http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Амелия · Маргарет

На Манхэттене: январь 2017 года.

Температура от -2°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » в бинтах лучи солнца льются в лазарет ‡флеш


в бинтах лучи солнца льются в лазарет ‡флеш

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

сквозь широты и лютые полюса,
через стены и закрытые двери,
долетят журавлиные голоса,
упадут оброненные перья
нам в пустые ладони

Клео, Джин, зима 15-16

0

2

Иджи никогда не была по-настоящему собранной или внимательной. Она регулярно забывала ключи дома и будила мужа посреди ночи звонком в дверь, у нее регулярно ломался телефон или она забывала его заряжать, пропадая с радаров на целые дни. После нескольких лет брака Иджи не помнила ни даты свадьбы, ни дня каждого из бессчетного количества первых свиданий, но она навсегда запомнила день своего самого первого поцелуя в дымном баре под лестницей. Черноволосая, лишь недавно отказавшаяся от радуги в волосах, решила устроить мужу грандиозный сюрприз, какой только может устроить человек, не способный готовить ничего без существенного ущерба квартире. Прошлая попытка закончилась пропахшими жженой кониной обоями (как это получилось при готовке пасты из морепродуктов до сих пор не могут разгадать величайшие умы человечества), а потому в этот раз Тредгуд несла в бумажном пакете еду из ближайшего ресторана в пластиковых коробочках. В маленьком супермаркете, приютившемся в полуподвале, она долго выбирала вино, пытаясь вспомнить, чем чилийское отличается от французского, а то, в свою очередь, от австралийского. На самом деле, ей было почти все равно - она абсолютно не любила ту кислинку, от которой все приходят в восторг, но сегодняшнее событие стоило даже таких жертв. Она отвлеклась на тоненький писк за полкой и, временно позабыв о вине, заглянула за стеллаж, чтобы увидеть крошечный черный комочек меха.
- Привет, - она подошла к котенку и протянула ему раскрытую ладонь. Крошечное существо недоверчиво, но все же потянулось к ней, обнюхивая прокуренные пальцы.
- Он к нам сегодня пришел, мы хотим его сдать в приют, - обернулась на голос девушка, которая расставляла газировку по полкам.
- А можно я его заберу? - подняла голову Тредгуд, по-детски сверкая карими глазами. Она давно мечтала завести дома какую-нибудь живность, но Клео никак не соглашался, утверждая, что они слишком редко бывают дома, но Джин прекрасно знала, что он не выставит на улицу бездомного котенка.
- Да, конечно, - меланхолично ответила девушка и продолжила расставлять бутылки в магическом, только ей и маркетологам известном, порядке.
- Тебя будут звать Крекер, - Джин самостоятельно приняла важнейшее за последние месяцы решение и подхватила на руки теплое, пушистое существо. Девушка распахнула пальто, устраивая котенка под толстой шерстяной тканью, и запахнулась назад, скрывая крошечное существо от посторонних глаз и холода, который попытается до него добраться, стоит Тредгуд только покинуть магазин, а пока она шла к кассе прижимая к себе и ужин, и малыша, а заодно и бутылку вина, выбранного по красивой этикетке и никак иначе.

Гарри Робертсон опаздывал на собрание совета директоров. Он жил в вечной спешке и, кажется, все равно не успевал жить. Он не успел поставить зимнюю резину, а ночной снегопад оставил на улицах его родного города скользкий наст, на котором его новенький Рено постоянно буксовал. Мужчина отвечал на телефонные звонки и писал гневные рассылки сотрудникам, поглядывая на часы и злился еще больше.

- Крекер, постой! - до дома, до той самой квартиры, что они создавали своими руками только для себя, до той квартиры, чьи стены стали свидетелями беззаботного, юношеского счастья воплотившейся в нечто большее первой серьезной влюбленности или, может, уже тогда робкой, словно молодой росток, любви, так и хмурых дней, когда эта любовь, казалось, погибла и сгорела дотла, оставалась всего пара кварталов, но бойкий котенок вертелся под пальто и, наконец, выскользнул прямо на проезжей части, где, коснувшись лапами земли, рванул в сторону.
- Крекер! - настойчиво звала его Джин, преследуя черное пятно на пустынной дороге, но кот имел собственные планы на этот вечер, а потому бежал зигзагами по проезжей части. Джин поскальзывалась на утрамбованном колесами насте и наклонялась, протягивая мгновенно замерзающие пальцы свободной руки к непоседливой тушке, но котенок ускользал. Она подняла голову ровно в то мгновение, когда машина с легким заносом вылетела из-за поворота. Она  вдруг узнала, как останавливается время, растягиваясь до пределов, но даже так никак не успеть вспомнить самое важное, лишь успеешь понять, что опоздаешь на ужин и попытаться отвернуться, машинально подставляя спину и закрывая собой бутылку вина с самой красивой этикеткой, какую только можно найти в магазине.

Когда Гарри все же заметил случайного пешехода, он выругался и вжал педаль тормоза в пол, но инерция была против его гладкой резины. Темное пальто, в которое было закутано тщедушное тело, вмиг превратившееся в мешок с костями, влетело в лобовое стекло, оставляя цепочку трещин. Рено все-таки остановился, но Гарри боялся выходить из машины и подходить к лежащему в трех метрах позади телу, вокруг которого плавно расползалось алое, с синеватым оттенком вино из разбившейся бутылки, которую так и не удалось сохранить.

Отредактировано Idgie Threadgoode (24.11.2016 22:59:44)

+1

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Ему всё ещё слышался этот больничный запах. Пока ехал в такси до дома, пока поднимался по лестнице на нужный этаж. Открывал дверь и заходил в квартиру. Наверное, этот запах уже въелся в кожу, в одежду. А может, просто облепил мутной плеткой лёгкие изнутри. Мерзко.
Зачем он вообще сюда вернулся? За вещами? Или чтобы отдохнуть? «Мистер Тредгуд, езжайте домой. Её состояние всё равно вряд ли изменится за следующую ночь». И он послушно ушел. Впрочем, он попытался найти в голове, измученной двумя бессонными ночами хоть какие-то причины остаться. Но не нашёл.
А сейчас курил, стоя на кухне, глядя в недра открытого холодильника. Там не было ничего интересного. Остатки завтрака трехдневной давности. Он в то утро проснулся почему-то сильно раньше обычного, повернулся и минут пять смотрел на спящую рядом заново обретенную жену. Думал, наверное, что она проснется от его взгляда, улыбнется. Или, наоборот, нахмурится и скажет что-то типа: «любишь смотреть на спящих девушек, чертов извращенец?» а потом всё равно улыбнется. Но она не просыпалась, сопела немного простуженно (а что ещё ожидать, когда шляешься зимой всю ночь, голося русские песни?), так что Клео решил, что наблюдать за ней идея, конечно, благородная, но одними томными взглядами сыт не будешь. И поэтому тихонько встал и ушел добывать мамонта.
Мамонтом в то утро стали сандвичи, бутылка фиолетовой газировки и большая плитка шоколада с мармеладными мишками. Когда вернулся домой, благоверная всё так же спала, хотя, на проверку, стало ясно, что придуривалась. Закопалась с головой в одеяло и пиналась при попытках поймать за ногу и вытащить из теплого логова.
В конце-конов Тредгуд на это дело плюнул, сказал что-то вроде: «тогда я всё сам съем, а ты сиди», что возымело прям-таки волшебное действие и спустя минут десять, он даже не успел распаковать покупки, на кухне появилась Джин, лохматая, закутанная в большое одеяло.
Всё так же сердито сопя, она забралась с ногами на стул, откуда-то из недр одеяла показались руки, которые сцапали сандвич и зашуршали упаковкой.
Очень живая картинка. Яркая, сочная. Болезненной тоской лизнуло нутро, Клео хлопнул дверцей холодильника, яростно потушил сигарету в пепельнице. А потом снова открыл, достал остатки сандвичей и выбросил в мусор. Сцепил руки замком на затылке, уставившись в окно.
Случайность. Никто не виноват. То есть, виноваты оба, и тот испуганный мужчина, мечущийся по коридорам больницы в помятом костюме и та, лежащая на больничной койке за двухстворчатыми дверьми. Виноваты оба. Но почему-то Клео чувствовал, что виноват он один. За то, что сейчас он здесь, смотрит на город, курит, дышит. За то, что не смог предотвратить. Сколько всего он не мог предотвратить? И это тоже. И тут он виноват.
Она жива, но не приходит в сознание. Переломы, впрочем, ими не испугать. Внутренние ушибы. Она жива, самостоятельно дышит, но только никак не может включиться. Открыть глаза, улыбнуться. За эти двое суток никаких улучшений. Состояние стабильное, средней тяжести. Ничего нового. И что будет – неизвестно.
Новая закуренная сигарета. Опустился на пол, подтянув к себе колени. Глаза слезятся от дыма, вроде как. А ещё трясет, наверное, от усталости. А может, от чувства беспомощности. Он мог бы просидеть у её кровати ещё столько же, и больше, и столько, сколько потребуется. Но его выдворили. Отправили отдыхать. Отрезали возможность сделать хоть что-то. Хотя, что он мог сделать.
Ещё минут через сорок, когда минуты уже не могли делиться на количество выкуренных сигарет, Тредгуд, тяжело моргая, затушил последнюю за этот вечер и, уронив голову на согнутые руки, так и уснул. Выключился.
И, наверное, проспал бы гораздо дольше, если бы не телефонный звонок.
Хриплое «алло», мозг только только начал просыпаться, отчаянно этому сопротивляясь. На том конце провода мама, интересующаяся, волнующаяся, заставляя систему быстрее включаться, подскакивать на ноги, возвращаться в реальность, где любимая женщина в больнице.
Ответы на вопросы о состоянии, улучшениях, тихие всхлипы и обещание обязательно навестить невестку в больнице. А после – проверил телефон на наличие попущенных вызовов и облегченно выдохнул, когда их не обнаружил.
В душ, переодеться, а потом обратно в больницу. В мессенджерах, где чатились все знакомые было непривычно тихо. Впрочем, до их болтовни сейчас Клео не было никакого дела. Макс прислал смс, ещё в шесть утра, удивительно, что только единожды. Набирая сообщение, Тредгуд чуть не пропустил свою остановку.
И снова белые стены. Белые двери. Белые и зеленых халаты. Оповещения по громкой связи, чьи-то родные. Утренняя суета, обходы, таблетки, процедуры. Он поднялся на второй этаж, дошел до нужной палаты. Дождался, когда подойдёт доктор, которого за пару минут до этого попросил вызвать по причине его прихода.
И нет, за ночь ничего не изменилось. Всё ещё без сознания. И да, конечно можно пройти и посидеть.
На жену было страшно смотреть. И страшно чувствовать внутри свою злость. На себя, на ситуацию и даже на неё.
- Иджи, давай вот без этого, а? – беспомощно зашептал, осторожно определяя её пальцы поверх своей ладони. – Ну нормально же общались, что ты начинаешь? Развестись не успели, а ты снова что-то учудила. Послал же бог жену.
А она молчала. Размеренный писк приборов, какие-то показатели, наверное, давление и сердцебиения. Медленно поднимается и опускается грудь, а значит – дышит. Он гладил её пальцы и смотрел, как она дышит. И даже, наверное, слышал за всем этим писком приборов, её дыхание. А может, казалось, что слышит, но ни в коем случае не разрешал себе об этом думать, потому что тогда перехватывало дыхание у самого и хотелось сильно сжать её руку. А так нельзя, ведь на пальцах прикреплен какой-то датчик, наверное, очень важный и повредить его ну вот совсем было бы нехорошо. И если бы так произошло, его бы выгнали из больницы и никогда бы не пускали. И он не мог на это пойти, потому как хотел, чтобы, когда его жена очнулась, он был рядом, и дело совсем не в романтике. Просто Клео хотелось, чтобы она сразу по его лицу поняла, что чья-то пятая точка за такую выходку, которая заставила его так переживать, очень пострадает.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » в бинтах лучи солнца льются в лазарет ‡флеш