http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: январь 2017 года.

Температура от -2°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » too close ‡флеш


too close ‡флеш

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://funkyimg.com/i/2k82f.gif

Время и дата: 5-6 января 2017.
Декорации: Манхэттен, Нью-Йорк; постновогодний кутёж известного американского писателя Маршалла Эверетта.
Герои: Emily Hill & Will Ellis.
Краткий сюжет: Жить вместе ещё не значит встречаться.

Отредактировано William J. Ellis (25.11.2016 20:16:30)

+1

2

Свалить на новый год к родителям было лучшей идеей, когда-либо приходившей Эллису в голову.
Он покидал вещи в сумку и смылся на Стейтен-Айленд в тот же день после милейшего Рождества, когда проснулся на диване, около ёлки, бледно мигавшей гирляндами. Рядом, прижавшись, сопела Эмили. Одна ладонь Уильяма покоилась на прикрытом пледом бедре девушки, другая рука, согнутая в локте, служила Хилл подушкой. Что там ещё упиралось в заснувшую слишком близко Эми лучше не вспоминать.
Когда отношения с девушкой развиваются стремительно, но куда-то не туда, однозначно стоит взять тайм-аут и подумать в спокойной обстановке, что вообще происходит с твоей жизнью. Уильям в подобных размышлениях нуждался просто отчаянно. Он вылетел из квартиры с такой скоростью, будто убегал от пожара. Хилл в этот момент была в ванной. Эллис проорал, что уезжает, в глубине души надеясь, что Эми его не услышит. Даже если она услышала и выскочила голая, в пене, из уборной, то Уильяма в квартире уже и след простыл. Не было и его ключей с немного облезшим от времени брелком в форме значка Бэтмена.
Он должен был побыть один.
Где-то вдали от Эмили.
Так Хилл осталась на Манхэттене, а Уильям пересек Аппер Бэй и спрятался от внешнего мира в доме Скотта и Веры Эллис.
Рядом с родителями Уилл сразу почувствовал себя лучше. Он соскучился по своим старикам, а они – по нему. Для матери и отца Уильям всё равно был лучшим сыном. Не имели значения его странные запутанные отношения с женщинами, профессия криминального журналиста, склонность к выпивке и прочие нелицеприятные характеристики личности, которых, если поднапрячься, можно составить целый список. Когда мама с порога кинулась обниматься, Уильяму внезапно стало этого мало, и он сгреб ещё и отца, который поотбрыкивался, но потом крепко сжал всех членов семьи могучими руками.
Это был спокойный, тихий новый год. Уильям позвонил Эмили, отгоняя навязчивую фантазию, что, если бы они праздновали сейчас вместе, то после боя курантов по традиции поцеловались бы. И этот поцелуй Хилл бы запомнила.
Оставлять сообщение на автоответчике Эллис не стал. Разозлился, представив, что Эми обжимается сейчас с первым встречным, оказавшимся рядом и оравшим у неё под ухом от двенадцати до одного. Он фыркнул. Как мало надо-то оказывается, чтобы получить поцелуй Хилл. Всего лишь оказаться в нужном месте в нужное время. А ему, если посмотреть с этой точки зрения, вообще по ходу никогда не фартило.
Да нахуй всё пошло бы.
Эллис чмокнул своего старого плюшевого медведя и написал короткое сообщение.
«С новым годом.»
Именно так. С точкой.
На следующий день родители собрали всех друзей с детьми и внуками, приятелей, родственников, ещё могущих передвигаться, товарищей по теннисному клубу и папиных коллег по работе с семьями. Это, конечно, было большой ошибкой со стороны гостеприимных Веры и Скотта, потому что Уилл был несколько не в себе большую часть первого января, но ему удалось взять себя в руки и выйти к гостям. Он сначала боролся с тошнотой, норовя держаться поближе к огромному цветку в кадке, но потом принял обезболивающее и стал весел и открыт к общению. Познакомился с двумя симпатичными дочками друзей матери и отца и с четырьмя не очень. Одна из женщин, следуя, видимо, библейским традициям (звали её Ева), активно стреляла глазками и всучила Уильяму свой номер телефона, предложив встретиться на Манхэттене после всех новогодних празднеств. А до возвращения от предков можно и на Стейтен-Айленде прогуляться.
Уилл пораскинул мозгами и предпочел остаться вечером третьего числа с отцом. Мог бы, конечно, соблазниться Евой и немного сбросить физическое напряжение, но почему-то… Не захотел. Во всех смыслах этого слова.
В итоге Уильям и его отец Скотт весь вечер радовали маму, которая подносила им чашки с хрустиками и чипсами, смотрели записанные на диски бейсбольные матчи и выпили на двоих литров семнадцать пива. Оба страдали на следующий день, чем маму уже не порадовали.
О телефоне Эллис на эти дни нарочно забыл.
А когда утром пятого января брился, все же решил посмотреть, что там происходило, во внешнем мире. Экран встретил Уилла тревогой кучи уведомлений, пропущенных звонков и сообщений. Маршалл Эверетт, на чью традиционную вечеринку были приглашены все-все-все и Винни-Пух, отличился больше всех. Он считал Уильяма другом, что было не совсем взаимно, и очень переживал, что Эллис может не явиться, посему прорывался сквозь глухую стену игнора десятками смсок.
Эмили Хилл написала дважды. «Спасибо, тебя тоже» и «Как дела?»
Охуенно дела. У тебя видимо тоже, раз за неделю весь свой пыл по тотальному контролю растеряла.
Уильям расстарался, собираясь на маршалловский кутеж. Вошел в холл весь из себя важный, сдал дорогое черное пальто милой девушке-гардеробщице, огляделся. В этом году кутила Маршалл сам себя переплюнул. Впрочем, на его книги молились, и он мог себе позволить раз в триста шестьдесят пять дней собрать кодлу народа, снять шикарный зал, напоить, накормить и развеселить аудиторию. Эверетт называл это инвестицией. Ещё бы. Остальные триста шестьдесят четыре дня все эти люди несли денежки в его карман.
Маршалл был, впрочем, вполне славным парнем, уж получше некоторых, но жутким заебой. Уильям отвязался от него только через два бокала шампанского, и то не без помощи какого-то франта, накинувшегося на Эверетта с поцелуйчиками. Уилла передернуло, и он поскорее отвалил в другой конец зала.
Эллис, разговаривая вот уже минут пятнадцать с единственным приличным человеком, которого ему удалось отыскать, обернулся. И чуть не подавился шампанским.
Расфуфыренная Эмили Хилл порхала между кучками народа, всем улыбаясь, здороваясь, обнимаясь. Когда она только успела со всеми ними познакомиться? Ну ладно ребята из редакции, но вон те пидорасы в шарфиках кто вообще такие?!
Она хвасталась длинными стройными ногами, нарядившись в платье, едва прикрывающее задницу, и туфли на высоких каблуках. И это в начале января! Красиво уложенные волосы блестели, когда Эми откидывала их от лица и смеялась, запрокинув голову.
Совсем охренела что ли.
Столько кокетства Уильям никогда в ней не замечал.
А она даже не поздоровалась, хотя видела, что он тоже здесь.
Просто посмотрела в сторону Уилла, кивнула и пошла дальше флиртовать с педиками.
Обиделась может?..
Надо ей хоть намекнуть, что не на тех чары свои тратит.
Эллис нагнал Хилл у бара, двадцатью минутами позднее. Уж сколько вытерпел, наблюдая, как девушка крутится между гостями. Он подошел со спины, так, чтобы Эми не могла его заметить заранее, а окружающие не заподозрили, что Уилл направляется именно к ней.
Возникнув с левой стороны от Хилл, Уильям улыбнулся. Взгляд его при этом оставался холодным.
- Ну что, всем жопу показала, - с этими словами он украдкой одернул сзади подол платья Эмили и тут же убрал руку в карман, одновременно улыбаясь двум солидным дядечкам в не менее солидном подпитии, не заметившим жест, но посчитавшим своим долгом отсалютовать бокалами, уступая Эллису место у бара. – Отморозишь себе всё. Мама не учила зимой рейтузы надевать?

Отредактировано William J. Ellis (29.11.2016 19:58:44)

+2

3

- Я тоже рада тебя видеть, Билл.
Удар ниже пояса.
И далеко не первый за сегодня.
Зачем мне это нужно?

Перенесемся в утро после Рождества, когда я вышла из душа в приподнятом настроении, потому что магия произошла, хоть и не такая, как описывают в сказках.
Это было что-то теплое и по-настоящему близкое. И то ли я что-то не так сказала, то ли сам герой торжества много себе надумал, но, выйдя из ванной, я услышала громкий хлопок дверью. Ни "до свидания", ни "я напишу", ни сообщения о том, куда этот перец направился, я не получила. У меня было предположение, но я старалась об этом не думать. В конце концов, он уже взрослый мальчик и может сам о себе позаботиться. Это произошло именно в тот момент, когда мне показалось, что мы сократили дистанцию. Именно тогда, когда мне нужно было немножко уверенности в этом. Самую малость. Иногда мне кажется, что я прошу непозволительно много, и тогда я быстро остужаю свой пыл, вырубив нахрен все конфорки и перекрыв подачу топлива. По сути, мне, конечно, не следовало на что-то рассчитывать, но я была бы не я, если бы не строила каких-то дебильных иллюзий, возводя из них замки. Тот факт, что мой замок рухнул вместе с тем самым громким хлопком, заставил меня задуматься о том, что моя персона не имеет в его жизни никакого веса. Что же, это и не удивительно, ведь я только и делаю, что требую от него бросить свою пагубную привычку целовать взасос бутылки и заняться своей жизнью. Этим хлопком он как бы недвусмысленно намекнул, что нахуй ему моя забота не упала.

Перенесемся в день, когда вся страна празднует Новый год.
Вся страна, кроме меня. Праздничного настроения у меня не было. Да и отмечать мне было особо не с кем. Утром я навестила могилы родственников, а вечером позвонила матери. Мать не взяла трубку. Зато Курт взял. Проговорили мы, правда, не долго. Да и говорить нам было особо не о чем. Возможно, когда-нибудь я буду на него папкать, но пока я к этому была не готова. Я сидела в пустой квартире, зажимая между колен полупустую бутылку с шампанским и доедая мандарин. Я держала в руке телефон и ждала полуночи, чтобы позвонить Уиллу. Просто я хотела ему показать, что мне не понятны его мотивы, но я все еще ценю его присутствие в моей жизни и помощь с жильем и карьерой. Да и банально узнать, не сдох ли он где-нибудь в подворотне, ведь тотальный контроль был снят, и он мог делать все, что его душе угодно. Палец уже потянулся к зеленому кружочку, но тут телефон завибрировал, и экран перекрыло окошко уведомления.
"С новым годом."
Мне трудно сейчас вспомнить, что именно полетело в адрес несчастного сообщения, которое ни в чем не виновато. Но соседи наверняка этого не услышали из-за громкой музыки, да и мне было откровенно поебать, что они подумают. Я отправила сообщение в ответ и кинула телефон на ближайшую поверхность. Здесь стоит отметить, что сидела я на голом полу, упираясь спиной в диван. Так что ближайшей поверхностью оказался тот же пол. И из-за выпитой на голодный желудок веселящей газировки у меня просто не было шансов рассчитать силу. Так что моим подарком мне на Новый год был новый телефон.
Я включила музыку и активно имитировала бешеный праздник с кучей народу. Я даже разбила пару фужеров, но это только потому, что кто-то корова, а занос заднего бампера - полтора метра.  Я утанцевалась в ноль, немного ограбив бар. Даже если он заметит, мне насрать. Сигареты кончились еще на середине буйства, поэтому я выбегала в ближайший круглосуточный магазин и успела выпить с продавцом. Приятный парень. Имя его я, правда, не запомнила.

Перенесемся в тот день, когда я перестала ненавидеть Эллиса за его выходки.
Это случилось второго января, когда я отошла от похмелья, привела квартиру в порядок и выкурила пару сигарет. С того сообщения от него не было никаких новостей. Я не знала, чем он занимается, все ли у него в порядке, не сорвался ли он снова в уныние и кто его окружает. Я не знала, вернется ли он домой, когда вернется, в каком настроении. Я вообще не понимала, что происходит. И мне просто важно было знать, все ли у него хорошо. Я отправила ему сообщение, подразумевающее ответ. Это был не риторический вопрос и, в общем-то, можно было найти пару минут, чтобы написать "у меня все хорошо". Но кому-то, видимо, отрубили руки, и поэтому такой возможности не представилось. И за все то время, пока его нет, ему и в голову не пришло поинтересоваться, жива ли я и не спалила ли я к хуям его квартиру. Потому что ему было похуй, и доказательств обратному я не видела.
Уильям Эллис забил на меня болт.
Не вопрос, если ему так комфортно. Я больше не заикнусь о каких-то совместных проектах и в ближайшее время найду квартиру, чтобы не смущать Его Величество своим пребыванием рядом.
И если вы спросите, обижало ли меня его поведение, то получите скалкой промеж рог за тупые вопросы.

Перенесемся в тот день, когда мне подвернулся шанс отыграться.
Маршалл Эверетт понятия не имеет, кто я такая. И он бы и не узнал, если бы я не говорила в тот момент с редактором, а Эверетт не проорал в трубку, что я тоже приглашена. Если там будут все, то и Уилл там будет. А если его не будет, так хоть повеселюсь нормально. С этими мыслями я собиралась на вечеринку, скептически осматривая свой гардероб и поджимая губы. Ни одно из тех платьев, что были у меня в шкафу, мне не нравилось. Поэтому я нехило вложилась в обновку, смотря на которую, утирала слезы счастья и удовлетворения. Я собиралась на вечеринку как на бал, чтобы не только утереть нос одному красавчику, но и произвести впечатление на толпу. Мол, посмотрите, это та самая девочка с дальнего стола, которую курирует Эллис. Я была уверена, что после этого вечера мое имя не будут вспоминать по десять минут. Им просто не понять, что в редакцию я хожу работать, а не светить шмотками. Я накрасилась, хотя обычно этого не делаю. Я сделала укладку, хотя обычно этим не занимаюсь. Духи. Помада. Из отражения в зеркале на меня смотрела не я. Но та, кто смотрел, мне, определенно, нравилась.
Естественно, я опоздала. И поэтому мое появление в зале было замечено. Я быстро обвела толпу взглядом и увидела нужную фигуру еще до того, как мы поравнялись.
Не без удовольствия я обменивалась приветствиями с окружающими, получая и возвращая комплименты.
Прямо под носом у Эллиса я поправила шарф Эвана Гроуди, младшего редактора какого-то модного журнала, и сказала, что красный ему очень идет. Он сказал, что я потрясающе выгляжу, и в этот момент я как бы между прочим кивнула Уиллу в знак приветствия.

Вернемся к бару, где у кого-то прорезались собственнические мотивы, и он одернул мое платье, чуть не сорвав его с меня и не показав миру потрясный бюстгальтер.
Его фальшивая улыбка была встречена такой же. Я была рада его видеть, но знать ему об этом не обязательно.
- Какие-то проблемы? - я вижу его выражение лица и ловлю себя на паскудном удовлетворении.
- Патрик, повтори, пожалуйста, - я протягиваю бармену бокал и мило улыбаюсь ему. Парень осторожно улыбается в ответ. Да, я уже успела узнать его имя.

Отредактировано Emily Hill (30.11.2016 12:23:23)

+2

4

- Нет, что ты, никаких, - Эллис проводил направившегося в другой конец барной стойки за нужной бутылкой несчастного Патрика взглядом, не предвещающим ничего хорошего. Так смотрят маньяки, банковские клерки и кассиры в супермаркетах, когда у тебя нет мелочи. Такие люди готовы убивать. – Пока что, - ехидно добавил Уильям, снова обращая внимание на Эмили. – А вот когда ты заболеешь – начнутся. Будешь валяться дома, кашлять, чихать, меня заразишь, и всё это отразится на нашей работе.
Усмехнувшись, как ни в чем не бывало, Эллис отвернулся, облокотился на стойку и начал разглядывать ассортимент алкоголя, теснящийся на стеклянных полках. Он сцепил ладони в замок, потому что руки так и чесались схватить Эмили и утащить её вон с этой вечеринки. Но выдавать таким откровенным образом своё недовольство было опасно. Они и так расстались в последний раз не на самой приятной ноте. Точнее, вообще без оной, потому что разговора между ними не состоялось. Уилл надеялся хорошенько поразмыслить вдали от Хилл, а в итоге всё это время, как мог, отгонял мысли о ней и том, как и с кем она проводила эти дни.
Кто же мог подумать, что первая встреча после новогодних праздников произойдет при таких обстоятельствах. Уильям наивно полагал, что, как обычно, нажрется на тусовке Маршалла, отлично проведет время, все-таки доедет до дома уже под утро, а вот после, пережив тяжкое похмелье, посмотрит на Хилл и решит, что теперь делать – продолжать дальше целомудренно засыпать вместе по особым случаям, сделать вид, что ничего не произошло, или…
Третий вариант развития событий пока что озадачивал. Можно сказать, что шальная мысль объясниться с Эмили прилетала в хмельную голову Уильяма часто, как раз ввиду последнего важного фактора. Также лихо идея из сознания извлекалась – пьяные размышления самые искренние, но это не отменяет щекотливого момента неприменимости их к реальной жизни. Не зря же бывает так стремно, когда вспоминаешь, что болтал по синему делу.
Вот и с Хилл та же хуйня. А вдруг это всё не взаимно?..
Хотел посмотреть на Эмили – посмотрел. На все эти вырезы-губы-волосы-ноги.
Так и не понял, как поступить.
Поэтому спонтанно решил, что надо себя вести как обычно. С налетом небрежного отношения к действительности. Со здоровой долей иронии, приложенной ко всему происходящему.
- Ты очень здорово выглядишь, - Эмили на самом деле была прекрасна, как отпуск на Багамах, но Уильям не смог себя заставить убрать издевательские нотки из голоса. А ещё в тоне явственно сквозило раздражение, вызванное, впрочем, фактом очевидным – Хилл выглядела слишком привлекательно, да к тому же сверкала красотой в зале, полном разношерстных ублюдков. – Тебе всё это идёт.
- Можно вас сфотографировать? – раздался робкий голос, и из-за спины Эмили вырос плюгавый мужичонка с несоразмерно огромной фотокамерой.
- Конечно, - любезно разрешил Уилл ещё до того, как девушка успела убрать бокал от лица, сглотнуть и вежливо запротестовать.
Почему-то в том, что Эми откажется позировать вместе с ним, Эллис не сомневался.
Хилл пришлось отставлять фужер на ходу. Уильям сделал небольшой шажок, отлепляясь от стойки и одновременно кладя руку на талию Эмили. Он притянул её к себе, крепко прижав, щегольски откинул полу пиджака, засовывая свободную руку в карман. Улыбнулся, чуть прищурившись, всем своим видом выражая блаженство – он на крутой вечеринке, с чертовски соблазнительной молодой женщиной, атмосферу скрашивает обилие знаменитостей и халявный алкоголь. Чего еще можно желать?
Фотограф, сделав пару снимков, пятясь, отчалил искать новых моделей. Бедняге заказан отчет о мероприятии: он обязан предоставить гору фотографий, на которых запечатлены известные, красивые или хотя бы не слишком пьяные физиономии. Строгие критики отберут наиболее удачные, и картинки с довольными рожами разлетятся по светским журналам, интернет-порталам и газетам, старающимся идти в ногу со временем и, по сути, поддерживающим свое существование только благодаря наличию колонок светской хроники и анекдотов от читателей.
Уильям никогда не стремился мелькать на страницах глянцевых и бумажных изданий, но сегодня был особый случай. Ему было откровенно поебать, опубликуют ли именно их фотографию. Но сиюминутное желание понтануться на людях, выделиться, обнимая Эмили не то что как жену, скорее, как объект неистовой страсти, поглотило остатки здравого смысла.
Отпуская Эми и возвращаясь на исходную позицию «я стерегу бар», Уильям на секунду задумался, а стоило ли показушничать.
К однозначному выводу не пришёл, так как ситуация не располагала.
Если уж начал наступление – выкинь к черту рефлексию.
Тем более, что две пары любопытных глаз уже испытующе пялятся на них.
- Как встретила новый год? – почти безразлично осведомился Эллис, делая знак бармену. Перед Уильямом практически мгновенно возник бокал с виски. – О, прости, секунду…
Уилл не успел даже прикоснуться к своей порции, как во внутреннем кармане пиджака заорал айфон. Именно заорал, вклинивая бодрый речитатив в музыкальное сопровождение вечера.
«I got passion in my pants and I ain't afraid to show it, show it, show it, show it
I'm sexy and I know it»

«Блядь».
- Да, - Уильям резко поднес бокал к губам и отпил сразу треть содержимого. – Да, Ева, привет. Что? А… Да, уже в Нью-Йорке. Сегодня днём.
«Ебаные визитки».
- Нет, сейчас неудобно. Я занят, - взгляд, обращенный на Эмили, полон настороженности. – Может быть. Позвони на неделе. Да, кофе, отлично. Извини, мне надо бежать. Рад был тебя слышать. Ну, - нажав отбой и убирая айфон в карман, Эллис криво улыбнулся. – Так что там с новым годом? Где отмечала? С кем? Ты же знаешь поговорку про «как встретишь, так и проведешь»?
Уильям, отвернувшись, опрокинул в себя ещё треть виски.
А теперь, дамы и господа, начинается аттракцион невиданной сдержанности и самоконтроля.
Ибо после случайного звонка случайной бабы Уилл ожидал от Эми откровенного вранья, которое он, конечно же, примет за чистую правду.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » too close ‡флеш