http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Амелия · Маргарет

На Манхэттене: февраль 2017 года.

Температура от -2°C до +5°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » despair heaven ‡флеш


despair heaven ‡флеш

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время и дата: январь, 2016 года
Декорации: Центр психологической помощи
Герои: Louis Harper/ Melissa McAllister
Краткий сюжет: Угасая, мы забываем оглядеться назад. угасая, мы забываем кем хотели стать. Она, несостоявшийся самоубийца, чья попытка была так безжалостна оборвана, для кого в этом мире не осталось ничего хорошего, или правильного. Он, человек, который просто проходил мимо, но не смог не остановится. 

http://funkyimg.com/i/2iRZy.gif http://funkyimg.com/i/2iRZB.gif

0

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
внешний вид
I used the deadwood to make the fire rise
The blood of innocence burning in the skies
I filled my cup with the rising of the sea
And poured it out in an ocean of debris

И немного провожая маленького монстра внутри, разбив последние осколки человечной души, забыв и забив на все,  она улыбается очередному прохожему для которого, все вокруг лишь очертания, контуры деталей этого мира. Остановившись на долю секунду в нерешительности, топчась у порога ненавистной двери, она медленно наполняет легкие холодным воздухом, растягивая каждый вздох настолько сильно насколько это было возможно. Уже не в первый раз ей приходилось переступать через эти двери, не в первый раз собирать всю свою волю и решительность в кулак, оставив за спиной извилистый путь, который привел ее сюда. Легким движением ее холодные из-за погоды пальцы тянуться к дверной ручке, на минуту задержавшись, наконец-то открывают дверь. Воображение уже нарисовало эскиз этой комнаты. Здесь ничего не меняется, словно намекая на стабильность этого неустойчивого мира, словно обманом пытались внушить, что ваши небеса никогда не рухнут. На мертвенно бледной коже появилась ухмылка, которую она не пыталась скрыть от куратора этой встречи. На самом деле эти встречи ей ничем не помогали, даже не облегчали ее статуса самоубийцы, наоборот, они возымели обратный эффект, заставив ее еще больше думать о причинах желания закончить начатое. Очередное собрание людей, которые пытались исправить совершенные ошибки, пытались удержаться как они считали в череде несправедливых испытаний на их долю, которые выпали. Мелисса МакАллистер, чья бледная кожа могла соперничать с выпавшим снегом, что лежал за окном, Мелисса, которая за длинной челкой скрывала уставшие и померкшие карие глаза, Мелисса, чей крик отчаяние так и остался не услышанным, не хотела причислять себя к этим самым "искавшим надежду и силу".
- Мелисса, может, ты хочешь рассказать свою историю?- Донна, как ее просили называть, ненавязчиво указала на центр круга, приглашая девушку обнажить свою душу. Что же, это было частью ее реабилитация, частью пути, по которой ее заставляли идти снова и снова. Хотела ли она этой самой помощи, это был вопрос, на который девушка сама не могла ответить вот уже третий месяц. Казалось, что больше никто и ничто не сможет удержать ее от рокового шага и для нее ничего не стоило взять в руки лезвие, но… оказавшись там, на краю пропасти, не сказать, что она переосмыслила свою жизнь и поняла совершенные ошибки, но некий страх появился в уголке разбитого сердца. Нехотя девушка встала со своего места, даже не пытаясь посмотреть на кого-то, не пытаясь поинтересоваться, готовы ли ее слушать.
- Меня зовут Мелисса, - некогда гордая своим именем, болевшая желанием прославить его, сейчас же девушка не испытывала ничего хорошего при его упоминания, более того, чувствовала отвращение от фамилии, которое было дано при рожденье. МакАллистеры давно решили забыть об ее существовании, решили вычеркнуть незаконнорожденного ребенка, с которым тридцать лет назад отец семейства появился на пороге уютного семейного домика. Ее детство, ее семья, это еще одна причина из-за чего девушка решила слиться с огнем и покончить свое жалкое существование. Ее нельзя было винить, в том, что она решила сдаться, в том, что девушка перестала видеть смысла в дальнейшей борьбе за свою жизнь и готова была отдаться в холодные руки смерти. Несмотря на всю боль, отчаяние и разочарование в жизни, несмотря на потери несравнимые ни с чем, она продолжала искать свой путь, продолжала просыпаться по утрам с крохотной верой на хорошее будущее. Пока однажды  эта крохотная вера не превратилась в отвращение к себе, к миру, что был так жесток с ней, к человеку, которого она так сильно полюбила,  который ушел, даже не оглянувшись, чтобы посмотреть  в какую бездну он ее бросил.
Она кричала, просила о помощи, задыхалась от истерик, что посещали все чаще и чаще, пока однажды не замолчала, не найдя в себе силы выдавить из себя и звука. Единственное, что тогда она смогла сделать, это зажечь злополучную спичку, которая должна была стать спасательным кругом в океане боли, но предательски забыл о своей миссии.
- Привет, Мелисса,- хором отозвались участники собрания, вызволив ее от оцепенения.
- Три месяца назад я пыталась покончить жизнью. Пыталась сжечь свою квартиру, но, кажется, я настолько жалкая, что не смогла завершить начатое. – Как же ей продолжить свой рассказ? Как же донести этим людям, все то, через, что ей пришлось пройти, рассказать какие истязания ей пришлось вытерпеть ради того единственного, который лично бросил ее в лапы монстра. Она не сомневалась, собравшиеся здесь люди пережили немалое, но как ей им не приходилось терпеть издевательства садиста несколько часов подряд. Шесть часов ада. Шесть часов избиения, изнасилования, издевательств. Шесть часов мольбы о том, чтобы все это прекратилось, чтобы мучения закончились. Тогда она распрощалась со своей жизнью, готовилась встретить смерть с благодарностью и слезами на глазах, но ей не разрешили умереть. Как ей удалось пережить эти часы, она сама не понимала. Просто помнит, как проснулась на полу в своей квартире, изодранная до крови,  еле живая и осыпанная зелеными купюрами…
Какой раз она пыталась продолжить свою историю, но снова бессильная падала обратно на свое место. Хватит. Меня не спасти. Не вам. Не здесь.

Doubt in your faith
What you build you lay to waste
All I've got's what you didn't take

+3

3

Липкий январский снег скрипел под колесами словно прогнившие половицы в старом доме. Дом, который давно покинули все жильцы и только сквозняк гуляет по нему, хлопая ставнями и дверями. Нью-Йорк как раз и был похож на этот дом. Старый, нелюдимый, но как родительский дом, который невозможно выкинуть из сердца, он навсегда остается в твоей памяти. Одиннадцать лет назад, вернувшись в город с войны, Лу Харпер мечтал о вполне банальных вещах, таких как семья, работа и индейка на День благодарения. Однако, жизнь распорядилась совсем по-иному, и одиннадцать лет назад, Лу не мог даже представить, что будет держать путь туда, куда сейчас направлялся. 
Три месяца назад, привычный уклад жизни рухнул. Супруга собрала вещи, дочь и укатила в неизвестном направлении, пообещав прислать бумаги с адвокатом. Это было как удар обухом по голове, хотя, если присмотреться, то брак давно трещал по швам. Нет, не было громких скандалов, битья посуды или домашнего насилия. Просто, чувства совершенно остыли. На людях они были образцовой семьей, которую ставили всем в пример, но дома, карета снова превращалась в тыкву. И сейчас Лу уже не мог сказать, когда это началось. Возможно, он бы продолжал и дальше думать, что все хорошо, не сдай нервы у его супруги. В чем причина? Возможно работа. Хотя нет, определенно точно работа. Когда ты пропускаешь все важные события в жизни ребенка, а домой приходишь только переночевать, нечего удивляться итогу. Но Лу удивлялся, и каждый раз, приходя в пустую квартиру, доставал бутылку и пил в одиночестве.
Возможно, он бы спился до конца, если бы не встретил Донну. Они были знакомы еще со времен службы в полиции. Донна работала штатным психологом. В полиции, после жесткой заварушки или, когда ты в кого-то стрелял, тебя отправляли к психологу, а так как Лу приходилось бывать в передрягах, он был частым клиентом психолога. Донна оставила работу в полиции года три-четыре назад. Но в прошлые выходные, Лу встретил Донну в закусочной. Наверное, его видок говорил сам за себя, так как опытный мозгоправ быстро поняла, что перед ней стоит человек, упрямо и твердо шагающий по наклонной. Группа реабилитации самоубийц была не совсем тем, что нужно было Лу. Ему больше подошла бы группа анонимных алкоголиков, хотя, он, как и большинство алкоголиков, считал, что может остановиться в любой момент. Но Донна была настойчива, и Харперу ничего не оставалось, как дать обещание, что он придет на ближайшую встречу.
Он сидел немного поодаль от остальных, ломая круг, и слушал, как люди целиком и полностью постигли закон ямы. Не имеет значения, как долго ты поднимался. Упасть можешь за мгновение. Молодой парень из рекламной компании всю жизнь пахал, учился, но так и не получил карьерного продвижения. Связался с наркотиками и потерял все. Или вон тот прыщавый подросток, всеми силами пытавшийся добиться первую красавицу. Кто-то погряз в долгах, кто-то запутался в себе. Слабаки? Возможно. Но душевная боль всегда внезапна. В отличие от боли физической, к ней нельзя подготовиться или привыкнуть, она накрывает с головой, и далеко не каждый может от нее оправиться. Поэтому Лу не осуждал их. С каждым случается дерьмо и каждый держит удар так, как умеет.
А после собрания, Лу почувствовал, что ему стало лучше. Наверное, этот психологический мазохизм, когда ты пропускаешь чужую боль через себя, дал определенные, хоть и скудные, но плоды. Именно поэтому, сегодня он снова приехал сюда. Он вошел, оставив за спиной холод Нью-Йорка, и оказался в просторном зале, с приглушенным освещением и расставленными в круг стульями. Лу не любил опаздывать, поэтому пришел на пятнадцать минут раньше и занял самый ближний к Донне стул и отодвинулся примерно на метр назад так, что свет на него почти не падал.
- Ты нарочно отстраняешься от всех остальных? - спросила Донна.
- У меня здесь особый статус, не забыла? Я лишь наблюдаю. От меня никаких историй не жди, - Харпер развалился на стуле, приняв максимально удобную позицию на ближайшие два часа. Народ постепенно собирался и усаживался в круг. Лица отрешенные, погруженные в собственные проблемы. На минуту, Лу подумал, что на самом деле, он и Донна, возможно единственные, кто слушает каждую историю. Как это часто бывает, зачем человеку нужны чужие проблемы, когда своих больше чем не надо. Думая над этим, он достал из внутреннего кармана черный портсигар с золотистым узором, но в эту же секунду поймал неодобрительный взгляд Донны и с извиняющимся выражением лица убрал его обратно. Хотелось курить и выпить. Зеленый змей снова лез в голову, обжигая мозг и глотку. Харпер сосредоточился на очередном «пациенте», дабы выгнать все ненужные мысли.
Донна как раз предложила поделиться проблемой Мелиссу. Еще на прошлом собрании, увидев ее, Лу подумал, что же могло ее привести сюда. Красивая, интеллигентное лицо и судя по манере держаться – человек явно умный. Но осанка и, особенно глаза, сообщали окружающим о неподъемном грузе, который ей пришлось вынести, и она его тащила до сих пор. Понятно, что она сразу заинтересовала Лу, но очередь до нее так и не дошла. И вот сейчас, она готова была поделиться этим грузом с окружающими.
- Три месяца назад я пыталась покончить жизнью. Пыталась сжечь свою квартиру, но, кажется, я настолько жалкая, что не смогла завершить начатое. – Она остановилась. Было видно, что слова даются с трудом. Лу задумался, действительно, сколько же сил нужно для того, чтобы предпринять такой шаг. Шаг навсегда покинуть этот мир, вырвать пленку из кинопроектора, оставив после себя лишь белое полотно. Зал потихоньку опустеет, свет выключится, и все. Тебя больше нет.
- Порой, для того, чтобы поступить неправильно нужно гораздо больше мужества и силы воли, чем для того, чтобы совершить правильный поступок. – Лу подался вперед так, чтобы на него упал свет, и сказал это то ли сам себе, подведя черту под своими раздумьями, то ли чтобы поддержать Мелиссу, которая продолжала молчать

+2

4

Хоть и не вижу толком прощать того, кто проклят.
Все люди далеки, смотрю на них словно в бинокль.
Тишина за окнами, а внутри вопли,
И я растоптан нашей мечте вопреки.
Прикинь, какого это - чувствовать боль эту?
Быть для себя же непонятым
И в разнобой с тобой
Было довольно хреново порой,
Но обоснованно тебя не сменит никто другой.
Та Сторона - Капилляры

Переживая снова и снова этот момент, вы словно ножом собственноручно царапаете имя вашего убийцы на своем запястье. Это было больно? Это было невыносимо. Словно некая пустота охватывает все внутри, не давая безболезненно сделать вдох, словно, вы продолжаете искать в темноте черный предмет скрытый от вашего взора. Отчаяние, вот  единственное чувство, которое готово поглотить вас до основания, сжечь изнутри оставив после себя лишь глубокую рану. Его имя навсегда высечено в сердце жарким пламенем, его имя навсегда изрежет ее на миллионы кусочков.
Наступит ли тот день, когда Мелисса забудет его? Забудет дни, ночи, проведенные вместе; убьет в себе все светлые чувства хранившее ее разбитое сердце? Этого не придется делать. Ее монстр, ее любовь, удостоил ее чести лично избавить ее от этих воспоминаний, заменив все хорошее, на ужас и боль.
Слушать чужую боль всегда легче, чем попытаться услышать свою. Все эти истории кажутся такими банальными, незначительными, что чуть ли хохот не срывается с ее губ. А вот рассказать о своей она так и не смогла. Чего ждать от этих встреч? Помощи, поддержки? А эти банальные слова «Здесь тебя всегда поймут». Бред. Люди способны лишь сочувственно кивнуть головой, похлопать по плечу в знак понимания. Но лишь единицы могут пропустить все то, через что ей пришлось пройти. Как же она устала от этого всего. Устала искать причины просыпаться по утрам, искать оправдания своим поступкам.
Усталость, единственное, что окутывало ее тело безмолвно не щадя причиняя адскую боль. Для чего все эти старания? Для кого? Для нее самой? Она никогда не умела быть эгоисткой, не умело любить только себя. Возможно, если бы она научилась, научилась наплевать на чужую боль, на чужие чувства, тогда ей было бы намного легче. Да, так определенно легче, не чувствовать к окружающим ничего хорошего, не любить, не стараться их понять, пройти мимо, когда они протягивают руку
Долги ли мне придется все это терпеть? Считаться с чужими чувствами, думать о том, чего хотят другие, бояться потерять их? А кто-нибудь боится потерять меня? Боится обидеть или ранить мои чувства, переживает ли о том, как я себя чувствую, о чем думаю... Нет. Никто, даже самые близкие, люди, которые зовутся близкими,  люди, которые именуются родными, не знают меня даже на долю секунду.
Ее история когда-нибудь должна была закончиться, оборваться на самом интересном месте, разорваться на мелкие кусочки, лишенная шанса на счастливый конец. Его нет. И никогда не было. Чувства окаменели, и на их место пришла лишь пустота. Она не хочет больше ничего чувствовать, не хочет понимать людей, поддерживать, бороться за них.
Хватит. Стоп. Спрячь сердце, запри все на замок. Так будет лучше, так будет правильно
И теперь она закроет свое сердце, закроет себя в своем маленьком крохотном мире, запрет все двери на замок и больше никого туда не впустит. Людям так легко лишить всего, лишить последних капель хорошего, играя с ее сердцем так жестоко, что крик, который намеревался вырваться из груди, в изнеможении застрял комом в горле. Расставившая с дымом... Туман, которому суждено исчезнуть после рассвета. Одинокая, никому не нужная вещь...
- Порой, для того, чтобы поступить неправильно нужно гораздо больше мужества и силы воли, чем для того, чтобы совершить правильный поступок.- Девушка повернулась в сторону проговорившего эти нелепые для нее слова. Перед ней был мужчина, тридцати с чем-то лет, ни чем не примечательный. Не примечательный именно тем, что он отличался от здешних, убитых своими проблемами, людьми, для который вера исчезла, и на лице отпечаталось лишь тяжесть выпавшего бремени. Так, что же привело его в это место и обратить свой взор именно на нее?
- Вы хотите сказать, что моя попытка самоубийства делает меня сильным человеком? Нелепость. Это лишь в очередной раз доказывает мою никчемность. 

+2

5

Ее глаза были полны отчаяния, и при этом казалось, что видят его на сквозь. Лу был знаком этот взгляд. Такой взгляд он видел на лицах матерей, которые стояли над телами своих детей на опознании. Взгляд, полный горечи и страдания, взгляд загнанного в тупик человека, потерявшего всякую надежду на спасение и избравшего единственный, как ему казалось, выход из ситуации. Смерть. Здесь у всех был такой взгляд. Похоже, что терапия Донны была для них, как для мертвого припарка. Эти встречи не справлялись со своей задачей, выступая некой тихой гаванью для потерявших надежду скитальцев, весь эффект которой исчезал, стоило ступить за порог и погрузиться в город с головой. Реальное дерьмо ждало их там, и Лу знал это не по наслышке, по воле случая, иногда, утопая в нем по самую макушку. Что же заставляло его каждый раз выплывать из всего этого, а затем снова нырять? Характер упрямца и бойца? Харпер пытался подобрать нужные слова. Его предыдущая фраза привлекла к нему внимание, но действовать тем же путем, он не хотел. Не дай Бог, она решит, что ей нужно и вправду проявить силу и закончить начатое. Поэтому решил идти от обратного, думая о том, как плохо, что он не заканчивал курсов переговорщиков.
- Я знал одного парня, - начал он. - Наркоторговца. Да, это не та профессия, про которую родители говорят: "Питти, учись хорошо, и тогда однажды, ты станешь хорошим человеком и будешь толкать крэк у школы". Но он был нормальным парнем, с семьей, которую он пытался обеспечить, и даже с неким подобием кодекса. Понятное дело, его прижали. Их всех, рано или поздно прижимают. Вопрос только в том, насколько ты к этому готов. Так вот, этот парень не был к этому готов. Он попытался спрятать семью, а потом поехал на Бруклинский мост, остановился на середине, бросил тачку. Он передумал тогда, когда одна нога уже висела в воздухе, - Харпер пододвинул стул ближе к центру, - Я не хочу говорить, как это решение для него закончилось. Но, черт возьми, он хотя бы попытался выкрутиться. Все, что я хотел сказать этой историей, что самое обидно, это когда ты понимаешь, что все твои проблемы решаемы, только тогда, когда обе твои ноги в воздухе. Ты уверена, что твоя проблема настолько нерешаемая?

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » despair heaven ‡флеш