http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » this is war ‡эпизод


this is war ‡эпизод

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Emily Hill x William Ellis
08.12.16 - оо; квартира Эллиса > квартира Эмили
http://savepic.ru/12326337.gif http://savepic.ru/12370368.gif
It's time to forget about the past
To wash away what happened last
Hide behind an empty face
That has too much to say
'Cause this is just a game

Отредактировано Emily Hill (22.11.2016 12:51:09)

+1

2

Все самое лучшее, что со мной происходило за этот месяц, можно посчитать по пальцам одной руки неаккуратного фрезеровщика. По большей части это, конечно, связано с трезвым Эллисом. Пьяный Эллис никогда не расчет не пойдет. До сих пор не верится, что меня угораздило вляпаться во все это, да еще и радостно пританцовывать от каждого нового задания и каждой удачи в моих начинаниях. Конечно, Уилл показывает себя достойным наставником. Я вижу, что ему это интересно не меньше, чем мне. Более того, мы даже успели немного подружиться, хотя это выходит далеко за рамки работы. Он знает обо мне больше, чем следовало бы, но мне от чего-то хочется ему доверять. Я стараюсь держать себя в руках и не давить на него, чтобы он вышел из зоны алкокомфорта и вернулся к нормальной жизни, но не всегда у меня это получается. У нас выработалось негласное правило, согласно которому при мне он не выпивает. Это очень удобно, ведь я рядом практически целый день, не считая ночей и выходных. Он снова начал работать и видеть хоть что-то, кроме бутылки вискаря. Вижу ли я в этом свою заслугу?
Ответ положительный.
Все радости жизни быстро меркнут на фоне проблем с соседом по квартире, и я имела неосторожность рассказать об этом Уиллу. И то ли он был выпившим, то ли в нем вдруг проснулся добрый самаритянин, но он предложил сменить одного товарища на другого, обведя рукой квартиру и добавив, что эта махина вместит двоих. К своему удивлению, я согласилась. Уилл явно не будет доставлять столько проблем, да и я все равно выполняю половину обязанностей по дому, так хоть смогу отслеживать все. К тому же, это будет полезно для работы, и мне не придется больше тратиться на такси, потому что засиделась до глубокой ночи. Я уверена, сожительство не составит каких-то проблем. Квартира большая и светлая, ремонт в ней делали совсем недавно, техника не выходит из строя, счета я оплачиваю регулярно. Словом, я и так, считай, только ночевать уезжала, так что Уилл просто предложил убрать посредника. Этот шаг значительно сократит между нами дистанцию, и ему бы следовало это понимать. Хочу ли я этого?
Ответ положительный.
Когда я сообщила об этой новости Филу, он был не то чтобы доволен. Оно и понятно, ведь нас не выперли только потому, что я постоянно ходила и прикрывала его задницу перед хозяином квартиры. Мне было уже откровенно насрать, что он обо мне подумает и как ему жить дальше.
Я собираю вещи, аккуратно складывая все в две спортивные сумки. К счастью, вещей не много, и сборы занимают от силы часа два. Еще вчера вечером я написала Уиллу, что было бы здорово, если бы он меня забрал, не обрекая на участь Мадам Ишак. Тащиться через весь город с сумками не казалось мне хорошей перспективой.
Я вышла из комнаты, оставив дверь открытой. Видимо, наивно полагала, что в последнее наше совместное утро Фил будет паинькой и не вытворит какую-нибудь хуйню.
Пройдя на кухню, я налила себе стакан воды и залпом осушила половину. Возвращаясь обратно, я столкнулась в коридоре с соседом, выбегающим из моей спальни. Чуя неладное, я открыла дверь и увидела, что все вещи раскиданы по комнате. Ну что за детский сад?
Спасибо, что они целы и ничем не испорчены.
Мне не очень понравилось, что Фил таким образом решил меня задержать, и я немедленно сообщила о своем негодовании громким "Фил, еб твою мать!".
Все еще удерживая в руке стакан, я фурией метнулась к соседу, который захлопнул дверь прямо у меня перед носом. Если он думает, что я не умею вскрывать замки, то он ошибается. Через минуту дверь уже была открыта нараспашку, а мой многоуважаемый соседушка сбил меня с ног и завалился сверху, перекрывая кислород.
Ну пиздец.
Валяться на скрипучем полу, будучи придавленной к нему тушей в девяносто килограмм, немного не то, чем я бы хотела заниматься по утрам. Он начинает лепетать что-то про то, что ему одному конец, что он искал такую, как я, всю свою жизнь, и прочую лабутень про долго и счастливо, а я просто охуеваю от таких поворотов и пытаюсь выбраться и вздохнуть. Я говорю ему, что мне нечем дышать, и он слезает, хватая меня за руку. Я выливаю на него остатки чудом удержавшейся в стакане воды и оставляю его в недоумении, возвращаясь в комнату.
Я прохожу мимо входной двери, и в этот момент в меня летит тапок. Аккурат в затылок.
Он орет, что найдет меня и убьет, если я съеду.
Я говорю, что его за это посадят, а потом еще и в газетах об этом напишут, и обо всем узнает его мамочка.
Он называет меня блядью и говорит, чтобы я не смела упоминать ее.
Я говорю, чтобы он отъебался и запускаю тапок обратно. Тапок не попадает в цель, но я никогда не отличалась особой меткостью.
Он в два прыжка преодолевает расстояние между нами и прижимает меня к двери.
Я роняю стакан и говорю ему, что он совершает ошибку.
Он ехидно ухмыляется и говорит, что без труда со мной справится.
Я не теряюсь и заряжаю ему коленом по самому дорогому.
Он сгибается и говорит, что пошутил.
Я отхожу в сторону, и он ударяется лбом во входную дверь.
Замок не выдерживает, и дверь распахивается, от чего горе-любовник теряет равновесие и вываливается за порог.
Я подхожу к двери, чтобы закрыть её и оставить Фила подумать над своим поведением, пока я заново соберу все вещи. Но на лестничной клетке уже стоял Эллис. Охуевающий Эллис.
Неловко вышло.
- Привет, - я улыбаюсь и машу ему рукой, будто ничего такого и не произошло.
- Проходи. Извини, тебе придется немного подождать, возникли непредвиденные обстоятельства.

+2

3

Ноябрь пролетел как-то слишком быстро. Работы за месяц прибавилось. Настолько, что Эллису приходилось ездить в редакцию почти каждый день, чего давненько уже не случалось.
Он вообще много куда гонял под эгидой долга службы. А всё потому, что теперь за ним беспрестанно следовал настырный хвостик ростом около метра шестидесяти, с огромными глазищами и копной непокорных каштановых кудрей. Хвостик отчаянно желал стать профессиональным журналистом, и не давал Уильяму покоя ни днём, ни ночью.
Звали хвостик Эмили Хилл.
Она была очень старательной. И всегда хотела сделать больше, чем от неё требовали.
Так Уильям узнал, что такое отсутствие пыли, пустых бутылок и немытой посуды в квартире. Стажер Хилл отважно попросила разрешения похоронить давно погибший смертью храбрых оконный цветок, и с торжественно-трагичным выражением лица выбросила горшок в огромный черный пластиковый пакет. Девушка с облегчением выдохнула, встряхнула мусорку, утрамбовывая всякий хлам. Тары из-под спиртного ответили Эмили отчаянным перезвоном. Эллис, не в силах выдерживать эти звуки, ушел работать наверх, прихватив чашку с черным чаем.
С черным чаем и пробочкой «Егермейстера».
При своей ученице Уилл, спустя какое-то время, перестал открыто надираться. Во-первых, они с Эми действительно работали, но Эллис иногда перебирал и переставал соображать по делу, ударяясь в пространные размышления и забивая голову девушки ерундой. Как-то раз, раскочегарившись, Уильям мерил шагами гостиную, нарезая круги вокруг Эми, которой приходилось крутиться на стуле, чтобы уследить за перемещениями наставника.
- Это никому нахуй не интересно! – безотносительно к статьям Эмили, поддавшись нахлынувшей потребности поораторствовать и поразводить демагогию, бушевал Эллис. Он активно жестикулировал и махал кружкой с кофе, где на самом деле был его любимый коктейль. – Не поставили фингал, а прострелили глаз, блядь! Нет, выковыряли, оба, вязальной спицей! И ногу отрезали. Две.
Так он «научил» Эмили красочности и яркости описаний. И это притом, что девушка пока тренировалась на сухих заметках-трехстрочниках, чтобы получать хоть какие-то деньги за стажировку. Она в итоге такого напридумывала, что её чуть не выгнали. И Эллиса вместе с ней под зад ногой бы пнули, если бы Хилл не хватило ума обратить всё в шутку, мол, перепутала с набросками для книги. Чьими набросками? Уильяма Эллиса. Он совсем поехал? – возжелали знать в редакции. Нет ещё, держится, отвечала Хилл, как она потом рассказывала, пятясь потихоньку прочь из кабинета редактора, куда её вызвали на ковёр. На том же ковре побывал чуть позднее и сам Уилл, внимая дружеским советам прятать от девочки подальше свои конченые идейки для очередных книг о маньячеллах и их жертвах.
Были бы они ещё, эти идеи.
Были бы они ещё, эти книги.
В общем, возбуждающие моторику, но отключающие мозги смеси в духе кофе/виски и кофе/скотч перестали пользоваться популярностью, уступив место стимулирующему мыслительную деятельность чаю с капелькой настойки. Сначала было непривычно, но потом Эллис рассудил, что быть в течение дня чутка пьяным лучше, чем постоянно в говно. Так хоть можно было и свои статьи писать, потому что Эми была дана ему в нагрузку, и пестование нового светила американской журналистики не отменяло выполнения прямых обязанностей светила староватого.
Была ещё одна причина, она же во-вторых, из-за чего флюгер с флажком «Уилл Эллис» развернулся в сторону относительной трезвости. Видеть всякий раз глаза Эмили, когда она просекала, что Уильям опять катается на карусельках Алколэнда, порядком достало. Потому что в ясных огромных очах Хилл было столько разочарования, смешанного с обидой, что Эллису становилось немного… Стыдно? Она ведь так надеется на него, а он, мудак эдакий, хуярит по-прежнему и в ус не дует.
Бороться с угрызениями совести, как известно, гораздо сложнее, чем не вести себя так, чтобы глас карающего разума вообще не думал возникать. Уилл рассудил, что нет у него моральных сил и желания оправдываться ещё и перед самим собой. А легкое поддержание привычного тонуса неловкости не вызывало.
В конце концов, бросить привычку – любую привычку – очень тяжело. Рекомендуется отвыкать постепенно. Это даже вредно для здоровья, отказываться сразу и полностью. Организм чует, что его ограничивают, и начинает паниковать.
А вот только паники Уильяму не хватало для полного счастья.
И без того палитра эмоций, испытываемых ежедневно, была слишком красочна, особенно по сравнению с предыдущими одинокими месяцами.
На что-то он вообще поначалу не знал, как реагировать.
Например, на идею-фикс Эмили держать домашнюю бухгалтерию в порядке.
Причем речь шла о финансовых делах Эллиса, а не её собственных.
- Уильям, тебе пришло ещё одно письмо из банка.
- Положи к остальной почте.
- Но тут красный штамп. Может, откроешь, посмотришь, что там?
- Потом как-нибудь. Я занят.
- По-моему, это последнее предупреждение. Тебя могут вызвать в суд. Ты вообще занимаешься своими счетами? Ты хоть прочитай, Уилл!
- А ты прочитай свою статью и иди редактируй. Последнее тебе предупреждение, Хилл. Не исправишь - выкину твою писанину к чертям.
Песенка с таким рефреном продолжалась долго. Пока Эллис, чей мозг был усердно проковырян и перемешан тупым предметом, находящимся, фигурально, в руках Эмили Хилл, не взвыл и не начал рвать на себе волосы. Он собрал в кучу все счета, выписки, чеки, письма из банка и вручил стажерке. «На, разбирай», - саркастично разрешил Эллис, глядя, как бумажки падают на пол из рук Эмили, потому что девушка не могла удержать их все. «На, плати», - барским жестом засунув серебристый пластиковый прямоугольник MasterCard в задний карман джинсов Хилл и подтолкнув его пальцем, чтобы не выпал, Уильям посчитал, что разговор окончен.
Странно, но Эмили удовлетворил такой компромисс. Она рьяно бросилась приводить дела Уилла в порядок, и в тот день, когда Хилл заплатила за все просрочки, коммунальные услуги и кредит, Эллис захотел удавиться, глядя на скачущие на экране айфона уведомления о состоянии счета. Но Эми не взяла ни одного лишнего цента. И принесла все чеки. И завела папку, куда аккуратно определила все документы.
Золото, а не девушка.
Поэтому узнав, в каких условиях обитает вверенный ему стажер, Уильям, расслабленный пятком чашечек суперчая, на волне глубоко затаенной благодарности и открыто плещущей человечности, великодушно предложил Эми пожить у него, обведя руками огромное пространство квартиры. Порывистый жест пришлось потом обосновывать логически. Хилл заведует счетами. Убирается иногда, готовит, посуду моет. Торчит тут все равно с утра до ночи, если мистер Эллис тушку свою похмельную до издательства тащить не желает и дома обретаться изволит. Так будет удобнее им обоим. Эми получает крышу над головой и значительно экономит на аренде. Уильям тоже не в минусе, а если они остопиздят друг другу, всегда можно спрятаться где-нибудь в спальне или кабинете.
Уже потом Эллис подумал о том, что сожительство с Хилл означает однозначное «Прощайте, любимые!», сказанное одиноким вечерам в обнимку с бутылкой.
А ещё существуют некоторые трудности, чисто отношенческие, которых редко удавалось избегать живущим бок о бок мужчине и женщине, не состоящим при этом в браке, либо не связанным амурными делами.
Уилл обо всем этом озадачился, но поздно. Эмили уже собирала вещи и прислала сообщение, в котором просила помочь ей с переездом.
В конце концов, это на время. Пока девушка не найдет что-то подходящее, без соседей. Пока не закончится её стажировка, и её не зачислят в штат.
До поры до времени, в общем.
Не навсегда.
Так успокаивал себя Уильям, выруливая к дому, где жила Эми. Он помнил накануне, что ему предстоит поездка, и посему не похмелялся по-человечески. Всего лишь дерябнул с утра пивка. Баночку. И копы не приебутся, и ему не так тошно.
Остановившись на лестничной клетке, Эллис подумал, что надо было не отказывать себе и выпить две банки. А то и четыре. Потому что на трезвую голову наблюдать, как Эмили Хилл навешивает пиздюлей, судя по всему, бывшему соседу (или просто бывшему?), и осознавать при этом, что с этой женщиной теперь жить ему, как-то слишком удручающе.
Уилл неопределенно помахал рукой, не решаясь всё же проходить дальше.
- Я… Ты знаешь, давай я, может, в машине подожду, - переводя взгляд со встрепанной Эми на спасительно убегающую вниз лестницу, указал в сторону улицы Эллис. – Ты собирайся, не торопись. Как закончишь, набери меня. Поднимусь и возьму твои вещи.
Это было похоже на побег, но Уилл, едва дождавшись от Хилл движения, отдаленно похожего на кивок, ломанулся вниз. Закурив, Уильям с опаской посмотрел вверх, туда, где, по его мнению, располагались окна старой квартиры Эмили.
Эдак она начнет его пиздить теперь за то, что он бухает или сидушку унитаза за собой не опускает, и как жить?
Ответа на этот важный вопрос у Уильяма не было, но варианты развития мелькали в голове, как узоры в калейдоскопе, из-за чего Эллис даже на лестнице споткнулся, задев коленом одну из туго набитых сумок новой соседки.
- А у тебя нет телевизора или какой-то мебели? – на всякий случай спросил Уилл, прикидывая, а есть ли в свою очередь у него место, куда можно будет разместить лишнюю технику. - Просто если ты захочешь в ИКЕЮ поехать за какой-нибудь там кроватью или сборным шкафом для косметики, то, пожалуйста, передумай.
Положив сумки Эми в багажник и сев на водительское место, Уильям снова закурил.
- Ты со всеми соседями дерешься? – спокойно спросил Эллис, выбирая радиостанцию. – Навешала мне лапши на уши, а сама, оказывается, мастер спорта по боям без правил. Теперь я тебя боюсь, Эмили Хилл, - он глянул на девушку, хитро прищурившись. – Ладно, поехали, - зажав сигарету зубами, процедил Уильям. – Я тебя закину домой, располагайся, а мне по делам надо.

+2


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » this is war ‡эпизод