http://co.forum4.ru/files/000f/3e/ce/11023.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Амелия · Маргарет

На Манхэттене: март 2017 года.

Температура от +6°C до +11°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » упадет человек, в небо аист взовьется ‡флеш


упадет человек, в небо аист взовьется ‡флеш

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Я молчу
Тихо падают чуткие к времени листья
И, в забвеньи кружа, наполняют немое пространство,
Будто давней войны отзвучал завершающий выстрел
Я молчу. Я уже начинаю ценить постоянство

Я молчу
Плавно падает снег на девичьи ладони,
И тепло ее рук мне не знать у себя на предплечьях.
Она только шепнет: "Что ж, ты так ничего и не понял…"
Я молчу. Я боюсь осознать бесконечность.

Я молчу
Возвращаются вновь перелетные птицы,
Плачут крыши, и мать над уснувшим ребенком,
И я знаю, что мне уже нечем укрыться,
Я молчу, чтоб услышать стук в двери негромкий

Я молчу
Упадет человек, в небо аист взовьется,
И в лице не изменится месяц двурогий
И замкнется кольцо, и чего мне еще остается -
Это только молчать и смотреть в тишине на дорогу.

2004-2008, когда Фрея и Айден слишком рано повзрослели...
[nick]Freya Gautier[/nick]

Отредактировано Freya Gilbert (06.01.2017 00:29:29)

0

2

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Зимой озера Мичигана застывают прозрачным льдом, промерзают почти до дна. Зима укрывает деревья пушистым белым покрывалом. Здесь она щедро сыпет пушистыми снежинками с неба, заботливо пряча от холода землю, домики и машины. И, стоит маленькой, в сравнении с разверзнувшимся небом, человеческой фигуре замереть, зима заботливо укроет и его мягким своим одеялом, и будет укрывать до тех пор, пока острые снежинки не перестанут таять, попадая на голую кожу, пока не перестанут тонуть в хрусталиках глаз. Здесь, природа не похожа на то, что она помнит с детства: здесь мало елей с мягкими лапами, с которых, если тряхнуть ствол, упадет целый снежный сугроб и завалит несчастного, оказавшегося под ним. В ее памяти остался большой дом, где в особо холодные ночи казалось, что по полу бродили призраки, которых рождал сквозняк и детское воображение. Кусочками мозаики собирались серые, припорошенные снегом острые зубы скал, обнимающих вечно-зеленые леса. И, конечно, церквушка, куда детей нестройной стайкой водили каждое воскресенье. Совсем другой зима была в Нью-Йорке. Снежинки там падали с грязно-серого неба, врезалась в стеклянные башни и снова летели вниз рваными траекториями от дыхания большого города. Им совсем недолго удавалось хранить свою девственную белизну, они становились грязными, стоило им лишь коснуться земли.
И, если зима Аляски была чем-то похожа на зиму в Озерном Краю, то осень здесь была абсолютно неповторимой. Взрыв золота и крови отражался в спокойной поверхности озер, тем же взрывом догорал ранний осенний закат. Но больше всего ее поражает то, что год за годом здесь безумие ярких красок исчезает под белоснежным саваном снега. Месяц-другой — и буйство красок вдруг замирает в глубокой, обволакивающей тишине и белизне зимы.
Той самой зимы, одеваться в которую Фрея все так же не умеет.
Той зимы, которая холодным ветром обтягивает красные ладони.
Той зимы, от холодов которой так просто прятаться в кампусе колледжа искусств.

Ее руки окрашены смесью эмоций, на ладонях появляются целые жизни, причудливые сплетения и оттенки цветов, которые значат для нее нечто большее, чем просто способ выразить застрявший в голове образ. Рваные линии вплетаются в причудливый орнамент слияния света и тени. Ей поразительно близок импрессионизм, но она больше любит акварель. В мазках масляной краски слишком много шероховатости и неровности, тяжелые влажные крошки падают на подпол юбки, превращая грубый лен в произведение искусства. Вот капля отчаяния упала к беспечности, оставила яркий след рядом с безнадежностью.
- Потрясающая картина, - она вздрагивает от голоса за спиной, испуганно поднимает глаза. За спиной стоят трое, завороженно смотрят на холст.
Они всегда стоят за спиной, когда обломки карандашей выводят на белом листе, разрывая его щепками вокруг стержня, они смеются и говорят, что каракули не получились. Они вырывают еще не испачканный страхом мир из под ладоней, комкают его и отправляют в мусорное ведро, стоит единственной взрослой женщине в этом мире хрупких, еще не окрепших без достаточного количества кальция костей, выйти из учебного класса.
- У тебя настоящий талант, - тонкие пальцы сильнее сжимают палитру, краски сильнее впитываются трещинки обветренных зимними ветрами Мичигана ладоней. Она боится сверстников, боится каждого слова в свой адрес. Она не может привыкнуть уже второй год к тому, что ей не говорят ничего плохого, к тому, что протянутые руки не значат близкой боли — укола или удара за то, что не похожа. Она не знает, как принимать приглашения на кофе и лишь мотает головой, пряча выгоревшие от яркого, драгоценного блеска отраженных снежной белизной солнечных лучей, зеленые глаза.
- Спасибо, - голос отказывает, сливаясь на сиплый шепот. Она смотрит себе за спину и встречается взглядом с людьми, чьи голоса звенят в помещении так же, как на морозе, переливаются юностью и искренностью, звучат той удивительной радостью, которую ей так редко доводилось слышать. Но ей неизвестно, что делать дальше, а потому неоконченный этюд остается на мольберте, рядом ложится палитра, на которой вскоре застынут краски, а хрупкая, серая тень с яркими руками и красным мазком на щеке скрывается за дверью в коридоре, пока не просят говорить, пока не задают вопросы о том, что изображено на холсте грубыми мазками, пока не приходится придумать иные названия чувствам, запертым под ребрами, спрятанными в костлявой груди, ведь их настоящие имена нельзя произносить. Ее сакральное знание, пришедшее, кажется, свыше, заключалось в бережном хранении собственных чувств. Они взрастали, скрытые в теплицах, чьи стены промерзли насквозь, покрылись инеем и слоем снега настолько, что ярких цветов не разглядеть, ведь стоит этим цветам оказаться на виду, их убьют первые легкие заморозки, очернят шелковистые лепестки грубые слова.
Она спешит по коридорам, мимо аудиторий, дальше и дальше, пока не затихают едва знакомые голоса, останавливается, когда в груди начинает колоть. Замирает у большого окна, за которым валит густо-густо снег, укрывая еще одним слоем савана мир. Зачарованная, словно в детстве, она забирается на подоконник и достает из тряпичного рюкзака испачканный чернилами, маслом, цветной пылью пастели и серыми отпечатками грифеля блокнот, в котором гелиевой ручкой пытается запечатлеть мгновение заснеженной суматохи за окном.
И вдруг, на мгновение, возвращается обратно в действительность, в который слышит смутно знакомый голос. Тенью, вздрогнувшей от дуновения ветра, всколыхнувшего огонь, она вскидывает голову и ищет взглядом добрые безымянные глаза, хозяин которых в четвертый раз мог появиться на помятых, пропитанных красками и временем страницах блокнота для набросков.
[nick]Freya Gautier[/nick]

Отредактировано Freya Gilbert (06.01.2017 11:47:26)

+2


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » упадет человек, в небо аист взовьется ‡флеш