http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/97668.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан · Марсель
Маргарет · Амелия

На Манхэттене: декабрь 2018 года.

Температура от 0°C до +7°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Тебе половина и мне половина ‡флешбэк


Тебе половина и мне половина ‡флешбэк

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

Время действия: 31 мая, 1 и 2 июня 2016 года
Участники событий: Рэйчел, Джордан, Дилан и НПС по необходимости
Место действия: Нью-Йорк (по мере передвижения добавим мест и картинок). Продолжение эпизода Ребенок напрокат

Квартира Рэйчел

Общее описание:
Рэйчел повезло занимать прекрасные апартаменты, пусть не на самом верху, но на одном из верхних этажей высотки. Вполне городская квартира, обставленная с шиком и любовью... Впрочем, уже сейчас некоторые комнаты Рэйчел безумно хочет переделать.

*увеличение картинок - по клику*
Итак... 1 этаж:
Обширный холл и зона гостиной

http://savepic.ru/10211079m.jpg

Зона столовой
http://savepic.ru/10199815m.jpg

Зона кухни (примерно)
http://savepic.ru/12644116m.jpg

Санузел первого этажа
http://savepic.ru/10179335m.jpg

2 этаж: состоит из спальни Рэйчел, пары ванных и гостевых комнат
Спальня Рэйчел
http://savepic.ru/10184455m.jpg

Ванная Рэйчел
http://savepic.ru/10193671m.jpg

Гостевая 1
http://savepic.ru/10201863m.jpg

Гостевая 2
http://savepic.ru/10172167m.jpg

Общая ванная для гостевых
http://savepic.ru/10166023m.jpg

И гардеробная. Почти что Нарния:
http://savepic.ru/10169095m.jpg

Отредактировано Rachel Russel (28.02.2017 15:47:44)

+1

2

Разумеется, сразу заснуть она не смогла. Долго ещё в голове Джордан крутились самые разнообразные мысли, не давая сомкнуть глаз. Когда они с Диланом поднимались наверх после ужина, ей казалось, что стоит только голове коснуться подушки, она тут же уснёт, нахватавшись столько впечатлений за день. Но получилось совсем наоборот.
Она не осталась в тишине, ведь по-прежнему работал телевизор, но девочка не особо вникала в то, что по нему показывали. Кажется, это была одна из серий какого-то мультфильма, который она никогда не смотрела и на который ей было плевать. Глаза уже покраснели и вовсю чесались от перенапряжения, но сон не шёл. И хотя Джордан понимала, что здесь ей нечего бояться - здесь не было ни мужчин, ни других детей, от которых можно было ожидать подвоха - она не могла перестать думать о будущем. Каким оно будет теперь? Изменится ли? Или останется прежним? Можно ли изменить предначертанное или же эти мнимые изменения и есть та самая конечная цель, и есть предначертанное? Девочка пока не знала, хочет ли она, чтобы временная программа, эксперимент превратился в бессрочный или эта опека будет только сдерживать её? Пожалуй, если бы не Дилан - здесь она с любовью посмотрела на брата - Джо могла бы выбрать второй вариант. Она считала себя достаточно взрослой и самостоятельной, чтобы справиться с новым витком жизни, который придёт после старшей школы, но Дилан…
Джордан шумно выдохнула, разглядывая тёмный идеально ровный потолок. В приюте он был покрыт мелкими трещинками и пятнышками, так что девочка иногда развлекала себя тем, что подсчитывала количество этих недостатков. Она перевернулась на бок, сверля взглядом спину Дилана. Затем - на другой, оказавшись лицом к двери. Было странно пытаться уснуть в тишине. Никаких тебе тайных собраний, перешёптываний, никаких проказ, никаких слёз, никаких разговоров во сне, никто не лунатил.
Телевизор давно был выключен, а она всё не спала. Она где-то слышала, что для того, чтобы избавиться от бессонницы, нужно попытаться очистить голову от всяких мыслей, опустошить её, ну, или в крайнем случае, сосредоточиться на какой-то одной и провести её до конца. На деле это оказалось гораздо труднее, чем на словах. Джордан пыталась поймать то одну, то другую идею за хвост, чтобы удержать, но все они ускользали со скоростью молнии.
Наконец, очевидно всё-таки устав от перенапряжения, устав от безрезультатных попыток уснуть, она и правда расслабилась, закрыла на мгновение глаза и провалилась в сон. Правда, совсем скоро её словно что-то выдернуло из царства Морфея. Джордан подскочила в кровати, как будто проспала какое-то важное событие и теперь опаздывала. Она посмотрела на часы. Уже утро. Несмотря на то, что ей всё-таки удалось поспать, девочка чувствовала себя ужасно разбитой и меньше всего хотела вылезать из постели. Она включила телевизор, когда Дилан вдруг зашевелился и разлепил сонные глаза.
- Ты что делаешь? Нас поругают, - пробормотал он, прикрывая глаза ладошкой от яркого света и щурясь.
- Не поругают. Мы у мисс Рэйчел. Ты забыл?
Дилан ничего не ответил, только повыше натянул одеяло на голову, уютно зарываясь носом в чистое постельное бельё. Прошло некоторое время, и вскоре нос его, а вскоре и глаза показались на поверхности. Он теперь не только прислушивался к звукам из ящика, но и следил за картинкой. Ещё где-то через полчаса у Джордан громко заурчал желудок.
- Есть хочу, - пожаловалась она брату.
- Я тоже, - шёпотом откликнулся Дилан и с надеждой посмотрел на сестру.
- Чего? Я туда не пойду! До десяти ещё целая куча времени! Зачем вставать раньше и приниматься за дела, если можно валяться и ничего не делать?
- Но есть-то хочется, - резонно заметил брат.
- Черт побери! - выругалась девочка. - Я даже не знаю, что там и где и лежит. А вдруг я куда-то залезу, куда не следует? И вообще… Как-то стрёмно лазить по ящикам в чужом доме. Так только грабители поступают.
- Может пойти разбудить мисс Рэйчел?
- Ага! Удачи! - воскликнула она. - Она проснётся, чтобы упасть в обморок! Особенно когда услышит твой звонкий голосок!
- И что делать?
- Терпи! - решительно предложила Джордан.
Но требования желудка становились всё более настойчивыми. Он никак не собирался подчиняться распоряжениям мозга и словно жил своей независимой жизнью.
- Ладно, - сдалась, наконец, девочка, откидывая край одеяла и неохотно вылезая из кровати. - Я пойду на разведку. Посмотрю, что там есть, и вообще…
Что “вообще” она ещё сама не знала.
- А ты иди умывайся, чисть зубы и спускайся ко мне. Хорошо?
Мальчик кивнул, и Джордан поплелась в кухню, стараясь ступать осторожно, на носочках, чтобы не перебудить весь дом. Кухня просто сияла. Вчера, когда на ней колдовала Рэйчел, этого не было так заметно, сейчас же, в абсолютной тишине, без присутствия других людей, Джордан могла хорошенько оглядеться. Она воровато оглянулась и выдвинула один ящик, в котором хранились столовые приборы. Затем другой. Третий. Она раскрыла один шкаф, затем другой. Исследовала холодильник, откуда достала оставшийся со вчерашнего ужина сок и выпила. Наконец, Джордан решила не заморачиваться и сделать им с Диланом по паре сэндвичей. Хлеб ей уже где-то попадался. Готовый нарезанный тонкими ломтиками сыр, полоски бекона, пара кружочков томатов и свежая зелень. Сок уже разлит по стаканам. На перекус вполне хватит.
Она опустила взгляд на пол и заметила, что очень уж много накрошила. Под ногами валялись крошки хлеба, ошмётки зелени и даже несколько семян из томатов. Девочка присела, чтобы всё это подняла, но когда-то вставала с колен, нечаянно задела головой торчащий край разделочной доски. Всё бы ничего, да только перевернулась и полетела вниз не только она.
Новенькая красивая тарелка с оглушительным звоном приземлилась на кафельный пол, разлетаясь на сотни мелких кусочков. Джордан успела лишь зажмуриться и отпрыгнуть подальше, чтобы её случайно не задело осколком.
- Чёрт! - процедила она сквозь зубы, с ужасом взирая на вход, через который она с минуты на минуту ожидала появления недовольной хозяйки.
Вот теперь точно все встанут!

+2

3

Рэйчел редко смотрела сны, еще реже их запоминала, но сегодня они представляли собой нечто поистине странное, сопровождающееся звоном бьющегося стекла.
Сначала от удара давно позабытого Дерека, аккурат по стеклу над ее головой, и как вовремя она пригнулась! Присела, закрылась ладонями от летящих осколков, изранила руки – и почему-то ей не было больно. 
Рэйч смотрела на кровь, оплетающую предплечья красными нитями, и поднималась – пронзительно медленно, вдруг и совершенно неожиданно обнаружив себя в каком-то стеклянном кубе или стеклянной комнате. И теперь пробиваться и бить – пришлось уже ей самой. Стекло поддавалось не с первого раза, но если найти только нужную точку…
Красный след на стекле, новый звон. Центр стеклянного лабиринта и смех. А ты найдешь отсюда выход, Рэйчел? 
Метания в лабиринте, где стена так похожа на дверь, дверь на окно, и все окна – на фальшивый поворот, не выход, и только по кровавым разводам на зеркальной стеклянной поверхности ясно: она была здесь. Уже была.
Развернулась в обратную сторону, пошла вдоль другой стены, до тупика, от тупика – помеченного кровью – до поворота. Стеклянный шар. 
Кому-то нравится на это смотреть, затаив дыхание  и не дыша. Выжидай. Выжидай… «Я выберусь!» - новый удар, и звук осыпающегося стекла, и кровью в ушах – басовитый колокол бешено колотящегося сердца. Рэйчел подскочила лихорадочно осматриваясь по сторонам и пытаясь понять, что же её разбудило: был это звук во сне или же всё-таки наяву?
Можно только порадоваться тому, чтобы запланировать сегодняшний день таким образом, чтобы начать его никак не раньше десяти часов… Потому что обычно Рэйчел часто приходилось подниматься в половине шестого, несмотря на всю свою любовь к тому, чтобы просто поваляться в кровати, понежиться в лучах солнца, а лучше всего получить еще и кофе в постель, но… редкий любовник так баловал, скажем прямо. Гораздо чаще они ожидали чего-то подобного от нее. Учитывая тот факт, что Рэйч уже долгое время жила одна и никого сюда не приводила… Практиковаться с кофе было не с кем. Впрочем, и будить ее при таком раскладе тоже некому. Кроме будильника на мобильном… 
Который в это утро превзошел себя в несколько раз, разразившись грохотом падающего бомбардировщика – вместо привычного пиликанья над ухом. 
- Как странно, - удостоверившись, что в ее спальне никого нет, кроме нее, Рэйч облегченно выдохнула и потянулась за мобильным. Последний исправно показывал половину девятого. «Уффф…» - Не проспала, - выдохнула с облегчением, откидываясь обратно на подушку и прикрывая глаза – утихомирить остро колотящееся сердце. «Что же так напугало?» 
Пока спала, конечно же, забыла о наличии в ее квартире еще двух человек. Детей, если быть уж совсем точной, потому пришедшая в голову мысль оказалась весьма неожиданной.
- Господи, дети! – подскочила вторично, набрасывая на плечи длинный тонкий шелковый халат, и наскоро подвязав его пояском, вышла в коридор, одновременно пытаясь понять, откуда все-таки был звук… судя по опустевшим гостевым, все-таки снизу. И поспешила вниз по лестнице, искренне надеясь, чтобы ничего дурного не случилось. И… собственно, ничего и не случилось. Всего лишь осколки от тарелки, разлетевшиеся по кафельному полу. И какая-то слишком растерянная Джордан. Сама не ожидала? 
«Видимо», - сделал вывод из картины в целом еще сонный, но уже весьма проснувшийся мозг. 
- Не поранилась? – первое, что спросила Рэйчел. Иначе и сама нервничать будет, и ее потом «замучают» с этим куратором, назначенным по все той же программе. По крайней мере, ее глаза не выразили неудовольствия. - Не переживай. На счастье, значит, - чуть улыбнулась уголками губ и подняла голову, заслышав звук шагов Дилана, спускающегося сверху к ним обеим. Должно быть, умывался и чистил зубы, пока сестра немного похозяйничала на кухне... Что ж.
- Подожди, пожалуйста, Дилан. Там тарелка разбилась, нужно осколки замести, - ровно попросила мальчика об этом – т.е. остановиться на том месте, где стоит, и «ждать дальнейших указаний», Рэйчел наведалась в ванную первого этажа за шваброй и совком, привычно ступая босиком по прохладному полу. Это бодрит. 
Прихватив все необходимое (даже аптечку, на всякий случай, как говорится, с собой), Рэйчел вновь появилась в кухне, протягивая инструменты в виде швабры и аккуратного, почти новехонького савка, Джордан. 
- Прибери за собой, хорошо? – Вот и весь страшный «выговор». Одна более, чем логичная просьба замести с пола осколки, чтобы никто не поранился. В первую очередь, конечно, брат Джордан, Дилан. – И поставишь потом обратно в ванную? Справа от двери. В уголок.
Все еще немного подтормаживая с реакциями, Рэйчел зевнула, прикрывая ладонью рот, и немного встряхнулась. 
- Я умоюсь пока, - отозвалась тепло и сонно. «И схожу за мобильным». Разойдясь внизу лестницы с Диланом, чуть пригладила его волосы, почти невесомо проведя по голове ладонью и вновь поднимаясь наверх. Разумеется, все это заняло некоторое время, но она хотя бы ощущала себя человеком, когда спустилась вниз во второй раз, блестя умытым лбом и расчесанной, без того сонного выражения, которое имеет свойство таиться в уголках глаз даже тогда, когда вроде бы уже проснулся. 
- Нашли, что позавтракать? – уточнила по возвращении. – И почему не разбудили? Ничего, в следующий раз встану раньше, - еще раз коротко зевнула. - Сейчас, я выпью кофе и тоже буду человеком, - засыпала в кофе-машину ароматные зерна. – Хорошо спали?
«Или как я?» Закралась крамольная мысль, а не перенести ли все это на другой день? Останавливало несколько вещей. Во-первых, она обещала. Во-вторых, уже напрягла на этот счет довольно большое количество людей. В третьих… другого такого дня не будет. Кому, как не ей, знать об этом?
Пока провозилась, уже целых девять часов и даже начало десятого… Только без кофе Рэйч вряд ли куда-то пойдет. Без кофе она толком даже не проснется. 
- Надо еще собрать нам сумку, - это уже из области размышлений вслух. – Три полотенца, мой купальник, гель для душа, разовый шампунь… Кто-то похоже так и не умылся? – взглянула мельком на совсем заспанную по виду Джордан. Так и хотелось спросить: «Может, вымоешь голову до отъезда? Впрочем, как хочешь». Во всяком случае, время позволяло. Его точно было достаточно. А захочет ли… все равно после бассейна и мыться, и сушиться, никуда не денутся. Напрягать девочку лишний раз Рэйчел точно не будет. Главное – не потерять вчера вроде бы всё-таки найденный совместными усилиями общий язык.

+2

4

Сердце Джордан пропустило удар, а перед мысленным взором картинка затянулась тёмной пеленой, разглядеть что-либо за которой не представлялось возможным. Благо это длилось всего мгновение, а затем самая трудолюбивая мышца организма снова принялась за работу, да так усиленно, что девочке казалось, будто сердце вот-вот выскочит из груди.
- Нет, - дрогнувшим голоском отозвалась Джордан, как только нашла в себе силы посмотреть на вошедшую Рэйчел и заговорить с ней.
Девочке хватило одного дня в компании Рассел, чтобы понять, как та относится к окружающим её людям и предметам. Отчего-то Джордан казалось, что она не станет ругаться за разбитую тарелку - так и получилось. Но это осознание и позднейшее подтверждение не мешали ей волноваться.
Так глупо получилось. Она провела в этом доме меньше суток, а уже накосячила. Роуз не стала бы так переживать, если бы не чувствовала подсознательно, что уничтоженный предмет довольно дорогой, если не сказать ценный. Оставалось только надеяться, что Рэйчел не была любительницей коллекционных вещей и не искала хрупкие раритеты на аукционах, выкладывая за старьё кругленькую сумму.
Джордан несмело улыбнулась в ответ, всё ещё не уверенная, что удастся так легко отделаться. Она привыкла, что если что-то подобное происходило в приюте, за проступком обязательно следовало наказание, которое, кстати говоря, не всегда соответствовало “преступлению”.
Она понимала, что пока они с Рэйчел привыкают друг к другу, скорее всего обе будут избегать проявления ярких эмоций и истинных чувств, оставляя львиную долю осторожности.
Джордан услышала имя брата, но самого Дилана ещё не видела. Она смиренно приняла в руки совок со шваброй, думая, что ещё легко отделалась. Рэйчел ушла, а фигура брата замаячила у самого входа. Видно было, как ему не терпелось посмотреть, что же натворила старшая сестра.
- Дилан, подожди! Не входи пока. Сейчас я всё подмету.
Неслышно вздохнув, Джордан принялась убирать с пола осколки. Заняло это правда гораздо меньше времени, чем приготовление сэндвичей. Когда же Рэйчел вернулась в кухню, Дилан уже взобрался на стул и жевал свой завтрак.
- Ну… - смутилась девочка, больше не уверенная в правильности своего поступка. Действительно, почему ей не пришло в голову просто разбудить Рэйчел и попросить её?
- Мы не хотели никого беспокоить, - призналась девочка, а ещё ей хотелось показать, какая она самостоятельная. А теперь она просто думала об уместности своего поступка. Но, как ни странно, приличная такая часть Джордан не усмотрела в нём никакого злого умысла. Разве Рэйчел не объявила о том, что теперь они тут будут жить? Разве она не предупредила, что вся квартира в их распоряжении? Разве она не предусмотрела вариант, при котором дети захотят попасть туда, куда им не следует?
- Дилан просто захотел есть, - объяснила она, записав в виновники, точнее соучастники, своего брата, из-за чего и наткнулась на его полный возмущения взгляд. - И я… Извините…
Она потупила взор, уставившись на носки своих ботинок, и думая о том, что отчасти в этом есть и вина Рэйчел. Разве, как родитель, она не должна была позаботиться об этом заранее? Разве она не должна была встать спозаранку, ещё раньше детей, которые были в этом доме чужими, чтобы обеспечить им психологический комфорт, а не блуждание по спящему дому? Разумеется, Джордан не хотелось этого признавать, но нет, не должна. Девочке проще было обвинить всех и сразу в своей ошибке, чем признать, что провал был её личным. Никто, кроме самой Джордан, не был в этом виноват.
Но да ладно, инцидент вроде бы был исчерпан, Рэйчел о нём больше не упоминала, переключившись на другие бытовые проблемы.
- Нормально, - тактично и без лишних добавлений ответила Джордан за обоих детей Роуз. Она не видела необходимости посвящать Рэйчел в проблемы со сном или адаптацией. Не сейчас. Прошло слишком мало времени, чтобы дети смогли почувствовать себя в этой квартире, как у себя дома, особенно учитывая, что долгое время и дома-то у них не было.
По примеру Дилана она принялась за второй сэндвич, пока Рэйчел перечисляла все пункты из списка предметов, которые нужно взять с собой в бассейн. И её комментарий как-то не совсем пришёлся к месту. Джордан машинально провела рукой по лицу, разгоняя кровь и пытаясь содрать с него заспанное выражение. Она на самом деле не умылась и даже не почистила зубы. Как и Дилан. Но с той лишь разницей, что мальчик успел проваляться некоторое время в постели и окончательно проснуться. Только примятые с одной стороны и задорно топорщащиеся с другой волосы напоминали о том, что себя в зеркале мальчик ещё не видел.
- Не успела, - тихо-тихо призналась Джордан, стыдливо отведя взгляд.
- Эмм… Рэйчел… - позвала она несмело. - У нас нет ни купальника, ни плавок. Точнее, они есть, но они находятся в раздевалке в школе.
Старенькие, выцветшие купальные костюмы, купленные в своё время родителями для школьных уроков плавания. Вот только Дилан свои плавки так ни разу и не надел. В отличие от его сестры, которая давным-давно выросла из своего купальника.

+1

5

«Не хотели беспокоить? Святой ребенок», - подумалось с долей иронией, но на самом деле в чем-то Рэйчел была благодарна. Ей тоже трудно «приживалось». Тяжело сознавать, что на территории квартиры, которая до этого принадлежала ей одной, теперь появились новые «обитатели». С одной стороны, это постоянно держало в каком-то волнении и напряжении, вроде бы легком и не так, чтобы очень заметном, однако же ощутимом. С другой стороны – этот факт так или иначе замалчивался мозгом, подминался под себя, под более привычный размеренный ритм жизни «в одно лицо», когда сам себе хозяин, сам распоряжаешься своим временем, не оглядываешься на других, потому что «не привык». Когда твои дела, твои желания и потребности закономерно ставятся даже не во главу угла, а в центр воображаемой комнаты ее сознания, когда много дней до этого даже и помыслить не можешь о другом. И сейчас «комнату» придется перестраивать. Это не просто «перенести акценты» и «переставить мебель». Это глобальная перепланировка и капитальный ремонт. Как и на всякий ремонт, тут тоже требуется время, причем куда больше одного дня, и даже если он был во всех смыслах удачным, он был всего лишь первым: кто знает, что принесут им остальные. 
- Ты уже извинилась, - мягкий голос Рэйчел всё-таки перекрыл звуки работающей кофе-машины. «Я понимаю что вам трудно. Мне и самой нелегко. Нелегко привыкать хотя бы к тому, что в моем доме есть еще кто-то, кроме меня. Постоянно». – Не нужно делать это еще раз. 
Переставив чашку с кофе на блюдечко, осторожно перенесла ее на стол, задумчиво оглядела холодильник на предмет еды и, не найдя ничего для себя соблазнительного, тоже села за стол. Сейчас, с самого утра, есть еще не хотелось. Только пить – и спать. Поэтому и пила кофе. Чтобы проснуться. Тихо порадовавшись тому, что хотя бы кто-то в этом доме сегодня спал просто «нормально», и увлеклась какими-то совсем не свойственными ей бытовыми вещами. Мелочи-мелочи-мелочи… Мелочи всегда «имели значение», вот только на протяжении последних лет десяти Рэйчел крайне редко задумывалась о бытовых, основное внимание уделяя стилю, одежде, макияжу, походке, образу… В общем, всему, что находилось в общем-то далеко от «семейных» сумок для бассейна и от приготовления пищи как таковой. 
- Ммм? – откликнулась на звук своего имени, нехотя открывая глаза: Рэйч показательно «спала» над чашкой с кофе. – Понятно, - отозвалась более разборчиво и кивнула. – Нет, значит, будет. 
Ей бы только вспомнить с сонных глаз, просила она об этом вчера или придется еще раз заехать в ТЦ по дороге. Не могла пока вспомнить. Мозг спал. Но кофе уже оказывал свою живительную силу, медленно, но верно, пробуждая организм, в том числе и на маленькие откровенности. 
- Знаешь, я совершенно не умею готовить, - помолчав, признала этот факт перед детьми. - Совсем ничего, кроме, разве что, греческого салата. Научишь меня как-нибудь хотя бы делать сандвичи так, чтобы не испортить? – Потому что она «могла». Она могла испортить даже такое, казалось бы, простое блюдо, как это, хотя когда-то мать делала в школу ланчбоксы и ей тоже. Однако… насколько это же было давно. Целых пять жизней назад. Осталось всего четыре за до «финальной гибели», как кошки. 
Когда, зевнув, допила кофе и все же поднялась ополоснуть посуду (загружать машину ради одной чашки просто смешно), Рэйчел улыбнулась уже более осознанно и немного выдохнула, посмотрев на часы. 
- Так… теперь умываемся, чистим зубы, причесываемся, застилаем постели, - на мгновение задумалась – что еще им бы нужно? - Сумку я соберу, но комплект чистого нательного белья или сменную одежду жду от вас. Выходим без пяти десять, сбор здесь, в холле, внизу.   
Это уже больше похоже на активное начало нового дня, пока она, Рэйчел, подумает обо всем остальном. 
***
Путь до бассейна не занял много времени, а чтобы было веселее – Рэйчел включила музыку. Ту самую, которую вчера в поездке называла Джордан. И около 10 часов 20 минут – их небольшая компания входила в просторнейший бассейный комплекс по начищенным до блеска зеркальным полам. Надо сказать, что он был практически пуст в этот час, однако Рэйчел это не останавливало. Она уверенным, привычным шагом шла в глубь здания, приглядывая лишь за тем, чтобы дети находились рядом. Оба. 
- Идем, идем, - подбадривала еще по пути. Разбивать здесь фактически нечего, кроме собственных лбов. Последнего бы сильно не хотелось, однако над данными обстоятельствами Рэйчел, увы, уже не властна. 
- Ивонна, здравствуйте, - поздоровалась с администратором сегодняшней смены. – Нас сегодня трое, - улыбнулась, - всё готово? 
- Разумеется. Проходите, мисс Рассел, вас уже ждут.
Рэйчел кивнула благодарно, поправила сумку на плече и повела детей дальше, в сторону раздевалок и душевых непосредственно рядом с бассейном. 
- Сейчас переодеваемся, одеваем шлепанцы, и проходим в зал на небольшую 10-минутную разминку. Потом принимаем короткий душ и выходим в бассейн, - поясняла по мере следования о том, как это принято в данном конкретном заведении. – Ваших размеров я не знала, поэтому попросила подготовить несколько комплектов купальных костюмов, возьмите тот, который больше подойдет. – Расплатится за него на выходе, ничего страшного не случится. – Его же с собой и заберем, будет вашим. Хорошо? Шлепанцы там же, на полу, можно надеть разовые, главное, не ходить аккуратно, чтобы не поскользнуться.
Не слишком свойственная Рэйчел говорливость – особенно «не по делу» и о самых очевидных вещах – выдавала сейчас ее волнение, не иначе. Страх по-прежнему сидел глубоко внутри, несмотря на то, что за ночь почти удалось к нему привыкнуть. 
- Проходите, - придержала дверь, чтобы Джордан с Диланом могли пройти в к просторной раздевалке, снабженной едва ли не отдельными кабинками для переодевания и рядом шкафчиков, вдоль которых тянулись невысокие и весьма креативные скамейки. На одной из от края до центра действительно лежало несколько вариаций на тему купальных комплектов для девочки лет 15-ти и мальчика лет 7-ми. Полных комплектов – начиная от плавок/купальника и заканчивая водонепроницаемыми очками, шапочками и шлепанцами. Последних, к слову, наблюдалось всего две пары: Рэйчел уже знала их размеры благодаря вчерашнему походу в торговый центр. По счастью, всё, что она просила, успели подготовить. Двери из раздевалки вели в основном в туалеты и душевые, хотя на дальней стороне висел значок небольшого зала (как раз для упомянутых разминок) и табличка с именем сегодняшнего инструктора на ней. Пока всё так, как она просила. «Хорошо». 
- И, разумеется, если надо, сначала в туалет, - улыбнулась, уже потроша сумку в поисках своего купальника, чтобы переодеться. Понадеялась, что все люди взрослые, понимают, что в самом бассейне – нельзя. – Помочь? – найдя, наконец, свой купальник и полотенца, аккуратно положила в ячейку всё лишнее. Она-то переоденется за две минуты. А дети… сомневалась хотя бы в отношении Дилана. – Какие у вас должны быть размеры?
Она опытным взглядом, наверное, быстрее нужный размер купальника/плавок найдет.

+1

6

- Ну, да, - неловко улыбнулась девочка, так что это скорее выглядело как усмешка, но вовсе ею не было. Несмотря на то, что это был не первый дом, где брат с сестрой Роуз вместе или по отдельности пытались освоиться, они по-прежнему испытывали странные ощущения ненужности и никчёмности. В такие моменты они как никогда чувствовали себя лишними, пусть даже Рэйчел прилагала все усилия, чтобы этого избежать. Джордан не могла этого не замечать, но со своей стороны она и сама не знала, как правильно было бы поступить или что сказать.
- Ладно, я поняла. Спасибо, - подытожила она, нервно кусая губы и переводя глаза с Рэйчел на Дилана и обратно.
Пока женщина боролась со сном, Дилан недоумённо пожимал плечами, встречаясь взглядами с сестрой.
- Я говорю, - повторила девочка чуть громче. - Нам с Диланом плавать не в чем.
Казалось, для Рэйчел такого слова как “проблема” вовсе не существует. Она с лёгкостью находила решения, ликвидируя малейшие сомнения, даже в полусонном состоянии. Как это приятно, должно быть, иметь столько денег, что не встречать препятствий на своём пути. Джордан даже не думала о том, что нечто подобное в скором времени может быть доступно и ей. Она ни на секунду не забывала, что участвует в программе “временная семья” и давно уже потеряла оптимизм и веру во взрослых.
Признание Рэйчел вызвало удивление на лице младшего брата, а у самой Джордан бровь поползла вверх.
- Да это вроде бы не трудно, - проговорила девочка, пытаясь определить, это она так шутит или говорит на полном серьёзе. Что может быть элементарнее сэндвичей? Дилан улыбнулся, а его сестра продолжила. - Извините, но как вообще можно испортить сэндвич? - в этом абсолютно невозможно было поверить. Разве что посыпать бутерброд с арахисовым маслом солью? Но такое может прийти в голову только психу.
После завтрака поступило распоряжение, которое было необходимо выполнить за определённый промежуток времени. Всё ещё зевая, дети поднялись наверх, где покидали в рюкзаки сменку, только это заняло чуть больше времени, чем разрешила им использовать мисс Рассел. В итоге ей пришлось звать их несколько раз, прежде чем дети спустились вниз.
Они погрузились в машину и отправились в бассейн. Правда, Джордан смутно понимала зачем. Понятное дело - чтобы поплавать, но в общем и целом… Что же это, Рэйчел вот так начинает свой день, с водных процедур? Впрочем, уговор дороже денег. Они пообещали три дня провести в привычной для женщины среде, чтобы узнать получше, что Рэйч из себя представляет.
Наконец, вся их компания вошла в спящее здание, и Джордан стало не по себе. Ей не нравилось, что их шаги гулко разносились по коридорам, ей не нравилось, что единственный шум исходил от них самих. От скромной тишины веяло угрозой.
Чуть позже однако выяснилось, что они всё же не одни, и сей факт не мог не повлечь за собой вздох облегчения. Болтать долго они с женщиной-администратором не стали, а благополучно потопали дальше. Но теперь Джордан хотя бы немного приободрилась. Трудно, знаете ли, делать уверенный вид, если сам трусишь.
Привычные раздевалки, где ребятам предстояло разделиться.
- Найдёшь свободный шкафчик, - принялась раздавать напутствия старшая сестра. - Снимешь свои вещи и положишь туда. Наденешь плавки. А шкафчик закроешь. Как в школе. Понял? Только код не забудь!
Мальчик кивнул.
- Рэйчел! - позвала Джордан, догоняя женщину. - А если мне не надо в душ?
Они встали перед купальниками, а Рэйчел продолжала разливаться соловьём, разительно отличаясь от той женщины, что вчера забрала их с Диланом из приюта.
- Разумеется, - согласилась девочка, повторив лишь одно слово, но настолько ёмкое, что сомнений не оставалось: они всё уловили.
- Нет, спасибо, - Джордан улыбнулась и на сей раз искренне. - Мы справимся.
Она не стала долго выбирать купальник, а схватила первый попавшийся. Он оказался чуть великоват, но в общем и целом обещал прослужить довольно долго. Дилану же всучили плавки. В размерах он совершенно не разбирался. Джордан выпроводила брата в раздевалку для мальчиков, всё-таки он был уже большим, чтобы заниматься семейную раздевалку или на правах малыша посещать с мамой женскую, а затем, воровато оглянувшись и убедившись, что никто на неё не смотрит (в этот тихий час посетителей не было совсем, однако в голове Джордан мелькнула мысль, что Рэйчел, пожалуй, могла бы забронировать на утро целое здание), она быстро стянула низ, повернувшись пятой точкой к шкафчикам, тогда как длинная футболка предусмотрительно прикрывала всё спереди. Наконец плавки были на месте, как и минутой позже, лиф. Джордан прижала сложенное вчетверо полотенце к груди, будто бы прикрываясь им, и зашлёпала в новеньких шлёпанцах по направлению к Рэйчел.
- Дилан ещё переодевается? - уточнила она просто так, чтобы занять паузу, ведь ответ на вопрос был очевидным. - И что дальше? Мы будем брать уроки плавания или что?

+1

7

Можно. Сэндвич испортить можно. Всего одним ингредиентом, как, впрочем, и всё остальное. Какая-нибудь одна-единственная зловредная мелочь может испортить слишком много даже и в человеческих отношениях, чего уж тут говорить о еде… Впрочем, Рэйчел старалась. Рэйчел очень старалась, чтобы ее отношения с детьми – если им всё-таки суждено испортиться – сделали это не сразу. И если они раскроются ей навстречу, это, пожалуй, станет лучшим подарком для нее. Пока же… говорить об очевидных результатах слишком рано, однако ее несказанно радовал тот факт, что вместо вчерашней забитой девочки – сегодня видела перед собой девочку, чуть осмелевшую и задающую вопросы. Начавшую их задавать. 
- Надо, - мягко отозвалась относительно душа и объяснила, зачем. – В душ перед бассейном надо каждому, равно как и после него. До - чтобы не тащить в воду пот и всё остальное после разминки. После – лишняя возможность расслабить мышцы и вернуть их в тонус после плавания и освежиться перед долгим днем
Дни Рэйчел почти всегда были именно долгими, и еще реже – «нормированными». Когда ты модель – бывает, назначают и ночные съемки от заката до трех-четырех часов ночи при подъеме в шесть тридцать. Когда ты эскорт-модель – вечеринки и и прочие деловые мероприятия подобного масштаба тоже не слишком ограничены по времени, и лимитируются исключительно клиентом. В конце концов, составить ему компанию и быть именно его обществом на данный конкретный вечер – из таких составляющих в том числе складывается заработок модели в эскорте. И чем выше статус клиента, тем больше заработок. Когда ты владелица собственной школы эскорт-моделей и находишься в самом начале пути… окончание рабочего дня и вовсе перестает быть предсказуемым, завися от тысячи и одного фактора, но никак не от желания Рэйчел есть и спать. 
Это пока… пока – длится заслуженная неделя почти отпуска, чтобы немного ужиться с детьми, приладиться к их ритму жизни, пообщаться подольше и больше, чем может себе позволить обычно, но и сегодня будут съемки в графике и будут уроки для обучающихся в GEMS непосредственно от Рэйчел Рассел. В решении остальных вопросов, по счастью, вполне можно положиться на главного администратора… Талантливая девочка и очень хорошее в этом плане подспорье. Организует что угодно, где угодно и в какие угодно сроки, за что и ценилась. Знает ведущих дизайнеров и первоклассных фотографов, мастеров и стилистов, редакторов фэшн-журналов – Рэйчел сама ее учила, и продолжает это делать до сих пор, приучая деловой мир индустрии моды к тому, что слово главного администратора GEMS равносильно слову и обещанию Рэйчел Рассел. И когда эта благословенная неделя всё же закончится, Рэйчел снова включится в процесс по полной программе, тем более, что не за горами первые экзамены для первой обучающейся группы. И что бы женщина ни говорила, как бы уверенно ни держала себя – она всё-таки тоже волновалась, искренне надеясь, что первый «блин» не получится таким уж комом. 
Как и с детьми. 
Самостоятельные. Почти взрослые. Брат и сестра неуловимо радовали этим. Рэйчел совершенно искренне не знала бы, что делать, и несомненно впала бы в панику, если бы нужно было их одевать и обувать в буквальном смысле… На ее практике это приходилось проделывать только со взрослыми за кулисами модных показов или помогать переодеться напарнице при съемках рекламы. Дети же – дело совершенно иное. Непонятное и потому пугающее. Как бы ей ни хотелось обратного, женщина ни на миг не могла забыть о том, что совершенно не представляет, что ей с ними делать. 
Навыки модели активно помогали ей создавать видимость того, что все хорошо и все прекрасно, что она уверена в себе и… как и на съемочной площадке, здесь нельзя бояться, нельзя показывать свой страх: нужно лишь сориентироваться по ходу, почувствовать «образ» и работать-работать-работать-работать над его воплощением, пока не выдашь требовательному фотографу «тот самый снимок». Пока не покажешь режиссеру «ту самую рекламу». Разница состояла в одном: здесь не было ни дублей, ни попыток. Всё надо сделать сразу и «на чистовик». 
- Хорошо. Тогда давайте, переодевайтесь, - улыбнулась им и удалилась для той же самой процедуры сама. 
«Надеюсь, Нолан не подведет», - вздохнула мысленно, встряхнув головой перед зеркалом и уловила сомнение в глубине собственных глаз. 
- Так не пойдет, Рэйчел, - проговорила негромко, отчитывая себя куда строже, чем Джордан поутру. – Больше уверенности. Если ты сама в себя не веришь, никто не поверит. Смелей, - подбодрила себя, и закончив, вышла обратно, чтобы обнаружить там Джордан. 
- По-видимому, да, - перекинув полотенце через руку, выжидательно улыбнулась, пытаясь оценить всё то, что девочка скрывала полотенце. Дилану нужно чуть больше времени, чем им. – В каком-то смысле, - чуть сбавив обороты говорливости, вернулась к более привычной манере разговора Рэйчел. – После разминки - короткий душ и бассейн. Умеешь плавать – мы с тобой поплаваем, а с Диланом позанимается инструктор, Нолан
В одной из зон бассейна, насколько она помнила, было всё необходимое для тех, кто не умел или учился плавать. Или просто хотел развлечься в бассейне, не говоря уже о том, что было несколько дорожек различающихся по глубине и практически «лягушатник» для самых маленьких. 
- Дай-ка я на тебя посмотрю, - было крайне любопытно, как всё-таки сидит на Джордан выбранный купальник. – И не стесняйся, там никого, кроме нас нет, - улыбнулась, присев рядом с девочкой почти на корточки. – Инструктор – он как доктор. Ты же не стесняешься доктора, когда болеешь? - на какой-то момент провела по волосам Джордан, потеплев взглядом. – Возьми только шапочку, - улыбнулась из-за плеча сестры показавшемуся мальчику. – И если все готовы, тогда пойдем
Прежде всего – знакомиться с инструктором. Именно он провел  для них короткую 10-минутную разминку в соседнем зале, после чего троицу допустили до душевых и бассейна. 
Рэйчел вышла к бассейну в полотенце, под которым скрывался слегка намоченный купальник. Оставив полотенце на скамеечке, с трудом спрятала под шапочку гриву черных волос, и перегнулась через бортик, пробуя воду ладонью.
- Вода сегодня отличная, - улыбнулась благодарно, и, оставив шлепанцы у края, не пользуясь ступенями, перекинула ноги и соскользнула вниз, в ее объятия. – Спускайся, Джордан, - поплыла вдоль бортика по направлению к ступеням. Поплыла на спине, забыв о стареньком, почти заросшем круглом шраме у себя на животе, обычно маскирующемся косметическими средствами. – Дилан под крылом Нолана, не переживай.
Нолан же, переодевшись в такую же обязательную для бассейна «униформу», ходил по периметру, ожидая появления своего подопечного у самой мелководной дорожки неподалеку от «лягушатника». Доставал нарукавники и специальные «дощечки» для обучения плаванию. И наткнулся на надувной мяч.
- Бросить вам мяч, девушки? – неожиданно раздался его голос, и Рэйчел вопросительно посмотрела на подростка:
– Давай, если хочешь?

+2

8

Говорливость Рэйчел как рукой сняло, когда она оказалась один на один с молчаливой Джордан, которая не спешила погружаться в типично девчачью болтовню. С незнакомцами девочка всегда вела себя скованно, присматриваясь к ним, пытаясь уловить их настроение и какие-то наиболее яркие черты характера, она старалась вникнуть в саму суть вещей, прежде чем открыть рот и заговорить. Разумеется, Рэйчел уже нельзя было назвать незнакомкой, но и не настолько они успели подружиться, чтобы Джордан начала делиться с ней своими, скажем, секретами. Ей хотелось, чтобы адаптационный период поскорее закончился, чтобы она поскорее узнала о недостатках и достоинствах Рэйчел, а Рэйчел, в свою очередь, поняла кого решила приютить в своём доме по программе “временная семья”. Ей хотелось, чтобы моменты неловкости остались поскорее в прошлом, и Джордан понимала, что здесь многое зависит не только от женщины, пожелавшей примерить на себя роль матери, но и от неё, шестнадцатилетнего подростка в том числе. Она понимала, но не могла перешагнуть через себя и вдруг открыться перед кем бы то ни было, словно невидимая бетонная стена отгораживала девочку от окружающего мира.
Однако Рэйчел не отступала, и в этом следовало отдать ей должное. Она старалась вести себя непринуждённо, чему Джордан стоило бы у неё поучиться. Но всё, на что хватило девочку, это короткий кивок головой, как знак подтверждения, что она всё поняла и приняла к сведению.
- Ясно.
Замечательно. Нет ничего хуже таких вот фраз-убийц диалогов, но девочка не могла придумать ничего другого. Необходимость придумывать какие-то нейтральные темы для разговоров её просто убивала. Она догадывалась, что в тишине большинству людей становится некомфортно, и старалась избежать этого для Рэйчел, тогда как сама прекраснее всего себя чувствовала тогда, когда не нужно было говорить вообще ничего. Джордан не тешила себя ложными надеждами и знала, что с ней - трудно и вовсе не потому, что она такой вот трудный неуправляемый подросток, презирающий любые авторитеты и пропагандирующий нон-конформизм, бросающий вызов моральным устоям общества, а потому, что ей было настолько уютно в своём маленьком, скромном, тихом мирке, что из него не хотелось выбираться. Пожалуй, её состояние где-то даже граничило с аутизмом, но подобным заболеванием Джордан, к счастью, не страдала. Сложно было сказать, являлось ли такое поведение следствием полученной из-за потери родителей психологической травмы или же ей так или иначе было суждено вырасти именно такой. Иногда девочка думала о том, изменился бы её характер, будь их с Диланом родители живы, но ответов на свои вопросы не находила.
- Да тут не на что смотреть, - проговорила Джордан, ещё больше съёживаясь и лишь крепче прижимая к себе полотенце, как будто Рэйчел собиралась силой отнять у неё последний оплот.
Она здорово комплексовала из-за своей фигуры и не потому, что насмотрелась картинок моделей в купальниках в модных журналах, а потому, что была девочкой-подростком, а такие никогда не бывают довольны своей внешностью. Джордан во все глаза наблюдала за тем, как Рэйчел осторожно, словно боясь спугнуть трусливого зверька, приблизилась и присела на корточки.
- Я не знаю, - призналась девочка. - Я не болею. И не посещаю докторов.
И конечно она стеснялась докторов! Поэтому ведь и не болела! А лёгкие недомогания переносила на ногах. Всё лучше, чем разговаривать с врачами или - ещё хуже! - раздеваться перед ними! Она помолчала немного, а затем добавила. - Только психотерапевта и эту дурацкую группу поддержки, - Джордан чуть улыбнулась, давая понять, что её возмущение наигранно. - Но они не считаются.
Она резко обернулась, поймав взгляд Рэйчел, и заметила младшего брата.
- Ну ты и копуша, - мягко улыбнулась Джордан, взгляд её мигом потеплел. - Виноградная улитка и та быстрее!
Несмотря на не самый лестный комментарий сестры, мальчик улыбнулся, после чего все отправились разогревать мышцы. Разминка оказалась недолгой и, по мнению Джордан, абсолютно бессмысленной. Она не чувствовала, что как-то размялась, пусть и старалась делать всё, как показывал Нолан. Конечно, она здорово халявила при выполнении упражнений и по пути обратно к бассейну даже зевала.
- Шапочку? - разочарованно протянула Роуз. Она-то, наивная, надеялась, что будучи единственными посетителями бассейна, а также благодаря связям Рэйчел, им разрешены будут кое-какие вольности.
Джордан взяла в руки резиновую шапочку и недовольно поморщилась, представив, как будет натягивать ту на голову, как материал будет стягивать и рвать длинные заплетённые в косу волосы. Дилану в этом смысле было намного легче.
- А если я высоко заделаю волосы и не буду мочить голову? - на всякий случай поинтересовалась она, подойдя к бортику бассейна и вертя шапочку в руках, примериваясь откуда бы лучше начать её надевать.
Рэйчел уже окунулась и теперь зазывала девочку присоединиться к ней. Джордан обеспокоенно оглянулась на брата, по привычке контролируя его местонахождение, но женщина объяснила той, что для волнения нет причин, да и брат уже был взрослым - чего уж греха таить. Девочка отвернулась от мисс Рассел и пошлёпала вдоль бортика по периметру, направляясь к лестнице. Там она оставила полотенце и разулась. Босиком сделала несколько шагов по холодному вымощенному плиткой полу и взялась за хромированные поручни. Осторожный шаг, затем другой, третий - и вот она уже достигла воды. Но не всё так просто. Джордан окунула пальчики и тут же отдёрнула ногу.
- Бррр! Холодная! - пожаловалась она, передёргиваясь. На самом деле вода была очень даже приятной, комфортной для всех нормальных людей температуры. - Неа! - она затрясла она головой, не поддаваясь на уговоры Рэйчел. - Я туда не полезу. Ни за что!
Джордан согнулась в три погибели, всматриваясь в ступеньки. Постояв немного так, что вода доходила ей по щиколотки, девочка немного привыкла к ощущениям, а вода больше не казалась ей ледяной. Роуз сделала ещё один шаг, погружаясь глубже, но это вызвало очередную задержку дыхания и ойканья.
- Аааа…. холодно-холодно-холодно, - бормотала она себе под нос, скукожившись, как высохшее дерево. Но шаг за шагом девушка спускалась всё ниже, стискивая зубы, но отказываясь решить проблему одним махом, резко окунувшись с головой. В итоге Джордан потратила не меньше десяти, а то и пятнадцати минут только для того, чтобы зайти в воду. А последний шаг оказался и вовсе для неё отчаянным. Вода уже доходила девушке до талии, но та по-прежнему шла на цыпочках и втянув живот, дабы вода как можно меньше соприкасалась с нетронутыми участками кожи. Дальше тянуть уже было нельзя.
- Да… Вот… Сейчас… - проговорила она, настраиваясь на решительную попытку. - Раз, два, три! - но на счёт “три” осталась стоять, так как этой самой решимости её всё же не хватило. - Так, теперь точно… Раз, два…
А вот теперь она прямо заставила себя присесть, причём раньше, чем прозвучит нужный счёт, чтобы не было соблазна снова его не послушать. Джордан ушла под воду до самой шеи, задержав дыхание, а потом громко ухнув. Через пару мгновений она снова встала, а потом села. Вода уже не казалась такой невыносимой. Всего-то стоило потратить на это уйму времени!
Джордан немного погребла руками, заходя глубже, где вода доходила ей чуть выше груди, и там остановилась. Она подняла голову, глядя на тренера, а затем на Рэйчел, встречая её вопросительный взгляд.
- Да, давай, - обратилась она к Нолану. - Почему бы и нет? - а это уже к Рэйчел.
Поймать брошенный парнем мяч у неё не получилось, так как Джордан не хватало резвости. Пришлось немного подгрести. Роуз наконец схватила мяч и повернулась к Рэйчел.
- Чур, я останусь здесь! - она не хотела идти на глубину, да и боялась. Джордан не была великолепным пловцом и увереннее всего себя ощущала там, где могла коснуться ногами дна.

+2

9

«Прости меня, детка. Тоже нервничаю. Тоже переживаю. И иногда не могу этого скрыть… Делаю и говорю довольно глупые вещи». К слову, эта черта в ее характере стала настолько очевидной лишь с появлением Джордан, Рэйчел еще не успела к этому привыкнуть и пока не знала, как с ней совладать. Видимо, поэтому неловких моментов в общении между ними появлялось относительно много. Рэйч бы подумать немного, вспомнить себя в свои 15 и 16 лет. Единственный плюс их отношений с Дереком состоял в том, что он научил Рэйчел смотреть на себя его глазами, считать себя красивой и быть именно такой… Смогла бы Рэйчел стать моделью, если бы не было этой ступени в ее жизни?
Вряд ли. Несмотря на тот факт, что сначала стала всё-таки порноактрисой. Конечно, понадобилось время, чтобы изжить из себя «шлюху» и превратиться в модель. Между этими вещами давно не ставится знак равенства, так же, как не равны друг другу пошлость и искусство. Ей ведь никто не объяснял таких вещей, и в период самых первых фотосессий Рэйчел почти была уверена в обратном. Разобраться – в себе и немножечко в собственной жизни – ей помогли университет и знакомство со Стюартом в тот же период.
Университет, который она сначала досмерти ненавидела, в который вгрызалась только для того, чтобы получить высшее образование, потому что только это могло помочь приподнять ее статус и укрепить положение в обществе. Об этом хотя бы можно заявлять открыто – в отличие от статуса любовницы криминального авторитета. Одно неосторожное слово – и тебя нет. Вообще нет. Не будет больше нигде и никогда.
Всю свою жизнь ходить по лезвию ножа. И так переживать сейчас, стоя перед девочкой-подростком?.. Немыслимо. Неподражаемо. Невероятно.
Разумеется, «раздевать» Джордан насильно никто не стал. Рэйчел только лишний раз попеняла себе, что могла бы сообразить чуть больше и сделать это чуть раньше, чтобы избежать неловкости для них обеих. От комплексов девочку понемногу надо избавлять… Они естественны, конечно. Но уверенность в себе гораздо красивее и лучше. Сделав мысленно пометку, порадовалась, что именно сегодня – они прокатятся все вместе в GEMS и может быть попробуют немного «больше»… Впрочем, не нужно забегать вперед. Сейчас по расписанию бассейн.
«Они не дурацкие, поверь», - улыбнулась взглядом Рэйчел, - «но в твоем возрасте я думала обо всем этом точно так же». Нетрудно догадаться, что та же участь постигала общепринятые правила.
- Это правила комплекса, - пожала плечами, отзываясь уже из воды относительно шапочки. – Мы или принимаем их, или покидаем бассейн.
В этом смысле всё довольно просто. Рэйчел отнюдь не хотелось давить или заставлять Джордан что-либо делать, но не объяснить – не могла. Не объяснить – нельзя, девочка всё ещё учится жить в мире, постигая границы дозволенного, и, как и все дети, неизменно сталкивается с тем, что ее личная свобода заканчивается там, где начинается зона действия свободы и правил другого человека или, как в данном случае, заведения.
- Давай, иди скорей, не бойся, - позвала еще раз к себе, в воду. – Вода теплая, летняя… очень приятная. - Почти как на открытом водоеме получается, только без ветра и мошкары. И солнца, от которого порой не знаешь, где и спрятаться. – Смотри, Дилан совсем не боится, - слегка подначила храбростью младшего брата, который, хоть и не говорил, но улыбался. Ему явно нравились предстоящие водные процедуры… Правда, и вода в его «лягушатнике» прогрета лучше и несколько теплее. Смотреть на нее в любом случае было и весело, и приятно. Пока Джордан погружалась в воду, Рэйчел успела проплыть по дорожке туда и обратно несколько раз, неизменно возвращаясь вниманием к ней и… не наблюдая – но присматривая одним глазом, как, наверное, поступила бы мать. Впрочем, об этом Рэйчел даже не задумалась. Ей просто было хорошо с ними… комфортно. Против ожиданий, дети не так уж стесняли ее, и, пожалуй, ей очень хотелось бы, чтобы и они ощутили сейчас нечто похожее.
Нолан поздоровался с мальчиком крепким рукопожатием, по-мужски, поговорил немного, выдал амуницию и приступил к занятиям, очень четко контролируя мальчика и задавая для начала серию полезных упражнений, где-то между делом бросив в бассейн для взрослых яркий полосатый мяч.
- Хорошо, ты там, я здесь, - отозвалась с другой полосы, по соседству, вновь подмечая неуверенность. Нет, с этим «злом» она точно может и будет бороться. И начнет прямо с сегодняшнего дня. – Кидай мне, поиграем, - улыбнулась женщина, интуитивно ощущая, что, кажется, поступает наконец правильно и делает то, что надо. Конечно, Рэйчел никак не относилась к числу профессиональных пловцов, ее нельзя было назвать спортсменкой – бассейн посещала больше для удовольствия и здоровья, чем по иным причинам, однако чувствовала себя на воде вполне уверенно. Вряд ли ей составит такого уж большого труда поймать большой надувной и «мягкий» мяч с тем, чтобы бросить его потом в заданный угол. А сбросить напряжение, повеселиться и порадоваться в конце концов так нужно им обеим. Главное, не упустить нужный момент, тот самый, который создан для того, чтобы наслаждаться жизнью, - и они его не упустили.
Рэйч почти смеялась, с удовольствием втягиваясь в эти полузабытые ощущения детства. Когда она была маленькой, то очень любила играть с матерью в прятки и бегать наперегонки, и сейчас эти воспоминания пришлись кстати… Рэйчел была не столько собой, сколько ею, в конце концов, не удержав дорожек слёз – прозрачные и почти незаметные, особенно на фоне забав в бассейне, однако стоило ей подплыть ближе, как  слёзы в глаза стали очевиднее. Впрочем, скрывать их обманывать себя женщина тоже ни на миг не собиралась.
- Ну вот, свою маму случайно вспомнила, - Рэйчел стерла их фалангой пальца, стряхнув в воду, и улыбнулась, извинительно-открыто. Если учесть, что выхода связанным с ней эмоциям не давала энное количество лет… не удивительно, что Рэйч слегка не удержалась. – Очень по ней скучаю иногда. Прости.
«Как и ты по своей».
И понятно, казалось бы, что бассейн – не место для откровений… но получилось так, как получилось. И потому, добравшись к Джордан ближе, предложила сменить немного их «вид деятельности»… чтобы не прибавлять воды в и без того заполненный ею бассейн. Чуть отвлекшись на Дилана, посмотрела в его сторону и спросила негромко.
- Дилан ведь не с рождения молчит? – Вот же черт! Это совершенно не тот вопрос, который нужно было бы задать, совершенно не те слова, которые… Или всё-таки те? Рэйч не знала. И уточнила, чтобы как-то загладить свою же неловкость. Ну… или углубить ее.
- Полежать на воде хочешь? На спине, расслабиться. Я руки подставлю, чтобы не утонуть. Можешь даже придержаться за поручень, - он всё равно шел по всему периметру, на всякий случай. «И откажешь – пойму. Это всё же доверие ко мне… Доверие к чужому человеку, которого еще нет, но… нам ведь нужно его «зарабатывать»». Наш час скоро закончится.
«И ты по-прежнему можешь спрашивать, задавать мне любые вопросы, я отвечу». Только… хотела ли Джордан? Или неосторожные слова только разозлят и рассердят ее?
- Здесь не самое подходящее место, я знаю, но… не молчи. Если хочется что-то сказать – говори, – Рэйчел просила. Просила об этом вчера и повторяла свою просьбу сегодня. – Если спрашивать – спрашивай…
Рэйчел уже просила об этом вчера и повторяла сейчас. Неважно, насколько приятен или не приятен, удобен или не удобен вопрос… Рэйч постарается быть максимально откровенной в меру сил. Она даже готова поделиться тем, чем не делилась ни с кем из ближайших друзей, даже Стю, если это поможет стать ближе. Пусть сначала будут только ее секреты… Джордан сама решит, когда раскрыть свои, и раскрывать ли. И даже если рассердится, если уйдет, убежит в раздевалки… Это по-прежнему остается шансом поговорить и лучше узнать друг друга.

+2

10

Конечно, тёплая вода, летняя! Лето лету - рознь, также как и особенности воды. Стоит лишь сравнить затерянное в лесах небольшое озерцо с блестящей поверхностью, в которой отражаются зелёные верхушки склонившихся над серебряной гладью деревьев, и открытые водные просторы, накатывающие на берег волны, украшенные с белыми барашками, океана.
Джордан, которая чувствовала себя неуверенно не только в воде, но и на суше, в принципе, побаивалась спускаться в бассейн. Не говоря уже о том, что любая вода, температура которой была ниже температуры тела, казалась девочке холодной. Она обернулась взглянуть на брата и убедилась, что тому и правда не скучно. Видимо, тренер действительно умел найти подход не только ко взрослым, но и к детям. Не говоря уже о том, что его тренированное тело и симпатичное лицо приглянулись совсем юной Джордан, как будто природной застенчивости для неё было мало!
Наконец, она присоединилась к Рэйчел с тем, чтобы не только поплавать - это довольно скучное занятие, если его не разнообразить - но и поиграть в мяч, а также поболтать, ведь они для того и проводят время вместе, чтобы узнать друг друга получше. Правда, все эти попытки казались Роуз несколько наигранными, надуманными и даже искусственными, однако поначалу от этого не уйти. Это не друзья, к которым присматриваешься некоторое время, прежде чем сдружиться навеки вечные, это работодатель, к которому ты приходишь на собеседование в том числе и для того, чтобы определить, подходит ли эта работа тебе. В какой-то их можно сравнить с животными, за поведением которых ты наблюдаешь прежде чем забрать домой из приюта, но по умолчанию считается, что животное должно быть радо. Как и дети. А вот Джордан до сих пор не могла разобраться в себе, не могла понять. Она просто не могла вот так, по щелчку пальцев, начать играть в дружную семейку, хотя стоит отдать Рэйчел должное, та очень старалась и весьма импонировала девочке.
Некоторое время они с Рэйчел просто перекидывали друг другу мяч, иногда выпуская его, чтобы сделать несколько гребков в сторону, но затем произошло нечто странное. Джордан заметила, как женщина украдкой промокает глаза. Всё бы ничего, и девочка бы решила, что той просто вода попала, если бы не последующее извинение. Роуз замерла с вытаращенными глазами и прижала надувной мяч к груди.
- А что случилось с твоей мамой? - в голосе звучало сочувствие, ведь девочка как никто другой могла ощутить чужую потерю. Она прочувствовала на собственной шкуре, каково это, лишиться родительской поддержки. Она до сих пор испытывала чувство вины за то, что вела себя так ужасно в тот последний раз, когда видела их живыми. Возможно если бы она тогда послушалась отца, если бы позвонила, если бы ушла раньше…
Джордан другими глазами взглянула на Рэйчел. Возможно судьба свела их не просто так. Она припомнила, как та буквально вчера объясняла девочке причины, побудившие её взять детей под опеку. Одиночество и желание стать матерью. Матерью, по которой она скучает… Неужели когда Джордан будет столько же, сколько и мисс Рассел, ей будет по-прежнему больно при мысли о маме с папой?
Девочка заметила взгляд Рэйчел на Дилана и тоже посмотрела на брата с тем, чтобы чуть позже вернуть женщине не менее серьёзный взгляд.
- Нет, - она покачала головой. И это был ответ на второй вопрос. Вместо этого Джордан обхватила руками мяч и подтянула ноги, покачиваясь на воде и держась за надувную игрушку. Она положила подбородок сверху, чувствуя губами резиновый вкус и резкий химический запах. Некоторое время девочка просто болталась в воде, глядя на Дилана, занимающегося с Ноланом. А потом заговорила, не сводя с брата глаз.
- Нет, конечно, не с рождения. Это началось со смерти родителей. Когда он очнулся в больнице, то был очень напуган и не реагировал на врачей. Он не отвечал на вопросы и не желал каким-либо образом контактировать с чужими. Врачи поставили диагноз “моторная афазия”. Позже сказали, что это мутизм, - Джордан пожала плечами, словно выражая своё безразличие к проблеме брата. На самом деле она почти смирилась с тем, что Дилан не разговаривает в присутствии посторонних, и по незнанию была уверена, что он просто притворяется. Иногда она поражалась его выдержке, когда возникали ситуации, что сдержать вербальные сигналы просто не представлялось возможным. Впрочем, Джо не была уверена, что Рэйчел стоит знать такие подробности на данном этапе. По крайней мере, до того, как они обсудят эту проблему с братом.
- Ему требуется регулярное посещение психиатра, но, честно говоря, за три года никакого эффекта мы не увидели. На сеансах Дилан молчит, так что я особого смысла в них не вижу.
Джордан замолчала, а потом вдруг распрямилась, касаясь ногами дна и выпуская мяч из рука.
- Я замёрзла. Можно я пойду погреюсь?
Сложно представить, чтобы Рэйчел ответила отрицательно, поэтому девочка подгребла к ступенькам и довольно резво взлетела наверх, запрыгивая в шлёпанцы и заворачиваясь в полотенце, не забыв при этом кинуть опасливый взгляд на Нолана. Она уже явно накупалась, тем более отведённое им время заканчивалось. А вот Дилан, кажется, и не думал вылезать из воды, он по-прежнему барахтался в нарукавниках, старательно держа голову над водой и выполняя указания тренера.
- Я пойду в душ, - сообщила она Рэйчел, чтобы та потом её не искала. Тем более Джордан надеялась сделать все интимные процедуры, в том числе и переодеться, до того, как душевую займёт кто-то ещё. Как-то не было желания сталкиваться с женскими телесами во всей красе и уж тем более демонстрировать свои.

+2

11

Рэйчел догадывалась, что последует за этим… признанием, что ли, которое сорвалось с губ. Но даже если что-то сделано случайно, на эмоциях, в порыве… надо идти в этом порыве до конца, а не обрывать его на полпути. Не нужно быть идеальной. Не нужно казаться совершенной… В конце концов, совершенство – это скучно, а все они живые люди, у которых есть свое прошлое – живое и настоящее. 
- Убили. Случайно, в одной из уличных драк, - негромко проговорила Рэйчел, с неподдельной грустью посмотрев на Джордан в ответ, и даже сквозь эту грусть нашла в себе силы чуть-чуть улыбнуться. – Тогда я была на год старше тебя и сбежала из дома, а она… - тяжелый вздох и взгляд едва ли не к потолку, чтобы слёзы «не вытекли», не перелились через край, - она всё пыталась меня отыскать, чтобы уговорить вернуться домой
Маневр не увенчался успехом, даже частое моргание не помогло, и слёзы пришлось смахнуть ещё раз, неловким и отчасти неуклюжим жестом. Она давно не плакала по этой причине… очень давно. И порой грызло страшное чувство вины, что, возможно, если бы тогда не цеплялась всеми силами за этого подонка, Дерека, ее матери не пришлось бы бродить одной по опасным улицам Бруклина и она была бы жива еще не один год. 
И это отвратительное ощущение, когда вроде бы не сам, не специально, но вдруг «убиваешь» самого близкого и единственного родного тебе человека. Жаль, осознание этого приходит слишком поздно, и все сомнительные успехи Рэйчел в порноиндустрии были отчасти попыткой побороть эту боль. Ухватиться покрепче за другого человека, которого хотела видеть близким и родным – но который совсем таковым не был. Что ж, каждый из них весьма дорого заплатил за свою ошибку. Дерек убит. Не без помощи Рэйчел, конечно. А сама она до сих пор иногда в страхе и ужасе просыпается по ночам, не в силах никому доверить свои тайны. Сначала Дерек. Потом Зейн…
Рэйчел порой ощущала себя жрицей, так или иначе каждый раз выкупая свое право на дальнейшую жизнь чьей-либо кровью. Чужой кровью. И предательством по отношению к тем, кого любила. Впрочем… любила ли когда-либо – это большой вопрос. Порой казалось, что она умела испытывать лишь наслаждение и страсть, но двум этим божествам весьма нравилось показывать женщине, как глубоко она заблуждается на этот счет. И сейчас Рэйч отчасти боялась… Боялась того, что привяжется к Джордан и этим – навлечет на ее голову очередную беду и несчастье, хотя… если подумать, несладко придется тому, кто решит им угрожать. Уже сейчас Рэйчел ловила себя на смутном ощущении того, что готова вцепиться зубами обидчику в горло, если кто-то посмеет намеренно причинить боль девочке, которую она выбрала. Ее девочке. И ее мальчику, плескавшемуся неподалеку. А шел всего-то второй день экспериментальной части программы… Что будет по ее окончании?..
Каким-то необъяснимым образом обычный бассейн на глазах становился «омутом памяти», из которого вылавливались отдельные воспоминания. Важные для них обеих, несмотря на то, что связаны с событиями непростыми и печальными. Еще одна маленькая частичка паззла стала кусочком общей головоломки, приоткрывая историю Джордан и Дилана. Рэйчел кивнула, серьезно и тихо за это поблагодарив. 
- Спасибо, - повернулась к ней, подплывая чуть ближе, и встала, когда смогла коснуться ногами дна. – Спасибо, что рассказала, - согрела благодарной улыбкой и взглядом, и пусть в собственных глазах еще блестели остатки слёз и откровений… они оказались восприняты куда лучше, чем неуклюжая попытка «перевести стрелки» на новые попытки поплавать и расслабиться на спине. Рэйчел в какой-то степени понимала девочку-подростка. После разговора о близких – о самых близких – любое постороннее прикосновение может оказаться особенно неприятным сейчас. Ведь чужой человек – это всё же чужой человек: невозможно стать близкими всего лишь за каких-нибудь два дня знакомства. Два месяца – быть может, и то посмотрят, как оно пойдет… Пока же есть то, что есть, и есть так, как есть.
- Конечно, - Рэйчел вряд ли смогла бы ответить отказом на просьбу. – Хорошо, - кивнула относительно душа и снова легла на воду, на спину, немного расслабиться самой… Четко следя за временем, неспешно и расслабленно проплыла еще несколько раз туда-обратно, после чего подтолкнула надувной мяч к борту, подплывая туда же, ближе к Нолану. 
- Как у вас дела? – улыбнулась, подталкивая мяч на бортик, и следом вылезла сама, почти «русалочкой», выбросившейся на берег к своему «принцу». 
- Отличный парень, прогрессируем, - жизнеутверждающе отозвался Нолан. – Ничего не боится, всё выполняет. Молодец! 
Такая оценка позволила немного выдохнуть, и еще несколько минут Рэйчел сидела рядом с ними, наблюдая за первыми успехами. 
- Замечательно, - улыбнулась в конце концов. – Тогда мы еще придем, да? – на всякий случай уточнила у них обоих, мало ли кто будет против дальнейшего общения… но нет. Кажется, все участники действа согласились. – Пойдем, царь-тритон, - протянула мальчику свою ладонь. – Джордан уже в душе греется. Нолан, спасибо, - отдельно поблагодарила инструктора. 
- Пожалуйста. Обращайся. - Они оба знали, сколько стоит час его работы… и глядя на результат, Рэйчел, готова платить такие деньги. – Пока, Дилан! До новых встреч
Мужчины, конечно же, попрощались «по-мужски», что бы это ни значило. Дилан сдал реквизит в виде нарукавников, пока Рэйчел осторожно огибала бассейн по периметру, чтобы не поскользнуться, в поисках шлепанцев и полотенца, и они снова вернулись к душевым и раздевалкам. Сейчас еще раз ополоснутся, насухо вытрутся, оденут всё сухое и чистое, высушат волосы и радостно шагнут навстречу дальнейшему дню, что бы он ни принес каждому из них… За одно можно было ручаться совершенно точно: для детей это масса новых впечатлений, большинство из которых было связано с тем, чего они, скорее всего, не делали в своей жизни совсем никогда или очень давно.
- Ну, как ты? Согрелась? – выйдя из душа, в свою очередь, улыбнулась Рэйчел, завернутая в полотенце сжимая в руке мокрый купальник, вместе с очками и шапочкой. В общем и целом, немного намочила волосы, но ничего. – Я быстро, - заверила хотя бы в том, что не будет специально затягивать с переодеваниями и всем прочим, но высушивание волос в любом случае займет немного времени. И перед тем, как погружаться в водные процедуры, решила всё же уточнить несколько моментов.
- Перекусить чем-нибудь хочешь? На выходе из зоны бассейна небольшое кафе. По времени, вроде бы, уже работает… Сок, чай… закажите что-нибудь с Диланом, если хочешь. Будут спрашивать – всё на мой счет. Я высушу голову и приду, договорились?
У Рэйчел точно после плавания немного просыпался аппетит, но она могла и у себя поесть, в своей модельной школе. Это не страшно. А вот детей голодными держать нельзя, это в корне неправильно. 
- Я бы, может, даже перекусила вместе с вами, - улыбнулась, договаривая, на всякий случай, чтобы Джордан не стеснялась. Потому что дальше они поедут на выездную фотосессию GEMS: Рэйчел хотелось показать работу в модельном бизнесе «изнутри» немного… ну и, может, увлечь детей процессом, кто знает, вдруг им понравится?

+2

12

- Прости, я не знала, - это всё, что могла выдохнуть Джордан там, в бассейне. Нахлынувшие эмоции помешали ей развить тему дальше, да и не была она уверена, что это хорошая идея. Рэйчел была права - бассейн не самое подходящее место для откровенных признаний и серьёзных разговоров. Последние обычно же ведутся далеко за полночь в полной темноте или при свете ночника, в интимной обстановке при условии полнейшего доверия и раскрытия уголков души. В бассейне же принято веселиться, смеяться, плескаться, брызгаться - и всё равно, что зал увешан табличками “не брызгаться” - или, на худой конец, усердно работать над укреплением мышц. Справедливости ради нужно отметить, что и это всё они успели претворить в жизнь, прежде чем разговор случайно коснулся, судя по всему, болезненной для обеих темы родителей.
Не в силах бороться с собой и не готовая пока выворачивать свою душу наизнанку, Джордан сбежала. Трусливо поджав хвост. Просто сбежала. Ей было ужасно стыдно за проявление слабости, однако там, стоя в одиночестве под струями горячей воды, девочка чувствовала себя гораздо спокойнее. Она испытывала болезненный дискомфорт, когда кто-то пытался “раздеть” её, словно лук, заглянуть под многослойную кожуру, чтобы увидеть истерзанную детскую душу.
Разумеется, у Джордан была совершенно иная судьба, нежели у Рэйчел. Она не связывалась с плохой компанией, не подвергала риску свою или чью-то жизнь, не опускалась на самое дно, чтобы затем подняться, возродившись как феникс из пепла. Но ничего этого девочка ещё не знала. Да и люди в большинстве своём склонны ставить именно себя в центр мироздания, так что ничего удивительного в том, что Роуз считала себя девочкой с самой трагической судьбой в мире. Она, конечно, понимала, что это не так, но в данной случае разум частенько вылетал в трубу, уступая место чувствам.
Джордан не была любительницей поговорить о себе, напротив, она могла упиваться жалостью к себе сколько угодно, но как только возникала необходимость отвечать на вопросы честно, в том числе и на не самые приятные просьбы типа “расскажи о себе”, она терялась и, как правило, закрывалась в себе. Ей нужно было время.
Как и Дилану. Он не разговаривал с чужими вот уже три года, но при этом психологически переносил всю эту ситуацию гораздо легче. Всё меньше воспоминаний сохранялось у него о родителях, поддерживаемые в основном благодаря рассказам и описаниям старшей сестры. Всё меньше историй о себе и своих приключениях он мог рассказать. Если бы не сохранённые Джордан фотографии, из его памяти уже изгладились бы лица. Детская психика пусть и считается неокрепшей, зато она более гибкая, и это демонстрировал Дилан, живущий сегодняшним днём, в отличие от сестры. Да, он не говорил. Но не потому, что не мог, а потому, что не хотел. По крайней мере, так думал он сам, заставляя думать так же и сестру.
В отличие от брата Джордан всё помнила, всё осознавала, всё говорила и вообще, имела возможность полноценного социального взаимодействия с другими людьми. Загвоздка была лишь в том, что таковой она себя не считала. При своём физическом недостатке Дилан был более гармоничен внутри, чем Джордан.
От размышлений её отвлёк голос Рэйчел. Девочка вскинула голову, чтобы увидеть вышедшую из душа женщину.
- О, вы уже закончили, - констатировала она, задерживая взгляд на длинных волосах Рэйчел.
Сама она голову мыть не стала, чтобы потом не заморачиваться с сушкой, но из-за повышенной влажности её волосы распушились и слегка вились.
- Эмм… Хорошо, - согласилась Джордан, как будто её уговаривали зайти в кафе и заказать себе и брату что-нибудь вкусненькое. Она сама пока не понимала, успела ли проголодаться. С Рэйчел-то всё понятно. Её завтрак состоял лишь из чашки кофе. Дети перехватили по паре сэндвичей ещё дома. Да и дети редко вспоминают о том, что проголодались. И запас энергии у них гораздо более обширный, чем у взрослых.
- Может быть что-то заказать заранее, чтобы нам поесть всем вместе? - осторожно поинтересовалась она, желая тоже оказаться хоть чем-то полезной.  - Так что, мы ждём в кафе снаружи? - уточнила Джордан, поднимаясь с лавки и подхватывая свой любимый рюкзак.
Получив ответ, она утвердительно кивнула и отправилась за братом. Его Джордан нашла, разумеется, в раздевалке. Как оказалось, помимо мужской и женской здесь была ещё и третья, детская раздевалка. Джордан постучала, соблюдая правила этичности, а потом осторожно заглянула вовнутрь.
- Дилан? - позвала она. - Ты тут?
Но ей никто не ответил. Брата видно тоже не было.
- Дилан!  - голос её стал громче. - Если ты не дашь какой-нибудь знак, то я войду! - пригрозила она. А в ответ опять тишина. Джордан ощутила надвигающуюся волны паники, вот-вот грозящую превратиться в цунами. Девочка распахнула дверь и ворвалась вовнутрь, готовясь снести на своём пути любую преграду. Но этого не потребовалось. В третьем ряду шкафчиков и скамеек она обнаружила брата в футболке, трусах и одном носке.
- ДИЛАН! - рявкнула взбешённая Джордан, да так, что мальчик подпрыгнул на месте. - Что ты делаешь?
Брат испуганно заозирался, а затем поспешил вытащить наушники из ушей.
- Где ты это взял? Чья это вещь?
- Я… я… я нашёл, - залепетал Дилан, избегая смотреть на сестру.
- Да неужели? - Джордан явно ему не поверила. - И где же ты это нашёл?
Она приблизилась и силой забрала плеер из маленьких ручек.
- Здесь, под лавкой.
- Сколько раз тебе говорить, что брать чужое нельзя! Это неправильно!
- Но ты же брала расчёску у Кристины! И карандаши!
Джордан смутилась лишь на мгновение.
- Это была моя расчёска! А карандаши я одолжила. Ясно?
- Но я… тоже его просто одолжил. Я собирался его вернуть. Честное слово, Джо.
- Когда что-то берёшь на время, нужно обязательно спросить хозяина. В этом и заключается разница между взять на время и украсть. Одевайся! Нас Рэйчел ждёт.
Джордан намотала наушники на плеер и сунула айпод в карман, пока Дилан не видел. Когда мальчик был готов, они вместе вышли из раздевалки и зашли в кафе, о котором говорила Рэйчел.
- Есть хочешь? Рэйчел сказала, мы можем заказать что угодно, пока ждём, - заметив взгляд брата на витрину, она быстро добавила. - Всё, кроме мороженого. Это позже.

+1

13

- Что-нибудь на твой выбор, - улыбнулась, - можно даже блюдо дня или какую-нибудь кашу.
Повар в этом небольшом кафетерии родом из Южной Кореи, и, как открыла для себя Рэйчел, он знал толк в хорошей каше, вроде овсянки с морским ушком, например. Помимо стандартных для среднестатистических американцев вещей (картошка-фри, салаты, гамбургеры – несколько другие, чем в макдональдс), продавал также разнообразные блюда из гречневой лапши и риса, постоянно радуя своих покупателей какими-нибудь «предложениями дня». Сегодня таким «предложением» стала тыква в молочном соусе, и первая партия уже заманивала посетителей необычайно аппетитным запахом.
- Добро пожаловать, что вам предложить? – чуть нависая над витриной, кореец приветствовал своих первых гостей сегодня, однако по смыслу высказывания можно, скорее, догадаться по контексту: у мужчины был поистине чудовищный акцент. Так что какое-то время до появления Рэйчел можно было поразвлекаться трудностями понимания.
Рэйчел же для начала оделась и тщательно высушила волосы, потом собрала и упаковала влажные полотенца и купальники, не только свои, но и детей. Успела рассчитаться на стойке администратора за «присвоенные» детьми купальные костюмы и даже встретиться еще раз с Ноланом, имевшим крайне озабоченный вид.
- Привет, Рэйч. Там, в женских раздевалках никого больше не осталось?
- Вроде бы нет, - отозвалась женщина, интересуясь закономерным вопросом. – А что?
Она как раз закрывала сумку, пряча внутрь кошелек с пластиковой картой, которой буквально только что вот расплатилась.
- Да, понимаешь, айпод потерял. Никак не могу вспомнить, где оставил. Зал для разминки, мужскую раздевалку, даже бассейн – всё обошёл. Подумал, вдруг девочка твоя нашла. Узнаешь?
- Узнаю, конечно, - кивнула Рэйчел, улыбнувшись. – Хотя она наверняка сдала бы его на стойку администратора. А из женской раздевалки я уходила последней, там точно ничего не было.
- Жаль, жаль… - погрустнел Нолан. – Но я всё-таки ещё раз посмотрю, мало ли, вдруг куда завалился.
- Давай, - согласилась, кивнув, и проводив взглядом спину инструктора по плаванию, двинулась в сторону кафе, где уже должны были дожидаться дети.
- Привет, ну, как вы тут? – приветливо улыбнулась им и поздоровалась с корейцем – по-корейски. Было время, собирала слова из разных языков, в основном «Здравствуйте!», «Спасибо!», «До свидания». Людям обычно нравилось, когда приезжие знали хоть пару слов на их родном. – Уже, наверное, всё съели?
Рэйчел опустила сумку на свободный стул, сама расположилась на соседнем. В том, что «поручение выполнено» - почти не сомневалась, исподволь присматриваясь к Джордан вместе с Диланом. В первую минуту она, понятно, и мысли не допустила о том, что эти дети могут что-то взять без спроса или украсть. Но а просто положить в карман найденное? Такое возможно?
- Извините, немного задержалась. Там Нолан свой айпод найти не может. Голова садовая, вечно забывает, куда кладет, - улыбнулась, надеясь про себя, что дети сделают самые правильные выводы. – Вам в раздевалках он не попадался? – от обвинений в эти мгновения Рэйчел была крайне далека. Даже не думала о них, на самом деле, просто спрашивая и просто размышляя. – В любом случае, я сказала, что если мы найдем, то отдадим администратору за стойкой. О, спасибо.
«Спасибо» относилось к принесенному заказу. Женщина с любопытством заглянула в тарелку, пытаясь определить, что же выбрала для нее Джордан. Пахло в любом случае занятно и крайне интересно. Она так готовить не научится никогда, как бы ни старалась.
- Пахнет божественно, - кивнула корейцу всё с той же улыбкой и глотнула немного сока, снова переключаясь на детей. Что-то в их поведении немного напрягало, и Рэйчел никак не могла понять, что именно. В конце концов! Может, ничего страшного нет, и у нее просто возрастное обострение паранойи. Потому, расположившись с максимальным для себя комфортом, женщина не смогла не поинтересоваться простейшими вещами.
- Ощущение, будто бы я вас чем-то… задела, обидела или расстроила, - вынув ложку из корзинки для столовых приборов на их столе, перевела взгляд с Джордан на Дилана и обратно. - Всё в порядке?..
«Не молчите, дети, иначе я начну думать о чем угодно. А это не слишком здорово…» Хотя если вдуматься, то расстроить или опечалить Джордан могло всё, что угодно: от фрагмента непрошенной исповеди в бассейне до «намека на подозрение», пусть и не прозвучавшего вслух. Обиды и недопонимания лучше всего разрешать сразу, чтобы не накапливались и не нарастали, как снежный ком, иначе последний когда-нибудь обязательно потянет за собой лавину.
Последняя будет означать полнейший крах в попытках найти взаимопонимание с подростком. А этого просто нельзя допустить. Джордан уже немного Рэйчел нравилась, и они так хорошо начали, что жалко возвращаться непосредственно к началу и начинать с нуля.

+1

14

В разговоре с Рэйчел все эмоции с лёгкостью отразились на лице девочки. Как она скривилась при упоминании слова “каша”. В приюте им давали какую-то жижу, утверждая, что она полезна для детского растущего организма. А возражения Джордан, что она уже давно не ребёнок и не нуждается в травле организма такими вот экспериментальными блюдами, остались без внимания. Так что ко всяким заверениям и рекомендациям она относилась весьма настороженно, предпочитая старые добрые проверенные бургеры и пиццу. Много ли нужно для счастья шестнадцатилетней девчонке? И стоит ли упоминать семилетнего пацана, который всю жизнь ненавидит овощи, а также салаты и прочие сытные и здоровые блюда!
И вот сейчас, когда то ли официант, то ли сам повар, навис над столиком ребят, Джордан вспомнила слова Рэйчел про кашу, вот только она не знала, что этих каш бывает три сотни видов. Конечно, это очень большое количество, утрированное, но девочка осознала свою ошибку, как только мужчина принялся задавать уточняющие вопросы, половины которых она не понимала из-за его произношения, а другой половины было явно недостаточно.
- Ээээ… - Джордан переглядывалась с молчаливым Диланом, стреляя тому глазами, чтобы помог, но тот лишь пожимал плечами, ибо понимал ещё меньше, чем сестра.
Она прикрылась меню, чтобы кореец не смог прочесть по губам, а затем перегнулась через столик и поинтересовалась у брата:
- Что такое “гречневая лапша”? Ты когда-нибудь такое пробовал? Как это вообще так - “гречневая лапша”? - она скривилась, пытаясь постичь сей факт и решая про себя, что это не может быть вкусно, поскольку не звучит. И конечно же, Дилан разбирался в еде ещё меньше сестры, поскольку меньше неё прожил на свете и в силу возраста был менее мобилен. - Гадость какая-то, да?
Мальчик не был в этом уверен, но на всякий случай кивнул. Порой с Джордан было проще согласиться, чем спорить, тем более спорщик из молчуна - никакой.
- У вас есть что-нибудь фирменное? - нашлась девочка, вспоминая совет Рэйчел. - Вот да, одно фирменное блюдо и два гамбургера. И три сока, - попросила она.
Тут к ним вернулась Рэйчел, и дети приветствовали её радостными улыбками, как спасительницу, особенно когда та заговорила по-корейски.
- Нет, мы только пытаемся сделать заказ, - объяснила она, стреляя глазами в корейца. - Не знала, что вы говорите по-китайски.
Да, Джордан не сильно разбиралась в тонкостях как разрезов глаз, так и кухни. Для неё Япония, Китай, Северная и Южная Корея сливались в одно большое государство с азиатской пищей и жителями восточной наружности.
- Это круто! - пожалуй, это был первый прямолинейный комплимент, который сделала Джордан, восхитившись чем-то вслух. Мужчина повторил заказ и удалился его выполнять, Рэйчел заняла себе место, а дети пока занялись своими делами: Дилан разглядывал обстановку, а Джордан копалась в своём рюкзаке, где её и застиг вопрос Рэйчел.
Противоречивый такой вопрос. С одной стороны, он не несёт негатива и не похож на обвинения, а с другой, если рыльце в пушку задуматься придётся. Джордан замерла на мгновение, но головы не подняла, хотя при этом навострила уши, не желая пропустить ни слова. Целая вереница мыслей пронеслась перед девочкой. И если поначалу она не собиралась оставлять плеер себе, то сейчас, после слов Рэйчел, такая крамольная мысль появилась в её голове. И будь они с женщиной сейчас наедине, возможно она так и поступила бы. Но кроме них здесь сидел ещё Дилан. И пусть он не говорил, но один только проникающий и всеобъемлющий взгляд чего только стоит! В Джордан тут же заговорила совесть. Рэйчел сама дала возможность детям прикарманить айпод, ненароком сменив тему. Точнее ей спас официант, принёсший заказ. А вот у Роуз аппетить-то пропал! И кажется, мисс Рассел это заметила. Джордан терпеть не могла, когда кто-то замечал смену её настроения, пусть иногда и делала это специально. Девочка прикусила внутреннюю сторону щеки и наконец вынырнула из недр рюкзака.
- Всё в порядке, - ответила Джордан за обоих. - Знаете… - она выложила на стол перед Рэйчел айпод со смотанными наушниками. - Мы действительно нашли плеер, но не знали чей он. Подумав, что его ведь могут украсть, я взяла его, чтобы отдать в бюро находок или куда там. Я как раз хотела об этом спросить, но Вы меня опередили, - она смела посмотрела на Рэйчел, словно проверяя, устроит ли ту такое объяснение или нет. Это была правда, но в то же время, ей хотелось проверить, а как поведёт себя эта женщина, узнав, что дети отнюдь не идеальны и не всегда непорочны. Джордан пододвинула плеер ближе к мисс Рассел. - Но раз это Нолана, я могу и сама отдать.

+1

15

Улыбки детей были особенно приятны Рэйчел, так что и ей также легко улыбаться им в ответ, несмотря на, казалось бы, короткое знакомство. Второй день… Шел всего второй день их плотного взаимодействия. Конечно, каждый из них еще ощущал себя не вполне комфортно, но они старались, и хотя бы за старания – всех троих можно отдельно похвалить.
- По-китайски? – Рэйч искренне рассмеялась. – Это корейский. И не сказать, чтобы так уж сильно говорю. Просто – когда путешествовала, а и такие страницы в моей биографии тоже были – старалась собирать слова. В основном так, спасибо, здравствуйте и до свидания, иногда добавлялось что-то вроде «очень приятно».
И ведь людям приятно, когда знаешь хотя бы два слова на их родном языке… Во Франции предпочитают слышать французский, в Италии – итальянский, в Японии – японский. Человек из Китая, Кореи или Японии предпочтет приветствие родной страны, насколько бы хорошо он ни владел английским, и так во всём. Абсолютно во всём. Это был всего лишь один из полезных маленьких ключиков, которыми пользовалась Рэйчел при налаживании связей с людьми других национальностей. В Америке кого только ни встретишь… и почти каждая национальная община так или иначе стремится сохранить свои культурные ценности, свой уклад жизни, свой язык. Это естественно. Наверное, должно быть естественно для тех, кто хотя бы немного помнит свои корни или стремится это делать.
- Хорошо помогает общению, - улыбнулась между тем женщина, продолжая свою мысль. – Хочешь – так и тебя научу, а ты потом – Дилана.
Правда, на этой ноте их беззаботное общение, увы, закончилось, коснувшись вопроса куда более деликатного толка, всю тонкость которого она поняла где-то на интуитивном уровне в тот самый момент, погда Джордан наконец подняла на Рэйчел свой неповторимый взгляд.
Разумеется, вчера они были в магазине. И разумеется, женщина не подумала о средстве связи. О том, что ребенку, или тем более подростку, иногда хочется тот или иной гаджет – свой или чужой. Что для любого мальчика или девочки это чудо техники, помимо прочего, является своеобразным маркером. Меткой. Знаком своего рода благополучия и принадлежности к их кругу, к их среде… «У меня есть айпод, смотрите! Я такая же, как вы! Я принадлежу вашему кругу!» Психологи, помнится, называли это в какой-то степени моментом адаптации. Адаптации в социуме, прежде всего. Конечно, айпод не поможет стать «своим», он вряд ли может стать ключом к тому, чтобы завести друзей, но… это маленькое устройство может помочь хотя бы не стать изгоем… Во всяком случае, в том мире, куда звала за собой Рэйчел. Или наоборот, стать им, если только дети вернуться туда, откуда их взяли. Вот только последнее не входило в намерения Рэйчел. Пусть программа и называлась «временной» или «гостевой», дети – не элитные щенки домашних животных, которых большинство толстосумов заводит исключительно престижа ради, и Рассел, по счастью, понимала это слишком хорошо. Понимала и то, что моменты, подобные нынешнему, неизбежны. Так или иначе, и это тоже часть взросления, с какой стороны ни посмотри.
Впрочем, быть может неоспоримое преимущество положения Рэйчел как раз и заключалось в том, что и Дилан, и Джордан были для нее именно взрослыми детьми. Она не меняла им пеленки, не качала колыбель, не видела первые шаги и не слышала первых слов. Она категорически не знала проблем с первыми молочными зубками, не катала их в парке в коляске, не рассказывала о них соседкам и кумушкам, как наседка, которую распирает от гордости. Она узнавала их такими, уже «готовыми», со вполне сложившимися чертами характера и личности. Не что иное, как это привлекало женщину в них. Делало их интересными для нее. И от одного-двух подобных эпизодов-иллюстраций – Рэйчел отнюдь не собиралась отказываться от общения с детьми, ломать его и превращать всё в дешёвый фарс со стандартной развязкой-лекцией на тему «так нельзя» и «так нехорошо». Джордан, в этом Рэйч почему-то была уверена, как раз сама прекрасно понимала, как поступать можно, как нельзя, как правильно и как неправильно.
Потому Рэйчел лишь посмотрела ей в глаза. Серьезно. Внимательно. И плавно, мягко наклонила голову в знак того, что она всё поняла, и объяснения её устраивают. Более того, она даже рада стремлению Джордан отдать айпод Нолану лично.
- Хорошо, - произнесла спокойно, улыбнувшись взглядом. – Тогда сейчас я позвоню администратору, она позовет Нолана и ты сама сможешь его отдать, договорились?
Собственно, после признания Джордан вопрос был в большей степени риторическим. Рэйчел набрала номер стойки администратора и терпеливо дождалась ответа.
- Ивонн, привет, это Рэйчел. Нолан еще не уходил? … Отлично, - переложила телефон к другому уху. – Когда появится, скажи, пожалуйста, что его айпод нашелся. Мы в корейском кафе на выходе, пускай зайдет, пока мы тут. Спасибо.
Полдела сделано, и можно в полной мере насладиться завтраком.
Ну, вот и всё. Приятного аппетита, - пожелала детям, посмотрев на их заказ, и отпила немного сока. – Решили не рисковать? – чуть улыбнулась, кивнув на заказ. – Очень зря, каши Хэ Мина восхитительны. – Как раз попробовала ложечку. – Кто-нибудь хочет попробовать? – уточнила, обводя взглядом детей. Её совершенно не затруднит поделиться прекрасным с Джордан или Диланом, даже если это прекрасное – всего лишь тыква в молочном соусе - в ее тарелке.
Что касалось остального, то… пожалуй, у Рэйчел даже созрел план.
- Джордан, у тебя ведь день рождения совсем скоро, через пару-тройку дней. Верно? – эта информация все-таки всплыла в ее памяти. Нужно было только немного ее подстегнуть. – И тебе исполняется пятнадцать? – Красивая полукруглая дата, на которую не стыдно и сделать подарок. Была только одна загвоздка: вряд ли Рэйчел сможет выбрать его самостоятельно. - Замечательный возраст, - улыбнулась, словно всё ещё размышляя вслух и примеряя идею. – Для такой даты должен быть особенный подарок. Как насчет того, чтобы самой его выбрать?
Нет, Рэйч не шутила на этот счет, несмотря на то, что продолжала говорить «про между прочим», не так, чтобы сильно отвлекаясь от завтрака.
- И если тебе, скажем, нужна вещь, подобная этой, - кивнула на плеер, всё ещё лежащий между ними, - она у тебя будет, обещаю.
Буквально пару минут спустя к их столику, в дополнение ко всему, подошел улыбающийся Нолан.
- О, вот они, мои спасители, - радостно произнес мужчина. – Признавайтесь, кого благодарить?

+1

16

- Какая разница? - равнодушно отмахнулась Джордан, для которой все  иностранные языки звучали одинаково, особенно если восходили к одной языковой группе. Для неё и азиаты все были похожи один на другого как две капли воды, и язык звучал, как покачивание колокольчиков на ветру. Однако она внимательно выслушала комментарий Рэйчел и всё же поинтересовалась. - И как будет “спасибо” по-корейски?
Джордан пришлось попросить женщину повторить несколько раз, да почётче, чтобы суметь после множества попыток произнести что-то более или менее удобоваримое. Разумеется, каждая сопровождалась взрывом смеха. После получения хорошего результата она попросила научить говорить её “здравствуйте” и “до свидания”. Конечно, вполне возможно, что Джордан уже завтра позабудет все эти слова, но её кругозор всё равно станет чуточку шире благодаря перенимаемому у Рэйчел опыту.
С Диланом, правда, было сложнее. Он не желал даже попробовать последовать примеру сестры, его молчание полностью устраивало и ни капли не напрягало,  в отличие от остальных. Но Джордан уже привыкла, а Рэйчел… Рэйчел это только предстояло. Наверное поэтому отношения строились именно через девочку.
- Хорошо, - согласилась она, стараясь выглядеть спокойной и не давать Рэйчел повода заподозрить её в том, чего она не делала. - Или я могу вернуться в зал и просто отдать ему, - она не понимала, к чему столько трудностей, и уже задумалась над тем, что может быть стоило промолчать.
Всё же это было довольно волнительно, а Джордан по необъяснимой причине чувствовала себя виноватой, как будто она действительно украла этот треклятый айпод. Да, возможно она и мечтала бы о таком же, мечтала о том, чтобы стать владелицей навороченных гаджетов, стать похожей на других ребят, своих сверстников, но не таким образом. Не через кражу. И не через выклянчивание. Она не собиралась давить на жалость, выпрашивать или вытребовать у Рэйчел нужную ей вещь, даже в качества подарка ко дню рождения, о котором, кстати, благополучно, забыла. К тому же она не была сторонницей договорных подарков, когда тебе выделялась энная сумма денег, которую ты мог потратить на собственное усмотрение. Да, приятно, да, радует, но не так, как подарок-сюрприз. Впрочем, с ним ещё нужно умудриться угадать, а с деньгами можно не заморачиваться.
Небольшое происшествие, казалось, не сумело испортить Рэйчел настроения, и ребята тоже приободрились. Они переглянулись, когда она предложила им отведать заморского блюда, и одновременно затрясли головами, а Джордан ко всему прочему ещё и брезгливо поморщилась.
- Нет, спасибо. Выглядит, как… - метнула короткий взгляд на брата. - Чьи-то недоеденные мозги.
То самое выражение, с которым девочка разглядывала блюдо на тарелке Рэйчел, теперь отобразилось и на лице Дилана, словно говорящее: Фу, ну и гадость! Пицца или картошка фри намного вкуснее!
- Ээээ… - фраза Рэйчел, признаться, застала девочку врасплох по нескольким причинам сразу: во-первых, она сама совершенно забыла об этой дате, да и не особо любила дни рождения, поскольку после смерти родителей эта дата перестала быть какой-то особенной, да и подарков ей уже не дарили, по крайней мере, тех, что имели бы для девочки значение; во-вторых, её удивило, что Рэйчел не только знает, но и помнит об этом; в-третьих, она первая заговорила о дне рождения.
Джордан болезненно поморщилась.
- Это совсем необязательно.
И это было абсолютно искренне. Джордан не хотелось напрягать Рэйчел из-за такого совпадения. Они знакомы слишком мало, чтобы как-то выделять эту дату или дарить подарки. Возможно через пару месяцев после окончания эксперимента каждая из них пойдёт своей дорогой, так стоит ли ради этого так утруждаться.
- И мне ничего не нужно, - она вспыхнула и немного разозлилась. Значит, Рэйчел всё-таки сочла, будто Джордан намеренно забрала плеер Нолана, чтобы оставить себе? В ней заговорила привычная гордость. - У меня есть всё, что требуется.
По её мнению, лучше вовсе остаться без подарка, чем получить его таким способом, даже если будет ну очень сильно хотеться. Джордан хотела сказать что-то ещё, но в поле зрения появился красавчик-тренер, и девочка умолкла. Вместо этого она просияла на его приветствие, схватила плеер и протянула хозяину.
- Это Дилан, - глаза мальчишки удивлённо округлились, а Джордан продолжила объяснение. - Нашёл под скамьёй в раздевалке. Мы побоялись, что кто-нибудь может присвоить себе чужую вещь, поэтому взяли с собой, чтобы передать администратору или в бюро находок.
Она почувствовала, как вспотели ладошки от необходимости говорить с представителем противоположного пола, как будто за неверное слово тот может её укусить. Джордан отдала Нолану его вещь, а затем попрощалась, помахав в ответ на его “Увидимся!”. Удивительно, но после этого она почувствовала себя намного лучше, как будто камень с души свалился. Пришлось себе ещё раз напомнить, что она ничего противозаконного не делала, ничего не крала, а взяла из лучших побуждений, правда, не сумела сразу сообразить, как в данной ситуации лучше поступить.

+1

17

- На самом деле большая. Кореец очень обидится, если назовешь его китайцем, и наоборот. - Интерес, проявленный девочкой к корейскому языку, был Рэйчел очень даже приятен, так что она с удовольствием пояснила отдельные нюансы, связанные с употреблением этих слов. – А это смотря какое «спасибо», - улыбнулась она, - и смотря в какой ситуации. В корейском очень много способов выразить благодарность. То, что использовала я, дословно переводится как «я буду хорошо кушать» и озвучивается только перед едой как благодарность за очень вкусно приготовленное блюдо.
И Рэйчел не прогадала, она знала, что еда у корейца вся такая.
- Тебе, скорее, больше пригодится «большое спасибо» - для большинства ситуаций между незнакомыми людьми. Это звучит примерно так: камсайамнида. Для близких и друзей используются другие слова, как, например, гомава.
Повторив для девочки несколько раз заинтересовавшее слово, Рэйчел с улыбкой кивнула, когда у нее получилось, после чего та же участь и попытки воспроизвести слова – достались «аньонхасейо» (для наиболее популярного и подходящего на все случаи приветствия) и «энио» (такого же универсального способа попрощаться). В конце концов, им хоть немного было весело,  и это хорошо.
- Ничего страшного, Нолану всё равно по пути, - всё ещё вполне жизнеутверждающе отозвалась на возражение Джордан, пока слушала гудки, но… настроение и атмосфера за столом меняется так быстро, что даже ей порой не уследить.
На замечание о тыкве в соусе Рэйч только рассмеялась, поддевая девочку немного.
- Между прочим, охлажденные обезьяньи мозги считаются одним из наиболее изысканных десертов в некоторых районах Индии, - и на волне этой невинной шутки – не заметив, как в безобидный в общем-то разговор о еде вдруг перерос во что-то более неприятное и странное… Причем, похоже, по её вине. А ведь женщина всего лишь предложила подарок ко дню рождения, совершенно искренне не понимая, что именно она вдруг сделала не так?
«Я знаю», - отвечая мысленно, Рэйчел сочла разумным промолчать. – «Но ведь сейчас речь вовсе не о том, что нужно, а о том, что хочется». Как ни крути, это вещи совершенно разные. Есть то, что человеку обязательно нужно и требуется для того, чтобы жить. А есть то, чего обычно хочется от этой самой жизни. Спросил бы кто Рэйчел в пятнадцать лет, хочет ли она трубку? Ответ был бы абсолютно однозначным: хочу! И следом за ним сразу пришел бы вопрос: а что мне для этого придется сделать?.. Нет, продаваться за телефон – она бы тоже, наверное, не продалась. Но, кажется, именно так должно бы выглядеть для Джордан.
«Ясно», - Рэйчел вздохнула про себя, опустив взгляд, и была почти благодарна Нолану за его столь своевременное появление.
- Спасибо огромное! – Нолан благополучно пожал руку мальчику и улыбнулся Джордан. – Не знаю, что бы я без него делал.
- То же, что и всегда, - откликнулась Рэйчел. – Купил бы новый и восстанавливал контакты.
- Чур меня, - усмехнулся Нолан, - столько, сколько здесь, я никогда не восстановлю. Так что спасибо еще раз, с меня мороженое, - пообещал он и попрощался. – Увидимся!
Стоило мужчине выйти за стеклянные двери, как за столиком снова наступило довольно неловкое молчание. Видя, что он обернулся, Рэйчел помахала ладонью еще раз и невольно вздохнула, на этот раз не скрывая и не сдерживая вздоха.
- Для меня всё впервые, Джордан, - попыталась не столько извиниться, сколько объяснить, себя и свои мотивы, но не свой поступок. – Не судите строго, - попросила обоих, чуть улыбнувшись Дилану. – У нас впереди еще долгий день, не хочется, чтобы его что-то омрачало.
При таком пожелании самое время перешагнуть через недопонимание и идти вперед, ведь правда? По крайней мере, именно на это надеялась женщина, доедая свой завтрак.
- Взять вам в машину что-нибудь еще?
Имея на руках ответ, Рэйч поднялась, подошла к бару и расплатилась за заказ, прихватив пару бутылочек воды в нагрузку.
- Камсаймнида, Хэ Мин, - с улыбкой попрощалась с корейским поваром. – Энио!
На этой ноте забрала окончивших завтрак детей с собой и направилась вместе с ними к машине. Плохо, конечно, что мокрой одежде и полотенцам придется довольствоваться путешествием в багажнике сегодня, но в общем и целом всё поправимо. «Надеюсь», - думала Рэйчел, закрыв багажник и протирая боковые зеркала.
- Садитесь, - пригласила внутрь, на привычные места, и через несколько секунд автомобиль уже послушно отозвался тихой и слаженной работой двигателя. – Все пристегнулись? – оглянулась в проем между передними сиденьями – назад, проверяя на всякий случай Дилана. Интересно, как они вообще могут ездить в машинах после всего?.. Нет, долой эту мысль. – Поехали, - Рэйч аккуратно вывернула руль, пробираясь с парковки между начинающими скапливаться машинами, но пока не торопилась включать музыку, словно ждала чего-то. Продолжения, может быть?
- Может, крышу открыть? - уточнила у Джордан: машина, несмотря на светлый цвет, успела нагреться на солнце, а кондиционер - далеко не всегда благо. - Или лучше включить музыку?
Или ее голову занимают другие мысли? Рэйчел много бы отдала за то, чтобы "подсмотреть" их сейчас. Слишком много "откровений", удачных и не очень, собрало сегодняшнее странное утро, предполагающее, разве что, разминку в бассейне, вряд ли больше. Но получилось так, как получилось. В конце концов, ни один человек, как бы ему ни хотелось обратного, никогда не свободен от своего прошлого. Так уж устроена жизнь.

+1

18

Разумеется, Джордан понимала, что для каждой нации её коренные отличия от других являются предметом особой гордости, и вслух она бы никогда не позволила себе оскорбить кого-то по национальному или расовому признаку, однако для неё все азиатские народности действительно выглядели на одно лицо, также как и их язык звучал для неё абсолютно одинаково. А уж когда Рэйчел пустилась в интонационные и лексические тонкости языка, девочка и вовсе подавила в себе желание закатить глаза. Эта информация, конечно, очень полезная и возможно когда-нибудь пригодится в жизни, но сейчас, сидя за столиком в небольшой кафешке в обществе мисс Рассел и Дилана, она воспринимала всё иначе, а детали казались ей неуместными. Хотя если они позволяли потянуть время и заполнить неловкие паузы в разговоре, то почему бы и нет? Тем более что шанс пополнить лексикон новыми словечками всё-таки представился. И тут уж Джордан не жалела себя, снова и снова повторяя одни и те же словечки, стараясь то ли на самом деле их запомнить, то ли испытать терпение Рэйчел.
- О, да! - Джордан оживилась, время от времени поглядывая то на брата, то на Рэйчел. - Я читала об этом! Считается даже, что иногда мозги едят сырыми, сразу после убийства обезьяны или даже до него. Якобы раньше существовала специальная такая штука типа клетки или стола с отверстием в центре, куда сажалась ещё живая обезьяна так, чтобы её макушка торчала из этого отверстия. Затем верхушку черепа срезали и ели мозги ещё живой обезьяны!
Лицо Дилана перекосилось от отвращения.
-Представляешь, какая гадость!
Разумеется, рассказ Джордан сопровождался весьма красочными жестами и мимикой, что делало мысленную картинку живой и красноречивой. Стоит ли удивляться, что после такого та самая каша из корейской кухни, которую так расхваливала Рэйчел, надолго останется табу. Роуз умела испортить аппетит, но так, что сама его отсутствием обычно не страдала. Брат, конечно, привык к выходкам сестры, а вот для женщины, похоже, это было в новинку.
Ситуацию спас появившийся Нолан, так приглянувшийся Джордан. Однако он не стал задерживаться в их обществе, что девочка вполне могла понять, ведь ему нужно работать, хотя и предпочла бы, чтобы он угостил их мороженым прямо сейчас, только желательно без соседства с Рэйчел.
Они опять сменили тему на более щекотливую, хотя в данной ситуации у них только такие и были.
- Никто и не думал этого делать, Рэйчел, - смилостивилась девочка, отчасти сочувствуя женщине. В конце концов, они с братом ведь решили дать ей шанс, и Джо постоянно приходилось напоминать себе об этом. Рэйчел даже не подозревала, что эта колючесть и ершистость Джордан на самом деле лишь слабые отголоски той, какой могла быть девочка и какой иногда представала перед потенциальными опекунами. Жаль, ведь сестра Дилана искренне пыталась быть милой. А уж насколько у неё получалось, судить оставалось мисс Рассел.
- Не волнуйтесь, у Вас неплохо получается, - девочка отчего-то чувствовала себя главной в этой нестандартной ситуации, ведь Рэйчел боялась сделать что-нибудь не так, а Дилан и вовсе молчал. - Наши прошлые опекуны забрали нас к себе домой и усадили перед телеком. Им было плевать на то, кто мы и какие мы, плевать на наши интересы, на наши привычки, плевать, любим ли мы передачи о животных и брокколи. Вы - не такая.
Пожалуй, впервые за эти два дня Джордан коснулась этой темы, впервые она заговорила об этом сама, без просьбы или подталкивания со стороны мисс Рассел. Впервые её голос звучал твёрдо и уверенно. Девочка серьёзно посмотрела на Рэйчел.
- Для нас с Диланом Вы - не первый опекун, не первая, кто захотела поиграть в семью, но первая, кто относится к нам не как к побочным детям, а как ко взрослым личностям, - на этом её словарный запас, похоже иссяк, потому что она смогла закончить свою мысль типично подростковым. - И это круто.
Джордан замолчала, ожидая реакции Рэйчел, которая оказалась довольно предсказуемой, а вот взгляд Дилана был наполнен подозрительностью. Сестра могла соврать не моргнув глазом, и он пытался понять, тот ли это случай, да и вообще зачем ей понадобилось говорить такое.
- Не знаю. Мы далеко собираемся? - уточнила она в свою очередь. - Наверное если проголодаемся, найдём где перекусить? Или нет? - она ещё не знали, какие мероприятия запланировала для них Рэйчел.
Они сидели в машине и ожидали дальнейших подсказок, намёков или распоряжений. Джордан повернулась назад и улыбнулась брату. Похоже, она начинала получать удовольствие от своего нового статуса. Оставалось только надеяться, что её настроение, которое менялось со скоростью света, как у большинства подростков, немного задержится.
- А можно крышу открыть и включить музыку? - нашлась девочка, думая о том, как было бы круто, если бы её сейчас увидели ребята из приюта, хотя в происходящем её заслуги не было. Ведь и машина, и хорошее отношение полностью принадлежали Рэйчел.
- Так что, куда мы едем? Бассейн был номером один в нашем списке. Что дальше?

+1

19

- Кхм. Богатое у тебя воображение, - вместе с намеком на улыбку стали единственным комментарием после представленных Джордан (практически в лицах) картинок, однако же это не испортило Рэйч аппетит так, как ее собственный промах. За него не пришлось извиняться, однако свою долю дискомфорта во внутренний мир Рэйчел он всё-таки внёс… Даже несмотря на неожиданную похвалу и вроде как даже поддержку со стороны подростка.
- Я стараюсь не быть такой, - столь же искренне отозвалась в ответ, сдерживая невольную улыбку и вопрос: «Так все-таки, передачи о животных или брокколи?» Тем не менее, последовавшее за этим выражение «поиграть в семью» немного резануло слух. Для нее это всё-таки куда большее, чем «поиграть». Это значительнее. Это масштабнее. Это такое событие в жизни, сравнить которое можно даже не с кругосветкой… Скорее, с полетом на Марс. Странный космический эксперимент по созданию притяжения и выстраиванию орбит между небесными телами, которые, при удачном стечении обстоятельств, имеют шанс стать новой солнечной системой или даже галактикой.
Что-то и правда её «занесло». Пора возвращаться к делам земным и проблемам насущным.
- Относительно недалеко, - отозвалась на этот счет Рэйчел, - но поесть что-нибудь однозначно найдем.
В конце концов, для чего в этой стране служба доставки? Так что в итоге Рэйч взяла с собой, разве что, только воды для всех на случай, если захочется пить, и кафетерий они всё же покинули, хочется надеяться, что до новых встреч как с ним, так и с Ноланом.
- Можно, - на губы Рэйчел вполне себе вернулась улыбка. То, что никто из них не стал зацикливаться и задерживаться на негативе ей очень даже понравилось. И если крышу Рэйчел открыла сама (любознательный ветер тут же забрался щекочущими пальцами в волосы), то музыку предложила выбрать Джордан. – Настрой сама, какая тебе понравится, - кивнула на динамик.
«Пока я буду выезжать отсюда». И да, следующий вопрос был вполне закономерен. Любопытство. С одной стороны, хотелось немного его поддразнить, с другой – смысл скрывать, если всё равно все увидят, куда они едут?
- Зоопарк Квинса, - отозвалась Рэйчел, понимая, что именно это место, должно быть, звучит для детей особенно странно. Вряд ли модель ездит по зоопаркам каждый день. – Там великолепный птичник, - выдержав паузу, всё-таки пояснила отдельные моменты их путешествия, - и выездная фотосессия моей модельной школы, так что в той части парка не будет практически никого, кроме нас. Надеюсь, вы животных любите?
Помимо птичника, там были и домашние животные, и более серьезные звери вроде пантер, пум и калифорнийских аллигаторов. Так начиналось их «дальше», петляя между тротуарами общения.
- Там будут только «свои». Модели, которые в настоящее время проходят обучение в моей школе. Стилисты, которые работают у меня, фотографы, которые работают со мной.
Держать плавный ход беседы. И плавный ход машины. Обязательно. И поскольку Рэйчел больше следила за дорогой, чем за детьми, она могла обмениваться с ними, разве только, короткими взглядами, время от времени, когда ей это позволял поток машин.
- И креативный директор, конечно, который помогает воплощать мою идею в жизнь. Сегодня девушки становятся птицами, - поделилась замыслом Рэйчел, уверенно входя в нужный поворот. – Как, по-твоему, ничего? Не будет скучно?
Сложно сказать, задала ли она последний вопрос в шутку или всерьез, но тем не менее, задала… после чего всё же переключилась немного на другую тему, оставаясь, впрочем, примерно в том же ключе.
- Страшно подумать, я в последний раз в зоопарке, наверное, лет 25 тому назад была, - вздохнула, не договаривая даже мысленно – о матери, чтобы снова не повестись на поводу эмоций. – А вы? Каких животных любите? Давно гуляли в зоопарке в прошлый раз?
Может, среди их опекунов и кандидатов в приемные родители находился хотя бы кто-нибудь, кто вывозил детей хотя бы так, к животным. Рэйчел сложно было бы поверить в то, что этого не было в жизни детей ни единого раза. Хотя… она бы, наверное, не удивилась. При современном-то развитии общества, страстью к компьютерам, мобильным телефонам и повальном увлечении социальными сетями. Да к тому же… если каждый их потенциальный опекун был похож на тех, что описала Джордан, это страшно. В первую очередь, для детей, которых они пытаются забрать и забирают в большом количестве из семейных детских домов и различного рода приютов… при больницах, например. И кто знает, может, именно Джордан даст ей идею к следующей фотосессии. Всё возможно.
После того мимолетного одобрения и недавних слов Джордан за столиком в кафе, у Рэйчел появилось подобие уверенности, что движется она всё-таки в правильном направлении… а значит, тем же путём надо во что бы то ни стало идти дальше, показывая и открывая то, чего Рэйч никогда и никому не открывала: свою работу, свои увлечения, свою страсть – и себя-настоящую. Ту, какой она была сейчас на самом деле.

+1

20

- Это, кстати, не воображение, - отозвалась Джордан с лёгким нажимом, волнуясь, что её рассказ мог быть неверно истолкован. К счастью, Рэйчел списала всё на буйную фантазию, что было верно лишь отчасти. - Это правда! Я читала в каком-то путеводном журнале. А ещё смотрела передачу по телеку про китайцев. Там как раз рассказывали про деликатесы. Или это было в передаче про японцев? - Джордан засомневалась, размышляя о какой же всё-таки нации тогда шла речь. - А, я же говорю, все на одно лицо, - отмахнулась, наконец, она, не в силах решить загадку да и не имея особого желания, честно говоря.
Да, Рэйчел, так и было задумано. Джордан не выбирала выражения, чтобы прозвучать бережно и аккуратно. Нет, она подросток и будет стараться играть на грани фола, намеренно подчёркивая различия в социальном статусе и не только. Почему-то она боялась быть откровенной в том, что её действительно волнует, она боялась показать, что для неё это имеет значение ничуть не меньше, чем для самой Рэйчел. Куда проще было изображать безразличие, словно умудрённая опытом и житейской мудростью восьмидесятилетняя старушка, повидавшая на своём веку так много, что её просто невозможно удивить. Для подростка такое поведение было синонимом важности и взрослости. Она как раз вступила в тот возраст, когда дети отдаляются от родителей, когда удручённо вздыхают и демонстративно закатывают глаза, когда мать целует в макушку, а отец просит позвонить, как только ты доберёшься до школы, тот возраст, когда дети стесняются безграничной любви и опеки взрослых. И Джордан не была исключением. С одной лишь маленькой поправкой. Родительской любви в жизни ей не хватило и теперь девочка разрывалась между желанием доказать свою независимость и снова почувствовать себя той малышкой, которой не нужно беспокоиться о завтрашнем дне.
Джордан ощутила свежий порыв ветра, швырнувший ей мягкие волосы в лицо. Мда, в фильмах наверное это выглядит более красиво и интересно. Отплёвываясь, она подалась вперёд, принимаясь щёлкать радиостанции, где, как назло,  транслировалась сплошная реклама.
- Тоска! - прокомментировала она творящееся безобразие в радиоприёмнике. - Везде одна реклама и болтовня. Здесь есть что-нибудь приличное? - последнее слово она пробормотала себе под нос, потому что как раз напала на след чего-то мелодичного. Выяснилось, правда, что на этой волне крутят сплошное старьё. Девочка послушала для приличия секунд десять, а потом переключила снова.
- О, вот это ничего! - на джазовой волне Нина Симон давала жару, но когда ту сменила не менее голосистая, но довольно однообразная Нора Джонс, старший ребёнок Роуз проявил своё подростковое качество - она закатила глаза, будто бы борясь из последних сил с искушением. Отдавшись последнему на милость, она всё-таки переключила волну ещё раз.
- Зоопарк? - удивлённо переспросила девочка, так что даже забыла перещёлкнуть, в результате чего по радио заиграла какая-то лёгкая ненавязчивая музычка типа для релакса. - Оу! Вот оно что… - протянула она понимающе, ведь Джордан и впрямь сначала вообразила, будто в стандартный распорядок дня Рэйчел входит посещение зоопарка. - Не думала, что в наши дни кто-то ещё снимает на природе. Я думала, всё съёмки проходят в павильоне. Это что же получается, из-за вас закроют целый зоопарк? И потом, как же животные? Разве их можно снимать со вспышкой? Я помню, когда мы ездили в зоопарк с ребятами из приюта, нам говорили, что фотографировать животных нельзя, особенно со вспышкой.
Они уже добрались до места назначения, а Джордан всё не унималась. Уж больно ей нравилась эта затея - устроить фотосессию в зоопарке. Но разумеется, своим немногочисленным друзьям девочка в этом ни за что бы не призналась, иначе её бы сочли дурашливым ребёнком.
- И нам с Диланом даже можно будет погулять по нему? А мы увидим крокодилов? Дилан, кстати, их всё время путает с аллигаторами, - поймав возмущённый взгляд брата, а также схлопотав от него локтём в живот, девочка поправилась со вздохом. - Ладно, это я вечно их путаю. Я помню о том, чем они различаются, но что у кого, постоянно забываю.
Хозяйка модельного бизнеса и её двоё приёмышей приближались к месту дислокации съёмочной группы.
- Как они будут перевоплощаться в птиц? Им нацепят перья или что?
Казалось, Джордан и сама преобразилась, напоминая своим щебетанием одну из пернатых друзей.
- Мы с Диланом были в зоопарке Бронкса в прошлом году. Кажется, этот поход устроили в благотворительных целях какая-то политическая партия, чтобы показать, как им не плевать на детей-сирот и на социальные проблемы общества. Правда, с большей охотой лично я бы посетила зоопарк Центрального парка, но дарёному коню в зубы не смотрят. Рэйчел, а в каком самом необычном или экстремальном месте проходили ваши фотосессии?

+1

21

Да, найти приличную музыку не так-то легко, в особенности – для подростка. Рэйчел наблюдала за детьми с затаенной улыбкой, пытаясь припомнить, какой она сама была в возрасте Джордан, а еще лучше – Дилана, что любила делать, что слушать и чем заниматься.
По всему выходило, что уже в ту пору ее привлекала профессия модели, заставляя воображение цвести пышным цветом и рисовать себя то на съемках в далеких экзотических странах, то рядом с партнером – несомненно героем и захватывающим красавцем в одном лице, которому она же составляет пару. Рэйчел воображала, что это ей кричат волшебные слова: «Поехали!» - а после потрясающего снимка на обложке – ее же ловят вспышки фотокамер. Забросив все свои игрушки, девочка с удовольствием рассматривала фотографии в журналах мод – быть может, не совсем по возрасту, и всегда находила там то, что искала: интересную яркую жизнь... Куда как ярче ее собственного детства, где праздник – даже простые походы в зоопарк. У них никогда не было много денег, ведь мать не получала много. Отца она также никогда не видела, и эту тему они благополучно закрыли в тот момент, когда малышка-Рэйчел задала вопрос: «Зачем ты говоришь, что это папа? Ведь это твой подарок. Я видела. Я знаю». Уж лучше вместе мастерить костюм на Хэллоуин или к масштабному шествию Дня святого Патрика – и в эти дни явственно ощущать себя частичкой того разноцветного мира, который манил с обложек журналов, предвкушая, как будет зарабатывать астрономические суммы и ее матери не придется работать, надрываясь так, чтобы прокормить себя и дочь.
И Рэйчел стала бы талантливой моделью намного раньше, если бы не сделала в свое время неправильный выбор. Сожалела ли она об этом теперь? Вряд ли. Так или иначе, она всё равно стала той, кем стала. Актерские таланты, даже полученные в порноиндустрии, прекрасно пригодились в жизни, а профессия современной модели даже шире, чем она могла предполагать, и целиком захватила ее, стоило только попробовать.
Кем станет Джордан? Неужели музыкантом? Судя по любви к джазу, это вполне возможно, но может быть это больше говорит в ней любовь к родителям, чем к музыке. Так бывает тоже, однако Рэйчел отнюдь не стремилась что-либо Джордан запрещать. По крайней мере, в этой области… Наоборот, пусть лучше попробует и узнает, что именно ей нужно, потому что многие дети, увы, пробуют слишком мало, пока не становится поздно, и еще очень долго потом не могут себя найти. Если получится, Рэйчел поможет. В конце концов, вдруг Джордан понравится что-то из того, что делает она сама? Такое ведь тоже возможно.
- Высокая мода предпочитает съемки в натурных условиях. Снимать всё в павильоне слишком дорого, если, конечно, речь не идет о съемках для рекламы косметики по уходу за лицом, - улыбнулась на замечания девочки Рэйч. – Представляешь себе, сколько снимков делается в процессе фотосессии и сколько стоит профессиональная обработка каждого из них? К тому же, живые декорации обычно вдохновляют, и модель работает намного лучше, если установит с ними связь, сможет почувствовать их и стать их частью. И – нет, целиком зоопарка не закроют, - рассмеялась. – Только ту часть, где расположен птичник, чтобы мы могли работать.
Как-то подозрительно быстро они доехали, без пробок. Так что впереди замаячила уже парковка перед зоопарком.
- Разумеется, без вспышек, чтобы не пугать наших пернатых помощниц сегодня.
Рэйчел нажала кнопку, закрывая крышу, чтобы не забыть сделать это потом, продолжая вполуха слушать Джордан. Девочка разговорилась, что не могло не радовать. Быть может, брат тоже последует примеру сестры? Хотелось бы, не всё же время Дилану молчать. Рэйч не хотелось его торопить, конечно, но было бы здорово, услышать его голос, даже из любопытства.
- Здесь – аллигаторы, - проговорила Рэйчел, выбираясь из машины и открывая детям двери, чтобы они тоже могли выйти. Забрав с собой воду, надела сумку на плечо, и авто исправно пикнуло сигнализацией напоследок. – Если захочется, то можно, почему же нет? – отозвалась на желание прогулки. – Только мобильный у меня возьми, чтобы я могла вам позвонить, если что, договорились?
К слову, мобильный, если бы дети изъявили желание, Рэйчел могла им отдать хоть сейчас. Предложив руку Дилану, уточнила на входе кратчайшую дорогу к месту съемок и целенаправленно пошла вперед, приноравливаясь под детский шаг, что было немного непривычно.
- Сейчас всё увидишь, - вопросы Джордан женщине определенно нравились. – Немного перья, немного макияж, немного одежда, обувь и аксессуары… и с каждой на фотографии будет участвовать птица. Та самая, которую модель изображает. В общем и целом, это похоже на маскарад, наверное, только проходит динамичнее, - улыбнулась. – Можем и в зоопарк Манхэттена пойти и погулять. Запоминай желания, через пару дней уже вы с Диланом будете говорить мне, куда направиться, а не наоборот.
Пока же приближалось место съемок. На одной из аллей поперек дорожки оказалось ограждение, за которое Рэйчел уверенно прошла.
- Идем, это для посетителей. А мы практически участники, - на долю секунды отвлеклась, чтобы вернуться к вопросу Джордан. Весьма занятному, надо сказать. – Наиболее необычном или экзотическом? – на секунду задумалась. – Пожалуй, над многометровой ямой, подвешенной на ремнях на заброшенном заводе.
Вспомнит – так вздрогнет, учитывая, насколько она боится высоты. Еще больше чем различных гадов…
- Или со скорпионом для рекламы ювелирных украшений. Та еще себе экзотика была, - невольно усмехнулась, вспомнив, как половина девушек билась в истерике рядом с подобным «соседом».
Между тем крики птиц и голоса людей становились ближе, и дорожка привела их к небольшой площадке, где немного в стороне от птичника были натянуты белые полотна навесов, под которыми происходила подготовка к священнодействию сегодняшней фотосессии. Девушкам делали макияж, суетилась группа и фотографы, оборудую одновременно несколько небольших площадочек для съемок. Чуть в стороне от этих площадок (и на расстоянии друг от друга, разумеется) стояли четыре смотрителя с пернатыми подопечными: на руке у одного из них сидела небольшая сова, у другого – сокол, третий и четвертый общались с черным вороном и венценосным журавлем.
- Ну наконец-то! Рэйчел! – первой ее заметил Стюарт, однако и он не ожидал, что Рэйч придет с детьми. Кажется, он один и знал эту ее тайну…
- Не переживайте так. Пойдемте, я вас познакомлю,  - заметив, что кое-кто замедлил шаг, приободрила детей и ступила на дорожку к навесу вместе с ними.
- Привет, Стю! Здравствуйте, девушки! – с улыбкой, поприветствовала еще несколько человек и представила своих спутников. – Мои гости, Джордан и Дилан Роуз, - мягко приобняла детей за плечи, простирая над ними крылья своего покровительства.
- Мать моя женщина, вот это лицо! – удивился вслух их главный стилист сегодня, Красотка, глядя на Джордан.
«Тоже заметил, да? Наметанный глаз, молодец», - одобрила про себя Рэйч, немного волнуясь, но в целом… продолжая делать то, за чем пришла.
- А это моя команда, о которой я вам рассказывала. Девушки с макияжем – мои замечательные ученицы, - кивнула в их сторону. У каждой из них был индивидуальный макияж и свое, уникальное платье «под птицу». Черноволосая в черном, с перьями в волосах, наверняка имела отношение к ворону. Охотница с пестрым пером в волосах и таким же «пестрым» нарядом, с нарисованной темной полоской на лице, подчеркивающей яркость глаз, – определенно к соколу. Длинноногая девушка в серебристой воздушной юбке от слегка завышенной талии напоминала журавля… Всего общей сложностью 12 девушек. И все разные. Все красивые. Все с любопытством смотрят в сторону Рэйчел и детей.
Человек с расческой и ножницами в руках – наш виртуозный мастер по прическам, зовут Джеком, но предпочитает прозвище – Красотка.
Молодой человек отвесил столь же шутовской поклон.
- Бог фотокамеры, Стюарт, - представила своего фотографа, «бога» не только фотокамеры, но и скульптуры тела, как любая модель-мужчина по совместительству. И он не удержался, щелкнул несколько пробных кадров, незаметно и без вспышки. - И самый главный человек сегодняшней фотосессии – наш арт-директор, Арни.
Мужчина в яркой оранжевой рубашке сам по себе был немного похож на попугая, однако до попугаев очередь пока что не дошла.
- Хотите поучаствовать? – неожиданно предложила Рэйчел, не видя ничего дурного в том, чтобы Джордан или Дилан попробовали себя, если захотят. Подобрать наряд не проблема, так же, как и сделать нужные макияж и прическу, тем более, что ее девушки уже почти готовы. – Отдельно или вместе со мной, - продолжила она, несмотря на то, что изначально макияж и перевоплощение не входили в ее планы, но в конце концов, модель она или нет? А моделей, как известно, «бывших» не бывает.

+1

22

- А если погода плохая? Дождь или ветер. Тогда как снимать на улице? - полюбопытствовала Джордан. - Я думала, что снимать в павильоне, ну, или в помещении в принципе, намного проще. Достаточно только выставить свет и… что там ещё?
Конечно, она не представляла сколько стоит съёмка, но догадывалась, что очень и очень дорого, правда, сумма с тремя нулями для неё уже была невообразимой, так что, пожалуй, некоторых вещей лучше было и вовсе не знать.
Жаль, что им не удастся погулять по зоопарку, пока идёт съёмка, хотя Джордан и не отказалась бы заглянуть за кулисы модельного бизнеса. Она лишь думала о том, что Дилан вряд ли впечатлится процессом. Модельный бизнес больше для девушек, нежели для парней, думала она, всё же для того, чтобы украсить собой обложку глянцевого журнала, нужно быть ну очень самовлюблённым человеком. Но они с Диланом были бы не прочь поглазеть на зверей, а может даже покормить кого-то. Впрочем, Рэйчел права, ведь у них будет шанс раскрутить её через три дня на то, чем бы они хотели заняться. Возможно даже съездить в Диснейлэнд или на студию Юниверсал и прогуляться по миру Гарри Поттера.
И да, само собой, Рэйчел не стоило особо надеяться на то, что Дилан вот так просто возьмёт и заговорит. Мальчик регулярно посещал психолога и логопеда, но он не желал идти на контакт, хотя с сестрой вёл себя как обычный нормальный ребёнок. Наверное ему просто требовалось больше времени, чтобы начать по-настоящему доверять человеку, но а пока его единственным связующим звеном с этим миром была Джордан.
- О, - предложение Рэйчел взять её мобильник и пройти прогуляться вызвало у девочки приступ смущения. Как-то нехорошо получается. Они приехали сюда для совместного времяпрепровождения, чтобы получше узнать друг друга и чтобы дети смогли окунуться в ту действительность, которой живёт Рэйчел Рассел. Наверное бросить её на этом этапе будет не очень чутко. - Может позже? Сначала мы понаблюдаем за съёмками. Мы же за этим сюда приехали? А зоопарк… успеется.
Они все вместе направились к месту дислокации съёмочной группы, причём Дилан держался за руку Рэйчел. Джордан шла с другой стороны, время от времени кидая взгляды на женщину и тайком разглядывая её внешность.
- А кто-нибудь будет изображать утку? - она захихикала. - Или глупую гусыню? Ди, помнишь, Матушку Гусыню?
Тот не ответил сестре, глазея по сторонам и едва успевая фокусировать взгляд. Ему было интересно абсолютно всё: от лавочек и мусорных контейнеров, до прилавков с воздушной кукурузой и мороженым, звери, к сожалению, оставались в стороне.
- Договорились, - согласилась Джордан, ловя Рэйчел на слове и добавляя ещё один список в пункт того, где бы они с Диланом хотели провести положенные им три дня. Но так уж выходило, что счёт пока вела только девочка, поскольку брат помалкивал.
- Ох, да мы практически ВИП-персоны, а! - она задорно пихнула Дилана в бок, после чего вернулась к прерванному разговору. -И для чего это было? Я имею в виду яма и заброшеный завод? Это была реклама или что? - немного проанализировав полученную информацию, Джордан задала следующий вопрос. - Так ты боишься высоты?
Так, за разговорами они и дошли. Ребята остановились как вкопанные, пока Рэйчел приветствовала своих сотрудников и коллег. По сравнению с утренним посещением пустынного бассейна здесь по-настоящему бурлила жизнь. И это очаровывало. Рэйчел немного подтолкнула детей вперёд, пока те переводили растерянные взгляды с одного разукрашенного лица на другое. Они не знали куда и смотреть, что говорить и как реагировать - так много всего происходило вокруг.
- Ээээ… - Джордан отвела взгляд, словно это не к ней обращались. Ей никогда не отвешивали комплиментов по поводу внешности, да и сама Роуз, положа руку на сердце, считала себя далёкой от идеала. Как и всякий подросток, она ещё не научилась воспринимать своё тело таким, как есть, в своей внешности её раздражало почти всё, так что девочка была уверена, что ни один парень в здравом уме на неё никогда не посмотрит. Да и среди нездравых желающих тоже как-то не находилось. Она знала, что многие её ровесницы не только уже вовсю встречались с парнями, но целовались и даже больше! Да у них в приюте половина девочек лишились девственности лет в двенадцать-тринадцать, а другая половина была настолько страшная и забитая, что… сделала это аж в четырнадцать! Ну, за некоторым исключением, конечно.
Джордан кивнула Рэйчел на представление девушек, оглядывая тех с головы до ног. Теперь-то она поняла, что имела в виду мисс Рассел, говоря о “превращении”. Модели выглядели действительно стильно. Затем последовало представление других членов группы и каждому нужно было кивнуть.
А вот вопрос Рэйч застал детей врасплох, по крайней мере, Джордан. Дилану наверняка было всё равно, ему было сложно постичь суть фотоискусства, а вот его сестре…
- Кхм… А ты тоже будешь участвовать? Ну, то есть наряжаться, делать макияж и всё такое? - ей уже не терпелось увидеть Рэйчел в работе, но погрузиться в атмосферу самой… было ужасно заманчиво, но в то же время страшно. Джордан не умела себя вести перед камерой, так что обычно выглядела напряжённой и зажатой, и ей не хотелось позориться перед профессионалами, из-за чего стресс только усилится, как и ненатуральный эффект.

+2

23

- Тогда сниматься в дождь и ветер, - рассмеялась Рэйч. – Модель должна работать в любых условиях, съемки в павильоне слишком дороги по сравнению с натурными. Не каждая компания может позволить себе тратить на это сотни тысяч долларов.
И сотни тысяч – это еще по-божески, бывают случаи, когда подобные расходы исчисляются целыми миллионами. Долларов, разумеется, хотя такие суммы не представить простому смертному.
- И потом, вряд ли какая-нибудь синтетическая трава сравнится со всем этим, - Рэйчел слегка подмигнула, кивая на всё это великолепие целиком. Парк зеленел, цвел, шумел ветром в листве и звенел сотнями птичьих голосов, которые становились тем громче, чем ближе они подходили к знаменитому птичьему павильону в бывшем здании обсерватории с настолько характерным обликом, что, кажется, изображение его знакомо каждому уважающему себя жителю Нью-Йорка и большинству туристов за его пределами.
- Конечно, - коротко кивнув по поводу мобильника, улыбнулась женщина. – Просто не забудь, если захочется, иначе я не смогу найти вас в зоопарке. Он огромен.
Да и делать заявления по громкой связи о том, что она в первый же (ладно, второй) день потеряла детей на территории зоопарка Рэйчел бы очень не хотелось. Потому в этом вопросе положилась целиком и полностью на сознательность подростка, веря, что даже если ей станет скучно, Джордан хотя бы известит об этом, не исчезая «по-английски» - тихо и не прощаясь.
- Нет, - рассмеялась Рэйч на замечание о матушке-гусыне, - боюсь, что нет, - невольно улыбнулась. – Утки и гуси простоваты для высокой моды, если только речь не идет о сельской жизни от кутюр. Но идею такой фотосессии, по-моему, еще не выдвигали.
Кстати, неплохая же мысль… Надо будет подкинуть Стюарту. Если он загорится идеей и заинтересуется, наверняка получится что-то стоящее и оригинальное. Новоиспеченной временной приемной матери нравился живой ум Джордан и манера ее общения, особенно сейчас, когда девочка немного расслабилась и даже перешла на «ты».
- Реклама, - кивнула вскользь, не заостряя на этом особого внимания, и бросила следом: - Съемки для высокой моды – всегда реклама. Только крайне необычная, как и она сама.
В самом деле, фантазии дизайнеров можно только позавидовать, и ведь никто никогда не видел, чтобы непосредственно с подмостков подиума платье «уходило в народ». Куда чаще это бывали или яркие, запоминающиеся и порой шокирующие сценические образы, или «красные дорожки» премий, или – закрытые вечеринки. В большинстве случаев дизайнерское платье надевалось всего раз в жизни. И оно в большей степени служило способом самовыражения для дизайнера, чем чему-либо другому… Дальше всё дело в имени, «дерзости», «новаторстве» и репутации. Ну, и, разумеется, в том, чтобы его идея нашла поддержку в чувстве вкуса и стиля сильных мира сего, именно тогда одежда становилась действительно брендом. Впрочем, Джордан все эти подробности были, конечно, ни к чему, ее занимало что-то другое… Только что?
Рэйчел едва не поперхнулась, услышав следующий вопрос.
- Это так заметно? – мягко усмехнулась и подтвердила догадку. – Очень боюсь. Просто научилась работать со своими страхами.
Полезное умение, как ни крути, и, возможно, Джордан тоже лучше всему этому научиться. Как пойдет. Хотя один из ее страхов – быть в центре внимания – Рэйчел всё-таки подметила. Дилан в этом плане вел себя куда храбрее сестры. Видимо, поэтому и задала вопрос – отчасти искушая, потому что… ну, это же так заманчиво – получить новый опыт фактически «не сходя с места», здесь и сейчас. Опыт, который далек от беспорядочных связей, выпивки или наркотиков, однако адреналина дарил ничуть не меньше, а, может быть, даже и больше всех этих синтетических «допингов».
- Вообще, я не планировала, - рассмеялась Рэйч, не став пока говорить, что макияж и прическа занимают порой несколько часов. В обстановке подготовки к съемкам и всего того хаоса, что обычно творился в закулисье, время пролетало более, чем незаметно. – Но если вы составите мне компанию…- лукаво посмотрела на детей.
- Рэйчел, и правда, покажи нам мастер-класс, - «поддержка» пришла откуда не ждали, в лице Арни.
- А что, и одежда найдется?
- Найдется, - кивнул мужчина, скользнув взглядом по подростковой фигурке Джордан. Многие модели обладали именно такими. Размер небольшой, для моделей практически стандартный. С мальчиком, пожалуй, могут быть сложности, но… небольшие. На то он и арт-директор, чтобы их решать. – И мастер по прическам не против, - уловил одобрение во взгляде Красавчика.
- И девушки к этому моменту уже свою фотосессию отработают, - подключился Стю. – Пора им обходиться без твоих подсказок, а, как думаешь?
- Думаю, что тогда детям надо образ подобрать, - рассмеялась Рэйчел и присела перед ними обоими. – Из тебя получилась бы очень красивая голубая сойка, - улыбнулась Джордан. – А из Дилана, например, симпатичная крохотная колибри. Это как маскарад, только заканчивается быстрее, не успеешь и глазом моргнуть. Есть у кого-нибудь фотографии птиц?
Арни уже спешил со снимками, распечатанными из Интернета для вдохновения собственно стилистов по волосам и макияжу. Видимо, «заготовок» было всё же сделано больше, чем моделей, как всегда.
- А для тебя у меня есть вот такой коралловый фламинго, - подмигнул Арни, подсовывая фотографии Рэйчел.
- Нет, ну, вы видели? Уже и меня определил, - шутливо проворчала Рэйч, разложив на ближайшем столе фотографии. – Вот такие, смотрите. Голубая сойка для Джордан и колибри для тебя, - улыбнулась Дилану, позволяя ему влезть на стул, чтобы рассматривать было удобнее. Чтоб она понимала по выражению лица ребенка, но Дилан, кажется, затею одобрял.

Голубая сойка

http://savepic.ru/14699663m.jpg, http://savepic.ru/14685326m.jpg

Разноцветная колибри

http://savepic.ru/14744705m.jpg

Коралловый фламинго

http://savepic.ru/14736513m.jpg

- Стю, девочки, начинайте работать, - кивнула своим Рэйч прежде, чем всё своё внимание сосредоточить на детях снова.
Что скажешь, переодеваемся? – перевела взгляд с Дилана на Джордан и обратно. – Это только для нас, фотографий никто без вашего разрешения не увидит, - заверила хотя бы в этом, но память и впечатления останутся. - И потом, когда вы еще попробуете аквагрим?
И если ответ положительный… то начнут они, пожалуй, с причесок и макияжа, одежда в последнюю очередь, поскольку с ней всё-таки проще всего. И золотые руки Красавчика с удовольствием превратят волосы Джордан в нечто шедевральное, подходящее под голубое оперение сойки – безо всяких красок. Максимум – «мелки», чтобы сделать несколько цветных прядей, которые спокойно смываются с волос за пару-тройку раз мытья. На Дилана в этом плане «мелков» понадобится больше… и большего количества оттенков и цветов, поскольку оперенье на голове переливчатое.

+2

24

- Как сниматься в дождь и ветер, если по сюжету должен быть солнечный денёк, например? - казалось, Джордан искренне заинтересовалась работой моделей, но на самом деле она просто любила докапываться до истины, узнавать что-то новенькое, расширять фоновые знания о действительности, которые помогают создать впечатление если не умного, то хотя бы начитанного человека. А уж учитывая, что из жизни подростка практически выпали три года, ограничивая ей доступ к информации, то этот интерес был вполне логично объясним.
- А сколько долларов тратится на аренду натурных планов? Нельзя же просто приехать на место и начать снимать? Или я чего-то не понимаю? - Джордан не была глупой девочкой и теперь, когда она всё больше осваивалась, приоткрывала завесу над своими мыслями, над своим характером и отношением к действительности. - Нужно договориться с собственником, заплатить. Нужно огородить, обеспечить охрану и прочее. Неужели это дешевле, чем арендовать павильон? И, кстати, почему тогда современные режиссёры предпочитают дорисовывать “натуру” на компьютере?
Впрочем, с тем, что настоящая трава лучше искусственной, Джордан была полностью согласна, разве что с минимальным исключением: искусственную можно сделать хоть фиолетовой для авангардистского сюжета или насыщенной до такой степени, какую не сможет дать природа.
- Да, я поняла, - подтвердила она. - Только вот Дилану он бесполезен. Позвонить он не может, а писать ещё не научился, - девочка покосилась на младшего брата. - Как и пользоваться мобильником.
И правда, откуда у приютских детишек сотовые телефоны? У Джордан, правда, был, старенький такой, убитый, подаренный ещё родителями для того, чтобы она всегда была на связи, а мама с папой знали, где она находится. Дилан, конечно, для подобных подарков был слишком мал. Телефон этот давно не использовался, поскольку оплачивать услуги сотовой связи Джордан было нечем.
А вот опасения Рэйчел по поводу ухода “по-английски”, кстати, не были лишены под собой основания. Джордан действительно было свойственно такое явление - исчезать незаметно, если вдруг она чувствовала желание находиться в другом месте. Это было связано с её наблюдательностью. Девочка без труда взглядом находила какие-то опознавательные знаки, людей, которых должна была держать в поле зрения, чтобы не потеряться, к тому же она отличалась неплохим чувством времени. В отличие от младшего брата. В этом смысле Дилан был по-мальчишески рассеян.
- По-моему, это дискриминация! Что скажешь, Ди? - возвестила девушка, вступаясь за права кур, уток и гусей, которые никак не могли бы отстоять их самостоятельно. - Я как-то видела шоу высокой моды по телевизору. Ну, давно, - пояснила она, не вдаваясь в подробности. - Так там модели такое на себя надевали! Что гуси-лебеди просто отдыхают!
А фотосессия в кантри-стиле могла бы получится очень даже живописной и - не из уст Джордан будет сказано - эротичной, однако у девушки никаких таких идей не возникло. Она просто пошутила на тему не самых привлекательных птиц для фотосессии и никак не ждала, что Рэйчел может принять её слова на вооружение.
- Зачем она вообще нужна, высокая мода? Она создаёт наряды, которые обычный человек никто не сможет надеть. Да и не самый обычный - тоже. Просто чтобы привлечь внимание к своей персоне?
Джордан всегда была далека от мира моды и никогда не думала, что судьба странным образом сведёт её однажды с одним из самых непосредственных её представителей. Девочка не знала, что в итоге выйдет из всего этого, но в жизни ведь пригодится любой опыт. Так? В конце концов, когда-нибудь в своём резюме она сможет прихвастнуть и написать, будто бы имеет представление об этой сфере искусства.
- Не заметно, - Джордан покачала головой. - Просто я спросила о самой экстремальной фотосессии и ты рассказала о съёмках на высоте. Вот я и сложила два и два, - для неё это было логично и, разумеется, она не пыталась таким образом выведать слабости Рэйчел. Девочка пожала плечами. - Прости, я не знала, что это тайна.
Джордан сказала это просто так, безо всякой задней мысли, потому что с логикой у неё проблем не было, а значит легко можно было догадаться, что люди не любят обнаруживать свои слабости, не любят демонстрировать их окружающим, не любят, когда таковые упоминаются в разговоре в принципе.
Неизвестно каким образом, но на поверхность всплыла идея - позже Джордан уже не сможет точно припомнить, кому именно она принадлежала - задействовать и детей в съёмках, убив таким образом сразу двух зайцев: познакомить их с поднаготной составляющей съёмочного процесса и пообщаться с прекраснейшими изящными и лёгкими созданиями, птицами.
- Нам? Фотографироваться? - Роуз посмотрела на Рэйчел, как на умалишённую. И если с Джордан ещё было более или менее ясно, но она совершенно отказывалась понимать, зачем это нужно Дилану. Мальчик хотя и был очарован процессом, но это скорее потому, что присутствовал на таком мероприятии впервые. Он совершенно также во все глаза следим бы и за работой погрузчика или машины для сноса домов.
- Сойка? - разочарованно протянула Джордан, не видя пока картинки. - Звучит как-то не очень вдохновляюще.
Втайне она, конечно, надеялась на что-нибудь более дерзкое и претенциозное, хотя, положа руку на сердце, знала, что не “потянет” такой образ. Джордан всегда чувствовала себя скованно перед камерой, не зная как правильно встать и куда девать руки. Помнится, мама всегда просила её встать ровно и не сутулиться, после чего отходила подальше, дабы запечатлеть не только личико дочери, но, в первую очередь, окружающую обстановку и одежду. Из-за этого на большинстве детских фотографий Джордан напоминала неподвижную статую с практически везде одинаковым выражением лица. Оставшуюся часть составляли так называемые “испорченные” снимки, когда девочка дурачилась, жмурилась, показывала язык или прятала лицо от камеры.
- Что скажешь, Ди? - спросила она у брата. - Хочешь фотографироваться?
Мальчик не особо понимал, что сейчас тут будет происходить, но ему было любопытно, а потому он кивнул.
- Дилан, кажется, в деле, - согласилась Джордан. - А я… - она смущённо замолчала. - Я плохо выхожу на фотографиях. Не знаю, стоит ли.
Но разумеется, она должна была принять участие, хотя бы для того, чтобы поддержать брата.

+2

25

Вопросы Джордан сыпались, как конфетти из новогодней хлопушки, но… какими бы ни были причины, Рэйчел оказалось неожиданно приятным подобное внимание, и она с улыбкой отвечала на вопросы:
- Сюжет на фотографии делает модель, и она должна использовать окружающую обстановку, - попыталась объяснить те тонкости, которые знала сама не понаслышке. Модель (поправка: профессиональная модель) всегда подобна чистому холсту, на котором стилисты и дизайнеры создают свою картину, свой образ со сторонами сильными и слабыми, которые она должна использовать по своему разумению – не забывая при этом показать одежду. Потому что во все времена первейшей задачей модели остается «продать товар». А самое верное средство для этого – уловить тот самый образ и создать на его основе тот самый сюжет. Сделать тот самый снимок, за который фотографы и заказчики готовы рвать друг другу глотки с криками: «Да! Да! Это оно! Хочу! Хочу! Хочу!!!». И что касается мисс Рэйчел Рассел, то она прекрасно научилась это делать, по праву заработав гонорарами квартиру на Манхэттене. Это ли не доказательство и не признание природного – и верно ограненного таланта? - Ту, которая имеется в данный момент времени. В этом и заключается ее работа.
Дальнейшие расспросы лишь укрепили теплую улыбку на лице Рэйчел – и мысль, что она поступает всё же правильно, забрав Джордан к себе. С каждым проведенным вместе часом эта девочка нравилась ей всё больше.
- Ну, ты сравнила, - рассмеялась женщина, отмечая пытливый ум и желание подростка докопаться даже до такой стороны вопроса, как финансовые траты. – Бюджеты фильмов – сотни миллионов, если не миллиарды, долларов, на этом фоне спецэффекты и компьютерная графика всего лишь капля в море. А вот компания, даже крупная, не может позволить себе такие расходы для ролика длиной всего лишь 35 секунд, поэтому вынуждена экономить. И да, съемки «на месте» обычно в десятки и даже сотни раз дешевле, чем то же самое в павильоне – с последующей обработкой на компьютере. Я бы даже сказала, что эта самая обработка – самое дорогое, что есть в рекламном и тем более модельном бизнесе. Для сравнения, ретушь фотографии еще несколько лет назад обходилась в тысячу долларов за снимок. Сколько таких снимков нужно обработать, чтобы найти тот самый, удачный, который пойдет на рекламу? А если учесть, что заказчик любит выбирать из нескольких? Нет, гораздо проще заплатить гонорар в 10 тысяч какой-нибудь ухоженной модели и услуги фотографа за всю фотосессию целиком, и даже с учетом выезда, аренды и договоренностей – всё равно выйдет в разы дешевле.
Рэйчел бросила украдкой взгляд на Джордан, гадая, про себя, удалось объяснить или добавить что-нибудь еще?
- Кроме того, фотографу, как творческому человеку, нужно найти вдохновение. А где его черпать? В голых стенах павильона? – это, конечно же, был риторический вопрос. – Ему нужно видеть композицию и кадр целиком, как режиссеру – сцену, а не дорисовывать картинку в своем воображении. Поэтому… натурные съемки предпочтительнее еще и в этом. Они с порога задают необходимый антураж и обстановку, задают настроение «истории» и будущего сюжета и в конце концов работают на наличие удачного снимка гораздо больше, чем закрытое пространство павильона.
Закончились у Джордан вопросы или же будут еще? Последним Рэйчел всегда рада, но вряд ли уже успеет ответить на многие… слишком целенаправленно и в чем-то неумолимо приближались они к месту съемок. Разобравшись с вопросами относительно мобильника и связи, если кому-то понадобится куда-то отойти, Рэйчел коротко кивнула, в очередной раз улыбаясь озвученному новому вопросу. На сей раз – о высокой моде. Его женщина предпочла разделить «на две половинки», давая ответ на каждую из них в отдельности, таким образом складывая картинку целиком.
- Привлечь внимание – однозначно да, - отозвалась на это. – К своей персоне? Думаю, что нет. – По крайней мере, это именно тот вывод, к котором смогла прийти для себя Рэйчел. – Ты права в том, что высокую моду создают дизайнеры. Да, у каждого из них есть свой личный стиль, но обычно идея коллекции, фотосессии или показа в целом несколько глубже, чем кажется. Эти вещи и образу создаются для того, чтобы привлечь внимание к проблемам самого разного толка – общим для многих и многих людей по всему миру. Для кого-то это «вечные ценности» и поиск красоты или наслаждений в каждом мгновении нашей жизни, для кого-то – острые и актуальные проблемы современности. Скажем, своеобразный призыв к миру во всем мире, протест против войны, привлечение внимания к трудностям ВИЧ-инфицированных и инвалидов, к проблемам детства и так называемого социального сиротства, поддержка благотворительных фондов различной направленности, протест против курения и так далее, и тому подобное. Высокая мода – это своеобразное послание, обращенное к сильным мира сего и говорящее на одном с ними языке – порой в весьма экстравагантных формах. Но это делается именно для того, чтобы привлечь внимание к проблемам. Например, наша нынешняя фотосессия – должна в итоге агитировать за сохранение жизни на планете, за сохранение разнообразных видов птиц, которые еще остались, но из-за деятельности человека постепенно исчезают с лица земли. Самые лучшие сегодняшние снимки будут участвовать в рекламных акциях Фонда дикой природы, попадут на плакаты и календари, и в конечном итоге должна увеличить приток пожертвований, которые Фонд пустит на мероприятия по сохранению птиц. Примерно так.
Объясняя всё это и раскладывая по полочкам, Рэйчел, кажется, даже немного выдохлась, но не переставала улыбаться и ловить реакции Джордан и – местами – Дилана, хотя сказать точно, что же его так привлекало, слова Рэйчел или точка назначения их конечного путешествия, было для женщины пока что крайне сложно.
- У тебя пытливый ум, - рассмеялась Рассел, одобряя сделанные Джордан выводы. – И хорошее внимание. Разумеется, это не тайна, но я настолько привыкла не показывать собственные страхи, что о них догадывается, разве что, узкий круг избранных. Стю – знает, - подмигнула заговорщицки. – Он как раз меня снимал, - это был один из первых опытов Литтлфута в качестве фотографа, а не модели. – Теперь и вы тоже, но это вовсе не проблема, все в порядке.
Рэйчел всегда могла признаться в том, что боится чего-то. Бояться, в конце концов, не стыдно. Стыдно – не побороть свой страх, поддаться панике и не выполнить свою работу. По крайней мере, так считала именно она. И потом, все люди чего-то боятся. Абсолютно и совершенно бесстрашных на свете просто нет.
- Надеюсь, ты не боишься птиц, - тепло улыбнулась где-то в промежутке и честно постаралась разделить внимание между детьми и работой… Что, в общем-то, довольно сложно, учитывая, что до этого дня рядом с Рэйчел вот уже долгое время была только работа – и больше ничего. Оставалось надеяться, что у нее всё-таки получается немного совмещать… и получится делать это в будущем.
- Брось, смотри, какая красавица, - Рэйчел специально подвела Джордан к столу, показывая снимки. Удивительно, но даже Дилан пока соглашался. Интересно, это по привычке «следовать» за кем-то более взрослым, вроде Джордан или самой Рэйчел, или же ему действительно любопытно, что такое аквагрим и как будет происходить всё это действо в целом? – Но ведь на этой фотографии будешь не ты, а сойка, - с улыбкой выдвинула последний аргумент и, заручившись наконец согласием, дала «сигнал» к работе.
- Джек, мы твои полностью, - рассмеялась Рэйчел, мягко подталкивая Джордан в сторону стилиста-парикмахера. – И вот тебе для вдохновения птицы, - положив снимки голубой сойки и колибри рядом, на рабочий столик, Рэйч чуть наклонилась к Джордан, улыбнувшись:
- Давай, не бойся. Начнем с прически, это главное. Потом я сделаю тебе макияж и переоденемся, - слегка подмигнула, решив, что собой займется в последнюю очередь, как и всегда.
- Арни, пожалуйста, скажи, что нам понадобится еще две птицы, - "вспомнила" о главном Рэйчел. Мужчина коротко кивнул, а дальше... Стюарт и Арни с довольными улыбками направились работать со звездными моделями, «выдергивая» девушек для фотосессий по одной. В распоряжении у каждой была сотня снимков, и Стюарт честно их отрабатывал, время от времени развлекая моделей шуточками или наоборот, давая минимум необходимых указаний. А Рэйчел между тем взяла «в работу» Дилана и попросила помощи стилистов с аквагримом для разноцветной маленькой колибри.
В результате руки мальчика от плеча до кончиков пальцев постепенно покрывались рисунком-оперением самой маленькой птицы на земле. Женщина сидела в соседнем кресле, шутила, подбадривала и радостно руководила сим событием, параллельно занимаясь макияжем и своими волосами. С ней проблем точно меньше: она решила уложить волосы нужным образом сама, чтобы затем доверить Джеку приладить на ее прическу яркую коралловую шляпку с перьями. Но обойтись без яркого кораллового макияжа? Конечно, нет.
Как минимум, половина ее лица скрылась под «маской» грима, острыми линиями зигзага переходящими с одной стороны лица на другую. Глаза, и без того большие, раскрыла маленькими точечками в уголках. Накрасила ресницы ярко-красной, или даже почти оранжевой тушью, добиваясь нужного эффекта, и довольно улыбнулась своему отражению. Образ фламинго явно получался. Поэтому, к тому моменту, как Дилан готов был сменить Джордан в кресле Красавчика, Рэйчел уже звала к себе поближе девочку.
- Иди ко мне, сейчас мы нарисуем личико, - конечно, в синих и голубых тонах, как сама соечка, чтобы не выбиваться из общего «оперения». Правда, в зеркало смотреть не позволила и намеренно Джордан от него отвернула. – Дилан, занимай место сестры, - улыбнулась мальчику и, доставая и раскладывая кисточки, склонилась вновь над своей девочкой-подростком. – Сначала закончу, потом посмотришь, ладно? – поймав подбородок Джордан подушечкой пальца, Рэйчел плавно развернула лицо сначала в одну, потом в другую сторону и довольно произнесла. – Да, я уже знаю, как это должно быть.
Она не имела ничего против того, чтобы продолжать разговоры во время «работы», тем более, что занятие ей очень нравилось. На лице Джордан проявились мелкие голубые перышки в районе лба и на висках. Несколько символических – на щечках, их Рэйч намеренно обвела тонким контуром белого цвета. Кончик носа при помощи того же грима, превратился в «клюв» - Рэйчел, конечно же, заметила привычку Джордан наклонять немного голову вперед. С такого ракурса, привычного для девочки и потому естественно, ее затея однозначно будет смотреться так, как надо. Немного подвела глаза, включая темно-синие стрелки и… когда ко всему этому добавилось соответствующее платье и аксессуары, перед изумленной публикой оказалась та самая милая простая и очаровательная голубая сойка. Почти как на картинке.
Дилана упаковали в разноцветные шорты – с яркими «кляксами», и майку-«кольчужку» без рукавов, защитного темно-зеленого оттенка с отделкой из каких-то странных маленьких "чешуек", чтобы создать эффект оперения на груди. Вкупе с гримом на руках и прической, над которой постарался Красавчик Джек, смотрелось, может быть, и странно, но… сочетаемо. Идея прочитывалась явно.
- Добавь Дилану сюда еще разноцветные перышки за ухо, - едва сдерживая улыбку, попросила Джесс, и только после этого позволила детям увидеть друг друга, убрав разделяющую их тканевую перегородку. Интересно, долго они будут перетаптываться на месте, один босиком, другая в черных изящных плетеных лодочках с закрытым носком, на танкетке?
- Ну, что скажете? – отозвалась уже из кресла Рэйч, пока Красавчик колдовал над шляпкой. – Почти как маскарад же, да?
И неважно даже, что эти приготовления заняли даже не один час… Результат, с ее точки зрения, стоил потраченного времени и сил.

Отредактировано Rachel Russel (06.07.2017 16:57:52)

+2

26

Рэйчел оказалась терпеливым собеседником. Она не увиливала от ответов, не предлагала девочке обратиться в библиотеку или пойти посмотреть телевизор, она не раздражалась из-за того, что каждое новое слово провоцировало у Джордан всё новые вопросы, не закатывала глаза и не поражалась тому, какая же эта девчонка тупая. Напротив, казалось, ей даже нравилось внимание девочки к её работе, а ведь она даже не знала причин, побуждающие Роуз задавать всё новые и новые вопросы. Возможно та пыталась нащупать ту границу, когда она надоест Рэйчел своим присутствием, или же пробовала играть в пай-девочку, приберегая отрицательные черты как-нибудь на потом, и просто делала вид, будто ей интересно, или же она вс. жизнь мечтала стать супер-звездой, а карьера модели на первый взгляд не предполагала каких-либо особенных умений, ведь достаточно только родиться симпатичной, да и то, в последнее время это было необязательно, поскольку чудеса макияжа и профессионализм пластических хирургов могут любую дурнушку превратить в самую что ни на есть раскрасавицу.
За один день Джордан, конечно, не могла освоиться в общении с Рэйчел, так как ей требовалось гораздо больше времени, чтобы узнать человека, и ещё больше, чтобы раскрыться самой. Она не знала, что там мисс Рассел увидела в её глазах на той благотворительной фотосессии, почему всё-таки выбрала её, поскольку не казалась самой себе достойной новой жизни. Нет, она, конечно, верила, что каждый ребёнок заслуживает жить с любящими и любимыми родителями, но не считала себя лучше или хуже других. А посему, несмотря на вроде бы удовлетворительные объяснения Рэйчел, продолжала искать причины, побудившие женщину к такому поступку.
Джордан не оставалось ничего, кроме как кивнуть в ответ на объяснения Рэйчел, хотя и не могла согласиться с той в полной мере, зато узнала кое-что новенькое об этом мире. Женщине не удалось её переубедить в том, что павильонные съёмки гораздо проще и дешевле, по крайней мере, судя по тем документалкам, что видела старшая сестра Дилана. А вот если создатели - фильма, рекламной кампании, неважно - гонятся за достоверностью, за естественностью и макисмальной натуралистичностью, то они должны быть готовы раскошелиться. Они уже вплотную приблизились к месту съёмок, но Джордан успела задать последний оставшийся у неё вопрос, скорее для того, чтобы подчеркнуть независимость своего мнения, нежели для того, чтобы узнать истину.
- А разве фотографии на натуре не ретушируются? Я думала, они все подвергаются обработке. Разве тебе не придётся в любом случае платить за обработку, неважно, снимаешь ты в павильоне или на свежем воздухе?
А вот с тем, что вне павильона для фотографа проще найти вдохновение, поспорить она не могла. Более того, Джордан как-то не предполагала, что фотографу тоже нужно вдохновение. Зачем оно ему? Просто смотри через объектив и щёлкай! Лови интересные моменты, но ведь моменты, как сказала Рэйчел, создают модели. Короче говоря, Роуз немного запуталась, хотя дальнейшие объяснения немного прояснили ситуацию.
Высокая мода всегда вызывала у Джордан если не смех, то улыбку точно. Авангардистские наряды, которые модель едва может надеть на себя и кое-как передвигаться на невообразимых каблуках с непонятным столбом из волос на голове. Это мода?
- Значит, это что-то вроде социальной рекламы? - предположила Джордан. - Но почему бы тогда снять тех же больных СПИДом, показать каково им живётся и какого рода помощь требуется? И я могу ещё понять фотоснимки с призывами, например, против убийства животных или, наоборот, с просьбой поддержать наших солдат в Ираке, но смысла выпускать модель на подиум с сеном на голове и в мешке из-под картошки, украшенном натуральными цветами, - покачала головой. - И при этом называть это модой я постичь не могу. Прости.
Сообразив, что её слова могли задеть Рэйчел, которой данная тематика была близка, как никому, девочка поспешила извиниться.
- Но мне кажется, это круто. Ну, то, что вы делаете. С привлечением внимания к проблеме истребления редких видов птиц. Надеюсь, благодаря вашей работе удастся собрать неплохую сумму в помощь пернатым.
В этом и было принципиальное отличие Джордан от всех тех, кого она знала. Все и каждый смело смотрели своим страхам в глаза, готовы были испытывать себя, чтобы победить то, чего боятся до смерти, переступить через ужас, преодолеть преграду. Джордан же было проще спрятаться. Ничего не делать. чтобы избежать неловкой ситуации, нужно просто в таковую не попадать. Например, если у человека боязнь сцены, то абсолютное большинство полезет прямо туда, чтобы справиться со страхом, Джордан же вообще на неё не пойдёт и будет всячески избегать хотя бы малейшей вероятности оказаться где-то поблизости. А страхов у девочки-подростка было целое множество, пусть даже этого нельзя было так сразу понять. Правда, основное их количество было, конечно, связано с социумом, а так как девушка создавала впечатление замкнутого и возможно даже нелюдимого ребёнка, это скрадывало на самом деле природную стеснительность.
- Нет, конечно, - Джордан насмешливо поморщилась. - Бояться птиц глупо, - она бросила беглый взгляд на брата. - Если только они не пытаются выклевать тебе глаз. Кстати, Ди, ты знаешь, какая птица считается самой быстрой в мире? Сапсан! - торжествующе объявила девочка, не дожидаясь ответа. - Угадай, с какой скоростью он пикирует? 320 километров в час! А человек передвигается со средней скоростью 5 километров в час. Представляешь!
Она резко положила обе руки на плечи брату, из-за чего тот вздрогнул, но не произнёс ни слова.
Надо признать, на фотографии сойка и впрямь выглядела симпатично, вот только девочка не имела ни малейшего представления, как Рэйчел будет превращать её, гадкого утёнка Джордан, в прекрасную голубую сойку. Эта миссия казалась невыполнимой.
- Ну, наверное, - неохотно согласилась девочка. Окей, её переоденут, накрасят, может даже причёску сделают. А что дальше? Внутри-то она не изменится! Она останется всё той же невзрачной Джордан Роуз. Одним словом, ей не очень нравилась эта затея, но желая как-то угодить Рэйчел, она согласилась. Будет потом, чем похвастаться перед ребятами! Девочка кивнула.
И после этого её отдали на растерзание парикмахеру. То и дело Джордан косилась в сторону, краем глаза пытаясь увидеть магию грима в действии. Было не очень удобно, поскольку их с братом кресла располагалась практически на одной линии, а потому девочка могла наблюдать лишь за движениями рук стилистов. Она не знала, сколько времени провозился с её волосами парикмахер, но в какой-то момент начала откровенно скучать. Сидеть в кресле без возможности пошевелиться - разумеется, такая возможность у неё была, а профессиональные модели и вовсе умудряются в процессе подготовки пить кофе, перекусывать сэндвичами или трепаться по телефону, просто Джордан старалась даже не дышать, находясь в центре внимания других людей и боясь нарушить изначальную задумку - утомит кого угодно. Она старалась этого не показывать, но едва боролась с зевотой, ведь процесс сооружения на её голове нечто, что должно было напоминать сойку, затянулся. Джордан и не знала, что это всё занимает так много времени. И всё это ради пары-тройки фотографий? Так что Роуз испытала облегчение, когда Рэйчел объявила наконец, что перевоплощение закончено и теперь они с Диланом могут поменяться местами. Только вот не догадывалась, что накладывание макияжа - процесс едва ли быстрый.
- Ты будешь рисовать красками? - напряглась Джордан, несколько помедлив, когда Рэйчел поднесла кисточку к её лицу. - Оно потом смоется? У нас в приюте была девочка лет десяти. Однажды она захотела стать похожей на воспитательницу и накраситься для этого. Косметики у неё не было, поэтому она накрасилась обычными красками. Гуашью! Представляешь!
Несмотря на готовность мисс Рассел продолжить беседу, Джордан теперь молчала, боясь сбить с панталыку женщину или нечаянно дёрнуться в самый ответственный момент. Прикосновение кисточки дарило щекочущие ощущения, из-за которых казалось, будто рука Рэйчел весьма не твёрдая, линии выходят кривыми, а сам рисунок - неаккуратным и даже бесформенным.
С глазами Рэйчел пришлось изрядно помучиться, поскольку Джордан никак не давалась. Нет, она не вредничала и не упиралась, но начинала бешено моргать, как только кисточки приближались к органам зрения. Автоматический рефлекс несколько затянул процесс подготовки, но в конечном итоге дети были готовы.
Перегородку убрали, и Джордан просто не узнала младшего братика.
- Воу! - воодушевлённо воскликнула она, увидев на месте Дилана маленькую экзотическую птичку перед собой. Его же взгляд на сестру иначе чем офигевшим назвать было нельзя.
Оба одновременно обратили раскрашенные лица к яркой Рэйчел.
- Ого! Тебя не узнать! Как будто маска на лице! - прокомментировала Джордан, а затем обратилась к отражению в зеркале. Её глаза, удачно подчёркнутые мастерской рукой Рэйчел, удивлённо округлились. Видно было, что девочка себе не узнала. - Вау, - с придыханием прошептала она и потянулась рукой ощупать с целью проверить, себя ли видит по ту сторону. Сообразив вовремя, что прикосновениями может испортить грим, Джордан осеклась и принялась медленно крутить головой, не сводя оценивающего взгляда с голубой сойки напротив.

+1

27

Что ж, настал тот момент, когда Рэйчел поистине не знала, что сказать и как ответить. И нет, это касалось вопроса не о ретуши. Фотографии моделей как правило не ретушируются… поэтому и выглядеть им надо потрясающе буквально каждый текущий момент, потому что в любой из них – абсолютно и совершенно в любой – модель могут вдруг сорвать на съемки.  Представьте себе, что в этот самый момент она почему-то не готова, и мямлит в трубку о том, что у нее только завтра запись к косметологу. Неловко получится, правда? Ее очень быстро заменят на другую, «готовую», и перестанут куда-либо приглашать. Учитывая конкуренцию в сфере модельного бизнеса и  количество желающих на квадратный метр, сделать это совершенно не сложно. 
Задуматься заставил вопрос про социальную рекламу, и раз уж Рэйчел не смогла на него ответить сразу, то обошлась молчанием и мягким касанием ладони к волосам Джордан в благодарность за этот маленький «шажок назад» вместе с «не понимаю». Сама Рэйчел подозревала, что всё дело исключительно в человеческой психологии. Чем богаче и влиятельнее ты становишься, тем меньше хочешь вспоминать о неимущих и думать о тех, кому реально требуется помощь. Там «модно» делать вид, что не существует иного мира, кроме элитарного, заполненного деньгами, богатством, роскошью и красотой. «Уродливое» - а любые документальные ролики на острые темы воспринимались именно так – не достойно того, чтобы обращать на него своё внимание. Его следует маскировать, скрывать и избегать, как скелетов в собственном шкафу. Не для того люди рвались к власти и богатели, чтобы снова видеть вокруг себя убожество и нищету. 
Если они что и хотели видеть – то… искусство, красоту, пусть даже и в настолько странных формах. Иным образом дорогая дизайнерская одежда высокой моды даже и не воспринималась. Это, конечно, не то, что можно носить каждый день. Но это то, на что сильные мира сего обратят внимание. А если обратят – то и раскошелятся, потому что каждому – всё-таки – свойственно в той или иной степени «замаливать грехи», и свой скелет в шкафу у каждого первого… у некоторых – так и вовсе «братские могилы» человеческих жизней, вмурованные в нынешние стены – богатства, статуса и положения в обществе, где принято показывать только свое «красивое» лицо. 
Зная всё это, Рэйчел пока не понимала одного – как донести до Джордан свою мысль так, чтобы девочка поняла всё правильно. Всё же, пятнадцать лет – почти уже пятнадцать – это только вступление во взрослую жизнь, постигать законы которой приходится исключительно собственным опытом. Нет уж. Пусть возведенный Рэйчел собственный мирок еще хотя бы недолго побудет для детей красивым – и потому привлекательным. Успеют еще познакомиться с его «злой» стороной. 
- Мы тоже надеемся, Джордан, - Рэйчел мягко кивнула и улыбнулась самыми уголками губ. – Спасибо.
Улыбка стала явственнее, стоило Джордан поделиться своими познаниями с братом. Умная девочка. И наверняка много читает… Этот вывод выплыл сам собой, стоило лишь вспомнить, какую комнату выбрала для себя Джордан. С большим количеством книг. Так почему бы и не превратить одну из их тех историй в маленькую сказку наяву? Ведь даже гадкие утята вырастают в прекрасных лебедей, а Джордан, по мнению Рэйч, совсем не была «гадкой». Она как холст. Как чистый холст, могла превратиться во что угодно – от простенькой деревенской пастушки до нарядной экзотической бабочки. Надо только немного помочь с превращением в заданном направлении… 
- Представляю, - усмехнулась на рассказанную подростком историю. - Не беспокойся, это аквагрим. Специальные краски на специальной водной основе. Всё смоем вечером, я покажу как.
«И даже теплый мыльный раствор сделаю, всё смоем». Пока же о пользе мыла Рэйчел решила благоразумно промолчать, несмотря на то, что от ее мыльных пузырей – глаза не щипало почти никогда. Особым пользовалась, детским. Для самых маленьких детей, и отнюдь этого не стеснялась. Не зря же пишут, что всё лучшее детям? И состояние ее кожи – прекрасное тому подтверждение. 
- Глазки закрой, - улыбнулась на эти рефлекторно-частые моргания. - И ни о чем не переживай. Всё будет очень красиво, - заверила, прорисовывая тонкой кисточкой темно-синие стрелки и контур вокруг глаз. – И аллергии не будет, это всё специальная косметика
Для модели только такую и старались подбирать, потому что нет ничего хуже, чем красивая модель с красными от аллергии «вампирскими» глазами. А краситься девушкам приходилось порой по нескольку раз на дню для самых разных образов. И сейчас они с Джордан и Диланом как раз создавали один из таких. И чудо преображения свершилось!
- Так и задумано, - отозвалась женщина, с любопытство глядя на реакцию детей друг на друга. Последняя, честно говоря, даже позабавила. Дилан так смотрел на сестру, словно никак не мог поверить в то, что это действительно она. Но… так ведь оно и было. Как все-таки удачно совпало, что сегодня именно такая фотосессия… Рэйчел ни за что не подгадала бы так специально, даже если бы хотела. 
- Готово, Рэйч, - это Джек закончил колдовать над шляпкой. – Пойдем, одеться помогу
- Иду, - Рэйчел кивнула, выбираясь из кресла и давая детям время немного привыкнуть к своему новому виду. – Можешь трогать, он не размажется, - отозвалась по пути Джордан. – Подождите пять минуток, я сейчас. 
Могло показаться, что пять минут – бравада, однако… за подиумом приходится переодеваться и за три минуты, так что пять – уже невероятная роскошь, и можно делать это практически не торопясь. 
Как раз в этот момент сделал очередной перерыв Арни, подходя к детям и тоже их не узнавая. 
- И вы посмотрите-ка на них, какие у нас райские птички на площадке, - улыбнулся он. – Там как раз ваших партнеров принесли, сойку и колибри. Знакомиться пойдем?
- Идите-идите, я сейчас догоню! - Рэйчел естественно не против… она как раз влезает в длинные узкие сапоги для демонстрации красивых ног фламинго. Все ничего, но каблучище! Он сделал Рэйчел выше разом на 16 сантиметров. По сравнению с этим обувь Джордан – верх лояльности. И на этакой шпильке тоже надо «работать» - особенно в платье на пышной белой нижней юбке, короткое спереди – и длинноватое сзади, ниспадая, видимо, хвостом. Наряд чудаковатый, безумно красивый и очень сложный, поскольку очень тяжело за ним «не потеряться». Слишком много ярких акцентов и аксессуаров в одном «комплекте» собралось. Впрочем… для Рэйчел – все по-прежнему в порядке, она работает с любыми вещами и дизайнерскими «находками» (даже если последние таковыми не являлись). 
Арт-директор фотосессий занимал свою должность не просто так. За то время, что детям делались прически, грим и макияж, подбирались наряды и одежда, он успел договориться еще о двух птицах, ранее в волшебный список не включенных. Конечно, кое-где и кое в чем пришлось соврать, но… в общем и целом всё вышло именно так, как было нужно. Это замечательно. 
Смотритель с нужными птицами ждал у крайней правой площадки. Сойка сидела «на кольце» на очень тонком леске-поводке, видимо, чтобы не улетела. Маленькая колибри же пока находилась под плотной тканью, чтобы ей было спокойней. И для начала детям предложили их немного покормить. Насыпали в подставленные руки немного птичьего корма для сойки. 
- Держи, - сойка оказалась вполне сговорчивой, и первой перешла на руку Джордан, собирая клювом лакомство прямо с раскрытой ладони.
Капнули в ладони Дилана сахарного сиропа (как замена для нектара) и показали, как превратить детский кулачок в «венчик цветка» с отверстием сбоку. 
- Щекотки не боишься? – спросили у Дилана, открывая клетку. – Это самая маленькая птичка с самым большим сердцем. Прямо как ты, - смотритель (а это оказалась девушка), подмигнула мальчику. - Поднеси руку ко «входу».
И крохотная колибри с интересом посматривая на детскую руку с десяток секунд, все-таки вспорхнула в его сторону, добираясь до сладкого «нектара». Кого-то явно надо было превратить в цветок, поскольку выглядело всё, наверное, несколько потешно. 
- Это вы уже и подружились? – с улыбкой подошла фламинго-Рэйчел, рассматривая оживший зоосад. И ведь через несколько минут всё это богатство уже будет снимать на камеру Стюарт. – Арни, вы там как? Закончили? 
- Почти, - отозвался мужчина, с одобрением глядя на получившийся образ. – Минут через 10 можем начинать. К слову, твоя птичка – вон там стоит и отдыхает
Фламинго картинно стоял по колено в воде в ближайшем озере. 
- Обалдеть, - произнесла вслух Рэйчел. – Ты что же, меня надумал в озеро загнать? 
- А ты как думала? – рассмеялся Арни. – Ты же модель. А модели
- … работают при любых обстоятельствах, - закончила Рэйчел, про себя обозвав его прохиндеем. – Ладно, мастер-класс – так мастер-класс. Только сначала всё отснимем на земле, потом вода, чтобы не испортить кадры, - кивнула ему и снова вернула всё своё внимание детям. 
- Ну как? Похожи на своих героев? – улыбнулась Джордан и Дилану, наклоняясь к ним обоим с высоты своих 16-сантиметровых каблуков. – И просто не думайте о том, что вас фотографируют, ладно? Будьте самими собой. Общайтесь с ними, гладьте их, смотрите на них даже, а не в кадр. Единственное, о чем нельзя забыть – прямая спина и открытая шея, - провела ладонями по детским спинам, аккурат между лопаток. – Договорились, птенчики? – улыбнулась смеющимся взглядом.

+1

28

О, да, помощь в превращении из гадкого утёнка в прекрасного лебедя Джордан бы не помешала, даже, наоборот, была бы весьма кстати, поскольку девочка, как и большинство подростков в её возрасте, пребывала в абсолютной растерянности относительно своего будущего. В отличие от тех ребят, которые жили в полных семьях, где обсуждали дальнейшие планы с родителями, спорили со взрослыми или же соглашались, развивали свои интересы или закапывали талант в землю, кладя способности на алтарь родительских предпочтений, Джордан не имела никакого понятия относительно области, где могла бы проявить себя. Первоначальные тесты на профпригодность не сообщали никакой важной информации. Все предложения были условны и до такой степени обтекаемы, что не давали конкретики, оставляя девочку жить настоящим. У неё не было цели обязательно поступить в колледж после школы, не было планов работать по специальности, так как жизненные приоритеты расставлялись немного иначе. Она заботилась о брате и понимала, что когда настанет момент и ей придётся покинуть приют (на тот момент подросток не рассматривала вариант, что всё же найдётся семья, которая захочет её удочерить или взять под опеку), нужно будет как-то выживать. А учёба - дело вторичное. Так что Джордан, может, и хотелось превратиться во что-то прекрасное, но пока она сама не знала во что именно.
Может в голубую сойку? Очаровательное нежное создание с крыльями, которое может подняться в воздух и улететь, если ему что-то не нравится или если оно чувствует себя несчастным.
Джордан осторожно дотронулась до лица, проверяя, не иллюзию ли видит перед собой в зеркале, а затем повернулась к Дилану. На лице мальчика расползлась довольная улыбка. Он поднял вверх большой палец и кивнул.
- Да, пошли! - согласилась девочка, приобнимая брата за плечи и уводя его из импровизированной гримёрки.
Идти оказалось не очень далеко, так что дети почти сразу разглядели своих партнёров по съёмочной площадке. Они оба застыли в нерешительности перед смотрителем, глядя на живописных птиц, которых должны были изображать на фотографиях. Пернатые выглядели такими маленькими, такими хрупкими и беззащитными, особенно с этими колечками на лапках.
- И что мы должны с ними делать? - осторожно поинтересовалась Джордан, примерно представляя себе порядок действий.
Следуя указаниям служителя зоопарка, она первая подставила ладошку, волнуясь немного из-за того, что птица может заартачиться. Что если Джордан ей не понравится? Что если она откажется садиться к ней на руку? Что если она будет так напугана, что съёмка сорвётся? Получится, что труды Рэйчел и её команды были напрасны?
Но далеко в мыслях девочке зайти не удалось, потому что ведомая инстинктом сойка всё же присоединилась к Джордан, и та почувствовала, как жёсткие, но такие тонкие лапки обхватили её ручку, впиваясь в кожу. Она поморщилась от непривычных и слегка болезненных ощущений, но промолчала, не желая выглядеть капризулей, тем более Дилан наблюдал за сестрой во все глаза и явно брал с неё пример.
Мальчик не помнил отца и не знавал сурового мужского воспитания. Джордан пыталась доносить до него своё представление о том, каким должен быть мужчина, но по-настоящему сама дать этого брату не могла. У него перед глазами не было не то чтобы достойного образца для подражания, но и представителя сильного пола в частности. А потому ему приходилось ориентироваться на сестру, хотя с возрастом постепенно к нему приходило понимание, что единственная оставшаяся в живых родственница не может заменить ему отца или брата.
Дилан испугался от неожиданности, хотя его и предупреждали, когда из своего укрытия выпорхнула птичка. Он немного съёжился, по его втянутой в плечи голове было понятно, что мальчику страшно, но и любопытно в ту же секунду, так что брат Джордан боролся со страхом и пока побеждал его. Он поднял голову на звук знакомого голоса и было видно, как округлились его глаза при виде изменившейся Рэйчел. Его сестра тоже не смогла сдержать восторженного возгласа.
- Вот это да!
Она была такая красивая, такая яркая, такая… звёздная, как будто дети вдруг очутились внутри телевизора в самой гуще событий! Они даже на время забыли про своих птиц. Потребовалось какое-то время, чтобы привыкнуть к Рэйчел в новом обличии, чтобы не бояться её и её сияния. Почти раскрепостившиеся было дети снова присмирели, чувствуя себя маленькими и ничтожными, ведь себя они больше не видели, а Рэйчел-фламинго была вот она, прямо перед глазами.
Джордан автоматически выгнула спину, когда модель провела меж лопаток ладонью. Осанка никогда не была её сильной стороной, но подросток почти не обращала на это внимания. Она недоверчиво поморщилась - со слов Рэйчел звучало всё просто, слишком просто, а Джордан знала, что так не бывает. Затем она вспомнила, что на руке у неё сидит голубая сойка, и вернула птице своё внимание.
- И что нам, просто стоять? - растерянно спросила девочка, не обращаясь ни к кому конкретному, поскольку всё равно не могла сразу понять, кто же здесь главный и кого стоит слушать в первую очередь. - И ничего не делать?
В отличие от сестры, Дилан присел на корточки, съёжившись, как та самая колибри у него в руках, и склонился над нею, как будто что-то нашёптывая. С нежностью он погладил крошку по головке.

+1

29

- Ну, почему же ничего, - Рэйчел любила восхищенные взгляды, но еще больше, чем это, любила зажигать восхищением людей вокруг. Восхищением к тому, что они делают в данную минуту. – Стоять, сидеть, скакать, подпрыгивать, хмуриться  и улыбаться, чуть-чуть манерничать – перенимая повадки птицы, ее манеру наклонять голову, расправлять крылья или смотреть на тебя с долей интереса. Делать можно абсолютно и совершенно всё, что придет тебе в голову и что захочется. Главное не травмировать птицу, она же будет с тобой на фотографии, - улыбнулась женщина, поясняя этот момент. Джордан и Диллан не были профессиональными моделями, и Рэйчел не стремилась превратить детей в моделей. Потому и требований к ним таких же высоких, как к себе, не предъявляла.
- Диллан, кажется, уже понял, - указав Джордан взглядом на воркующую парочку, проговорила Рэйч, неосознанно погладив мальчика по волосам и впервые не задумавшись о том, насколько уместно или же неуместно это действие, и как оно будет «прочитано» сестрой.
- Стюарт как раз заканчивает снимать Идан. Можешь посмотреть поближе, если хочешь, - разрешила даже это, чтобы у Джордан был какой-то образец перед глазами, если девочке это нужно. Идан, как оказалась, была той самой элегантной журавелькой в легком серебристом наряде и с «венцом» на голове. Вокруг нее с гордостью вышагивал журавль, время от времени подбирая с земли какое-то лакомство или смотря на них всех свысока, и девушка очень старалась составить ему достойный дуэт. Вот только ловить момент приходилось крайне быстро. В отличие от той же сойки, умещавшейся на руке, контролировать журавля куда сложнее… как впрочем и любую другую крупную птицу.
По окончании этих съемок Стюарт выдохнул и заменил на фотоаппарате карту памяти, отснятую полностью. Так что количество детских кадров получалось почти неограниченным, исключительно по желанию «клиента». После ухода модели вместе с журавлем, жестом пригласил Джордан занять ее место. Просто девочка стояла к нему ближе всех. Вот и…
- Как снимать будем? Отдельно с птицей, друг с другом, или вообще вместе всех троих? – Стю повернулся к Рэйч. Та взяла на раздумье пару секунд.
- Наверное, всего по чуть-чуть, но меня последнюю. Арни приготовил для меня купание в водоеме, - усмехнулась, - поэтому совместные и детские фото – все делаем «до». Потом меня отдельно, как модель.
- Как скажешь, Рэйч. Договорились, - улыбнулся фотограф, и… начали всё же с детей и птичек, вместе и по отдельности.
- Не бойся ничего, и просто забудь о фотографе, хорошо? Общайся с птицей – и со мной, будь собой и помни: ты – это сойка… которая вдруг превратилась в человека, как мечтала.
Рэйч искренне пыталась раскрепостить детей, активно помогая то советом, то – внезапно – рожицей, скорченной из-за спины фотографа для всеобщего увеселения и подвижности. Показывала то или иное движение, намекая на то, что можно поиграть немного с платьем, или какой-нибудь особо удавшийся Джордан жест – чтобы девочка еще раз его повторила, если не была уверена, что Стю его запечатлел. В общем и целом «стоять» действительно не получалось – приходилось постоянно двигаться, пересаживая сойку с плеча на руку и обратно, или же просто позволяя ей «гулять»…
Так что уже и Дилан загорелся забраться к сестре и попробовать, и Рэйчел, естественно, не стала его удерживать, когда он устремился вдруг к сестре вместе со своей маленькой птичкой в сложенных ладонях. Потом его таким же образом отсняли одного, где-то в промежутке временно забрали птиц, и Рэйчел, играючи, присоединилась к детям третьей. С ними она больше веселилась, чем работала…
Работа началась, когда остались лишь она и коралловый фламинго, и руководство съемочным процессом вновь взял на себя Арни.
- Так, дорогая. Обещала мастер-класс, - напомнил он, когда все слишком увлеклись, и Рэйчел, смеясь, отозвалась:
- Я помню!
- Стю, сколько кадров было у девушек? Семьдесят? – получив подтверждение от фотографа, Арни лукаво прищурился, усложняя задание. – Даю тебе тридцать пять, Рэйч!
- Отлично, я как раз отменно разогрелась, - с готовностью ответила женщина, отпуская наконец-то от себя детей. – Ну что, теперь работа? Идем, ваше место в первых рядах.
Ее модели, к слову, уже вполне успели избавиться от макияжа и платьев, и собрались вокруг «съемочной площадки» как простые зрители. Сказать по правде, Рэйчел уже слегка устала, отдавая слишком много эмоций общению с детьми и направляя на это огромную часть сил, но… от усталости не осталось и следа, как только она встала под объектив фотокамеры.
Тридцать пять кадров. Всего тридцать пять – и все такие разные. На земле. В прыжке. В воде. Поза. Движение. Жест. Постоянно меняющийся угол наклона головы и выражение глаз. Раз. Два. Три. Рэйчел кокетничала с камерой, как птица, решившая вдруг показаться своему фотографу во всей красе. Она вытягивалась классической фламинго, изящно стоя на одной ноге и не теряя равновесия, клюв к клюву, лицом напротив «лица». Она имитировала «взлет», задействуя длинный шлейф своего платья поднятым крылом. Она не боялась ни намокнуть, ни выглядеть откровенно смешной, под конец рухнув спиной в озеро почти что с головой и подняв тучу брызг – немного напугала своего «фламинго».
- Черт, Рэйчел! Последний кадр просто шедеврален! – оценил плоды ее трудов Стюарт, и на кадре «летело» практически всё – платье Рэйчел, руки Рэйчел, ее красиво изогнувшееся тело, и фламинго позади нее.
- Верю, - со смехом отозвалась женщина, выбираясь из озера и отжимая волосы по пути. – Только теперь, боюсь, мне надо переодеться.
Отжать дизайнерское платье даже не пыталась, чтобы не повредить, приобнимая по дороге Джордан и Дилана за плечи мокрыми руками и возвращаясь под ту самую «гримерку», где уже стояли салатики и мясо… Съемки – дело утомительное, моделям тоже надо есть.
- Ну что, теперь гулять? Или сначала пообедать? – чуть подмигнула детям, возвышая голос. – Арни, ты пиццу не заказывал случайно?
- Ну как же нет! Конечно, заказал! Или ты думаешь, я буду есть всё то же, что и твои модели? – подшутил арт-директор и пригласил детей и Стю, приветственно махнув руками, к своему краю стола. – Дети,  фотографы, мужчины – все сюда, здесь пицца! – громко проговорил он, на что немедленно шутливо возмутилась Рэйчел:
- Что за дискриминация, - отозвалась, смеясь, и чуть подтолкнула Диллана и Джодан в нужном направлении. – Бегите, я переоденусь и к вам присоединюсь. Стю фотографии покажет, только попроси, - улыбнулась и на некоторое время скрылась из глаз, возвращая себе более привычный вид.
- А ты вообще должна показывать всем положительный пример. Тебе салатик! - не сдался мужчина, открывая коробки. Видов пиццы привезли несколько, и только одна из них с грибами.
Джек тем временем практически подкрался, неожиданно оказываясь рядом, и набросил на плечи детей парикмахерские прозрачные «накидки».
- Чтобы не испачкаться, - подмигнул сначала мальчонке, проникнувшись к нему симпатией, потом его сестре и защелкнул кнопку. И пиццу есть его «сооружение» не помешает, и наряды целы. Поскольку стоят они все-таки целое состояние.

+2

30

- Эмм… - неуверенно промычала девочка. Из уст Рэйчел это звучало не особенно трудно. Но лишь на словах. На деле же Джордан понятия не имела с чего должна начать. Ей казалось глупым и неуместным (хотя где этому не место, кроме как на съёмочной площадке?) манерничать и позировать, не говоря уже о том, чтобы делать это всё на виду у других людей. Да, это их работа, наверняка они уже привыкли к видам моделей, меняющих положение рук или наклона головы, ради сотни похожих, но в то же время различающихся снимков, но Джордан по-прежнему чувствовала себя не в своей тарелке. Она не любила фотографироваться, даже на фоне достопримечательностей, не любила подолгу торчать на одном месте, тратя время на поиски подходящего ракурса, ведь в такие моменты ей казалось, будто всё внимание приковано к ней, нежелательное внимание. Более того, в такие моменты Джордан думалось, будто она может прочесть мысли невольных зрителей: “Ну и дура!”, “Вот страхолюдина!”, “Ну и рожи она корчит!”, “Боже, это выглядит ужасно! Кто-нибудь, скажите, что это выглядит ужасно!”. Такое отношение сковывало и заставляло девочку стесняться.
По этой причине она обычно ограничивалась одним-двумя снимками на бегу, обычно слёту схватывая кадр. Гораздо хуже обстояли дела - к сожалению, лишь в прошедшем времени - с фотографированием её матерью. Мама, как правило, очень долго наводила фокус, очень долго готовилась, прежде чем нажать заветную кнопочку, так что к тому моменту, когда раздавался заветный щелчок, Джордан либо уставала держаться в одной позе, либо чувствовала себя полной идиоткой и меняла положение, обычно в самый ответственный момент, так что многие фотографии выходили с перекошенным лицом, глупо открытым ртом или полузакрытыми глазами. Ах, да, ещё этого самого щелчка практически не было слышно, поэтому Джордан просто стояла в одной позе, пока мама делала несколько десятков абсолютно одинаковых фотографий - да здравствую цифровые технологии, с помощью которых снимки можно было удалять, не распечатывая! - и естественно, этот процесс занимал время, за которое всё больше прохожих поворачивало головы, наблюдая за “съёмками”.
В общем, ужасно. Роуз не могла без содрогания вспоминать свой небогатый опыт “работы в качестве модели” с совершенно неопытным фотографом, представляющим одновременно её маму, так что Рэйчел наверняка должна была бы её понять. Или нет? Девочка не спешила делиться своими комплексами с мисс Рассел, то ли не желая обнажать свои больные места, то ли просто не считая, что Рэйчел это нужно.
- Но а если мне ничего не приходит в голову? - расстроенно и немного обиженно проговорила Джордан. Она злилась на себя за то, что не могла вести себя так же раскованно, как Рэйчел или… Дилан? Да он же мелкотня! Он же ребёнок! Как он может понять? Он же ничего не делает! Просто сидит с этой дурацкой птицей! Ему плевать на фотографов и на посторонние лица, он слишком поглощён своим делом! Джордан же так не умела. Даже в моменты высочайшей концентрации она замечала больше, чем большинство других на её месте, подмечала детали, ловила краем уха попутную информацию. Пожалуй, она была даже слишком внимательна в этом смысле, слишком наблюдательна и сама же страдала от этого, ведь за секунду в её голове пролетало столько мыслей, присуждалось столько оценок, обваливалось столько самокритики, что тяжело было оставаться равнодушной.
Ещё и этот жест похвалы от Рэйчел в адрес младшего брата. А ведь он ничем не заслужил. Дилан лишь на мгновение оторвал взгляд от колибри, поднял его на женщину, а затем снова вернул на птичку, что казалась ему гораздо более интересной, чем всё происходящее вокруг. Джордан с недоумением посмотрела на свою сойку и ощутила в глубине души сильный укол. Ревность и зависть боролись против здравого смысла и совести и, кажется, первые побеждали. Однако совесть заставляла девочку стыдливо молчать. Джордан совсем не нравилось испытывать столь сильные эмоции, они переворачивали всё наизнанку, заставляя Роуз кипеть.
- А? - зов Рэйчел заставил её вернуться на землю и обратить внимание на девушку с журавлём. Джордан мгновенно оценила ситуацию и покачала головой. - Нет, спасибо.
Она лучше будет держаться поближе к брату. Да и что, скажите на милость, ей делать с этой длинноногой моделью? Идан она не знает - говорить с ней не о чем, а птица явно занята своими делами и не желает, чтобы её беспокоили. Её наверное и так за сегодня все достали. Не то чтобы у пернатой был какой-то измученный вид, но Джордан так было проще всего объяснить своё нежелание выходить из тени. Вместо этого она присоединилась к брату, склонившись над ним со своей сойкой и что-то тихо говоря. Мальчик отвлёкся от колибри и робко дотронулся до клюва птицы Джордан, готовый в любую секунду отдёрнуть руку, если вдруг сойка захочет его клюнуть. Девочка улыбнулась и погладила роскошное оперение. Птица сидела спокойно, практически не шелохнувшись, лишь изредка поворачивая голову и своими умными глазками взирая на абсолютное безумие вокруг. Очевидно, она привыкла к суматохе в зоопарке. Так они просидели с Диланом некоторое время, по очереди гладя птиц и кивая друг другу, общаясь  на одном лишь им двоим понятном языке, когда Джордан вдруг позвали.
Под гримом не было заметно, как она побледнела, однако девочка встала и на негнущихся ногах, словно шла через весь класс сдавать экзаменационный тест, потопала к Стюарту.
Хм… Ну… Ладно… - в голосе звучала неуверенность, которая ещё более наглядно проявлялась в жестах. Джордан не могла даже заставить себя улыбнуться, а когда это ей всё-таки удалось, улыбка вышла натужной и неестественной. К счастью, Стюарт не просто так считался профи, как и Рэйчел, так что он быстро сообразил, какого рода помощь требуется девочке. И если мисс Рассел отвечала за эмоциональную составляющую, то Стю с энтузиазмом взялся за техническую сторону. Он подсказывал Джордан, куда поставить руки, как повернуться, где оставить голову и что делать с птицей: погладить её, поднести к лицу, попытаться отпустить, приголубить или просто не обращать внимания. И спустя некоторое время - пусть и довольно продолжительное - Роуз как-то перестал заботить тот факт, что за процессом наблюдают и другие люди. Оказавшись в руках мастеров своего дела, она, конечно, не засияла как бриллиант и не раскрепостилась так, как это делали настоящие модели, но скованность и стеснительность умело скрыли макияж с ярким костюмом - ведь Джордан не видела себя со стороны и не могла оценить, что выглядит намного круче, чем чувствует - а остальное доделали свет и камера.
С Диланом всё прошло гораздо быстрее. Ему тоже потребовались подсказки, но интересно, что здесь ко взрослым подключилась и сама Джордан, давая советы, как ему лучше встать, сесть или посмотреть. Брат оказался очень послушной и спокойной моделью.
Затем, когда в кадре появилась роскошная Рейчел, ребята снова застеснялись - слишком уж она была естественной и слишком легко ей давался съёмочный процесс, слишком она органично вписывалась в картинку. Но почувствовать себя лишними дети не успели, так как мисс Рассел ненавязчиво подвела их к взаимодействию. Она активно общалась с ними и, кажется, совсем не позировала. Приятно, когда в каком-то деле есть на кого положиться и когда этот кто-то не ты.
Ну а затем в ход пошла тяжёлая артиллерия. Детям пообещали показать снимки после того, как завершит съёмочный процесс последняя на сегодня модель - сама Рэйчел. Вместе со всей группой Джордан с Диланом следили за работой профессионала и тут уже во взгляде девочки не было ни капли зависти - лишь восхищение. Как ученик наблюдает за работой учителя впервые в жизни, как зайчонок - за действиями мамы-зайчихи, впервый выбравшись из норки. Ну а конец и вовсе вышел фантастическим. Сначала Джордан решила было, будто Рэйч оступилась и случайно упала в этот водоём. Поддавшись порыву она вскочила на ноги, в глазах мелькнула паника, но дальнейшие комментарии, встреченные смехом женщины, дали понять, что такова была изначальная задумка. На взгляд Джордан получилось не очень, было глупо падать, мокнуть, вряд ли из этого мог получиться красивый кадр. Но как только она увидела результат трудов, вынуждена была признать - оно того стоило. Фотография оказалась такой живой, такой парящей, такой неземной, без лишних перегруженных деталей. Джордан никак не могла насмотреться, ловя взглядом мельчайшие детали, словно стараясь запомнить их как все вместе, так и по отдельности. Дилан же едва взглянул на картинку - он мало что в этом понимал, так что не проявлял к результатам особого интереса, да и процесс для него вышел гораздо занимательнее.
Ну а дальше объявили то ли перерыв, то ли обед. Тот же Дилан не успел проголодаться, а вот Джордан после проведённого на свежем воздухе времени была готова съесть целого слона. Слона, к сожалению, в запасе не нашлось, зато пиццы оказалось навалом. Но не успела она протянуть свои хваткие ручонки, как на её плечи вдруг опустилась прозрачная накидка. Джордан вздрогнула и обернулась, встретив приветливую улыбку Джека. Тогда она немного расслабилась и занялась весьма приятным делом - поисками самой вкусной пиццы.
- Хочешь кусочек? - поинтересовалась она у брата, но тот покачала головой. - Давай же, Ди, поешь. Надо поесть. У нас впереди ещё долгий день, а то ноги перестанешь таскать. Мы с Рэйчел тебя не поднимем, - разумеется, в это братец не поверил ни на минуту. Да, возможно, он уже стал довольно тяжёлым, но Джордан всё ещё могла поднимать его в ходе игры, например. Однако спорить и не стал и присоединился к сестре в поедании пиццы.
Девочка открыла одну коробку - с морепродуктами. Фе. Она скривилась. Вторую - с ананасами, что-то типа гавайской. Стоило только представить тёплые фрукты, как где-то глубоко возникали рвотные позывы. Третьей оказалась классическая маргарита. Неплохо-неплохо, решила Джордан без особого восторга. Останется запасным вариантом, если не обнаружится что поинтереснее. О, со всякой всячиной! Размалёванная синим цветом ручонка потянулась за лакомым кусочком, как тут же отдёрнулась, будто ошпаренная. Джо не нужно было пробовать на вкус, чтобы определить - грибы. Оставалось не так много вариантов. Но следующий, к счастью, оказался вполне успешным. Неплохая пицца с беконом, салями, овощами и соусом. Самое главное - без малейшего следа грибов! Выбор сделан!

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Тебе половина и мне половина ‡флешбэк