http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/11825.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 7 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Алесса · Маргарет

На Манхэттене: ноябрь 2017 года.

Температура от +7°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » why does my heart feel so bad? ‡альт


why does my heart feel so bad? ‡альт

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/8e/98/ff/8e98ff6d237e45dec4067225a4616f73.jpg
Почему мне так тяжело на сердце, малышка?

+1

2

Мандарин. Сегодня снова приснился мандарин, который она еще так недавно ела из маминых рук. Впрочем, «недавно» - понятие такое же относительное, как и праздник, который трудно отмечать без матери, именно поэтому Рождество и Новый год получились особенно грустными после того, как она умерла. В этот раз не было ни снега на раскидистых лапах елки во дворе коттеджа, ни фейерверков, запускаемых после полуночи, ни бородатого Санта-Клауса, с неизменным помощником-эльфом, весело разносившего подарки по окрестным домам, в которых они с отцом играли. Не было ничего. Даже того ребенка, что обычно скакал по дому, приставая ко взрослым с единственным и самым важным вопросом: «Мама! Папа! Ну когда уже можно открыть мой подарок?»
Даже обычные ежегодные поздравления, чуть заставлявшие сердце биться сильнее, звучали как-то поникши и грустно, как если бы и они тоже чувствовали, что чего-то не хватает. Точнее, кого-то… Мэри заявила, что Санта-Клауса не существует и она больше никогда не будет ему помогать, раз он не может дать ей мандарин из маминых рук, и ушла в свою комнату: прятаться под одеяло и оплакивать Рождество. А под утро вовсе пришла к отцу, свернувшись клубком рядом с ним, несмотря на крепкий запах алкоголя. Так закончилось ее детство и началась взрослая детская жизнь, в которой лишь она да отец только и остались друг у друга.
«Я люблю тебя, папочка», - прозвучало признанием в рождественскую ночь, а потом – как отрезало. Мэри более не вспоминала это слово, будто напрочь забыв о нем.
Это было давно. Так давно для ребенка, как только может тянуться время для него. Как будто бы вовсе в другой жизни, не имеющей никакого отношения к нынешнему выходному дню, когда не нужно в школу. Тихо, без единого скрипа, приоткрылась дверь, и Мэри одним глазом заглянула в спальню отца. Это, кажется, единственная комната, куда он запрещал ей заходить и сердился, когда Мэри нарушала запрет, но Мэри всё время его нарушала. И почти не говорила теперь.
Сквозь жалюзи в окне, напротив входа, в полутемную комнату пытались протиснуться несколько солнечных пятен – пушистых и ушастых. Самый толстый, застрял в узкой прорези, словно в норе, тщетно пытаясь втянуться туда, где резвились его мелкие собратья: на отцовскую постель – мамину половинку.
В воздухе буквально висел удушливый спертый запах затхлого помещения, перемешанный с парами алкоголя и, наверно, уже не настолько чистого постельного белья, которое требовалось бы постирать, погладить и поменять. Во всяком случае, так было, когда в их жизни была мама. Именно сейчас девочка внезапно для себя решилась сохранять и поддерживать этот порядок, чтобы как можно дольше сохранить присутствие мамы в их с папой жизни. Потому что кто еще способен сделать это, кроме них?
Стараясь ступать как можно тише, Мэри протиснулась в комнату, практически сразу спотыкаясь об опустошенную бутылку и опуская взгляд. Виски. Мэри не слишком любила подобные находки в свои неполные восемь. И поскольку ее детское личико еще не научилось притворяться, эмоция мгновенно отразилась на лице, заставив поморщиться и едва ли не чихнуть. Сдержалась. Не хотела будить отца именно так…
Прихватив находку за горлышко, тихо пробралась обратно. И только выкинув бутылку в мусорный контейнер для стекла, удовлетворенно помыла руки, бросая еще один взгляд на стол, уже сервированный к завтраку. Немного подгоревшая яичница со вчерашними макаронами под сыром и зеленью смотрелась вполне аппетитно. Записка, написанная на салфетке, выглядела в меру невинно и предупредительно: «Я туда уронила скорлупу, в яичницу. Жуй осторожней, папа».
Блюда прикрыты стеклянными крышками, чтобы не заветрились. Но увы, Мэри не могла помешать им остыть, и вернулась в комнату, будить отца.
Протискиваясь сквозь ту же щель, нимало не увеличившуюся в размерах еще раз, отметила, что то самое толстенькое солнечное пятнышко оставило попытки проникнуть в комнату и откровенно скучало, глядя на всех с высока, однако же как-то обрадовалось появлению Мэри, начав ей подмигивать. По всей видимости, ушами и лапами… и забарахталось с новой силой, пока девочка раздумывала над тем, как именно ей разбудить отца так, чтобы не как каждый день, а по-особенному.
Мама делала это крайне нежно. Оглаживала ладонью овал лица и мягко целовала в губы. От последней мысли Мэри слегка поежилась. «Нет, в губы целовать не буду», - вздохнула про себя. И если исключить поцелуи, в принципе, можно попробовать остальное…
Ступая как можно тише, Мэри почти бесшумно обошла постель и, прежде всего, разогнала с нее всех зайчиков, аккуратно забираясь на край кровати. Отец всё спал. Какой-то очень уставший и очень осунувшийся, очень одинокий и очень несчастный. Напряженный – кажется, даже во сне, давно забывший про улыбку. Мэри придвинула к себе подушку, мягко укладываясь на бочок, и с минуту просто смотрела на отца, такого родного и чужого одновременно… Кому как, а Мэри очень его не хватало. Особенно после того, как «ушла» мама, как говорили взрослые, пытаясь «уберечь» ее от встречи со смертью. Глупые, она уже давно знала, что «умереть» – совсем не то же, что «уйти». Ему тоже её не хватало.
«Я о тебе позабочусь». Легкий вздох и маленькая ладонь потянулась к лицу, мягко и бережно касаясь скул, и чуть поглаживая их, как делала мама. «Папа. Папочка. Просыпайся. Вставай, я приготовила нам завтрак. Паап?».
Улыбнувшись, потому что показалось, что он уже не совсем спит, погладила лицо отца осязаемее и ласковее. «Паааап… ну, вставай, ты обещал. Говорил, что позавтракаем и пойдем гулять. Пожалуйста, пойдем».
Она переоденет свои мягкие пижамные штаны и привычную футболочку с укороченными рукавами, натянет уличные джинсы, найдет свитер. Даже шарф достанет для него, и они вместе пойдут на прогулку. Они уже давно не были вместе.
[nick]Мэри[/nick][status]маленькая взрослая девочка[/status][icon]https://pp.vk.me/c626424/v626424504/44649/dn-QkPyJo9I.jpg[/icon][sign]Я люблю тебя, папочка![/sign]

+1


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » why does my heart feel so bad? ‡альт