http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » I'm going back to my roots ‡флеш


I'm going back to my roots ‡флеш

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

когда-нибудь здесь будет графика*

I'm going back to my roots
Another day, another door
Another high, another low
Rock bottom, rock bottom, rock bottom

Есть такая теория: Вселенная и время бесконечны, значит, любое событие неизбежно, даже невозможное. И случайную встречу спустя столько лет после Сицилии нельзя списать на странное везение.

Матиас, Дэвид
Конец марта 2016, Манхэттен

+2

2

James Morrison - Man in the Mirror
[audio]http://pleer.com/tracks/8025374EiuC[/audio]


Gotta make a change for once in my life
It's gonna feel real good, gonna make a difference
Gonna make it right

http://s8.uploads.ru/5NCAd.gif http://sh.uploads.ru/lZwot.gif


Я пройдусь. — Сиплый, подсаженный голос итальянца негромко прозвучал в пыльном полумраке гостиной. Ему вторил мягкий и сильно уставший голос Эммануэль. С некоторых пор, это место стало им домом, довольно надёжным, уютным и исключительно личным. Пускай просторная, и не лишенная роскоши, квартира в одном из лучших районов Нью-Йорка – не лучшее место для того, чтобы спрятаться, не выделяться и зализывать раны, но глупая мысль о том, что, наконец, хочется для семьи лучшего, хочется перестать бегать и ощутить себя в комфорте и благодати – не давала покоя и взяла своё. Советник нисколько не жалел, что они выбрали именно эти апартаменты. Аккуратная, еще не заселенная до конца, высотка, чудесный вид на остров свободы и тишина, чтобы, наконец, подлечиться, набраться сил и снова почувствовать себя прежним человеком. — Если тебе что-то понадобится…. — Росси жадно вдохнул на полуслове, поджал губы, проглотил. — …звони. Я буду не далеко.
Он набросил на плечи старое пальто, поправил ворот у зеркала, заглядывая в собственное, побелевшее отражение, подхватил со стойки для зонтов, неброскую, черную трость. Она, как бы иронично это не звучало, стала символом семьи на ближайшие несколько недель. Матиас подхрамывал на правую ногу, а Эммануэль – на левую. Пару дней назад, поздним вечером, оба, обнявшись за плечи, несли друг друга до спальни и истерично посмеивались. Как удобно им хромать на противоположные ноги. Без пяти минут, единый организм.
Отражение в зеркале, застывшее в полумраке коридора, подёрнутое бликами ростового зеркала, взглянуло на советника с той стороны сурово и холодно. Запавшие глаза, похудевшее окостеневшее лицо, заросшее выдающейся белой щетиной, которую просто на просто было лень сбрить, вытянулось и огрубело. По правде говоря, Советник перестал узнавать себя в нём. — Старик. — С нескрываемым отвращением итальянец выплюнул в ответ на холодный взгляд отражения. Мягкий женский голос из соседней комнаты прозвучал снова в рассеянном «ты что-то сказал?».
Говорю, скоро вернусь. — Отвлеченно бросил Матиас и крепко сжав изгиб рукояти трости, тихо вышел за дверь. Лестница далась с первого раза. Аккуратно переступая ногами со ступеньки на ступеньку, он спустился на два просторных пролёта, постоял у стены, свистяще подышал и…
…вызвал лифт.
На улице было по-мартовски сыро и ветрено. Сумерки уже опустились на город. С запада пришел циклон, удобрив едва подсохший последним морозцем город, обильным дождём с остатками февральского снега. Переступая через лужи, итальянец неторопливо пошёл по восьмой авеню. Идти было не просто, ноги едва ли слушались, казались мягкими и совершенно ослабленными. Его и так всегда не прельщали собственные худые коленки. Но теперь они вовсе выглядели по птичьи, неестественно и слишком болезненно. И когда побелевшие от постоянной лёжки, пятки, надоели до одури, Матиас решил, что не помешало бы уже начать и шевелиться вопреки чужим рекомендациям сохранять постельный режим. И покуда Эмма, наконец, могла полноценно отдохнуть, он решил взять на себя мелкие дела и постепенно начать навёрстывать упущенное.
Нью-Йорк казался ему теперь абсолютно обновленным. И вроде, ну что там – пара месяцев всего, но каждая улица была будто отражена в зеркальном порядке. Всё здесь осталось прежним, стало, быть может, немного чище, но всё равно как-то не так. В яркой разметке на дороге появились краски, люди вокруг проплывали размытыми торопливыми пятнами, всё в плоскости триста шестьдесят градусов было для Матиаса абсолютно другим. Или просто он стал медлительнее и слабее?
---
Ноги сами привели в парк к вычищенным дорожкам, серым, уснувшим с зимы, газонам и безлюдным лавочкам. Места, подобные этому, наполнялись гуляющими прохожими только в выходные. В рабочее время здесь поспешно пролетали редкие люди в костюмах, с кофе и газетой, а летом – обязательно находились горстки ленивых студентов, которые отдавали свое предпочтение зеленому газону в тени дуба, вместо аудитории. Сейчас здесь было пусто и тихо. Журчал запущенный вчера, облезлый фонтан – единственный нарушитель безмолвного спокойствия. Росси прошёл два шага, нырнул за металлические, скелетоподобные ворота с вывеской и устроился на лавочке у входа. Сквозь тяжелую отдышку и хмурые брови, он полез ладонью в карман пальто, нашаривая там…пачку сигарет. И пусть за это ему потом от души достанется, но расстаться с пагубной привычкой, которая сейчас только пуще вредила лёгким, расстаться было невозможно. Матиас готов был отказаться почти от всех мирских забав и зависимостей, но бросить курить – это было выше его сил. Накрыв ладонью огонёк зажигалки, советник жадно закурил, втянув в себя и без того облезлые щеки. Сигаретный, сладковатый дым, змеей пробрался внутрь, ошпарив глотку, и юркнул в лёгкие. Те мгновенно сжались в приступе сухого, напряженного кашля, отдающего где-то в подвздошной области. Росси согнулся, сплюнул жёлтую тягучую слюну под ноги и услышал, как совсем рядом вдруг бренькнул медяк. Чертовы двадцать пять центов лязгнули толи о стекло, толи о консервную банку. Он поднял глаза, озадаченно провел ладонью по мягкой, заросшей щеке и в недоумении проводил взглядом незнакомую фигуру. Человеку, в длинном весеннем плаще грязно-серого оттенка, показалось, что на лавке сжался бродяга. Какой-нибудь заплутавший старик с выразительным туберкулёзным кашлем. Преисполненный чувства жалости и сострадания, он щедрым жестом бросил под ноги итальянцу….. двадцать пять центов.
Эй! — Возмущённо рявкнул Матиас, недовольно сведя брови на переносице, прижал кулак к губам и, как рыба, погибающая от удушья, раздул щёки, сдерживая кашель. Незнакомец не обернулся и быстро исчез за поворотом. Росси разочарованно выдохнул, выволок из старой банки, оставленной здесь для окурков, двадцати пяти центовую монету. Чёртов квотер. Грёбаный четвертак! In God we trust и хладнокровный профиль горбоносого Вашингтона. Он злобно сжал блестящую монетку свежей чеканки в кулаке и поднялся с лавки, опираясь на трость.
В парикмахерской для мужчин, сохранившей традиции старой цирюльни, двое мастеров порхали ножницами над полулысыми головами посетителей. Третий задумчиво натачивал клинковые бритвы в подсобке.
Постричь и побрить. — Прозвучало скорее, как приказ, как древняя здешняя устоявшаяся фраза. Советник тяжело опустился в просторное кресло с укороченной для удобства стрижки, спинкой. Парикмахер встал позади него, опустив руки на плечи. С тихим шорохом, поверх аккуратной сорочки итальянца, легла тёмная накидка. Подобранные многолетней практикой, пальцы мастера зарылись в грязно-серые, усыпанные пеплом волосы. Немолодой мужчина невысокого роста в фартуке, набитом инструментами, склонился к уху итальянца и взглянул на него через зеркало напротив. — Коротко стрижем?
Коротко. — Ответило небритое, заросшее отражение в зеркале, подчеркнув свои слова решительным кивком и равнодушным сжатием бледных губ.
На пол посыпались старые огрызки волос, зашелестела по коже острая клинковая бритва, смахивая густую щетину с уже гладкой, бледной щеки, сохранившей на себе росчерки недавних африканских путешествий. Стекло или шрапнель. И всё то время, кропотливое отведенное на стрижку и бритьё, Матиас ни разу не отвел взгляда от собственного отражения в зеркале, где давешние зачатки прошлого господина Росси, проступали сквозь бесконечную седину, россыпь жухлых морщин и блёклый цвет остывшей радужки. Отчаянный, неброский шаг в собственное прошлое, чтобы больше не казаться себе стариком, рухнувшем в бессилии на лавку в парке. Это отвратительное чувство какой-то глубокой неполноценности постепенно растворялось в шелесте острых ножниц и гладкой расчёски. Сорок минут аккуратного чужого труда. Ровные, пепельные бакенбарды, блестящий от гладкости подбородок и Советник поднимается из кресла, оставляя на столе наличный расчет. На улице, за порогом парикмахерской, его посещает жгучее желание выбросить в мусорный бак собственную трость, но следующий шаг заставляет передумать, напротив – опереться на неё крепче и через зебру дорожного перехода отправиться в паб через дорогу. Просто потому, что сегодня желания превосходят всё. Заказать стакан прохладного бурбона со льдом или попробовать тёмного, нефильтрованного и, желательно, ирландского. Насладиться футболом, проветрить голову табачным дымом и запахами прожаренного стайка.

Отредактировано Matias Rossi (27.11.2016 17:49:45)

+3


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » I'm going back to my roots ‡флеш