http://co.forum4.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Амелия · Маргарет

На Манхэттене: апрель 2017 года.

Температура от +11°C до +17°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Мгла. ‡ флеш


Мгла. ‡ флеш

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://cs8.pikabu.ru/post_img/2016/02/15/8/1455539098160443340.jpg

Дата и место: 24 декабря 1998 года, Берлин, Германия.
Жанр: криминальный триллер.
Сюжет: Не ходите поздно вечером по улицам спокойного на удивление города, ведь даже гирлянды и пышные ели не способны спасти от темноты, в которой таятся монстры.
Грета с подругой не вняли предупреждениям и после театральных курсов направились к Дрезден домой, чтобы ещё немного порепетировать вместе и выпить немного глинтвейна в честь праздника. Но молчащий вечерний город наполняется странной мглой, в которой Грета теряет подругу, а потом едва и не теряется сама. Ночной метрополитен, тайны, последняя книга герра Дрездена и проходящий практику Леннарт, который как всегда оказался не в том месте, не в то время. Грета не знает, увидит ли подругу ещё раз... как и не знает - выберутся ли они из лап похитителей до того, как пострадает кто-то ещё?


[icon]http://savepic.ru/12492788.gif[/icon][sign]-[/sign]

Отредактировано Greta Dresden (05.12.2016 23:50:39)

+12

2

Грета чихнула и спрятала покрасневший нос в огромный алый шарф с оленями, оленьи рога, прикреплённые к ободку, дёрнулись, следя за движением её головы. Хельга, бредущая рядом и увлечённо рассказывающая об очередной роли театральной принцессы их кружка, пожелала ей «не умереть до тех пор, пока не сыграешь роль своей мечты». Грета фыркнула, мол, а потом, значит, можно откинуть коньки, да? Хельга вопроса не поняла,  но всё равно раздосадовано всплеснула руками. Она совершенно точно не была готова выслушивать странные шутки Дрезден, особенно, когда столько тем для обсуждения. Сегодня был Сочельник, город украсили к праздникам, но на улицах почему-то было тихо в этот час, хотя едва ли перевалило за десять часов вечера. Наверное, все жители тихого района нашли себе место дома, возле украшений и домочадцев (главное, не перепутать), и только они с Хельсенкофф всё никак не могли дотопать до дома Греты, где их не ждал никто, но было вино и вишнёвые сигареты, которые мама наверняка специально оставила на видном месте для дочери. Пожалуй, это Рождество будет лучше, чем предыдущее, когда мама швыряла тарелки из коллекционного сервиза, пытаясь попасть отцу в голову. Или позапрошлого, когда Иззи напилась шампанского и полночи блевала в их импровизированный фонтанчик в зимнем саду. Кстати, с тех пор мама предпочитала минимализм в украшении.
- Грета, долго ещё? Я устала! – Хельга повисла на подруге, едва не свалив куда более хрупкую Дрезден на холодный асфальт.
Хельсенкофф явно не обделила природа – размерами так точно, а вот про интеллект Грета предпочитала не задумываться. Слишком умные друзья – слишком много проблем, а этого она совершенно точно не желала. Пошатнувшись под весом девушки, она растянула губы в улыбке и посмотрела на неё, прицепленный к лицу нос-фонарик задорно мигнул красным.
- Брось, Хель, мы прошли не так уж много, чтобы ты вымоталась. Я думала, что ты в прошлом семестре записалась на занятия в фитнес-зал, куда ещё тот мужик ходит… ну тот, похожий на Алена Делона.
Удивительно хорошенько лицо Хельги, хоть и чуть оплывшее, сморщилось в недовольной гримаске, и Грета поняла, что попала своим вопросом в цель. Пока подруга разглагольствовала, что не подписывалась на такие страдания, а Дрезден тащила её, как на буксире. Они должны были сесть в метро на станции «Ратхаус Шпандау», чтобы отправиться до конечной станции – «Рудов». Несмотря на то, что это был не самый крутой район города, квартира у семьи Дрезден, находящаяся на Нойкёльн Штрассе, была двухъярусная и очень даже современная. В любом случае, мало кто догадывался, что Грета из более чем обеспеченной семьи… и слава богу, а то только таких, как Хельга, друзей не хватало. Они как раз свернули в проулок, чтобы срезать путь до станции, когда в темноте что-то звонко ударилось, а потом мир вокруг заполонила… мгла. Влажный светло-серый туман заползал в ноздри и уши, заставлял слезиться глаза. Хельга в растерянности отступила от Греты, но та даже не заметила, когда это произошло.
Дышать было тяжело, в грудной клетке клокотала и давила боль, и девушка согнулась, стараясь хоть как-то снять её. Она судорожно и слепо шарила по карманам ярко-алого пальто, отделанного зелёной мишурой, в попытке найти платок, чтобы прикрыть лицо. На несколько бесконечных мгновений ей показалось, что мир вокруг поплыл, но, чуть успокоившись, она поняла, что это просто бесконтрольно текут по щекам слёзы. Хельгу слышно не было, но справедливости ради стоит сказать, что Дрезден не слышала вообще ничего – ни шума города, ни даже стука собственного сердца, хотя оно колотилось, словно безумное. Что-то будто бы коснулось воротника её пальто, но почти в ту же секунду прикосновение исчезло, оставив после себя лишь призрак, от которого крупные мурашки скользнули по спине. Грета попыталась вздохнуть и сделать несколько шагов вперёд, хотя понимала, что это опасно, но стоять на месте она тоже не могла. С каждым шагом мир впереди виделся яснее, но это был лишь выход на улицу, полную магазинов и… к станции «Ратхаус Шпандау», куда она не так давно тащила Хельгу.
Грета опёрлась плечом о кирпичную стену, наконец-то делая полноценный глубокий вздох, и моргнула, когда всё стало более-менее ясным. Хельги рядом не было. Дрезден обернулась назад, но там сквозь опадающий туман девушку тоже было не видно. Не было её и на улице, где было чуть более людно, чем несколькими метрами назад. Грета сделала несколько шагов, но ноги её подкосились, и пришлось вцепиться в пальто мимо проходящего мужчины, который явно не ожидал такого «доброго вечера» от смутно знакомой девушки.
Наконец, Грета смогла услышать шум улицы, своё сбитое дыхание, стук своего сердца, но легче ей не стало. Она ещё толком не могла понять, что произошло, потому что это случилось слишком быстро. Вскинув голову, она пошарила по лицу и стянула дурацкий нос, оставив его болтаться на шее. Перед ней стоял недавний знакомый её отца. Как же его? Как ни силилась Грета, но вспомнить имени мужчины она не могла.
- Герр... мистер... мне нужна помощь, - хрипло протянула девушка, ощущая, как от этой чёртовой "мглы" режет горло. - Моя подруга... моя подруга пропала.
Только сейчас она начала понимать, с ужасающей скоростью, что этот дым был не просто так. Это не хреново природное явление, не случайность. Кто-то сделал его, чтобы похитить Хель. Но зачем? Ведь она была из простой семьи учителя и детсадовского работника, ничем, кроме крупной фигуры и капризного нрава, не выделялась из десятка таких же девушек. Или цель была не Хель? Грета ничего не могла понять.
- Похоже, что её похитили.

[icon]http://savepic.ru/12492788.gif[/icon][sign]-[/sign]

Отредактировано Greta Dresden (05.12.2016 23:49:21)

+7

3


  Когда у человека есть мечта, он обязательно ее должен добиться. Ставя перед собой цель и идя к ней. Нет. Не переступая через чужие головы, и не замечая, как сам же калечишь чужие жизни во благо своему будущему. Но так, чтобы до самого конца и при этом, испытывая гордость за самого же себя, а не чувства отвращения, когда вспоминаешь, на что пришлось пойти, чтобы добраться до самой верхушки айсберга и удержаться там. Когда у человека есть мечта, он даже чувствует себя иначе, ведь тогда ты понимаешь, что живешь не зря. Что живешь для чего-то и нужно лишь уметь, достигая одного, уметь находить новые цели и стараться быть таким же упертым, как и всегда. Что было моей мечтой? Наверное, доказать именно в-первую очередь отцу, что он во мне ошибается. Даже если я и ошибаюсь во много сам, но для меня, вот уже тридцатилетнего мужчины, было важно, чтобы мой отец мной гордился. Хоть раз. Так, как гордился моим братом, что не пошел ему вопреки, а оказался в армии. Защищая нашу страну. От чего? Я до сих пор не понимал. Каждую из стран в настоящие время, нужно защищать от их же правителей. Но, в этом не было ничего нового. Так было всегда. И я ведь тоже занимаюсь защитой. Немного иной. Не целого мира, а лишь одного индивидуума. Но важно не количество. Не объем. А качество того, как ты вообще отдаешься своей работе.
  Которую, к слову, я закончил вот уже, как несколько часов назад, но при этом, я продолжал оставаться в офисе. Сам не знаю почему. Мне нравилось окунаться в его шум в течение разгара рабочего дня. Пусть в его пределах я и бывал всего пару часов в день, большую часть, проводя в зале суда или же сидя напротив своих клиентов в комнатах для допроса, но сам офис, он как будто навевал на меня ощущение стабильности. Я могу остаться здесь. В этом городе, когда закончится моя практика, которую я начал после окончания университета. Мне нравилась сдержанность немцев. Их умеренная грубость, в звучании их языка, которых я с успехом начал изучать еще на первом курсе. Мне хотелось говорить на одном языке с людьми, в страну которых, я приехал и начал становится их часть. Мне нравилась неумение показывать каждому собственные эмоции и в какой-то степени, я начал вписываться в этот мир. В его правила и в его обычаи. Я чем-то был на них похож. Почти всегда. Наверное, за одним лишь исключением и оно касалось именно моих детей. Детей и жены, которые оставались в Нью-Йорке и, нет, это было бы даже смешно, скажи я, что они меня ждут. Может малыши - да, но жена? Она счастлива только в те моменты, когда я звоню, чтобы сообщить, что перечислил деньги на свой счет в банке. И оставался я в офисе просто от того, что спешить мне было некуда, а в голове до сих пор вновь и вновь звучала наша с ней последняя ссора, в которой она вновь мне напомнила о том, что именно я был инициатором рождения детей и поэтому, должен работать лучше, если не хочу, чтобы мои дети забыли своего отца окончательно. Я устало опустился на стул за столом, который был выделен для меня в офисе. Работа вытягивала много сил, но моя жена как будто каждый раз, пускала мне пулю в лоб, добивая меня, а, не поддерживая, чтобы у меня был хоть какой-то стимул двигаться вверх. Ведь всю свою карьеру адвоката, я начинал лишь отталкиваясь от желания доказать отцу, что он ошибается, раз не верит в меня и Нора... я усмехаюсь. Куда-то в пустоту и в тишину офиса. Даже странно и удивительно, что мой отец и жена, так и не смогли найти общего языка. Сойтись, на неумении верить в человека, который вдруг решил найти в своей семье поддержку. Я поднялся из-за стола. Собирая бумаги по делу. Сегодня был сочельник, и это означало еще и то, что несколько дней можно не думать о работе. Можно провести время с семьей. И еще не поздно, купить билет и улететь в Нью-Йорк. Провести время с детьми. С родителями. Малыши скорей меня забудут от того, что я с ними почти и не бываю. Наверное, это действительно хороший план. Под ночь я бы напился, чтобы суметь с еще более каменным выражением на своем лице, выслушивать нотации жены, а после, уснул бы на диване нашей гостиной. Понимая, что перед телевизором гораздо интересней, чем в постели с женщиной, которая раздвигает ноги в мое отсутствие перед каждым, кто сумеет посулить ей хоть какую-то выгоду. Боже и когда я стал таким циником? Я вновь усмехнулся. Засунув бумаги в портфель и подхватив свое пальто. На улице холодно и мне точно меньше всего хотелось бы слечь ко всему прочему с простудой. Может, я бы даже научился болеть. Будь рядом тот, кто за мной захотел бы ухаживать.
  Может, действительно набрать номер аэропорта и забронировать билеты? Даже если они будут последними и даже если сам самолет отправится через час, я бы все равно успел. Я ведь действительно соскучился по сыну и дочери. Только из-за них я еще не отказался от необходимости хоть когда-то, но возвращаться домой. Именно с мыслями о Валерии и Нобете, я и подошел к лестнице, что вела в метро. Я оставил машину у дома еще утром. Было полнейшим безумием пытаться добраться до работы на своем транспорте. Не с этим сумасшедшие пробки, которые каждый раз образовываются по утрам или же вечерам, а особенно в праздничные дни. Кажется, все должны сидеть дома со своими семьями, но почему-то каждый куда-то намеревается успеть. Я не в итоге никуда не спешил и метро, один из наилучших способов в итоге успеть везде и без непозволительного опоздания. Я поднял ворот на пальто, кутаясь в него и пытаясь укрыться от порыва ветра. Весь город сиял огнями и это в какой-то степени даже завораживало. Нью-Йорк сейчас переливается еще большими красками и воспоминания о том, как мы с родителями ходили на городскую елку, вновь зарождает во мне тоску. Разве я не должен заложить в память и моих детей что-то теплое и доброе об их детстве? Я замедлил шаг. Удобней перехватив лямку от моей сумки на своем плече, заводя ее рукой немного дальше по пояснице. Впереди было что-то странное и это меня и заставило почувствовать легкую тяжесть в плечах, которые сдавило от того, как я сейчас напряг каждую мышцу своего тела. Меньше всего мне хотелось сейчас оказаться в эпицентре какой-нибудь пьяной драки. Я бы в ней с огромным удовольствием поучаствовал, будь я сам пьян. Это не было бы плюсом в карьере начинающего адвоката, но я, быть может, хотя бы сумел до самого конца в этой драке, выплеснуть все накопившиеся эмоции за долгое-долгое время. Я все же спустился еще на несколько ступенек. Не отступая. И не поддаваясь желанию развернуться и просто поймать такси, отказываясь от возможности успеть на последнюю электричку на сегодня. Перехватив руку девушки, что вдруг появилась. Я пытался помочь ей устоять на ногах или же, это было лишь моего непонимания и попытка защитить самого себя. Что если незнакомка сейчас бросится на меня с кулаками? Но, да. Это было глупо. Согласен. И мне показалось ее лицо знакомым. Этот чертов нос и шарф. Он укрывал половину ее лица, что я не сразу понимал, откуда могу ее знать. Пока она, наконец, не заговорила. Я сразу же и понял, что не так давно работал с ее отцом, помогая ему оформить некоторые документы. Грета. Кажется да, ее зовут именно так. Я закончил работу и забыл обо всем, но меня сейчас выручает моя память на имена. Без этого невозможно стать хорошим адвокатом. Пожалуй.
  - Кого похитили? – я пытался понять, пусть и могу показаться в эту секунду идиотом, но я стараюсь разобраться в том, что за бред несет девушка. На ее лице был испуг, но с ее неразборчивой речи я лишь понял, что что-то произошло с ее подругой, - сейчас успокойся, - я заглянул ей за спину. Видимо даже ждал, что из растворяющего тумана, которого и вовсе не может быть в стенах метро, кто-то выйдет. Может тот, кто за ней гнался и оказался повинен в перепуганном голосе девушки. Но там никого не было. Все, кто вообще мог быть в этот час на улице, уже давным-давно сидят дома и греют свои руки у каминов. Я коснулся осторожно плеча девушки, - что произошло? И если с твоей подругой что-то случилось, мы должны вызвать полицию и если ее действительно похитили, то мы должны это сделать немедленно, но сначала расскажи, что произошло, - я не хочу быть дураком. Человеком, что повелся на шутку, только, хм, я помню отца Греты и не думаю, что сама бы Грета, стала бы развлекаться такими идиотскими шуточками.

+4

4

Грета была в ужасе, её мелко трясло, а в голове царил настоящий сумбур. Она никак не могла взять в толк то, что все это с ней произошло на самом деле, что она не в дурном кино, которые так любил её отец, хотя и скрывал эту пагубную привычку (и ещё с десяток других). Не стоило идти пешком к метро, не стоило вообще ехать на метро, надо было выбрать такси, пусть это и обошлось бы в приличную сумму, но тогда они бы не пострадали. Почему необходимо было показывать свою никому ненужную храбрость, хотя они обе знали, что шастать по городу, даже находящемуся  преддверии праздника, не стоит? Никакие гирлянды не спасут, если кто-то идёт по твоим следам. Отец наверняка разозлится!
Девушка побледнела от ужаса, едва представив, что скажет папа, который при всём своём миролюбивом характере обладал на редкость вспыльчивыми нотками, если можно так сказать. А мама? Господи, да о чём она думает! А если Хельга пострадает действительно серьёзно, что тогда делать? Подняв на мужчину глаза, полные слёз, Грета постаралась говорить так, чтобы голос её не дрожал. Получалось не очень, но сейчас можно было и показать слабость, ситуация это позволяла.
- Кого? Мою подругу, Хельгу. Мы возвращались с репетиции, шли ко мне домой, хотели немного порепетировать ещё, потому что сцена сложная. Но это неважно, совершенно неважно! – Грета взмахнула руками, по-настоящему перепуганная и даже рассерженная произошедшим.
Дрезден понимала, что ей нужно успокоиться, если она продолжит истерику, то мужчина вряд ли её поймёт. Она вспоминал, что его фамилия Окессон, но это мало что ей дало. Сейчас все мысли крутились вокруг мглы, которая будто сожгла свет, в которой исчезла Хельга, будто её и не было. А ещё… то прикосновение к волосам, мимолётное, едва ощутимое, но ведь было. Может, это была бедняжка Хель, которая тянулась к единственному человеку, который мог бы её спасти, но не смогла?.. Боже мой.
- Окей, я спокойна, спокойна, – закивала Грета, как китайский болванчик, хотя общее её состояние было далеко от метки «спокойно», но Леннарт Окессон умел заставлять себя почувствовать в безопасности. Но мысль о том, чтобы вызвать полицию, показалась Грете ужасной.
Если они сейчас позвонят копам, то придётся объяснять, что произошло. А сколько они будут ехать? Господи, а если это повредит её отцу? Грета испуганно посмотрела на своего спасителя и помотала головой, отчего длинные русые пряди выбрались из слабых резинок. Яркий нос грустно висел на резиночках, рога готовы были упасть, держась на честном слове.
- Герр Окессон, не надо полицию. Она исчезла только что, они не могли уйти далеко! – от внезапно пришедшей мысли, девушку заколотило. - Если мы поспешим, то сможем их догнать! Мы потом вызовем полицию, ведь пока они приедут, Хельгу могут увезти далеко-далеко! А если мы её не найдём больше? Я буду виновата в том, что не побежала за ней, герр Окессон! – Грета схватила руку мужчины в свою и сжала его пальцы не по-женски сильной хваткой. - Ей семнадцать, понимаете? Она девчонка совсем. Что они могут сделать с ней, как думаете, если мы не успеем вырвать её из их лап?
Она едва ли не подпрыгивала на месте, огромные глаза на бледном лице казались почти чёрными, румянец наконец вернулся на положенное место. Грета была абсолютно уверена, что если Леннарт откажется, то она пойдёт вызволять подругу одна, о чём она поспешила сообщить ему:
- Я в любом случае побегу, герр, пока ещё могу что-то изменить. Мне бы хотелось, чтобы вы пошли со мной, но я понимаю, если вы не решитесь. Это всё-таки может быть опасно.
Пожалуй, она играла на его гордости, не зная - получится ли вызвать в нём здоровую злость, которая поможет им обоим наконец сдвинуться с места. Грета прекрасно понимала, что полиция - это просто кучка бесполезных идиотов, которые могут только составить протокол и, может быть, открыть дело.
Хельга к тому моменту может быть либо мертва, либо что ещё похуже, о чём думать Дрезден не хотелось. Подруга, конечно, была не лучшим человеком в её жизнь, но она была.
- Послушайте, помогите мне, - Грета пританцовывала на месте, она начала замерзать, а пальцы её уже превратились в ледышки. - Возможно, потом я смогу помочь вам. Может быть, у меня есть то, что вам нужно. Возможно, у меня есть кое-какие... снимки кое-кого очень известного, что может быть вам интересно.
Да простит её крёстный, который был известным адвокатом, но если выбирать между его карьерой и жизнью Хельги, то Грета предпочитала жизнь, как бы странно это ни звучало. У неё всегда были странные приоритеты.

[icon]http://savepic.ru/12492788.gif[/icon][sign]-[/sign]

Отредактировано Greta Dresden (05.12.2016 23:49:45)

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Мгла. ‡ флеш