http://co.forum4.ru/files/0016/08/ab/34515.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель · Мэл

Маргарет · Престон

На Манхэттене: декабрь 2016 года.

Температура от +4°C до +15°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Рождественские истории » There's no other cure for my inner sinner but you ‡рождественский флэш


There's no other cure for my inner sinner but you ‡рождественский флэш

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Dancing through the night, a vodka and a sprite,
A glimpse of the silhouettes, a night that they never forget.

[audio]http://pleer.com/tracks/13977244Mw9F[/audio]
http://65.media.tumblr.com/aaba263afe3a4c1c4ba88d376a7bf29e/tumblr_ohbhfg7N0E1qdqywso1_1280.png
(c)пасибо, Дэвид.
Touch me, yeah, I want you to touch me there,
Make me feel like I am breathing,
Feel like I am human again.

Декабрь 2013 года, Дания, Копенгаген.
...История о том, как двое незнакомцев,
в попытках заглушить голоса демонов своих,
стали вдруг двумя непозволительно близкими.

+11

2

Как можно оказаться в Дании?
Первым на ум приходит обыкновенный туризм, развитый настолько обширно, когда за деньги человека доставят в любую точку мира, а самые жадные и туда, куда ступят только безбашенные единицы, но речь идет о цивилизованном государстве в северной Европе, что славится гостеприимством, выпечкой и знаменитой статуей русалочки из одноименной сказки Андерсона. Последнее особенно привлекало, как необоснованная и призрачная надежда на счастливые концы в реальной жизни. Второй причиной приезда можно назвать проживающих родственников, близких или дальних, которых посещаешь с радостью, из под палки и по пути своего путешествия. Чем больше семья, тем дальше она будет раскидана по всем уголкам земного шара, переплетаясь с другими, создавая новые, разрывая прожитые годы, чтобы вновь отправиться на поиски своего счастья. Как же причудлива жизнь со всеми ее поворотами и испытаниям, подбрасываемых на пути, предлагая неизменно два варианта, среди них бороться или покориться. Оставаться в стороне невозможно, мощный пинок подтолкнет на импульсивное решение, в корне меняющем распорядок, к которому привыкаешь и начинаешь даже любить, те же банальные мелочи, как, например, забирать свою невесту по пути домой, если удается пораньше вырваться с постоянных летучек, призванных улучшить работу глянца, и, ах да, застукать свою женщину, целующимся с другим мужчиной.
Задумчиво рассматривая янтарную жидкость в бокале, поворачивая его на свету, я отчаянно пытался вспомнить, каким по счету он был в этом чудном и небольшом баре недалеко от центра Копенгагена, где пожилой бармен молча подливал мне, даже не спрашивая, а стоит ли. Оставалось надеяться на то, что вид не настолько убитый, когда хватает одного взгляда на лицо, легко считывая с него эмоциональное состояние сидящего за стойкой. Приятного пьянящего ощущения было мало, хотелось большего, пожалуй, до самой отключки, чтобы не вспоминать, по какой причине меня занесло сюда. Своеобразная игра в прятки грозилась обернуться громким скандалом, в скором времени он будет освещаться в прессе, роясь в грязном белье несостоявшихся супругов, перемывая им кость за костью, придумывая небылицы в поисках причины расставания. Со своей стороны я не был намерен делать какие-либо заявления, что же собиралась выкинуть Изабель одному Богу известно.
Поморщившись, опрокидываю залпом бокал и ставлю его на стойку, краем глаза замечая, как рядом отодвигается стул и кто-то садится по левую руку, обдавая приятным ароматом… Это малина? Не веря собственному обаянию, поворачиваю голову, чтобы безразличным взглядом окинуть рыжеволосую женщину, поднявшую тонкую руку, жестом подзывая к себе бармена. Она ничего не говорит, и перед ней появляется такой же граненный представитель стеклянной посуды с прозрачной жидкостью, льдом и лимоном, выдавая любительницу джина и завсегдатая этого заведения. На этом мой интерес заканчивается, поскольку я все еще пребывал в состоянии «все женщины мира – зло», аналогичному «все мужики - козлы». Сейчас где-то во Франции меня ищут десятки людей, пытаясь дозвониться по отключенному мобильному телефону, наверняка и до бывшей невесты успели добраться, связаться с головным офисом в Штатах, а там недалеко и до Амелии, что спустится в преисподнюю и достанет. Но на все это нужно время, а благодаря той же разнице часовых поясов, я был в выигрыше и мог позволить себе внезапный визит в Данию, которую и в глаза не видел раньше. К сожалению, не до любования красотами было, только дикое желание побыть незнакомцем в гордом одиночестве и обдумать, как отбиваться от назойливых репортеров. Одно дело, когда это твоя работа, и с приобретенным опытом надоедливые люди не становятся такой уж большой проблемой, а с другой, когда это касается чего-то личного, что точно не захочешь выставлять напоказ, но такова плата за известность. Имя Дэвид Стэнли, арт-директор известного «Подиума», наследник влиятельной британской семьи, шло далеко впереди, от того и пал выбор на небольшое государство в Северной Европе, где я смогу побыть обычным посетителем бара и залечить свои душевные раны или что там лечат после в подобных случаях. Как настоящий критик, беспощадный и безжалостный, я давно привык к подобной отдаче, что часто выливали и грязь, и сочиняли не самые лестные отзывы, словно это могло хоть как-то навредить или уничтожить карьеру. Да будь так, давно бы забился куда-нибудь в угол, жалея себя, вместо этого иногда по вечерам с удовольствием изучал новые сплетни в компании лучшей подругой и бутылки чего покрепче с легкими закусками. Как любила говорить англичанка: «Если о тебе не пишут в таблоидах, то тебе и делать нечего в модной индустрии».
Хлопнувшая дверь, впустившая очередного посетителя, оповестила так же и о группе подростков, распевающих известные рождественские песни вразнобой пьяными голосами, настолько счастливыми, что практически не резало слух. Такое короткое мгновение погрузило в куда более приятные воспоминания светлого праздника нежели сейчас, когда я был один, в чужой стране и собирался в этот день спать беспробудным сном. Года четыре назад, когда Амелия еще была главным редактор и не задумывалась об уходе, мы долго придумывали какой-то новый и необычный способ отметить праздник, чтобы я не выступал в роле своеобразного отрезвителя для нас обоих на следующий день. Не помню, кто точно упомянул о лыжах, но реакция у обоих была очень яркой – подруга недоверчиво посматривала на меня, пытаясь осознать, что за столько лет знакомства, мы не успели узнать общую страсть к этому виду спорта, я же только качал головой. Тяжело, когда вы оба законченные карьеристы и половину, даже большую часть своего времени, заняты обсуждением рабочих вопросов или очередных громких новостей, зато подобные моменты навсегда откладываются в памяти, как нечто ценное и дорогое сердцу. Пожалуй, это было лучшее Рождество в моей жизни. Мы катались до полной усталости, практически вползая в арендованный домик и отрубаясь возле камина, даже дойти до ресторана сил не было, поэтому и занимались заказом блюд в номер. Да и про сам праздник и не вспомнили бы, если бы не висели кругом напоминания, люди не катались бы в шапках Санта-Клауса, не распевали знакомые всем песни, и не закрыли бы трассы в канун праздника за несколько часов. Мориарти умудрилась откуда-то притащить небольшую елку и гирлянды, вручая мне коробку и наказывая наряжать, сама стала раскладывать подарки, накрывать импровизированный ужин в виде журнального столика у камина, и вообще стремилась создать, если не идеальную атмосферу, то такую, что захочется запомнить каждую минуту. Ровно в полночь, подкрепившись едой и напитками, мы стали безжалостно рвать упаковку, выдавая свое нетерпение и любопытство и восторженно реагировать на каждый подарок. У нас была негласная традиция не преподносить символично одну вещь, предпочитая делать ровно столько, сколько прошло лет с нашего знакомства. Например, как неизменные часы, подаренные в тот день, что я ношу в девяносто процентов случаев, что даже сейчас блеснули на моей руке, когда я притянул к себе очередной бокал виски. Безумно захотелось попросить у первого встречного телефон, набрать ее номер и услышать, просто услышать родной голос, который спросит местонахождение и уже через десять или чуть больше часов будет сидеть рядом, проклиная знакомую француженку, но… Моя любимая подруга, надеюсь, ты простишь меня, это Рождество я впервые за столько лет проведу не с тобой.

+1


Вы здесь » Manhattan » Рождественские истории » There's no other cure for my inner sinner but you ‡рождественский флэш