http://co.forum4.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://co.forum4.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель

Амелия · Маргарет

На Манхэттене: май 2017 года.

Температура от +15°C до +24°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Вопрос ‡эпизод


Вопрос ‡эпизод

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sf.uploads.ru/xC4L8.jpg
Время и дата: январь 2017
Место: квартира друзей семьи Фоксов
Участники эпизода: Sophie Jill Fox & Aiden Charlie Fox
Краткий сюжет: брат и сестра не виделись очень долгое время. Множество смущающих моментов их прошлого стало причиной неловкости и неуверенности в нынешних отношениях. Помолвка друзей семьи меняет все и становится неожиданным поводом для встречи.

Отредактировано Aiden Charlie Fox (01.05.2017 00:22:17)

+1

2

Нет-нет, это определенно семейные сборы, а не званый ужин. Семейные сборы с кучей зрителей. Семья Фоксов всегда умела привлекать к себе внимание и находится в центре происходящего. Софи стояла перед зеркалом и наводила последние штрихи макияжа, размышляя о предстоящем вечере. Она морально настраивала себя на неловкости и смущение; заранее придумывала темы для смены разговора, если вдруг тот зайдет в привычное в семейном кругу «У тебя уже есть кто-то Софи? Мы надеемся, ты вскоре подаришь нам внуков». Определенно, когда тебе 32, и у тебя до сих пор нет серьезных отношений, родители начинают волноваться, что не доживут до внуков. Как будто это настолько глобальная проблема! Софи фыркнула своим мыслям и случайно размазала тушь.
- Черт!
Но это еще ладно. Женщина привыкла к подобным разговорам. Буквально на прошлой неделе она общалась с отцом и выслушивала точь-в-точь то же самое. Вот потому она и живет за сто километров от родителей. Что было гораздо более волнующим, так это Эйден. Она не видела брата уже .. ой.. Уже два года! И мысль о том, что он стал крупной шишкой, слегка озадачивала. Как она должна себя вести? По-деловому или как обычно – с подшучиваниями и по-сестрински? Софи вдруг подумала о том, что он тоже еще холостяк. По крайней мере так было, когда она в последний раз с ним связывалась. Эта мысль почему-то принесла облегчение. «Прости, братец, но придется перевести стрелки. Родители все равно тебя больше любят» - улыбнувшись, решила Софи и наконец отодвинулась от зеркала, оценивая результаты своих трудов. Обычно она не красилась вообще, поскольку для поддержания здорового внешнего вида хватало хорошего сна, сбалансированного питания и йоги по утрам. Но сегодня все же было пристойное мероприятие. И выглядеть нужно соответствующе.
***
- Добрый вечер. Выглядишь потрясающе!
- О, благодарю, ты тоже, дорогая. Сногсшибательна просто, - обменявшись любезностями с виновницей званого ужина, а именно – с кузиной, которая недавно обручилась, Софи стала продвигаться дальше, в поисках членов своей семьи. Долго бродить не пришлось, вскоре женщина заметила знакомый затылок, и уже хотела банально подкрасться и закрыть руками глаза, как вдруг увидела, что у её брата, а это был именно его затылок, имелся собеседник. То бишь, собеседница. «Куда ж без этого, мгм». Софи затормозила и поразмышляла несколько секунд. Сестра она в конце концов или тварь дрожащая?! Она давно его не видела, а значит имеет право прервать это сладкое щебетание, после чего обязательно извиниться и утащить Эйдена под руку прочь. «Родители убили бы меня, если бы узнали, что я постоянно мешаю их сыну наделать им внуков» - иронично подумала Софи, приближаясь к брату.
- Эйден! – нарочито удивленно воскликнула Фокс и сумев привлечь к себе внимание парочки, порывисто обняла мужчину: - Такое впечатление, что мы не виделись вечность! Могу ли я еще так себя вести с тобой? Или мне уже нужно тебе кланяться и руку твою к челу прикладывать? – женщина искренне рассмеялась, а затем отстранилась и перевела взгляд на озадаченную и, как ей показалось, раздраженную собеседницу брата: - Извините мою экспрессию, надеюсь, я не помешала, мм? Я – Софи Фокс. Сестра этого красавчика, - на лбу женщины напротив прямо-таки высветилось «фух». – А вы, простите, кто? – это прозвучало совсем не так, как в голове, так что Софи поспешила мило улыбнуться и протянула незнакомке руку.

Отредактировано Sophie Jill Fox (11.01.2017 23:14:34)

+2

3

- Эйден Фокс, президент Манхэттена.
клок-клок
- Эйден Фокс, президент боро.
клок-клок
- Эйден Фокс, ваш президент.
И снова звук затворов, а следом - бесконечные вопросы. Улыбка? Checked. Заинтересованный взгляд? Checked. Понимающие кивки? Идеальный внешний вид? Уверенный тон? Checked. Checked. Checked. Нехитрые правила поведения на публике и с журналистами стали неотъемлемой частью структуры ДНК Фокса. За два года нахождения на посту президента - звучит же, чтоб его! - Манхэттена стало очевидно, что это работа предполагает больше работы на публику и требует большей ответственности, чем казалось в начале. Кое о чем старина Стрингер, предыдущий президент, предупреждать не стал.
Ну да, подумает кто-то, ну глава района мегаполиса. Разве это так сложно? Разве это так сложно? Не президент же страны, в конце-то концов. Таким Эйден всегда напоминает, что Нью-Йорк - город мирового масштаба, мировой значимости. Если он захочет, то может стать Гонконгом США. Манхэттен - лицо Нью-Йорка.  Ну а Эйден - его президент. Смаковать эту фразу он будет до конца жизни.
Равно как и вспоминать постоянное напряжение. На такой должности нельзя ошибиться, недопустимо даже показаться слабым - съедят. Кто? Все. От оппонентов до разочаровавшихся граждан. Несмотря на все торжественные речи, прощать и принимать здесь никто не любит, если только речь не идет о набирающей популярность социальной волне, грозящей изменить какую-либо установку в обществе. Вчера спиной, сегодня лицом. Старина Стрингер не предупредил, что общество - самая большая шлюха из всех, и его надо любить. Этот парадокс до сих пор с трудом удается постичь, а вот работа с этим знанием всего лишь дело привычки. Улыбаться?  Checked. Всегда быть внимательным? Checked. Всегда быть понимающим? Checked.
Вырваться из этого цикла, набора ежедневных занятий получается не всегда, но в эти нечастые мгновения можно вздохнуть спокойнее и - Боже! - не говорить о работе. Можно обрадоваться свадьбе друга семьи, возможности познакомиться с красивой девушкой, возможности увидеть старых знакомых и, конечно же, родителей с Софи. Казалось, что все хорошо, пока сестра не появилась. Тогда стало ясно, что нечто из прошлого еще живо.
Вот она, его лисица. Об этом даже думать тяжело. Словно ему доверили важное дело, а он всех подвел и стоит голый перед всеми и молчит, ведь оправдывать себя нечем. На душе тяжело с самого детства, а два года, в течении которых они не виделись, нагло обо всем лгали.
- Софи, - чуть раздраженно бросил Эйден и сконфуженно посмотрел на Алисию, с которой разговаривал до этого. Девушка назвала свое имя, пожала руку Софи и поинтересовалась, стоит ли ей тоже называть его "вашим величеством". Проклятье!
- Нет, что за глупости. Для этого у нас есть блондин, - постарался пошутить Эйден. К счастью, за невинные шутки над новым президентом пока не сажали в тюрьму. Алисия и впрямь хихикнула - она вообще была милой, не излишне гламурной, но и не слишком простой. Говорить с ней было интересно, даже если речь идет о стараниях здешнего повара - их разговор начался классически. Эйден, конечно, старался не раздевать женщин глазами, но в этом случае.... Ох, Алисия, ты умеешь преподать себя.
Только вот какого черта, Софи?!
- Я работаю в сфере международного права, - защебетала Алисия. Ее мгновение назад злые, теперь уже сияющие глаза были приятным дополнением ко.... всему остальному. Она встала рядом с Эйденом и поочередно посмотрела на обоих.
- Не очень-то вы и похожи....
"Кого-то их вас случайно не подменили в роддоме?"
- Кого-то их вас случайно не подменили в роддоме?
Эйдден улыбнулся невероятно оригинальной шутке. Что же, недостатки есть у всех. Мимоходом он отметил натужную улыбку Софи и внезапно ощутил, что она стала ему чужой. "Глупости", недовольно и автоматически подумал он про себя. Они просто давно не виделись, а злость вызвана несвоевременным появлением сестры, вот и все.
- Вы, наверное, редко видитесь? - продолжала Алисия, - Президент Манхэттена, наверно, все время занят.
- Да, к сожалению, - отозвался Эйден, размышлявший над ответами к простому вопросу - как отсюда свалить? С Алисией, желательно. Без Софи, обязательно. Он вдруг почувствовал себя подростком.
- По правде говоря, мы не виделись два года, - в тон ему произнесла Софи, но Эйден посмотрел на свою новую знакомую - словно ее лицо сейчас интереснее. Девушка не поверила, переспросила, а Софи подтвердила. Алисия с удивлением посмотрела на Эйдена.
- Неужели ты так занят?
Во взгляде ее было почти что сомнение. Эйден поспешил заверить ее, что он всегда находит время на.... на.... Он не позволяет работе отнимать все свободное время.
- Это хорошо, - кивнула Алисия. "Пронесло. Спасибо, Софи!". Эйден точно не хотел, чтобы Алисия сочла его трудоголиком. Все его отношения не отличались серьезностью, но он старался каждый раз. И постарается сейчас - постарается помешать Софи помешать ему. Снова.
"Стоп, что за глупости?" С тех пор прошла целая жизнь.... Софи порой мешала его отношениям, он даже прекращал отношения из-за сестры (в школьные годы застукала брата в постели с девушкой и пригрозила рассказать все родителям - пойди и уступи такой!), но все это в прошлом, сейчас она всего лишь соскучившийся родственник. С пониманием этого нервозность как-будто прошла.
- .... Тогда я, пожалуй, оставлю вас наедине?
- Нет-нет! - всполошился Эйден. "Проклятье, Софи! Как же ты не вовремя!".
- Все в порядке, - заверила его Алисия, - Нет ничего важнее семьи. Позже увидимся, президент.
Она ушла, бросив многообещающую улыбку напоследок. Софи осталась. Он тоже, с бокалом в руке.
- Времени ты не теряешь, - ехидно заметила сестра, внимательно смотря на брата. Эйден пожал плечами, глядя на спину удаляющейся Алисии. Не только на спину.
- Нам, президентам, все время надо быть начеку. Столько работы.... Того и глядишь, пропустим ту самую, единственную.
- И никак ты ее не найдешь....
Эйден снова пожал плечами, разглядывая толпу с отсутствующим видом.
- Эй, президент, ты сестру-то обнять не хочешь? Или это уже запрещено здешними законами?
Он уставился на нее. Разве они не обнялись?
- Да, конечно, прости. Что-то нашло на меня.
Она была теплой и мягкой. Как тогда. Объятие было немного напряженным, неуверенным. Это так надо обнимать сестру после того, как два года не видел ее? Он поцеловал Софи в щеку, надеясь скрыть все это.
- Как ты?
- Рада тебя видеть, братец, - Софи улыбалась, и Эйден тоже постарался. Вышло вроде неплохо, и ему стало легче. Они всего лишь давно не виделись.
- Все еще работаешь на своей ярмарке?
- Ты же меня знаешь, братец, это все еще только пока.
- Все также стремишься ввысь? - с улыбкой спросил Эйден. Сейчас на душе стало тепло.
- Да, и наслаждаюсь каждой секундой, - с той же улыбкой ответила Софи. Она всегда стремилась к большему, всегда доказывала, что ничуть не менее самостоятельна и способна, чем он. Родители порой давили на сестру, и не в пример больше, чем на него, так что целеустремленность Софи - это радостный знак, что у нее все хорошо. Софи всего добилась сама, и это замечательно. У нее своя жизнь и жалко лишь, что он столь малая ее часть.
Нечто вновь напомнило о себе. Стало тоскливо, словно он не в том месте, в котором должен быть или делает что-то не так. Как и тогда, раньше, состояние неправильности нахлынуло внезапно.
- Хорошо.... Знаешь, ты разыщи родителей, они где-то здесь. А я скоро, скоро подойду.
Он развернулся и пошел прочь, стараясь не задеть никого из гостей. Желание быть правильным братом? Failed.

+2

4

Ей захотелось, чтоб он обнял её. Проявил инициативу. Она ощущала некую отстраненность с его стороны. Словно между ними был непреодолимый барьер. А ведь она успела понадеяться, что все в прошлом, и неловкости замяты.
Софи всего лишь пыталась быть дружелюбной и непринужденной. Завязать разговор, пообщаться с братом по душам. Она ощущала, что действительно искренне соскучилась, и что ей катастрофически не хватает тех уютных семейных моментов, коих было не так уж много, но которые были прекрасны.
Сейчас брат напоминал женщине льва, который упустил свою добычу. Пожалуй, от шквала негатива Софи спасло только то, что она была из его "прайда", и что возможно, где-то в глубине души он тоже по ней соскучился. И конечно же еще то, что он был крайне воспитанным и дипломатичным мужчиной.
У нее вроде как получилось вывести разговор в нужное русло и почувствовать, что барьер потихоньку начал таять. Надо же, значит, тема работы весьма удачна. Фокс внезапно вспомнила, как когда-то, еще в подростковом возрасте Эйден защищал ее, свою сестренку, от ее якобы парня, который перебрал и попытался ее обесчестить. Эйден тогда отбил желание у этого парня, вместе с челюстью. И потом он утешал Софи. Обнимал ее, плачущую, гладил по голове и что-то шептал.
По коже женщины пробежали мурашки от приятных воспоминаний, и она не заметила, как барьер между ней и ее братом снова стал нарастать.
Фокс опомнилась, лишь когда Эйден уже удалялся. "Найти родителей, о, именно этого я сейчас хочу больше всего" - язвительно подумала женщина, но, вздохнув, все же отправилась искать мать с отцом.
Ей больше не нравился этот званый ужин и этот вечер в целом. Софи казалось, что теперь он вряд ли станет лучше. А ведь она могла отказаться и пойти, как обычно, в клуб, развеяться с подругами. И может даже встретиться с Ричардом. Удивительно, но мысль о Ричарде не вызвала абсолютно никаких эмоций. Софи поняла, что она предпочла бы остаться здесь, даже зная, что вечер не удался.
Женщина увидела маму и папу в кругу старых друзей. Они стояли там с бокалами и что-то очень живо обсуждали.
Софи по мере приближения все замедляла и замедляла шаг, думая, что вот сейчас начнется истинный мастерский допрос, больше похожий на словесную пытку. Да еще и при посторонних. Но рано или поздно это все равно случится, так что лучше не оттягивать. Перед смертью ведь не надышишься.
- Вечер добрый! Маам, пап? Наконец-то я вас нашла. Такой пышный праздник, тут легко можно потеряться! - Софи улыбалась так, что щеки болели. А ведь это только начало.
- Софи, дорогая! - Лукреция Фокс сгребла дочь в охапку и втиснула в их круг собеседников. С другой стороны Софи приобнял отец "прям капкан.." и аккуратно поцеловал ее в щеку:
- Дочь, мы рады видеть тебя. Как чудесно, что ты нашла время в своем плотном графике, - женщине показалось, что это был сарказм, но она не подала виду.
- Ты уже видела Эйдена? - восторженно спросила Лукреция: - Мы как раз обсуждали нынешнюю прогрессивную молодежь и участь Эйдена в ней. "Ну конечно, что же еще вы могли обсуждать" - пронеслась удрученно-обреченная мысль.
- Как вам повезло с такими детьми! - громко сказал кто-то из круга. Лукреция крепко сжала руку дочери под своей рукой и закивала. "Таак, сейчас последует заветный вопрос"
- Софи, что у тебя нового? - Софи смущенно улыбнулась и мысленно обрадовалась, что Ричарда не придется выдумывать. Он действительно есть, у них действительно что-то намечается. Это шанс избежать очередной серии порицаний. С другой стороны, это спровоцирует серию советов и лекций о том, как следует себя вести с мужчиной. Как будто ей 15.
***
Когда все уже начали садиться за стол, чтобы ужинать, Эйден вернулся в сопровождении Алисии и выглядел весьма довольным. Точно кот, объевшийся сметаны. Софи фыркнула про себя. Она сидела рядом с родителями и мысленно молилась, чтоб Эйден тоже приземлил свой президентский зад неподалеку. Иначе все внимание матери переключится на нее, и допрос, начатый четверть часа назад, продолжится.
Но Эйден со своей сопровождающей занял место чуть правее напротив. Софи смотрела на него угрюмо, а он даже не поворачивал головы в ее сторону. Может, конечно, не заметил. Однако Софи не тешила себя неправдоподобными предположениями. Брат ее избегал. "Боится, что я снова его отвлеку от дела, что ли?" - с грустью подумала Фокс.
В какой-то момент ее взгляд перехватила Алисия и с энтузиазмом помахала ей ручкой. После, она сделала то, чего Софи никак не ожидала, но что зажгло лучик надежды в ее душе - повернулась к Эйдену и что-то зашептала ему на ухо. Мужчина нахмурился, затем чуть натянуто улыбнулся, махнул рукой и повел взглядом в сторону родителей. На сестру он все еще не смотрел. Проговорил что-то в ответ Алисии, однако та отрицательно помотала головой и снова принялась ему шептать. Фокс догадалась, что Алисия предлагала Эйдену пересесть поближе к его семье, и рассудила, что у брата не хватит контраргументов, поскольку еще не все гости расселись, а место с другой стороны от родителей пустовало. Софи почти готова была расцеловать Алисию - та только что спасла ее от родительского давления. Может сестра понравилась новой знакомке Эйдена больше, чем он сам? Софи тихонько рассмеялась своей мысли. "Это невозможно". Ее брат не мог не запасть в душу, притом сильно. Он соединял в себе все, о чем только мечтали как маленькие девочки, так и взрослые женщины. Может поэтому у нее самой до сих пор не было отношений? Разве был хоть кто-то, кто способен сравниться с ее Эйденом? Софи в тот момент чуть не позавидовала Алисии, но вовремя встрепенулась и решила, что ее мысли занесло не туда. Ей просто было одиноко, немного обидно и чуточку грустно. Оттого и такие мысли.
Эйден с Алисией пересели, и Лукреция Фокс тут же обратилась к сыну. Тем временем Александр Фокс склонился поближе к дочери. Софи внезапно осознала, что ей не удастся избежать нападения. "И почему у меня только один брат?" - вздохнула женщина.
- Софи, а как твоя работа? Ты планируешь наконец-то остановится? Насколько я понял, у вас с Ричардом все серьезно, а значит пора бы и закругляться с карьерными достижениями..., - пока отец глубокомысленно заверял дочь в необходимости стать примерной женой и матерью, та, в свою очередь кивала и отстраненно наблюдала за тем, как Лукреция наставляла Эйдена. В какой-то момент Софи встретилась с ним взглядом. Сейчас он был единственным человеком, пожалуй, на всем континенте, который понимал ее ситуацию. Точно также, как она - его. И он улыбнулся ей, как бы подбадривающе. Софи расплылась в ответной улыбке.
***
Эйден умудрился ускользнуть задолго до окончания ужина. Еще раньше ушла Алисия, якобы, припудрить носик. Спустя еще минут десять практически непрекращающейся словесной пытки, Софи окончательно перехотела поглощать вкусный десерт и перебила мать на полуслове:
- Извините. Мам, пап, я отойду. Нужно.. нужно припудрить носик, - Софи мило улыбнулась и быстро пошагала прочь, опасаясь, что ее остановят.
Эйдена она не нашла. Впрочем, она не была уверена, что искала именно его. Просто хотела сбежать из-за стола. К тому же большинство пожеланий молодым обрученным уже высказано, подарки, у кого они были, вручены, и вообще хватит уже злоупотреблять гостеприимством. Эта мысль принесла Софи облегчение. Неожиданно она услышала из ближайшей комнаты для гостей звуки, которые вызвали неприятные ассоциации. Стонали довольно приглушенно, но достаточно выразительно, чтобы понять, что там не гимнастикой занимаются. По крайней мере, не только ею.
Фокс смущенно попятилась. Женщине совсем не хотелось знать наверняка, тошно стало и от предположений. Нужно найти тихое место без разврата.
Недолгие блуждания привели Софи на открытый балкон, где женщина прислонилась к перилам и сделала несколько глубоких вдохов. Ее почти умиротворенное состояние вскоре прервали. Мужчина остановился в двух метрах от нее, обратив свой взор к пейзажу за пределами дома.
- Эйден?! - удивление на сей раз получилось искренним. "Быстро же... "   Брат казался еще более отстраненным, чем при первой их встрече. На сей раз Софи не смогла определить, какие именно эмоции им овладели и чем конкретно они вызваны. Вопросы вертелись в голове. Он выглядел немного уставшим "ну еще бы" и даже... грустным? Может, просто задумчивым.
- У тебя все хорошо? - Софи озвучила наиболее громкий вопрос в ее голове и немного сократила расстояние между ними. Эйден повернул к ней голову, и женщина замерла. В его взгляде было что-то неопределенное, что заставило ее остановиться.
- Тебя тоже утомили родительские кудахтанья? - непринужденно начала Фокс, отвернувшись к виду с балкона. И откуда взялась эта внезапная неловкость?? Софи еще никогда не чувствовала себя настолько не в своей тарелке. Это ведь ее брат! Родной брат... Женщина стояла, не зная, лучше сейчас уйти и оставить его или остаться и подождать, не откроется ли он ей. Стало бы ей легче, если бы Эйден ей открылся? Софи вздохнула и повернулась к двери. Его голос наконец мягко прорезал тишину:
- Хорошо, Софи. Все хорошо. Просто устал. Знаешь, не привык я отдыхать. Тем более на подобных приемах. Никак не могу вздохнуть спокойнее, - женщина снова вздохнула, уже с облегчением. Он не совсем ее избегает. Софи подошла к брату и положила руку ему на плечо:
- Большая должность требует большой ответственности... Но если кто и способен с ней справиться, то только ты. Я сочувствую тебе, Эйден. И когда тебе что-нибудь понадобится, что угодно, я всегда рада буду тебе помочь.

Отредактировано Sophie Jill Fox (20.01.2017 01:22:19)

+1

5

Везде было душно, словно ни одну из комнат не проветривали лет 20. Эйден бродил от одной компании к другой, пытаясь отвлечься разговором, но нигде и ни с кем не мог забыться. Родители, заметив состояние сына, тут же начали сетовать на график работы. В любом случае Эйден никогда не обсуждал с ними это. Представители старшего поколения хотели поболтать с президентом о делах боро и между делом посоветовать "как лучше", но испытывали смесь раздражения и разочарования, когда молодой чиновник не проявлял должного интереса к их речам, да и вообще выглядел безучастно.
Покинув очередной невнятный разговор, Эйден быстро зашагал к балкону в надежде проветрить если не голову, то хотя бы легкие. Свежий воздух пришелся как нельзя кстати, а легкий ветер своей лаской почти унес президента прочь от суматохи прошлого и настоящего. Чувствуя все меньше подавленности и больше спокойствия, больше ясности, Эйден с наслаждением вдохнул чистый нью-йоркский воздух, окрашенный пчелиным гулом машин и людей внизу.
- Эйден?! - воскликнул кто-то с удивлением. Эйден живо обернулся - он и не заметил Алисию, которая стояла буквально в двух метрах от него со смартфоном в руке.
- Алисия. Прости, я не заметил тебя, - извинился Эйден. Он почувствовал себя глупо, столько пялиться на ее спину и не узнать....
Алисия заверила его, что все в порядке и спросила, как он себя чувствует, а то выглядит встревоженным и немного бледным. Щека приятно заныла от прикосновения. Нечто не проявляло себя, и было хорошо.
- Я, мне хорошо, только чуть не задохнулся там. Выписать им, что ли, пару кондиционеров за счет боро!
Алисия улыбнулась и заметила, что хороший диджей и повар тоже не помешали бы, а то "скучновато". Эйден пожал плечами:
- Я-я не знаю, подобные развлечения не по моей части. Вот бы помолвку отмечали в театре, ни с кем не пришлось бы разговаривать.
Алисия спросила, мол, что, даже с ней? Это было не то, чего хотелось Эйдену, поэтому он вложил всю теплоту, на какую был способен, в улыбку и ответил:
- Нет, с тобой я хотел бы разговаривать, разговаривать долго и со вкусом.
Алисия заметила, что это можно устроить, да и "не только это". Эйден ухмыльнулся. Работа требует много времени, а иногда слишком много. Порой даже непозволительно много. И Эйден хотел забыться больше, чем забылся только что, но все испортила Софи. Это случилось внезапно и отрезвило больше свежего воздуха. Ее образ вовсе не предстал перед ним вместо Алисии, Эйден просто вспомнил, что у него есть сестра, и ему нельзя. Странная, противная мысль сковала его, остудила пыл и прогнала желание. Алисия заметила перемену во взгляде и задала вопрос, на который Эйден ответил:
- Все, все в порядке.
Он отвернулся и почувствовал головокружение, глядя на городской пейзаж. На смену ощущению неправильности пришло чувство вины, оно распространилась по всему телу знакомой волной, не позволяющей сдвинуться с места. Захотелось уйти.
- Алисия, прости, я д-думаю, что.... Я очень....
Алисия сказала, что это ничего, чем бы оно ни было, они могут уйти вместе, но Эйдену этого не хотелось.
- Нет, не стоит. Это все работа, слишком много работаю. Мне бы выспаться, пожалуй.... - совершенно нечего было сказать ей. Девушка менялась на глазах, и когда во взгляде ее не осталось ничего, кроме пренебрежения, она ушла, оставив мямлю-президента ругать самого себя в одиночестве. Эйден попытался утешить себя тем, что это к лучшему - сможет собраться с мыслями, но мысли не хотели собираться. Да что же это такое?
Ему казалось, что все глупости прошлого должны были пропасть в годах, так почему же они вернулись? Или они вовсе никуда не уходили, а затаились, ожидая своего дня. Думать об этом было тяжело. Он столько лет боролся с этим и думал, что одолел нечто, а на проверку выяснилось, что лишь спрятал в глубины подсознания.
- Эйден?!
"Что?"
- У тебя все хорошо? - это была Софи. Она была красивой и далекой. Эйден не ответил, лишь продолжил смотреть на нее. В свете Нью-Йорка ее волосы блестели. Они всегда блестели и завораживали его. Эйден вспомнил, как играл с ними в детстве и не хотел отпускать, такими приятными они были на ощупь. Что-то случилось и Нью-Йорк затих? Время остановилось? Похоже, что нет - Софи не дождалась ответа и развернулась. Она выглядела расстроенной, а видеть свою сестренку опечаленной Эйден не хотел.
- Хорошо, Софи. Все хорошо. Просто устал. Знаешь, не привык я отдыхать. Тем более на подобных приемах. Никак не могу вздохнуть спокойнее.
Софи подошла и коснулась его плеча. Вновь прилив крови к голове и мысль, что двадцать лет назад он многое отдал бы за это. Дар речи пропал, язык превратился в статую самому себе. Нью-Йорк не то, что затих - он пропал.
- Большая должность требует большой ответственности... Но если кто и способен с ней справиться, то только ты. Я сочувствую тебе, Эйден. И когда тебе что-нибудь понадобится, что угодно, я всегда рада буду тебе помочь.
Он не слышал ее, только странный шум в своей голове.
- Спасиб.... - выступать перед избирателями было легче. Публично осуждать президента страны - еще легче. Когда наваждение удалось скинуть, Нью-Йорк вернулся со своим шумом, а перед ним стояла сестра. О чем там говорят с сестрами?
- Так, значит, ты там, еще на ярмарке своей?
Разговор пошел по второму кругу. Эйден попросил рассказать больше о коллективе и работе в целом и, пока Софи воодушевленно щебетала, напоминал себе, что она - сестра.
Ему было тошно от самого себя безо всякой видимой причины, по привычке, и он по той же привычке старался скрыть это.

* * *

Празднование окончилось. Большинство гостей покинуло квартиру, включая родителей Фоксов. Эйден провел время с Софи и общими друзьями. Болтовня по-прежнему не отвлекала его, но давний опыт оказался как нельзя кстати, и Эйден смог изобразить доброжелательность, спрятав напряжение и растерянность. Все так и продолжалось, пока женский голос не позвал его довольно резко:
- Эйден!
Он обернулся и увидел Алисию в ярости. У нее было покрасневшее лицо, волосы растрепались, а взгляд предвещал одни лишь проблемы. Эйден по привычке забеспокоился - это относится к нему, Эйдену Фоксу, или к нему, президенту Манхэттена?
"Почему она просто не ушла?"
- Ты думаешь, что можешь просто использовать меня? Как тело?!
В зале воцарилась тишина, немногие из оставшихся с удивлением посмотрели на Алисию. Она часто дышала и, кажется, никого не видела, кроме Эйдена. Софи замерла неподалеку.
- Алисия, что....
- Даже не смей! - повышенный тон голоса Алисии перешел в визг. Она начала покачиваться, словно не могла стоять прямо. Эйден подошел было к ней, протянул руки, но его остановил новый крик:
- Не смей! Грязный мерзавец! Я, я в суд подам! Я посажу тебя!
- Да что случилось?!
- Наглый лжец! Еще делаешь вид, будто.... не было ничего! Ты изнасиловал меня! Он изнасиловал меня!
Короткую тишину прервало рыдание Алисии. Она согнулась, почти села на пол и постоянно всхлипывала:
- Изнасиловал.... Как животное.... Изнасиловал.... Я не хотела.... Я не хотела....
Все смотрели то на Эйдена, то на Алисию. На лице каждого было удивление. Кто-то подошел к ней, обнял и рыданий стало больше, а недоумения у Эйдена только прибавилось.
- Алисия, ты.... Ты.... Я был здесь, о чем ты говоришь? Я не насиловал тебя. Я все время был здесь!
Новые крики - он лжец! Лжец!
- Ты убийца! Ты убил меня, ты!
- Но я был здесь!...
Все было бестолку - у Алисии началась истерика. Она дрожала, и никто не мог успокоить ее. Девушка постоянно выкрикивала обвинения, рыдала и закатывала глаза. В таком состоянии она и покинула квартиру, едва не бросившись на Эйдена несколько раз. Гости и хозяева квартиры, покачав головой, сошлись на том, что Алисия перепила, но версия была неубедительной - Эйден не почувствовал запах алкоголя.
- Ты как? - спросила Софи, когда они попрощались со всеми и вышли на улицу. Эйден неопределенно пожал плечами, и это был самый честный ответ, который он только мог дать. Он знал наверняка лишь то, что устал неимоверно.
- Она была не в себе, не думай об этом, - голос Софи звучал ласково. Эйден улыбнулся - всегда забавно, когда младшая заботится о старшем. Нечто бродило неподалеку, но пока все было хорошо. Он чувствовал себя относительно свободно, но все же желал уйти и подошел к своей машине.
- Не буду, обещаю.... Хорошо провели время, давно не виделись. Ну так что, тебя подвести или ты на своих двоих?
- Вообще-то, у меня есть машина! Должен знать, брат! - понарошку рассердилась она, а Эйден искренне удивился:
- О, вот как. Да, глупо с моей стороны, - он усмехнулся и вздохнул поглубже. Всю грудную клетку что-то сковывало, и это был точно не холодный уличный воздух. Хотелось уехать.
- Окей.... Мне завтра рано вставать. На работу. Ну, знаешь, - он выразительно посмотрел вокруг, - За всем этим присмотреть надо. Еще увидимся?
Они попрощались и, уже сидя в машине, Эйден никак не мог стряхнуть с себя противное чувство, словно он испачкался чем-то вязким. С хмурым лицом, недовольный собой, он завел двигатель и поехал домой. Надо постараться выспаться и набраться сил. Отпустив на один вечер, Манхэттен уже наверняка заждался своего президента.

+2

6

Все шло хорошо, даже прекрасно. Софи поверила, что вечер еще не потерян, рассказывая брату о своих карьерных достижениях, исследованиях и вообще про интересные, как ей казалось, рабочие моменты. Она избегала упоминания о Ричарде, потому что.. Просто так. Она просто так избегала упоминания о Ричарде. Наверное.. Он мерк по сравнению с ее братом. Но ведь родители знают про ее коллегу! Софи не хотелось, чтобы Эйден думал, что она что-то от него скрывает. Впрочем, ему, пожалуй, было не до этого. Да и разве братьям и сестрам положено обсуждать личную жизнь? Фокс этого не знала. Так складывалось обычно, что у Софи и Эйдена никогда не заходило разговоров о личной жизни. Сейчас не стоило начинать.
***
Кажется, Эйден немного адаптировался. Ну, или, по крайней мере, сделал вид. Все продолжало быть настолько хорошим, насколько могло в данной ситуации, до тех пор, пока.. "Она мне сразу не понравилась" - подумала Софи, изумленно наблюдая за нетвердой походкой светской красотки. Сейчас, однако, та была больше похожа на ведьму с болота, нежели на красотку. Где-то подсознательно Фокс была этому даже немного рада. Последующее заявление Алисии повергло всех в шок, и все взгляды устремились на Эйдена. В голове Софи пронеслось сразу сотни мыслей, но спустя краткое мгновение, она сумела вычленить одну - единственно верную - "эта девка лжет". Софи знала своего брата достаточно глубоко, почти как себя, и, даже если брать во внимание то, что людям свойственно ошибаться, Фокс совершенно точно была уверена, что Эйден не из тех, кто берет силой. Он всегда и ко всему ищет подход, потайную дверь, может даже слабость, но никогда не берёт ничего силой. Тем более если учесть его статус. "Значит.. В той комнате тогда... Были ли это они?" В представлении Софи возникло два возможных варианта развития событий: либо Эйден по какой-то причине отказал Алисии, и та на него обозлилась, либо они всё-таки переспали (в воображении женщины вспыхнула довольно яркая картинка, от которой Фокс с удивлением почувствовала ревность и...возбуждение? Что за глупости! Он же брат! У нее просто давно не было секса. Слишком давно, пожалуй... Надо бы с этим разобраться, однако не сейчас), Алисии что-то не понравилось, или наоборот понравилось настолько, что она решила привлечь внимание Эйдена таким образом. Может, чтобы привязать его к себе, мол, надругался - женись? Нет-нет, как-то это нелогично и глупо. В любом случае, нужно рассматривать оба варианта.. Софи решила, что успеет еще спросить Эйдена о том, что случилось на самом деле. Сейчас было лучше его как-то отвлечь. Бедняга и так устал, а тут еще эта психованная.. Софи искренне надеялась, что разыгравшаяся сцена не покинет пределы этого дома, но что-то ей подсказывало, что с такими высокими особами, которые собрались здесь сегодня, это невозможно. Что ж, может тогда получится найти и предоставить алиби Эйдена. Хорошо, что хоть родители ушли раньше и не застали этого безобразия.
Когда они уже вышли на улицу, Фокс почувствовала, словно груз свалился с души – свежий воздух и легкий ветерок убивали неприятные мысли и настраивали на позитивное мышление. Софи повернулась к брату с вопросом, надеясь, что он тоже это почувствовал, однако судя по его виду, он все еще пребывал в шоковом состоянии. Что ж, после такого – не мудрено. Эйден предложил её подвезти, и у Фокс перед глазами бегущей строкой пролетело «ДАА!», вот только куда тогда девать её машину? Софи попыталась возмутиться, чтобы скрыть ту неловкость, которую ощутила. Ей ни за что не хотелось оставлять брата наедине со своими мыслями после ТАКОГО, но с другой стороны.. Она не может вот так предложить переночевать у него. Это странно! Наверное.. Они взрослые люди. Взрослые люди ночуют друг у друга только в двух случаях: 1) у них есть любовные отношения; 2) девичник/мальчишник. Можно конечно было предложить слоняться по городу всю ночь, но Эйден уже сказал, что ему утром на работу. Поэтому Софи окончательно стушевалась, покивала, неловко чмокнула брата в щеку и поспешила ретироваться к своей машине, проклиная себя за невесть откуда взявшуюся нерешительность и неспособность поддержать родного человека в трудный момент. В этот момент женщина пообещала себя заглянуть к брату на недельке. Или на следующих выходных.
***
«Утро добрым не бывает» - решила невыспавшаяся Софи, читая сообщение от своего босса. От нее хотели подробный отчет про вчерашний вечер. Особенно про президента Манхэттена. Рыжая очень надеялась, что статья будет исключительно о качестве приема, однако плохие новости и скандальные события имеют свойство разлетаться слишком быстро. Фокс вздохнула, накидывая пальто. Она уже едва ли не опаздывала на работу. Ночь была длинной и полной сомнений. Софи никак не могла уснуть – постоянно ворочалась, даже написала Эйдену – справилась о его моральном самочувствии, но брат не ответил. Ну еще бы, в 3:00 am он должен был спать. А с утра её «порадовало» новое задание. «Нужно позвонить Эйдену..»
***
- Почему ты не сказала, что твой брат будет на приеме? Ты могла там даже взять у него интервью! Теперь придется печатать твою отчетную статью уже в следующем выпуске. Нашим читателям не терпится узнать, каков он – президент – с точки зрения его поведения на подобных вечерах. Так редко выпадает подобный случай! А еще.. До нас дошли кое-какие слухи.., - начальница Софи была болтливейшим созданием, сродни ослу из «Шрека». Красотой они конечно разительно отличались, но на фоне болтовни многое меркло. Фокс кивала и едва успевала вставить извинения в тираду своего босса. Однако после последних слов мисс Сингер сделала многозначительную паузу, видимо, чтобы Софи сама предложила варианты. Фокс напряглась, опасаясь услышать про заявление Алисии.
- Какие слухи, Вивиан? Слухам веры нет, ты сама знаешь. Мы должны поддерживать свою репутацию, а не врать читателям, – не выдержала рыжая.
- Конечно, это неподтвержденная информация, поэтому я хотела спросить у тебя, как у свидетеля.. Поговаривают, что на том вечере кое-что случилось. Целый скандал, битье посуды, драка и много визгов, - Вивиан наклонилась к своей сотруднице через стол, её глаза блестели в предвкушении пикантных подробностей. Софи тяжело вздохнула. В такие моменты она спрашивала себя, что она здесь делает и зачем ей это «грязное белье».
- Слухи слишком преувеличены, мисс Сингер. Не было ни драки, ни битья посуды. Вообще, по сути, даже на подобных «высоких» приемах случаются инциденты. Я не могу сказать, что там было что-то стоящее целой статьи.
- Послушай, Софи, я понимаю, что он твой брат.. Но, тут уж выбирать не приходится. Если ты хочешь двигаться вперед – ты должна писать что-то шокирующее и провокационное! Решено. Ты возьмешь у него интервью на этой неделе.
- Но..
- Никаких «но», Фокс! Либо с тебя статья, либо пойдешь опять в общий отдел. Я не прошу тебя врать. Но ты обязана провести собственное журналистское расследование, взять интервью у президента, и к следующей неделе горячий материал должен быть на моем столе! – заявила Сингер тоном, не терпящим возражений. Софи набрала в легкие побольше воздуха и выдала:
- Вивиан, я возьмусь за это только, если позволишь мне отстаивать сторону моего брата. Я с ним выросла, его репутация чиста..
- Была, до вчерашнего вечера. Все случается впервые.
- Я не стану поливать его грязью. Я точно знаю правду, - Вивиан вдруг отстранилась и широко улыбнулась:
- Хорошо, Софи. Если правда на стороне президента боро, ищи этому убедительные доказательства. Главное – не забывай про объективность. Я поручаю тебе это задание потому, что ты единственная, кто может добиться открытых ответов от мистера Эйдена Фокса.
- Спасибо, Вивиан, я не подведу! – у Софи полегчало на душе. Хотя скандал все же вышел наружу и распространился (страшно подумать, как исковеркали настоящее положение вещей слухи), но теперь борьба за правду в её руках, и она сможет поставить Алисию на место. Теперь нужно было звонить Эйдену и договариваться об интервью..
***
Она оставила ему на автоответчике три сообщения, похожие по содержанию, но дополняющие друг друга. Спустя пару часов и никаких ответов, Фокс вызвала такси – она была не в силах больше ждать. Благо, она знала адрес офиса Эйдена. Неужели он её игнорирует? С чего бы? Чувство было весьма неприятное.
Уже сидя в такси, Софи услышала знакомый рингтон и немедля ответила на звонок:
- Эйден! Привет, прости, что донимаю, но это практически вопрос жизни и смерти! Я уже на пути к твоему офису.. Как это ты не там? Слушай, нам нужно поговорить о..о вчерашнем.. Да, я понимаю. Но ты не ответил вчера и.. Ты не прослушивал автоответчик? Это правда серьезно. Необходимо поскорее встретиться. Когда ты будешь свободен? Я могу подъехать, куда скажешь. Мгм. Да, поняла, хорошо. Тогда до связи. Удачи, Эйден, - Софи отложила смартфон и обратилась к водителю:
- Извините, отменяю предыдущий адрес. Остановите здесь. Сколько там выходит? Вот, пожалуйста, - женщина расплатилась и вышла из такси. Ей подумалось, что до дома можно и пешком пройтись.

Отредактировано Sophie Jill Fox (12.02.2017 16:27:49)

+2

7

yes, many loved before us, I know that we are not new,
in city and in forest they smiled like me and you,
but now it's come to distances and both of us must try,

Огни вечно неспящего города недобро отражались в кроваво-красном бокале Эйдена. Как жалко, думал он, что еще не довелось в полной насладиться подобным. Не приходилось слушать эту песню, глядя на любимую ранним утром и представлять, что поешь ты, и песня не закончится пока вы просыпаетесь вместе.
Порой бывали мгновения, когда он ощущал совсем другое - ощущал себя другим. Редкой ночью границы стирались, цепи становились воротами, и вместо чувства вины было сожаление. До рассвета Эйден предпочитал сожаление чувству вины. С лучами солнца стыд всегда возвращался - досадная ассоциация с сестрой. Эта ситуация, это нечто, давно стало частью жизни, позабытой до недавних пор. Вечный поиск правильного ответа, вечно откладываемый выбор между "как надо" и "как хочется".
Но в этот раз семейное воссоединение взбудоражило не только ночь, но и день президента.
Звонок - Винсент, секретарь. "Рановато для напоминаний о завтрашних встречах...." Голос у секретаря был не на шутку встревоженным:
- Не приезжай в офис.
- Что?
- Здесь уже журналисты.... Они не дадут даже в здание войти. Не приезжай.
Нетронутый завтрак перестал быть центром внимания. "Журналисты?". Эйден ничего не понимал.
- Винсент.... Винсент, о чем ты говоришь? Пожар у нас? Или бомба?
Винсент выругался и сказал, что у них кое-что похуже бомбы и что вчера надо было держать себя в руках, и этим озадачил Эйдена еще больше.
- Вчера? Что случилось-то вчера?
- Твоя пассия, вот что! Она заявила об изнасиловании, да так, что об этом узнали все в Нью-Йорке!
От изумления президент окаменел. Винсент продолжал что-то говорить, но голос его был едва различим во внезапно возникшем шуме. Один миг и все пошло наперекосяк, столько мыслей возникло в голове.... Алисия?
"Алисия?!"
"Это возможно?"
"Она в своем уме?"
"Весь Нью-Йорк?!"
"Журналисты и заявление."
- Нет, стой, что известно журналистам? - спросил Эйден, потирая висок большим пальцем. Он сосредоточенно размышлял над выходами из ситуации, да только знал слишком мало. Алисия сдурела? Не хватало еще такого кризиса....
- Все! Все им известно, все они знают! - Винсент чуть было не перешел на крик, он был взволнован как никогда, - Она заявила, что вчера ты надругался над ней на какой-то вечеринке, она ничего не могла сделать, ведь ты президент боро. Тут у офиса не хватает только журналюги из "Коневодства для начинающих", а так - полный комплект!
- Какой бред, - прошептал Эйден, - Что за изнасилование.... Какие реакции? Кто что говорит?
- Ты же знаешь, у нас не верят в презумпцию невиновности, любят напасть стайкой шакалов.... Если вкратце, ты непопулярен. Крайне непопулярен. В новостях только об этом и речь, как белый президент Манхэттена использовал свою власть ради получения власти над женщиной. Ты даже не выступил с заявлением, а тебя уже растоптали. Про твиттер говорить?
- Нет....
Алисия просто сошла с ума. Да, она наверняка была пьяна вчера вечером, но неужели она не протрезвела с тех пор?
- Эйден?!
- Что?
- Это правда?
- Господи, конечно нет! - рявкнул Эйден, прежде чем грязно выругаться, - Это не было! Ничего подобного не было! Вчера на вечеринке она была пьяна и обвиняла меня в том же, в изнасиловании.... Я пальцем ее не трогал! Она была пьяна и несла бред, а теперь.... Не знаю, что-то задумала, рекламу себе сделать или.... Не знаю....
Винсент немного помолчал, затем спросил, что они будут делать. Ответ пришел после недолгой паузы:
- Я приеду и сделаю заявление. Мое слово против ее. Там было полно народу, много гостей.... Они выскажутся, если станет совсем туго. Все устаканится, Винсент. Все будет как прежде. Это не такая большая проблема, как кажется. Заявления хватит. Она просто делает себе карьеру.
- Ну утешай себя...., - Винсент явно не поверил Эйдену, -  Но сюда не приезжай....
- Я должен, - прервал секретаря президент, - Нельзя проигрывать с первого шага.

* * *

Журналистов действительно было много, очень много. Наверняка из "Коневодства...." тоже кого-то прислали.... Вспышки фотокамер, выкрики репортеров, и ни одного знакомого лица вокруг - словно грянул гром и засверкали молнии, стоило Эйдену выйти из машины. Волнение не отпускало его всю дорогу, хоть он и старался справиться с ним. Он повторял про себя, что все просто, все очевидно. Просто карьеристка, просто заявление, просто факты. Понадобится доказывать свою невиновность? Пусть, его готовность сотрудничать со следствием будет плюсом. Все звучало убедительно в воображении, и очень просто.
- Вы правда изнасиловали Алисию Риз? Были ли вы знакомы....
- Вы угрожали ей в случае огласки? А сколько....
- Это был единичный случай или!....
- Каково это - быть ненавидимым своими избирателями? Вы подадите в!....
- Насиловать женщин - только ваша привилегия, или все мужчины в вашем офисе считают....
- .... и еще вопрос!....
- Сегодня утром!... - громогласно начал Эйден свою речь, стоя у машины - ему так и не дали пройти, ведь постоянной охраны как таковой у президента боро нет, - .... Алисия Риз заявила будто подверглась изнасилованию. Будто бы я ее изнасиловал.
Журналисты затихли на миг, их лица выражали жадное любопытство и предельное внимание.
- Это наглая ложь.
Взрыв!
- Вы утверждаете, что Алисия Риз врет!....
- Не было изнасилования или не было физического контакта вообще? Вчера, согласно....
- Как вы можете это доказать? Если будет возбуждено!....
- Вы обвиняете жертву изнасилования во лжи? По статистике!....
- Я повторяю! - как можно громче сказал Эйден, - Это ложь. Вчера вечером у меня была дружеская беседа с Алисией Риз. Не более того. Это вам подтвердят многочисленные гости, которые также были вчера у....
- Эти гости повсюду следовали!....
- Она говорит, что вы завели ее в!....
- .... и продолжалось не менее получаса!....
- Также вчера вечером! - продолжал Эйден, игнорируя красных от напряжения журналистов, - Алисия Риз обвиняла меня в изнасиловании на глазах нескольких людей. Она выглядела пьяной. И я считаю!.... Я говорю, что это ложь, наглая ложь, и что я согласен сотрудничать с полицией, если это потребуется. На этом все, спасибо.
Журналисты пытались схватить его за руку, ухватить за плечо, не давали пройти, выкрикивали свои вопросы прямо в ухо, снимали и слепили. К счастью, у здания боро имелся охранник, который уже выбежал и расчищал себе дорогу к президенту.
- Больше никаких заявлений, - громко повторял Эйден, пробивая путь к входной двери.
"Это безумие". Сердце, казалось, уже выпрыгнуло из грудной клетки. Все вокруг казались враждебными, готовыми чуть ли не в клочья порвать за один ответ. Быстрыми шагами поднимаясь в офис, Эйден почувствовал странное сожаление, что рядом нет кого-то из своих.

* * *

- Как заявление?
- Концовка смазанной вышла, - с неудовлетворением ответил Винсент, худощавый брюнет ненамного старше президента, пересматривая выступление в телефоне. Они сидели в кабинете Эйдена, прислушиваясь к гулу снаружи. Винсент заметил, что наверняка скоро появятся толпы протестующих, которых не убедила президентская речь.
- Мы сделали то, что нужно было, - стоял на своем Эйден, - Нам нужно продолжить работу в обычном режиме.
- Будто ничего не случилось? - удивленно спросил Винсент, оторвав на мгновение взгляд от экрана телефона.
- Именно. Ей нужно внимание, ей нужен хаос. По ее правилам мы играть не будем. Нет, мы продолжим работать. Что у нас сегодня?
- Мы.... - начал было Винсент, но тут же замолчал. Он обеспокоенно всматривался в телефон, словно не верил тому, что видел. Постепенно выражение его лица изменилось с беспокойства на шок.
- Что там еще? - сокрушенно протянул Эйден. Винсент молча передал ему телефон. Эйден взглянул на экран - там была выведена статья новостного портала. Заговолок гласил, что еще четыре девушки заявили о недавнем изнасиловании и обвиняли в этом президента боро Манхэттен Эйдена Фокса. Ни разу не моргнув, Эйден прочитал весь текст за считанные секунды. В конце статьи говорилось, что в социальных сетях уже появились хэштеги, призывающие бойкотировать нынешнего президента Манхэттена и многочисленные сообщения, суть которых сводилась к отставке и суду, тюрьме.
- Эйден, это....
Эйден поднял глаза на Винсента. Все было ясно без слов, он уже понимал, к чему клонит секретарь. Даже если все каким-то непостижимым образом закончится хорошо - откуда взялись эти девушки? Кто они? - это огромный удар по репутации. Один неверный шаг грозит концом карьеры.
Эйден в волнении встал, хотел подойти к окну по привычке, но тут же передумал.
- Боже, это же абсурд.... Я даже не знаю никого из них, кроме Алисии!
- Похоже, что.... У кого-то есть планы насчет тебя, - хмуро проговорил Винсент. Эйден уставился на него, ничего уже не понимая.
- Планы?
- Да.... Кто-то хочет тебя скомпрометировать. Уничтожить тебя, как политика. И твое заявление не особо поможет.... Знаешь, теперь это выглядит так, словно ты и не заинтересован в происходящем. Будто отчитался и ушел. Людям это не понравится. Людям это уже не нравится.
- .... Значит, надо больше, - проговорил Эйден, не сводя глаз с Винсента.
- Больше?
- Больше честности. Кто бы ни задумал все это, зарубим весь его план на корню, сразу. Прямо сейчас. Нужно интервью, одно интервью в прямом эфире.
- Нет, - запротестовал Винсент, - Так дела не делают. На сайте нужно выложить официальное....
- К черту! Кто-то играет не по правилам, играет очень грязно. Кто-то устроил шоу из всего этого. Глянь на улицу....
Эйден лихорадочно поигрывал пальцами, размышляя о практически принятом решении. Совершенно непонятно почему, но это казалось верным поступком.
- Нет, нам нужно это интервью. Нужно пресечь все эти слухи, опровергнуть все эти заявления. Я не знаком с теми девушками, а значит, у меня будет алиби на каждый из тех дней.... Вот так. Это все будет в интервью. Все в прямом эфире. Нужно только найти журналиста.... Кого-то не из правых, это только все усугубит. Трамповой поддержки мне еще не хватало.
Винсент все еще не был убежден, но он он понимал, что проработать этот вариант следовало.
- И кому же звонить? Выбор огромен, сейчас все будут согласны на это интервью.
Эйден ответил не сразу. Наверное, было сложно признаться самому себе, что сейчас он хотел видеть именно ее, хоть и не мог объяснить почему. Как оправдать ее выбор? Софи не политический журналист. Винсент будет против, а реакция общества и вовсе будет непредсказуемой. Почему сразу к сестре? Сестра не задаст неудобных вопросов? В конце концов, толпа репортеров сейчас стоит снаружи.... Любой будет рад эксклюзивному интервью.
- Моя сестра, - твердо сказал Эйден, - Она проведет интервью. Ей я верю. Она.... Все сделает правильно. У нее не будет....
- Нет, нет, и еще раз нет, - тут же возразил Винсент, - Люди подумают....
- Послушай, Винсент, это лучший вариант! - живо отозвался Эйден, - Она будет беспристрастной, она не будет на моей стороне, вот увидишь. Она профессионал, она справится.
Убедить Винсента было задачей не из легких, но существенных аргументов он привести не смог, но и одобрять план Эйдена не стал. Впрочем, президент и сам не был уверен, что поступает верно. Он чувствовал, что решение непродуманное, невзвешенное. На рассудительного Эйдена Фокса это было не похоже, но и последние два дня словно были выдернуты из чужой жизни. Что за перемены происходят с ним под таким давлением? Он верил в собственные слова насчет журналистки и дополнительного эффекта, которое вызовет их родство, или же он внезапно захотел увидеть сестру и любым способом хочет оправдать свое желание?
- Нет, это правильное решение, - бормотал Эйден, набирая телефон сестры, - Она справится.... Софи? Привет.... Ничего. Нет, не приезжай в офис, тут.... Я сам не здесь, то есть, я.... Нет, не слушал автоответчик.... Да, мне тоже нужно тебя увидеть. Сейчас. Давай у тебя дома?

Отредактировано Aiden Charlie Fox (01.05.2017 00:41:05)

+1

8

Свежий воздух и прогулка воистину прочищали мозги, позволяя мыслить размеренно и здраво. Софи не заметила, как очутилась у своего подъезда, размышляя о том, что Эйден похоже уже был осведомлен о сложившейся ситуации. Его голос, его речь.. сестра почти всегда могла определить, когда брат был расстроен. Впрочем, это не точно, он мог ещё от вчерашнего не отойти.
Софи просчитала, через сколько примерно появится Эйден, и решила до тех пор заняться созданием уютной обстановки. Новости, которые женщина собиралась сообщить своему родному человеку, далеко не возглавляют список приятных, а значит нужно было позаботиться о комфортной атмосфере. Уж в чем в чем, а в человеческой психологии Софи научилась разбираться за то время, что занималась журналистикой.
Рыжая небрежно избавилась от пальто и обуви, в темпе отправилась на кухню и достала необходимые ингредиенты на стол. Она была намерена сделать любимый напиток Эйдена. Сзади раздалось громкое возмущенное мяуканье. Фокс обернулась к своей кошке и всплеснула руками: - О боги, неужели я забыла тебя утром покормить! Ну точно ведь.. Прости, меня, Рози, я сейчас все исправлю, - Софи наклонилась к любимице и пару раз провела рукой по её гладкой шерстке, подтверждая свои извинения.
Когда миска Розы была наполнена, женщина принялась за приготовление напитка. Вскипячивая вино и молоко на разных конфорках одновременно, Софи отвлеклась, задумавшись, почему так легко брат согласился встретиться и даже сам предложил ее дом в качестве пункта назначения; за это и поплатилась - обожгла палец. Быстро сунула его в рот и поморщилась, - она считала боль от ожогов самой неприятной и противной из всех существующих в мире. Оказав своему пальцу первую помощь и заклеив его пластырем, Софи вернулась к плите. Вино уже как раз дошло до нужной кондиции. Рыжая быстро натерла шоколад в ёмкость с молоком и затем долила туда вина. «Так-так, где мой блендер..»
Чего так удивительно было для нее, что Эйден согласился встретиться? Да потому что он всегда был занят. Большую часть времени. Не то, чтобы Софи часто пыталась увидеться, но когда таки пыталась, получала вежливый отказ. И сейчас она готова была, если нужно, записываться на прием к президенту боро, ждать своей очереди. А тут.. «мне ..нужно тебя увидеть» - вспомнилась фраза Фокса. Нужно. Увидеть. «Меня». Вчера было странно. Все эти чувства, эти.. события. Почему-то в голове все смешалось и казалось сном.
***
Шоколадное вино разливалось по бокалам, когда позвонили в дверь. Софи чуть не подпрыгнула от неожиданности, поскольку опять ушла в свои мысли, - а несколько капель вина пролилось на стол. Не успев ни протереть стол, ни снять фартук, рыжая поспешила впустить ожидаемого гостя.
- Эйден.., - только и выдохнула она, не подозревая о том, какой взбудораженный вид имеет. Брат выглядел очень-очень бледным и явно был удручен. «Он уже все знает» - поняла Софи, отходя в сторону и пропуская гостя внутрь. Ее взгляд наткнулся на зеркало: не накрашенная, не выспавшаяся, явно встревоженная, со слегка растрепанными волосами и в заляпанном вином фартуке. Женщина почувствовала себя все равно, что обнаженной. Казалось бы, какая разница, ведь именно брат наблюдал ее во всяких ситуациях и в разном виде. Однажды действительно нагой. Конечно же, случайно. Но сейчас это совершенно не имело значения, ибо есть проблемы поважнее.
- Ой, черт, совсем забыла, - она буквально сорвала с себя фартук и смущенно опустила голову, направляясь обратно на кухню: - не обращай внимания на мой вид, я тут немного готовила, хотела тебя приободрить... - Софи осеклась, поворачиваясь и снова оглядывая брата. Было слишком трудно в этот момент не поддаться настоящим сестринским чувствам, потому что Эйден стоял не двигаясь, растерянный, невероятно печальный и безумно родной. Софи не задумываясь подошла и крепко его обняла, уткнувшись ему в плечо. В тот момент ей показалось, что она сделала единственно правильный выбор, и они вдвоем простояли так какое-то время. Прервала их Роза, подошедшая оценить обстановку и обнюхать гостя. Софи нехотя отстранилась, и заглянула брату в глаза:
- Эйден, все обойдется. Я знаю правду, ты знаешь правду.. Все, кто были на вечере, они тоже знают правду, - он кивнул в ответ, и тогда Софи продолжила: - Мне.. мне поручили. Кхм. Я должна буду написать об этом событии.. Но я обещаю тебе, я напишу это так, что никто даже не усомниться.. В.. в твоей непричастности. Если нужно, я опрошу каждого. И начну с тебя. Ты ведь не против?
- Не против, Софи. Делай то, что считаешь нужным. Это необходимая мера.
- Хорошо, тогда, мм.. Мне нужно быстро набросать вопросы.. У меня тут где-то был стандартный шаблон. Сейчас, погоди.. эмм.., ты присаживайся, я мигом, - рыжая вернулась на кухню, чтобы завершить разливать вино, рассудив, что с напитком Эйдену будет ожидать приятнее, нежели без.
- Прошу, - молвила она, ставя бокал перед мужчиной и с удовольствием отмечая его неподдельное удивление. Ей ещё никогда не доводилось готовить для него этот напиток. Дома этим всегда занималась мама, у нее был какой-то особый рецепт.
- Спасибо, Софи, - слегка растерянно ответил Эйден, наклоняясь за бокалом. Роза запрыгнула на диван и стала тереться об ближайший локоть мужчины. Его сестра тем временем занялась поисками шаблонов.
***
- Итак, в какой форме будем проводить наше интервью? - внимательно глядя на собеседника, уточнила Софи. За короткий период времени она успела не только составить список вопросов, но и привести себя в порядок: причесала и уложила волосы в хвостик, умылась, а также постаралась максимально расслабиться и собраться с мыслями. Теперь она чувствовала себя увереннее.
- Как насчёт прямого эфира с аккаунта Vanity Fair? У них ведь есть аккаунт в интернете, - спокойно предложил Эйден, будто проделывал такое каждый день. Женщина вопросительно изогнула бровь. Пожалуй, такое станет чистейшим эксклюзивом, и она не была уверена, что готова к этому. Обычно она работала с уже готовым материалом, спокойно изучала факты, продумывала каждое слово неспеша, имея возможность в крайнем случае вернуться и исправить что угодно. Но Эйден был прав. В его ситуации тянуть не стоит, нужно сразу действовать, причем решительно.
- Окей, тогда мне следует позвонить начальству. Они наверняка оценят идею, вот только к аккаунту у меня доступа нет, - Софи нервно улыбнулась, чувствуя, как ее самообладание тает. «Нужно сделать все правильно. Я не должна подвести Эйдена.. Охх». Рыжая еще раз внимательно просмотрела список вопросов, набирая походу номер Вивиан.
***
Начальство было в восторге от идеи с прямым эфиром. В глубине души Софи надеялась, что с этим возникнут проблемы, и у нее будет больше времени на подготовку к столь важному интервью, однако доступ ей дали сразу и даже стали подгонять. Тогда Фокс поставила ноутбук на столик перед диваном, перенесла уснувшую рядом с братом кошку за пределы видимости вебкамеры, отставила бокалы и принесла вместо них стаканы с водой. Вроде так обычно делают на настоящих интервью в прямом эфире. Эйден просто сидел и наблюдал за ней, что еще больше усугубляло её душевное беспокойство. Софи никак не могла отделаться от ощущения некой наготы.
Когда женщина убедилась в том, что все готово и отступать больше некуда, она уселась на диван полуоборотом к Эйдену:
- Ты как, готов? – мужчина лишь кивнул и чуть улыбнулся. А ведь это его нужно подбадривать.
- Что ж.. Поехали! – Софи наклонилась к ноутбуку и запустила прямую трансляцию:
- Доброе утро, уважаемые зрители! «Ой, как непривычно такое говорить». В эфире Vanity Fair, и это наше первое эксклюзивное интервью, причем не с кем-нибудь, а с самим президентом боро Манхэттена – Эйденом Фоксом! Многие из вас уже наверняка слышали о событиях прошлого вечера. Мы здесь сейчас, чтобы максимально правдиво рассказать о том, что произошло на самом деле, задавая самые откровенные вопросы и получая на них честные ответы. Ведь наш президент нам ни разу не врал, не так ли? – за риторическим вопросом последовала легкая улыбка – Софи потихоньку начинала входить - Итак, мой первый вопрос. Мистер Фокс, скажите, вы вчера вечером были на званом ужине ваших знакомых?
- Совершенно верно, был.
- Как долго вы там пребывали?
- Практически весь вечер.
- Как давно вы знаете Алисию Риз?
- Со вчерашнего вечера.
- То есть вы только вчера познакомились?
- Именно.
- Вы состоите сейчас с кем-либо в интимных отношениях?
- Нет.
- А как давно состояли?
- Относительно недавно.
- Вы расстались мирно?
- Да, я бы сказал, полюбовно. У меня карьера, у нее карьера, мы шли в разных направлениях. Настал момент, когда мы оба осознали это.
- Как вы относитесь к женщинам? А к феминизму? Считаете ли вы, что женщины должны иметь права наравне с мужчинами?
- Безусловно, женщины имеют такие же права, как и мужчины. Феминизм.. Могу сказать только, что всего должно быть в меру. Разумеется, я не приветствую фанатизма в любом деле. Целеустремленность и здравомыслие - вот мой девиз. Представители моего пола не смогут добиться победы в гендерной борьбе без помощи представительниц вашего пола, равно как и наоборот. Каждый, кто думает иначе, порождает нетерпимость и способствует разделению общества, пусть и неосознанно. Это не борьба одних лишь женщин; думаю, что подобные времена уже прошли и новые поколения не согласны жить со стереотипами своих предков.
- Уважаемый и уважающий себя и других человек никогда не стал бы творить то, в чем вас обвиняют. Как вы считаете, что могло послужить причиной таких обвинений? Давали ли вы хоть раз повод так думать о себе?
- Вы знаете, человек с моей должностью всегда находится на самом видном месте. Про него всем и практически все известно. Людям свойственно искать подвох в тех, кто кажется хорошим, я это могу понять. Тем не менее, я никогда не захотел бы быть частью подобного скандала.
- А вы только кажетесь хорошим?
- Я не двойная радуга, но насиловать женщин.... Мыслить объективно - особенно о себе самом - довольно трудно. Что же, я могу сказать честно и открыто, что никогда не позволял себе ничего подобного. Никогда не покушался на свободу и право выбора других, будь-то вопросы муниципальной собственности или секса. Я - либерал и стою во главе этого боро. Это значит, что к населению Манхэттена относятся с уважением и их приоритеты важнее всего прочего. Я - не ангел, но я делаю всё от меня зависящее, чтобы совершенствоваться каждый день. Не могу представить, каким образом это соотносится с тем, что некоторые говорят и думают обо мне.
- Расскажите, что именно случилось вчера? В каком порядке происходили события, как и о чем вы общались с Алисией Риз?
- Это был самый обычный званый ужин. Я познакомился с мисс Риз в начале того вечера. Мы довольно мило общались, тому есть свидетели. Потом я некоторое время уделил своей семье. Далее было застолье. Все были у всех на виду. После застолья многие отлучились, кто куда, я сам выходил на балкон. И сам, и с мисс Риз, и со своей сестрой, которая сейчас очень кстати сидит напротив и допрашивает меня. Мы с мисс Риз поболтали буквально пару минут, затем она ушла. А в конце вечера, когда все уже начали собираться по домам, мисс Риз стала обвинять меня в том, чего я не совершал и даже не мыслил совершать. Дальнейшее вам уже известно.
- Большое вам спасибо, мистер Фокс. Я думаю, что мы прояснили ситуацию для наших зрителей. Спасибо всем, с вами была Софи Фокс из журнала Vanity Fair и наш дорогой гость, президент боро Манхэттена, Эйден Фокс!

0


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Вопрос ‡эпизод