http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/73007.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Медея

На Манхэттене: июль 2018 года.

Температура от +24°C до +35°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Тень человека ‡эпизод


Тень человека ‡эпизод

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://savepic.ru/13066345.jpg

Время и дата: 07 марта 2017, вторник
Место: квартира Адейна, улицы Нью-Йорка, посмотрим-что-еще
Участники эпизода: Адейн Константин-Кюри (Дитрих Вольф), Лианна, представители службы охраны детства - наша новая доблестная проверяющая мисс Ноа Фортис (НПС)
Краткий сюжет: Порою мы тени себя самих: мы тени мертвых - в царстве живых. (с) Преувеличенно? Возможно. По-моему, так детей пора от службы охраны детства защищать. Или по меньшей мере - от некоторых ее представителей.

Отредактировано Lianna Weed (05.04.2017 23:30:25)

+1

2

Ноа не любила детей. Совсем нет. Один вид отпрысков человеческих вызывал в ней взрыв презрительного негодования и острого неприятия. Люди должны бы появляться на свет взрослыми и согласно штатному расписанию, с должностью и окладом, тогда от них есть хоть какой-то толк. Кому нужны эти бегающие, прыгающие, постоянно куда-то шныряющие кузнечики, от которых вреда много больше, чем пользы? Прожорливая саранча – вот, что такое дети. И можно только догадываться, какими путями такой человек, как она, получил должность курирующего инспектора в сложном институте охраны детства под плотной сенью ведомственных переплетений. 
Дело Лианны Трэверс-Рид досталось ей «в наследство» от предшественницы, и почти сразу привлекло внимание большим количеством вопросов, первым из которых был – а кто все эти люди? Которые вились вокруг девочки в большом количестве, то одни, то другие, и что представляет из себя ребенок, который меняет приемные семьи или опекунов с завидной периодичностью? 
- Побег из дома, так и думала, - переложила заявление о пропаже Лианны от Александра и Ванессы Рид. И где, позвольте спросить, это недоразумение болталось два месяца? С кем и почему живет сейчас?
Чем больше читала, тем больше вопросов. И тем больше понимания того, что это дело при должном умении наверняка перспективно с точки зрения продвижения по карьерной лестнице, и если взяться за него с умом – то выжать можно очень и очень многое. Пожалуй, только это было важным в ее работе: ощущение власти над чужими жизнями, собственной значимости и силы. Единственное, что доставляло ей удовольствие, всё остальное – лишь «побочные эффекты», включая недоразвитых, ненавистных детей. 
Что ж. Посмотрит. Посмотрит на этого подростка попристальнее, а там, возможно, дело выгорит. Именно поэтому совершить визит по новому адресу решено было как можно скорее, не откладывая в долгий ящик. Это «скорее» пришлось аккурат на 07 марта 2017 года, именно в тот день, когда Лианна отпросилась на день рождения к своему другу, Кевину, и дома находился разве только сам Адейн Константин-Кюри, предурежденный о визите куратора ровно за четверть часа до ее прихода. 
Поднявшись на нужный этаж, Ноа решительно позвонила в дверь. 
- Добрый день, - не самым любезным тоном поприветствовала мужчину, окидывая прохладным взглядом за то, что пришлось ждать. – Ноа Фортис, новый куратор по делу вашей подопечной, Лианны Рид, - фамилию назвала старую, но практически сразу исправилась. – Уид. Хочу ознакомиться с условиями проживания и познакомиться с ней лично. Девочка дома, надеюсь? 
После школы прошло уже достаточное количество времени, во всяком случае, с точки зрения нее, и порядочные, нормальные дети должны заниматься уроками, готовясь к следующему школьному дню. 
- Позволите пройти? 
Все вопросы суть просто формальности, как и ее взгляд – формальный, логичный, холодный… и до зубовного скрежета – пустой. Такая, как она, не интересуется искусством, кино или музыкой. Такой, как она, достаточно четких инструкций. Такие, как они, не столько живут, сколько сосуществуют, имея главной целью – карьерный рост и одинокая старость в перспективе. Но про последнюю – не думается… не сейчас. Сейчас главное задачей остается сухое и лаконичное выполнение служебных инструкций. И если тут что-нибудь, хотя бы что-нибудь не так... она имеет все основания устроить им «сладкую жизнь».   
- Где ее комната? – уточнила, решая начать именно с нее и делая пометки в своих рабочих записях. Папка в руках. «Протокол визита» - как протокол обыска. – Итак, почему, вы говорите, ребенок вне дома после школьных занятий? 
Дополнительные секции, конечно же, «простит». А праздники жизни – уже лишнее… и даже если ей уже дали ответ на этот вопрос, в тот, первый раз, она его не записала. Сейчас же дело обстоит совсем иначе, и сделав несколько пометок, Ноа бросает строгий оценивающий взгляд на азиата. Внешний вид опекуна – тоже один из критериев оценки. Помнится, ее коллеги вменяли преступлением расхаживание по дому с обнаженным торсом в дикую жару и банку холодного пива по случаю воскресенья.
[nick]Ноа Фортис[/nick][status]куратор[/status][icon]https://pp.userapi.com/c836733/v836733504/2fea9/954KUDZZvds.jpg[/icon][sign]Опасайтесь улыбки ребенка, потому что дьявол - рядом.[/sign]

Отредактировано Lianna Weed (06.04.2017 23:26:10)

+1

3

[AVA]http://s61.radikal.ru/i174/1704/c7/7cb1affd3c96.jpg[/AVA][NIC]Адейн Константин-Кюри [/NIC]   Адейн не раз думал о том, как круто повернулась его жизнь с того самого дня, как он познакомился с попавшим в неприятную ситуацию немцем, в лице которого сейчас обрел и друга, и советчика, он уже не снимал квартиру, а мог купить свою, причем не так далеко от апартаментов Вольфа и его «Гаража», куда можно было заглянуть, дабы поковыряться в какой-нибудь машине или байке и не забыть навык. Забавно, ведь именно главным механиком он работал здесь когда-то, в салоне Mazda,  а теперь – полностью ушел в творчество и большее время занимался тем. Что сочинял музыку и тексты, а вот Дитрих, напротив, решил податься в техники, но его советы были все так же неоценимы, да и фантазия помогала реализовывать те самые картинки, какие вставали перед глазами, стоило только задуматься, что именно хочется сказать песней. И это были далеко не все повороты – в его жизни появилась еще и маленькая, славная девчушка, ставшая приемной дочерью, сейчас процесс удочерения уже не казался таким пугающим и сложным, чем когда они с Дитрихом ломали головы над заполнениями документов, а еще – урчащее создание, кошка, которая  так часто приходила в комнату Адейна, стоило ему только взять гитару в руки. Толи Киаре просто нравилась сама атмосфера творчества, что вряд ли, поскольку от сигаретного дыма, который, впрочем, развеивали и скрывали благовонии или открытое окно, да, как ни старался Кюри бросить курить, выходило у него крайне плохо, то ли так успокаивали звуки гитары, плюс музыкант зачастую делился чем-нибудь вкусненьким, когда отправлялся заваривать себе кофе и возвращался с чашкой и кусочком мяса или еще чего-нибудь. Семейная жизнь умиротворяла и азиат часто признавался сам себе, что прекрасно понимает желание Дитриха поскорее вернуться домой зная, что тебя там ждут. 
Лиана как-то сразу понравилась ему своей самостоятельностью и взрослостью, за свой весьма короткий век, она не мало повидала и многое пережила, так что Адейн стремился стать ей не столько родителем, сколько старшим братом или другом, хотя зачастую в нем все же преобладали родительски нотки. Так, например, он поставил условие постоянного присутствия в кармане девочки мобильного телефона и периодической информации, в порядке ли она, если отпускал куда-то подростка погулять. Не все же время ей сидеть на месте, верно? Азиат помнил свое неугомонное детство и не менее приключенческий подростковый возраст, так что прекрасно понимал и желание Уид отправиться куда-нибудь на поиски истины. «Главное держи при себе телефон и если заберешься куда-то совсем далеко – вызови такси и вернись домой, здесь все решим» - всегда наставлял он, прощаясь с Лианной до вечера, если, конечно, они не работали или не ехали куда-нибудь вместе.
Узнав о том, что сегодня намечается визит куратора, мужчина решил не дергать ребенка, давая повеселиться и считая, что с социальной службой прекрасно справиться сам.  Увлеченный написанием текста он не сразу услышал звонка, но поспешил исправиться. Что ни скажи, а аккуратность готического принца, образ которого они с Дитрихом разрабатывали до мелочей, буквально проник под кожу, а учитывая. Что высокий, для своей нации, азиат и без того отличался осой аккуратностью, то на пороге предстал самодостаточный мужчина с убранными в высокий хвост черными, как вороново крыло, волосами.  Расправленные плечи и гордая осанка делали его поистине воплощением аристократизма, так что даже «рваные» черны джинсы и шелковая рубашка с парой расстегнутых верхних пуговиц, совершенно не портили, а лишь подчеркивали его образ. По квартире он передвигался исключительно босиком – теплые полы и ковры с мягким ворсом были гораздо приятнее тапочек, да и традиции родного дома, что свято соблюдались даже во Франции, никуда не девались. От музыканта исходил тонкий аромат бриза и мягкий ментола от сигарет.
- Добрый день, мисс Фортис, прошу, - он впустил женщину в дом, закрыв за ней дверь, - Не сочтите за труд снять обувь, дома мы ходим босиком.
Квартира Кюри, а теперь уже и Лианны, находилась на пятом этаже, состояла из широкой прихожей, двух спален, гостиной с выходом на небольшой балкон, являющейся так же рабочим кабинетом Адейна, кухни и ванной комнаты. Присущий японцу минимализм – ничего лишнего зато удобство и простота во всем. В мебели и отделке – только натуральные материалы, этому он тоже заразился от Дитриха, натуральные, приятные глазу цвета. Такие люди как этот «хранители детства» Кюри не нравились на каком-то подсознательном уровне. Слишком черствые и сухие, как слишком пересушенная на солнце глина, покрытая крупными трещинами. Киара, кажется, его мнение поддерживала, потому что стоило женщине начать осмотр квартиры, как кошка сразу свернулась клубочком на подоконнике, как раз где музыкант оставил гитару.
- Дверь в ее комнату как раз слева от вас, Лианна еще не совсем определилась, в каком стиле хочет сделать интерьер, но все необходимое для жизни у нее есть, - ответил Адейн, скрестив руки на груди и наблюдая за женщиной. «А ведь она могла бы кому-нибудь понравиться, не будь таким сухарем» - подумал он про себя, но на устах хранил молчание и легкую улыбку. – Мощный ноутбук, шкаф с одеждой, ребенок не в одном и том же ходит, не беспокойтесь, кровать… Уроки она делает в гостиной, там общий стол.
Как-то хотелось побыстрее выпроводить этого человека за дверь, в ее компании становилось как-то не по себе, как при язве.
- Нет, Лианна несколько задерживается, - ответил Кюри, взяв мобильник и прочитав последнее сообщение от девчушки, - но я знаю, где она, когда придет и что с ней все в порядке, мы все время держим связь по вотсапп или по смс. Технологии шагнули достаточно далеко, чтобы я мог знать, где моя Лианна. У вас есть какие-то вопросы? Может, хотите чаю? – проявил гостеприимство Адейн, указав Ноя на дверь кухни.

Отредактировано Dietrich Wolf (16.06.2017 02:31:00)

+2

4

Обувь действительно пришлось снять. И это маленькой действие вкупе с обликом хозяина несколько выбило почву из-под ног: в последнюю очередь Ноа предполагала увидеть перед собой азиата со странной двойной фамилией и второй ее частью – на французский манер. Тайна первой оставалась покрытой мраком, однако не фамильные изыскания представляли всё же цель её визита.
Сделав пометки относительно внешнего вида опекуна не могла не спросить формально и холодно:
- Благодарю, не положено. Джинсы действительно порваны или это в последнее время мода такая? – всё-таки промелькнули в голове картинки людей на улицах в очень похожей одежде… И что ж – хорошо. Не хотите отвечать прямо, она будет задавать наводящие вопросы. Прямые и беспощадные. И для начала таки-толкнула дверь в ее комнату, с чисто формальным вопросом: - Позволите посмотреть?
Комната оказалась на редкость убранной. Конечно, тут присутствовала легкая степень беспорядка: ноутбук стоял на полу, рядом с ним – кружка с водой; эти баллончики с краской в коробке у шкафа. Аккуратно застеленная кровать – поверх которой лежит несколько вещей, которые «не дошли» до шкафа. Пара-тройка исписанных и исчирканных чем-то листков на полу, но в остальном Кюри прав – стандартная и довольно безликая комната, как если бы владелец раздумывал, во что ее превратить.
- Зачем здесь баллончики с краской? – подняла строгий взгляд, словно это был он виноват в их наличии в комнате. – Объект потенциальной опасности настоятельно рекомендую отсюда убрать. - Ей для полного счастья не хватало только, чтобы девочка еще и принадлежала «поколению граффити», которые портят городские стены и имущество. – Давно она портит стены?
Тоже большой жирный «минус» для ее досье. «Нужно будет запросить, не задерживала ли ее полиция за подобные правонарушения». Знала бы наверняка, что задерживалась за угоны – был бы совсем другой разговор. Ноа прошла внутрь, осматриваясь лучше и пытаясь буквально вырвать тайные знания из «тайной комнаты», понять, что еще может скрываться за вполне приличным на первый взгляд фасадом. В конце концов, она очень мало доверяла детям и еще меньше – подросткам, поскольку не понаслышке знала, чем они могут заниматься и насколько не считаться с правилами и нормами общественной морали. Иной раз таких детишек видишь – что хватаешься за голову и думаешь: зачем такой только родился?
Совершенно естественно, что она не заметила листка бумаги, пока он не прилепился к ее пятке.
«Это еще что такое?» - нагнувшись за ним, вчиталась в текст, и с каким-то обвинением даже предъявила листок Кюри.
- А на это вы что скажете?
На листе бумаги через исчирканные строки явственно читался текст. По-видимому, песни, над которым Лианна работала и не показывала пока никому-никому. Бунтарский текст подростковой бунтарской песни под названием:

Lianna написал(а):

“I am”
1)I’m a bad seed, growing to the size of weed
I know, what the trash is
Under shit and ashes!

I’m your bad luck! Can’t you see, that I am stuck
And fed up with mean lies
Smelling like some one dies?
________________________
Standing for alone,
I’m neighbouring your home -
It takes
________________________

2) I am just a teen, if you know what I mean,
Don’t you try advising -
I’ll be exercising.

I’m a bad seed – people say for no need
Cause’ I’m kind of trouble 
When the trouble doubles
________________________
Standing for alone,
I wanna make my own
Mistakes
Whatever they take
________________________

And I need a friend to understand (далее совсем неразборчиво, эта запись сделана на полях песни)

- Где и с кем в данный момент находится девочка? - Этого не могла не спросить, учитывая наличие кое-какого «послужного списка» в деле Лианны. А после такого текста… этот плевел, на взгляд куратора, мог находиться где угодно и заниматься чем угодно. 

Примечание и перевод

Я
1) Я плохое семя, превратившееся в сорняк,
Я знаю, что такое отбросы,
Пробившись через сажу и дерьмо

Я твой несчастливый случай. Неужели не видишь, что меня тошнит,
Что я сыта по горло ложью,
Которая пахнет так, как если бы кто-нибудь умер?
____________________________
Сама по себе –
Я просто живу по соседству,
Потому что так надо.
____________________________

2) Я всего лишь подросток, если понимаешь, о чем я.
Не пытайся давать мне советов,
Я хочу все попробовать.

Я плевел – об этом судачат люди,
Потому что я – такая проблема,
Которая удваивает неприятности. 
____________________________
Сама по себе,
Я хочу совершать свои собственные
Ошибки
Сколько бы они мне ни стоили.
____________________________
(c)
Авторство мое

И мне нужен друг, который бы понимал это (далее неразборчиво, запись сделана на полях песни)

[nick]Ноа Фортис[/nick][status]куратор[/status][icon]https://pp.userapi.com/c836733/v836733504/2fea9/954KUDZZvds.jpg[/icon][sign]Опасайтесь улыбки ребенка, потому что дьявол - рядом.[/sign]

Отредактировано Lianna Weed (11.08.2017 20:34:44)

+1

5

[AVA]http://s61.radikal.ru/i174/1704/c7/7cb1affd3c96.jpg[/AVA][NIC]Адейн Константин-Кюри [/NIC] Как же хотелось Адейну побыстрее избавиться от столь малоприятного визита. Было в, конкретно этом, сотрудник социальной службы что-то мертвое, как у покойника, она приносила с собой дискомфорт в их маленькую семью.
- А вы считаете, что человек, способный выкупить такую квартиру, не способен позволить себе и ребенку дизайнерскую или просто дорогую одежду? – вопросом на вопрос ответил азиат, удивленно изогнув бровь, про себя силясь понять – эта женщина действительно живой калькулятор или просто напускной вид? И с каждым словом желание выставить эту женщину за дверь только возрастало, - мисс Фортис, я же сказал вам, что Лианна еще не определилась со стилем своей комнаты. А поскольку ее комната – это ее пространство, я позволил ей украсить стены граффити на ее вкус, не имею ничего против красивых рисунков, тем более, я видел наброски, у нее явно есть талант. Так что не вижу ничего плохого, если она проявит свое творчество дома. Разве ваши родители не позволяли вам самой обустраивать свою комнату?
Адейн облокотился спиной на дверной косяк, бегло осмотрев комнату – комната и комната, ничего особенного. Как он и говорил, он не лез в личное пространство своей приемной дочери, давая ей возможность реализовывать себя и свою часть неприступной для посторонних крепости, именуемой домом. Делать максимально комфортной для себя.
- Как видите, у нее еще не было времени, перенести рисунок на стены, а на улице за этим делом ее не ловили, - безразлично пожал плечами Кюри, пока здесь была эта женщина, он не мог расслабиться и заняться работой, а ведь в голову как раз пришел такой интересный текст… Но Ноа снова вырвала его из мыслей:
- М? На что? – он взял в руки листок, несколько напрягшись, по виду Фортис, там как минимум было написано признание в убийстве или разработка террористических планов, - Позвольте…
Он вчитался в строчки, улыбнувшись уголками губ. Всего-то текст! Обычный, бунтарский, подростковый текст, Адейн взглянул на женщину с нескрываемой усмешкой,
- Я уж думал, вы протягиваете мне прощальную записку, мисс Фортис. Скажу, что стоит подкорректировать рифму немного с тактом поиграть, а в остальном я только подтверждаюсь в том, насколько талантлива Лианна. Будьте любезны, мисс Фортис, не раздувайте из мухи слона, это всего лишь текст песни, подростковые группы поют что-то подобное из каждой радиоколонки, или, например, посмотрите на Аврил Лавин? Сейчас она примерная девочка, по большей части, а раньше – еще тот бунтарь в джинсах. Так что, ничего криминального здесь, - он снова посмотрел на листок и положил его на кровать, - лично я не вижу. Все подростки хотят проявить себя, пусть лучше в творчестве, не находите?
К ногам музыканта, громко урча подошла Киара, выгибая спину и прижимаясь боком, всем видом показывая, чтобы ее взяли на руки, что Адейн и сделал, начав почесывать еще одно музыкальное создание в их доме за ухом.
- Она в кафе, отмечает с друзьями день рождения, не свой, как вы понимаете, и отписывается мне, что все хорошо. К вечеру будет дома, могу показать вам сообщения и фото с мессенджера, если вам станет спокойнее. Повторюсь, я знаю, где ребенок, знаю, что с ней все хорошо и знаю, когда ждать ее домой. И еще я знаю, что она меня не подведет, потому что доверяю ей. Она хорошо занимается в школе, сдает пропущенную программу, уроки делает, я сам вижу это, поэтому заслуживает провести время с друзьями. Семья - это не колония строгого режима.
Кюри был непреклонен перед Фортис, он говорил, что думал и совершенно не собирался из-за сурового взгляда выдергивать Лианну из компании.
- Какие у вас еще вопросы, мисс Фортис?

+1

6

«Сейчас вопрос не о моих родителях, а исключительно о вашей подопечной». Любые попытки Адейна вторгнуться в личное пространство Ноа Фортис, обращая вопросы к ней самой, неизменно натыкались на толстую невидимую стену. Его вопросы азиатка по большей части игнорировала, время от времени отвечая, разве что, слишком серьезным и многозначительным взглядом, выражение которого можно прочитать как угодно, от «я задумалась» или «я приняла к сведению» до «вы серьезно?». Все эти выражения, в обычном случае едва ли не исключающие друг друга, непостижимым образом сливались в ее глазах и растворялись в них, как в черном зеркале: сколько ни смотри, ничего, кроме черноты, и не увидишь.
- Если не ловили, это еще не означает, что ваша подопечная этим не занимается, - коротко и как-то чересчур сурово резюмировала азиатка, заранее уверенная в том, что ничего хорошего из этой «вседозволненности» всё равно не выйдет. Детей, и тем более подростков, по ее глубокому убеждению необходимо держать в таких ежовых рукавицах, чтобы не было соблазна ни вырваться, ни поступить как-либо иначе, кроме «как положено». И мисс Фортис отнюдь не догадывалась что при таком детстве её саму возможно только пожалеть. Правда, время для этого уже упущено, и та, кого не пожалели в детстве, сама превратилась в безжалостную и бездушную машину для выполнения инструкций. Вряд ли больше.
К сожалению, инструкции ясно говорили одно: необходимо пресекать всё то, что несёт вред. И с ее точки зрения, вряд ли что-либо когда-либо наносило ребенку больший вред, чем пресловутая «свобода». Свобода, которой у Лианны часто не было рядом с Несси и Алексом, потому что они порой слишком старались, и которую она обрела рядом со спокойным и уверенным азиатом. Он хотя бы доверял ей настолько, чтобы не звонить лишний раз, не контролировать излишне,  принимать ее друзей и верить в то, что она не повторит своих ошибок. И девочка, не задумываясь, сама делала всё, чтобы оправдать это доверие без запретов, несмотря на то, что истоки их знакомства вряд ли к этому располагали. Ей просто повезло. Очень сильно повезло. Лианна изменилась, не взирая на то, что чем дальше, тем сильнее девочка скучала по первым приемным родителям. Иногда. И куда чаще, чем ей бы этого хотелось.
Чаще оглядываясь назад, Лианна много думала. Еще больше – размышляла, и настал наконец такой момент, когда мыслей внутри стало настолько много, что они перестали помещаться в ней, просясь наружу. На бумагу. В текст. И еще лучше – в песню. Ту самую, которая столь неожиданно стала предметом несогласия между ее опекуном и новым куратором службы охраны детства.
- Нахожу, что шутки в такой ситуации не уместны, - категорично ответила Ноа, почти сверля Адейна пристальным взглядом несмотря на существенную разницу в росте. Ей не нравилось в этом деле абсолютно всё. Сам опекун, слишком беспечный, на взгляд Фортис. Отсутствие подопечной дома после занятий. Даже пушистое мурлыкающее существо сиамского окраса с небесно-голубыми глазами на руках у Адейна, вздумавшее легкомысленно мурлыкать, когда всё так серьёзно.
- Сообщения и мессенджер… Отлично, - усмехнулась не самым приятным образом она. – Позвольте вас спросить, сколько лет её друзьям, день рождения которых она празднует?
Наверняка же старше самой девчонки на энное количество лет… И тут она не прогадала, потому что Кевину действительно в этот день исполнялось ровно восемнадцать. Из Чикаго прилетел ради такого случая его давний друг, такой же восемнадцатилетний Марвин. Присутствовал и Лианнин закадычный дружок Джонни, с которым она познакомила Кевина после того, как они примирились после ее неожиданного исчезновения год назад. Джонни не смог прийти один, поэтому прихватил братишек и сестер  помладше, так что в принципе никому не было скучно.
- Вы понимаете, что после таких вот текстов начинаются сигареты, алкоголь, секс, наркотики? Уж не знаю, какую последовательность изберет ваша подопечная, - не удержалась от ехидного сарказма, - но я абсолютно уверена в том, что после школы подростку надлежит быть дома. Особенно подростку с ее историей. Вы в курсе, почему от нее отказалась первая приемная семья? – не зря говорят, что лучшая защита – это нападение. Судя по тону женщины – атака была стремительной и беспощадной. – Я как минимум хочу услышать вашу версию развития событий.
Как максимум – еще и дождаться эту девчонку здесь. Чтобы посмотреть, в каком виде она придет после дня рождения.
- И если разговор долгий, то предпочту делать это сидя.
[nick]Ноа Фортис[/nick][status]куратор[/status][icon]https://pp.userapi.com/c836733/v836733504/2fea9/954KUDZZvds.jpg[/icon][sign]Опасайтесь улыбки ребенка, потому что дьявол - рядом.[/sign]

Отредактировано Lianna Weed (17.05.2017 19:12:06)

+1

7

[AVA]http://s61.radikal.ru/i174/1704/c7/7cb1affd3c96.jpg[/AVA][NIC]Адейн Константин-Кюри[/NIC] Адейн игнорировал все взгляды сотрудника, Господи, даже удивительно, что даже мысленно Кюри никак не мог назвать Фортис женщиной. Нет, если задуматься и разобраться, наверное должны быть причины такого ее поведения, возможно, слишком жесткие родители? Неудачи в жизни? Но! Такой человек не можт заниматься устройством жизни ребенка и это он знал на все сто.
- Я уверен, что она этим не занимается, мисс Фортис, - однозначным, не терпящим пререканий тоном ответил азиат, - У этой девочки другие интересы, она уделяет время физическим нагрузкам, учебе и творчеству и малевать стены у нее просто времени нет. – Константин-Кюри в нескрываемом удивлении изогнул бровь, - Я пока не шутил с вами, мисс. Да, процесс сейчас шагнул достаточно далеко, чтобы контролировать ребенка не прибегая к постоянным звонкам или розыску по улице, - перехватив кошку одной рукой он достал из кармана телефон, заглянув в мессенджер, - Последнее сообщение – двадцать минут назад, - он показал экран Ноа, как раз на последних сообщениях о том, что они с девочкой переписываются, временами, и во время уроков этой женщине знать не стоит. - Видите, мое сообщение ей было два часа назад, я попросил не забывать давать о себе знать и больше не напоминал, примерно каждые двадцать пять – сорок минут сообщения приходят от нее. И слов «не волнуйся» или «я в норме» мне более чем достаточно.
Адейн покачал головой, усмехнувшись:
- Мисс Фортис, мы с Лианной имеем по вечера такую приятную привычку, как – разговаривать. Да, я, в силу занятости, могу запомнить имена далеко не всех ее знакомых, но, по большей части… Она пошла к Кевину, сегодня ему восемнадцать, в той же компании ее давний друг Джонни с сестрой возраста Лианны. И да, я знаю, в каком они кафе, но, - азиат убрал телефон, подняв вверх указательный палец, - я не поеду туда, чтобы взять Лианну за ручку и привезти домой, потому что это будет, по меньшей мере, унижением ее перед ее друзьями. И я опережу ваш вопрос, да, я и сам в жизни общался с людьми старше меня и это общение всегда шло только на пользу, а не во вред.
Адейн хотел было уж развернуться, покинуть комнату Лианны, находиться в которой без присутствия хозяйки считал каким-то подлым поступком, будто насильно вторгался в секрет, чего совсем не хотел. Хватало и того, что он увидел текст, который, видимо, пока что показывать не хотели.
-Что? Думаю, вам нужно пообщаться с психологами или с моим другом, он лучше меня в таком разбирается, но вот как раз после таких текстов ничего не случается. Просто потому что подросток не держит мысли в себе и  изливает их на бумагу, а это уже огромный плюс, потому что освобождая от ненужных мыслей мозг, ребенок забивает его чем-то полезным. И если ей так сильно захочется попробовать сигареты или алкоголь – я буду рядом и, как старший, покажу, насколько это плохо. Но это будет ее опыт, я лишь проконтролирую, чтобы он был правильным. Кроме того, я уже сказал вам, что мы разговариваем и я пойму, если с ней будет что-то не так. – азиат задумался всего на минуту, спустив кошку с рук и снова взглянув на женщину-робота, -  Если взрослые не смогла найти общий язык с ребенком, значит, проблема в них, мисс Фортис. – Ответил он, - Знаете, чтобы понимать ребенка, надо не его тащить на свой уровень, а опуститься самому на его, потому что взрослый ребенком уже был, а вот ребенок только проходит свой путь, чтобы стать взрослым.  И раз наш разговор будет долгим, предлагаю все же пройти на кухню, можно даже перекусить, пока будем ждать Лианну, я так полагаю, вы хотите дождаться ее?
Адейн покинул комнату подростка первым, заодно вновь достав телефон и написав сообщение: «Лианна, не хочу тебя расстраивать, но вернись пораньше. Не задерживайся, у нас не самый приятный «гость» в доме.» Он рассчитывал, что этих слов девочке вполне хватит для понимания сложившейся ситуации. Кюри все же занялся приготовлением кофе, так что по кухне скоро поплыл приятный аромат свежемолотых зерен. Хотелось закурить, однако, понимая, что за въедливая мадам стоит рядом, Адейн решил не добивать ее еще и своей вредной привычкой.
- Присаживайтесь, мисс Фортис, это ведь вам регламент не запрещает? Поведайте мне историю Лианны, - он все же разлил кофе по двум чашкам и весьма гостеприимно поставил на стол молоко и сахар.

+1

8

[nick]Ноа Фортис[/nick][status]куратор[/status][icon]https://pp.userapi.com/c836733/v836733504/2fea9/954KUDZZvds.jpg[/icon][sign]Опасайтесь улыбки ребенка, потому что дьявол - рядом.[/sign]
Чем дальше, тем больше всё происходящее казалось куратору форменным издевательством, с которым она пока ничего не могла сделать. Ее раздражало практически всё, от слишком (само)уверенного вида Адейна и его модных рваных джинсов до необходимости передвигаться по дому босиком, без обуви, что заставляло ее снова в какой-то степени ощущать себя маленькой девочкой – отнюдь не в положительном смысле слова. Но ничего, это всего лишь первый «пробный камень», ознакомительный визит, после которого она решит, что делать дальше, и можно ли использовать конкретно это дело для дальнейшего продвижения по карьерной лестнице. Так что для Ноа – всё может быть ещё совсем не плохо. Улыбка плотно сжатых губ – и работа, работа, работа. По направлению к желаемому, даже если пока возможно только «лежать в выбранном направлении». 
Фразу про собственный негативный опыт девочки куратор с удовольствием законспектировала почти дословно. Потом подумает, как это всё преподнести получше. Однако указывать, что делать и кому и с кем работать в данном случае, будет всё-таки она. Просто потому, что у нее такие полномочия есть, зато их нет у господина Кюри. Пока он говорил, мисс Фортис успела сунуть любопытный нос и в шкаф, заметив ролики, и запротоколировать осмотр помещения, находящегося, увы, в весьма пристойном виде. 
- Правильно полагаете, - отозвалась столь же сухо и формально, как и всегда, забирая попутно тот самый листок с текстом песни – с кровати Лианны. Благо, Адейн этого уже не увидел, ибо произошло это за его спиной. По-хорошему, ей стоило бы, конечно, снять с листка копию, но где она в этом доме будет искать копировальное устройство или МФУ? 
На предложение присесть лишь выразительно поморщилась: терпеть не могла, когда настолько легко относились к инструкциям, регламентам и прочим документам «о порядках».  Кухня чистая, никакой горы грязной посуды или неряшливости. Еще один формальный плюс, которые Ноа так старалась погрести под минусами, не расставаясь со своей рабочей папкой и рабочей ручкой. Ее орудия производства исправно трудились вместе с ней. И эту бы энергию – да на благое бы, как говорится, дело. Беда заключалась лишь в том, что «благим делом» Ноа, с ее точки зрения, и занималась на своем посту, ограждая детей от пагубного и растлевающего внимания взрослых (ну, или взрослых от излишнего влияния детей). 
- Мистер Константин-Кюри, - всё же заняв предложенное место за столом, Ноа положила рядом с собой неизменную папку. – Я безусловно ценю ваш юмор и охотно бы посмеялась при других обстоятельствах, однако я предполагала, что это вы расскажете мне свою версию развития событий, никак не наоборот.
Не трудно заметить, что мисс Фортис не торопилась притрагиваться к кофе, находясь не столько в гостях, сколько по работе. Ее папка была для нее гораздо интереснее всего остального. 
- Если хотите по-другому, то извольте. – Снова придвинув к себе свое «сокровище», Ноа совсем немного приоткрыла папку, отыскивая внутри нужный лист. – Меня интересуют обстоятельства того, как девочка попала под вашу опеку, учитывая историю ее побегов из дому и прошлогоднего непосещения школы. Вам, конечно, знаком мистер Эрик Стоун? 
Найдя искомое, азиатка подтащила нужный документ к себе и закрыла папку. 
- В ее личном деле имеется его заключение о потери памяти, в том числе с его подписью, - помнил ли Кюри компетентного частного психолога, к которому обратились за помощью, помнится, с подачи Лианны? Когда нужно было максимально деликатно разрешить ситуацию с прежними и «новыми» опекунами. Девочка говорила тогда, что некоторое время он даже был ее психологом и она посещала его занятия пару раз в неделю. На документе, который показывала, не давая в руки, Ноа действительно стояла его подпись среди прочих. – Я так понимаю, что вы ссылались на этот документ при получении опеки. Так вот, как обстоят дела с этим? Как именно состоялось ваше знакомство? Знаете ли вы, как именно девочка получила травму, повлекшую потерю памяти? Вернулась ли память к вашей подопечной и что будете делать вы, когда она вспомнит своих первых приемных родителей? И поверьте, это не праздный интерес, - дав возможность прочитать, мисс Фортис спрятала бумагу обратно в свою папку, присовокупив к другим странным фактам в этом деле. – Потому как меня крайне интересует дальнейшая судьба каждого ребенка, вверенного мне моей предшественницей. 
Звучало пафосно. Звучало пусто. Звучало насквозь и невероятно фальшиво. Однако Ноа было всё равно. Судьба детей в каком-то смысле её действительно интересовала. Хотя бы с точки зрения орудия – в этой жизни. 
Лианне было хорошо с друзьями. Ожидание ответа невольно затягивалось, в конце концов брякнув коротким и емким «Окей».

Отредактировано Lianna Weed (20.06.2017 21:05:35)

+1

9

[AVA]http://s61.radikal.ru/i174/1704/c7/7cb1affd3c96.jpg[/AVA][NIC]Адейн Константин-Кюри [/NIC]
- Называйте меня просто Адейн, мисс Фортис, я знаю, насколько неудобная для произношения у меня фамилия.
Азиат взял в руки документ, пробегая взглядом по строчкам, стараясь проявить уважение и все же не высказать что-нибудь колкое по отношению к роботоподобной женщине. Тем более, что сдаваться и оттаивать та совершенно не собиралась, вжившись в роль Снежной Королевы и старательно пытаясь поселить льдинку в сердце мужчины, что, в общем, напрасно.
- Что ж, добавлю несколько строчек в то, что у вас есть, - возвращая листок социальному работнику, сел напротив музыкант, -Я не могу совершенно точно сказать, как девочка получила травму, когда мы ее встретили,  мой агент подвозил меня домой, она просто показалась нам несколько странной, растерянной. Поэтому мы и подошли, оказалась. Что Лианна действительно потерялась и не помнила, откуда она. Мы хотели отвезти малышку в больницу, однако поверили на слово, что у нее ничего не болит. Думаю, вы скажете, что нам следовало бы обратиться в полицию? Да, возможно. Но пугать ребенка еще больше, чем она была не хотелось. Дитрих человек занятой, а вот у меня в квартире много места и сейчас небольшая передышка, потому я предложил пока погостить Лианне у меня, тем более – мне всегда очень хотелось иметь детей.
Конечно, азиат не собирался рассказывать Ноа все, о чем они разговаривали с девочкой, что услышали от нее и о том, что приезд в квартиру Адейна был обоснован явно не теми причинами, о которых рассказал Кюри, такие подробности кроме их случайного трио совсем знать не следовало.
- Покуда малышка гостила у меня, Дитрих, не знаю, каким образом. это вы можете у него узнать сами, нашел семейную чету Рид, они как раз начинали поиски о пропавшем ребенке. Мы приехали к ним, но Лианна их так и не узнала, не вспомнила. Чтобы выяснить, в чем проблема, мы обратились, как вы верно сказали, к Эрику Стоуну, он, кажется, уже работал с девочкой… Доктор осмотрел ее, поговорил со всеми нами  и поставил диагноз – амнезия. Семью Рид малышка вспомнить не смогла, они были для нее чужими, а для того, чтобы память начала возвращаться, ребенку необходимы родные места. Поскольку ко мне Лианна уже привыкла, то опеку передали мне.  Это если вкратце, а подробнее может рассказать Дитрих. Он лучше помнит диагноз, у него голова – как блокнот. Вот, как-то так… Рид были не против такого поворота событий, но, если Лианна все же вспомнит их и решит вернуться…Что ж, мне будет чертовски сложно ее отпустить, но мы восстановим опеку семьи Рид, а я постараюсь остаться для девочки другом, помощником… Достаточно ли полна для вас картина, мисс Фортис? В любом случае - кажется, это все, что я вам могу сообщить вам. Я помогаю ей с уроками, стараюсь следить за питанием. Девочка получает все необходимое. Что же касается меня – извольте, я не алкоголик, не бомж. Я пишу музыку, тексты, готовлюсь к концертам, на время которых Лианна вполне в состоянии подождать несколько часов в гримерке под присмотром агента и так же делать уроки, например. Не уверен, что рассказал вам что-то новое. И прошу не удивляться, что многие вопросы решает Дитрих, он просто такой человек, может узнавать, пробивать… Может быть, вы даже слышали о нем…
Он очень многое сделал для девочки, можно сказать, как крестный. Азиат внимательно рассматривал Снежную королеву, ожидая новой партии в игру вопросов и ответов.

Отредактировано Dietrich Wolf (16.06.2017 08:22:17)

+1

10

[nick]Ноа Фортис[/nick][status]куратор[/status][icon]https://pp.userapi.com/c836733/v836733504/2fea9/954KUDZZvds.jpg[/icon][sign]Опасайтесь улыбки ребенка, потому что дьявол - рядом.[/sign]
- При всем уважении, - что характерно, в ее голосе уважения практически не было, зато в избытке холодности и той отстраненной дистанции, на которой держалась женщина с самого начала и ближе которой «не разрешала» подойти. – Обращение по имени к вам влечет за собой негласное разрешение обращаться таким же образом ко мне, а я такого разрешения не давала. 
И, судя по тону, не собирается давать, исходя то ли из принципа, то ли опять-таки из утвержденных соответствующими органами инструкций.   
- Справлюсь как-нибудь с вашей фамилией, не беспокойтесь. 
Действительно, в данном случае беспокоиться следовало не о правилах вежливости, не о формальностях, а о том, чем закончится визит этого винтика государственной машины по адресу проживания конкретного ребенка. Если бы еще Лианне уже не исполнилось 14 лет, чтобы можно было обойтись без ее согласия, но увы. Попади это дело в руки Фортис всего на три-четыре месяца раньше – уж она бы развернулась, это точно… не стесняясь ни в выражениях, ни в средствах, ни в способах достижения цели. Пока же…
Всё, что было в её распоряжении – это подозрения и подозрительность, изощренный ум и хитроумные доводы при полном отсутствии подтверждающих бумажек от экспертов. Однако имена и фамилии она законспектирует и к ним еще подойдет… И по поводу Лианны побеседует отдельно как с мистером Стоуном, так и с пока еще незнакомым ей Дитрихом… Кстати, как его полностью зовут?
- Я очень сомневаюсь, - отозвалась по окончании речи с кривой, изломанной улыбкой на лице. И тем не менее, нужное имя в памяти всплыло – не зря она столько читала и перечитывала документы. – Дитрих, о котором идет речь, это Дитрих Вольф? - Уточнив для себя этот момент, Ноа прилежно его «законспектировала». - Будьте добры назвать нынешний адрес и контактный телефон. 
Женщина спрашивала это не потому, что не могла пробить по базе нужный адрес. Ей попросту хотелось «сверить» слова сидящего перед ней человека со сведениями в документах и лишний раз «поймать» на странности, если фигура Дитриха Вольфа вдруг окажется мифом. Не отпускало ощущение недосказанности, недоговоренности и тайны, что ли, скрытой от посторонних глаз. Чутье куратора на подобные вещи было особенно «острым», но его наличие само по себе отнюдь не могло являться доказательством. К несчастью для нее – и к счастью для ее невольных подопечных.
Лишь после этого «лирического отступления» Фортис сполна вернулась к обсуждению загадочной истории Лианны. 
- К сожалению, мистер Константин-Кюри, - словно издеваясь, вновь произнесла фамилию полностью, обтачивая звук за звуком, чтобы ни один от нее не убежал, - я вижу в этом деле слишком много странностей. И еще одна из них заключается в том, что за пару недель до вашей с девочкой встречи – она была возвращена домой после побега на срок – ни много, ни мало, два месяца. Где она жила, что с ней происходило – нам не очень-то известно. Так вот скажите, вы об этом знали?
Внимательный взгляд цепких темных, как ночь, глаз. Имеет ли Адейн отношение к этому побегу – вот, что Ноа больше всего хотелось бы знать на самом деле, но открытый вопрос означал бы столь же открытое обвинение хотя бы в том, что институт охраны детства подозревает в опекуне склонность к растлению малолетних, в данном случае – девочки. И это именно тот факт, который ей больше всего хотелось бы доказать. Даже если доказательств не было – их следовало бы выдумать, потому что тогда повышение по службе гарантировано. Не верила она в безгрешных. Так или иначе, все грешны. И последующие вопросы так же были направлены на выявление тех самых тайных грехов.
- Хорошо, допустим, - кивнула Ноа, выслушав ответ. – Когда вы нашли девочку, вы показывали ее только психологу, или ее обследовали и другие специалисты? 
Говоря о других, Фортис имела в виду и гинеколога помимо прочих… ибо если у девочки была связь с кем-либо, то это сполна покажет медицинская карта, и это уже ее дело – доказывать в суде, с кем и когда. 
- Еще меня бы интересовал анализ крови, но, как я понимаю, его нет. И да, я считаю, что до больницы вы ОБЯЗАНЫ были ее довезти, - снова этот пристальный взгляд, немного хищный и практически в упор. - Поскольку потеря памяти в некоторых случаях является также результатом воздействия определенных веществ и препаратов. Что, если она уже пробовала их и у ребенка уже есть тот самый «собственный негативный опыт»?

Отредактировано Lianna Weed (19.07.2017 23:01:49)

+1

11

[AVA]http://s61.radikal.ru/i174/1704/c7/7cb1affd3c96.jpg[/AVA][NIC]Адейн Константин-Кюри[/NIC] -Заметьте, я хотел облегчить вам жизнь, мисс Фортис, - пожал плечами азиат, подумав, что сигаретка сейчас лишней бы совсем не была… Кюри снова переключил внимание на урчащее создание, с довольной мордой потирающееся горячим боком о его ноги, наклонившись, мужчина ласково погладил кошку по боку. Киара явно только этого и ждала, потому как поспешила запрыгнуть мужчине на ноги, с удовольствием вытянувшись на нем, с видом царицы всей комнаты, самодовольно позволяя гладить себя за ухом. Хоть этот источник звука радовал музыканта сейчас. Тишину дома Адейн признавал только по ночам, да и то ничего не имел против, если Лианна смотрела кино или слушала музыку с открытой дверью, ведь Кюри, как и Дитрих, в свое время позаботились о шумоизоляции, делая в своих квартирах ремонт, или когда сочинял сам, вот в такие моменты он абстрагировался от всего, в любое другое время – в квартире всегда звучали какие – то звуки: радио, ноутбук, телевизор – зачастую с музыкальными каналами… Что-то, что показывало бы, что дом обитаем. Однако, включать радио сейчас было бы равносильно заявить Снежной королеве – «Вы так меня достали, что я очень хочу выпроводить вас из нашего с девочкой гнезда».Кюри перевел взгляд на Ноа, наблюдая, как та водит  ручкой по бумаге, записывает все в блокнот. «Удивительно, я думал, что она будет печатать, как машинка» - подумал про себя Кюри, улыбнувшись уголками губ собственным мыслям.
- Напрасно, мне таить нечего, я честен перед вами. И как уже сказал- внешних травм не было, ребенок на боли или какие-либо недомогания не жаловался мы не обращались к врачам.– Отпив свой кофе, Константин-Кюри, подпер голову кулаком, оперевшись локтем о стол, - Да, все верно, Дитрих Вольф, если он вам очень нужен, то не так далеко отсюда есть мастерская «Гараж», фактически все свое свободное время он проводит там, копается в сердцах стальных коней. К слову сказать, его квартира как раз на втором этаже, прямо над мастерской, телефон… Эм… на конце точно тридцать семь… - что поделать, никогда за всю свою жизнь Адейн не мог научиться запоминать цифры, не помогали ни ассоциации, ни сравнения, ни напоминалки, даже все пин-коды он помнил только потому. Что это была дата его собственного дня рождения, - Минутку… Миледи, я вас потревожу, - обратился он к задремавшей кошке, та недовольно мяукнула, но не спрыгнула, когда мужчина полез в карман за телефоном. – Вот, - отыскав нужный номер, он положил телефон на стол так, чтобы сотрудница еще-одной-кошмарной-организации смогла без ошибок переписать номер, а то мало ли, не сможет дозвониться, будет обвинять потом, что номер дали не правильно, дезинформировали или еще что-то в этом духе..
- Откуда я мог об этом знать, если девочка потеряла память? – вопросом на вопрос отозвался Адейн, с хладнокровием, присущим разве что аристократам, совершенно спокойно выдерживая взгляд женщины,  - даже если психолог и говорил что-то о том, что она сбегала, разговаривал он с Дитрихом, потому что то, что было до того, как девочка попала ко мне, меня интересует мало. Она здорова, не наркоманит, не пьет, половых связей не имела, кости целы и никаких заболеваний у нее нет, недавно проходила медосмотр по настоянию Дитриха, он планирует организовать концерт или съемки за границей, так что мы с Лианной уедем на пару недель. Пока не знаю ни дат, ни подробностей. А вот где она была во время своей самоволки из дома мы узнаем только если она об этом вспомнит и захочет рассказать. В любом случае – давить на нее я не собираюсь, ровно как и подвергать каким бы то ни было экспериментам по возвращению памяти, то есть никаких гипнозов, клиник и чего-то подобного я не допущу и скажу свое веское нет, вплоть до призыва адвокатов. – Сразу поставил жесткие рамки Кюри, чтобы даже мыслей о том, как насильственно «вернуть» девочке память у мисс Фортис не появилось. – И да, я могу показать вам ее медицинскую карту, но вы только посмотрите, можете сделать фото, и вернете ее сразу же, поскольку эти документы частного характера – это раз, и нужны для оформления других бумаг – это два.
Все ж пришлось Адейну переместить кошку, выразившую свое недовольство шиком, на подоконник и сходить в комнату, дабы предоставить женщине медицинскую карту. Узнав, что Лианна – паркурщик, да еще и хочет участвовать в съемках, Дитрих быстро организовал полное ее медицинское обследование для оформления страховки, по словам немца – «Стандартная и нужная вещь». Адейн особо не возмущался на этот счет, припоминая, что и сам проходил подобное, Лианна … Ну у нее просто не было выхода, да и цена – пройтись по врачам – для осуществления желания была не такой уж и высокой. Аккуратная папка легла на стол перед азиаткой, а музыкант вернулся на свое место, напротив.
- Надеюсь, эта папка развеет все ваши дальнейшие вопросы и претензии в мой адрес. Лианна прошла врачей, в спокойном состоянии, без принуждений. Она сама, добровольно, сдала анализы… Ну, могу еще добавить, что после медицинского центра мы отправились в кино и кафе-мороженного. На мой взгляд – не слишком большая награда за поход по врачам, коих я лично, к слову сказать, совершенно недолюбливаю и отношусь весьма скептически. Да и обращаюсь только в случае крайней необходимости. И повторюсь, девочка потеряла память, шокировать ее в тот момент медицинскими осмотрами было бы зверством. Она находилась все время под моим присмотром, если б у не что-то заболело или стало плохо, или обнаружилась опухоль или не знаю что там еще могло бы случиться, я, как взрослый человек, сразу принял бы меры. 

Отредактировано Dietrich Wolf (03.08.2017 16:52:59)

+1

12

[nick]Ноа Фортис[/nick][status]куратор[/status][icon]https://pp.userapi.com/c836733/v836733504/2fea9/954KUDZZvds.jpg[/icon][sign]Опасайтесь улыбки ребенка, ибо дьявол - рядом![/sign]
Каждый из них мог аплодировать другому стоя, если бы только в задачи одного не входило защитить свою подопечную любым возможным способом, а в задачу другой – раскрыть «обман» и те самые недомолвки, которые она хорошо чувствовала и ощущала, но добраться до которых не могла.
Ноа оставалось только сверлить собеседника холодным и строгим взглядом, втайне надеясь, что в конце концов этот маневр произведет впечатление, и записывать сведения, начиная с телефонов, до ответов на вопросы, отчасти конспектируя их по методу ключевых слов и ставя рядом условные обозначения «спросить», «проверить» и «проверить еще раз», поскольку официальной версии азиат держался очень крепко. И это не радовало. Потому что пока было куда больше плюсов, чем минусов, с точки зрения того же формального подхода.
Адейн тоже при ней не пил и не курил, не использовал ругательства, даже если хотел, не прятал глаза и не юлил с ответами. У него хорошая квартира, достойные условия для содержания ребенка и даже нелюбовь к врачам полностью искупалась медицинской картой. Сказать по правде, настолько комплексного медицинского обследования ни один школьных осмотр не дает. Пришлось временно замолчать, выдавив из себя замечание и нечто, отдаленно похожее на благодарность:
- В вопросах опеки и попечительства не бывает документов частного характера, господин Константин-Кюри. Так что буду  признательна за медицинскую карту, - и отфотографировать предоставленные бумаги на телефон, искренне сожалея, что некоторые из озвученных фактов всё-таки неопровержимо подтверждались отдельными медицинскими документами. С документами вообще сложно спорить, знаете ли. По той простой причине, что официально выданной бумажке фактически нечего противопоставить.
Но ничего, у нее впереди еще беседа с тем самым Дитрихом и с психологами – относительно написанного текста. Возможно, что-нибудь всё-таки удастся вытянуть на белый свет? Какие-нибудь любые факты неправомерного использования прав опекуна или нарушения юридического характера… А вдруг. Надежда в ее холодной душе всегда умирает последней.
- Надеюсь, животное тоже привито? – почти полностью поглощенная своим нехитрым занятием, Ноа неодобрительно взглянула на обосновавшуюся на подоконнике кошку, разбивающую тишину урчащими звуками. – Есть паспорт, чип, а также соответствующий сертификат?
Она же не знала, что голубоглазой красавицей практически сиамского окраса Лианна занималась лично, никому ее не доверяя. Даже Адейну, хотя ему могла доверить абсолютно всё.
Отложив в сторону мобильный, Ноа и не подумала уходить. Она же пришла познакомиться «с ребенком», которой, к слову, до сих пор не было дома, но она сумеет скрасить ожидание вопросами. Чего-чего, а вопросов у азиатки всегда было хоть отбавляй.
- О себе расскажите, - вроде и вежливо – но всё так же «формально» попросила она. – Чем именно занимаетесь, кто ваши родители, знают ли они о девочке под вашей опекой и как к ней относятся. Например. – Прибавила весомо, давая понять, что будет особенно «рада» всем сведениям сверх обозначенного плана. Раз уж им всё равно сейчас нечего делать и приходится ждать.

Отредактировано Lianna Weed (19.07.2017 23:03:40)

+1

13

офф: с Кевином согласовано)
День рождения Кевина. Подумать только, 18 лет! И она там практически самая младшая! Подростка буквально распирало от гордости в этой компании, тем более, что практически все из них – уже почти родные люди. Кевин и Джонни – однозначно. Марвин? Она его помнит по Чикаго. Рен? Так все вместе затусили еще летом, когда познакомились. Конечно, не обо всех случайностях и шалостях было известно ее опекуну: иной раз очень хотелось его «не беспокоить», особенно какими-либо мелкими и незначительными событиями, с которыми справились, как говорится, сами. Зато во всем остальном Адейн полностью пользовался доверием девочки. И если он написал, что лучше вернуться раньше, то… лучше действительно вернуться раньше, даже если ей здорово со своими друзьями и хорошими прочными знакомыми. К тому же, Кевин отлично понимал, что такое опека – сам фактически находился под ней. И неприятный гость в таком случае мог быть только один.
- Не надо, не провожай меня, - улыбнулась на прощанье. – Сама дойду, всё нормально.
- Ну, смотри, - пожал плечами парень. – А то скажи, я готов.
- У тебя гости, - отозвалась Лианна: к ее большому сожалению, уходила она первой. – Повеселитесь тут и за меня. Пока!
- Пока.
Лианна вздохнула. Хотела бы задержаться, но что делать, ей никак. Потому еще раз отдельно поблагодарила Кевина и поспешила домой. В ту квартиру, где так хорошо прижилась Киара и ждал Адейн с тем самым гостем. Встречаться с представителями охраны детства еще раз Лианне категорически бы не хотелось, но они стали неизбежным злом ее жизни с 9-летнего возраста. Так уж сложилось.
И каждый раз плотное общение с ними становилось знаком хаоса и радикальных перемен в ее жизни. «Надеюсь, что хотя бы в этот раз всё обойдется», - вздохнула про себя, запрыгивая в нужный ей автобус.
Оплатив проезд, спрятала карточку в наружный карман рюкзака, засмотрелась в окно. Мимо бежали дома, пешеходы, улицы… спешили куда-то, толкая друг друга боками, машины, в салоне которых тоже кипела своя маленькая жизнь. И если Лианна и хотела рассмотреть, кто там сидел, то исключительно из природной любознательности, ничего дурного.
Остановились на светофоре.
А вот эту машину она, кажется, знает слишком хорошо… У Ванессы была точно такая же и как раз с детским сиденьем. Не веря своим глазам, Лианна удивленно привстала на цыпочки, стараясь заглянуть внутрь, потом присела – и даже шарахнулась подальше от окна от неожиданности.
Маркус. Там точно сидел Маркус, немного повзрослевший, и на одно мгновение Лианне показалось, что он узнал ее и произносит «Лянна!» Сердце забилось почти в горле, и девочка поспешно выскочила из автобуса на ближайшей остановке, чтобы прийти в себя. Она точно была не готовой к неожиданной встрече со своим прошлым, со своей всё-ещё-семьёй, несмотря на все ее бурные протесты и события.
Впервые за довольно долгое время, когда запрещала себе думать о них, вспоминать их, зашевелились непрошеные мысли, которые нашептывало сердце. «Интересно, как они?» Размышлять можно сколько угодно, но узнать на все сто процентов, наверное, не доведется никогда. Лианна не признавалась себе, но больше всех, больше даже крестного, скучала именно по своему младшему брату. Ну и что, что он сводный и пока еще маленький. Три-четыре года – возраст вполне сознательный, и просто удивительно, что он до сих пор помнит… В том, что он именно помнит ее – девочка почти не сомневалась, стоило только закрыть ненадолго глаза и снова представить себе его детское личико там же, в машине. И то, как сбежала от его взгляда. И кажется, он невольно подкинул своей сестре мысль – так может и хватит уже убегать?
- Подумаю об этом дома, - подбодрила себя Лианна, проговаривая мысль вслух. – Обязательно дома.
Тем более, что до него уже и не так, чтобы далеко.
***
- Адейн, я дома! – громогласно заявила о своем присутствии, как делала всегда, по привычке открыв дверь своим ключом, - быстренько сняла обувь, и потащила рюкзак в сторону кухни, на ходу доставая оттуда маленький вкусный подарок. – Принесла тебе …
Правда, так и замерла на пороге вместе с «подарком» в руках – коробочкой любимых им восточных сладостей, недоуменно уставившись на азиатку в их доме и ненароком начиная думать, не вытащил ли он ее ради новости «мы собрались пожениться». Вот не надо же! До этой минуты девочка явно не понимала всю силу своего чувства собственности по отношению к данному конкретному человеку.
- Что происходит? – переспросила неуверенно и слегка напряженно, смотря на них обоих.

+1

14

[AVA]http://s61.radikal.ru/i174/1704/c7/7cb1affd3c96.jpg[/AVA][NIC]Адейн Константин-Кюри[/NIC]  Конечно, на своем веку Адейн видел разных людей. Были среди них и твердые, как кремень, и чрезмерно эмоциональные, и хладнокровные… Но вот такая, как Ноа Фортис, - редкое исключение, таких «людей системы» он не понимал. Как можно так жить, совершенно не чувствуя жизни, не пробуя ее на вкус, не ошибаясь? Или нет, напротив, своей идеальной жизнью делая самую огромную ошибку, длиной в жизнь?Такая же ровная и ограниченная, как любой документ, что она держит в своих руках. Кюри смотрел на нее весьма скептично. « На выставке роботов я бы заинтересовался , но видеть  такого человека в живую? Интересно, насколько сильно было бы ее разочарование во мне, узнай, что под деловым костюмом у меня «гавайские» трусы? Наверное, это сильно бы подорвало ее понимание о «взрослости» и «серьезности» мужчины» . Наверное, он бы рассмеялся своим мыслям, если б не присутствие стальной леди.
- Позволю себе с вами не согласиться, мисс Фортис, хотя я человек, далекий от юриспруденции. – Ответил азиат, отпивая остывающий кофе, взглянув на документы, что так тщательно рассматривала и фотографировала Снежная королева и заметил листок, точнее, самый кончик, как ему показалось весьма знакомый. Кажется, на таких писала Лианна, - И даже на сотрудника социальной службы распространяется, например, закон об интеллектуальном имуществе.
По мнению музыканта свой намек он выразил весьма четко, хотя, может он и ошибся и эта бумажка изначально находилась в папке? Жаль, что особой наблюдательностью он не отличался.  Не желая оставаться в тишине дома, он снова обратил внимание на кошку, поглаживая, чтобы та урчала.
- Киара – кошка Лианны, она занимается ей сама, чипами, паспортами и прочим. Если ей не хватает карманных денег, я лишь помогаю финансово, когда возникает такая необходимость, - ответил Кюри, - и, предчувствуя ваш вопрос, сразу отвечу, что считаю это правильным. Лианна понимает, что несет ответственность не только за себя, о и за еще одно живое создание, это отлично формирует характер. И поскольку в нашем доме проживание с животными не воспрещается, я не буду против, если она захочет завести себе кого-то еще. 
Адейн даже зажмурился, когда Ноа задала такой банальный до безумия вопрос, который все время произносят репортеры едва ли не на каждом интервью – «расскажите о себе».
-Кажется, про меня уже столько всего написано, особенно в википедии, что сложно добавить что-то еще, - улыбнулся музыкант,  возвращая внимание собеседнице, - что вас интересует конкретно? Потому что вопрос о том, чем «конкретно» я занимаюсь… звучит несколько глупо, мисс Фортис. Я – музыкант, достаточно известный не только в штатах, пишу музыку и тексты, их же исполняю, если слышали группу the Mortal , то это как раз мое детище, в которое я вложил и вкладываю не мало сил. Мои родители сейчас живут во Франции, у отца бизнес, мать не работает. О Лианне знают, я позвонил им, как только узнал, что опека над ней оформляется на меня и да, они очень обрадовались. Сказали, что раз у меня не срослось завести семью, то я познаю радости отцовства. Думаю, что мы как-нибудь слетаем к ним,  дабы познакомить девочку с дедушкой и бабушкой лично. Мать не очень хорошо говорит по-английски, понимает общие фразы,  зато отец вполне отлично владеет. И если вы закончили с документами, позвольте их убрать.
Шуршание ключа в замке пролилось на душу бальзамом, мужчина  взглянул на экран телефона, заметив время, невольно улыбнувшись, молодец, ребенок, доверия не подрывает.  Ее голос и громкая фраза в непривычной тишине порадовали музыканта безмерно.  И удивление на лице девочки  было несколько забавным. Мужчина даже не представлял, какие мысли роятся в ее голове.  Адейн подозвал к себе ребенка жестом, дожидаясь, пока та подойдет достаточно близко, чтобы дотянуться рукой.
- Мм, лакомства… Спасибо, - улыбнулся мужчина, взяв из руки приемной дочери коробку, поставив на стол и, покуда та несколько затормозила, взял за руку и притянул к себе поближе, всем видом показывая, что никому в обиду свою девочку не даст, -иди сюда. – Он перехватил рюкзак, положив его на пол к стене и в обе руки взял руки девочки, - Лианна, позволь тебе представить – наша гостья Ноа Фортис, представитель из органов опеки и попечительства. Хладнокровный и серьезный социальный работник, - мягко улыбнулся он и, вроде, сказал все по делу, и, можно сказать, сделал Ноа комплимент, нов его голосе было что-то такое, что дало Лианне понять, что такому завершению дня он тоже не особо рад, - Приехала познакомиться с тобой, узнать, какой ты человек, проверить сведения… Ну, заодно собственными глазами увидеть где и с кем ты живешь.
Кюри подмигнул Лианне, так, чтобы  стальная леди этого не заметила, стараясь поддержать девочку, а потом и вовсе притянул к себе, так, что девочка оказалась стоящей рядом с ним, сбоку, а он смог зацепиться рукой за лямку для ремня ее джинс, непринужденно обнимая, больше для того, чтобы вселить в ребенка ощущение, что вот он, рядом. Никуда не денется и никакой социальный работник им не страшен.
- Мисс Фортис, вот и Лианна, о которой вы много слышали, а теперь можете и увидеть. Вы хотели познакомиться? Прошу.
Киара, радостно мурлыкнув, спрыгнула с подоконника и вернулась на колени к мужчине, вновь сокрушая тишину урчанием, доверчиво терлась мордой о руку Лианны, высказывая свою радость от возвращения той обратно домой.

+2

15

- Не понимаю, о чем вы.
Намек Адейна оказался для азиатки не более, чем дробинкой для слона. Она то ли действительно его не поняла, то ли так хорошо сделала вид, что не понимает, занимаясь таким необычайно важным делом, как фотографирование листов медицинской карты. На интеллектуальную собственность она не покушалась. Ей всего лишь нужна была бы экспертиза написанного текста, чтобы получить психологический портрет подростка по нему. И – всё. После этого листочек вернется на своё законное место или во всяком случае, в комнату Лианны, потому как теперь – они будут видеться часто, не правда ли?
И либо за эти визиты Ноа слегка обломает себе зубки, либо всех троих ждет увлекательнейшее разбирательство «по делу». Пока, правда, оценивая навскидку шансы, дело шло больше к первому варианту. Опекун оказался не робкого десятка. Это плохо или хорошо? Кстати! В разговоре проскользнуло, что девочка, к тому же, и работает!.. Радость, видимо, преждевременная, поскольку при таком финансовом благополучии, картина которого разворачивалась перед глазами, к делу явно не пришьешь статью по «эксплуатации детского труда». А жаль.
В общем и целом рассказ Адейна о животном удостоился короткой и емкой оценки:
- Вы крайне лояльны. – За этими словами стояло явное предупреждение: «Смотрите, как бы вам это боком не вышло».  – Я придерживаюсь позиции, что людей требуется контролировать. Детей особенно, если хотите, чтобы из них хоть что-то получилось.
Что получилось при таком контроле из самой Ноа – вопрос, понятно, спорный, однако его она точно не намеревалась обсуждать. У нее была масса других, куда более интересных (для нее) вещей, которые она хотела бы узнать. И узнавала, даже не открывая Википедию. Сделает это чуть позже и исключительно для того, чтобы всю эту информацию проверить. Ноа всегда проверяла каждый факт, который имели неосторожность положить ей на стол в виде бумаги.
- Пожалуйста, - закончив, холодно отстранилась от бумаг, и пока Адейн отвлекся на то, чтобы их убрать, привела в порядок свою папку тоже. Мало ли… Не хотелось бы ей, чтобы кто-то оказался настолько глазастым, чтобы с порога заметил этот проклятый листок, тем более, что этот «кто-то», кажется, уже пришел домой.
Картину встречи азиатка наблюдала с особенным вниманием, стараясь не пропуститьничего, однако же прочитать какое-либо выражение по ее лицу казалось совершенно невозможным. Непроницаемое выражение глаз. Одно и то же строгое деловое лицо – и всё. Ни тебе улыбки, ни лишней «морщинки», которая не укладывалась бы в отведенную роль.
- Хотела. – Никак не прореагировав на все ритуальные приветствия вместе взятые, Ноа по-птичьи склонила голову набок, окидывая девочку оценивающим взглядом с ног до головы. Правда, «птица» в ее исполнении получалась отчего-то «хищной».
- Рада, что ребенок наконец дома, в тепле и безопасности, - проговорила она без выражения приличествующей бы случаю радости и попыталась «принюхаться». 14 лет всё-таки. Праздник. День рождения. Алкоголь. – Хотела бы знать, как тебе живется под новой опекой, чем ты занимаешься после школы, сделаны ли у тебя уроки и повысилась ли успеваемость. Судя по результатам предыдущего осмотра, с ней явно наблюдались определенные проблемы.
Строгий взгляд достался почему-то Адейну, хотя он как раз делал всё, чтобы, по собственному его рассказу, девочке было «хорошо».
- Я понимаю, вы наверняка ждали мисс Женевьеву Скайрел, но она переехала в другой штат, и с этого момента курировать вас буду я.
[nick]Ноа Фортис[/nick][status]куратор[/status][icon]https://pp.userapi.com/c836733/v836733504/2fea9/954KUDZZvds.jpg[/icon][sign]Опасайтесь улыбки ребенка, потому что дьявол - рядом.[/sign]

Отредактировано Lianna Weed (29.12.2017 17:36:40)

+1

16

Всё начиналось, как в типичных фильмах с типичными же американскими клише. Шаг вперед. Маленький подарок, взятый из ее рук, и собственные ладони – оказавшиеся спрятанными между ладонями Адейна. Так делают в особо торжественных или же важных случаях, и Лианна уже всерьез начала опасаться того, что ее легкие подозрения могут оказаться правдой.
«Черта с два ты женишься на этой мымре!» - решительно поджав губу, девочка бросила в сторону азиатки с каменным лицом еще один настороженно-подозрительный взгляд.
«Нежности» на людях ей тоже переставали нравиться… Одно дело обниматься с опекуном с глазу на глаз и радостно висеть на его спине или на шее, когда этого никто не видит. Совсем другое – делать это под пристальным вниманием того, кто понятия не имеет об их отношениях. Девочка мгновенно почувствовала дискомфорт. И тем не менее новость о том, что эта суровая женщина из службы охраны детства – принесла некоторое облегчение. Лианна даже чуть-чуть улыбнулась и почти демонстративно потянулась обнять Адейна в ответ. Конечно, для наглядности.
Черт его знает, почему, но каждый раз визит такого представителя пробуждал внутри маленького зверька, ворчащего и скалящего зубы, которому вот просто инстинктивно не нравилось всё происходящее. Лианне немедленно хотелось сделать ВСЁ. Буквально всё, чтобы от неё отстали, и сделать настолько хорошо – насколько возможно… из-за чего, конечно, весьма порою перебарщивала. Новый куратор явственно вызывала в ней эмоции исключительно негативные – но здесь и сейчас даже четырнадцатилетний подросток понимал, что их не надо бы показывать, чтобы не испортить всего того, что есть. Если бы ещё не это идиотское правило о том, что они могут устраивать проверки неожиданно и без предупреждения! Тогда у Лианны был бы сегодня полноценный праздник в компании с Кевином и их общими друзьями.
Впрочем, против мисс Фортис явно зрел «заговор». Уловив подмигивание в свою сторону, Лианна даже неуверенно улыбнулась. Киаре. И принялась молча гладить кошку на коленях своего опекуна, старательно делая вид, что здоровается именно с ней и подспудно ожидая какой-нибудь гадости. В виде вопросов. Они всегда приходили с кучей вопросов, эти кураторы. И лучше бы ее не слышать, право слово. Потому что интонации голоса мисс Ноа Фортис пробудили в подростке еще больше негативных эмоций, сдерживаемых, разве что, одним лишь ненавязчивым полуобъятием Адейна. Знал бы он, как девочка ему сейчас за это благодарна!
На первую часть вопросов Лианна сосредоточенно молчала. Ей не улыбалось отвечать на ворох всего этого еще одному чужому человеку до тех пор (хотя бы), пока не ответят на ее. Мисс Скайрел была явно человечнее…
- А где мисс Скайрел? – спросила, неожиданно повернувшись и с долей неприязни посмотрев в глаза азиатке. – Почему вы пришли, а не она?
Наверное, это странно – что допрос устраивает девочка. Еще страннее то, что ответ на свой вопрос Лианна всё же получила. Жаль. В ее личном кодексе это означало, что и ей тоже придется отвечать… опять. Кто б знал, как ее всё это уже изрядно задолбало! Все с тем же пытливым напряжением взглянув на азиатку, Лианна неожиданно повернулась к Адейну и шепнула на ухо:
- Покажи ей мою успеваемость, а?
В век электронных технологий для этого отнюдь не требовалось ходить за дневником. Достаточно выхода в Интернет и доступа к закрытой школьной сети, куда вывешивались все отметки и происходило основное виртуальное общение между учителями и родителями. Как-то так. Естественно, Адейн как опекун Лианны имел доступ к электронным журналам в отличие от мисс Фортис, которая могла делать это только по запросу и разрешению суда.
Все предыдущие полгода, даже больше, Лианна усиленно трудилась, чтобы поднять свои оценки на должный уровень… всё потому, что это было одним из условий договора между ней и ее «опекунами» (ибо Дитриха девочка тоже считала таковым) – чтобы девочка могла беспрепятственно заниматься паркуром и пробовать себя в съемках, что ей безумно понравилось. И единожды  что-то пообещав, Лианна крепко держалась достигнутой договоренности. Во всяком случае, очень старалась.
Сама девочка, между тем, добралась до своего рюкзака, вынула телефон и нашла нужную ссылку (с клипом) на ютубе.
- Результат моих занятий после школы, - прокомментировала так, скрестив на груди руки. Без доказательств всё равно же не поверят, лучше сразу, так. – Сделанные уроки и соблюдение «спортивного режима» – обязательные условия, при которых я могу заниматься тем, что мне нравится. Со мной работают профессиональные тренеры и инструкторы, всё хорошо, и Адейн справляется.
Возможно, звучало несколько заученно (и малость раздраженно), но девочка прислонилась к  мужчине плечом, и все так же настороженно смотрела в сторону нового куратора. По-взрослому, без следа «детства» в глубине зеленоватых глаз. Девочка всеми силами желала, чтобы пытка «присутствием» наконец закончилась.
- Мы вам ответили?
«И если так, то забирайте свои вещи и валите», - фыркнула про себя девочка, делая всё, чтобы удержаться от настолько прямолинейных реплик.

+1

17

[AVA]http://s61.radikal.ru/i174/1704/c7/7cb1affd3c96.jpg[/AVA][NIC]Адейн Константин-Кюри[/NIC] Все же азиат остался при своем мнении, что видел кусочек того самого листка, что лежал в комнате девочки, на всякий случай, он решил попросить проверить Дитриха, если  Стальная леди придет к нему с допросом и доказательствами, что Лианна «тот еще опасный фрукт». Ох, как же многого не понимала эта женщина! Сколького не знала о детях! Кюри, конечно, не имел педагогического воспитания, но слушая мисс Фортис, едва сдерживался, чтобы не начать качать головой:
- Мисс Фортис, я не лоялен. Но если я хочу от Лианны чего-то добиться – это проще сделать компромиссом и логичными доводами, а не жесткими требованиями, любое дело должно вызывать если не радостные, то нейтральные эмоции, в противном случае оно вызывает только негатив и ребенок будет упираться всеми конечностями, чтобы это дело не делать. Я могу дать Лианне любую сумму денег и она, пусть и не знает этого прямо, но явно догадывается, но видели бы вы ее, когда она получает деньги, которые заработала сама.  Это совсем другие эмоции, нежели просто выклянчить нужную сумму. Я помогаю ей выработать характер и стараюсь пройти путь подростка вместе с ней, а не нависая Дамокловым мечом. Знаете, если смотреть на любой предмет только с одной стороны, то никогда не возможно оценить его полностью, и совсем другой вариант, если рассматривать  его со всех сторон, под разными гранями. Вот и личность Лианны я хочу рассмотреть не только с высоты своего возраста и опыта, а со всех: какой она человек, чем увлекается, чего хочет достичь… И пока она совершенно меня не разочаровывает, напротив, в положительном смысле слова – удивляет.
Кюри нравилось чувствовать в своих руках руки своей приемной дочери,  ощущать кожей родное тепло. Главное было сейчас не дать подростковому нраву проявить себя, дабы не дать столь занудному представителю социальной службы и малейшего шанса зацепиться и разрушить их установленный мир, со своими, «лояльными», как выразилась мисс Фортис, порядками. Мужчина мягко отдернул Лианну за ремень джинс, дабы девочка не впадала в крайность, но телефон все же снова достал, набирая пароль для входа в электронный дневник с явным нежеланием:
- Этот вопрос вы вполне могли узнать и у меня, - сказал он. Его мобильный снова оказался на столе, напротив взора железной леди, рядом с более современным смартфоном подростка. – Ждать Лианну ради ознакомления с ее оценками было совсем не обязательно, если только вы не хотите провести экзамен лично, однако... Вы ведь не преподаватель, верно? – Видя нехорошую заинтересованность в глаза женщины, Адейн предугадал ее дальнейшие вопросы и возмущения о «эксплуатации» ребенка, - Мисс Фортис, я уверен, что после всего, что я уже успел услышать, вы с готовностью обвините меня в эксплуатации детского труда и небезопасном времяпровождении ребенка, потому оговорюсь сразу: все трюки выполняются под присмотром тренеров и врачей. Причем – врачей, которые не вчера окончили медицинскую академию, а имеют весьма уверенный опыт, а заработанные деньги частично отправляются на банковский счет Лианны, которым она сможет свободно пользоваться после своего совершеннолетия и оплатить учебы, например, и меньшим процентом – на карманные расходы. Заработок личных денег всегда гораздо лучше чем просто родительские взносы, разве нет? Если уж мы говорим об ответственности и воспитании, то это именно оно и есть. Лианна знает, что такое уговор, обещание, исполнение обязательств. Знает, что может добиться много сама, а если будет трудно – она не одна. В моем понимании – для ребенка это главное.  Если она спотыкнется по жизни – ей не страшно упасть, потому что знает, что падение – просто еще один этап для более решительного движения вперед.
Адейн переместил руку, так, чтобы зацепиться пальцами за петельку на поясе джинс девочки и, в случае, если ее будет «заносить», вовремя и незаметно дернуть. А повести совсем не в нужную сторону Лианну могло, временами, наблюдая за ней на площадках или тренировке, Адейн поражался ее характеру и упрямству, а вот сейчас проявление этого самого характера было совершенно нежелательно, а осадить подростка словом – не было возможности. Под взглядом Железный леди, азиат чувствовал себя, как под прицелом снайпера, вот только тот не стрелял, а строчил все в блокнот и слышал даже каждый шорох, чтобы потом перевернуть услышанное и увиденное в свою пользу и, как в суде, использовать полученные данные против них. Правда, сколь пристально наблюдала за ними Снежная Королева, столь же внимательно следил за ней Адейн, а поскольку, в определенные моменты взгляд азиата становился тяжелым, настолько, что ему совершенно не обязательно было что-либо говорить. А поскольку сейчас рядом с ним было его сокровище, которое он свято охранял, как любой уважающий себя дракон, то самое главное было – не дать этому сокровище наворотить глупостей. Он весьма красноречиво перевел взгляд на электронные часы в виде забавного тостера на кухонной полке, без слов намекая, что ребенку, за безопасность и радость жизни которого так переживала мисс Фортис, хорошо бы готовиться к полноценному отдыху, да и вообще мисс несколько засиделась в крепости, где  ей совершенно не предлагали чувствовать себя, как дома.
- Что еще вас интересует, мисс Фортис? – все тем же тоном спросил музыкант, возвращая обратно их с Лианной технику. Кроме как брошенного на голубые электронные цифры взгляда, что можно было с полной уверенностью принять за банальное любопытство, он боле ни чем не выдал  своего нетерпения отправить сотрудницу социальной службы по другим делам. Как-то больше хотелось узнать, как прошел день рождения и понравился ли Кевину подарок. Записать вертевшуюся в голове строку, может, предложить подростку пару конов в «Смертельную битву» на икс-боксе… Но! Пока эта леди здесь, ничто не могло сдвинуть азиата с позиции хладнокровного, готового ко всему аристократа, стойко и совершенно спокойно принимающего любой выпад со стороны. Он не вмешивался в ответы Лианны, когда Ноа задавала вопросы, только следил за интонацией приемной дочери, контролируя за не эмоции, благо музыкальный слух с легкостью улавливал даже только-только зарождающиеся нотки раздражения. Слишком многое стояло на кону, чем совершенно не хотелось бы вот так глупо рисковать и хоть доведи дело до суда, они вышли бы победителями, но зачем им всем нужны эти лишние хлопоты и трудности, когда все можно решить гораздо быстрее, главное – не наломать дров. А проявить свой юный пыл, из всей компании «заговорщиков», могла только Лианна, ни за психолога, ни, особенно, за Вольфа Адейн абсолютно не волновался, уж после всех ненастий, свалившихся на голову немца, особенно после Джастина и Улисса, он, как никто смог бы противостоять этой робо-женщине.

Отредактировано Dietrich Wolf (30.12.2017 21:52:53)

+2

18

«Это вы меня «удивляете», мистер Константин-Кюри». Даже мысленно, Ноа всё равно называла его именно так. Если бы не железная выдержка и совершенно бесстрастное выражение лица, где не дрогнул ни один мускул, она бы, наверно, развязала язык. К сожалению или к счастью, мисс Фортис находилась «на работе», и поскольку работала она, прежде всего, «в системе», то система накладывала на нее такой же неизгладимый отпечаток, как и она – на людей, с которыми общалась. 
Ее лично – безмерно удивлял тот факт, что являясь вроде бы представителями одной диаспоры (как минимум, азиатской), они с опекуном Лианны оказались на совершенно полярных позициях относительно строгости в воспитании ребенка и подходов к нему. Хотя казалось бы, должно быть наоборот. 
Неужели эта девочка со светлыми волосами настолько завладела его сознанием и так ловко манипулирует своим опекуном?.. Даже просто представить себе это – уже дикость. И всё же Ноа «знала» детей. Знала, что за ангельским личиком чаще всего скрывается ужаснейший характер, и а приори предполагала худшее. «Отлично. Мы еще посмотрим, кто кого».
Кюри достался такой долгий и тяжелый взгляд, от которого просто обязано было «стать не по себе». Кажется, именно здесь и именно сейчас Ноа нашла себе достойного соперника, не желающего уступать.
- Вы совершенно правы, - парировала женщина, соглашаясь с отведенной ролью. – Я не преподаватель, мистер Константин-Кюри. Я представляю контролирующую организацию, осуществляющую надзор за приемными детьми, попавшими в чужие семьи
Женщина уже набрала в легкие воздуха, чтобы продолжить и развить мысль, как жало, вертящееся на кончике языка, однако сделать этого ей попросту не дали. Противник не только «не боялся» ее тяжелой артиллерии, но, видимо, готов в любой момент пустить в ход «свою», о чем и проинформировал в настолько доходчивой форме, что даже такая, как она, не имела шансов понять «неправильно». И это ново. Обычно ее робели и держались на расстоянии, а тут… Маленькая засранка оказалась такой же «языкастой», как и ее опекун. 
Ноа многое «могла бы» посмотреть «сама», но некоторые моменты предпочитала всё-таки делать в присутствии девочки, а не без нее. Надо же было о чем-то с ней поговорить, пока цепкий взгляд ощупывал подростка с головы до ног, пытаясь найти в ней хотя бы какие-то «изъяны»: синяки, царапины, затравленность и неуверенность в глазах, признаки хоть какого-то страха или ощущения собственного превосходства над ней, Ноа. Подростки всё ещё слишком дети, чтобы умело скрывать свои чувства до такой степени, чтобы мисс Фортис не смогла бы чего-либо заметить или «прочитать». Но нет. На вид девочка была в полном порядке, и даже более того: в ее глазах азиатка видела не столько страх, сколько бесстрашие. Еще одна «глупость», потому что полное бесстрашие свойственно, разве что, героям комиксов – и ни один нормальный человек в обычной жизни не дотягивается до него. Правда, вера Ноа в это пошатнулась, когда женщина увидела клип с участием подростка. Этот «результат занятий после школы».
Опешив в первый момент, Ноа вполне «собралась» к концу речи и решила, что с этими двумя обходится, быть может, слишком «мягко». И еще – что она, как человек системы, не может позволить себе быть неверно понятой.
- Мистер Константин-Кюри. – Голова «змеи» плавно повернулась в его сторону. – Осмелюсь напомнить, что вас – пока, - Ноа особенно ударно акцентировала это слово, - никто ни в чем не обвиняет. Будь у вас иное материальное положение, будь девочка неряшлива или не ухожена, к вам был бы другой разговор. - Что касается ее, то мисс Фортис решится на «атаку» только в том случае, если будет полностью уверена в своих шансах на успех, которые в сложившейся ситуации не дотягивают пока даже до 50-ти процентов. И женщина понимала это лучше всех. - Как я уже сказала, я представляю контролирующую организацию, и в мои прямые обязанности входит в том числе сбор и анализ данных из разных источников и составление объективной картины происходящего. Вы же не будете против, если девочка побеседует дополнительно со сторонним психологом, который поможет мне составить ее психологический портрет?
А если будет – значит, ему есть, что скрывать. И «этой» тоже. Всё тем же оценивающе-недружелюбным взглядом Ноа скользнула по лицу Лианны, словно без слов говоря, что не стоит ее провоцировать… Не нужно будить лихо, пока оно спокойно, сыто и тихо… Однако на этот раз «намек» на то, что ей пора, азиатка поняла совершенно правильно и поднялась. 
- О дне и времени приема у психолога я сообщу вам дополнительно, - проговорила женщина, прихватывая свою папку, и размеренным шагом (таким же раздражающим, как тиканье часов в полнейшей тишине) прошла к выходу и удалилась – бросив на прощание еще один, очень трудно понимаемый взгляд. 
Тем не менее, дверь за ее спиной захлопнулась, и можно только предполагать, куда направилась служительница системы. Вполне возможно, что и сразу к Вольфу Дитриху, чтобы прояснить для себя картину до конца. 
[nick]Ноа Фортис[/nick][status]куратор[/status][icon]https://pp.userapi.com/c836733/v836733504/2fea9/954KUDZZvds.jpg[/icon][sign]Опасайтесь улыбки ребенка, потому что дьявол - рядом.[/sign]

+1

19

Лишь только дверь за мисс Фортис закрылась, как Лианна, до этого сдерживающая желание высказаться всеми правдами и неправдами, как могла, выдохнула и тихо, зло, процедила сквозь зубы:
- Сука.
Кажется, она дошла «до точки». До самой верхней точки кипения, какая только возможна для подростка ее возраста, когда все неприятные факторы и обстоятельства собираются в одном месте в одно и то же время. Этот мерзкий, липкий и надменный взгляд, от которого хочется отмыться. Эти презрительные интонации какого-то равнодушно-металлического голоса. Человек-железный-прут. Вот, какой образ сложился в голове Лианны. Или даже целое пыточное устройство. 
Новый куратор казалась девочке такой же неудобной и опасной, как электрический стул, который вдруг установили в их с Адейном доме. И это бесило ужасно, ведь они не преступники… Однако напоминание о «преступлении» всё же было. 
- Нет, ну какая же сука! – все-таки выплеснула злость девочка и подняла сумрачный взгляд на опекуна: он же вряд ли одобрит ее ругательства. – Извини, это не к тебе относится, - раздраженно нахохлилась девочка и подняла с остринкой, колкий взгляд. – Весь же вечер испортила!
Возмущение подростка было искренним. И если бы было можно высказать всё это ей в лицо, Лианна обязательно бы так и поступила, однако же… увы. Одно присутствие Адейна и язык легких жестов, понятный, разве что, им обоим, только и помогли удержаться от опрометчивых шагов. Последнее, чего хотела бы Лианна – попасть еще раз (в очередной раз) в  распределительный приют. 
От острого неприятия конкретно этой особи даже свело немного скулы. Девочка не могла бы назвать ее про себя даже человеком… Так, винтиком из машины, разве что. Или шестеренкой, которая заставляет крутиться и работать весь этот адский механизм. Хотя… возможно, девочка сильно недооценивала роль азиатки, и та была «программой»?.. Карательной, по преимуществу (по крайней мере, в восприятии подростка). 
- На фига мне еще один психолог нужен? Мало меня в свое время затаскали, что ли? 
Девочка действительно не понимала. Как не понимала и того, почему настолько философски-спокойным и невозмутимым (по крайней мере, внешне) остается ее опекун.
Забрав с его колен урчащую кошку, Лианна зарылась щекой в мягкую кошачью шерсть – и «подобрела» сама. Удивительно, что делает с ней присутствие всего лишь одного животного в доме. 
- Она же ничего не сделает нам, правда? – совершенно другим тоном произнесла девочка и с легкой опаской посмотрела на Адейна, надеясь найти в нем такую же поддержку, которую ей самой – внушало ощущение пушистого кошачьего тельца в руках. «И я безумно рада, что ты не женишься на этой мымре!»
Подобного удара судьбы Лианна бы точно не пережила и «делить» своего опекуна с такой ужасной женщиной явно не готова. 
- Я вообще в первый момент подумала, что ты на ней жениться вдруг собрался, - легонько иронично улыбнулась, по-прежнему крепко прижимая к себе кошку. Киаре в детстве, видимо, не доставало ласки, и она наверстывала всё то, чего не получила «до» пожара. Или просто начав особенно ценить человеческое общество «после»? 
Лианна так и не знала, как кошки воспринимают мир. Замучила по этому поводу Кевина, но он тоже, по большому счету, конечно же, не знал. Всё-таки никто из них не был в шкуре животного – той же кошки или собаки, сколько бы фильмов ни снималось о волшебном «переселении душ» - это в любом случае были животные с сознанием и волей человека. Девочке же хотелось порой обратного – полноценно почувствовать себя собакой или кошкой. «Наверно, в следующей жизни, когда я стану кошкой…» - невольно улыбнула подслушанная где-то песня. 
- Ты же нам скажешь, если что? – чуть прищурилась девочка, вновь обращая к Адейну взгляд. Что скажет? Как отреагирует? На шутку, разумеется, но всё же в ней всего лишь доля шутки. И сейчас она не представляла себе - не могла представить - что будет, если в их жизни "на двоих" появится еще один человек, с которым ей придется делить внимание Адейна. Это было бы просто ужасно, наверно.

+1

20

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
[AVA]http://s61.radikal.ru/i174/1704/c7/7cb1affd3c96.jpg[/AVA][NIC]Адейн Константин-Кюри[/NIC] Кюри кожей чувствовал, что Ноа готова вылить на его голову еще добрую сотню обвинений, но просто не собирался выслушивать . Хватит. Попытки запугать человека, в прошлом видавшего гораздо более кошмарные виды и собственными руками лишающего других людей, не вдаваясь в подробности, жизней, были столь слабы, что только утомляли. И если б не его выдержка, он бы давно высказал мисс Фортис, что чтобы испугать его стоит придумать что-то более сильное. Ну, хотя  бы вытащить из сумочки гранату и выдернуть чеку, например… Или приставить нож к горлу Лианы… Вот тогда есть вариант, что был бы хоть какой-то эффект, а так. Словоблудие, не более того.
- Что ж, мисс Фортис, мы готовы всячески вам содействовать. Мы ведь не утаиваем от вас информацию, - пожал плечами Адейн, как бы ему хотелось сказать, что на дальнейшие действия Стальной леди ему совершенно плевать, что она уже заранее обломалась с восхождением по своей карьерной лестнице, если хотела подняться с помощью истории Лианы. Не того человека она выбрала себе в противники, не в ту семью решила влезть.  И на языке так и вертелась фраза «Ноа, займитесь семьями, в которых действительно есть проблемы, а не копайтесь здесь», но музыкант молчал,, изогнув губы в улыбке  бесспорного победителя. – Конечно, - он сделал неопределенный жест свободной рукой, мол «любой каприз за ваши деньги».  – Мой мобильный у вас есть, буду ждать звонка.
Как и подобает  культурному человеку, он поднялся, взяв на руки кошку, чтобы (вы)проводить гостью  и даже не подумал, чтобы придержать дверь, позволил той захлопнуться, после вернулся на свое место.
- Да уж… - поддержал он высказывание Лианы,  а потом взял ручку и легонько стукнул кончиком по макушке девочке, потянувшись за салфеткой, чтобы, наконец, записать столь назойливо вьющуюся в мыслях строку.  – Не выражайся. Все-таки она старее тебя, выйдешь на пенсию – тогда высказывайся, как вздумается.  Лиана, да неужели тебе так легко испортить вечер?  Не разочаровывай меня. Влетевшая в окно муха не может испортить дискотеку.
Адейн говорил, не отвлекаясь от написания уже не строки. А целого припева.  Исчерпав вдохновение, он привычным жестом зачесал назад волосы.
- Что значит «зачем нужен»? Солнце мое, напряги логику. Она ищет любую зацепку, чтобы из нее выдолбить себе ступеньку для похода вверх по карьерной лестнице, это же очевидно. Только она не там решила ее выдолбить. Есть семьи, которым действительно нужна помощь, но, Снежная Королева решила, что столкнуться со мной ей будет проще. Что ж – пусть попробует. Не будем мешать ей ломать зубы. Лучше расскажи, как все прошло…  - Адейн с неким удивлением перевел взгляд на ребенка, посмотрев на нее с некоей смесью опеки и серьезности: - Она? Лиана,… - он беззаботно усмехнулся, отложив в сторону ручку и притянув девочку к себе, - поверь мне, я видел много разных людей и вот такую вот мисс Ноа, тебе точно нет смысла бояться. Забудь. Как сказал бы Дитрих : «Грязь – не сало, высохла и отстала», а «высохнет» она очень быстро. Не бери в голову. Это не проблема.  Вот то, что я жутко хочу курить, но обещал Вольфу, – это уже проблема… - Адейн потянулся к своей чашке, делая глоток уже остывшего кофе и едва не подавился, услышав слова Уид о женитьбе, - собрался жениться и потому написал, что у нас «не самый приятный гость»? Поверь мне, если меня на старости лет и потянет на алтарь, ты узнаешь об этом первой и явно не в такой напряженной обстановке. Так что, принцесса, будь спокойна, твой дракон никуда от тебя деваться не собирается. Расслабься.  А еще сохрани в секрете, что слово Дитриху я не сдержал и в огнедышащего дракона все же поиграю, идет?
Улыбнувшись, Кюри достал из ящика сигареты марки Black & Gold , отдаленно, они напоминали ему «вкус» родной Японии. Пачку он не прятал никогда. Зачем? С паркуром девочке было не до курения явно. Даже если Лиана и захочет попробовать – она сможет найти способ и без поисков пачки дома. А в этих – хотя бы хороший табак, без примеси бумаги, да и сам азиат скорее будет первым, кто выберет наиболее качественную продукцию и поднесет зажигалку, чем позволит пробовать в подворотне дешевую бумагу с ароматизатором «под табак».
Черные сигареты с «золотым» фильтром прекрасно сочетались с укоренившимся в музыканте образом аристократа, Темного принца, демона, вампира… Как только не писали о нем на форумах фанаты. Хотя, эту марку он выбрал именно за табак, а не внешний вид упаковки и собственно сигареты. Поставив на подоконник пепельницу, приоткрыл окно, повернувшись к нему спиной и полусев на подоконник. Само действо – поднесение сигареты к губам, неспешное чиркание зажигалкой и  медленная, с наслаждением, затяжка в испольнении Кюри можно было рассматривать как отдельный вид искусства, правда, дым он предусмотрительно выдыхал в окно, так что в кухню доходил уже развеянный  и приятный аромат табака, вызывающий ассоциации с согретой  солнцем землей полей летом.
- Так что? Как подарок? Кевин оценил?

+2

21

Невозмутимости опекуна возможно только позавидовать. Лианна никак не могла понять, от природы Адейн такой сдержанный или же это многолетняя привычка? Потому что безэмоциональным и равнодушным он не был никогда. Никогда не погружался в свои проблемы и трудности настолько, чтобы не замечать её. Никогда не выстраивал загородку из «завтраков» и никогда не оказывался слишком занятым ни для нее, ни для кого-либо другого. И если раньше Лианна часто думала, что никому в мире нет дела до ее жизни, трудностей и до нее самой, то теперь, встретив наконец именно этого человека, немного оттаяла и возвращалась к себе прежней.
- Любая муха может, если она размером со слона, - смешливо фыркнула девочка, добавляя от себя не самое лицеприятное определении мисс Фортис, - и гадит столько же, - договорила уже почти про себя, чтобы не получить ручкой по лбу снова. Наказание было чисто символическим, она знала, но знала и то, как Адейн следит за тем, чтобы она уважительно обращалась не только к старшим. К любому человеку вокруг нее или рядом с ней, потому что всегда был положительным примером в этом сам. Еще ни разу за почти год «совместной» жизни Лианна не слышала, чтобы он с кем-то поругался или даже попросту возвысил голос, но всегда четко угадывала, когда еще можно «пошутить», а когда грань близка до такой степени, что продолжать лучше и не пытаться.
Тем не менее, после замечания про муху настроение скользнуло чуть-чуть вверх, несмотря на то, что полностью опасения убрать не удалось. «И все-таки хорошо, что слоны не летают».
Конечно, она и сама могла сообразить, для чего именно нужен психолог, и что с его помощью пытается сделать мисс Фортис. Ее айкью всегда был значительно выше среднего, а прозвучавший вслух вопрос - в значительной степени выплеском эмоций, чем что-либо еще.
«Я знаю. Знаю», - с интересом следила за двигающимся в руке Адейна кончиком ручки. Просто хотелось лишний раз услышать, что им ничего не угрожает и не может угрожать. Ни им самим, ни их благополучию. Как же все-таки хорошо, как прекрасно ощущать всем своим существом, что в этом мире есть хотя бы один такой человек, который понимает и принимает тебя полностью. Объятий хотелось? Объятия получила, повеселев окончательно и рассмеявшись на прозвучавшую пословицу. Такая стоит того, чтобы ее выучить или запомнить. Надо будет только обязательно уточнить на досуге, а что такое сало.
- Мало ли, - попыталась возразить на свою же странную логику. – Вдруг у тебя чувство юмора такое, черненькое-черненькое, - судя по довольному выражению лица, намекала Лианна на его любимый цвет в одежде, обычно почти ничем не разбавляемый. В ее вещах красок было все-таки немного больше. Она разбавляла черный футболками с цветными принтами и разводами собственных красок от графити, цветными шнурками, временными наклейками, значками и чем-то там еще, что можно было либо навесить на себя, либо пришить, под настроение. «Не самый приятный гость» вполне могло быть просто оборотом речи. В одном Адейн оказался прав: Ноа не самый приятный гость в их доме, но так и быть, ее повторное явление они уж как-нибудь переживут.
К слову, в отличие от самого Кюри, Лианна совсем ничего не видела страшного в том, чтобы опекун покурил, если ему хотелось. Ее не тянуло к сигаретам, но сам процесс в исполнении Кюри настолько завораживал, что на него хотелось смотреть бесконечно. Смотреть и восхищаться. Восхищаться и смотреть. Ничего большего, но Кюри видел глаза девочки в этот момент: они как будто снова зажигались верой в чудо.
Дым. Запах. Завораживающее действо, похожее на красивейший театр теней. Вот, что видела Лианна вместо банального курящего человека. Прихватив ту же самую ручку, которой он писал пару минут назад, девочка аккуратно отпустила кошку, мгновенно подтянула к себе салфетку и стала набрасывать окно, и позу… пусть не во всех деталях, но штрихами. Даже кончик языка высунула от усердия, что, впрочем, совершенно не помешало ей отвечать на вопрос.
- Конечно! Он в восторге, - Лианне показалось, что это было так, но зная Кевина… ни разу за время их знакомства Кев не был уличен во лжи. Значит, по умолчанию, можно верить. Девочка нарисовала для него картину, куда собрала всех друзей, срисовав кого с натуры, а кого – по памяти. Она, Кэш, Рен и Кевин. Четверо «безумных мушкетеров», которые держались вместе с лета. Адейн помог перенести рисунок на компьютер и оживить изображение, сделав из него почти профессиональную картину. Потом они вместе заказали ее в печать, и купили рамку. Теперь в комнате Кева всегда будут лица его друзей - даже когда их самих физически нет с парнем. Почему-то Лианне казалось это важным… И, кажется, она угадала. – И не только он. Кэш сказал, что это первый в его жизни портрет, за который не хочется дать в морду, - девочка засмеялась, почему-то в этот момент припомнив выражение его лица. – Рен тоже был. Помнишь, я тебе рассказывала? Он так смешно говорит «ками-сама». Что означает это слово?
Простой набросок приобретал всё больше общих схожих черт с оригиналом, но для Лианны было важным схватить первое впечатление, общий образ. В конце концов, деталями она может вполне заняться после. Увлекшись, рядом начала набрасывать что-то еще и когда поняла, что это лицо Маркуса, неожиданно замолчала, торопливо откладывая ручку в сторону и отвлекаясь на бытовые мелочи.
- Сделать тебе еще кофе, как ты любишь? – С восточными сладостями да после выкуренного табака… он просто обязан согласиться. Если бы не мелькнувшее через окно автобуса «воспоминание», живое и мучительное одновременно, можно было бы сказать, что ее ничего больше и не беспокоит. Ни мисс Фортис, ни то, что ушла со дня рождения раньше, а не вместе со всеми, как хотела.
- Я сегодня Маркуса через окно автобуса увидела, - со вздохом заговорила, не поворачиваясь к Кюри, и привстала на цыпочки, чтобы достать вторую чашку. Сама Лианна пока что предпочитала чай. – Кажется, он по мне скучает. – Помолчала еще немного, словно раздумывая, говорить или нет... Но в конце концов, от Адейна у нее нет секретов. – И я, наверно, тоже. Как думаешь, я еще смогу как-нибудь с ними увидеться? С крестным и его семьей?

+2

22

[AVA]http://s61.radikal.ru/i174/1704/c7/7cb1affd3c96.jpg[/AVA][NIC]Адейн Константин-Кюри[/NIC]  Адейн только тихо рассмеялся, стряхнув пепел в пепельницу и снова скрестив  руки на груди:
- Солнышко, как мало ты еще знаешь о мухах, если принимаешь за таковых жалкую некусячую мошку. Выбрось из головы. – Рассматривая свою приемную дочь он только улыбнулся, ответив коронной фразой, - я собой этот цвет украшаю, но чувство юмора у меня пока не настолько черненькое, чтобы вот так давить на твою нежную детскую психику.
Рассказ о том, что подарок, над которым так долго работала Лианна порадовал ее друзей как-то приятно согревал душу. Он никогда не сомневался в способностях своей подопечной, однако только на его гордости за ребенка успеха не добиться, потому признание в девочке таланта друзьями не только помогало ему, как опекуну, вселять ей уверенность в свои силы, но и поддерживало это признание.
– Рен… - он задумчиво повторил имя, весьма примерно вспоминая еще одного из друзей Лианны, - Что-то припоминаю... Ну, чтобы было понятнее, что-то вроде «о, Господи», - отозвался  азиат, затушив окурок и всматриваясь в талантливо созданный набросок. Красивый, пропорциональный.
-Давай-ка лучше чай, кофе сегодня мне явно не пошло. Ты чего так напряглась? – заметил перемены в настроении подопечной Кюри, чуть нахмурив брови, что поделать, прошлое, временами, накладывает еще больший след, чем думает человек. Вот так и Адейн не всегда замечал, как вторгался в чужое пространство и замечал, то, что люди предпочитают скрыть, а именно – свои мысли и эмоции. Но, девушка явно решила не особо скрываться.
- Маркуса? Это твой сводный брат, если не ошибаюсь… Прости, в моей голове информация плохо держится, ты же знаешь, - сразу постарался оправдать свою забывчивость азиат. – Ну, любимые люди всегда скучают, так что…  Не вижу ничего удивительного в том, что  и ты по нему скучаешь, без всякого «наверное».
Адейн уселся на свое место, сразу приютив и начиная ласково гладить прыгнувшую на колени Киару.
- Не вижу ничего плохого в том, чтобы устроить вам встречу. Мы же оставили пути отступления в твоем диагнозе, что ты вполне в состоянии вспоминать что-то из своего прошлого, так что… Можно. Может, даже есть вариант устроить так, чтобы эта встреча была случайной, ну… знаешь, как вспышка памяти, идешь по улице, увидела знакомое лицо и бах! Где обычно гуляли с Маркусом? Поедем туда совершенно «случайно» и встретишься с братишкой. Любовь и чувство привязанности – замечательные вещи. И просто так родных людей из сердца не выкинешь. Только, давай не вот так, прям, сразу. А то после встречи со Снежной королевой устраивать пересечение с твоими родными будет слишком неразумно и подозрительно. Давай подождем следующий ход этой женщины, - тоном стратега, стоящего на поле боя, заявил Адейн, заявил Кюри, - а потом выберем время для визита, идет? – он тепло, как-то даже по-отечески улыбнулся.  – Как на счет пройти пару уровней в какую-нибудь игру, после чая?

Отредактировано Dietrich Wolf (01.07.2018 02:24:28)

0


Вы здесь » Manhattan » Эпизоды » Тень человека ‡эпизод