http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/14718.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 6 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Дамиан

Маргарет · Медея

На Манхэттене: апрель 2018 года.

Температура от +6°C до +18°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Тебе половина и мне половина ‡флешбэк


Тебе половина и мне половина ‡флешбэк

Сообщений 31 страница 40 из 40

1

Время действия: 31 мая, 1 и 2 июня 2016 года
Участники событий: Рэйчел, Джордан, Дилан и НПС по необходимости
Место действия: Нью-Йорк (по мере передвижения добавим мест и картинок). Продолжение эпизода Ребенок напрокат

Квартира Рэйчел

Общее описание:
Рэйчел повезло занимать прекрасные апартаменты, пусть не на самом верху, но на одном из верхних этажей высотки. Вполне городская квартира, обставленная с шиком и любовью... Впрочем, уже сейчас некоторые комнаты Рэйчел безумно хочет переделать.

*увеличение картинок - по клику*
Итак... 1 этаж:
Обширный холл и зона гостиной

http://savepic.ru/10211079m.jpg

Зона столовой
http://savepic.ru/10199815m.jpg

Зона кухни (примерно)
http://savepic.ru/12644116m.jpg

Санузел первого этажа
http://savepic.ru/10179335m.jpg

2 этаж: состоит из спальни Рэйчел, пары ванных и гостевых комнат
Спальня Рэйчел
http://savepic.ru/10184455m.jpg

Ванная Рэйчел
http://savepic.ru/10193671m.jpg

Гостевая 1
http://savepic.ru/10201863m.jpg

Гостевая 2
http://savepic.ru/10172167m.jpg

Общая ванная для гостевых
http://savepic.ru/10166023m.jpg

И гардеробная. Почти что Нарния:
http://savepic.ru/10169095m.jpg

Отредактировано Rachel Russel (28.02.2017 15:47:44)

+1

31

Не знала, как насчет совсем уж долгого дня, но, кажется, у них еще оставалось время, чтобы немного побродить по зоопарку. В конце концов, процесс съемок со всеми его нюансами, макияжем, нарядами и прическами – бывает настолько длительным, что одна только подготовка к нему занимает целых несколько часов. Больше всего на сегодняшний момент радовала погода и полное отсутствие дождя… Это моделей по окончании перекуса ждет комфортный автобус с логотипом GEMS, а технической группе еще надо убрать «декорации», свет, дизайнерские наряды, всевозможные атрибуты для макияжа и средства для волос, лаки, косметику, собрать «тенты» и вернуть в всё в первозданное состояние, чтобы администрация зоологического сада не выставила претензий как самой Рэйчел, так и школе ее эскорт-моделей.
По другую руку Джордан каким-то образом оказался Стюарт, у которого тоже разыгрался волчий аппетит, однако в отличие от той же девочки – он был почти всеяден, по-джентльменски уступая детям ту пиццу, которую они выбрали, целиком и полностью.
- Ну что? Показывать вам фотографии-то? Или вечером прислать на почту Рэйчел, чтоб скачала?
Рэйчел словно услышала, отзываясь непринужденно и легко.
- И на почту Рэйчел тоже, - улыбнулась, подходя к общему столу с тарелочкой салата. – В полном объеме, как всегда.
Лучшие снимки для портфолио моделей они всегда выбирали «на троих»: арт-директор, фотограф и она, Рэйчел Рассел. Яркий грим фламинго все еще красовался на ее лице – его не испортила даже вода, чего нельзя сказать о ее прическе. Пряди завились в тугие локоны и скрутились практически до состояния пружинок, которые будет сложно расчесать.
Красавчик только языком поцокал.
- Опять купание мои труды испортило.
- Немного, - улыбнулась женщина, снова переводя внимание на детей. Ей нравилось, как они общались, нравились они сами, и улыбка на ее лице отнюдь не была наигранной или стервозной. «Чудесный день», - уже заранее решила для себя Рэйчел, несмотря на то, что он еще не закончился.
- Я вас оставлю ненадолго, ничего? – уточнила у Джордан. – Мне еще нужно немного переговорить с моделями. А вы спокойно ешьте, смотрите фотографии… когда закончите, Стюарт покажет, где ваша одежда, чтобы переодеться. Покажешь, Стю? – отвлеклась, буквально на два слова, добившись, разве что, кивка, поскольку рот был уже занят пиццей. – И не стесняйтесь, подходите за мной, как только будете готовы, хорошо? – извинившись на этот раз улыбкой, Рэйчел вернулась к девушкам за столик и принялась что-то оживленно с ними обсуждать. По всей видимости, пока простые впечатления от фотосессии, пока они еще свежи в памяти всех участников, так сказать. Впрочем, как Рэйчел и предупреждала, прерваться и уйти, завершив всё двумя словами, она могла в любой удобный для себя момент, тем более – ради легкой прогулки с детьми в цветном аквагриме по вечернему зоопарку.

Рэйчел со смехом открыла дверь в свою квартиру, с трудом удерживая в руках еще и мыльные пузыри в придачу, и пропустила вперед детей.
- С возвращением, - улыбнулась почти торжественно, но вся пафосность момента мгновенно «подпорчена» снятыми туфлями, из-за чего Рэйчел мгновенно стала ниже ростом. – Ну что, теплая пенная ванна - смыть аквагрим, и отдыхать и спать? – уже свободнее приобняла детей, как если бы они не были ей чужими. И ничего удивительного в этом не было… у женщины с полдня не появлялось ощущения именно «чужих» детей… Наверно, затаилось. Впрочем, пока - Рэйч даже не думала об этом, присев на так стратегически верно расположенный близко к холлу диван.
- Кого мы моем первым? – мягко усмехнулась, глядя на перемазанные лица их обоих. Дилану, к примеру, могла помочь сестра, если захочет. А кто поможет самой Джордан, если что? Хотелось ли ей сразу смыть цветные пряди и вернуться к первоначальному ощущению своего цвета и «своих» волос? Наверное, это должно быть весело. Несмотря на то, что через толщу лет пробилось очень давнее болезненное воспоминание – как мать в холодной ванне мыла маленькую Рэйчел к какому-то очередному празднику.

+1

32

До завершения дня было ещё далеко, но каково же было удивление Джордан, когда она почувствовала себя немного уставшей и взглянула на допотопные наручные часы, которые славились надёжностью, благодаря механическому заводу, чем девочка занималась каждое утром, но которые также выделялись довольно изношенным видом. Стоило приглядеться и можно было без труда заметить царапины на простом стекле, а кожаный ремешок был таким потрёпанным, что кое-где из него торчали волокна. Как обычно, внешний вид не сильно заботил Джордан, её куда больше интересовала функциональность: часы исправно служили ей более пяти лет и продолжали показывать время очень точно.
Так вот, девочка обнаружила, что время ланча давным-давно прошло, а полдень остался далеко позади. Яркие эмоции от их с Диланом участия в фотосессии позволяли забыть о том, с чего именно началось сегодняшнее утро и то, когда это было. Казалось, бассейн они посещали лет сто назад, если не тысячу. Теперь же всё их внимание занимал съёмочный процесс. И вот когда пресловутое время вдруг замедлилось, когда появилась возможность передышки, когда можно было перестать суетиться, удивляться, разглядывать всё вокруг и познавать новую стороны жизни, усваивая для себя то, насколько последняя многогранна, когда можно было замедлиться и просто насладиться мгновение, Джордан почувствовала, что она всё-таки устала. На фоне событий да ещё некоторое время находясь в центре внимания, это было не особо заметно, но сейчас…
Дилан просто сидел на стуле и уплетал пиццу. Глаза Джордан вдруг расширились, когда она увидела, как начинка соскользнула с тонкого кусочка теста и смачно плюхнулась на колени брату. Её взгляд тут же метнулся на взрослых, но те были заняты разговорами и обсуждениями. Взрослые всегда слишком заняты, чтобы обращать внимание на детей. Впрочем, Дилан тоже не обратил на это никакого внимания, словно ничего и не случилось. По-хорошему, подумала девушка, им нужно было бы переодеться, а уж потом браться за пиццу.
- Мы наелись, - оповестила Джордан, хватая брата за руку и стаскивая того со стула. - Где можно переодеться?
Стюарт сопроводил брата и сестру Роуз в тент, где осталась их одежда, после чего оставил ребят вдвоём, давая пространство для манёвра и решая проблему стеснительности Джордан. Девочка нашла в углу чьё-то полотенце, но было уже поздно - Дилан вытер руки о свой костюм миниатюрной колибри. На всякий случай наскоро промокнув руки чужим полотенцем (и свои, и брата), Джордан торжественно вручила мальчику его одежду. Только вот, несмотря на то, что им с сестрой пришлось рано повзрослеть и заботиться о себе самостоятельно, несмотря на то, что он выглядел старше своих лет - вероятно из-за той трагедии, что наложила отпечаток на его лице в виде печального выражения - Дилан по-прежнему оставался ребёнком. А потому было бы странно, если бы он вёл себя подчёркнуто серьёзно всегда. Так что уговорить мальчика поскорее покончить с этими формальностями, снять чужую одежду и отправиться на прогулку оказалось не так-то просто. Выяснилось, что он вовсе не горит желанием сниматься с места и с удовольствием проведёт здесь время до вечера, играя пусть даже сам с собой.
Рэйчел, должно быть, удалось обсудить со своими моделями очень многое, пока Джордан всеми правдами и неправдами пыталась заставить Дилана перестать безобразничать и переодеться в свою одежду, пока тот вдруг решил сыграть с сестрой в догонялки.
***
- Да уж, - согласилась девочка с Рэйчел, легонько подталкивая сонного и уставшего братца вперёд. - Дилан, по-моему, утомился уже. Ему сейчас только до подушки - и до утра. Да, Ди?
Мальчик стоял посередине комнаты в нерешительности, поскольку он совершенно не ориентировался в этом доме и не помнил, в какой стороне ванная. Джордан затормозила рядом с ним, обращаясь к Рэйчел.
- Я пойду, пожалуй, ему помогу. Потом уложу его и вернусь. Да?
Вернувшись в замкнутое пространство, хозяйкой коего была Рэйчел, над ними опять нависла угроза неловкости. Пока вокруг было полно людей, пока ничего не сковывало поведения, пока не возникало необходимости оставаться в тишине да ещё и наедине, было как-то попроще. Джордан вполне было комфортно относиться к Рэйчел как к просто знакомой, с которой они выбрались на прогулку, чтобы интересно провести время. Но в квартире, оказываясь на заведомо чужой территории это чувство притуплялось.
***
Джордан поступила именно так, как и сказала. Она проводила брата в ванную, помогла ему смыть грим, пользуясь возможностью и отмывая своё юное личико от профессиональной раскраски, но предварительно, разумеется, вдоволь налюбовавшись в полной мере. Она так привыкла к собственному отражению в ярких красках, что, смыв всё это, показалась самой себе бледной и невыразительной тенью. Джордан не смогла подавить разочарованный вздох. Сколько ни красься, себя всё равно не переделать. Снаружи можно нарисовать всё что угодно, но внутренней сущности это не изменит.
Перехватив резинкой волосы - голову она мыть не стала - Джордан вернулась в гостиную. А если быть точнее, то в кухню.
- Как я и говорила, - сообщила она, чувствуя себя немного не в своей тарелке, но освоившись, по сравнению с тем, как ощущала вчера. - Дилану достаточно только было занять горизонтальное положение, как он тут же уснул.
Она взобралась на стул, поджав пальчики на ногах.
- Итак, это был насыщенный день. Какой план на завтра?

+1

33

«Я могу вам помочь». Эта фраза вертелась на языке, но словно приклеилась к самому его кончику, не спеша его покидать. Наверное, потому что было еще слишком «рано», и Рэйчел «сдалась». Не стала строить из себя героиню, ломать себя и учинять «насилие». Если дети хотели побыть вдвоем, наедине друг с другом, кто она такая, чтобы им мешать? Всего лишь чужой человек. Посторонний. Даже если этого слова не ощущала она сама, то для них всё ещё могло быть «слишком быстро» и «слишком рано». Потому свою мысль пришлось проглотить. Пересекшись с Джордан взглядами, Рэйчел пару секунд смотрела ей в глаза и в итоге согласно кивнула.
- Хорошо. Мыльная теплая вода смоет вашу краску. Ты же помнишь, где ванна?
Мягко коснувшись плечей их обоих, Рэйчел еще одним долгим взглядом проводила их восхождение наверх и прошла в зону кухни. Выпить бы ей чего-нибудь после сегодняшнего насыщенного дня. Полбокала белого вина и фрукты - более, чем подойдут.
Отправив Стю короткое напоминание о фотографиях, женщина прежде всего проверила свой холодильник на предмет имеющихся запасов «полезной» и детской еды, отыскала свой ноут и устроилась на диване в гостиной, отдыхая от долгого дня, смакуя вино и потихоньку подъедая виноград. Пока Джордан была наверху, успела, разве что, сделать заказ на дом продуктов – с курьером, чтобы утром им было, чем позавтракать. Яйца, творог, сыр, хлеб, молоко и йогурты. Апельсины и персики, соки, листья салата, хорошая колбаса для бутербродов – всё это должно быть в наличии теперь постоянно, чтобы в любой момент можно было организовать хотя бы какой-то перекус. Рэйчел надеялась, что девочка помнит утренний разговор о ее способностях что-либо приготовить, точнее, о полном отсутствии таковых…
«Нужно будет попросить мою домработницу больше готовить», - думала про себя. – «Одними доставками и ресторанами не обойдешься». Дети должны есть суп и пить не только кофе или соки, компоты, морсы… словом, иметь доступ к нормальному здоровому питанию и наслаждаться им. Ей, как всегда, заниматься всем этим будет банально некогда, но… ничего. Вместе с нагрузкой возрастет и жалованье, а на увеличение последнего не жаловался еще никто и никогда. И за хорошую работу Рэйчел всегда платила хорошо.
Отправив соответствующее сообщение по надлежащему адресу, женщина пригубила вино и тихо выдохнула, прикрыв глаза. Несколько спокойных мгновений дома – это прекрасно. Особенно после настолько насыщенной и богатой на впечатления дневной программы. То ли будет завтра?
Повернув голову на знакомый голос, увидела Джордан и улыбнулась, похлопав по месту на диване рядом с собой с выражением «не бойся, садись», но предпочла девочка все-таки стул. Возможно, из-за ноутбука на подставке – поверх закинутых на диван ног?
- Ты точно хочешь это знать и не оставить места для сюрприза? – доброжелательно отозвалась на ее вопрос, нажатием отставляя ноут в сторону и возвращая всё своё внимание девочке. Лицо умыто, но цветные пряди всё ещё на месте, и лак по-прежнему стойко держится в ее волосах. – Как сегодняшний день тебе самой? Понравился? Сильно устала?
Впечатления, события, пожелания… ей всё это хотелось бы знать, пока они ещё свежи в памяти девочки и не остались погребенными под грудой новых. Психологи говорили, что с детьми надо разговаривать – обязательно, каждый день или вечер. Делиться рассказами и впечатлениями, узнавать об интересах, расспрашивать о том, что было новым для них, что смущало или наоборот – нравилось больше остального.
Конечно же, Рэйчел не собиралась забрасывать Джордан вопросами сразу, но… ей в любом случае нужен контакт, а делать это иным способом человечество за огромное количество прошедших веков еще не научилось. Только обсуждать, только говорить, только слушать и слышать.
Налить тебе сока или молока? Или, может быть чаю? - поднявшись с дивана, Рэйчел легким, почти невесомым прикосновением убрала за ухо Джордан выбившуюся прядку. – Я надеялась, ты примешь ванну, вымоешь голову… утром будет катастрофически сложно, - «если не невозможно», - всё это расчесать.
Стаканчик яблочного сока налила и для себя тоже, и теперь стояла, развернувшись к Джордан лицом и прислонившись бедрами к столешницам кухонных тумбочек. И пила сок. Всего несколько глотков, чтобы решить для себя, задать следующий вопрос или лучше не нужно.
- Я могла бы помочь тебе с этим. Если хочешь, конечно, - проговорила, уже ополаскивая стакан. – Не как мама, разумеется, - «это место для тебя священно и ты никогда никого на него не позовешь, я это знаю», - но как сестра или, скажем, подружка. Раз уж нам всё равно коротать время до доставки продуктов на адрес.
Рэйчел даже интересно теперь, допустит ли Джордан ее до такой помощи, или, скорее, вспылит? Поставив чистую посуду в сушку, снова обернулась к ней.
- Что скажешь? Так себе идея? – чуть улыбнулась, давая возможность отказать, если затея вдруг покажется девочке слишком уж дикой. Кроме того… висела над ними, кажется, еще одна тема – с бассейна. С того момента, как разговор зашел о матерях вообще и маме Рэйчел в частности, женщину всё не оставляло ощущение, что Джордан – тогда – хотела, возможно, ей что-то сказать. И сейчас это чувство вернулось. За натиском дневных впечатлений, Рассел уже могла не помнить в точности ни повод, ни причину, однако определенные моменты ощущала едва ли не кожей: тонкости ее почти ювелирного ремесла - модельного эскорта - давали о себе знать.
- А то давай просто поговорим обо всём этом, - открытым широким жестом небрежно указала на себя и на пространство квартиры, в которой они находились, - но разбужу тогда пораньше, и твои волосы придется вымыть утром.

+2

34

Джордан смерила взглядом уютно устроившуюся на диване Рэйчел, быстро прикинула про себя что-то и заняла место на стуле, небрежно оперевшись на него пятой точкой и сложив руки на груди. Она вроде бы не пыталась защититься или укрыться, просто сделала это бессознательно, поскольку не знала куда деть руки.
- Я предпочла бы знать заранее, чтобы подготовиться, - о физической подготовке речи не шло, ведь Джордан не располагала необходимыми средствами, зато было кое-что поважнее, а именно подготовка психологическая. Порой накануне важных событий девушка могла по многу раз прокручивать про себя различные варианты развития событий и прикидывать те или иные реакции. Это несколько упрощало для неё действительность. - Не люблю сюрпризы, - напомнила она. - Даже приятные, - пусть таковых в её жизни не случалось, однако негативное влияние от неприятных неожиданностей было настолько сильным, что распространялось и на другие аспекты.
Джордан зажала ладошки между коленками, как будто пыталась их согреть зимним вечером.
- Это было… - она замялась, подбирая подходящее слово. - Познавательно. Да, пожалуй, так, - она чувствовала смущение и неловкость от необходимости делиться чувствами с чужим человеком. Конечно, в приюте они частенько играли в подобные психологические приёмчики, да и группы поддержки этим не брезговали - копошению в детских душах, но скупая на эмоции Джордан обычно не испытывала сложностей, с блеском сочиняя как-то подробности, догадываясь какого именно ответа от неё ждут. С Рэйчел было по-другому. Ей врать не хотелось, но и выворачивать душу, рассказывая о своих ощущениях, для неё тоже было неприемлемо. Это вовсе не означало, что день не понравился Джордан, что она была разочарована или ожидала большего, это не означало, будто она боялась обидеть мисс Рассел, просто девочка не привыкла выражать своё истинное мнение, в глубине души полагая, что всем на него начихать. Так что если Рэйчел собиралась следовать инструкциям психологов, ей для начала нужно было получше изучить детей Роуз. - Познавательно, - повторила она. Джордан было бы намного проще, если бы её оставили в покое наедине с мыслями.- Значит, этим ты занимаешься каждый день? - Наверное Рэйчел волновалась, что девочка могла бы подумать, будто ей неинтересно знать как у той дела.
- Нет, спасибо, - тряхнула синей головой Джордан и неосознанно потянулась к волосам, но Рэйч её опередила. Девочка не шелохнулась, пока та проявляла заботу, она не подалась вперёд, но и не отшатнулась, напоминая самой себе куклу-манекен. Джордан нахмурилась, слушая мысли мисс Рассел по поводу её волос. И вроде бы ничего крамольного в них не было, а женщина по-прежнему вела себя аккуратно и очень тактично, однако пылкому подростку кое-что не понравилось.
- Да уж конечно не как мама! - воскликнула она, зацепившись именно за это выражение. Не следовало Рэйчел касаться этой темы, ох, не следовало. - Мама у меня уже есть! Была, - сбилась девочка, но тут же нащупала прежнюю тропу. - И другая мне не нужна! Как и сестра! У меня есть брат. И уж прости, Рэйчел, но на подружку ты тоже не тянешь! - запальчиво объявила Джордан, разозлившись не столько на Рэйчел, сколько на саму ситуацию в целом, и вымещая эмоции на мисс Рассел. Вот действительно, как назвать Рэйчел? Кем она приходится старшей Роуз? Не родственницей - это точно. Подругой её тоже не назовёшь. Знакомой? Едва ли. Так кем же? Как обозначить их отношения? Как грамотно выстроить общение? Джордан не знала. И это пугало её, сбивало с толку.
- А что если я не собираюсь это всё расчёсывать? - с некоторым вызовом поинтересовалась она. - Что если я не собираюсь всё это смывать? Может так я самовыражаюсь? - интересно, что скажет предпочитающая классику мисс Рассел, если вдруг Джордан станет панком?

+1

35

«Если бы всё можно было знать заранее, детка…» Если бы так было действительно можно, в мире не происходило бы ничего, о чем не знали бы и чего не могли б предсказать люди, хотя нельзя сказать, что Рэйчел не понимала причин и истоков такого желания. Как минимум, одна крупная неожиданность в жизни Джордан уже случилась, и не сказать, чтобы она была особенно приятной. Потеряродителей – неожиданность далеко не самая приятная… и вряд ли кто будет спорить с тем, насколько крупное, и какое по-настоящему большое значение имела на жизнь конкретного ребенка. И неприятен этот «сюрприз», в первую очередь, совей внезапностью. Как говорится, плохо не то, что все люди смертны. Плохо то, что иногда они внезапно смертны. 
Несмотря на собственный личный опыт, Рэйчел иногда казалось, что к событиям, подобным этому, невозможно подготовиться и что «внезапно смертным» человек будет всегда. Особенно любимый, близкий и родной. В конце концов, она тоже никогда не думала о том, что может кого-то как-то где-то потерять. Ей казалось, что её мать бессмертна в каком-то смысле, как и она сама. И это было откровением, когда бессмертие «вдруг» закончилось. Пожалуй, именно это стало вступлением во взрослый мир, не его подобием. 
Однако улыбка оказалась едва ли не единственным ответом на вопрос Джордан отнюдь не поэтому, а потому, что самой Рэйчел было немного «страшно». Немного страшно и неуютно, да… из одного опасения, что девочка ответит отказом, даже не взирая на то, что они вроде бы уже обо всем договорились. Три долгих дня «по законам» жизни Рэйчел и столько же – «по детским законам». 
- Честно сказать, я сама ещё не до конца определилась, - совсем немного слукавила женщина, искренне надеясь на то, что девочка не распознает ее маленькую ложь. Хотя… вариантов у нее действительно было несколько, это правда. – Наверное, мне бы хотелось, чтобы вы лучше познакомились с моей школой моделей, потому что всё это, по сути, и составляет сейчас всю мою жизнь.
Не удивительно ли? Для такой богатой и успешной женщины, как Рэйчел, чувствовать себя… одинокой девочкой-подростком, которая тоже хочется, чтобы ее полюбили. Не за богатства, не за деньги, не за влияние… полюбили за что-то другое, несмотря на все её страхи, вместе взятые. Она вообще в последнее время очень многого боялась, но именно страх, как ни парадоксально, стал для Рэйчел едва ли не лучшей мотивацией и движущей силой и поступков, хотя, конечно же, он порождал ошибки. 
Нет, вопрос к Джордан о том, как она провела день, и понравился ли он ей, к таковым не относился. 
- В каком-то смысле, - поколебавшись, кивнула Рэйчел. – Узнавать что-то новое каждый день или делиться им в определенном смысле и есть моя профессия. 
Во всяком случае, такой Рэйчел видела выбранную стезю для себя. Ошибкой стало одно единственное слово «мама». «Как мама» - услышанное болезненно остро и вспыхнувшее пламенем настолько сильным и настолько ярким, что Рэйчел внезапно «обожглась» и не смогла  скрыть ошеломления во взгляде, задержавшемся в глазах на какие-то доли секунды. 
В первый момент Рэйчел не поняла «за что». В следующий – загнала неприятный момент, так похожий на обиду, внутрь себя, проглотила вместе с комком противоречивых чувств, вставших поперек собственного горла и выдавила тихое: 
- Извини. – За что извинялась – не до конца понимала и сама, но на какое-то мгновение Рэйч показалось, что она ощущает ту же боль. По матери, которую обидел необдуманно, сильно, думая, что попросить прощения можно будет как-нибудь потом или даже и не делать этого вовсе, ведь они «бессмертны», и значит у них уйма времени и всё утрясётся как-нибудь само. А оно… оно теперь не может утрястись никогда, потому что мать Рэйч умерла. Взяла и умерла, никого об этом «не предупредив», так и не дав дочери шанса «всё исправить». Тоска по шансу, которого не представится больше никогда, была у них общей. Наверное, именно за это инстинктивно извинялась женщина, однако объяснить этого она не смогла бы никогда. В первую очередь, к себе. 
Пусть на одно мгновение, но Рэйчел оказалась настолько беззащитной и «обнаженной» в своих чувствах перед Джордан, что это напугало еще больше, и женщина отвернулась. Одно дело – раскрывать свои чувства на камеру, и совсем другое – девочке-подростку, к чему взрослая женщина, как оказалась, не готова. Потому повернулась спиной и на несколько мгновений запрокинула голову, чтобы загнать обратно слёзы, подступившие к глазам и всё-таки не дать им пролиться, чтобы, возможно, не оттолкнуть Джордан от себя ещё больше, чем она уже (как ей казалось) это сделала. 
Спустя пару секунд женщина подала голос, в звуках которого – местами – не узнавала саму себя. 
- Ты вольна выражать себя так, как тебе захочется, - тихо, на грани шепота, произносила она, с трудом удерживая голос на тонкой грани спокойствия и стараясь, чтобы он звучал максимально ровно, без запальчивых подростковых эмоций, не идя у них на поводу. – Но ты не сможешь сделать это, если испортишь волосы, или и вовсе их лишишься. Захочешь побриться наголо, оставив только ирокез – без проблем, Джордан. Однако. Это должно быть твое осознанное желание, а не случайная небрежность
Ладони оперлись о столешницу кухни, где обычно готовил еду кто-то другой, однако Рэйч всё еще стояла к девочке спиной, словно опасаясь оказаться неподготовленной лицом к лицу с подростком. 
- Мои волосы годами переживали лаки, краски, всевозможные стрижки каждые несколько месяцев, а посмотри на них сейчас. Похожи они на слипшуюся массу? – Пауза. И ведь она отнюдь не собиралась подростка задевать. – Я просто знаю, как правильно за ними ухаживать и могла бы тебя этому научить
«Я многому могла бы тебя научить», - поймала себя на неожиданной мысли Рэйчел и повернулась лицом, но на этот раз не смотрела девочке в глаза. 
- Ты можешь принимать или не принимать всего этого, это ведь тоже твое право – решать… Только прошу тебя, не повышай на меня голос, - сама Рэйчел еще ни разу не повысила его, и можно только догадываться, сколько душевных сил ей это стоило. – Я тоже потеряла мать. 
В несколько шагов Рэйчел преодолела расстояние, отделяющее ее от девочки, опустилась на одно колено и наконец-то заглянула ей в глаза, где обнажилась простая истина: она тоже испытывает боль. 
- Я была чуть старше, чем ты сейчас, когда это случилось, но я тоже оказалась к этому не готовой. К такому нельзя быть готовой, сколько бы лет нам ни исполнилось, потому что это наши родители. И я знаю, что никогда не займу её места – но ведь я к этому и не стремлюсь… Я не хочу быть ею, потому что не смогу этого сделать. – По щеке покатилась слеза, и на этот раз Рэйч не стала её скрывать и не постыдилась плакать в присутствии Джордан. – Но я и не хочу быть для тебя посторонней, когда могу стать кем-нибудь ещё. Кем-нибудь, кто поддержит, кто постарается понять, кто будет рядом, если тебе это понадобится. Кем-нибудь, к кому ты, быть может, захочешь прийти и сказать, когда подрастешь: «Рэйчел, всё хреново, я хочу выпить. Можно с тобой?» 
Допустить сейчас нечто подобное для Джордан наверняка почти невозможно, и женщина улыбнулась, пытаясь неуклюже подшутить и разбавить тот «классический образ», в котором пребывала большую и наиболее значительную часть времени сейчас, более живыми для подростка деталями. В конце концов, она не манекен, и у неё тоже есть свои чувства, которыми она, возможно, просто владеет лучше большинства. 
- Я хотела бы узнать тебя ближе. Хотела бы стать тебе другом во всех смыслах этого слова… тебе и Дилану. Но это всё совершенно бесполезно, если ты не позволишь мне попробовать, понимаешь? 
Так ни разу и не повысив голоса, Рэйч отпустила детские ладони, сама не понимая, в какой момент накрыла их своими. 
- Кажется, я уже сказала несколько больше, чем нужно, - мягко заключила в легком замешательстве и поднялась, – но это неважно… обещаешь подумать над всем этим? 
«Обещаешь?» Она очень хотела бы, чтобы было так. 
- Можем съездить на могилу к твоим родителям. Если знаешь, где они похоронены, конечно, - наконец предложила она и опустила руки. «А если нет – узнаю я. Лишь бы ты согласилась…» Рэйчел просто не знала, что еще она могла бы сделать в такой ситуации. Второй день. Всего лишь второй день. Не слишком ли много всего она сейчас здесь наговорила?

+2

36

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
С гибелью родителей Джордан закрылась. Она закрылась от окружающих, закрылась даже от себя, заперев сердце на замок и выбросив ключи в жерло вулкана. Если пофантазировать, то на этом месте можно представить себе прекрасный и зловещий Ородруин и почётную миссию, возложенную на двух маленьких существ. Джордан отказывалась говорить на эту тему с воспитателями в приюте, с психологами, отделываясь общими фразами, почёрпнутыми где-то из книжек и фильмов, и подключая воображение. Она отказывалась говорить об этом с Диланом. Отказывалась говорить с собой. Джордан просто запрещала себе думать о случившемся, боясь настолько глубоко погрузиться в эмоции и впустить эту боль к себе в душу, чтобы потом не суметь выбраться из-под груза воспоминаний. Она не позволяла себе проявлять слабость, боясь подчиниться ей и потерять контроль. Потерять себя. Потерять желание жить. Ей не хотелось, чтобы кто-то начал бередить старые, потрескавшиеся раны, покрытые лишь тонюсенькой корочкой, отодрать которую можно одним лишь невовремя вставленным словом.
Джордан не думала, что их с Рэйчел эмоции могут быть схожи. Нет, она догадывалась, что у них есть нечто общее после признания в бассейне, но едва ли та могла понять девочку в полной мере. В случае с Рэйч прошло гораздо больше времени, боль должна была утихнуть по мере взросления и развития мисс Рассел. Возможно когда-нибудь, когда она станет старше, примерно того же возраста, что и Рэйчел, Джордан сможет говорить на эту тему спокойно и размеренно, преисполненная жизненного опыта и философии. Но сейчас она была всего лишь подростком, которому довелось через многое пройти, и, конечно же, по традиции полагала, что никто якобы её не понимает и никогда не поймёт.
Девочка никак не отреагировала на попытки Рэйчел спрятать слёзы. Отчасти даже расстроилась, что не увидела их. В данный момент в ней сидело какое-то странное, маленькое, скрюченное, злобное существо с крючковатыми пальцами и острыми зубами, которыми раздирало Джордан изнутри, заставляя вести себя гадко. Уже сейчас она знала, что поступает жестоко, не давая бедняжке Рэйчел ни малейшего шанса, вместо этого ожидая, когда же, ну когда проявится истинная суть. Когда Рэйч скажет, что ни она, ни Дилан ей не нужны, что всё эта была лишь фикция, рекламная компания, что на самом деле ей не нужны сироты, ибо они выглядят жалко и ведут себя также. Волна негодования успела пробежать по венам Джордан, но девочка молчала. Она молчала и ждала реакции Рэйчел, готовясь идти паковать чемоданы. Сказка кончилась, Золушка, пора тебе обратно в свою тыкву!
Однако к полнейшему разочарования Роуз ничего подобного не последовало. Женщина заговорила и голос её звучал ровно и почти спокойно. Маленькое существо внутри Джордан радостно хихикало и потирало зловредно потирало ладошки, когда улавливало мельчайшие признаки дрожи. Но тему они сменили, вернувшись к многострадальным волосам. Это оказалось для девочки неожиданностью, так что она даже растерялась, не зная как реагировать. Рэйчел, по всей видимости, старалась вести себя так, словно только что ничего не было. Говорить сейчас о волосах казалось неправильным, неуместным.
Джордан набралась терпения, ища зацепку, чтобы возразить, проявив свои не самые лучшие качества. Ведь наверняка можно придраться к какому-то слову. Может начать давить на то, что Рэйчел плевать на то, что будет с нею и с её волосами? Может указать на то, что та боится брать на себя ответственность за решения приёмыша? Может обвинить в трусости из-за того, что она не хочет говорить с Джордан лицом к лицу? Нет, последний вариант совсем плох, ибо сама Роуз также не была готова к беседе с глазу на глаз. Не сейчас. Но а пока она размышляла над своими дальнейшими действиями, Рэйчел повернулась и все идеи из головы девочки вмиг испарились. Отчего-то ей уже не хотелось обижать женщину, что по-доброму отнеслась к детям Роуз. В конце концов, она была права - они практически не знали друг друга, что едва ли кого-то из них можно было в этом винить. Рэйч старалась, и Джордан злилась, потому что не могла не оценить этого. Она отвыкла от хорошего обращения, отвыкла от того, что с её мнением считаются, что с ней советуются и предлагают принять участие в общих обсуждениях.
И как бы Джордан ни храбрилась, этим вечером выяснилась ещё одна простая истина - она сама не была готова смотреть Рэйчел в глаза, ибо когда та опустилась на колено, девочка отвела взгляд, боясь не справиться с собой и дать волю чувствам.
- Я пока не знаю, кем бы ты смогла стать для меня, - просипела Джордан, сверля взглядом противоположную стену. - И не уверена, что хочу этого, - призналась она. Прозвучало жестоко, но это была правда. Рэйчел была для них чужой, а чужим людям девочка не доверяла. Да, мисс Рассел убедительно объяснила причины, по которым решила взять детей по программе “Временная семья”, и они вроде бы должны были удовлетворить Джордан. - Получается, что ты через нас с Диланом пытаешься решить свои проблемы с прошлым? Надеешься, что если поможешь нам, то сумеешь исправить его, исправить свою судьбу? Или что?
Она вскочила на ноги. Вот надо же как, а ведь всё началось с цветных волос. Странно было думать, что всего несколько часов назад они вместе веселились на фотосессии и ничто не предвещало такого завершения вечера. Первый блин комом, как говорится.
- Знаешь что, Рэйчел, по-моему, ты слишком много на себя берёшь! Я не поеду с тобой на могилу к родителям, - она снова повысила голос, хотя и обещала, пусть не вслух, но сухими кивком головы, больше этого не делать. - Я не хочу, чтобы ты вообще в это вмешивалась! Не хочу!
Рявкнув напоследок, Джордан сорвалась с места и стремительно, пока не передумала и не успела пожалеть, унеслась наверх в выделенную ей комнату, где громко хлопнула дверью, давая понять немногочисленным обитателям дома, что не желает никого видеть и ни с кем говорить.

+1

37

Рэйчел готова была дать этой девочке шанс. Да что там, пусть забирает тысячу шансов, лишь бы у нее хватило сил справиться с сидящим внутри бесом. Говорили ей, что подростковый возраст – трудный, предупреждали, чтобы не брала сразу двоих детей. Внушали, что в 15 лет адаптироваться к новым условиях сложнее, и пытались склонить к тому, чтобы она взяла совсем маленького ребенка, практически младенца, которого могла бы и воспитать с пеленок. Так нет же… Приглянулись ей глаза Джордан, понимаете, на приеме, и всё тут.
Рэйчел отлично понимала, что из нее получилась бы плохая мать, и ребенок более младшего возраста оказался бы в большей степени предоставленным самому себе. В ней никогда не пробуждалось умиления при виде младенцев, которые только едят, пачкают памперсы и пускают слюни. Она никогда не хотела, чтобы ее прекрасная квартира стала полем боевых действий, где нужно убирать всё, что находится в зоне досягаемости сначала ползающего, а затем и прямоходящего малыша. Рассел знала, что она не обладает развитым в должной мере материнским инстинктом и может предложить лишь те отношения, которые ей известны. Другими словами – партнерские, но чтобы стать «партнером» и строить равноправное, уважительное общение друг с другом, ребенок уже должен обладать собственной личностью. Иметь свое мнение, учиться выражать себя, соображать, что он делает, в конце концов.
Рэйчел казалось, что Джордан – соображает. Несмотря на только что продемонстрированную маленькую девочку, сидящую внутри нее. Колючую и, видимо, озлобленную… заранее защищающуюся от всего окружающего мира, как и она когда-то.
- Это было бы глупо с моей стороны, ты не находишь? – Сказать по правде, Рэйчел никогда и не пыталась исправить прошлое, свое или чужое. Всё, что она умела делать, это следовать судьбе и обстоятельствам, когда не могла с ними совладать. – Глупо и несправедливо, в первую очередь, по отношению к тебе.
Ее взгляд все еще был мягким, она по-прежнему пыталась объяснить. И в свою очередь, видела (или ей казалось, что видела), что Джордан пытается понять, просто способы избирает сомнительные… меряя ее, Рэйчел Рассел, теми же мерками, которые применяла ко всем остальным. И это наверняка сбивало девочку с толку… Правда, даже эти соображения не заставят женщину вести себя «как все», как ведет себя большинство среднестатистических американцев.
Свои причины Рэйчел давно озвучила, и не собираясь от них отступать, и в конце концов Джордан, возможно, в них поверит, и что еще важнее – поверит ей самой. По этой ли причине женщина предложила съездить к родителям Джордан или нет… лучше бы не предлагала. Потому как действительно наговорила всего слишком много и не смогла остановиться. Женщина так и застыла посреди кухни, не сделав ни единой попытки Джордан остановить, стараясь сдержать, разве что, горькую усмешку, своевольно, как клякса, расползающаяся по лицу. Эта клякса  н е  д о л ж н а  б ы л а  испортить их отношений… Не должна.
«Дура ты, Рэйчел. Дура последняя… Говорили тебе – не дави на нее!!!» 
С трудом дотянувшись до табурета, на котором буквально минуту назад сидела Джордан, почти одновременно с хлопком двери Рэйч рухнула на него, как подкошенная, едва переводя дух. Ее почти трясло. Безмолвно и очень «по-человечески». Она, эта блестящая светская красавица, в очередь за эскорт-услугами сопровождения которой нередко выстраивались в очередь виднейшие люди города, уже начала забывать, что это такое – общаться с  ж и в ы м и  людьми, а не играть с ними в «игры».
Джордан была для нее «настоящей». Слишком настоящей, как показывал ей весь сегодняшний вечер. Слишком многого Рэйчел не знала о ней, слишком торопилась познакомиться, не принимая в расчет, что забыла спросить саму Джордан: готова ли она? Впрочем… Если Рэйчел будет спрашивать в таких вещах, велик шанс, что Джордан закроется дверью от нее навсегда. Схлопнется в свою ракушку и откажется выбираться оттуда.
- Господи, об одном прошу, - проговорила шепотом, покачиваясь из стороны в сторону, словно птица на жердочке, - дай мне еще одну попытку, - сипло выдохнув воздух из легких, Рэйчел шмыгнула носом и с удивлением обнаружила влагу на своих щеках. Из ее глаз всё ещё беззвучно тянулась тропа слёз.
Пришлось заставить себя встать, ополоснуть лицо и хорошенько умыться. Нельзя допускать, чтобы Джордан и Дилан – оба видели бы ее в таком состоянии.
- Надо взять себя в руки. Взять в руки, - едва различимо твердила под нос сама себе, краем глаза случайно уловив силуэт отражения в стекле. К счастью, лишь своего отражения, несмотря на то, что с трудом узнала себя. Что с ней делают дети? Превращая из уверенной в себе женщины в бледное подобие себя прежней.
Она же  никогда не боялась трудностей, всегда говоря, что самое сложное – это по ней… Правда, на фоне сегодняшнего дня меркнет даже привычная борьба со страхом высоты.
- Нужно начать завтрашний день так, как если бы сегодня ничего плохого не случилось, - приободрила себя Рэйч, закрывая воду, и вытерла руки. – Это легко, - продолжала почти неслышно уговаривать сама себя, проговаривая «стратегию» на завтрашний день. – Я умею начинать сначала.
Начинать каждый раз как первый раз. Это тоже «призвание» в какой-то степени, тоже талант. Главное, чтобы Джордан не отвернулась от нее утром, пусть лучше побудет одна пока… Им обеим не мешает побыть в одиночестве. Рэйчел не мешало бы еще и поработать, но настрой заниматься работой исчез. И еще час или полтора после прихода курьера с продуктами, она пересматривала какую-то старую комедию на ноутбуке в своей комнате, размышляя над случившимся и пытаясь найти выход из положения. Наверное, Джордан права, и она действительно слишком много берет на себя.  Так привыкла. И все же – с чего ей начать?..

Видимо, всё-таки с завтрака, несмотря на тотальное неумение готовить и нежелание подниматься с утра, но на этот раз ради детей Рэйчел пошла и на такие жертвы. Ранний подъем никак не повлияет на ее внешний вид – придется хорошенько вспомнить свое модельное прошлое, когда «клиент прав», «клиент всегда прав», даже если назначает съемку на пять утра. Просто сегодня в лице «клиента» были «дети» и их потребности, о которых Рассел не привыкла задумываться раньше, но теперь всё изменится. Всё уже изменилось. И она даже не станет вызванивать для этого свою домоработницу, словно чувствуя, что первый шаг необходимо сделать самой и своими силами. Неважно, как получится – главное, чтобы это сделала именно она. Она сама и никто больше. Господи, ну не может простой завтрак быть сложнее экстремальной фотосессии!
Поднявшись по будильнику, ровно в пять, Рэйчел погуглила несколько простых рецептов для детского завтрака и решилась попробовать. Наскоро приняв душ, повязав на голову тканевую полоску для волос и переодевшись, стараясь ступать как можно тише, чтобы не разбудить никого из своих дорогих гостей, женщина спустилась вниз к кухне и для начала провела инспекцию имеющихся «инструментов» и орудий кухонного производства. Она никогда не проводила много времени на кухне, и если приходилось что-то готовить, предпочитала положиться на бытовую технику: взбить смузи, зарядить соковыжималку сделать сок, а тостер уговорить на подсушенные хлебцы. Сейчас же предстояло отойти от установленных самой же правил и попробовать сделать хотя бы что-то съедобное. К примеру, все пишут, что очень простое блюдо – омлет. Значит, омлет подойдет.
О, боги. Рэйчел, конечно, знала, что с ее кулинарными талантами всё плохо, но не настолько же! Про то, как она взбивает яйца, и вовсе нужно снимать отдельный фильм. Венчик мало того, что отыскался с трудом, всё это время будучи на виду, так еще и постоянно выскальзывал из рук или переворачивал миску. Первая порция яиц оказалась на столе еще до того, как Рэйч приступила собственно к процессу. Вторая – непосредственно на ней и на полу. Третья – с неимоверным трудом и приглушенными чертыханиями – наконец на сковородке. Вот только проку-то от этого, если, увлекшись уборкой, Рэйчел напрочь забыла про сковороду и опомнилась только тогда, когда омлет превратился в нечто несъедобное, намертво прилипнув к ее днищу.
- Нет, этим детей кормить нельзя, - выдохнула женщина, глядя на результаты своих трудов и пытаясь вытряхнуть нечто подгоревшее оттуда. – Это и я не стану есть.
Так. Ладно. Придется срочно подыскать что-нибудь другое. Посуду, рецепты, продукты и все остальное.
Блинчики не получились: в рецепте не оказалось упоминания о разрыхлителе для теста и о том, что чистую сковородку (уже вторую) нужно обязательно чем-нибудь смазать.
- Проклятье! – чертыхнулась Рэйч, костеря авторов всех этих кулинарных советов и хитростей. – Почему о том, что на сковороде должно быть масло, нужно писать после фразы «вылейте тесто на сковороду!» в духе «А вы не забыли?»… Меня спросили – а я об этом вообще знаю?
Так с не меньшим треском, чем первая, полностью провалилась вторая попытка, и если она чего-нибудь не придумает с третьей, то завтракать все будут сэндвичами и кофе. Если на сэндвичи после ее опытов останется хотя бы что-нибудь.
Оглядев кухонный хаос и оценив масштабы катастрофы, Рэйчел решила, что хуже уже не будет, и решила попробовать еще раз. На этот раз благоразумно воздержавшись от жарки и подумав о чем-нибудь, что можно было бы поставить, например, в духовой шкаф. Там хотя бы есть таймер и можно отвлечься.
На ее счастье, на глаза Рэйч попался рецепт «абрикосовый завтрак», состоящий из собственно абрикосов, запеченных с орехами и миндалем. Тут все было относительно просто: помыть, вынуть косточки, разрезать (к абрикосам), сделать смесь из муки, овса, сахара и орешков, залить всем этим абрикосы и поставить в духовой шкаф запекать. Указали даже время приготовления и температурный режим. Жить можно.
Справившись, наконец, с этим делом, Рэйчел выставила таймер, чтобы завтрак уж точно выключился через 30 минут, кое-как прибрала следы погрома в кухне, разгромленной, наверное, не хуже, чем Атланта в годы войны между Севером и Югом и наконец обратила внимание на себя. Желток сырых яиц, которые она пыталась взбить, паутиной осел на волосах, впоследствии щедро присыпанных мукой и сахаром.
- Мммм, да я просто пончик, - усмехнулась Рэйчел, пробуя смесь на вкус, и поняла, что без посторонней помощи здесь не обойтись. Да и время уже такое, что можно, наверное, и разбудить Джордан. Семь утра, всё-таки, не пять, жить можно. Стараясь шуметь как можно тише, Рэйч поднялась наверх и постучалась в дверь ее комнаты.
- Джордан, это Рэйчел. Можно мне войти? – выждав для приличия, постучала еще раз и приоткрыла дверь, заглядывая внутрь. – Джордаааан, - негромко позвала, и постучала костяшкой пальца о дверь еще раз. Не получив ответа, прошла в комнату и аккуратно присела на край кровати, чтобы не запачкать еще и мебель тоже.
Прости, пожалуйста, что я тебя бужу, но, боюсь, мне просто жизненно необходима твоя помощь. - То, как она сейчас выглядит, Рэйчел, пожалуй, могла только предполагать и понадеяться, что не слишком девочку со сна напугает.
- У меня в волосах, кажется, скорлупа застряла, - озвучила просьбу, красноречиво разведя руками, и едва не рассмеялась. «А у тебя – гнездо». – И, по-моему, ванна понадобится нам обеим, - широко и мягко улыбнулась она, окидывая взглядом заспанную девочку, точнее, сооружение из синих волос на ее голове.

+2

38

Она злилась. Жутко хотелось всё крушить и ломать, но здравый смысл подсказывал, что делать этого не стоит, сколь сильным ни было бы желание, ведь тогда придётся отвечать за последствия, а Джордан и не надеялась, что удастся задержаться в этом доме. Она была уверена, что Рэйчел, как и другие до неё, откажется от них с Диланом, просто та пока была слишком уверена в своих силах и вряд ли подозревала, что её ждёт на родительском поприще. Сейчас девочку бесило всё и вся, её раздражало то рвение, с которым Рэйчел пыталась доказать свою полезность детям, с которым она пыталась завоевать их доверие и купить расположение. Она ни на йоту не поверила ни словам, сказанным в кухне, ни слезам, пролитым там же. Джордан даже порадовалась, что Рэйчел хватило ума не преследовать её и оставить в покое до утра. Она старалась не думать о следующем дне, но мысль о том, что завтра так или иначе придётся взаимодействовать с женщиной, неотвратимо преследовала её. Она никак не могла понять,почему её вдруг так глубоко задело искреннее желание Рэйчел принять участие в судьбе детей Роуз.
Расфокусированный взгляд Джордан вдруг остановился на двери, которая внушала ложное чувство уединения и безопасности, и девушку озарила смутная мысль о том, что уже очень давно у неё не было возможности просто в сердцах хлопнуть дверью, запереться в комнате, куда никто не стал бы вторгаться, давая время на раздумья. Вроде бы такая мелочь, но сколько она значила! Девушка подошла к двери и замерла, приложив ухо и прислушиваясь, не поднимается ли Рэйчел вслед за ней, чтобы прочесть ей нотации о том, что не следует вести себя как маленький ребёнок и прочую чепуху, но на лестнице было тихо. В конце концов ей тело затекло в вынужденной позе, и девушка попятилась вглубь комнаты. Зеркала здесь ещё не было, но Джордан поприветствовала своё сердитое отражение в окне, залитое светом из комнаты. Губы её были обиженно надуты, кончики бровей трагично опущены вниз, ну а волосы, из-за которых начался весь сыр-бор, по-прежнему были синими. Она сама не знала чего хотела добиться и кому доказать, но решила стоять на своём, а потому не стала смывать краску и увалилась на кровать прямо в том виде, как была. Уставилась в потолок, размышляя о словах и поведении Рэйчел, всё ещё злясь, но скорее взращивая и лелея внутри обиду, нежели испытывая это чувство на самом деле. Ей бы хотелось, чтобы мисс Рассел оказалась хуже, чем представлялась в действительности, чтобы Джордан могла её ненавидеть с чистой совестью. Зачем ей вообще это было нужно, подросток сказать затруднялась. Ей не хотелось сковывать себя тёплыми чувствами к “чужой тёте”, не хотелось быть обязанной и благодарной только из-за её хорошего отношения к детям Роуз. Её злило, что она никак не могла разобраться в том, что думает и чувствует. Вся эта ситуация, перевернувшая привычный устоявшийся мир Джордан и Дилана с ног на голову, оставляла самые разнообразные впечатления.
Девочка с размаху плюхнулась на кровать. Мягкий матрас просел и отпружинил. Не так, как ожидалось, но в целом неплохо. Настроение было препаршивым. Джордан заняла горизонтальное положение прямо в кедах и уставилась в потолок. Она надеялась, что ей удастся очень скоро заснуть, дабы не давать выход совести, которая понемногу просыпалась и расправляла свои тонкие крылышки. Сон не шёл, так что Джордан решила прогуляться до комнаты брата и проведать его.
Потихоньку она выскользнула за дверь, прокралась к соседней комнате, которая не запиралась, и просочилась внутрь. Дилан спал, свернувшись калачиком, в своей любимой позе, прижав ручонки к себе, как будто замёрз. Одеяло сбилось, а это значило, что он снова метался во сне. Девушка поправила простыню и сдвинула подушку, грозящую вот-вот свалиться на пол, после чего присела рядом.
- Жаль, что ты ещё маленький, - тихо-тихо пробормотала она, сетуя на то, что не может обсудить с ним случившееся. Нет, он, конечно, выслушает, но поймёт ли какие эмоции обуревают сестру, какие переживания крутятся внутри, какая неуверенность растёт сродни снежному кому. Джордан вздохнула, а затем осторожно, чтобы не разбудить, поцеловала Дилана в лоб.
Посидев у его постели ещё немного, разговаривая мысленно и придумывая за брата ответы, как если бы он был её ровесником или даже старше, она наконец успокоилась и вернулась к себе, поборов желание прикорнуть рядом.
Джордан как-то не подозревала чем обернётся завтрашнее утро, когда залезала под одеяло, соизволив перед этим не только переодеться, но и снять обувь. Сна не было ни в одном глазу и это был очень плохой знак. Она не хотела ворочаться, как брат, мучимая размышлениями на тему: сколько лишнего она наговорила, однако мозг порой играет с человеком злые шутки.
Она так устала бороться с бессонницей, что в конечном итоге всё-таки сдалась и провалилась в глубокий сон без сновидений. Она совершенно не имела понятия в котором часу это было, однако когда до её слуха донёсся женский голос, показалось, что прошло от силы полчаса.
Девочка не слышала того бедлама, который устроила в кухне Рэйчел, не слышала её шагов, не слышала стука в дверь и первых слов. Она ещё сладко спала. Первое, на что среагировала Джордан, была просевший под весом женщины матрас. Ресницы девочки затрепетали, веки задрожали, готовые вот-вот открыться. Но сами глаза ещё слипались. К сожалению, она была не из тех людей, которые спросонья не соображают где находятся и при каких обстоятельствах они здесь оказались. Джордан сразу вспомнила и вчерашний разговор, и свою дерзость, и тщетно скрываемое расстройство Рэйчел.
- Ммм, - сонно с толикой недовольства промычала она и натянула на голову одеяло. Не хотелось снова возвращаться к той ситуации, ведь Джордан полагала, что Рэйчел обязательно её отчитает за неподобающее поведение.
Ещё одним свойством девочки было то, что проснувшись единожды поутру, заснуть снова не представлялось возможным, даже если она основательно не выспалась. К счастью, Джордан слишком глубоко зевала, чтобы разозлиться.
- Рэйчел, - простонала она. - Дай поспа-а-ать! - ей не хотелось, чтобы события вчерашнего дня разом навалились, только вот вечно валяться в кровати и прятать взгляд от Рэйчел она не могла. - Какая ещё помощь? - первой мыслью девочки было предложить поискать эту самую помощь в другом месте, но Джордан сдержалась.
Она не поверила объяснениям женщины и высунула голову из-под одеяла, чтобы воочию убедиться в правдивости заверения.
- Какая ещё скорлупа? - нахмурилась. -  А цыплёнок где? Вылупился уже? - растерянно поинтересовалась она.
При виде взъерошенной Рэйчел с перепачканными волосами губы девочки невольно растянулись в улыбке. Картинка выглядела до такой степени нелепо, что доставила Джордан удовольствие. Кроме того, судя по тону та вроде бы не собиралась обсуждать случившееся. Девочка с удивлением отметила про себя, что Рэйчел улыбается, и даже на какой-то момент зависла, разглядывая её улыбку.
Услышав замечание насчёт причёски, она автоматически поднесла руку к волосам и запустила в слипшуюся шевелюры пальцы.
- Оуч, - поморщилась. Выпростать пальцы из налакированного начёса оказалось делом нелёгким и весьма болезненным. Надо было сделать это ещё вчера. И как только её длинные, правда тусклые волосы не остались за ночь на подушке?! Рэйчел была права, вот только Джордан ни за что этого не признает, скорее уж возьмёт ножницы и обкорнает себя.
- Да, сейчас иду, - сонно проговорила Джордан. Сегодня она была гораздо покорнее. - Где моё полотенце?
Она свесила босые ноги с кровати и провела ладонью по лицу. Снова зевнула. Пару раз. Хотелось снова залезть под одеяло, накрыться с головой и никуда не ходить, даже чистить зубы.
- И моя зубная щётка? Который вообще час?
Джордан сползла с кровати и пошлёпала в ванную. Вчерашний день начинался куда бодрее, закончился только не ахти.

+1

39

«Совсем она не спала, что ли?» Рэйчел смотрела на заспанное личико – и понимала, что это всё следы вчерашней ссоры… Если не ссоры – то размолвки вследствие крупного недопонимания. Одна поспешила с выводами, второй бы притормозить со своими благими намерениями… Но что сделано – то сделано. В любом случае, начинать собирать негатив прямо с утра Рэйчел не спешила. Она вообще не хотела бы его касаться, если можно (и даже если нельзя – тоже).
- Прости, что разбудила.
Сонной Джордан выглядела настолько мило, насколько может выглядеть, разве что, птенчик, едва высунувшийся из устланного пухом и перьями гнезда, роль которого в данном случае исполняла удобная постель. «Птенчиком» и назвала ее про себя Рэйч, не рискуя высказаться об этом вслух, что не мешало ей улыбаться шире в борьбе с недоверчивой подозрительностью подростка, смотрящей из самой глубины сонных глаз.
- Вылупился, - заверила женщина, радуясь про себя тому, что Джордан не видела устроенный некоторое время назад на кухне погром. – И я его ловила по всей кухне – как назло, убежал.
О том, что ловкости ей не хватило, красноречиво свидетельствовал весь внешний вид Рэйч, как он есть. Ну… хоть внешним видом она свою гостью повеселит. Почему бы и нет, в самом деле? Тем более, что сегодня утром они обе в одинаковом положении, вновь начиная день сначала. Как бы там ни было, решение оставить вчерашний разлад позади, перешагнуть его и жить дальше казалось Рэйчел сейчас самым верным и самым правильным. «Видели бы меня сейчас психологи», - усмехнулась про себя, отлично понимая, что это и есть ее маленькая победа как над собой, так и «над» Джордан. Над ее непредсказуемыми подростковыми порывами эмоций.
При виде шевелюры самой Рэйчел, Джордан, кажется, слегка оттаяла и примирилась с необходимостью как теплой ванны, так и раннего подъема.
- Чистые полотенца в шкафчике, в ванной, - разумно, ровно и достаточно мягко заметила женщина, тщательно следя за тоном своего голоса. Не дай боже подростку покажется, что кто-то хочет ее задеть или проявить к ней неуважение, или посягнуть на личное пространство. Они обе уже видели, к чему это всё может привести. – Зубную щетку ты, возможно, привезла с собой, но можно брать и ту, на полке. Она совершенно новая.
Стоит ли говорить, что электрическая? В последнее время Рэйч признавала только такие, на небольших аккумуляторах. Зубная паста с приятным ароматом мяты и сосновых иголок обычно лежала рядом, и вряд ли кому-то придет в голову ее похищать из привычного места. Что же касалось последнего вопроса, то ответить на него куда проще, если бы Джордан не зевала столь заразительно.
- Начало восьмо-о-ого, - Рэйчел поднялась, в свою очередь сладко зевая и потягиваясь, и немного встряхнулась. «Если тебя это утешит, я встала в пять утра». Впрочем, распространяться о последнем факте женщина не стала, решив, что свои подвиги оставит при себе. Ей незачем хвастать об этом перед Джордан.
- Так что? Сможешь полить из душа мне на голову? - Выбрать из волос остатки яичного желтка, белков и скорлупы она уж как-нибудь постарается сама, тем более, что распорядок их сегодняшнего дня немного отличался от предыдущего. Однако пока Рэйчел вполне контролировала ход времени и надеялась, что они всё успеют. – А потом я тебе, если захочешь.
И вновь она предоставляла Джордан возможность выбирать, не собираясь принимать решения за подростка даже и в мелочах.
Так или иначе, для начала Рэйчел пришлось сходить за полотенцем для себя, вернуться в гостевую ванну, отрегулировать воду и вручить Джордан орудие производства. К слову, Рэйчел запамятовала, что электрических щеток для чистки зубов в этой ванной было две.
«Я и забыла, что их две стоит», - усмехнулась про себя Рэйчел, шутливо отчитывая себя за провалы в памяти. «Не иначе, старею». Однако не прокомментировать это действо не могла:
- Одна тебе, другая Дилану, - улыбнулась, пробуя температуру воды пальцем еще раз, после чего вручила душ в руки Джордан, надеясь, что девочка ее не подведет.  – Держи.
Рэйч наклонилась над ванной, удерживая себя за бортик левой и подняла свободную правую к волосам.
- Давай, - мягко, даже как-то бархатно попросила, совершенно не представляя себе, что последует за этим: ниагарский водопад – захлебываться и отплевываться, или брызги сверху донизу, как из фонтана-шутихи, или аккуратный полив, как из садовой лейки… Всё исключительно в руках Джордан, включая и ее саму.

+1

40

Интересно, мелькнула в голове предательская мысль, получается, что сегодня может творить всё что заблагорассудится, а назавтра сделать вид, будто ничего не происходило? У этой методики есть границы? Подсознательно возник соблазн проверить теорию. Джордан толком не понимала, что толкало её к таким рассуждениям, что заставляло испытывать терпение Рэйчел и тестировать её материнские инстинкты, которые просто не могли проснуться так скоро.
Честно говоря, Джордан даже была рада, что нашла в себе силы дать женщине понять, чтобы та не питала иллюзий относительно них с братом, она лишь жалела, что выбрала для этого столь радикальный способ и чересчур резкие слова.
- Это глупо, - подвела итог девочка, наморщив лоб. Такие сказки годятся разве что для Дилана, но никак не для взрослой девочки-подростка. Оценила ли она старания Рэйчел? Во всяком случае, виду не показала. - Значит, ты совсем не умеешь готовить? Я думала, это преувеличение, - призналась Джордан. Она никогда ещё в жизни не встречала взрослого человека, не умеющего готовить. - Можно разогреть остатки вчерашней пиццы. Если эти остатки ещё остались. Дилан возражать не станет. Да и я тоже.
Джордан широко раскинула руки и сладко потянулась, зевая во весь рот. Конечно, она согласилась помочь Рэйчел избавиться от скорлупы в волосах, и обе направились в ванную. Пока женщина ходила за полотенцем для себя, девочка успела умыться и почистить зубы. Это помогло немного взбодриться. Воронье гнездо на голове после вчерашнего преображения её не только не испугало, но и даже не впечатлило. Всё равно она не умела обращаться с волосами, всё равно любым причёскам предпочитала просто хвост.
- Какие на сегодня планы? - поинтересовалась, принимая лейку и пробуя рукой температуру и напор воды.
Она осторожно направила струю на голову, стараясь лить воду на макушку, чтобы не попадало на шею. Сама немного потопталась на месте, а затем присела на бортик ванны.
- Так нормально?
Она понимала, что Рэйчел была в состоянии справиться и сама, а к помощи Джордан прибегла по каким-то своим причинам, то ли пытаясь сблизиться с девочкой посредством совместного времяпрепровождения, то ли пытаясь внушить той чувство полезности. Это немного раздражало. Рэйчел очень старалась найти общий язык с детьми, и для Джордан это было заметно. Даже заметнее, чем вчера.
Заметив, что воды не хватает на волосы, Джордан попыталась расширить охват и принялась поливать более щедро. Она присмелела и довольно быстро сориентировалась, принявшись водить лейкой над головой Рэйчел, поливая теперь уже не только макушку и затылок, но и шею, заливая лоб бедняжке.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » Тебе половина и мне половина ‡флешбэк