http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: январь 2017 года.

Температура от -2°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Курс конфетной терапии ‡флеш


Курс конфетной терапии ‡флеш

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

23-25 декабря 2015, а там как карты лягут
НЙ, США
Арчи и Ник

[audio]http://pleer.com/tracks/118812626qqI[/audio]

История о том, как Арчи не хотел отмечать Рождество, а пришлось.
О том, как Ник не хотела обижать детей, а пришлось.
Немного несправедливости этим господам!

Отредактировано Nick Carter (18.11.2016 01:27:22)

0

2

- Я истеку кровью и умру! – безутешно рыдала Ник, утыкаясь носом во что-то. То ли земля, то ли стена, то ли рассыпавшиеся твердым прахом надежды на счастливое светлое будущее, - я же прямо сейчас умру, господи, отрубите мне ногу, что же вы стоите, уберите руки, МИТЧЕЕЕЕЕЕЛЛ!

Тем же днем, нескольким ранее…

Если твой брат – преступник, рано или поздно наступает тот момент, когда попросить у него пистолет и пульнуть из него разок-другой – самое настоящее дело чести. С тех пор, как Митчелл исполнил просьбу Ник, прошло три года абсолютных отказов и было это неспроста: в тот раз Картер умудрилась зажмуриться, выстрелить в ветку, хотя банка находилась парой метров ниже, поскользнуться и вывихнуть указательный палец – и всё это произошло в течение одной минуты. Это еще раз убедило Митчелла в том, что все бабы – идиоты, а его сводная сестра возглавляет самую настоящую секту этих самых баб (и они преследуют Митчелла со дня его рождения и вот до этих самых пор).
Близилось Рождество. Прилавки магазинов уже прогибались под тяжестью всего разнообразия новогодней продукции, и Ник облегчала их участь, как могла – уж кондитерские-то явно были обязаны ей своим обогащением. Провернув несколько удачных дел, Митчелл сорвал довольно солидный куш и теперь щедро потчевал сестру дополнительными порциями еды, а также пообещал сводить ее на стрельбище – этакий тир для тех, кого не прельщают примитивные пластмассовые пульки и плюшевые игрушки (хотя от последнего Ник так и не смогла отказаться даже в свои 29 лет). Нью-Йорк – город связей, начиная от нищих, бороздящих Центральный парк, и заканчивая всеми, кто умеет направлять дуло на человека, пусть и для разнообразия человек был картонным и черно-белым. И в этом царстве у ее брата тоже был знакомый, на которого родич собирался свалить заботы по обучению Картер.
- А что я могу выиграть? – прошептала Ник брату перед тем, как он собрался оставить ее в этом оружейном царстве и отправиться по своим черным преступным делам. Митчелл наклонился и прошептал в ответ:
- О, в этом вся прелесть, - он подмигнул сестре, - восхитительное «ничего».
Придется снова идти в парк аттракционов.
Митчелл попросил своего знакомого, чтоб тот не особо увлекался, помогая постичь это нелегкое ремесло, требующее концентрации и меткости, но всё же проследил, дабы Ник с ее жаждой стихийных бедствий не повредила себе чего – хватит и того, что мозги страдают, негоже заразу распространять на остальные органы.
- Да Вы откройте глаза, - смеялся знакомый, почти любовно обвивая рукой плечо Картер – не флирта ради, а безопасности для, - говорят, это увеличивает шансы попасть в цель.
- Да-да, просто солнце слепит, - Ник вытащила на свет божий одну из своих очаровательных улыбок и засверкала ею на всю мощь, пока руки сжимали приклад, а внутренний голос убеждал, что зря это всё, еще не поздно развернуться и убежать в закат, а для верности можно сперва станцевать чечетку, чтобы люди не удивлялись.
Так и знала, что надо было научиться танцевать чечетку, подумала Картер и закусила губу. Прицелилась, для пущей убедительности прикрыла один глаз, как ей повелел инструктор, а потом приготовилась разить.
В воздухе запахло пряниками, а еще прогремело рядом с ухом, а потом ногу пронзила такая дикая боль, что Ник, несколько раз ломавшая конечности, словно тут же очутилась в далеком прошлом, когда примеряла на себя фамилию Джонс и украдкой подмигивала улыбавшемуся со страниц журналов Харрисону Форду.
Вскрикнула – слишком слабое, слишком мягкое и недостойное описание для того вопля, которым Ник огласила всю округу, не скупясь на легкие и децибелы; руки беспорядочно хватались за ногу, за грудь, за горло, женщина повалилась наземь и быть бы ей королевой нижнего брейка, если б не эти оглушительные рыдания – куда там гордым скупым слезам приличных дам.

+3

3

Благодаря врожденному глазомеру и лихому опыту развлечений в тирах Арчи стрелял хорошо. Ему, конечно, никогда не доводилось стрелять в живых людей, да и он бы не смог – все-таки его миссией и хлебом насущным на грешной земле оказалось спасение больных и умирающих, а никак не собственноручное умножение их числа. Второй миссией он сам, правда, считал музыку, но это, в некотором смысле, и вовсе панацея от всех болезней, делающая его настоящим сыном божьим в мире медицины в собственных глазах. Такое мастерство не всякому доступно – так что учитесь, сосунки.
Окей, допустим, он смог, но получилось это случайно.
Целился он совсем не в человека, а в мишень.

Короче, смотри, – он занял стойку, двумя руками крепко сжимая кольт. Арлин, возвышавшаяся за спиной с высоты притараненной с вахты табуретки, кое-как стоящей на неровной земле, перегнулась через плечо и зажмурила один глаз, прицеливаясь в «яблочко», пока без оружия. – Правую ногу отставляешь назад для устойчивости, левую чуть вперед. Чтобы ни отдача, ни внезапная угроза не могли сбить тебя с ног и, главное, цели. Правая рука прямо, левой крепко придерживаешь. Прицеливаешься…снимаешь с предохранителя, плавно опускаешь палец на спусковой крючок (эти вкусные детали «лучший дядя в мире» оставит, конечно, для момента, когда Ари будет стрелять сама под его руководством), – и…
Ба-бам!
И здесь происходит феерия.
Качнувшись на табурете, Арлин переоценивает мощь своего мастерства балансирования на шатких поверхностях и обрушивается на Хита со спины, мартышкой повисая у него на шее и нечаянно пережимая дыхание. Не то чтобы восьмилетняя девочка представляет собой большую тяжесть, но стойку нарушает – мужчине приходится резко отступить, чтобы восстановить равновесие. И не куда-нибудь, а, к несчастью, прямо на оставленный девочкой на земле любимый кубик Рубика, спотыкается и с зычным: «блядь!» – летит на пол. Револьвер вздрагивает в руке, пальцы рефлекторно цепляют спусковой механизм – и раздается выстрел.

– Спокуха, бро, я все умею, инструктор не нужен, – бросил Арчи своему кенту на входе, когда выбирал оружие.

Тотчас следом за выстрелом раздается вопль. Нет, не человека – в какой-то миг Хит был готов поклясться, что только что случилось вторжение инопланетян, и они оглушают мирное человеческое стрельбище ультразвуковым воздействием на мозг, – а женщины. Повезло тем, кто потрудился надеть наушники для заглушения звуков стрельбы, но Арчи, проводивший инструктаж племянницы, временно ими пренебрег в пользу возможности слышать ее вопросы. Потом пошла цепная реакция, и вскрикнула вторая женщина, пока еще маленькая и непонятно как умудрившаяся выскользнуть из этой заварушки, избежав падения с шеи неудачливого родственника.
Твою мать… – тихо проговаривает мужчина себе под нос, не сразу соображая, что делать. На самом деле, проходит всего мгновение, но продолжается оно целую вечность, которую хирург провел, уткнувшись подбородком в протараненную им же твердую землю и картинно растянувшись с орудием ранения в руке. Маленький внутренний распиздяй Хита предлагает заманчивую идею немного полежать так дальше, а там и по-пластунски под шумок смыться, и его можно понять – пострадавшая строит такие мучительно-страдальческие и полные ярости гримасы, что даже Чужой побоялся бы к ней сунуться. Внутренний профессионал не согласен – он твердо напоминает о клятве Гиппократа. Распиздяй быстро малюет в сознании следующий восхитительный по своему содержанию монолог: «пропустите, я врач, это я Вас стрелял!».
Ты подстрелил тетю! – визжит Арлин с выраженным немецким акцентом. В ужасе, а не от восторга, конечно. – Она теперь умрет..?
Врач все-таки победил (не без помощи гласа детского страха и надежды), позволив распиздяю в последний раз тихо изрыгнуть брань себе под нос и заткнуться.
Арчи поднимается и, велев племяннице немедля идти на вахту к инструкторам, сам спешит к умирающей, истекающей кровью и требующей ампутации в полевых условиях пострадавшей.
Пропустите, я врач… – очередная порция громогласного нытья не дает договорить, и мужчина сдается в попытках вести конструктивный диалог, переходя на более привычное в приемном отделении командование – там требующих немедленного внимания ипохондриков хватает. – Перевернитесь.
Где-то на периферии зрения к ним уже спешит кент, который прикончит Хита, едва увидит произошедшее. Надо успеть наладить контакт до того, как он окажется здесь.
На пострадавшей узкие джинсы, что затрудняет осмотр травмы, придется разрезать. Рыдает она так, будто Арчи угодил ей в тазобедренную кость, но на деле дырок от пули в области бедра две (с внешней и внутренней стороны), да и далеко от кости – значит, прошла навылет и попортила только косметический вид.
Успокойтесь, мисс, смотрите на меня. Я врач, – я вас подстрелил, – кость не задета, сейчас мы вызовем машину и отвезем в больницу, у нас лучший травматолог…

Отредактировано Archie Heath (03.12.2016 02:51:17)

+2

4

Лицо Бена становится белее и белее с каждой прожитой минутой, он почти готов составить конкуренцию первому снегу с холмов Аляски, а ведь он афроамериканец, и находиться в одной цветовой гамме со снегом – для Бена моветон. Но еще он прекрасно помнит, как Митчелл привел сестру и наказал товарищу следить, чтоб она ничего себе не сделала, хотя может, иначе чьи-то яйца будут оторваны и измельчены в порошок, а так как у Ник яиц нет…
С другой стороны, думает Бен, сама себе она ничего и не сделала – это всё тот рукожопый парень, значит, условия сделки таки считаются выполненными, верно? Дерьмовое оправдание, и Бен это прекрасно понимает, а потому – уже торопливо набирает номер скорой, чтобы доблестные ребята со спасительными инструментами и волшебными таблетками сделали свое дело поскорее, а там уж пусть Митчелл разбирается со своей сестрой где-то в стенах госпиталя.
Картер рыдает и кричит. Она дебил, напоследок сказал Митчелл знакомому, но зато обходится без истерик. Ох, дружище, скольких открытий ты себя лишаешь вот прямо сейчас – хочется сказать Бену, ну и ладно. А тем временем Ник на повышенных тонах довольно решительно просит убрать детей подальше, ведь сейчас она будет грязно материться.
Девочка где-то поблизости интересуется – умрет ли сейчас тетя, а тетя, подобно коту на последнем издыхании, предпринимает попытки уползти куда-то подальше, в кустики, и там уже испустить дух. Попытки терпят поражение, ведь умирающую со всех сторон окружают зеваки, кто-то охает, кто-то ахает, а кто-то тянет руки к белому комиссарскому телу и как хорошо, что она как раз вчера успела ноги побрить, а?
- А я Ник, - посмотрела и что теперь? Как будто исцелил на месте, ну нихрена себе, - подайте бедной женщине ружье, мне срочно нужно отомстить одному мудаку…
Врач успокаивает, но Картер не хочет успокаиваться – ей тут ногу прострелили, ей нужно высказаться, ей нужно снять стресс, кстати, эти джинсы ей обошлись в сто двадцать семь долларов, а теперь их даже в приют не отдашь – кровищей заляпало штанину так, что никакой благотворительности, иначе загребут.
- Какая больница, я тут сейчас умру, - самозабвенно сокрушается Ник, но слез уже меньше, и отчего-то хочется пирожков, желательно с вишнями, но можно и с персиком, - и воробушки будут клевать мой бедный труп.
Бен выходит из тени и опускается рядом в позе рыцаря, ненавязчиво раскрывая секрет – кто же, кто же выстрелил в бедняжку, но Ник слишком поглощена поиском воробушков: то и дело вертит головой и оглядывает периметр, при этом крепко вцепившись за рукав врача, раз уж он тут рядом и утешает ее.
Мысленно она даже успевает составить совещание, заверить у юриста и убедиться, что ее тело сожгут в крематории, а прах развеют над городом, чтоб как в «Сайлент Хилле» было – вот это проводы в последний путь, вот это размах, аж умирать не жалко. Ник так увлекается мыслью о пепле, что когда зычный вой машины скорой помощи сообщает о прибытии кареты – оказывается совершенно не готовой к каким бы то ни было перемещениям, но кто ее теперь спрашивать будет.
Уже внутри женщина вдруг вспоминает, что ей же завтра на работу, а как она вообще сможет телепортировать семейство Каррера, если ногу ушибла? Пулей ушибла она ногу. Вьетнам, кивает самой себе Ник, внезапно осознав сколько скидок ждут ее слегка еврейскую натуру в ближайшие пару недель.
- Босс, беда, - по-прежнему роняя слезы, вздыхает Картер в трубку, сообщает, что совсем дела плохи, поздравляет в н-надцатый раз с рождением сына и просит не губить ее бедную душу, не лишать работы и ждать так, как жены ждали декабристов. Люк слишком счастлив, чтобы увольнять ту, которая была с ним в караоке-баре. И хоть то, что было в караоке – остается в караоке, а в вопросах карьеры лучше подстраховаться.
- Митчелл…ты только не злись, - еще один звонок, на этот раз сводному брату, который не любит плохие новости. Только слышит – сразу идет убивать, а Ник только-только подружилась с местными бомжами, ни к чему ей эти трагедии.
- Ты веришь в Санта-Клауса? – на этот раз она обращается к человеку, который проделал в ее теле лишнее отверстие, но сейчас он сопровождает ее до больницы, никаких обид, да и Ник уже успела измазать ему рукав слезами и водостойкой тушью, - я ему письмо когда-то писала – просила мира во всём мире, Брэда Питта и велосипед. Странное дело, но мне пришел только велосипед.

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Курс конфетной терапии ‡флеш