http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Magic Britain. Miles Away. ‡альт


Magic Britain. Miles Away. ‡альт

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://s7.uploads.ru/vkNRH.gif
OST Madonna – Miles away (Sunless chillout mix)

Время и дата: 20-е годы 20-го века
Декорации: Магическая Британия, стандартный Лондон.
Герои: Heidi Adderly [Офелия Мастерсон], Richard Adderly [Уильям Брэнстоун] 
Краткий сюжет: а что, если не все магглы поддаются магии?

[nick]William Branstone[/nick]
[status]магловский журналист[/status]

Отредактировано Richard Adderly (20.11.2016 04:28:22)

+2

2

http://i.imgur.com/oKXXwUx.gif

Двадцатое ноября тысяча девятьсот двадцать восьмого года.
Высокий мужчина, зазвенев связкой ключей, которую он достал из кармана своего пальто, подпёр коленом дверь и поставил на него свой старый тяжёлый портфель. Неловко засунув со второй попытки стальной ключ в замочную скважину, он крепко ухватился свободной рукой с похожими на щупальца пальцами за плохо привинченную ручку, потянув её на себя, и мучительно повернул ключ против часовой стрелки - замок, как и всегда, скверно поддавался и не желал впускать хозяина в квартиру. Старая деревянная дверь раздосадованно заскрипела, но не открылась. Сгорбившись и втянув плечи, мужчина буквально окутал собой упрямый замок, тряся и дёргая дверную ручку, тщетно пытаясь повернуть ключ в замке покосившейся двери - безрезультатно. Он пинал по ней, пытался приподнять её и сдвинуть в сторону, напирал и притягивал к себе: не меньше десяти минут и пары сотни нервных клеток пришлось затратить ему на то, чтобы попасть в свою крепость - маленькую обветшалую квартирку на третьем этаже, окна которой выходили на лучшую булочную в Лондоне - её логотип в виде румяного кренделя с сахарной присыпкой был знаком всем жителям столицы. Большой слабостью хозяина квартиры в этой булочной были горячие, с карамельным отливом корочки рогалики с маковой начинкой: тесто внутри них было мягким и нежным, пряным за счёт начинки, зато корочка - главное для него лакомство - слегка хрустела, когда её надкусывали, и немного осыпалась тонкими лепестками слоеного теста. Будь на то его воля, за чашкой крепкого чая с лимоном он бы съел не меньше дюжины такой вкусности, однако, как и у всякого простого журналиста, финансы этого мужчины только и делали, что пели романсы, от чего баловал себя он таким образом совсем не часто, о чём жалел каждый день, стоя у окна и глядя ранним утром на выставляющего на прилавок свежую выпечку пекаря всегда сонным, понурым и немного завистливым взглядом, который он запивал на голодный желудок чашкой безвкусного дешевого чая, какой только и мог себе позволить.
С громким уханьем дверь всё-таки распахнулась, а хозяин квартирки ввалился внутрь, теряя по пути и связку ключей, и портфель, и даже шляпу, прикрывавшую его лохматую, сильно обросшую голову. Споткнувшись об порог, он растянулся на полу и едва не вписался крючковатым и кривым носом в железную ножку каркаса неубранной кровати: край одеяла предотвратил удар, но случись он неплохо бы его смягчил, чему про себя Уильям (так звали хозяина квартиры) сильно порадовался и похвалил себя за лень и неаккуратность. Однако даже после направленного в свой адрес панегирика подниматься с пола ему совсем не хотелось: за день он так набегался по городу в поисках достоверных доказательств для новой статьи, что весь выбился из сил и едва добрёл до своего дома. А тут ещё и эта дверь! Уильям, громко выдыхая воздух клювастым носом на край одеяла, от чего оно покачивалось туда-сюда, пытался нащупать рукой шляпу или портфель, или, вдруг, ключи, которые он уронил и за которыми наклоняться лишний раз ему совсем не хотелось, водя ладонью по половицам из стороны в сторону. Но, увы, под руку ему ничего не попадалось - только скользкое и холодное покрытие пола, которое давным-давно стоило бы покрасить.
Один из пары тысяч таких же начинающих, нищих и голодных журналистов, Брэнстоун закрыл глаза и, так же, как и все его несчастные коллеги, попытался не думать о куче навалившихся на плечи проблем. Минута шла за минутой. В тишине, едва нарушаемой потрескиванием коридорной лампы, мужчина усилием воли и так и эдак отгонял от себя мысли о невзгодах, стараясь думать о чём-то приятном и радостном, и медленно успокаивался: его дыхание замедлялось, мысли (даже самые приятные) становились всё прозрачнее, конечности слабели и мало-помалу он начинал проваливаться в сон. К нёбу подкатила давящая волна воздуха, вынуждающая его широко, словно наглый и ленивый кот, зевнуть, оскаливая зубы. Тогда-то, на миг уткнувшись лицом в пол и пообещав самому себе буквально через секунду подняться на ноги, Уильям и не заметил, как провалился в сон, где его ждала, будто верная супруга, каждый раз одна и та же незнакомая ему женщина с шоколадными глазами, ярко и пронзительно сверкающими на фоне серебристо-синего полосатого шарфа, накинутого поверх тёмно-коричневого пальто, и ещё наряженная в чётко запомнившиеся ему покачивающиеся на ветру "клювастые" серьги в виде воронов - всех пернатых и клювастых Брэнстоун всегда неосознанно запоминал, даже если они были лишь странными серёжками какой-то дамы. На самой же опасной грани сна, когда реальность уже неотличима от вымысла, Уилл вдруг вспомнил, что глаза этих воронов двигались и также пронзительно, как глаза хозяйки украшения, впивались в него напряжённым, испытывающим взором.
На это воспоминание мужчина по привычке улыбнулся, дыша почти едва слышно и неподвижно лёжа на полу - власть Морфея уже вовлекла его в своё царство, на пороге которого вместо приветствия и пароля Брэнстоун почти беззвучно прошептал позабытое им мелодичное имя - Офелия, со сладким привкусом которого на губах он тот час забылся красочным и беспробудным сном.


[nick]William Branstone[/nick]
[status]магловский журналист[/status]

Отредактировано Richard Adderly (20.11.2016 10:59:34)

+2


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Magic Britain. Miles Away. ‡альт