здорово.
- Наверное.
Он остановился и притянул ее к себе за талию, чтобы крепко поцеловать в губы. Потом сплел свои пальцы с ее, и они пошли по вечернему пляжу дальше. Она смотрела вдаль с улыбкой и так мечтательно, что он и сам невольно улыбался. А еще – собирался сделать ей предложение. Совсем скоро, как только страсти из-за Шеннона окончательно улягутся. Да только не успел. Потому что тем же вечером ее убили.

1 октября 2016.
Айрис Кроули, конечно, нихрена не реинкарнация Элисон. И дело даже не в том, что у меня нет возможности сверить их радужные оболочки. Просто для того, чтобы быть реинкарнацией моей любимой женщины, Айрис нужно быть максимум пятилетней девочкой. Даже не так – девочкой, которой четыре года и одиннадцать месяцев. Именно тогда убили Элисон. Вот только Айрис Кроули семнадцать. Поэтому сегодня я женюсь на совершенно другом человеке.
Сказать, что перспектива женитьбы меня не радует, - это ничего не сказать. Семейка Кроули – просто неадекват на неадеквате. Всего за две недели они успели выбесить меня настолько, что мне остается только благодарить плотное предсвадебное расписание за невозможность набухаться вусмерть, чтобы хоть немного расслабиться и отвлечься.
Пойдем по пунктам. Мистер Кроули – глава семейства, заботливый папочка, невъебенный миллионер, бриллиантовая элита всех нью-йоркских и не только тусовок. Решив, что в семье скоро появится продолжатель его садистских традиций, все эти дни он в красках расписывал мне методы работы со своими подчиненными и манеру общения со своими родными. Как выяснилось, орать благим матом и въебывать любимой дочери пощечины – это самый эффективный способ воспитания. После мордобоев Айрис Кроули становилась тихой и покорной, не лезла не в свое дело и прилежно учила уроки. Главным советом от Кроули-старшего было не отвергать семейные ценности и продолжать воспитание Айрис в том же духе. Когда я интереса ради уточнил, можно ли воспитывать женушку во время беременности, Говард снисходительно ухымльнулся: только по пузу не бей, а в остальном как же иначе, воспитывай, беременность – не повод для непокорности. А можно ли пользоваться ремнем с бляшкой, а то у меня рука слишком тяжелая? Только по роже не бей, а то заживать долго будет. А может лучше запирать в ванной комнате почаще, чтобы подумала о своем поведении? Отличный вариант! Осталось прикупить пару-тройку вещичек из секс-шопа, чтобы чуть что – грозить наручниками и плеткой. Чем БДСМ не способ воспитания? Мистер Кроули одобрил бы.
Миссис Кроули – супруга главы семейства, сердобольная матушка, увязшая по уши в гов... простите, в драгоценностях. Но за свадьбу она и вправду взялась со всем жаром своей истосковавшейся по приключениям души. За считанные дни многоэтажный дворец семейства Кроули был вычищен до зеркального блеска, проведена перепланировка отдельных залов и комнат, куплены длинные столы, плетеные стулья, куча драпировки – свадьбу решили делать в сиреневом цвете, - и хреновин для оформления и дизайна, напечатаны и разосланы сотни шикарных приглашений с нашими с Айрис подписями, составлены меню и карта вин, устроены свадебная фотосессия и пресс-конференция, приобретены и подготовлены наряды... Все эти дни, вынужденно участвуя в предсвадебной суете, я возвращался домой уже ближе к полуночи и валился на нерасправленную постель трупом, чтобы уже утром встать и снова пойти по делам.
Но больше всех меня заебали даже не Кроули, а девица по имени Мишель, которая тусовалась в доме от свадебного агенства, руководила процессом и постоянно всех подгоняла. Мне от нее тоже здорово досталось, и я был благодарен судьбе, когда подготовка подошла к концу и наконец наступил мальчишник. Думаете, мы вызвали стриптизерш? Правильно думаете. Вот только развлекались с ними мои парни, а меня после десяти стаканов шампанского, коньяка и пива вперемешку и одного приступа тошноты начало вырубать, и я решил не рисковать. Мне не хотелось повторять опыт, когда я проснулся голым с железным стояком в номере гостиницы и с сидящей напротив Бэмби. Ведь на следующий день, то есть уже сегодня, Бэмби должна стать моей женой, так зачем ей такие воспоминания о собственной свадьбе? Я дополз до унитаза и попытался проблеваться, но у меня ничего не вышло, видимо, потому, что пил я не на пустой желудок, как тогда, и организм выдержал испытание. Но вот спать все равно хотелось. Поэтому я оставил парней и девчонок в большом зале, отведенном для мальчишника, и перебрался в спальню, чтобы моментально вырубиться.
Погода нам явно благоволит. Я открываю глаза и сразу со стоном переворачиваюсь на другой бок, потому что солнце пробивается сквозь тюль и попадает прямо в рожу. Сколько там времени? Я смотрю на часы. Семь утра. Пора вставать. До церемонии еще пять часов, но нужно успеть вымыться и побриться, высушить и уложить волосы, одеться, позавтракать, отсчитаться перед миссис Кроули и Мишель о том, что я готов и при полном параде. Еще неплохо бы выпить. Чтобы окончательно проснуться, чтобы сбить головную боль после вчерашних десяти бокалов алкогольной мешанины, чтобы унять небольшое волнение. Все-таки не каждый день женишься. Хотя это и не свадьба моей мечты.
Выбравшись из-под одеяла и натянув на голое тело халат, я отправляюсь в ванную. Там я успеваю принять душ и вылезти из душевой кабинки, но стоит взяться за бритву, как дверь неожиданно открывается и на пороге появляется мисс Кроули. Разве жениху можно видеть невесту утром в день свадьбы? Или я что-то перепутал в этих ваших идиотских традициях?
- Доброе утро, - говорю я. Ну а что еще остается? Сделать вид, что меня тут нет? С моими габаритами не выйдет. – Как спалось?
Глядя искоса, как она начинает умываться и приводить себя в порядок, я и сам пытаюсь начать бриться, но вот зараза – руки после вчерашнего немного дрожат, а бритва пиздец острая. Не хотелось бы остаться без половины физиономии прямо в день собственной свадьбы. Раньше мне никогда не приходилось париться по этому поводу. Если пальцы дрожали – я просто не брился. Но сегодня идея забить хер кажется не очень хорошей, и я, немного подумав, обращаюсь к своей невесте:
- Ты мне не поможешь?

0

3

Как же удачно мамочке удалось освежить воспоминания о детстве и перекроить их к чертям собачьим. В последний раз столь откровенно куклой Айрис чувствовала себя еще в дошкольное время, когда миссис Кроули еще была искренней женщиной и честно играла с дочуркой во что-то сказочное. Тогда крохотную (да, еще меньше, чем сейчас, такое возможно) девчушку наряжали принцессой и устраивали чаепитие с самым настоящим сервизом из фарфора, сделанным в таком крохотном масштабе на заказ. Иногда даже папочка приходил, ибо мама умудрялась подловить момент, когда Говард с головой уходил в телефонный разговор и просто под шумок затаскивала его в детскую и вручала в руки чашку. Знаете же этот психологический прием? Говорящему по телефону человеку можно всучить все, что угодно. А маленькому ребенку больше и не надо - и без того СТОЛЬКО внимания от родителей.

Правда, была в этом воспоминании ма-а-аленькая такая ложка дегтя. Когда отец семейства вернулся из больницы после аварии и вдруг решил, что хватит в игры играть, пора учить единственного наследника уму-разуму. Разумеется, когда ты привыкла играть и читать детские книжки с мамой, а тебя вдруг ставят в известность о том, что с понедельника к тебя приходят учителя и отныне твой день расписан поминутно - ты вряд ли воспримешь адекватно вот прямо сразу, а уж тем более точно не обрадуешься такому повороту событий. Тогда та другая Айрис, еще живая и можно сказать, свободная, упрямо пыталась выступать против деспотичного режима. И делала это как подобает ребенку: сбегала от учителя, брала свой любимый сервиз и тянула тот к маме, желая возвращения детства. В первый раз прокатило. А во второй раз Говард лично разбил игрушку неповиновения и отнес брыкающуюся дочь за парту, дав разрешение колотить её линейкой по рукам, если еще раз вздумает встать из-за парты раньше положенного времени. Этот несчастный сервиз она ему никогда не простит.

Собственно, выбирая посуду на свадьбу, Айрис и вспомнила об этой истории. И потому именно в данном вопросе возникло больше всего споров: девушка принципиально изводила маму и Мишель до тех пор, пока ей не предоставили практически точную копию того сервиза, разве что в цветовой гамме сиреневой свадьбы. Судя по тому, как исчез блеск из глаз миссис Кроули в момент, когда финальный выбор был сделан, она вспомнила. Было ли совестно Элли за то, что она таким изощренным способом заставила родительницу испытать боль прошедших дней? Да ничуть. Никто еще не отменял карму.

Одно хорошо - практически на всех мероприятиях рядом с ней был Джейсон. То есть, не только одной ей было здесь не комфортно. А вместе, как говорится, веселей даже страдать. Кроме того, стоит признать, что... С ним появился отголосок какого-то чувства безопасности, что ли. Причиной тому были его обещания (те самые, которые перед излитием внутреннего мира) или просто факт, что вот он такой большой и фактически посторонний (а значит не на стороне Говарда) стоит рядом. За него можно банально спрятаться, что ли. Безусловно, после событий первого ужина было очевидно, что Джей, увы, не является помехой для воспитательной терапии от Говарда, но что-то подсказывало, что он по крайней мере это не одобрит. А Говард Кроули, в сущности своей, трус: именно поэтому его жертвами становятся лишь те, кто либо слабее физически, либо связаны с ним узами, подразумевающими беспрекословное подчинение. Потому, он вряд ли решится пойти в разнос под неодобрительный взгляд такого великана, пока еще ничего ему не обязанного. Мало ли. Не зря же даже во время ужина он вначале вывел дочь в коридор, а лишь потом принялся "воспитывать". Инстинкт самосохранения у этого негодяя развит просто великолепно.

Ладно, пойдем-ка мы ближе к девичнику. Вот это был истинный карнавал фарса. Напоминаю: у Айрис Кроули отродясь подруг не было. Кроме семьи она общалась лишь с преподавателями и прислугой. По причине связи с поварами и горничными, кстати говоря, девушка и умудрилась обзавестись относительно неплохими навыками ведения хозяйства. Но, увы, именно по причине данной связи персонал в их доме менялся крайне часто. Не пристало же наследнице миллионов, а то и миллиардов, копаться в земле с садовником или кастрюлями греметь. Еще, не приведи Господь, испачкает дизайнерское платье от Шанель! Собственно, теперь возникает резонный вопрос: кто же стал гостями? А черт его знает, кто ними стал. Виновница торжества сумела понять лишь то, что это некий рандомный набор девушек из университета. И отобраны они явно по внешним данным и послужному списку достижений, а не по шкале близости (или вообще знакомства) с Элли.

Не удивительно, что на празднике жизни невеста ощущала себя скорее этаким скорбным царем на троне, восседающего выше всех на пире во время чумы. Было скучно. Нереально. Хоть другие отчаянно веселились, танцевали, ели-пили и даже пытались завлечь её (Мишель явно пообещала какое-то поощрение за инициативу). Как говорится: лучше бы провела сей вечер наедине с книгой. Социализироваться надо, да, но не так. Айрис добровольно согласилась бы пойти в какой-либо ночной клуб (или куда сейчас люди ходят развлекаться?), но в компании кого-то действительно знакомого и интересного. Чтоб этот поход был не представлением, а приключением. Хочется ведь попробовать нового. А особенно - естественного, а не проплаченного предварительно.

Ах да, важно отметить. Потом приехали стриптизеры.

Еще никогда фата не была так кстати. Уже не скажешь, что обнаженных мужчин Айрис в жизни не видела, но черт возьми, сейчас она была близка к тому, чтоб сменить ориентацию на асексуальность и выпить целую бутылку шампанского прямо с горла, лишь бы все закончилось. Как это вообще может быть привлекательно, не говоря уж о том, чтоб сексуально?! Два перекачанных парня в пестрых стрингах и символических головных уборах офицера полиции и пожарного дергано вертели обнаженными задницами на радость публике. А потом внезапно заметили саму невесту и разом направились к её почетному креслу. Где здесь тревожная кнопка, черт возьми?! О нет. Они снимают стринги. Помогите. Срочно. SOS!

- Нет-нет-нет, так не пойдет! - внезапное социопатическое озарение и Айрис с небывалой легкостью подрывается на ноги. - Мне нужен только лучший. Пускай сначала девушки оценят ваш...кхм, потенциал, а потом проведем голосование. Кто за? Все за!

Вот так, под дружный визг своих "подружек" Элли и покинула помещение. А остаток ночи провела, стыдно признать, но во встроенном шкафу. Так безопаснее. Да и после выпитого алкоголя в купе с пережитыми стрессом она была готова уснуть в любом положении. И уснула крайней крепко, ибо даже не шелохнулась, когда чуть позже дверь спальни отворилась и кто-то завалился на кровать.

Именно этого "кого-то" утром невеста внезапно встретила в ванной. Благодаря первому (и явно не последнему) в своей жизни похмелью, девушка не особо обратила внимание на шум воды. Точнее, восприняла его подсознательно и пошла на звук, ибо пить хотелось жутко. Ничего не болело, но реальность словно была затуманена, а голова звенела пустотой. Если у Джейсона дрожали руки, то для Элли каждое движение наоборот казалось чрезмерно долгим и плавным.

- Доброе утро, - автоматически отозвалась она, когда, наконец, рассмотрела присутствие мужчины в ванной комнате. - Как в Нарнии. А тебе?

Вот раньше бы смутилась неимоверно и поспешила покинуть помещение. Только сегодня не тот случай. Мозг отчаянно тормозил, что уж говорить про эмоции. Словом, ничего этакого в сложившейся ситуации Айрис не видела, потому преспокойно принялась заниматься рядовыми утренними делами, доведенными до автоматизма. Умыться, повторно умыться с пенкой для умывания (опа, а откуда тут её банная косметичка?), потом почистить зубы, нанести на лицо тоник, повторно почистить зубы, нанести крем, ополоснуть рот специальным средством, потом бальзам для губ...

- Что? - не сразу отозвавшись, Элли повернула голову к Джейсону и вопросительно приподняла бровь. Секунд через тридцать до нее дошел смысл требуемого и кивнув, словно болванчик, девушка...вышла обратно в спальню. Правда, уже через минуту она вернулась, волоча по полу стул. - Садись. Или мне придется залезать на раковину.

Последнего очень не хотелось, ибо вероятность, что она упадет, да еще и с бритвой... Лучше пойти уже испробованным путем. Волшебный стул посреди душа. Интересно, помнит ли Джейсон что-либо о нем? А еще больше интересно, умеет ли она брить мужчин. Эх, с каждым днем становится все больше сфер, в которых она невинна, словно нетронутый людьми остров посреди океана. Надо было не девичник устраивать, а вечер прощания, что ли.

Благодаря общему расслаблению, Элли, пожалуй, впервые начала взаимодействовать с будущим мужем столь спокойно и...буднично, что ли? Она абсолютно спокойно и естественно положила руку на его подбородок, чтобы повернуть лицо мужчины в удобное для себя положение. Чуть прищурилась, мысленно прикидывая, откуда стоит начать. Лишь потом взяла в руку бритву и, запнувшись на пару секунд, наконец прислонила лезвие к шее своего жениха.

- Погоди, ты правда настолько доверяешь мне? - удивленно изогнув брови, Айрис, тем не менее, с удивительной для самой себя уверенностью повела бритвой вверх, лишая лицо мужчины первой полосы щетины. Следом, кажется, нужно было лезвие ополоснуть, что она и сделала. - Вовремя я спросила. Прости. Я правильно делаю? - девушка спросила с искренней надеждой в голосе, принимаясь повторять первое действие. Только теперь пришел страх и даже ни сколько перед мужчиной, сколько перед вероятностью поранить его. Совершенно не хотелось испортить такой оплошностью столь серьезный акт доверия к ней. - Если нет - подскажи, пожалуйста. Я еще не отошла от девичника. И в шкафу уже не так удобно, как в детстве. А как твой вечер прошел? - Элли сама не заметила, как за непринужденным разговором уже несколько раз успела ополоснуть бритву и вместе с тем пена довольно быстро исчезала со щеки Джейсона. А значит, скоро и она сможет насладиться теплой водой под душем. Признаться честно, в первую очередь ей хотелось из того самого душа напиться сполна.

Ах да. Минуточку. Если на мужчине перед ней был халат, то что надето на ней самой? Застыв с бритвой в руках, Айрис быстро взглянула вверх, оценивая свой наряд. Класс. Укороченное платье невесты из какого-то магазина для взрослых, однозначно. Одна лямка куда-то сорвалась с плеча, что забавно, под тем же углом, что и на волосах съехала фата. Просто красавица. Эротическая мечта для любого мальчишника. Спасибо, подружечки. Надо быстрее брить жениха, а то мало ли.

0

4

20 октября 2010.
- Ты не боишься?
- Чего я должна бояться?
- Быть рядом со мной.
- Дурак.
- Сама ты дурак. Я каждый день думаю о том, как уберечь тебя от того, что может случиться...
- Джей, ты параноик. Все будет хорошо. И если что, я сильная девочка, я могу за себя постоять.
- Сколько в тебе килограмм веса?
- Не знаю... Пятьдесят?
- Это в лучшем случае.
- Ну и ладно. Я красивая.
- А это здесь при чем?
- Ты что, не согласен?!
- Я согласен, но...
- А ну скажи, что я красивая!
- Ты красивая.
- Так лучше.
- И все же?
- И все же, каждый, кто попробует сделать мне больно, будет покорен моей красотой и откажется от своей глупой затеи. А еще... еще у меня есть ты.
- А у меня есть пистолет.
- Он у тебя с собой?
- Конечно.
- Тогда нам точно не о чем волноваться.
- Надеюсь.
- Когда я была маленькой, я боялась монстров под кроватью. Всегда просила маму и папу оставлять ночник. И ноги из одеяла не высовывала до самого утра.
- Как ты ходила в туалет?
- Никак!
- Серьезно?
- Ну да.
- Вот ведь трусиха.
- Папа нашел отличный способ избавить меня от этого страха. Он купил мне огромного плюшевого медведя по имени Салли. Салли был в два раза больше меня, кориченевый, лохматый, глазастый. Он поселился у меня на кровати и с тех пор защищал меня от монстров. Первое время я все равно побаивалась спускать ноги на пол, но потом осмелела и стала ходить ночью в туалет. Обратно я всегда бежала бегом и бросалась на кровать, в объятия Салли. Я верила, что даже если меня схватят за пятки, у Салли всегда хватит сил вытащить меня обратно на кровать.
- Это милая история.
- Да, и ты теперь – мой Салли. Я просто уверена, что даже если что-нибудь случится, ты обязательно спасешь меня.
- Постараюсь оправдать твое доверие.
- Ну а ты чего в детстве боялся?
- Сложный вопрос... Ничего такого, что могло бы сравниться с твоими монстрами. Я никогда не боялся высоты, или темноты, или тараканов...
- Парням и не положено бояться тараканов.
- А чего положено бояться?
- Не знаю. Смерти?
- Я боялся вырасти плохим человеком, пожалуй. После того, как мой отец погиб, я попал не в самую лучшую компанию. Шлюхи, наркодилеры, воры, даже убийцы – вот среди такого сброда я и рос. Знал все о делах банды. Несколько раз даже участвовал в мелких заданиях, которые давали парням шишки побольше. Но я всегда старался, чтобы не пришлось делать ничего слишком... необратимого? Мне приходилось воровать, угрожать, даже бить людей, но я никогда никого не убивал, никогда не насиловал женщин, хотя и такой грех за парнями отчима водился...
- Это ужасно.
- Да.
- Но ты вырос хорошим человеком.
- Это спорно.
- Это совершенно однозначно.
- Ты просто любишь меня.
- Да, я люблю тебя, и хочу, чтобы ты тоже любил себя.
- Мне больше нравится любить тебя. Ты ведь не против?
- Нет.
- Вот и хорошо. Значит, я люблю тебя.

1 октября 2016.
- Как в Нарнии? – переспрашиваю я, усмехаясь. – Вокруг тебя водили хороводы фавны и говорящие звери, а потом пришел великий Аслан и рассказал тебе твое будущее? Ты сколько выпила, Бэмби?
Выглядит она, кстати, точно сошла со страниц детской сказки... или порно-журнала, тут уж у кого на что хватит извращенной фантазии. Белоснежное платье с кружевным лифом и едва прикрывающее задницу, растрепанные волосы, в волосах – такая же белоснежная с вкраплениями жемчуга фата. То ли Спящая красавица, то ли Саша Грей, попробуй угадай. В любом случае, я не могу сдержать улыбки: в этом наряде она выглядит чертовски аппетитно.
- А я... ну, я спал, - сообщаю я рассеянно. Действительно, сам факт, что я не повел всю ночь, потрахивая стриптизерш, которые были бы этому рады, делает мне большую честь. Вопрос потрахушек меня, кстати, весьма волнует. Как Айрис отнесется к тому, что я буду заниматься сексом с другими девушками? Может, с подругами, а может, и просто с проститутками. Потому что с ней у нас, подозреваю, ничего не будет. По крайней мере, первое время. Я и не собираюсь настаивать. Я хочу стать ее другом, а не любовником. Но мужскую-то сущность куда-то надо девать. И периодическими передергиваниями по утрам в душе тут не обойдешься. Надеюсь, она меня поймет. И не станет закатывать скандалы и истерики.
Пока между нами все гладко и даже вроде бы доверительно. Я доверяю ей побрить меня, она доверяет мне настолько, что подходит в своем провокационном наряде вплотную, касаясь подолом моей руки, и обхватывает мой подбородок тонкими пальцами. Я чувствую прикосновение холодного лезвия к своей коже, но никаких негативных ассоциаций в сознании не возникает. Я поднимаю глаза на свою невесту.
- Чтобы узнать, можно ли доверять человеку, надо ему довериться, - я едва успеваю произнести это, как бритва первый раз проходится по моей коже. – И потом, это всего лишь бритва. Вот если бы я дал тебе в руки нож... Впрочем, и это как-нибудь попробуем. Для остроты ощущений. А пока, пожалуйста, просто оставь на мне хоть небольшую щетину... Не хочу быть гладким, как попка младенца, - я улыбаюсь, а она снова проводит бритвой по моей щеке, и еще раз, и еще... Пена растворяется в воде, тонкие черные волоски оседают на стенках раковины, а я ненадолго прикрываю глаза, наслаждаясь процессом и позволяя Айрис полностью взять ситуацию под свой контроль. У меня нет причин не доверять ей.
- Ты все делаешь правильно, - говорю я наконец. – И что там было, на девичнике? И зачем ты забралась в шкаф? – спрашиваю удивленно. Впрочем, ответ мне и так ясен: она пряталась там от реальности, от глупого и жестокого мира, который умудрился проявить себя даже на таком невинном, казалось бы, мероприятии, как девичник. Я слышал, как миссис Кроули и Мишель договаривались в коридоре, кого пригласить на девичник в качестве гостей. Решили, что позовут однокурсниц Айрис. Вот только была ли Айрис знакома со своими однокурсницами? Сомневаюсь.
- Мой вечер прошел уныло, - признаюсь я. – Я пил. Просто потому, что передо мной стояло много хорошего, дорогого алкоголя. Как можно было отказаться? Потом мне стало плохо и я лег спать. Это все, – я пожимаю плечами. – Теперь у меня болит башка и хочется припрятать в костюме жениха фляжку с каким-нибудь крепким пойлом, чтобы хлебать понемногу во время церемонии... Не подумай, что ты виновата в этом. Нет. Ничуть. Не подумай, что я не уважаю тебя. Уважаю. И ты мне очень нравишься. Ты замечательная, - я говорю совершенно искренне, хотя язык и заплетается, а в горле пересыхает от жажды. – Но в моей жизни сейчас такой... аврал, - говорю я после небольшой паузы, заменяя этим словом слово "пиздец", так и просящееся наружу. – Что алкоголь меня хоть немного расслабляет. Я не пытаюсь уйти от проблем, - о нет, детка, я решаю свои проблемы, пускай и извращенными способами. – И не пытаюсь забыться. Но расслабиться – да. Это мне нужно. Ты меня понимаешь?
Айрис в последний раз проводит бритвой по моей физиономии и тщательно ополаскивает лезвие.
- Спасибо, - улыбаюсь я. – Дальше я сам... наверное.
Все это и вправду очень сложно – привести себя в порядок. Мне куда комфортнее просто встать с кровати, принять душ и напялить на себя первое, что попадется под руку. Футболка с Металликой? Отлично. Черная майка? Окей. Свитер? Заебись. Клетчатая рубашка? Пойдет. Джинсы... где джинсы? Вот джинсы. Никаких брюк. В них жопа стремно торчит. Но сегодня придется смириться. Хорошо хоть галстука в моем свадебном наряде нет. Да и вообще он довольно неформальный, уютный и простой. Спасибо Мишель, что решила в наш и без того официозный официоз добавить хоть немного небрежности.
Айрис тем временем заползает в душ, прямо так, в своем диком наряде, а потом начинает по одному предмету вывешивать этот наряд из-за шторы на крючок. Фата, кожаный ремень, само платье, потом чулок, второй... Трусики так и не появляются – видимо, она решает оставить их при себе, чтобы не провоцировать меня и окончательно не смущаться самой. Я улыбаюсь своим мыслям. Чисто по-мужски мне хочется стянуть с себя халат, отодвинуть непрозрачную клеенчатую штору и шагнуть к ней, под горячие струи воды. Обхватить ее сзади, положить большие ладони – одну ей на живот, вторую еще ниже, - уткнуться носом в ее ухо, а членом в задницу и замереть на мгновение, вдыхая аромат ее волос, а потом...
В конце концов, я кое-как справляюсь со своими волосами, а потом принимаюсь одеваться. Серая рубашка, костюм-тройка и очаровательный аксессуар в виде сиреневого носового платка. Свадьба будет оформлена в сиреневом стиле – наверное, это будет красиво. Подозреваю, и в наряде Айрис будет какая-то деталь этого цвета. Туфли, например, или пояс.

вв

http://s3.uploads.ru/FerA2.jpg

0

5

- А разве по мне не видно? - хмыкнув в ответ о дозе алкоголя, принятой накануне, девушка ненадолго замерла, позволяя разглядеть свою все еще сонную физиономию. Вероятно, у нее просто навык выглядеть "нормально" прокачан круче, нежели у Джейсона, вот он еще и не просчитал во сколько раз превышена была дозволенная Минздравом и здравым смыслом доза алкоголя его будущей женушкой. Просто, житие в семье Кроули обязывало после любых невзгод, истерик и побоев выглядеть так, словно весь вчерашний день ты провел на поле для гольфа. Вот и руки не трясутся, личико не опухает - после стольких-то тренировок и попросту косметических средств. - Я в принципе не пью. Но, вчера вдруг осознала, что пора бы начать.

Услышав взамен, что женишок честно спал и ни капли не преступал рамки приличия, Айрис на секундочку усомнилась, не поменялись ли они сей ночью телами. Нет? Совсем нет? Тогда ладно. Просто протокол ответов не сходился со списком вопросов. По крайней мере, в рамках тесного мирка самой девушки. Из которого ей сегодня же придется выходить бодрым шагом. Вот уже ручками пошла - во всю водила опасной бритвой по лице поворыдя-добровольца! Надо будет не забыть узнать, на кой чёрт ему все-таки эта затея сдалась. С каждым днем все интереснее же. Неужели виною всему непомерная тяга к острым ощущениям?

Ух, как весело и бодро утро началось! Достойный старт для американских, то есть, русских горок.

А вот во фразе дня от Джейсона Коулмана была хорошая доля правды. Доверься человеку, получи от него по щам, больше никогда не доверяй людям. Послушай гуру психологии, дай человечеству второй шанс, при случае первая заряди человеку по щам и уйди в шкаф. Ах да, это вариант для не социализированных особей, поскольку вся сложность вхождения в общество как раз и состоит в том, чтобы пройти полосу экзекуции до самого конца и при этом умудриться найти в смертных хоть пару хороших черт характера. Схема старая, как сам мир  и аналога до сих пор не изобрели, к сожалению. И как только другим homo sapiens удается совершить такой подвиг? Вот откуда Джейсон знает, что она в самом деле не полоснет его горло бритвой? Это же не просто по лицу получить: после такого не отправишься заново восстанавливать веру в человечество. И согласно психологическому портрету Айрис Кроули, а также ситуации, в которую она попала с лёгкого "женюсь" мистера Коулмана, то в самый раз было бы вскрыть столь соблазнительные очертания артерии.

Почему же, черт его дери, сейчас совсем не хочется крови? И рука, вместо замаха, плавно скользит по коже, даже волосы не до конца срезая. Это так доверие подкупает или таки милая Элли в сущности своей не безумная сволочь?

- Знаешь, не гладкий как попа младенца, - нехотя вырвавшись на одну ногу из мира размышлений, девушка ответила в сущности так, как оно и было. - Если бы перед тобой возникли двое проститутов в несоизмеримо маленьком нижнем белье, ты бы тоже предпочел им шкаф, при отсутствии иных альтернатив. Мне с головой хватило одного обнаженного мужчины во всей его красе, - наклонившись, чтоб проверить качество своей работы на линии челюсти, Айрис мельком кинула взгляд на реакцию любителя расхаживать в одеянии нудиста. Любопытство включилось просто как инстинкт. В моменты, когда Кроули-младшая была не в состоянии врать или сочинять, правда из её уст лилась словно этакий доклад эпохи Советов. Сухо и почти без эмоциональной окраски, поскольку для изображения чувств пришлось бы подключать воображение. Потому, вероятно, и сыграл интерес: он воспримет это как замечание или комплимент? В любом случае, ей и правда с головой хватало обнаженного Джейсона Коулмана, ибо после столь близкого визуального знакомства с развратом взрослой жизни Айрис до сих пор не отошла.

В ответ звучит подтверждение, что их прощальные вечеринки прошли не столь уж по разному сценарию. Кто-то пьет, чтоб забыться. Кто-то пьет, чтобы вспомнить. Кому-то доза алкоголя нужна ради побега от голых развратников, а некто пытается с помощь градуса расслабиться. Оказывается, ответ главный вопрос человечества вполне может таиться в банальном алкоголе.

Признаться, всякий раз, когда Джейсон начинал оправдываться по тому или иному поводу, похоже, в желании не травмировать её нежные чувства, она взаправду пребывала в плену смешанных ощущений. С одной стороны, хотелось привычно остановить его и пояснить, что толку от такого занятия нет, ибо она - эталон бесчувственности во плоти, так что он попусту ущемляет чувство собственного достоинства подобными речами. Но, с другой - где-то в глубине души, где еще тлел уголек жизни, Айрис было приятно, что о ней заботятся. Просто она не умела принимать какую-либо заботу от слова совсем. И просто боялась. Боялась допускать в свою жизнь что-либо приятное, ибо была прекрасно научена: это потом показательно отберут и уничтожат, используя как рычаг давления.

- Понимаю. Я, все же, эксперт в сфере аврала, - хотелось также применить иное слово, но такое говорить воспитанным девушкам не к лицу. - Гимнастки после интенсивных тренировок имеют обычай погружаться в ванную со льдом. Помогает, главное не увлекаться.

Ах, это незабываемое спортивное детство, которое длилось до тех пор, пока Говард не прознал, что тренировки отбирают у наследницы слишком много времени. Поначалу ванны со льдом были очень кстати, особенно после того, как строгая тетенька садиться на тебя всем весом, дабы несчастная нога выпрямилась до предела. Дальше же произошла адаптация и даже пришла странная любовь к мучительным физическим нагрузкам - помогали отвлечься от моральных тягостей. Если Джейсону по вкусу было сгонять с себя десяток потов в спортзале или на беговой дорожке, то Айрис предпочитала растяжку и йогу, порой танцы. И сейчас, после тягостного сна в неудобном шкафу, очень даже хотелось потянуться, размять затекшие мышцы. Только вот ни ситуация, ни наряд такой вольности не позволяли. Интересно, данное воспоминание и будет "чем-то старым", что обязано быть на каждой порядочной американской невесте?

- Мне бы сейчас стоило начать с фразы "папа меня убьет", но так как мы оба знаем, что утверждение ложное, ибо иначе бы давно уже порешил, - внезапно начала она довольно странным тоном, с нотками иронии и этаким заговорческим налетом. - Начну с того, что не имею привычки относиться к кому-либо хорошо. Я отношусь ко всем так, как они относятся ко мне, - "этакое зеркало социальной грязи, вот кто я" - пронеслось в голове. - А так как ты был добр ко мне, думаю, не лишним будет обронить, что в подвале дома находится оружейная. В честь праздника она точно открыта для грядущих экскурсий. Сейчас все наверху, а там определенно грустят пара фляжек и минибар для особого случая, - закончив вместе с тем брить того избранного человека, которому решилась доверить свой маленький, но таки секрет, Айрис принялась ополаскивать лезвие. - Только учти. Если "случайно" застрелишь Говарда, я тебе этого не прощу. Зря я, что ли, столько лет придумывала варианты похуже? - ухмыльнувшись с такой непередаваемой искренностью, как никогда ранее и не улыбалась, наверное, девушка отошла от жениха, позволяя тому свободно подняться со стула и взглянула на него так, будто они старые друзья и подобные шутки давно стали былью. Каким же полезным бывает похмелье. Оно определенно помогает искренности вырваться наружу. А что? Если бы Джейсона пугала столь кровожадная и темная грань её характера, то давно бы развернулся, да побежал к нормальным вменяемым девушкам. Но, сидит же.

На этой теплой и вдохновляющей ноте девушка поспешила скрыться в душе и прийти в себя, наконец. Джейсон оказался прав: вывешивать нижнее белье Айрис таки постеснялась, ибо их утренняя встреча и так пошла самым внезапным из возможных путей. Увы, у них больше нет времени на то, чтоб отвлекаться от грядущих тягостей столь грандиозного события, как свадьба. Пора принять реальность и настроиться на серьезный лад. Холодный душ тут будет отличным помощником.

В спальню (все же для жениха или невесты?) Элли вернулась уже в белом халате, с полотенцем на голове. Увидев своего жениха при полном параде, она замирает, дабы лучше осмыслить картинку. Не каждый день замуж ведь выходишь, можно и полюбоваться. Опять же, двояко как-то. С одной стороны костюм сидел на мистере Коулмане отлично: Мишель легким взмахом каталога сумела превратить его в мечту каждой юной девчонки, всей душой мечтающей о свадьбе с прекрасным принцем. Правда, мужчина все равно больше был похож на матерого короля, нежели на романтичного юношу. Тем не менее, что-то внутри подсказывало, что это вообще не он. Не так он должен выглядеть в принципе. Это как если бы саму Айрис одели с ног до головы в кожаное одеяние отвязной девчонки с улиц Бруклина - как бы хорошо на ней не сидели кожаные штаны ли что развратнее, попадание в образ даже не нулевое, а в минус ушло. Впрочем, какой смысл сейчас думать об этом? Ничего ведь изменить нельзя.

- Отлично выглядишь, - все же сумела произнести она, когда пауза затянулась. В голове не укладывалось, что все происходит на самом деле и мужчина напротив - её будущий муж. Душ действительно отрезвил рассудок и все прелести волнения вернулись в полной мере. - Что же. Встретимся у алтаря?

0

6

16 октября 2010.
- Как ты думаешь, у нас будут дети?
- Дети? Ну... не знаю. Мне кажется, для этого сначала надо пожениться.
- Это должен быть твой вопрос.
- Какой?
- Мы поженимся?
- Мы поженимся?
- Ты делаешь мне предложение, Джейсон Коулман?
- Эй, не смейся!
- Я и не смеюсь.
- Сейчас все вокруг слишком сложно и откровенно херово, чтобы играть свадьбы... ты и сама это знаешь, малыш. Но я хочу провести рядом с тобой всю свою жизнь. И да, у нас будут дети.
- Ты правда хочешь этого?
- Да.
- И кто это будет? Мальчик или девочка?
- Два мальчика и девочка.
- Почему именно так?
- Не знаю... парни ведь круче девчонок, правда?
- Эй, ты меня обижаешь!
- Прости. Тогда девочек тоже будет две.
- И их будут звать Милдред и Эбигейл.
- Боже, где ты нашла такие имена? Особенно Милдред?
- Тебе не нравится?
- Просто они совсем не будут сочетаться с Джоном и Джеком. Так будут звать наших сыновей.
- Серьезно? Милдред, Эбигейл, Джон и Джек?
- Ну, а как бы ты назвала мальчиков?
- Аларик и Десмонт. А ты как бы девочек назвал?
- Анна и Джейн.
- Ты прикалываешься, или у тебя правда нет фантазии?
- Ни то, ни другое. Мне просто кажется, что простые имена – самые лучшие. Они прошли проверку временем и поколениями. И другие дети в детском саду и первом классе не будут забывать, как зовут наших. Ты только подумай! Милдред! Я сам это еле выговариваю.
- Отлично ты все выговариваешь. У тебя вообще язык хорошо подвешен.
- Ты любишь мой язык?
- Джейсон!
- Чтооооо?
- Убери этот взгляд.
- Какой?
- Вот этот! И не трогай меня! Эй, Джейсон! Что ты делаешь?
- Собираюсь поработать с тобой над проектом с кодовым названием "Милдред".
- Я же сказала, у тебя хорошо язык подвешен...
- Я много чего умею им делать. Например, вот так... и так...
- Джейсон... ммм... перестань. Пожалуйста.
- Почему?
- Потому что. Я пытаюсь говорить с тобой серьезно.
- А я пытаюсь заняться с тобой серьезным делом.
- Ты невыносим.
- И тебе это нравится.
- Даже больше. Я люблю тебя.
- И я тебя люблю.

1 октября 2016.
С Айрис Кроули все вышло совсем иначе. Считанные дни назад я даже понятия не имел, кто она такая. И не особо хотел иметь это понятие. Зато имел во все щели всякую свадебную поебень, белоснежные платья, строгие костюмы, столы на тысячу персон, розовые лилии, голубей с ленточками, музыку, танцы, кружева, шелковые шатры, дорогие подарки и прочую атрибутику этого грандиозного праздника, что должен был вот-вот наступить в поместье Кроули. Когда я подумывал сделать предложение Элисон, я понимал, что все будет иначе, что мы придем на церемонию вдвоем, максимум – с парой свидетелей, на нас будут джинсы и кожаные куртки, мы распишемся и уедем вдвоем в закат на мотоцикле, чтобы просто беспробудно трахаться весь медовый месяц или даже пару месяцев, вылезая из постели только для того, чтобы сходить в туалет и перекусить. С Айрис такая перспектива – даже при большом желании, - мне вряд ли грозила. Я вообще с трудом представлял свое будущее. Но вины Айрис в этом не было, и я стараюсь относиться к ней так заботливо и мягко, как только могу.
- Ты выглядишь немного потрепанной и помятой, - признаю я с улыбкой. – Но все равно очень милой... честное слово, - и ужасно сексуальной в этом наряде, добавляю я мысленно. – И не надо начинать. Ни к чему тебе все это дерьмо, - хотя я и стараюсь не выражаться при ней слишком грубо, по крайней мере, пока она не знает меня настоящего, сейчас это единственное правильное слово. Она еще совсем молода и красива, у нее свежее лицо и чистая кожа без единой морщинки, у нее наверняка хорошее здоровье, папаша Кроули заботился о таких вещах, пихая любимую дочку в секции и кружки, как затычку в бочку, таскал ее по курортам и домам отдыха, у нее еще вся жизнь впереди, ей еще детей рожать, и ей ни к чему начинать курить или пить. Конечно, кто я такой, чтобы ей указывать? Насквозь прокуренный алкоголик. Но она – лучше меня. И ей это дерьмо действительно ни к чему.
- Я бы предпочел проституток, - посмеиваюсь я, хотя если честно, сейчас бы я ничего не предпочел. Когда перед тобой стоит это воплощение невинности, думать о проститутках как-то даже противно. – Хватило, говоришь? – я хмыкаю и улыбаюсь. – Это был комплимент? – я надеюсь, что да... хотя она ведь до меня и не видела голых мужиков. Ей особо не с чем сравнивать. Да, в интернете сегодня полно порно – картинок и видео на любой, даже самый извращенный вкус, - но что-то подсказывает мне, что Айрис никогда не была поклонницей порно.
- Точно не мой вариант. Бррр, - я даже вздрагиваю, представляя, каково это – погрузиться в ванну со льдом, когда в тело впиваются ледяные иголки, кровь застывает в жилах, а кожа становится холодным мрамором. Нет, мне это определенно не нравится. Мне больше нравится горячий душ. Если Айрис считает, что холодная ванна промывает мозги, то я считаю, что горячий душ помогает расслабиться. И еще вопрос, что лучше и полезней.
- Спасибо, - я улыбаюсь, когда Айрис рассказывает мне про мини-бар в оружейной. Пожалуй, и вправду стоит туда спуститься и прихватить пару фляжек чего-нибудь крепкого и с хорошим сроком выдержки. Впереди – целый день, куча незнакомых физиономий, липких рукопожатий, льстивых поздравлений и прочей бурды. Если со мной не будет моего верного друга – алкоголя, и покрепче, а не шампанского, которое я терпеть не могу! – то под конец свдьбы меня определенно надо будет увозить в психушку. Напару с Айрис. Почему нет? Для мистера Кроули было бы двойное счастье. Он ведь уже пробовал сплавить свое драгоценное чадо в дом для умалишенных.
Когда я одеваюсь, в комнате вновь появляется Айрис. Теперь она одета просто и консервативно – белый халат и белое полотенце на голове, - и выглядит не столько сексуальной, сколько простой и домашней. Но нужно признать: такой она мне тоже очень нравится.
- Ты тоже ничего, - улыбаюсь я ласково. – Встретимся у алтаря, – киваю, поправляю уголок носового платка, выглядывающий из пиджака, и выхожу из комнаты. К ней наверняка сейчас припрутся миссис Кроули и Мишель, а с ними – целая армия стилистов, парикмахеров, маникюрщиц... кто там еще нужен женщине, чтобы выглядеть идеально на собственной свадьбе? Готов поспорить, Айрис и рада бы не наводить весь этот марафет, но ее никто не спрашивает.
По совету своей будущей жены я действительно спускаюсь в оружейную. Там я нахожу не только несколько стеллажей, вдоль и поперек завешанных самого разного рода клинками – шпагами, рапирами, саблями, кинжалами, мечами... но об этом как-нибудь в другой раз, - но и небольшой бар с аккуратно расставленными на полках и подписанными бутылками. Белое вино и шампанское я пропускаю не глядя – этого всего я просто не люблю. Чуть задерживаюсь на красном вине, но в итоге нахожу Hennessy, одна бутылка которого вряд ли стоит меньше ста пятидесяти тысяч долларов, и без зазрения совести откупориваю одну, чтобы перелить половину в небольшую фляжку. Бутылку я ставлю на место – типа все так и было, черт возьми, - а фляжку прячу за пазухой – у пиджака хороший внутренний карман. Во рту скапливается слюна, но я решаю, что пока пить не буду. Вместо этого в холле здания я лакаю прохладную воду из фонтанчика. Там меня и находит Мишель. Сама она, конечно, уже при параде, и по сравнению с ней я кажусь сам себе жалким. Однако она всплескивает восхищенно руками и принимается меня нахваливать. Я терпеливо выслушиваю ее монолог, и в голове крутится всего одна мысль: она хочет, чтобы я ее выебал. Иначе зачем она смотрит на меня так пристально? И так откровенно флиртует? И касается моей руки своими пальцами, будто бы случайно? Я закатываю глаза. Целомудренным меня никак не назовешь, но чтобы прямо на свадьбе... Нет. Сегодня я нужен Айрис. И я буду с ней. Во всех смыслах.
Время идет быстро, гости начинают собираться, площадка перед домом семейства Кроули наполняется музыкой и голосами, там и тут снуют официанты, разнося шампанское и сладости, которые я бессовестно таскаю с подносов. Многочисленные плетеные стулья – каждый с огромным сиреневым бантом сбоку, - стоят рядами, между ними – широкий проход, который выходит прямо к огромному шатру, сделанному из светло-сиреневого шелка. Именно там, судя по всему, должно будет произойти наше с Бэмби бракосочетание.
Потом появляются мои ребята – с каждым я здороваюсь за руку, - и мой лучший друг и заместитель Стэнли. Сегодня он будет моим свидетелем. Он не хуже меня понимает всю сложность ситуации, а потому одобрительно кивает, когда я показываю ему спрятанную во внутреннем кармане пиджака фляжку с Hennessy.
Как-то совершенно незаметно наступает момент, когда вместе со Стэнли и еще какими-то людьми я оказываюсь в сиреневом шатре, за моей спиной стоит священник, а прямо по курсу – море человеческих лиц, обращенных ко мне и совершенно незнакомых. Гости. Ну и черт с ними. А еще дальше – ворота дома Кроули, откуда под музыку небольшого живого оркестра выходит невеста, держа под руку своего папочку...

0


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » a solis ortu usque ad occasum ‡эпизод