http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Марсель

На Манхэттене: октябрь 2018 года.

Температура от +5°C до +18°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » всего на миг, я перестал дышать тобой... ‡альт


всего на миг, я перестал дышать тобой... ‡альт

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

Kutless - I'm Still Yours (lyrics)

If I lost it all, would my hands stay lifted
To the God who gives and takes away?
If You take it all, this life You've given
Still my heart will sing to You

Even if You take it all away
You'll never let me go
You take it all away and I still know
That I'm Yours, I'm still Yours
Oh, I'm Yours, I'm still Yours

Как бы ни было резонансно, но в данный момент Марку хотелось бы оказаться где угодно, но так чтобы не чувствовать спиной сострадательный взгляд Колмана. За все время, что они вернули себе и разделили вновь на двоих, Эванс и дня не припомнит, чтобы легко читаемый Уэйди не проявил бы беспокойство в отношении Марка. Даже молчание Колмана говорило за него больше, чем самый активный и бессвязный треп, в попытке остудить лихорадочное чувство вины блондина. И вот, на повестке дня еще одна проблема, которая всколыхнула душу рьяно пытающегося изменить к лучшему жизни обоих Уэйди. Марк бесстыдно навешивает на любимого человека одну за другой печальные новости, от которых горько даже во рту, не говоря уже о сердце и в решето превращенной душе. Хотел бы Эванс вернуть себя прежнего - человека, который мог быть крепкой опорой для всех, кого любит. Наверное он оставил этого человека висеть в петле. Наверное, этот человек все еще из последних сил хватает ртом комки воздуха и хрипло зовет на помощь. И единственный, кто способен протянуть ему руку помощи - это сам Марк. Пока Эванс не примет ошибки прошлого и не простит себя, его бедный призрачный двойник, так и останется подвешен между реальностью и кошмаром. Пока Марк не отбросит к чертовой матери не в меру растущую в нем гордыню и не уяснит, что для счастья двоих людей, всегда нужна пара уверенно бьющихся сердец и пара здравомыслящих мозгов - он не сможет создать настоящую семью. Даже с Уэйди. А там где есть здравый смысл - нет места украдкой затаившемуся стыду. Не стоит убегать от проблем и оборачиваться спиной к человеку, который желает тебе добра больше, чем кто бы то ни был в огромном и не всегда отзывчивом мире.
- Малыш, ради нас, я обязательно исправлюсь. Спасибо, что принимаешь меня... даже таким. - Марк глубоко вздохнул, обнимая протянутые к нему ладони и крепко их стискивая. Уэйд снова слишком близко, так что ощущаешь кожей все едва заметные изменения в его эмоциональном состоянии. Марк затылком чувствует его ободряющую улыбку, слышит победный клич в ударах его сердца, а когда разворачивается к любимому мальчишке лицом - в отражении глаз Колмана видит выход и ответы на все вопросы, что не давали ему покоя. Марк оказывается приятно повержен настойчивым призывом Колмана, который просит о вещах, что способны в корне изменить жизнь Марка, которую он собирал по частям на протяжении года без любимой принцессы. И только на подсознании возникала мысль о том, что Эванс не сможет принять новое существование, о котором так радужно распаляется Уэйди, как блондин тут же рубил её на корню. А ведь если судить по совести, то Марк никогда не давал Колману и шанса проявить инициативу в стороне финансовой или хотя бы отчасти предполагающей какие-то расходы. Всю их совместную жизнь, Эванс обязывал себя быть ведущей стороной во всем. Он был тем, кто опекал Колмана и вносил в его жизнь бесконечный комфорт. Марк будто бы озабоченный одним единственным в жизни существом, полировал его словно бриллиант, а когда дошло время до огранки - случайно его выронил. И как бывает в случае с совершенством, даже без участия хозяина, оно способно покорять сердца. Уэйд стал знаменитым мастером, заслужил большого признания в художественном мире. И вот сейчас, этот заслуженный и уверенный в себе мужчина, вполне достоин стать (хотя бы на время) тем, кто возьмет на себя инициативу и понесет ответственность за семью, которую он и Марк вскоре создадут. Но Марк...
- Оставить работу и повесить на тебя все? Ты о ком вообще говоришь, Колман? - неисправимый упертый осел, всюду находящий подвох и угрозу чувству собственного достоинства. - Я верю, что тебе это будет не сложно воплотить в жизнь, что ты справишься... Пусть на время нашего, как ты говоришь медового месяца... Но не более того, малыш. Я не смогу быть содержанцем на шее новоиспеченного супруга. Пусть я намерен взять тебя официально в мужья, но становиться педерастом не хочу! Кем ты видишь меня? Женушкой заточенной в этой красивой клетке с садом, воспитывающей нашу дочь и ждущей тебя к ужину, который собственноручно приготовлю по видео-уроку Гордона Рамзи? - Марк закипал изнутри, но так или иначе пытался не спровоцировать ссору, исправляя положение шуточной интонацией в голосе. Поцелуи и смех Колмана разряжали нагнетающую атмосферу. Марк хмурил брови, позволяя горячим губам принцессы отбирать с его уст недовольное мычание. Спустя какое-то время блондин расслабился и увлекаемый Колманом, улегся на постель. Они лежали лицом к лицу, и Марку хотелось в данный момент лишь одного - чтобы вместо слов, Уэйд или сладко сопел в две дырки, или стонал от нескрываемого наслаждения. Как добиться последнего, без помощи нижней своей части, Марк еще помнил.
- Принцесса, если ты сейчас не прекратишь унижать мужика, который ради тебя хотел жизнь отдать праотцам, я заставлю тебя кричать до хрипоты! Думаешь не смогу? - Марк резко опрокинул Уэйди на спину и вздернув его руки над головой, придавил всей тяжестью тела к матрасу. Лицо блондина приняло какую-то непроницаемую жестокую маску. Он больно укусил Колмана за нижнюю губу и оставил на ней красный кровоподтек. Его горячий торс вжался в пах парня и заставил того громко ахнуть. Пока хотя бы один из них способен испытывать сексуальное удовольствие, все, что происходит имеет смысл. Все же Марк умел лучше всего удовлетворять потребности Колмана именно так - грубо и неистово. И кто после таких действий посмеет назвать Марка женушкой?
- Если не ты, кто еще вылечит мою похотливую сторону души, а, Уэйди? - Марк усмехнулся, перехватывая одной рукой запястья Колмана, а свободной, чувственно оглаживая грудь и ребра - будто бы желая пересчитать их все. Ладонь скользила все ниже и ниже, пока не оказалась под прогнувшейся поясницей принцессы. В тот момент, когда губы Марка обхватили твердую горошину одного из сосков, а Уэйди конвульсивно подался вверх, пальцы Марка настигли горячей плоти сокрытой между двух тощеньких ягодиц. Блондин мастерски проник внутрь двумя пальцами и начал свое мстительное насилие. Он по прежнему кусал и облизывал излюбленное местечко на теле любовника, находя грудь Колмана куда привлекательнее, нежели пышный четвертый размер самой распрекрасной из барышень. С каждым прикосновением к телу принцессы, память об их бесчисленных любовных сценах возвращалась к блондину и накрывала его волной эротического наслаждения. Ему даже показалось, что вот-вот к члену подступит прилив крови и он встанет колом от заливистых стонов обрывающих барабанные перепонки. Как же скучал он по всей этой какофонии звуков. Как тосковал по запаху влажного тела Колмана, который становился мокрым от промежности, до испарины на лбу.
- Ты чертовски прекрасен... Мое совершенство... - Марк приподнялся, раздвигая бедра Колмана и вжимаясь пахом в пах, заключил любимого в необузданный по своей природе поцелуй. Они переплетались языками, ударялись зубами в неистовстве и неприкрытом желании поглотить друг друга до последней капли пота. Марк наращивал скорость, вторгаясь в Колмана пальцами, растягивая его и желая добраться как можно глубже до пика его наслаждения.
- Обещаю, когда придет время нашей первой брачной ночи, я доведу тебя до изнеможения по-настоящему. Как настоящий мужчина.         

[nick]Mark Evans[/nick][status]sweet boy[/status][icon]http://s019.radikal.ru/i604/1702/d5/559494446f9e.jpg[/icon]
[sign]http://s4.uploads.ru/t/pfGTE.jpg[/sign]

+1

32

[nick] Wade Coleman[/nick][status]погода была прекрасная, принцесса была ужасная[/status][icon]https://i.imgur.com/26LVgrg.jpg[/icon][sign]http://s0.uploads.ru/CKbM9.jpg[/sign]
Боже-боже, дай Уэйду терпения в борьбе с этим упрямцем! Вроде уже все понял, со всем согласился, но прогнал через себя слова Колмана, вывернул их на изнанку и теперь снова рычит недовольно - покусились на его гордость! А что с гордостью Уэйда прикажете делать, мистер Эванс? Нет, Уэйди давно привык быть на шаг позади, направлять незримо, подталкивать, но в этот раз он захотел, сообразно ситуации, проявить себя, взять на свои плечи львиную долю забот - и натыкается на свирепый взгляд любимого. Как ребенок, честное слово. Упрямый, своевольный, непокорный... Но ведь и ломать его через колено никто не собирается, а молодой ювелир старается для них обоих,для их маленькой семьи.
- Вот интересно, ты сам себя слышишь? - он удивленно вскинул бровь, ухмыльнулся, проводя по груди. - Я ничего не говорил о том, чтобы посадить тебя дома в качестве домохозяйки. Ох, Марк... До чего же ты упрямый.
Смеялся и не верил, целовал и не думал, что прежний Марк вернется так быстро. Такой же шершавый и ершистый, бескомпромиссный, как раньше. Поднял голову снова - вон как глазами блестит, что мурашки по коже разбегаются. От этого взгляда возбуждение только усиливается, а сам Уэйд вспыхивает, принимаясь лепетать, приструненный под взглядом любимого диктатора:
- Я  лишь прошу, чтобы ты поберег себя, оставил скорую и перешел на работу непосредственно в больницу. Не хочу тебя потерять однажды. А готовить я и сам научусь.
А лучше наймет того, кто будет готовить, и убираться, или же сам всему научится. Он способный, он сумеет. И гордость тут ни при чем совершенно. Для Колмана подобное положение вещей было чем-то само собой разумеющимся, он охотно уступал ведущую роль Марку, но теперь хотелось сделать что-то и для него. Не попрать его мужское естество, а лишь помочь прийти к согласию с самим собой и немного отдохнуть от того груза, который он за прошедший год единолично взвалил себе на плечи. Теперь-то их двое.
Рано обрадовался. А от последнего вопроса, у Уэйда похолодело все внутри. С опаской разглядывая Эванса, нависающего над ним, мастер-ювелир лихорадочно соображал, насколько сильно разозлил того, и что тот сделает. Оказалось, он настолько отвык от любимого упрямца, что его резкое возвращение к "прежнему" Марку, вызвало неосознанный страх. Да и бешеные искры в глазах, опасные до сладко-болезненной истомы, знакомые и любимые, те самые которые мерещились в одиноких снах... О, он не забыл о них.
Сдавленно вскрикнув, скорее от неожиданности, чем от боли в прокушенной руке, Уэйди забарахтался на кровати, пытаясь освободить руки из захвата, но быстро признал поражение, оставшись лежать и доверчиво взирать на своего мучителя. Слишком многообещающие фразы слетали с его губ. Было чертовски приятно видеть его таким. Чувствовать каждой клеткой своего тела, прикосновения его ладоней, которые обращались с телом Колмана по-хозяйски, гладя и заставляя трепетать.
- Ты меня не правильно понял... Марк, - попытался было вернуть разговор в прежнее русло, воззвать к Эвансу, но мысль уползала, норовила вильнуть хвостом и пропасть, голову затапливали совсем иные переживания, удаляя способность к здравому мышлению как ненужную на данный момент времени. Даже опасно мешающую. - Оу... что ты творишь... ох...
Это была их любимая игра, точнее его, Марка Эванса. Довести принцессу до исступления, до полной невменяемости, до оргазма одними только ласками, при этом сделав так, чтобы Колман - смущенный, красный, с искусанными губами  -  не мог добровольно прервать "экзекуцию", а он и не стал бы. Послушный, распахнутый, взмокший, всем телом подающийся к его рукам и губам, Уэйд вспоминал каким был Эванс раньше, наслаждался, каким он был сейчас, ловя его взгляды, обжигаясь об усмешку, слушая его голос. Свой собственный он благополучно сорвал, мучимый так сладко, как в последнее время мог только мечтать, а когда предоставилась возможность впиться в любовника поцелуем, Уэйд успешно ею воспользовался, хрипло постанывая в его рот. Истово целует, кусает, включаясь в безумную пляску языков, отчаявшись выразить в словах как же безумно скучал по нему, потому что тело говорит об этом куда лучше.  Уэйд прижимается к блондину, влипает в него так тесно, как только может, насколько позволяет его положение, крепится из последних сил, а потом наступает оглушительная развязка. На несколько мгновений кажется, что он утратил связь с реальным миром. Он дышит Марком, растворенный в нем, точно соль в воде, снова пускает в него призрачные корни, сплетающие их в одно неделимое целое. Обнимает освобожденными руками, еще всхлипывая и отрывисто дыша, лицом прячась в уютную, теплую ложбинку шеи. Хочется облегченно расплакаться, и за эти слезы ему не будет стыдно.
- Ты всегда будешь настоящим мужчиной. Всегда будешь для меня лучшим, - шепчет,  целует потемневший от влаги висок. Улыбается, вспоминая далекий выпускной вечер. - Мой король.
А он всегда останется его принцессой - вздорной, взбалмошной, капризной, заботливой и очень даже мудрой, когда это необходимо. Все придет со временем, а его у них теперь много - целая жизнь.

+1

33

***

[float=left]http://s9.uploads.ru/t/SIadg.jpg[/float]...целая жизнь. Неделимая. Ради такой жизни стоило однажды умереть.
В руках Марка сокровище - самое прекрасное и бесценное, за которое пришлось нелегко побороться. Вся его жизнь с Уэйди Колманом - бесконечный путь завоевателя, избранный им в юном возрасте и завершенный предложением руки и сердца сейчас. Возлюбленный - до чего нежно звучит, и как много значит! Именно это слово синонимом ложится поверх имени принцессы. Он тот единственный, в ком видишь свое счастье и будущее, с кем хочешь разделить судьбу и однажды состариться. Лишь ему единственному доверишь самое сокровенное, и пойдешь на любой риск, если он посчитает его оправданным. С ним научился многому: быть добрым и справедливым, умению слушать и принимать во внимание чужое мнение. С ним прошел все этапы становления от сладкого юноши до взрослого мужчины. Ему раскрыл все свои скрытые стороны и позволил подобрать нужные ключи к сердцу. С ним открыл для себя такое весомое и ценное понятие, как "вместе". Что бы не случилось, Марк никогда не оставался один на один с проблемами - только вместе, только при участии неизменной поддержки и опоры. Благодаря Уэйду, Эванс осознал цену настоящей любви, и то, что никакое время не способно отобрать у человека истинные чувства. Ссоры по мелочам, вспыльчивый характер Колмана, грубость Марка, история с изменой и тяготы расставания - все это канувшее в лету прошлое, которое пережили и вынесли, которое к несчастью не забыть, но слава Господу - не вернуть. Уэйд Колман - это тот осознанный и самый важный в жизни выбор, который Марк когда-либо принимал. Даже появление дочери - сколько бы любви не вложил в этого крошечного человечка - не было событием столь желанным, как зародившаяся в одночасье любовь к самому лучшему из людей. И пусть он - мужчина, пусть по-прежнему их общий выбор не каждый воспринимает, как данное, как что-то нормальное и допустимое... Марк выбрал Колмана не за его пол. Любовь не определяется полом, цветом кожи, возрастом и тем более не требует стороннего согласия. Любовь должна наполнять человека и делать его счастливым. Вот и все. Нет никаких правил или законов, для того, чтобы это светлое чувство жило в сердцах двух людей.
- Позволь стать твоим верным спутником. Позволь разделить с тобой все радости и печали. Поддерживать тебя во всем и следовать за тобой. Отдавать и принимать. Я обещаю, что сделаю тебя самым счастливым человеком. Я буду верным и преданным тебе. Я никогда не причиню тебе боль. Отдай мне всего себя и я отдам тебе себя в ответ. Ты - мой конец и моё начало. Ты тот, с кем я хочу прожить долгую и счастливую жизнь...- словно священную мантру, повторял про себя Марк свадебную клятву. Он не мог сдержать волнения, поэтому с каждым разом очередность слов менялась, а сами предложения становились длиннее. Он долго не мог собрать в кучу все свои мысли. Он хотел сказать Уэйду многое, но тогда им и дня не хватит, чтобы Эванс смог передать всю глубину своих чувств словами. И хватит ли ему смелости, чтобы озвучить эту самую клятву не только перед любимым человеком, но и перед всеми близкими друзьями и родными, которые станут свидетелями волшебного таинства? Как сделать так, чтобы не растерять все свое мужество и достойно объявить перед самим Господом о вечной любви, которую Марк готов пронести до самой смерти? На нем лежит такой груз ответственности о котором он себе и вообразить не мог. В тот вечер, когда блондин просил Колмана выйти за него замуж, ему в голову как-то не пришло, насколько нелегким окажется весь процесс бракосочетания.
- Неужели я дожил до этого дня...
- Ты дожил до этого дня, лишь благодаря своей любимой старшей сестре! - за спиной послышался высокий голос Эммы, которая внесла в спальню Марка упакованный в прозрачный чехол костюм жениха. Тройка в классических черно-белых тонах напоминала Марку то время, когда они с Уэйдом отмечали выпускной вечер Эванса - одно из немногих событий, на которые Марк надевал костюм с охотой.
- Эмм, я помню. Прости за...- сестра неумышленно задела больную рану Марка. Он враз превратился из статного мужчины в нашкодившего мальчишку, который стыдится смотреть старшему в лицо и весь зажимается, словно боится получить оплеуху. Не желая видеть вновь маску боли и страдания на лице младшенького, Эмма спешит свести на нет начатый монолог с мольбой о прощении. Она бросает костюм на широкую кровать и торопится обнять Марка так крепко, как только позволяют ей силы.
- Тебе не за что просить у меня прощения, слышишь? Я всегда буду в ответе за тебя, потому что мы - брат и сестра! Мы одна семья. Может быть я плохо показывала тебе свою любовь тогда, когда ты был еще мелким несмышленышем и вредной занозой... Но сейчас-то ты понимаешь насколько дорог мне, правда? Я искренне желаю, чтобы ты наконец был счастлив! Я хочу, чтобы больше в твоей жизни и мысли не возникло о том, чтобы укоротить её! Дорожи семьей, которую создаешь. Люби своего мужчину и подари вашей дочери самое прекрасное будущее. Это все, чего желает твоя старшая сестра. Любви и счастья вам, дорогой...
- Спасибо, Эмм. Люблю тебя, сестренка. Кажется, я все таки заслужил свое счастье.
Рукав футболки Марка сильно намок. Сестра не сдержала слез и оставила вместе с ними часть макияжа, которым занималась её подруга визажист нанятая по случаю торжества. Ругаясь матом, который совершенно не шел Эмме, она смеялась сквозь слезы и причитала, что теперь ей вновь придется пройти через все девять кругов ада ради идеального тона кожи и стрелок. Марк отпустил сестру наводить марафет, а сам остался вновь наедине со своими мыслями.
- Уверен, у принцессы сейчас не меньше кипиша...
Пусть все приготовления перед свадьбой и проводились в особняке будущей четы Эвансов, но парни условились, что разойдутся по разным спальням и не будут видеться друг с другом до самого алтаря. Последний к слову установили в саду, где с пяти утра трудились организаторы торжества. С десяток друзей Колмана по творческому цеху городили декорации, украшали столы и садовые изгороди диковинного вида хендмэйдом. Флористы скрупулезно довершали алтарь только прибывшими свежими букетами голубых и белых азалий, превращая его во что-то волшебное и неземное. Из открытого окна в спальне Колмана доносились его истеричные вопли, предназначенные друзьям-художникам, которые работали исключительно под его началом. Когда принцессу что-то не устраивало, он включал свою пронзительную сирену и с третьего этажа раздавал люлей провинившимся. Слыша, как Уэйди распинается ради идеальной картинки, которую он нарисовал в своем воображении и бесспорно надеющийся на то, что Марк будет в восторге - Эванс безмятежно рассмеялся, ловя себя на мысли, что не прочь был бы украсть свою невесту прямо из-под носа всех приглашенных гостей. Тогда не пришлось бы волноваться по поводу клятвы,которую в интимной обстановке дать куда проще, чем озвучить во всеуслышание. Но решение принято. И как настоящему мужчине, ему непозволительно брать свои слова назад. Поэтому... Марк срывает чехол с костюма и начинает неторопливо надевать вещь за вещью, вновь вслух повторяя клятву, которая снова звучит иначе, но не менее правдивее.
- Позволь любить тебя вечно...

[nick]Mark Evans[/nick][status]ЖЕНИХ[/status][icon]https://c.radikal.ru/c33/1806/69/4b8544c5c257.jpg[/icon]

Отредактировано Nathaniel Jacobs (09.06.2018 22:13:12)

+1

34

... Забот у Уэйди было гораздо, гораздо больше, чем предполагал Марк, по большей части самим же им и выдуманным, но не может же он все приготовления свалить на чужие, хоть и очень профессиональные плечи, а самому встать в сторонке, грызть от волнения ногти и взирать на то, как самый важный день в его жизни обустраивается сам собой, без его участия, в то время как ему и Марку уготована участь сравнимая с судьбой фигурок на праздничном торте - стоять красиво и радовать собравшихся, вышибая умиленную слезу у друзей и родственников, глядящих на это сахарное счастье. Нет! Для того, чьим вторым именем был "кипиш", родившийся вместе с ним, по утверждению той же Джуди Колман, это была непосильная задача.
Он не был бы собой, если бы поочередно с утра пораньше не сунул нос во все, что происходит, к полудню доведя до белого каления всех и каждого, пока не был изгнан в спальню переодеваться, но и оттуда он умудрялся ругаться с устроителями, строить рабочих и друзей. Даже мама, заглянувшая к нему, пока Дианна почивала послеобеденным сном, и та нарвалась на чересчур деятельного сынка и едва не была сбита с ног ураганом Уэйди, в тысячный раз отбегающего от окна, но так и не надевшего рубашку. Так и крутился по комнате с голым торсом, в брюках с болтающимся ремнем. Тощий, как обычно, татуированный сверх всякой меры (на ее взгляд, так некоторые картинки были очень лишними - процентов восемьдесят из них), со свежей татушкой на предплечье с именем и датой рождения дочери, выполненной излюбленной Уэйдом затейливостью, с вензелями и финтифлюшками, разве что трогательных сердечек не хватало, он метался между зеркалом, окном и кроватью, хватаясь то за расческу, то за рубашку, то высовываясь с третьего этажа по пояс и начиная кого-то громко распекать, размахивая руками и рискуя вывалиться.
- Только свадьбы в больнице нам не хватало, - покачала головой Джуди, смыкая створки и отгоняя сына от организационных работ. Без него управятся. Мальчик только вносит еще больше суматохи и толчеи.
- Ну, ма...
- Не мамкай. Скоро церемония, а ты еще не одет, не собран и практически охрип, - взявшись за щетку для волос, она бережно зачесала вихры сына так, что теперь волосы выглядели гладким монолитом. Осталось только сбрызнуть лаком, чтобы корочкой схватились.
Уэйд критически осмотрел в зеркало это художество и сморщился.
- Как будто корова языком прилизала.
- Ну, спасибо, родной. - обиженно поджала губы Джуди и отошла.
Не слушая, он запустил пятерню в волосы, растрепал их, взбил, выпустил непослушную челку, позволив ей упасть на левый глаз - воронье гнездо. Привычное, родное, но совершенно не подходящее к случаю.
- Может ну ее, эту свадьбу, а? - обернувшись за поддержкой к матери, Колман состряпал умильно-просительную рожу, но та лишь хмыкнула и язвительно прищурилась.
- Скажи об этом Марку.
- В том-то и дело... - вздохнул мастер-ювелир и с сел на постель.
Марк-то, может всеми руками и ногами за то, чтобы пожениться тихо, тайком, сбежав от лишних глаз, потому что идея с "самым лучшим, самым важным днем в жизни" целиком и полностью принадлежала Уэйду, который и сам уже был не рад, что затеял все это. Хотя, все и так складывалось замечательно: слегка одивший без хозяйской руки сад превращался в сказочное место, пропитывался тихой торжественностью дня и дышал ею на гостей, которым даже недовольные окрики взволнованной "невесты" не могли испортить настроения.
А сам Уэйд... Он любил Марка и без всех этих условностей вроде штампа в документах и брачного свидетельства. Ему не нужно было ни громкое торжество, чтобы знать, что в ближайшую вечность он ни на шаг не отойдет от своего драгоценного, горячо любимого Эванса, что хочет прожить с ним всю жизнь - сколько ее отмерено, растить их дочь, а может и еще детей, состариться и даже за порогом жизни быть вместе, потому что иначе просто не может быть - их души давно и крепко переплетены вместе, так что даже такая малость, как смерть, не сможет разлучить их. И все же... Все же...
- Дорогой, стоит ли так нервничать? Все ведь прекрасно, - постаралась ободрить сына Джуди, но великовозрастный отпрыск со стоном повалился на спину, закрыл лицо руками, задрыгал ногами, тихо подвывая и катаясь по постели. Пришлось спасать от него костюм, чтобы не измял.
- Уэйд! - в комнату сунулся Клайв, осмотрелся и присвистнул, - Ты все еще не готов?
- Не хочу! Не буду! Мама, роди меня обратно! - причитал он, в просвете между пальцев показав один глаз, но сочувствия от присутствующих не дождался.
- Поздно, обратно-то... - рассмеялась мать. Что за бессердечная женщина!
И этот тоже хорош, стоит лыбится, как дурной. Чего пришел?
Клайв вспомнил, зачем явился и зашел в комнату уже целиком.
- Там Дианна проснулась, а Джефа я не нашел. Сказал Эмме, она уже с малышкой, но тут еще проблема - платье потеряли.
- Ох ты ж мне, Господи, - Джуди всплеснула руками, быстро припомнила куда дела внучкино платьице и потрепала сына за ухо, - Клайв, милый, приведи этого балбеса в чувство, а? А то он уже и жениться не хочет. Явно перегрелся и перенервничал.
- Коньяк будешь? - понятливо кивнул друг, прикрывая за женщиной дверь.
- Изыди! - Уэйд рывком сел на постели, подумал и метнулся к окну. Распахнул его снова, высунулся на улицу и едва-едва набрав воздуха в грудь от возмущения заголосил. - Дэнни! Дэниэл, мать твою! У меня на тебя цензурных слов не осталось. Ты куда лепишь это?! Вот куда, я тебя спрашиваю?
Дэнни снизу, задрав голову, отгавкивался, сдабривая мат-перемат с красноречивыми жестами, пока в окне не показалась любопытная физиономия Клайва.
- Вот ты где! - зарычал Дэниэл. - Немедленно убери его от окна. Пусть засунется обратно в дом и занимается своими делами, иначе я поднимусь и придушу его, и вместо свадьбы у нас будут поминки! Достал, ей богу!
- Он просто еще не знает, что вскоре его то же самое ожидает, - доверительно прошептал Клайв Колману на ухо, видя, как лицо друга расплылось в злорадной улыбке.
- Он не забудет этот день, клянусь, - Уэйд потер руки и все же отошел от окна, успокоенный предстоящей местью и, как следствие, смирившись с тем, что и без его деятельного участия сегодняшний день устроится. Кольца, выполненные по их эскизам лучшими мастерами на заказ, уже ждут твоего часа в бархатной коробочке. Приготовления почти закончены и начали съезжаться гости. Где-то там, в другом крыле дома ждет и волнуется будущий супруг.  Все уже хорошо, все уже свершилось, оставив позади неприятности, болезненную разлуку, ложь и обиды. Все замечательно. Зря, Уэйди волнуется. Этот день ничто не способно испортить, нужно только успокоиться и наслаждаться происходящим, наряжаться и предвкушать лицо Марка у алтаря.
- Ты кольца не потерял? - спросил он у Клайва, застегивая на груди рубашку.
- Нет, - друг и шафер похлопал себя по карману. - А ты клятву написал?
- Да...а-а-эм...- Уэйди сунулся было к тумбе - не нашел, пошарил по карманам домашней одежды - но с тем же результатом, попытался вспомнить, но ничего не вышло.  Он нервно рассмеялся, понимая, что и сам текст успел выветриться из памяти. Он виновато посмотрел на Клайва, и тот захохотал.
- В этом весь ты. Ничего, выкрутишься, я знаю.
- Мне бы твою уверенность.
Но друг только похлопал его по плечу и удалился, оставив "невесту" завершать сборы, а заодно придумывать новую свадебную клятву.
[nick] Wade Coleman[/nick][status]принцесса-невеста[/status][icon]http://sg.uploads.ru/VFrXG.jpg[/icon]

Отредактировано Anne-Dietmar Steinmeier (10.06.2018 07:04:39)

+1

35

[nick]Mark Evans[/nick][status]ЖЕНИХ[/status][icon]https://c.radikal.ru/c33/1806/69/4b8544c5c257.jpg[/icon]
I found a love for me
Darling, just dive right in and follow my lead
Well, I found a girl, beautiful and sweet
Oh, I never knew you were the someone waiting for me
'Cause we were just kids when we fell in love
Not knowing what it was
I will not give you up this time
But darling, just kiss me slow,
your heart is all I own
And in your eyes you're holding mine

Когда последняя пуговица оказывается в петле и с зеркала на Марка смотрит его неузнаваемое отражение, в душе проносится странное чувство умиротворения. Словно до этого момента, Эванс прибывал в подвешенном состоянии и ждал какого-то конца, не веря, что в его случае реально продолжение. Вот только судьба все расставила по местам. Когда тебе суждено пройти свой путь от и до с одним единственным человеком, как бы не расходились ваши дороги, все равно однажды, вы встретитесь на нужном перекрестке. Представлял ли Марк себе нечто подобное, до того как Уэйд вернулся в его жизнь? Даже после смерти жены, такие вещи как совместная жизнь с другим человеком, отношения и законный брак, являлись чем-то запретным и недопустимым. Впустить в свою жизнь кого-то снова - вот что поистине было недопустимым для Марка Эванса. Впустить в свою жизнь человека, которого однажды потерял - вершина человеческого эгоизма. До сих пор на устах сотни невысказанных вопросов самому себе, один из которых: "правильно ли я поступаю, возвращая ему надежду и веру в то, что больше никогда не причиню ему боль?". Сильный снаружи, но такой внутренне нестабильный Эванс, все еще корит себя за ошибки прошлого. По-прежнему его глаза с тоской глядят на улыбку родного человека, а в душе происходит безумный переворот. Колман... Уэйд... Принцесса... Марк прекрасно понимает, что без него он не справится, и неизвестно, сколько еще продержался бы на плаву, пока объятия Уэйди не стали спасательным кругом в бушующей буре отрешения. Их любовь - проклятие. Наверное так как любят Уэйд и Марк, способны любить только безумцы: терпеть боль, выносить страдания, впадать в отчаяние и все равно возвращаться. Возвращаться друг к другу. Быть вместе. Навсегда.
- Ого-го! Дружище, да ты шикарно выглядишь! Может мне выйти за тебя вместо Колмана? Прям завидно стало - такого мужика себе отхватил проказник! - Ник вошел в комнату без стука, наполняя её стены своим запредельно высоким голосом. Его комплименты не льстили Эвансу, хотя изрядно позабавили. В школе Вачовски был не самым завидным парнем, но наличие лучшего друга - звезды школы - его неплохо выручало. Ник не был женат и не состоял в серьезных отношениях с девушкой, хотя на торжество по случаю бракосочетания лучшего друга заявился в компании молоденькой модели. Марк волновался, не шокирует ли подружку Вачовски свадьба двух геев, но как уверил Ник:"Девчонка поклонница яоя. Для неё ваша свадьба - розовая мечта".
- Не стоит, Вачовски. Ты не переживешь первую брачную ночь со мной. - Марк хитро зыркнул на друга, заправляя волосы в тугой пучок и завязывая их тонкой черной резинкой на затылке. Ник закатил глаза и скривив вредную гримасу, вольготно расселся в кресле у окна, решив что продолжать тему интима дальше - не стоит. Огладив выбритый подбородок и самокритично оценив себя с головы до ног, Эванс шумно выдохнул. - Вроде бы готов. Как думаешь?
- Готов! Пора к столу подавать и откупоривать в вашу честь старушку Клико. - Ник щелкнул пальцами и рассмеялся. А потом вдруг засуетился и вспомнил за чем в общем-то пришел. - Я же бутоньерку твою принес! Эти странные типы из оргкомитета всучили мне свое творение и заставили передать тебе лично в руки. Какой-то парень назвавшийся Дэнни так визжал на меня, угрожая разобрать на детали, в случае потери или порчи бутоньерки - что я чуть не оглох! Давай помогу вдеть в петлицу.
Достав из небольшой прозрачной коробочки нечто необычное, но очень красивое и пахнущее свежими цветами, Ник подошел к другу и вдел в петлицу на пиджаке Марка бутоньерку жениха - такую же, как у Колмана.   
- Спасибо, друг. - дружеские объятия в благодарность за поддержку и принятие. За то, что Ник согласился присутствовать на самом важном событии в жизни Эванса, совершенно не скрывая своего истинного отношения к выбору друга. Оно никогда не было негативным и Вачовски никогда не вел себя лицемерно по отношению к Колману. Более того, кроме Уэйда - несмотря на огромную популярность Марка у слабого пола - Ник никого не видел лучше, в качестве второй половины друга. Никто по его мнению, не мог справится с жестким и грубым Эвансом, в чьих глазах не раз за все года их дружбы с Ником, проскакивало нечто пугающее. Хулиганистый характер в юношестве и желание превосходства, которое порой не лезло ни в какие рамки и доходило до насилия - вот таким помнит Марка Вачовски. Такого друга он боготворил, но в душе очень боялся. Как только Уэйд официально стал парнем Марка, блондина словно подменили. Удивительное влияние оказываемое мальчишкой на Эванса, сыграло на руку всему близкому окружению Марка. Он стал более открытым и перестал испытывать судьбу на прочность. Уэйд Колман раскрыл в Марке хорошие стороны и показал какое на самом деле доброе его сердце. Только лишь за это, Ник давным-давно закрыл глаза на нетрадиционные отношения лучшего друга и принял его выбор. То, что делает человека лучше и способное растворить темноту в душе, восполнив каждый её уголок светом - не может быть неправильным. Правильно - это когда честно, искренне и красиво. Любовь лучшего друга по истине прекрасна - к такому выводу пришел Ник, провожая Марка к алтарю...
[float=left]http://sh.uploads.ru/t/SdtBU.jpg[/float]Шаг за шагом приближали Марка к тому моменту, когда кроме слов "Да, согласен", ему более ничего другого не останется. Этих слов ждут от него все собравшиеся по случаю торжества, но больше всех на свете, эти слова желает услышать его возлюбленный. Простой вопрос и ответ к нему заготовленный. Вроде бы ничего страшного, сверхъестественного, а колени слегка подрагивают. Нервные кивки гостям, которые на перебой посылали Марку комплименты и искренние пожелания счастья и любви. Рот растянут в улыбке так, словно вот-вот треснет по швам. В глазах мужчины беспокойство и перемежающееся с ним тепло, когда взгляд падает на детей Эммы, которые тащат небольшую тележку украшенную лентами и цветами с маленькой принцессой в ней. Дианна смеется заливаясь, хлопая в свои крохотные ладошки. Молли - дочь Эммы, несет корзинку с лепестками и помогает младшему брату с ответственной миссией по катанию Анны. Пока дети ловят свою волшебную волну, взрослое поколение нетерпеливо топчется у своих кресел, высматривая за спиной Марка фееричное появление "невесты". Жених делает глубокий вдох и становится около живого алтаря с гортензиями в ожидании. Чуть в стороне от него, ответственный за регистрацию брака священник читает отрывок из евангелия. Марк складывает ладони перед собой и бормочет под нос клятву, которая уже никак не соответствует заранее писанному тексту. Понимая, что все предложения из клятвы превращаются в хаос из слов, Эванс чертыхается и оставляет все попытки выудить из памяти упорядоченный текст. Блондин замолкает, испуская тихий жертвенный стон и не сводя взгляд с усыпанной мелким белым щебнем дорожки, по которой с минуты на минуту к нему будет идти Уэйд, просто терпеливо ждет.
- Прошу всех присутствующих здесь гостей занять свои места. Мы начинаем. - голос священнослужителя звучит торжественно и миролюбиво. Гости тут же присаживаются на белые кресла и подобно Марку, замирают в ожидании. Со стороны начинает играть живое фортепиано и пара скрипок. У Марка тут же проносится рой мурашек вдоль позвоночника. Блондин сглатывает подступивший сухой ком и поджимает губы. Если Уэйд не нервничает также, как Эванс, то он не тот истеричка Уэйди, за которого Марк надумал выйти замуж! Дети выходят на центральную дорожку. Молли и Дэнни разбрасывают лепестки белых пионов, а за ними показывается дерганная и пытающаяся не ссутулиться долговязая фигурка. Если бы не мать ведущая сына под руку, Уэйд непременно споткнулся бы о щебень - и неважно, что он не размером с тяжелый булыжник! Марку следовало поймать всего одну секунду нерешительности, волнения и трепета исходящих от Колмана, чтобы глубоко в душе унять свою тревогу. Вот он - его возлюбленный. Их разделяет несколько метров, которые становятся своего рода границей, между жизнью ДО свадьбы и ПОСЛЕ.

*Ed Sheeran - Perfect

Отредактировано Nathaniel Jacobs (20.10.2018 18:12:17)

+2

36

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
- Мама, не плачь. Я ведь всего лишь женюсь.
- Глупый.
Она не плачет, но слезинки затаились в уголке глаз, и Уэйд знает, мама будет прижимать к лицу платочек, улыбаться и всхлипывать, и светиться от счастья, как в тот день, когда он сам отводил ее к алтарю, передавая в надежные руки Джефа. Будет качать на руках малышку Ди, будет склонять голову к плечу мужа, будет тихой и счастливой.
Но пока у нее прыгают губы, пока она нервничает не меньше Уэйда, но не показывает этого, приободряя сына. А сын - женится. "У меня колени подкашиваются," - Уэйд заламывает пальцы, щелкает суставами и встряхивает руками. Еще чуть-чуть и задержка перерастет все грани приличия, гости начнут роптать. И зачем он согласился на эту ерунду? Дети чинно вышагивают по дорожке, на которой следом за ними должна показаться невеста в роскошном платье в сопровождении отца, а не он. "Нелепость. Просто нелепость. Мужчины женятся..." Уэйд кусает губы, он сейчас сам расплачется, как девчонка. Весь этот праздник кажется ему теперь такой глупостью. Все эти люди, украшения, суета и напряженное ожидание, когда даже птицы смолкли, а ветер на миг перестал озорничать в кронах деревьев и кустарников. Нет, надо было как-то иначе все обставить. Как же все это смущает.
- Пора, милый.
Пора. Уэйд выглядывает из-за угла, находит глазами Марка, стоящего на небольшом возвышении у изукрашенной арки. Нервно сглатывает. "Я люблю тебя. Без свадьбы, без штампов, без всего этого..." Сердце щемит от нежности к этому мужчине. И ведь не один Уэйд нервничает. Даже отсюда он видит, как поджимает Марк пальцы на руках, как смыкает губы в напряженную линию и это странным образом успокаивает, придает решимости, поднимает дух. Он понимает, что прятаться можно бесконечно долго, но нельзя спрятаться от себя.
В тишине и спокойствии, он берет руку матери и кладет себе на локоть, улыбается ей. Косой лучик света слепит глаза, заставляет за жмуриться на миг, делая первый шаг на дорожку.
Эти несколько минут превратились в бесконечность, в которой были только обращенные на Уэйда глаза и ничего кроме них. Те глаза, что однажды попав на холст вызывали мурашки на спине наблюдателей. Те самые, в которые Колман влюбился давным давно. И если бы кто-нибудь много лет назад сказал ему, что в один солнечный день он и Эванс встретятся у свадебного алтаря, Уэйди не поверил бы. Он и сейчас не до конца верит в собственное счастье, как не в силах поверить в исполнившуюся мечту тот, кто однажды отчаялся и был готов смириться с потерей.
Лепестки пиона разлетаются у него под ногами, щеку греет материнский поцелуй, когда та оставляет его в  конце пути и занимает место рядом с супругом. Все теперь в прошлом, но все только начинается, а уж они постараются, чтобы это новое начало было лучше, было ярче, чтобы каждый день превратился в незабываемый и прекрасный, потому что теперь они есть друг у друга. Навсегда.
- Мы собрались здесь, чтобы сочетать браком...
Уэйд слушает и не слышит. Его взгляд прикован к любимому мужчине, такому красивому и статному, что не сразу верится в то, что это Марк Эванс. От его красоты захватывает дух и на кончиках пальцев начинается настоящий зуд, возникающий всякий раз, когда на Уэйди находит вдохновение. Приходится гнать его от себя, уговаривая потерпеть немного, ведь сейчас не время и не место, а увиденное найдет свое отражение в новых работах.
Священник говорит что-то еще, столь же стандартное, что и обычно, и гости умиленно притихли, навострив ушки. Даже дети не шебуршат, проникнувшись важностью мероприятия, на котором оказались впервые.
- Уэйд, не спи, - подбадривает склонившийся к его уху Клайв, и Колман стряхивает с себя восторженное оцепенение, понимая, что пришло время для клятвы.
Но что бы он ни сказал, слова не смогут передать всех тех чувств, что сейчас наполняют его. Колман застенчиво улыбается, по привычке пытается поправить очки, которые сегодня не надел, неловко трогает пальцами висок и берет Марка за руку, поглаживает его ладонь, не уставая любоваться его прекрасным лицом.
Теперь все кажется таким мелким, вся суета и волнения, а самая большая его ценность сейчас здесь: Марк и Ди, родные и близкие друзья. Уэйд любит их всех и очень благодарен за то, что ни один из них не исчез из его жизни, что сегодня они здесь с ними и с замиранием сердца ждут самых главных слов.
Уэйди делает глубокий вздох, собирает в памяти разрозненные кусочки заготовленной клятвы, а потом... Потом плюет на эту выспренную шелуху.
- Как ты можешь догадаться, я забыл все слова, что приготовил. Но это неважно, потому что я знаю точно лишь одно: выбрав тебя  много лет назад, я знал, что хочу провести с тобой всю свою жизнь, быть тебе верным другом и надежной опорой, я хотел быть рядом с тобой несмотря ни на что, а теперь мечта становится явью. Ты подарил мне гораздо больше,чем я мог рассчитывать. Ты подарил мне себя, свою любовь, и я клянусь... Клянусь, что всегда буду любить тебя, всегда буду рядом. До конца.
[nick] Wade Coleman[/nick][status]принцесса-невеста[/status][icon]http://sg.uploads.ru/VFrXG.jpg[/icon]

+2

37

[nick]Mark Evans[/nick][status]ЖЕНИХ[/status][icon]https://c.radikal.ru/c33/1806/69/4b8544c5c257.jpg[/icon]

Марк никогда не признается Уэйду в том, что... Он не услышал клятву данную возлюбленным у свадебного алтаря. Он запомнит навсегда лишь взгляд принцессы и то, каким трепетом отзывались кончики его пальцев. Он запомнит теплоту его голоса и солнечные вспышки проносящиеся по радужке глаз. Он будет помнить момент, когда сердце Колмана замерло на пару секунд, стоило Марку улыбнуться только ему одному, упуская факт далеко не интимности обстановки. Кому-то могло бы быть невдомек, но Эванс прекрасно знал, что их связь с Уэйди прописана где-то свыше, что их судьба как одна, что все пройденные испытания, были пройдены не зря. Ярким калейдоскопом самых драгоценных воспоминаний пронеслась у Марка вся их с Уэйди жизнь, пока Колман искренне клялся будущему супругу в вечных чувствах. Прямо сейчас, Марк видит рядом с Колманом фантом той самой дерзкой принцессы, которая вылила на него пузырек с нашатырным спиртом в их первую встречу. И все почему? Потому что блондину не хватало тогда мозгов и вел он себя, как распоследний идиот. Прежде чем полюбить друг друга до одури, им приходилось биться рогами о гордыню, что застилала глаза. А полюбив - они пропали. Затерялись в сердцах и стали своего рода кровезаменителями циркулирующими по кровеносным сосудам: горячими, страстными, с исключительной совместимостью.
-...Клянусь, что всегда буду любить тебя, всегда буду рядом. До конца.
Ох, малыш...
- А теперь очередь второго жениха, сказать слова клятвы. Марк, просим Вас. - священник нагло нарушил миг умиления и чувственности, которой дали волю и она просочилась наружу, оставляя после себя улыбки, гулкие удары сердец и чуть сбитое дыхание. Блондин стряхнул  с себя невидимый покров волнения и крепче стиснув пальцы Колмана, не сводя с него глаз, заговорил:
- Перед лицом Господа и всеми, кто волен разделить с нами этот долгожданный момент... Я клянусь, что этот мужчина, который был первым для меня, отныне и навсегда, станет последним и единственным. В тот момент, когда я впервые увидел его, то понял, что именно с ним хочу пройти рука об руку по жизни. Мой возлюбленный, мое продолжение, мой самый важный человек - ты делаешь меня лучше, добрее, светлее, поэтому хочу пообещать: что бы ни случилось быть верным и честным с тобой. Любить и уважать тебя, избавлять от невзгод и помогать во всем. Я обещаю оправдать все твои надежды, быть тебе крепкой опорой и разделять с тобой все радости и печали. Я обещаю беречь наше прошлое и вместе с тобой, строить наше счастливое будущее. Я обещаю всегда быть твоим близким другом, лучшим отцом для нашей дочери и самым желанным мужчиной - только для тебя! Я прошу тебя стать моим законным супругом и пройти со мной по жизни. И пусть собравшиеся здесь люди станут свидетелями моей искренности и прямодушия. Я люблю тебя, Уэйд Колман. Я любил, люблю и буду любить вечно. Клянусь.
Только не вздумай плакать!
Марку нужно было срочно спасать ситуацию. Его принцесса с каждым словом превращалась в резервуар для слез, что вот-вот лопнет. Блондин не думал, что Колман мог так расчувствоваться на людях, обычно надежно скрывая от чужих глаз свои слабые стороны. Но сегодня кажется был день сплошных исключений из правил. Сама идея свадьбы двух мужчин, была исключительной роскошью. Марк тревожно поглядывал на священника, подавая ему тайные знаки ускориться с финальной частью. Святой отец махнул рукой и негромко захлопнув Евангелие, торжественно задал стандартный вопрос:
- Согласен ли ты - Уэйд Колман, стать мужем Марку Эвансу?
- ДА! - от этого "ДА" Марк чуть сам не свихнулся, сдерживая эмоции. Руки у обоих онемели, от того что неустанно сжимали пальцы друг друга. Дрожащие губы принцессы так и манили. Марк желал поскорее закончить этот издевательский спектакль и забрать любимого подальше от любопытных глаз.
- Согласен ли ты - Марк Эванс, взять в мужья Уэйда Колмана? - прозвучал аналогичный вопрос от священнослужителя.
- Да...Да, согласен! О, к черту все, малыш иди ко мне! Я так тебя люблю! - Марк не дождался финальной речи священника, схватил Колмана за лацканы пиджака и резко притянул к себе, после чего его ладони нежно обхватили лицо возлюбленного и блондин с диким обожанием впился в самые сладкие губы, которые когда-либо целовал.
- Властью данной мне, объявляю эту пару законными мужьями. После поцелуя, которым вы скрепите ваши судьбы, прошу обменяться кольцами, дорогие Марк и Уэйд Эванс...
Нарушив весь религиозный и торжественный регламент, Марк и Уэйд целовались до тех пор, пока не начали глупо смеяться и тихо шептать друг другу прямо сквозь остатки поцелуев слова любви. Их переполняли чувства, казалось, что любовь отныне обрела материальную форму. Эванс - тот, что Марк - крепко обвил руками свое сокровище и подняв над землей, закружил на месте. Счастье переполняющее их, было самым искренним и неподвластным времени.
- Мистер, Уэйд Эванс, отныне и навсегда - ты только мой.
И снова поцелуй... Где-то на кончике языка остается солоноватый привкус. Марк утешает новоиспеченного супруга и внимает просьбам шуринов и родни обменяться-таки кольцами. Последний виток. Безымянный палец Уэйди дрожа все же попадает в отверстие и становится окольцован. За ним палец Марка уверенно входит в плотное изделие, которое Колман сделал собственноручно и выгравировал на внутренней поверхности их инициалы и слово "Вечность".

+1


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » всего на миг, я перестал дышать тобой... ‡альт