http://co.forum4.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Амелия · Маргарет

На Манхэттене: май 2017 года.

Температура от +15°C до +24°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Расширяя границы сознания ‡альт


Расширяя границы сознания ‡альт

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://se.uploads.ru/RTWlM.jpg
[mymp3]http://cdndl.zaycev.net/230352/1122650/D.J.+Lebedevvv_-_%D0%9F%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0.mp3|D.J. Lebedevvv – Психоделика [/mymp3]
Время и дата: 27 мая 2016 год
Декорации: Где-то на границе реальности и внутреннего мира
Герои: Лианна Рид и Мир ее приходов
Краткий сюжет:  Давай, подпирай своё небо стремянкой, а то еще упадет…
Давай, раз уже разгорелась пьянка, хватай своё солнце, топи лёд.
Не бойся Алиса, я здесь, детка, хватаюсь за твой подол.
В твоём Зазеркалье конец света, в моём - еще вечность до…
до вечных провалов в страну антиподов и глупых цветных шляп,
до злобной мегеры в начале колоды,
до трещин на всём полотне небосвода…
смотри же, не прячь взгляд!*

_____________

*Кристина Эбауер - Алисе на крыше
[AVA]http://s020.radikal.ru/i717/1605/66/86f620f41e33.jpg[/AVA] [NIC]Создатели Историй[/NIC]

Отредактировано Dietrich Wolf (25.11.2016 23:09:33)

+1

2

[AVA]http://s018.radikal.ru/i527/1611/1d/c6aa98903f12.jpg[/AVA][NIC]Плод Твоего Воображения[/NIC] Подростки – создания по своей натуре любознательные, как котята. Им везде нужно засунуть свой нос, испытать что-то новое, попробовать, научиться… Вот и Алекс исключением ни был. Как и многие, он увлекся паркуром, благо хорошая физическая подготовка и природная ловкость позволяли. Но всего этого подростку было как-то мало, хотелось попробовать чего – то еще. Необычного, интересного. Такого, чтобы зацепило, изменило реальность. Несколько часов, проведенных в интернете, натолкнули на идею попробовать наркотик. Но, наркотик – не самая лучшая штука и, даже такой сорванец, как Алекс понимал, что добром такой эксперимент не закончится. А, потому, стал искать более мягкую альтернативу. И нашел – психоделика. Он даже контакты поставщика нашел, с которым довольно быстро договорился о сделке. Но пробовать, пускай даже растения, в одиночку стало как-то немного стремно, зато, на месте сходок встретилась Лианна, хорошая знакомая, с которой и можно было поделиться содержимым пакетика, надежно спрятанного в кармане джинс. [float=right]http://s0.uploads.ru/KRANe.jpg[/float]
- Эй, Лианна, - улыбнулся он, мотнув головой, так сдвигая челку с лица, - Слушай… У тебя на ближайшие часа три – четыре никаких планов нет? Хочу предложить тебе,  одну бредовую идею…Идем… - взяв девушку за руку, потянул в сторону от паркурщиков, -  Ты никогда не хотела попробовать что-нибудь…Ну, необычное, новенькое? В общем, я нашел в Инете такую штуку, психоделика. По свойствам – как наркотики, но, в отличие от них так не гадит организму и вообще трава или семена определенных растений короче, -  Алекс привел их к себе домой, благо, жил недалеко, - заходи и дуй до конца по коридору, комната со знаком «Стоп» моя, предков нет и до ночи не будет. Я ща…
Алекс сходил на кухню, налил воды в первые два подвернувшихся под руку стакана и вернулся в комнату, расположившись на полу, рядом со стопкой комиксов, поставив чашки на стол
- В общем, я тут рылся в Инете… - начал паркурщик, почесав затылок, - ну и есть такая штуковина, психоделика. Это… Ну, грубо говоря наркотик, но не совсем наркотик… То есть… Эффект как у наркотика, а вреда особого нет, поскольку компоненты натуральные, растения там или семена… И передоза вроде как от такой штуковины нет.. В общем, я нашел поставщика и психоделик, называется…э… - достал из кармана пакетик, наполненный засушенными листьями, и  прочитал потертое название, - э… Колеус Блюме.Вообще вроде как декоративным кустарником считается, для украшения интерьера используется, - улыбнулся, - а содержит много психотропных веществ. В общем… - Взял один из журналов, высыпал на него содержимое пакетика и разделил на две равные кучки, - давай попробуем? Эффект прихода начнется минут через тридцать и, по описанию, должен продлиться часа полтора, два… Так что, вернемся в состояние стояния, ну, если эта фиговина вообще подействует. Ну так как? Согласна? От травы не отравимся, а так, вдруг озарение накроет?
Алекс собрал в ладонь свою кучку и отправил в рот, зажмурившись от горьковатого вкуса и побыстрее запив водой, и протянул журнал и стакан. Алекс взглянул на часы, ожидая, когда же начнутся те самые обещанные Интернетом и посредником "незабываемые ощущения"…

***

Приятное ощущение расслабления накрывает неспешно и мягко, как волны прибоя. Реальность вокруг как будто меняется, становится более ярким и маленьким. Как будто в комнате из пола вырастают новые стены, отделяющие Лианну от Алекса, его комнаты и всего остального мира. Перед ней, как по щелчку, появился появился один из знаменитых персонажей из фильма, тот, с кем можно связать глупость и безумство, - Безумный шляпник.
- Привет, - он парил перед ней, просто в воздухе, сидя по турецки, глядя на нее большими зелеными глазами, - чаю хочешь? - В его руке появилась чашка с чаем, а вокруг, как кольца Сатурна, вокруг планеты, поплыли кусочки торта, конфеты, пряники и прочие невиданные сладости, - Ты угощайся. Стесняться некого, разве что…. Не знаю… А, наверное ты хочешь тут побродить?

Отредактировано Dietrich Wolf (27.11.2016 19:29:19)

+1

3

- Чего тебе?
Честно сказать, Лекс ее озадачил. Лианна как раз обсуждала с паркурщиками, к кому можно было бы приткнуться дней на десять, у кого предки не против подобных «длительных» гостей и не слишком подозрительны при этом – чтобы не докапывались. И пока обсуждение сходилось собственно к Лексу. Если он хотел предложить ей примерно то же самое – то есть пожить у него, то, как говорится, аллилуйя. Если бы не выражение его лица и необходимость переговорить, она бы никогда не отошла в сторону вместе с ним.
- Ты что, с ума сошел? – «Необычное» и «новенькое» в его исполнении ей явно не понравилось, заставляя заподозрить что-то такое, от чего могут быть неприятности. Обычно Лианна даже любила неприятности и с удовольствием в них влипала, но – никогда и ни при каких обстоятельствах не устраивала их себе специально и сама. – Нет, «новенькое» мне совсем не надо, - усмехнулась, пытаясь «перетянуть» парня старше нее на свою сторону. В смысле обсудить то, что собиралась, а не болтать о всякой ерунде. – А жилплощадь очень даже. Хоть на пару дней, предки не будут против?
Лекс действительно жил очень не далеко. Можно сказать, в двух шагах, но на просьбу… Могла ли Лианна поручиться, что он отреагировал на ее просьбу? «Не уверена», - вздохнула про себя, всё-таки поднимаясь за ним, ибо необходимость жилья назрела уже так, что откладывать ее дальше просто некуда. Может, сейчас, когда войдут – разговорит.
- Лекс, мне реально жить негде, - снова попыталась перебить девочка, не в восторге от пакетика этого Колеуса, который Блюме. Потому что пока он ходил за чашками, наверняка забыл о самом для нее насущном. Будучи занят по уши «своим» насущным. – Лекс!
Вздохнув, побрела-таки по коридору и толкнула дверь в комнату. В принципе так даже ничего так. Но - бардак. Дома она бы уже даже сама прибралась, из соображения беспорядка, пока он еще не успел превратиться в полный хаос. «Что я тут делаю…» - вместе с мыслями о доме накатила щемящая тоска. Наверное, так же тоскую котята по первости, когда отрываются от молока матери. Связь еще сохраняется – вот и болит… Правда, котята ее «возраста» обладали инстинктами, а не упрямством.
Несмотря на то, что уже начинала скучать, и что надоело менять дома и «отцов», как перчатки, о возвращении к своим Лианна даже не помышляла. Помнила, что чужая и там тоже. А тут… Ну… может быть…
Алекс вернулся с кружками – и со своей любимой темой, не собираясь, видимо, отступать от нее, как и Лианна от своей.
- Так я все-таки поживу у тебя немного, можно? – уточнила, усаживаясь на пол, как хозяин комнаты. Пакетику достался преисполненный неудовольствия взгляд. Лекс всегда становился «глухи», когда не хотел чего-то слышать. Или – как в данном случае – слишком хотел что-то попробовать.
Проследив за приготовлениями, девочка невольно чуть скривилась. Ну не хотела она… Хотя… если подумать – может, оно все и не так страшно, и такая цена вдруг устроит его за пару дней под его крышей?..
- Эй! Какое нафиг озарение? Блин, ты мне так и не ответил! – Терпение девочки явно заканчивалось, но ее терпение, по-видимому, расценивалось ничем иным, как кожей для барабана, по которой можно стучать, пока не лопнет. Чем Алекс, собственно, и занимался. Девчонка возмущенно нахмурилась.
Никто. Никогда. Нигде. Ни при каких условиях. Не. Принимает. Твои тринадцать лет. Как нечто. Заслуживающее. Внимания. Хотя бы внимания, не говоря уже об ответах на вопрос! - А если ты коньки тут двинешь, прикажешь труп проталкивать через окно или устроить расчлененку в ванной?
Никакого эффекта. С таким же успехом Лианна могла отчитывать своего младшего брата, который в ответ только смотрел и улыбался, из-за чего обижаться на него не получалось в принципе. Алекс сидел с точно таким же загадочным лицом и улыбался – указывая взглядом на вторую порцию психоделики. Впервые в жизни повелась на игры «на слабо».
- Ладно. Окей, - придвинула к себе журнал, все еще сердясь на него за безалаберность. – Только учти, с тебя как минимум неделя проживания. Бесплатно, - фыркнула, подозрительно принюхиваясь к этой «травке», после чего повторила за ним порядок действий – и закашлялась. Противно. Горько. И даже вода не помогает. Прокашлявшись, постучала себя по груди, и придвинулась на всякий случай к Лексу ближе. – Даже две.
Дотянувшись до всегдашнего рюкзака с кошкой, наконец вспомнила и про нее. «Киара! Черт!» Впрочем, пачка бумажных платков была нужна все равно, но молнию девочка не закрыла.
- Мяу! – естественно, что сразу высунулась кошка. И нет, это еще не начался «приход».
- И она поживет вместе со мной, - высморкнувшись, закончила свою мысль Лианна, глядя на качнувшиеся стены. Это вызвало легкий смешок. – Смотри, стена качается. – Толкнула Лекса в плечо и сморгнула. На нее смотрел Безумный Шляпник?..
***
Лианна несколько раз встряхнула головой, не веря глазам своим, и недоверчиво заулыбалась.
- Я тебя откуда-то знаю, - заключила, с восхищением глядя на сладости и дожидаясь того-самого, своего. Она точно знала, какие пончики любила больше всего на свете. Покрытые молочным шоколадом! Не покидало ощущение, что она только что была где-то в другом месте, но каком - уже не вспоминалось.
- Не скажешь мне, как добраться туда, откуда я пришла? - вопрос сформулировался сам собой, хотя звучал определенно странно. Даже для нее. Даже сейчас. Понимала, что что-то в нем не так, правда, что именно - никак не могла осознать... Зато рука вполне себе осознала пончик, на который девочка посмотрела с налетом удивления, отмечая попутно какие-то пурпурные манжеты "в сборочку" и длинные клетчатые штаны от непонятного костюма. "О..."
Недоуменный взгляд достался Шляпнику тоже. За компанию. Кажется, она никогда ничего подобного на себе не носила. Зеленые ботинки - вообще верх неприличия. Не задумываясь над тем, что делает, Лианна рассеянно куснула пончик и огляделась по сторонам. Это вдруг вырос мир или она уменьшилась до состояния "кармана"?

+1

4

[AVA]http://s018.radikal.ru/i527/1611/1d/c6aa98903f12.jpg[/AVA][NIC]Плод Твоего Воображения[/NIC]  Если Алекс ловил «свою волну», то сдвинуть его с этого направления было уж фактически невозможно.
-Не занудствуй. - Насупился парень, -  Да не боись ты, летального исхода от психоделика не будет… - заявил Алекс, - ну отравление… ну сильное… ну пучить будет… наверное… не смертельно же.
Он прекрасно слышал все, что Лианна говорила по поводу проживания и, в общем-то, зная предков был совершенно не против, знакомые –паркурщики тусовались у него довольно часто и проблем это никогда не вызывало.
- Да не вопрос, оставайся. Только спим раздельно! У меня надувной матрас есть. – заранее поставил условия Лекс, уж чувствуя легкую расслабленность, - это что? Кошка? Вот ее старайся, чтобы предки не узрели, они животных не особо любят… - ответил он скептично, - качается? Да тут всю комнату штормит… И волнами...
***
- Ну… Знаешь или не знаешь, какая разница? Я ведь может быть твой знакомый, а, может, голос совести в твоей голове, - он бесцеремонно ткнул пальцем в лоб Лианне, - который предупреждает тебя не разговаривать со всякого рода странными незнакомцами, но ты упрямо идешь туда, куда не надо идти. – Шляпник встал на ноги, сделал пару шагов налево, потом направо, потом повернулся вокруг своей оси и вытащил откуда0то из складок своего яркого сюртука компас,- ну… Все зависит от того, куда ты могла пойти, чтобы сюда прийти, ведь ты могла прийти оттуда, а пойти – туда. – Верхняя часть тела Шляпника, отделилась от нижней, примерно на уровне поясницы. "Верх", как ни в чем ни бывало, направился по компасу в одну сторону, в то время, как «нижняя», чуть подпрыгивая и пританцовывая большими ботинками по невесть откуда появившейся дорожке из желтого кирпича, двинулась в четко противоположную.
- Ой, святые кролики! – Шляпник развернулся, начав ловить вторую часть своего тела, что довольно резво убегала от него и старалась метко пинаться. – Эй, я.. ко мне! Ну что ты стоишь? – обратился безумец к Лианне, - ты видишь, я в разладе с собой, так помоги ж собраться. Придержи эту пару безумных ног!
Наконец вновь став единым целым, Шляпник, положил руку девушке на плечо, удивительно, что он был на голову выше ее, почти как Алекс, хотя, еще недавно казался таким высоким.
- Так говоришь, с какого откуда ты пришла?
А мир, между тем, вокруг стал меняться и вот уже и опоры под ногами никакой нет и она падает вниз, в бескрайнюю синь неба.
- Ну и чего ты теряешься? – скептично изогнул бровь рыжий, пока она падала, Шляник так и стоял на воздухе, будто и опора никакая ему не нужна.
- Ой… Мы что падаем? Падаем?! МЫ ПАДАЕМ! – закричал он во весь голос, начиная балансировать в воздухе, а ветер уже подхватил огромный цилиндр, превратившийся вдруг в газетный самолетик, и унес куда – то в безграничную даль, – да что это мы в самом деле? Все же легко решается!
Шляпник щелкнул пальцами и прямо на глазах у изумленной публики с тихим – чпок! – о окутавшим тело сизо- розовым облаком превратился в большую толстую чайку. Сложно себе представить толстую, размером с человека, чайку с головой Шляпника, верно? Но именно такое создание схватило Лианну за плечи, толстыми когтистыми птичьими лапами, и полетело куда-то в только ему известном направлении.
– Мы заглянем в дом Кошки в саду у Собаки. Ты потеряла там что-то ценное, - заявила Чайка-Шляпник, пролетая над причудливыми облаками, плотными, как мягкая вата, имеющими вкус и запах: вот, например, сине, в виде клубники, пахло мясным пирогом, имело вкус яблока, а зеленое, в вид банана – пахло ванилью, а на вкус – как шоколад.

Отредактировано Dietrich Wolf (04.12.2016 00:37:10)

+1

5

Ну, конечно, только голоса совести ей не хватало.
- Эй! – Лианна естественно возмутилась подобному обращению: кому приятно, когда тебе тычут пальцем в лоб? – Если ты совесть, то почему в таком виде? – то ли фыркнула, а то ли поперхнулась пончиком девочка, почти не удивляясь тому, что едва надкусанный здоровенный пончик свободно прячется в одном из ее карманов. «Это во-первых», - увлеклась мыслями Лианна. – «А во-вторых, где ты была столько времени? Слышь, совесть! К тебе обращаюсь, между прочим».
- Раньше надо было о моем благополучии радеть, а теперь поздно!
Впрочем, даже в таком виде Лианна отнюдь не хотела свою «совесть» обидеть, куда больше задаваясь вопросом куда она попала, где это находится и каким образом вернуться. Куда она должна была вернуться, девочка не представляла, но ощущения стойко говорили, что находиться «здесь» - неправильно и вредно для здоровья.
- Туда или сюда… какая разница, если не помню? – задалась вопросом девочка, с удивлением глядя на то, как располовинивается Шляпник, чтобы куда-то пойти, причем в обоих направлениях сразу. И в этот раз глаза у нее округлились, почти как большие пятицентовые монеты. – Эй. Ты куда?! – усиленно растирая глаза, пробормотала девочка, растерянно глядя, как легко и непринужденно две части одного Шляпника совершенно разладились друг с другом. Даже ущипнула себя украдкой, чтобы удостовериться, что это всё не снится. Правда, просьба прийти на помощь закономерно подействовала на Лианну как всегда в таких случаях, т.е. незамедлительно побуждая к действию.
- Кис-кис-кис, - почему-то именно такими словами соблазнились ноги, медленно забирая в ее сторону. – Ну, иди сюда, киса, иди.
Ноги исполнили кульбит и приблизились на расстояние «прыжка». Отлично! Лианна резво прыгнула на них, обнимая нижнюю часть Шляпника руками и ногами и активно барахтаясь где-то под ними, пока те тщетно пытались ей врезать или лягнуть.
- Да иди же сюда! Пока держу! – запыханно проговорила, понимая, что такие ноги – такие длинные так точно – ей не удержать надолго. Однако же… Стоило произойти счастливому воссоединению, как они со Шляпником успели сравняться размерами. Как?
Нащупав в своем кармане надкусанный пончик, Лианна решила, что есть тут ничего больше не будет. Раз после всего лишь пары укусов начинаются такие глюки! Нет уж, не надо нам такого счастья.
- Я… - хотела, было, ответить девочка, но продолжить соображениями по поводу того «откуда», которое ей надо, не довелось. После случайного взгляда под ноги глаза невольно округлились. – АаааААААаааАууууУУУ!
Она действительно падала. Стоило только осознать, что под ногами нет опоры, как мозг сам собой сделал вывод о том, что в таком случае стоять невозможно. Возможно только падать. Именно эта перспектива реализовалась в дооооооолгое падение. Настолько долгое, что сердце успело выпрыгнуть из пяток и врезаться в горло, протянув за собой ощущение холодка в животе, какой бывает в полете. Такой паркурщик, как Лианна, знала это ощущение слишком хорошо.
- Не падаем! Летииииим! – прокричала откуда-то снизу она, раскинув руки, как парашютистка, и подставив ветру довольное личико. Полеты во сне и наяву нравились ей куда больше падений. Правда, осознать тот факт, что она действительно куда-то летит, двигаясь слишком целенаправленно и что ее вообще кто-то держит, удалось не сразу – и легким ощущением обиды всё же растеклось по языку. Всегда приятнее, когда летишь сам, несмотря на благодарность, когда тебя несут. Но – что ж делать! Желание, чтобы ее отпустили, гасло в тот же миг, как Лианна пыталась рассмотреть «землю» в просветах между облаками. Совершенно разными – на вкус и цвет.
- Ой, смотри! Смотри! – девочка потянулась к парящему в воздухе банану, пытаясь его ухватить, и рассмеялась. – Между прочим, одна из моих первых учительниц, когда я нарисовала облачные фрукты, сказала, что такого не бывает! Ее бы сюда сейчас!
Облака действительно словно сошли с ее давнишнего рисунка, впоследствии залитого молоком и бесславно погибшего через два месяца после того, как Лианна впервые его нарисовала.
- Кошка! Я потеряла свою кошку! – неожиданно вспомнилось ответом на мысленный вопрос, а что же такого она потеряла. Киару! Ее красивую, длинношерстную, голубоглазую, сиамского окраса кошку! – Цилиндрик, миленький, давай мы ее с тобой найдем? – покрепче перехватившись за птичьи лапы, чтобы ненароком не сорваться и не упасть, умоляюще посмотрела вверх Лианна, видя… человеческую голову на птичьем теле. И развевающиеся беспокойные рыжие кудри на ветру.

+1

6

[AVA]http://s018.radikal.ru/i527/1611/1d/c6aa98903f12.jpg[/AVA][NIC]Плод Твоего Воображения[/NIC] -Учительница? Какая глупость… Учителей самих надо учить, это самые глупые создания на свете, - ответил Шляпник, - Вот дураки – они всех умнее, кто дурак, тот мудрости клад, - парировал чайка,  - Кошка?! Кошки ловят и едят птиц!
Безумец так испугался, что на секунду разучился летать и чуть не выронил Лианну из лап.
- Ты не пугай меня кошками!По крайней мере пока я кошка и махаю крыльями!
Чайка стала снижаться тяжело и медленно, заприметив внизу островок, похожий на косточку с двумя небольшими домами: один похожий на собачью конуру, второй – на корзинку, что забавно, хозяйки этих домишек  явно проживали не там, где им по всей логике вещей положено. Стоило ногам девушки по колено оказаться в высокой траве, как шляпник снова оказался рядом с ней, во вполне себе своем собственном обличье, и даже высокий цилиндр оказался на голове.
- Идем, нас ждут уже, видишь, подсолнухи приветливо машут.. Ха-ха! – Шляпник помахал рукой высоким цветкам с человеческими лицами, - помахай им, они падки на дружелюбие. Очаровательные цветики, правда?
Но сколько не шли вперед путники, а домишки не становились выше и только подойдя к ним вплотную оказалось, что по высоте, крыши их едва ли доходят Лианне до плеча, а хозяйки – и того ниже.
- У нас гости? – удивилась та, что была одета в длинную пушистую серую шубу, лениво потягиваясь, навострив пушистые ушки. Даже для женщины ее  роста, у нее были очень маленькие ручки, явно никогда не видевшие тяжелой работы. – Лейла! Встречай… - Кошка перевернулась на другой бок, высоко подняв пушистый хвост, нервно подергивая кончиком, всем своим видом показывая полное отсутствие интереса к пришедшим, зато шустрая юная Лейла, в коротких шортиках, клетчатой рубашке, кепке на голове и ушами спаниеля, проявила к гостям благодушие и неподдельное любопытство.
- Гости? Гости это хорошо! Чего хотят гости?
- Гости хотят найти то, что пропало и понять куда пойти, чтобы прийти откуда пришли. – Объяснил причину их появления здесь Шляпник.
- Прийти оттуда, откуда ушли вам не получится, потому что прилетели, - весьма логично пояснила Лейла, - А что пропало? Можно найти там, где потерялось.Может, оно потерялось у тебя в кармане?
- Лейла… Пора поливать дерево… - Кошка все таки лениво поднялась с гамака, подошла к гостям, обошла их кругом и скрылась где-то в траве. Спаниелька сбегала в песочницу, взяла пластиковое ведерко, к удивлению всех, наполненное водой и начала поливать высокий, раскидистый дуб, на котором стали расти и распускаться плетеные корзинки, в каждой из которых мяукал котенок, среди которых Лианна могла бы найти свою кошку.  А вода в ведерке все не заканчивалась и вот, между корней уже стал зарождаться маленький ручеек, постепенно превращаясь в самую настоящую реку с бурлящим потоком, несущую свои воды куда-то в даль, скрываясь в изумруде высокой травы.

+1

7

Зачем же так дергаться?
- Легче! – Лианна почти возмутилась, но так и не выпустила чайкиных лап, разумно опасаясь разбиться. Впрочем, рамки разумного здесь настолько размыты, что определиться с последним крайне сложно. И законы Разумного наверняка не действуют, зато действуют законы Возможного. Если в теории возможно всё, то не будет ли это всё тем самым «всем», которое наладит что угодно и когда угодно и при каких угодно условиях?
Честно говоря, додумать Лианне не дали и закономерно отвлекли. Точнее, она сама отвлеклась на странные домики, в полной мере ощущая себя Дороти, чей домик нес над землей ураган. Вот только вместо домика и Тотошки – у нее один Безумный Цилиндр, которого несомненно зовут как-то иначе, однако Лианна никак не могла вспомнить, как именно.
Вместо этого в голову лезли какие-то глупые мысли на тему: «Если бы мишки были пчелами, опыляли бы они подсолнухи?» Разве не странно?
- Разве подсолнухи понимают, когда им машешь? – все еще пытаясь оставаться на грани Разумного, проговорила Лианна, на всякий случай, всё же следуя совету, и дружелюбно помахала им рукой, едва поспевая за Цилиндриком к дому Собаки и Кошки. На хозяек последних Лианна совершенно неприлично смотрела во все глаза, практически не отрываясь. Мама всегда говорила: так делать невежливо. Однако же никогда не объясняла, почему и «за что»?
- В кармане? – только и смогла растерянно переспросить Лианна, опуская руку в ближайший карман (разумеется, свой, хотя на практике он мог оказаться чьим угодно). – Цилиндрик. Вряд ли моя кошка поместится в карман, - вполголоса поделилась сомнениями Лианна, - она больше кармана.
Но, может быть, там есть что-то еще? Поймав себя на порыве нагнуть и погладить хозяйку-кошку, пока она не скрылась, Лианна улыбнулась. Да, не могла понять, что происходит, но в конце концов, разве это не весело, когда всё разнообразное «это» не поддается привычной человеческой логике и подчиняется какой-то своей? Непривычной и странной, но веселой, словно погружая в то детство, которое было ДО смерти родителей.
Вот. Вот то, о чем она напрочь забыла.
Нечаянная находка памяти погасила улыбку, и с ним настроение. Искать кошку, конечно, забавно, однако же делать это одной? Впрочем, чего это она? Лианна не была одна. Рядом Цилиндр, и где-то поблизости хозяйки дома, и кошка… Кошка! На мяукающем дереве было столько котов и кошек, что девочка растерялась. Нащупав в кармане тонкий кошачий ошейник с привычным значком и выгравированным на нем именем, девочка вынула его и таки позвала.
- Киара, Киара! Кис-кис-кис!
Ручеек под ногами вызывал все больше сомнений и опасений… А не глубоко ли там? Не утонет ли? Надо подойти ближе. К Киаре. Поймать. И девочка ступила в воду, в истоке разрастающегося в бурный поток ручейка.
- Лейла, хватит, - попросила «собаку» и подняла руки вверх, поймать кошку. – Киара! Кис-кис!
Она всё-таки лучший подарок, не считая родительских. И прикрыв глаза козырьком, опасливо посмотрела на бурлящую речку.
- Мы теперь потеряли дорогу!
И очень плохо, если это действительно так… Не видя дороги, никогда никуда не придешь.

+1

8

[AVA]http://s018.radikal.ru/i527/1611/1d/c6aa98903f12.jpg[/AVA][NIC]Плод Твоего Воображения[/NIC] - Конечно, глупышка, - рассмеялся Шляпник, - все живые создания прекрасно понимают, когда с ними разговариваешь, иногда даже камни могут рассказать самые последние сплетни и новости… - Он с толикой заботы погладил Лианну по волосам, - ох бедненькая… Ты еще так много не знаешь о прекрасном волшебстве мира…
Впрочем, пока девочка была занята своей кошкой, а Лейла все поливала дерево, мужчина, прыгая на одной ножке старательно пытался поймать маленькую ярко-салатовую бабочку. Он среагировал на девочку только тогда, когда стала голосить что-то о дороге.
- Дорогу? Хаха! – рассмеялся безумец, согнувшись пополам, уперевшись руками в колени, - Она не знает откуда и кто-куда, даже не представляет, что лежит у нее в карманах, но боится потерять неизвестный путь! –он завалился на бок, перевернулся на спину, заливисто смеясь и болтая ногами в воздухе, - Вот же милое дитя! Знаешь, с тобой совершенно не соскучаешься!
Отсмеявшись он, наконец-то поднялся на ноги, подошел к дереву, сорвал с него листочек и пустил по воде. Зеленый лист едва коснувшись бурлящего потока, превратился в резной парусник, изумрудного цвета и прозрачным парусом.
- Ммм. Бывает и симпатичнее.Сайонара, даамы! – Одной рукой выхватив девчушку из воды он посадил ее на палубу и сам сел на бортик, как-то загрустив, затоскливив и, кажется, начиная сереть, будто все яркие цвета, как вода на асфальте, высыхали и выцветали под лучами  солнца:
- Вот мне и неба мало..
И солнца мало мне…
Его лучей не стало
Хватать мне в темноте…

Замогильно и протяжно – нудно затянув импровизированную песнь. Вот сейча не хватало только одинокого колокола и карканья ворона, для полноты картины.
- Вот говоришь ты все про какую-то дорогу… а вот нет никаких точных и известных дорог, вот мы тут всего – лишь листочек в луже, - Шляпник развел руки в стороны. А ведь и правда, они оказались где-то в центре океана, замершего в предчувствии бури. Тяжелые, темные тучи над головой, потемневшая вода, вот только даже намека на легкий ветерок не было, а лодка все плыла и парус совсем не собирался опускаться. – А вот кому – то уже совсем все равно… и дороги у них нет совсем-совсем никакой…
Он перегнулся через бортик, уставившись с тоской в темную воду, в которой плавали разные морские жители и русалки с такими знакомыми для Лианны и совершенно странными, необычными лицами.
-Вон, посмотри на них, плавают и плавают и совершенно им все равно есть мы тут с тобой или нету нас. И даже если мы туда, в воду, попадем, им будет все равно… Эх… Ну да ладно, нам же надо куда-то туда, не зная куда именно, но туда… значит пора поторопиться… - Он встал на ноги, стряхнул с себя пыль, будто приободрившись и, вместе с пылью, стряхнул с себя серость, снова став привычно-ярким,  набрал в грудь побольше воздуха и подул, подгоняя лодку вперед, плыть еще быстрее.

+1

9

«Да знаю я», - возмутилась, было, Лианна. – «Только не помню». Память отшибло что-то громкое, похожее на огни фейерверков в оттенках черного. Гром выстрела до сих пор звучал каким-то гулом в голове, разбиваясь о виски настойчивыми ударами молотков. Или клювов? Чего-то живого, чёрного, вылезающего из-под таких же чёрных скорлупок, которые впитывали в себя все краски мира, превращая их в равномерно тягучий и радикально чёрный цвет. Лианна всегда удивлялась, как так могло быть? Вроде бы, пропусти солнечный луч через призму – свет заиграет всеми оттенками и лучами радуги. А попробуй собрать все краски обратно – угодишь в чёрную дыру…
Не через дырку ли она в принципе сюда попала? «В своей голове… Или в чужой», - договорила про себя Лианна, глядя на то, как беззаботно гоняется за бабочками ее Цилиндрик, крепче прижимая к груди теплую кошку, спасая ее от воды.
- Это с тобой не соскучаешься, - совсем перестала понимать происходящее Лианна, подсаживая кошку на плечо, чтобы держалась лучше, пока сама девочка будет храбро мокнуть в потоке воды. Если, конечно, ничего в ближайшее время не сделать. Впрочем, река – та же дорога, и вспомнила об этом девочка лишь тогда, когда им с Киарой волшебник помог перебраться на палубу.
- Цилиндрик, что с тобой? – всерьез испугалась после декламации стихов. Да и как не испугаешься? После такой декламации и после таких строк? – Цилиндрик?
Ссадив кошку на твердую палубу, сжала ладошкой его плечо. «Неужели это мое настроение так на тебя влияет? Ну зачем… Зачем я вспомнила то черное, то страшное, то подлое… Пожалуйста, не надо. Мне от такой песни совсем жутко. Вон, и тучи какие сюда нагонять стал»…
Неутешительное наблюдение заставило с опаской посмотреть на небо и морозом под кожей ощутить холод стремительно блёкнущего мира.
- Ннну, не надо… прошу… - неубедительно залепетала в ответ, слушая про опавший с дерева лист, уносящий их, словно двух муравьишек, в далекое и неведомое плавание. А выглянув с борта – открыла вдруг рот, то ли криком подавившись, то ли беззвучными слезами. Лица. Какие лица. Много лица. Лица лились, как течения, потоки воды. Некоторых Лианна знала хорошо знала, с другими просто здоровалась, с третьими не была знакома, но регулярно видела где-то. Или может они ей просто снились?
- А кто они? – спросила шепотом, боясь спугнуть или обидеть обитателей этого моря забвения, куда не хотелось попадать. Подошла ближе и потерлась о них обоих Киара, и жить стало легче, жить стало веселее… во всяком случае, по ощущениям. – Мама говорила, если долго смотреть на русалок, они утащат тебя на дно, - поделилась сомнениями и даже, кажется, для себя неожиданно любопытно спросила:
- Хочешь, я тебя нарисую? –  разглядывая тугие рыжие завитки волос из-под зеленой шляпы, и разноцветные глаза, и какую-то смутно знакомую грусть там, в глубине. В груди поселился щемящий маленький комочек чувства того, что где-то, кажется, когда-то Лианну же была знакома с ним, с этим смешным сумасшедшим задорным шляпником, только почему-то никак не могла его узнать. Впрочем, поторопиться им и вправду бы не мешало, поэтому, чтобы лодка не потеряла баланса и равновесия, передвинувшись к центру лодочного листа, девочка снова приманила к себе свою кошку. 
- У меня какое-то странное чувство. Будто бы я тебя знаю, и мы наверно встречались когда-то давно, только я почему-то не помню, - проговорила вслух, глядя на шляпника-великана, с усердием раздувая щеки, чтобы надуть паруса.

+1

10

[AVA]http://s018.radikal.ru/i527/1611/1d/c6aa98903f12.jpg[/AVA][NIC]Плод Твоего Воображения[/NIC] Эмоции в этом мире, видимо, менялись так же необъяснимо и незаметно, как и погода и появление магии.  Все вперемешку, как если бы какому-то художнику приспичило промыть под струей воды палитру с красками – такой же эффект невероятного сливания всех цветов. Образ сознания, кажется, воспринимал далеко не все вопросы Лианны, отвечая только на то, что интересно ему самому.
- Нарисуешь? Но ведь… У тебя нет холста и красок. И вдруг мое лицо решит спрятаться, испугавшись быть нарисованным? – он как-то снова загрустил, вернувшись на борт суденышка, - они? Они – это все. Все что видишь вокруг. Присмотрись, найдешь там и свое лицо тоже. И может быть, они тоже могут утащить на дно, если вообще оно есть. Это дно. Знаешь? А как ты можешь сказать, что ты кого-то знаешь, если и сама себя не знаешь?
Парус снова стал медленно опадать, сдуваясь, будто шарик, а лодка – тормозить. Так заметно и четко, будто увязала в желе. Тучи над головой снова стали сгущаться, и не было даже намека на дуновение ветерка, чтобы дал хотя бы надежду на изменение погоды.
Все вокруг снова начало меняться, сереть, а небо все сильнее хмурилось. Откуда-то послышался звон рождественских колокольчиков. Шляпник, как-то грустно, подперев голову рукой, уставился в одну точку, повторяя мотив:
- Динь-динь-динь…
На гладкой поверхности воды появились волны, сначала мелкая рябь, а потом – все сильнее и сильнее, суденышо стало мотать из стороны в сторону, а Шляпник даже не дергался, все так же повторяя: - Динь-динь-динь…
Странный шторм все не думал утихать, волны, что сначала качали их лодку, стали менять направлние, скручиваясь в водоворот, налетевший ветер сломал мачту, унес парус. Киара и шляпник застыли на своих местах, точно изваяния и грубые порывы ветра разрушали их, как время рушит статуи, превращая в пыль и унося частички в вечность. Совсем скоро на борту Лианна осталась совершенно одна, а лодку все так же засасывало в невероятный водоворот, раскручивая, точно на бешенной карусели. И все уже сливалось в одно: небо, волны, лица призраков-русалок. И только сквозь гул ветра все так же слышались звонки рождественские колокольчики и вторимое им эхо голоса Шляпника – динь-динь-динь…
Треск ломающегося дерева, оглушающий громовой раскат, удары волн о борт. Ощущение сильного удара и… Тишина. Абсолютная тишина. Будто кто-то вставил в уши девочки беруши, вот только даже стук собственного сердца до нее не доносился. Суденышко застряло в песках странного озера, появившегося в самом центре мрачной пустоты. Куда-то исчезло море, не было видно прибивающихся на берег волн, ни неба, ни солнца, ни звезд – ничего. Только мрак и серый, будто чуть светящийся пыльной лампочкой, остров, даже песок на котором оставался совершенно беззвучным, стоило только ступить на него ногой. Здесь не было ни холодно, ни жарко, совершенно никак. Наверное, именно так выглядела бы депрессия, будь она материальным местом, в самом центре которого, вокруг двух могил полукругом столпилась толпа народа. Мужчины и женщины в дорогих костюмах, галстуках, туфлях, начищенных до зеркального блеска, кто с зонтами в руках, у женщин – шляпки, все в черном и с лицами, как у манекенов. Ни глаз, ни носа, ни губ, только ровные белые овалы, «смотрели» на то, как старый гробовщик закапывает в песок два кипельно-белых гроба.
В пугающей тишине снова раздался тихий звон рождественских колокольчиков, только сейчас он становился все громче и громче, медленно перерождаясь в одинокий отголосок погребального колокола.
[mymp3]http://xs7.muz-color.ru/mp3/squXzkGwDOc/ce26c7a385fd8de04e26052fd7a50d5c/uf97b336319c/Kolokolnye_Zvony_Zolotogo_Kolca_Rossii_-_Provodnoj_Pogrebalnyj_Zvon.mp3|Погребальный колокол[/mymp3]
http://s0.uploads.ru/3e4Ao.jpg

Отредактировано Dietrich Wolf (05.03.2017 01:33:54)

+1

11

«Нарисую», - отозвалась, глядя на Цилиндрика с каким-то тяжеловатым ощущением на сердце. 
Так можно же и без холста же, - проговорила несколько растерянно, думая о баллончике с краской: она их вроде бы всегда с собой носила, так что должны быть где-то «рядом», такие красивые и разноцветные… Вот только в руке оказался вдруг баллончик с самой чёрной. Справедливости ради, надо сказать, что Лианна ни разу в жизни не рисовала черной краской, отчаянно боясь тех «черных дыр», которые она кляксами оставляла на стенах. Девочка с недоумением посмотрела на него и попыталась незаметно выкинуть. За борт. За борт… Она не любила темноты – кромешной, злой и абсолютной. И несмотря на то, что не боялась ночи (в ночи светло – горят огни большого города, мигают фонари, переговариваются азбукой Морзе разноцветные вывески), но засыпать до сих пор предпочитала с ночником, чтобы не набрасывались так сразу тени и воспоминания. Те самые, которые загоняла внутрь себя, и запирала в себе, как в сундуке, доставая в исключительных случаях и перебирая, как самые тайные сокровища – свои проклятые золотые монеты из черного золота. И кажется – это стало ошибкой. Возможно, для них роковой. 
- Узнавая других, узнаем себя, - как-то слишком по-взрослому проговорила девочка. – Ты же мне в этом помогаешь? – спросила с лучиком надежды и отвлеклась. Снова эти странные изменения погоды? И ветра? И… ? Опасливо выглянув за борт, Лианна увидела, как безликие русалки дрались за странный баллончик, пытаясь выхватить его друг у друга из рук и когтей, пока тот неожиданно не расплылся чернильным облаком, которое меняло всё, к чему прикасалось. Воду – в желе. И пугало русалок. 
Что же она натворила. 
- Цилиндрик? – холодом ужаса вдоль позвоночника покатились рождественские перезвоны. – Ннне надо, - попросила его остановиться. – Перестань, слышишь?! – даже и ногой топнула, опасаясь, к нему подходить. С чего он вдруг вспомнил эту «мелодию»? Она же так боялась Рождества. Для нее этот праздник был черным… как и стремительно меняющийся, теряющий краски окружающий мир. 
Лианна с трудом держалась на ногах, пытаясь противостоять поднявшемуся ветру. Но когда черным песком на ее же глазах начал рассыпаться единственный в этом странном мире друг и проводник, глаза ее широко распахнулись от ужаса. Девочка хотела. Девочка пыталась этот процесс «остановить». Девочка хваталась за него, за руки, плечи, спину… И он рассыпался в ее объятиях, как и Киара, бесследно растворяясь в окружающей мгле, как если бы кто-то плеснул растворитель. Неведомый темный художник снова лишал ее всего, что было дорого, и делал это беспощадно и «чисто».   
- ЦИЛИНДРИИИИК!!! – крик подхватил ветер голосом ветра, где еще можно было различить «динь-динь», «динь-динь». С беспомощным страхом, Лианна огляделась вокруг. Куда бежать? Что делать7 За что держаться? За что уцепиться? Чтобы только не выпасть за борт в это черное, вязкое… 
Куда только что с треском унесло мачту. 
Со слезами на глазах, обмотала канат вокруг кистей, привязывая себя к такому же беспомощному суденышку, с которым теперь накрепко связана ее судьба, и не удержалась на ногах. Свалилась «в стук». Тук-тук. Громыхнуло то ли внутри, то ли снаружи, - и она оглохла. Оглохла в буквальном смысле. Внутри и снаружи. Она… она что теперь мультик? Из старого немого кино? 
Недоверчиво рассмотрев свои руки, даже покрутила кистями из стороны в сторону, выпутываясь из канатов. На погибшем кораблике для нее больше не было место. Его уже прибило к берегу, беззвучно и бесшумно. Странный берег. Беззвучный и бесшумный. Странный песок. Беззвучный и бесшумный. Странный путь. Беззвучный и бесшумный. Стирающий все следы, так что тебя просто нет. Ты и сам не знаешь, откуда пришел и куда торопился… Ей бы обойти остров по кругу, как это делали герои приключенческих романов, попадающих на необитаемые острова, но в глубине острова, дальше от берега, кажется, шевелились тени…
Страшно. Страшно быть одной. Еще больше Лианна боялась теней, но вдруг там, впереди, будет ждать её Цилиндрик? И Киара. Ежась от холода, на то и дело подгибающихся ногах и совершенно негнущихся коленях, девочка двинулась вперед, время от времени оглядываясь на разбитый волнами кораблик. 
- Дождись меня, - губы шевелились, но голоса нет… Словно звук выключили от слова совсем. Вместе с сердцем. Только теперь Лианна обратила внимание на то, что сердца не слышит. Его словно вынули из груди, оставив зияющую пустоту, от которой тоже было страшно… И невероятно холодно. Девочка уже не была уверена в том, что она – это она. Она словно несла в себе целую бездну. превратившись в темное создание из страшных сказок. Малефисенту?.. Нет, кажется, в кого-то более страшного и непонятного… 
Лианна не шла, она «плыла». Двигалась. Направлялась. К тому самому полукругу, не сразу разглядев в нём манекенов. Людей-без-лица. Манекеновых кукол. И ни следа ее присутствия в черно-белом мире, похожем на негатив какой-то старой пленки. 
- Что здесь происходит? – задалась невольным вопросом, не понимая, прозвучал он или нет. Потому что тишина, кажется, вновь начала разрываться звуками. Но почему? Почему же именно рождественских колокольчиков? 
Душа натянулась и оборвалась слишком страшным предположением. 
«Нет. Нет – нет – нет!» Мгновенно кинулась к гробам, ожидая увидеть там полузабытые лица родителей – Элен и Джон Трэверс. И боясь этого так, как ничего другого не боялась в целом свете. И зажимая уши от противного, бессмысленного, назойливого звука, который так сейчас ее терзал. «Не может быть!» 
Бездна отчаяния отчетливо запульсировала на месте сердце. Девочка почувствовала ее толчки в глубине. Содрогнулась от рваного ритма. Беззвучно заплакала солеными слезами, даже не пытаясь остановить прозрачные дорожки на щеках, но боги, она не хотела, чтобы это видели. Чтобы на это пялились все эти, «без лица».
- Прочь! Прочь, слышите?! – взвилась относительно их присутствия на похоронах. – Вам всё равно! Уходите!!! 
Сейчас она не была одна. Она была «с ними». С родителями. С их телами… Наверное.

+2

12

Фигуры никуда не собирались исчезать по одному только слову девочки, напротив, их лица повернулись к ней и провалы глаз становились все глубже и бездоннее. Точно затягивающие черные дыры. Фигуры смотрели, на девушку так, словно вытягивали силы, опустошали все больше и больше вгоняя в депрессию. Налетевший невесть откуда ветер кусал холодом щеки Лианны, а все вокруг снова начинало меняться, рушиться и ломаться, как слишком сухое печенье, ссыпаясь крошками в пустоту. Порывы ветра становились все жестче, кидали в лицо горстья пыли и мелких, царапающих щеки камушек. Земля под ногами стала дрожать  и место, где  раньше были могилы стало гладким и абсолютно ровным. Фигуры рассыпались серым прахом, как и Шляпник давно или недавно? 
Но совсем скоро пришлось Лианне начать вспоминать, что она не просто милая девочка, но и прекрасный паркурщик. Из-под земли стали вырастать скалы и горы, поднимаясь ввысь с громким грохотом, стуком падения камней, от которых то и дело приходилось уворачиваться и прикрывать глаза и голову. Тьма окружала все вокруг, пока в какой-то момент тяжелые тучи  не перестали сгущаться в единую плотную массу. Все снова стихло и скалистые горы перестали расти, окружив подростка плотным кольцом, как если бы кто-то хотел показать чувство отчаяния и безысходности.
- Эй! Ты куда-то пропала, девочка, потерявшая кошку!- голос Шляпника был бодр и все так же непринужден и весел и доносился до слуха откуда-то сверху, с самых высот, - Эй! Ау! Долго нам еще тут ждать тебя? Напомню, это между прочим ты искала дорог туда, откуда пришла, но сама не знаешь откуда куда! Ты же, вроде, такая шустрая, а сейчас…
Его взлохмоченная голова с водруженным на ней большим цилиндром, появилась с края самой высокой скалы, плохо различимая в темноте.
- А, вот ты где! Ты такая маленькая там, внизу, да и как ты вообще умудрилась туда попасть? Разве можно отставать от проводника, тем более, если не заешь местности! Давай, карабкайся наверх! – его перебило тихое мяуканье кошки, которая тоже пыталась посмотреть вниз.
- Ах да… темно ведь… Ну, это разве беда? – Шляпник стал рыться в карманах, вниз периодически падали карамельки, мелкие мячики и блестящие пуговицы, - Вот…
Он подул на зеркальце, потер его о рукав своего яркого пиджака и посветил вниз. Пойманный как из ниоткуда солнечный зайчик освещал скалы не хуже прожектора.
- Ну так что? Ты там закончила отдыхать? Нас ждет горячий чай!
[AVA]http://s018.radikal.ru/i527/1611/1d/c6aa98903f12.jpg[/AVA][NIC]Плод Твоего Воображения[/NIC]

+1

13

Закрыться. Закрыться. Закрыться от провалов глаз, ощущая себя жалкой мухой в когтях паука, огромного и черного, не похожего ни на что на свете. Они – это высосанные оболочки. Коконы. Всего лишь «негативы». Она – всё ещё живая. Об этом говорили слёзы на щеках, которые девочка привычно прятала от всех, ощущая огромное желание забиться подальше, зарыться поглубже, сжаться в комок, стать маленькой и незаметной, но…
Бояться. Бояться?.. Бояться тоже становилось страшно. Безумно и страшно превратиться в то, что представляют из себя они, и манекены, которые уже были для нее почти великанами, вдруг перестали расти. Слёзы по-прежнему текли по щекам Лианны, но она перестала их прятать. Перестала закрываться, сжимая руки в небольшие – но решительные кулачки, и силой заставила себя распрямиться.
Подниматься было тяжело. Крайне тяжело. На плечи давила словно вся чернота этого мира разом. Край ночи – с незаштрихованными кем-то белыми кляксами. Похоже на картинки, которые она рисовала, находясь при приюте в больнице… Действительно, очень похоже. «Прочь. Прочь от меня! Я не боюсь вас. Не боюсь!» - выкрикнуть вслух не получилось. «Вы всего лишь мой старый рисунок!» 
Старый рисунок. Страшный рисунок. Но всего лишь рисунок, не больше, где непонятно только одно: как она попала внутрь него? Как тут оказалась? И чем больше поднималась Лианна, чем больше распрямлялась ее спина, тем сильнее и злее становился ветер и тем меньше оставалось от них. 
- Верни мне Киару! Верни мне Цилиндрика! Слышишь?!
Мир «слышал». И ему совсем не понравилось требование маленькой девочки в эпицентре сожженного сердца. 
«Я не сдамся тебе!» - упрямо уперлась ногами в эту черную землю, в какой-то момент начиная терять равновесие и понимая, что любой ценой – нужно его сохранить. Падение – прыжок – перекат – где-то больно саднит на лице и ободраны руки. И каким бы маленьким, жалким увечным кузнечиком ни ощущала себя сейчас девочка… она не сдавалась. Нет-нет. 
Когда сил почти не осталось, и кулак темноты сжался так плотно, что нечем дышать, наступила неожиданная тишине, и девочка скользнула взглядом по верхушкам черных крутых скал, заключивших ее в кольцо, и в сердце, внутри, шевельнулось сомнение: а выберется ли она вообще когда-нибудь отсюда?..
- Помогите мне, - прошептала одними губами, не видя, но ощущая, как дорожки черного песка налипли на лице. – Мама… папа…  - и никого не было. Только она и черные пики гор под такими же черными облаками. Нельзя отчаиваться, иначе останется тут навсегда. Нельзя отчаиваться… Но так хочется. Давит. - Пожалуйста! Кто-нибудь…
И когда она уже была готова сдаться, вдруг неожиданно раздался знакомый голос. 
- Цилиндрик, - с надеждой подняла заплаканное лицо и позвала. – Цилиндрик! – И мяуканье кошки! – Киара! Где вы?
Девочка поднялась на ноги, счастливо глядя на самую высокую скалу, в дымке которой угадывались знакомые лица. Хорошо бы при этом не прибило сверху чем-то тяжелым вроде конфеток и пуговиц. И наплевать, что высоко, если постараться – то можно вылезти. 
- Я выберусь. Выберусь! – храбро выкрикнула в ответ и ринулась на штурм скалы по все тем же принципам паркура и скалолазанья. И сбилась со счета, сколько раз скатывалась вниз, последний, кажется, на карамельке. 
- Я тут не отдыхаю! Я выбраться пытаюсь, - отозвалась на последнюю реплику, не понимая пока, как нужно это сделать, и пытаясь снова. На этот раз с бОльшим толком. Острая карамелька раскололась. Маленькая Лианна продела ноги в петли блестящих пуговиц, найдя это неожиданно удобным, чтобы вгрызаться в черную землю, подтягиваться и «идти» вверх, закрепляясь на стенах. И используя острые обломки карамельки как «топорик», полезла снова, надеясь выбраться туда, наверх, «к своим».

+2

14

[AVA]http://s018.radikal.ru/i527/1611/1d/c6aa98903f12.jpg[/AVA][NIC]Плод Твоего Воображения[/NIC] - Аха-ха!... Ну наконец, давай уже скорее, а то опоздаем к вчерашнему ужину! - Шляпник отпустил кошку, присел на корточки и, зацепив девчушку за шкирку, как котенка, поднял на более-менее ровную поверхность, - Ты куда вообще подевалась? Мы тебя тут обыскались уже, а ты? Как вообще в эту яму забралась и чего вся такая «чистая»?  - он достал из кармана совершенно необъятный, похожий больше на простыню, чем на платок, но все же носовой платок, и стал старательно вытирать с лица и рук Лианны грязь, а вместе с ней – царапины и ссадины. – Ну вот, так мы хотя бы сможем отправиться дальше… Правда, тебе б еще одежду поменять, ну да ладно, пока нас никто не видит – можно пойти и так. На, держи конфетку, - Шляпник протянул карамельку в шуршащим, переливающимся всеми цветами радуги, фантике и так же широко улыбаясь, крепко обнял девчушку, прижав ее к себе. – Ну, все.. Все хорошо. Ничего не бойся, ты никогда не останешься одна.  А теперь – нас ждет дорога…
И верно, мощеная белесым кирпичом дорога, достаточно широкая, чтобы по ней вполне могли идти двое, точно ковер стелилась извилистым путем под их ногами. То прячась в траве, то поднимаясь на пригорок. Волшебный мир  раскидывался повсюду: причудливых форм деревья со странной листвой и не менее интересными плодами, бабочки ярких расцветок, домишками лесных человечков там-сям мелькающими в высокой траве, а, если присмотреться. Можно было разглядеть в чаще оленя или единорога. Почти у лини горизонта над верхушками деревьев возвышались шпили самого настоящего замка. Чудесная детская мечта, самые добры мечты и фантазии детства точно ждали, пока ноги Лианны пройдут по этой дорог, Кира то задерживалась, то чуть опережала их, гоняясь за мышами или кротами в аккуратных черных цилиндрах. Слух не улавливал привычного пения птиц, животные именно пели. Облака складывались в забавные фигуры, аромат сладостей и сахарной ваты смешивались с запахом цветов и приятно щекотали нос. Яркое солнце ласкало кожу.
- Ну? И чего мы идем такие грустные? Ай-да в классики! Я, между прочим, самый лучший попрыгун здесь! Ты меня – совсем не перепрыгаешь! – Шляпник и впрямь какал по появившимся из ниоткуда клеточкам легко и невесомо, умудряясь выделывать акробатические трюки так, что, казалось, законы физики не для него написаны. – Давай-давай! Веселее! Что ты еле ползаешь, давай быстрее, а то в желе увязнешь!
И стоило девочке хоть немного замешкаться, не без помощи Шляпника, разумеется, как ее ноги действительно погрязли в розоватой слабости, а видение так и продолжало прыгать вокруг не на одной ноге, гипнотизируя рисунком на своем пиджак, что стал завораживающе, даже как-то гипнотически двигаться при каждом движении.
- Ну вот, я же тебя предупреждал, что не надо останавливаться! - Громкий и задорный смех смешался со звуками сказочного мира, -Теперь придется это все съесть, чтобы выбраться, может, тебе Кошка поможет? – сидящая у самого желе Киара довольно и как-то сытно замурлыкала, со вкусом облизывая морду.

[mymp3]http://deepmp3.ru/files/7845281/deepmp3-ru-harold-smart-smile-darn-ya-smile.mp3|Strum Along -  Smile Darn Ya Smile[/mymp3]
http://s4.uploads.ru/9GoVr.jpg

+1

15

Всё-таки Цилиндрик – прелесть. В этом Лианна убедилась еще раз, когда ее так легко и непринужденно вытащили из самого черного сердца самой черной в мире глубины. По крайней мере, мысли о том, что она, наверное, уже никогда отсюда не выберется, отпустили… несмотря на то, что она уже почти забыла, зачем ей это было надо. Рядом с Киарой и ее проводником было порой настолько хорошо, что не хотелось покидать, и даже просто выпустить их на миг из поля зрения – было страшно. А ну как снова останется одна? 
Пока он стирал с нее все эти царапины, Лианна дрожала, как осиновый лист, обняв ставшее дорогим существо при первой же возможности. Какая одежда? Какие пустяки. Главное, что они снова вместе. 
- Спасибо, - почти всхлипнув несколько раз, все-таки сдержалась, уже не имея такого большого желания куда-то идти, но если Цилиндрик идет, и Киара идет, то и она, конечно, тоже. Сунув за щеку конфету, первое время девочка постоянно искала взглядом кошку, начиная остро переживать, когда ее не видела, и от этого, наверное, казалась грустной. И конечно, боялась отстать от своего проводника, чтобы где-нибудь не там не оказаться снова. В конце концов, это было случилось слишком недавно, чтобы забыть… Или всё-таки уже очень давно? 
Идти, подставив солнышку и краскам лицо и руки было определенно теплее, и черный цвет медленно, но верно забывался, как и ужасное по накалу страстей и эмоций приключение там… Как хорошо, что есть Цилиндрик, который помог выбраться. И вдобавок пытался ее развеселить?
Улыбку на губах он в любом случае вызвал, и девочка неосознанно двинулась чуть веселее, прибавляя шаг и пытаясь догнать клеточки классиков, которые, казалось, перемещались вместе прыгающим шляпником. 
- А если перепрыгаю? – уточнила, стараясь если не подражать движениям, то хотя бы попадать в те же самые клеточки следом, - тогда что? 
Стоило увлечься этими дорожными «скакалками», ненадолго потерять бдительность, чуть-чуть отвлечься на словно бы оживающий пиджак провожатого – и вот, пожалуйста. Лианна снова влипла. На это раз в буквальном смысле слова. 
- Откуда тут желе? – переспросила недоуменно, глядя под ноги. Только что была дорога, как говорится, и «вдруг». Рядом с Цилиндром всегда всё случалось «вдруг» - «вдруг» наполнялся ветром парус, «вдруг»сам он рассыпался в крошку, как древняя статуя, «вдруг» появлялась его голова над обрывистыми скалами и настолько же «вдруг» изменялась дорога. Это до безобразия непредсказуемо. И что делать в такой ситуации ей, как не принимать правила игры, даже если не любит желе? 
- А может, ты превратишь это во что-нибудь еще? – уточнила с надеждой. – Например, в молоко? Мы с кошкой любим молоко. 
«И терпеть не можем желе, Цилиндрик». Лианна постаралась вытащить ногу и подобраться поближе к своей любимице, но чем больше она шевелила ногами, тем больше умудрялась погрузиться в желе. Первый шаг отдался погружением по щиколотку, второй – до колена, после третьего и четвертого желе стало почти по пояс. Но и берег, кажется, ближе, вместе с усами кошки. 
- Вот если она наклонится, я даже вылезу, - заявила девочка, уверенно потянувшись к ней. Тянулась, тянулась… И так хорошо тянулась Лианна, что буквально шмякнулась в это самое желе лицом, мгновенно залепив нос и уши. Тут делать уже точно ничего не оставалось, только отфыркиваться – и есть. В смысле проглатывать хотя бы те порции, которые успели немного подтаять из-за «вмешательства» в желе и забиться в рот. Потому как падала – с открытым. 
- Я была бы прифзнательна, если бы ты тоже нам помог, - донеслось глухим «бу-бу-бу» из-под слоя этого самого желе до Цилиндрика. Желе вполне себе хватит не только на Лианну и кошку, если, конечно, та решит присоединиться к столь экстравагантному занятию или хотя бы попытается выловить девочку лапой… как муху из заливного.

+1


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Расширяя границы сознания ‡альт