http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/51687.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет · Ви

На Манхэттене: сентябрь 2019 года.

Температура от +15°C до +25°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » joining the dots ‡флеш


joining the dots ‡флеш

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s019.radikal.ru/i609/1703/91/33e9a0622f7d.png

Время и дата: 17 июля - 16 сентября 2017 год
Декорации: Нью-Йорк
Герои: Maria Betancourt, Roger Black

Отредактировано Maria Betancourt (07.04.2019 01:30:03)

+1

2

День все не заканчивался. Никогда прежде работа не была Марии в тягость. Случались трения и сложности, но, чтобы считать минуты до окончания смены? Коллеги не виноваты. Никто не виноват. Так сложились обстоятельства. Девушка должна пережить их в одиночку. От сочувственно-непонимающих взглядов становилось только хуже. Хотелось забиться в свой съемный угол и не вылезать оттуда пока в груди не перестанет нестерпимо давить.  А перестанет? Должно. Обязано! Правильные решения принимать трудно. Они расходились с Беном бесчисленное количество раз. Расставались по его воле или под давлением обстоятельств. Расставались навсегда… зная наперед, что под небом нет ничего вечного. Было больно... обидно… невыносимо. Мария привыкла к боли. Казалось, что успела познать все ее грани, но сегодня накрыла такая безысходность и невосполнимое чувство потери, что все прежнее пережитое казалось несущественным и пустым. Обиды стали блеклыми. Страхи выцвели под палящим летним солнцем. Упреки истлели, как старые ветхие тряпки. Им больше нечего делить. Так бывает, когда переступаешь за финишную черту и понимаешь, что все мосты сожжены. Конец. Точка. Она свободна! Хотелось выйти на улицу. Подставить лицо ветру и выкричаться все, что копилось внутри. Жаль, что она не Аляске. В мегаполисе ее порыв сочтут проявлением безумия.  Ничего. Девушка перетопчется. Переживет и переболеет. Утешится реалистичной иллюзией о будущем и убежденностью в правильности принятого решения. Марии нуждалась в стабильности. Рядом с монстром она никогда не получит желаемого. Бен Арчер – синоним хаоса. С ним вечно находишься в эпицентре урагана, а ей требовалась если не опора, то твердая почва под ногами.  Настрадавшись сполна, она хотела просто жить. Пусть ненормальной, но своей жизнью!
Девушка провела пальцами по торцу циферблата наручных часов. Было далеко за полночь. Ночь на Манхэттене выдалась на удивление неурожайная на происшествие. Ребята шарахались по станции. Кто-то спал. Кто-то варил кофе, стараясь перемещаться рядом с ней на цыпочках, будто боялся ненароком вывести из печального транса. Дэвид подменил ее в диспетчерской. Руфус положил голову на ее босые ноги и тихо поскуливал во сне. Незаметно и как-то естественно сотрудники станции стали ее семьей. Здесь Мария чувствовала себя в безопасности. Бетанкур стало совестно за свое пугающее поведение. «Отомри», прозвучал мысленный приказ. Заставив себя шевелиться, она поднялась с дивана. Тело тут же отозвалась протестом. Ныло все от шеи до пяток. Болели руки и ноги. Тянуло в груди. Добравшись в уборную, она умылась холодной водой. Мокрыми ладонями зализала волосы и стянула хвостик на макушке. От объяснений ей не увильнут. Собравшись с духом, она пошаркала в кабинет капитана, в душе надеясь, что тот воспользовался «каникулами в аду» и тихо посапывал на диване. Ри, естественно, будить его не собиралась. Руфус семенил рядом.
Начальник не спал. Из динамиков маленького телевизора доносился голос комментатора. Капитан смотрел бейсбол. Мария предупредительно постучала и тут же торопливо пролепетала:
- Заняты, шеф? Я зайду попозже, - какая учтивость! Где она была, когда девушка заваливалась на работу в невменяемом состоянии, пугая всех поведением сомнамбулы?
- Куда уж позже? Заходи, - тон был по-отечески укоризненным, но обещающим понимание любой херни, о котором могла рассказать непутевая «дочь». Тут Марию накрыла паника. Что говорить? О чем рассказывать? Как объяснить? Она вообще должна что-то объяснять. Она - должна. Руфусу видимо тоже не терпелось получить объяснение. Мокрый нос уткнулся в ногу, подталкивая хозяйку к стулу.
- Извините, я сегодня была не в себе. Не стоило в таком состоянии приходить на работу, - начало извинениям положено. Дальше должно стать легче.  Бетанкур тяжело опустилась на рассохшийся стул, «обитающий» в стенах станции еще со времен ее основания. Ответом на ее искренне-сбивчивые слова стало молчание. Шеф ждал продолжение. Пока ее не за что было простить и понять. – Извините, я просто не смогла пойти домой… не могла оставаться одна, - на момент начала смены так все и было. Она боялась одиночества. Боялась гнетущих мыслей и самобичевания. Желание закопаться ото всех поглубже и подальше пришло после голосового сообщения Бену. Сил хватило еще на коротенькое смс Роджеру, оповещающее, что с ней все в порядке и она на работе. Потом блондинка отрубила смартфон и засунула его в сумку от греха подальше. Желание плюнуть на все и позвонить монстру было непреодолимым. Они расстались несколько часов назад, а казалось, прошла вечность. Не хватало его объятий и тихого обреченного «прости». Обида и упрямство запрещали слушать его исповедь, когда Арчер был рядом. Постфактум подсознание устроило акт мазохизма – непрерывно прокручивала запись их долгой ночи… но она выдержала. Не сорвалась. Не позвонила. Заслужила жетон за первый день без личного наркотика? Об этом не расскажешь. Определенно не начальству. Быть может доку… хотя вряд ли… - Я была университете.. – пауза затянулась. От нее все еще ждали объяснений и клещами вытаскивать слова не собирались. – В лаборатории… - Марии решила начать все с начала... и озвучить ответ на уже звучавший ранее днем вопрос, оставленный без ответа.
- Что-то пошло не так? – мягко направил ее капитан.
- Все пошло не так… - девушка потерла запястье. Кожа болела от синяков, оставшихся после сдерживающих пут. – Профессор считал, что в моем случае нужна шоковая терапия. Я не приуменьшала, когда говорила о не гуманности эксперимента, - вспомнились уговоры коллег попробовать еще раз… рискнуть ради призрачного шанса вновь увидеть солнечный свет... – Он малость перестарался в достоверности воспроизведения кошмаров прошлого. Пришлось провести некоторое время в импровизированном подвале без воды и еды… - она как-то обмолвилась про подвал. Ребята сделали ошибочный вывод, что в подземелье ее долго держали и пытали бандиты. Мария не стала переубеждать. Часть правды пугала нормальных людей… Всю историю она оставит для себя и Бена. У них всегда останется их Аляска.. со всеми красотами и ужасом северного лета. - Меня накрыло. Началась паника, но он решил идти до конца. Включил аппаратуру, едва не поджарив мне мозги. Дальше я плохо помню... Может и к лучшему. Ассистент профессора позвонил моему бывшему, он был указан в экстренных контактах. Он забрал меня и позвонил нормальному доктору, - об этом Мария узнала, лежа в после с Арчером. Он обмолвился, что вызывал какого-то врача… не рискнул просто ждать и играть в русскую рулетку. Да, Бен изменился. Раньше предпочел бы не связываться с внешним миром. Сидел бы и гадал очнется или так подохнет?  - Последнюю ночь он меня выхаживал, - ну, ночь же? Она с монстром остановили время. Как он приводил бывшую в чувства дело сугубо личное... – Мы с ним несколько месяцев не общались. С его стороны было великодушно бросить  все дела и меня выручать.. но больше я у него оставаться не могла… - девушка осеклась давая понять, что дальнейшее не интересно для широкого слушателя. Что ее слушает половина станции, она не сомневалась. Стеклянная стена-перегородка ничего не звукоизолировала.
- Тяжелые выдались выходные, - констатировал шеф. – Ничего не вышло? - с надеждой в голосе спросил мужчина
- Стало хуже. Раньше стабильно видела световые пятна и очертания. После последнего эксперимента опять стало черным-черно. Но может это последствия стресса. Утром я вроде бы что-то улавливала… опять...- поспешила упокоить ирландка. Не хотела, чтобы коллеги чувствовали вину за нажим и уговоры.
- Это был последний шанс? Ты так и останешься…- капитан не договорил. Подводя черту под разговором, он удовлетворился объяснениями девушки. Понятное дело, что после «приключений» и известия о том, что она останется слепой навсегда, Мария явилась на работу в состоянии близком к шоковому.
- Слепой… да... – закончила за него девушка. Она смирилась с этим, но озвучивать в слух диагноз-приговор было больно. Мария наконец поняла, почему так тяжело восприняла окончательный разрыв с монстром. Одно наваливалось на другое. Напоминающая слоеный пирог, плита погребла ее в бездне отчаянья. Она не верила в методы профессора, но крохотная надежда на лучшее тлела в подсознании. Девушка занесла крах надежды в список того, что еще предстояло пережить.
После беседы с боссом стало чуточку легче. Она была прощена и отпущена дальше тупить  отдыхать на диванчик до окончания смены. Вопреки уверенности, что сон и близко к ней не подойдет, девушка все-таки задремала. Кто-то заботливо укрыл ее пледом. Боль еще немного отступила. В стенах старого каменного здания, среди дружной пожарной команды она чувствовала себя, как дома. Новая семья принимала ее такую, как есть… Заботилась не смотря на недомолвки и маленькую ложь-недосказанность…
За полчаса до окончания смены ее разбудили ребята. Мария чувствовала себя так, будто ее поездом переехало. Благо, что троица соседей предлагала вместе добраться домой. Значит больше никаких приключений. На них и Руфуса можно было положиться. Своему вниманию Мария не доверяла. Домой… Не тут-то было. У распахнутых гаражных ворот плавно затормозил автомобиль. Сердито хлопнула дверца. По оживлению пса Мария поняла, что приехал кто-то из знакомых… Роджер! Неожиданно и так не вовремя! Ирландка не готова была с ним говорить. Что он тут забыл? Разве его не ждут в офисе? Мужчина часто встречал вечерами с «половинчатых» смен, когда Бетанкур менялись с парнем -студентом, работающим с другой бригадой, но чтобы заявится в семь утра! Видимо ее «радиомолчание» допекло бизнесмену. Он решил выяснить все по горячим следам… Этот чертов день все никак не заканчивался…

+2

3

Он сходил с ума. Вначале от беспокойства потом от раздражения и злости. Блэк места себе не находил. Натыкался на равнодушно сообщение об отключенном телефоне. Когда это продлилось больше суток, мужчина бросил все дела. Вернулся в Нью-Йорк на два раньше. Приехал к ней. Поцеловал замок на двери. Узнал от коллег, что Мария взяла отгулы и согласил ась на очередной шарлатанский эксперимент. Ему ничего не сказала. Опять. Раньше на нее давил этот ублюдок Арчер. Зачем сейчас ворошить болезненные раны? Какие мысли Мария прятала за грустной улыбкой? Не смирилась? Глупый вопрос. Он бы смерился со слепотой? Почему все-таки ему не сказала? Роду казалось, что в последнее время они сблизились. Девушка стала ему больше доверять. Они проводили много времени вместе. Блэк познакомил ее с дочерью. Намечался семейный пикник. Но она была, как мираж. Кажется, еще шаг и можно будет укрыться в тени оазиса от нестерпимого зноя неопределенности. Шаг… второй… Она опять ускользала. Маячила на горизонте. Манила… Была вновь недосягаема.
Роджер привык все держать под контролем. С Марией номер не проходил. Пережив ужас отношений с чокнутым садистом, она слишком стремилась к независимости. Род это понимал и уважал. Дал ей сколько угодно времени, но любому терпению приходил конец. Будь на ее месте кто-то другой, он давно махнул рукой. Послал бы несговорчивую бабу к дьяволу. Сплюнул и забыл. После неудачного брака, научился отстраненно и непринужденно крутить с женщинами. Наличие финансовых средств помогало расставаться так же легко и красиво. Блэк умел быть щедрым. Любовь давно стала таким же товаром, как нефть, газ, вино... автомобили. Почти все покупалось и продавалось. Почти… Блэк не смог гарантировать деньгами безмятежную жизнь и здоровье собственной дочери, и Марию купить не смог. Даже не пытался. С самого первого дня их знакомства понял, что она особенная. Девушка появилась на пороге социального центра измученная и затравленная, больше походила на их подопечную, чем на нового сотрудника. Отчасти так и было. Но даже в таком подавленном состоянии Мария находила силы помогать другим. Делилась теплом, которого самой не хватало. Она была особенной. Настоящей. Бескорыстной. Не делила людей на полезных и второсортных. Она не была сногсшибательной красавицей. Пленила окружающих искренностью и обаянием. У него были любовницы, мелькающие на обложках глянцевых журналов. Род давно перестал западать только на разрисованный фасад. Старел? Хотелось душевной близости? Пусть так, но он влюбился, как мальчишка. Грелся в лучах таких редких улыбок. После того, как набивал Марии тату совсем пропал. Между ними проскользнуло что-то неуловимое… Он смог добиться доверия девушки. Она выплеснула нестерпимую боль, а Блэк с готов был разделить с ней все, что угодно.. хоть яд. Прошло два года, а они топтались на месте. Вначале потеря зрения, потом объявился этот псевдомуженек. Он так ждал, что Мария попросит помощи и защиты от домашнего тирана, а она не попросила. Осталась с мучителем. Это зацепило за сердце огромным крюком… задело за живое… обидело. Роджер стиснул зубы и решил отступить. Она сделал свой выбор. Только любовных треугольников ему не хватало. По всем раскладам Род выходил тупым углом.
Долго ли он продержался? Не очень. Открыл центр для реабилитации слепых и слабовидящих. Для нее… Ради нее. Любовь такая сука! Мужчина не смог самоустраниться. Стал другом. Ждал чего и сам не понимал… Иногда казалось, что все потеряно и ее большое сердце смогло простить ублюдка. Они уехали отдыхать. Вместе! А он впервые за десять лет напился до невменяемости и ночевал в кабинете. Хорошо, что хватило ума не позвонить Марии. Омерзительный был бы монолог. Он и так выглядел жалким в собственных глазах. Но отпуск на берегу озера стал последней гастролью. Ожидание было вознаграждено. Они расстались. Дорога открыта, а ясности все не добавлялось. У них вроде бы отношения, а вроде бы и нет… не друзья и не официальная пара. Странная связь без секса. С этим Роджер старался не торопиться. Из подтекста редких откровений и многочисленных шрамов на теле было понятно, какие пристрастия были у ее бывшего… ублюдка. Джайя тоже была отличным источником информации. Она не выдавала сокровенных секретов подруги. Ему хватило и достоверных сведений, что других мужчин, кроме Арчера, у Марии не было. Жестокость и насилие Род упорно не желал считать отношениями. Так что он будет у нее первым и единственным. Окружит вниманием и заботой о которой это пещерное чудовище, недавно освоившее палку копалку, даже не слышало. Все шло по плану. Они сближались. Девушка перестала вздрагивать от его касаний.  Стала более раскованной. Отвечала на поцелуи. Они сближались медленно… Дьявол, как же медленно! С каждым днем все тяжелее было удерживать член в штанах. Он не монах. Разве она этого не понимала?! И вот очередной срыв... взрыв... или черт пойми что. Роджер был уверен, что без Арчера не обошлось. Тот продолжал ждать Марию в какой-то забегаловке. Джайя считала это очень трогательным и романтичным жестом. Слава богам, Марию это не волновало. Решимость оставить ранящие отношения в прошлом придавала Блэку сил. Однако, Арчер все никак не угомониться. Давно нужно было переломать ноги этому уголовнику. Останавливало не желание превратить его в глазах женщины из мучителя в мученика. Пусть ковыляет. Только другим краем... Марию обратно он не получит. Жаль, что не удалось нарыть компромата, способного засадить его до скончания века. Нет. Не так.  Не верная формулировка. Компромата было предостаточно. Только этот урод будто специально прикрывался Марией. Их криминальные приключения в штатах были настолько тесно переплетены. Нельзя было потянуть за ниточку, не подставив девушку под удар. Навредить любимой женщине Блэк не хотел, но в последние дни копался в прошлом, как одержимый. Чем больше узнавал, тем больше хотел знать. Мария открывалась для него с совершенно новой стороны. На миг мужчина забыл, что разрабатывает Бена Арчера, а не пытается описать ее прошлое. Использовал нужные связи. Заполучил ФБРовское досье на банду «Вестис». Заслуги Марии в их развале официально не рассекречивали. Не хотели навлечь на бывшего агента гнев оставшихся на воле членов группировки?  Попросту присвоили себе все лавры, пользуясь физическим и душевным состоянии девушки. Досье мало что прояснило. Слишком много «белых» пятен, спрятанных под жирными черными полосами засекреченной информации. Род решил подойти с другой стороны - обратился к очевидцу тех событий. Позвонил куратору Марию. Мужик оказался старой закалки. Своих не выдавал. Говорить на отрез отказался. Член банды «Вести», по счастливому стечению обстоятельств мотающий срок в Райкерс за подвиги, совершенные в штате Нью-Йорк, оказался напрочь развязать язык. Ценник он заломил не малый. Роджеру было плевать. Его женушка-наркоманка получила задаток. Остальное по факту. Блэк мог поручить и это частному детективу. Нет. Некоторые вещи лучше не доверять стороннему исполнителю.
Вчера, когда прилетело СМС от Марии, он был на полпути в Райкерс. Иначе сразу бы примчался в пожарную часть и устроил допрос с пристрастием не тому человеку. Пришлось посильнее стиснуть руль и вдавить в пол педаль газа. Через сорок минут Блэк сидел в безликой серой комнате с прикрученной к полу мебелью. Зарешеченная дверь открылась. Вошел невысокий коренастый мужчина в тюремной робе.  Оценивающе осмотрел гостя. Глаза сощурились, пряча злобу и недовольство. Понял, что продешевил.
- У вас десять минут, - дежурно предупредил маячащий за спиной охранник и вышел вон.
Теперь за ними следили красные точки видеокамер. Род жестом пригласил вошедшего войти. Звеня наручниками, тот облокотился о край стола, не торопился сравняться с собеседником. Играл мышцами. Пытался напугать? Забавно.
- Так это тебе нужна информация о Бене Арчере? Я уже предупреждал твоего человека, что мало что знаю. Так что сильно не обольщайся, - стало понятно, что после долгих размышлений, мысль о «прибавки к жалованию» отпала. Недобрый знак. Значит, точно нечего продать.
- Рассказывай, - коротко процедил Блэк, теряя терпение.
- Нечего особо рассказывать, - мужик все-таки усадил задницу на стул. – Ну, был такой. Четыре года назад или пять…  Свободный художник. Отмороженный на всю голову. Мы все не ангелы, но этот ваще без тормозов.
- В каком смысле? – Роджер хотел конкретики. Их разговор не записывался. Только видео, а звук нет. Адвокат об этом позаботился. В нашей великой стране даже осужденные ублюдки имели право на приватность. Боже, благослови Америку!
- В прямом, - тот фыркнул, потешаясь над недогадливостью холеного солидного собеседника.
- Говори. Я не за ребусы плачу. Нас не пишут, - две минуты уже прошли, а информации пока ноль.
- Да мне похрен, пусть пишут. Я ничего не знаю. Так… слухами делюсь. Был хер ирдандский. Курок спускал не задумываясь. Мне кажется его даже ДиВи боялся. Врагов себе в первый день нажил. МанЛину решил дорогу перебежать. Девку у него в карты выиграл. ДиВи ночь с ней на кон поставил, а Арчер выиграл. МакЛик в бешенстве был. Пять кусков ему предложил в обмен за кон. Можно целую ораву шлюх на эти бабки купить…
Блэк нетерпеливо постучал пальцами по столу. Беседа потекла не по тому руслу. Какое ему дело до бандитских потаскушек? Он уже открыл рот, чтобы оборвать собеседника и сразу же захлопнул, услышав имя девушки.
- Мэри.. а нет… Мария. Босс называл ее блондинкой мозгами. В компьютерах секла. Сиськи вроде зачетные...   а так ничего особенного.  Хотя ДиВи она нравилась. При себе держал. Мечтал сам оприходовать. Его правой руке тоже свежей девчатины захотелось. МакЛин босса для этого и подпоил, а тут третий. Свет клином что ли сошелся? Не понимаю. Все проблемы из-за баб. Вокруг этой все завертелось, - он сделал многозначительную паузу. Просек, что заинтересовал покупателя информации.
- И? – Блэк покосился на часы.
- И все. В конце все умерли, - хохотнул заключенный. – Девка обслужила Арчера. Когда время вышло МакЛин пришел ее забрать. Мне выпала честь его сопровождать до дверей красотки. Дело закончилось мордобоем… избиение. Говорю, же, что ваш Арчер бешеный. МакЛина отходил, еле оттащили. Видать хорошо девка давала, - Род стиснул зубы. Не хотел выдавать, что эта «девка» интересна на порядок больше ирландского ублюдка. – МакЛин нам премию выписал за молчание об инциденте. Сам улетел рожу чинить. Несколько месяцев не появлялся. Арчер продолжал трахать выигранную в карты телку. Потом его подстрелили. Думали подохнет. Живучий гад. Девка его выходила. Стерегла с пистолетом. Никого не подпускала. Пару раз приходил приказ вышвырнуть его в океан или в кактусы, чтобы подох за стенами особняка. Мария не дала. В качестве благодарности он ее на хер послал. Перестал ночами в спальню захаживать. Вообще не замечал.  Когда МакЛин вернулся, то начал мстить за пошатнувшийся авторитет. Затащил девку к себе в пыточную. Превратил в отбивную. Весь подвал кровищей залил. Закончить хотел Арчером, но тот опять оказался сильнее. МакЛина нашли насаженным на деревяшку. Девку в больницу отвезли. Там она толи подохла, толи свихнулась и в дурке потом вздернулась. Многое болтают. Говорят, что она якобы брюхатая была. Что за ней в больничку киллера посылали. Не хотели свидетелей оставлять. Только его потом с простреленной башкой в туалете нашли. Арчера после этого больше никто не видел. Поначалу искали… Потом не до него стало. Через пару месяцев облавы начались. Лабораторию накрыли. Все, - развел он руками. - Больше ничего не знаю.
- Больше ничего не надо, - поднимаясь, Роджер застегнул пуговицу на пиджаке. Охранник как раз открыл двери. – Остаток суммы будет через час.
- С вами приятно иметь дело. Заходите еще, - оскалился «информатор», но Блэк никак не отреагировал. Молча зашагал прочь.
Он был переполнен и отравлен информацией. Долго сидел в машине, не заводя мотор. Пытался обуздать эмоции. Мария! Через что она прошла? Как часто ступала по краю? Рисковала… Ради чего? Ради дела? Великой цели? Ради морального урода, который бросил без поддержки и опоры… Сколького он еще не знал? И совсем не понимал… Идеализировал. Не представлял в компании отъявленных негодяев и той клаке, в которой ей пришлось побывать. Рассказ угольника добавил кусочек в пазл.  Что-то изменил. Стал ли Род к ней относиться хуже? Нет. Конечно, нет!  Однако что-то в услышанном начало пожирать изнутри. Блэк не рискнул ехать к ней тем же вечером. Не владел собой. Утро не прибавило душевного равновесия. Но сложившаяся ситуация требовала прояснения. Род отправился в пожарную часть, чтобы перехватить девушку на выходе с работы. Быстро шагая от машины, Роджер кивнул ее коллегам и стараясь не делать резких движений, взял девушку за локоть.
- Нам нужно поговорить. Садись в машину, - не дожидаясь согласия, он потянул блондинку к авто. Усадил на пассажирское сидение и захлопну л дверцу. Через пару секунду машина сорвалась с места.
[nick]Roger Black[/nick][icon]https://a.radikal.ru/a15/1901/e1/e2ccc19e9597.png[/icon]

+2

4

Она не сопротивлялась. Не было сил. Позволила мужчине затолкать себя в автомобиль. Роджер никогда не проявлял грубость и несдержанность, но сегодня казался доведенным до ручки. Голос звенел металлом. Хватка его пальцев напоминала тиски. Мария виновата - допекла мужчину безразличием. Отключила телефон. Отделалась сообщением. Не красиво, но не повод для публичного проявления злости. Их отношения не приобретали никакого официального статуса. С чего Блэк взял, что имеет права требовать отчета? Улетел на неделю. Ок. Счастливого пути! Он часто пропадал в деловых поездках. Телефон отключал, правда перезванивал при первой же возможности. Ирландка никогда ничего не просила. Избегала проявлений любопытства. «Ты где? С кем? Когда вернешься?»  Язык не поворачивался задавать подобные вопросы. Мария с уважением относилась к личной территории и пространству друга. До последнего момента, он отвечал взаимностью. Интересовался ее самочувствием и разными мелочами. Без пинков-вопрос рассказывал о делах и занятости. Мария делилась тем, что считала нужным. Никто никого не напрягал, а все равно что-то накапливалось и давило сверху. Нависало над головами, как огромный пласт мокрого снега, готовый от легкого хлопка дверью сойти лавиной.  Так и вышло. Хлопок. По идеально белому полотну отношений пошла трещина. Потом минута зловещего затишья и ледяная снежная масса пришла в движение. Понеслась вниз, со скоростью взбесившегося поезда. Мужчина недовольно сопел. Стиснул зубы. Она чувствовала, как движутся желваки на скулах. Кожаная оплетка руля скрипела под пальцами. Мария молчала. Слова извинения застряли глубоко в горле. Девушка так устала оправдываться. Перед собой. Перед Беном… Теперь еще и перед ним.
- Скажи… я до сих пор не заслужил твое доверие? Почему все важное приходится узнавать от третьих лиц? – мужчина крепче сжал руль.
Мария понимала, что речь идет о злосчастной лаборатории. Ребята говорили о звонках бизнесмена. Все вроде бы логично, но накрыло странное ощущение, будто она очнулась посреди давно разгоревшегося скандала и не могло уловить сути происходящего.
- Я никому не сказала, кроме начальника. Джайя и Сильвестр тоже не знали. Я не хотела вас волновать, - к тому же ирландка прекрасно осведомлена о недоверии Рода к шарлатанским методам профессора. Не хотела услышать кучу доводов против. Решиться было сложно. Если бы Блэк тянула чашу весов в другу сторону она до сих пор бы колебалась. Пусть все пошло прахом, но девушка не жалела о принятом решении. Наступила ясность. Впредь не будут преследовать ненавистные «а друг» и «если». Она поставила точку в неудачных опытах над истерзанным мозгом… и в их истории с Беном.
- Спасибо за беспокойство, - зло процедил Блэк. – но мне казалось, что я стал кем-то большим, чем впечатлительная подружка-болтушка…или нет? – вопрос ребром. Сразу понятно – от ответа не отвертеться.
- Роджер, не надо, - почему именно сейчас? Где я так нагрешила? - Мария прикусила язык. В последнее время Рода раздражало отождествление с другими друзьями. Она замечала, но все равно наступила на больную мозоль. Не специально. Мозг отказывался генерировать безобидные реплики. Они не помогут. Бизнесмен был настроен на скандал.
- Не надо? Чего именно не надо? Определенности? Сближения? Сколько мы еще будем топтаться на месте? У тебя была уйма времени. Сколько еще ждать, пока я окажусь в зоне твоего комфорта? Ведь рисковать ты не можешь. Я не тот мужчина, ради которого стоит рисковать всем или хотя бы чем-то! Верно? – Род говорил с несвойственной ему горячностью. В девушке окрепло чувство непонимания ситуации. Они точно обсуждали не бессмысленный эксперимент и ее исчезновение. Риск… Комфорт… о чем он вообще говорит? Мария обессиленно пожала плечами. Сложно защищаться, не улавливая сути обвинений. Мужчина не дождался ее ответа. Остаток пути они проехали в зловеще-гнетущей тишине. Машина притормозила. Род не торопился покидать салон. Не исключено, что они не доехали в «пункт Б». Марии стало наплевать. Доберется при помощи навигатора. Она готова даже спуститься в метро, только бы не слышать недовольное сопении у своего уха. Сталкиваться с гневом мистера Блэка ей еще не доводилось. Инстинкт самосохранения реагировал вяло. Не было страха. Безмерная усталость и примесью раздражения. Самые яркие оттенки эмоций от экстаза до панического ужаса давно присвоены ее монстром. Уже не ее. Пофиг. Ни на кого в мире, девушка не сможет реагировать так, как на Бена Арчера. Бизнесмен все ждал отчета, а она так же молча покинула негостеприимный салон автомобиля. Роджер последовал ее примеру. Жахнул дверцей так, что вибрация от удара была ощутима на расстоянии. Мария поежилась. Неприятное ощущение.
- Доброе утро, дочка, - за спиной послышался хриплый голос миссис Коллинз. Значит Род довез ее домой. Хоть что-то хорошее. – Со смены возвращаешься? А где остальные оболтусы? – одинокая женщина обращалась к ней и к парням из пожарки, как к непоседливым внукам. Все привыкли к уютному ворчанию. Она жила на первом этаже и заменяла консьержку в доме. Ее неизменной спутницей была такса по кличке Фокси. Девушка слышала, как та семенил лапами по тротуарной плитке. Марии тут же стало стыдно. В этом нескончаемом кошмаре, она совсем забыла о своем четвероногом друге. Руфус, как всегда, ее простил. Роджер выпустил пса с заднего сидения. Увидав подружку, призывно залаял. Фокси ответила ему тем же.
- Доброе утро, миссис Коллинз. Да, отработалакое-как… - Остальные где-то на пути домой. Меня подвезли, - она кивнула в сторону нетерпеливого сопения.
- Вижу, - женщина не жаловала ее бойфренда и не считала нужным это скрывать. – Я возьму Руфуса с нами погулять? – полувопросительно добавила она, меняя тему разговора.
- Да, конечно, - Мария улыбнулась. Предложение женщины можно считать удачей. Сил на прогулку совсем не осталось. Может черная полоса наконец-то заканчивается?
- Что у тебя с руками? Откуда эти синяки? – Род выждал пока миссис Коллинз уйдет и накинулся с расспросами. Рано она радовалась.
— Это? - девушка потерла ноющие запястья… - В лаборатории все пошло не по плану. Профессор решил меня обездвижить… - Святые угодники, скольким она еще должна будет объяснять и оправдывать свой визит к профессору?
- Что? – бизнесмен подошел к ней в плотную. Пока она дежурно болтала с консьержкой, он успел просканировать ее с ног до головы. - А засос на шее тебе тоже в лаборатории поставили? -  убирая прядь волос, он убедился в неприятной догадке. Зная Бена спутать следы его страсти с чем-то другим невозможно.
- Нет. Профессор к этому не имеет никакого отношения, - девушка едва сдержалась, чтобы не отпрянуть. Ощущать прикосновения его руки поверх отметин монстра … неприя… непраавильно… Мария вдохнула, ожидая глубоководное погружение в новый скандал.
- Дай угадаю! Без Бена Арчера тут не обошлось? - Род выплюнул имя, как нечто омерзительно. Хотя, девушка иного и не ожидала.
- Да, - коротко ответила Бетанкур.
- Значит его ты посветила в свои планы? – мужчина вскипал все сильнее.
- Нет, - до судорог хотелось поставить ситуацию на паузу. Перенести разговор на другое время, когда она сможет разобраться в себя... в своих чувствах и планах на будущее. Как же! Пришла беда – отворяй ворота. – Я с ним не общалась с марта. Бен указал себя, как контактное лицо.
- И?
- Мне стало плохо и ему позвонили. Он забрал меня из университета…Для меня это стало полной неожиданностью... и
- И чтобы отпраздновать спасение вы решили перепихнуться, - закончил за нее Род. Грубо, но по сути.
- Даже, если так, то тебя это не касается! – Род не знал, но она тоже могла показывать зубы и защищаться.
- От чего же? Мы вроде как пара, - он сам то в это верил?
- Но это не мешает тебе продолжать отношения с милой девушкой по имени Жаклин, - небо свидетель, Мария не собиралась использовать случайно полученную информацию против бизнесмена. В начале мая, когда их совместное фото впервые мелькнула в каком-то блоге, Бетанкур позвонили. Молодая особа была в бешенстве. Заявила, что они вместе с Блэком уже два года, а Марию он использует для пиара. Слепая подружка – благородно для умиления. Жаклин вспылила или рассчитывала, что блондинка устроит бизнесмену скандал. Обидится в лучших чувствах и уйдет, хлопнув дверью. Услышанное укололо женское самолюбие. Липкое ощущение быстро схлынула. Психика и реакция Марии далека от нормальной. Она села, подумала и решила оставить все, как есть. Они с Родом были в самом начале пути. С высокой долей вероятности ничего не выйдет. Зачем пороть горячку и требовать невероятного? К тому же… наличие любовницы немного извиняло неторопливость блондинки. Ей было не так стыдно за страхи и тормознутость. Доставать свои знания, как фокусник кролика из шляпы, она не собиралась. Вырвалось в пылу ссоры. Ирландка сказала и тут же прикусила язык. Повисло молчание.
- Ты знаешь про Жаклин… - голос Роджера сел. Интонация изменилась. Злость сошла на нет. Все «по-честному». У него есть любовница, она занималась сексом с другим. Конфликт исчерпан? На сердце будто кошки нагадили, но может все к лучшему. Все равно их отношения обречены на провал. – Ты спала с Беном, чтобы отомстить? – еще говорят, что у женщин с логикой проблемы или это чисто мужская линия поведения? Если изменяет одна, нужно пойти выебать другу?
- Нет, - сил не осталось даже на односложные ответы.
- Ты к нему вернулась?
- Опять нет... – девушка потерла пульсирующие виски. - Что произошло – то произошло. Никто этого не планировал. Так случилось. Хочешь называет это сексом с бывшим. Бена больше нет в моей жизни, - вряд ли Роджер это поймет и примет. Произносить в слух горькую правду оказалось тяжело. Бена больше нет в ее жизни…
- А он об этом знает?
- О чем?
- О том, что его больше нет? Он не будет следовать за тобой по пятам? Не станет ожидать в кафе в назначенный день? – спираль…. Их скандал похож на закручивающуюся раскаленную спираль. Виток... потом еще один…
- Ты знал, что Бен за мной следит и ничего не сказал? – конечно он знал... – Постой. Не нужно... не отвечай. Дальше нет смысла… Отношения еще и не начинались, а уже такое нагромождение лжи, - хорошо, что оно обрушилось на ранней стадии, не погребая под собой ничего важного. Я – виновата. Ты – виноват. На этом и поставим точку, - еще одну точку. - Вся ее жизнь превращалась в разрозненные точки. Точек стало слишком много… Они не часть шрифта Брайля. Не несут никой важной информации. Не объясняют прошлое. Не дают советов на будущее. Они больше похожи на детскую головоломку с кучей черных точечек и циферок. Соединяя их непрерывной линией в конце, получаешь вполне читабельную картинку. Облом. Собрав поставленные точки в месте, Мария осталась ни с чем. Девушка ушла, и мистер Роджер Блэк не стал ее останавливать. Нью-Йорк захватила привычная утренняя суета, а для Марии наконец-то закончился длинный судьбоносный день.

+1

5

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png

Блэк не хотел ее отпускать, но не стал останавливать. Выбрал меньшее из зол. Повышенные тона. Взаимные обвинения. В пылу ссоры они и не заметили, как пересекли рубеж, за который заступать не стоит. Назад не отмотать. С каждым сказанным словом станет только хуже. Роджер счел благоразумным поставить ситуацию на паузу. Дать пыли осесть. Выдохнуть. Успокоится. Злость плохой советчик. Лучше отступить. Он не провожал девушку взглядом. Прыгнул в машину и ударил по газам. Пролетев пару кварталов, притормозил у обочины. Долго сидел, восстанавливая сбившееся дыхание. Отвык от мощных эмоциональных встрясок. Успел основательно подзабыть, когда такое случалось в последний раз. Конкурентная борьба и проблемы в бизнесе закалили. Загустели и засахарились до почти обыденности. Вызывали азарт с налетом разрежения. Лишь здоровье дочери вызывало неутихающее беспокойство. С тревогой Роджер старый друг. Привык. Пригрел, как змею на груди. Появление Марии переворачивало все к верху дном. Запах ее духов кружил голову. Ее редкие улыбки были на вес золота. Она не разбрасывалась фальшью на право и на лево. Не пыталась казаться лучше, чем есть. Без пускания пыли в глаза была неповторимая, загадочная и манящая. Теперь еще и это наваждение! Сердце бешено колотится. В горле пересохло. Ладони стали влажные. Глаза горели, а зрачки расширились, будто он находился под кайфом. Всплеск адреналина? Из-за чего? Из-за ссоры с женщиной?  Твою же мать!
Самое время успокоится, а он продолжал закипать. Слишком много поводов для злости. С чего бы начать? Арчер! Этот урод никак не угомониться! Оторвать бы ему яйца и заставит сожрать на завтрак. В иносказательном смысли… а еще лучше – в прямом! Запрятать его за решетку и ключ выкинуть на дно Марианской впадины. Не выходит! Он оказался скользким, как угорь. Изворотливый. Целый шлейф преступлений, но ухватить не за что. Прикрывался Марией, как щитом. После посещения Райкерс Блэк в этом лишний раз убедился. Он играл на чувствах девушки и продолжает забавляться по сей день. У Марии развился настоящий стокгольмский синдром. Она бежит от бывшего мучителя, но он все равно находит способ приблизится. Каким моральным уродом надо быть, чтобы бросить беременную женщину в бандитском улье? Арчер почти погубил ее. В итоге изловчился и вывернул все так, что Мария считает себя ему обязанной и благодарной за терпение и заботу. Сукин сын ничем не брезгует. Воспользовался ситуацией.  Забрал девушку из лаборатории, когда она была измучена и дезориентирована. Поиграл в «принца на белом коне». Потребовал плату за услугу. Применил проверенный метод – убедил, что она сама этого хотела. Род знал таких. Бьют и приговаривают, что их жертвы сами виноваты и заслужили подобное обращение. С сексом такая же хрень. Внешне все по согласию, а если приглядеться - получим завуалированное насилие. Думая об этом, бизнесмен клацнул зубами. Он ведь тоже хорош! Помог сопернику получить преимущество. Давно пора дать расчет своей штатной шлюхе. Жаклин было приятно иметь. Смазливая девочка. Опытная, не смотря на юные годы. Знала себе цену. За здоровьем следила. До определенного момента с ней было легко. Роскошное тело было дорогостоящим товаром. Блэк щедро платил, чтобы трахать девицу по первому требованию. Она не стояла на панели. Не вертела задницей перед клиентами в закрытых клубах, но факту и, по сути, была проституткой. Мужчина не осуждал ее образ жизни. Каждый зарабатывает, как может. Жаклин не грабит, не подсаживает детей на иглу, барыжа наркотой. Природа наградила ее красивой внешностью. Девка холила и лелеяла ее, как единственное доступное капиталовложение. Большую часть дня проводила в спа и салонах красоты. Остальное время ублажала клиентов. Род знал еще парочку состоятельных людей из своего окружения, которые пользуют эту роскошную красотку. Он сам их познакомил. Жаклин была своеобразным стартапом. Он открыл девочке доступ к мужчинам с туго набитыми кошельками. Она умела быть благодарной.  В некотором роде платная «любовь» куда честнее, чем игра в отношения. С губ срывается томное «люблю», а в глазах мелькают долларовые знаки. Если выбирать между пороками он бы предпочел блуд лицемерию. Совсем беда, когда оба порока пересекались в одном человеке. Меньше всего он хотел показаться таким в глазах Марии. Одному дьяволу известно, что наплела его «любовница». Почему сразу не сказала о звонке? Другая устроила бы скандал, но только не Мария. Тут Жакки просчиталась. Легче всего спустить всех собак на ревнивую девку. Только в глубине души он осознавал свою вину за произошедшее. Обхитрил сам себя. Откладывал разрыв многолетних товарно-денежных отношений. Боялся, что, оставшись без регулярного секса, станет давить на Марию - пытает форсировать события. Они не были парой… пока. Фактически никакой измены, но после каждого визита к Жаклин он чувствовал себя... виноватым?! Та, не будь полной дурой, ощутила прохладцу. Поняла, что теряет клиента… Блэк не скрывал, как относится к измене. Он захаживал к платной зазнобе покуда был холост. В Марии она увидела угрозу. Сработала на опережения. Он не предвидел, а должен был! Теперь злился на нее... на себя… на всех сразу!
Марию тоже не минула чаша сия.  Раскидав остальные причины, Роджер вернулся к первоисточнику. Его мир все сильнее вращался во круг этой хрупкой девушки. Как выяснилось не такой уж и хрупкой! Многие знания – многие беды. Блэк не разочаровался, нет. Взглянул на нее другими глазами. На заре туманной юности он изучал психологию. Знал, что идеализированные образы всегда разбиваются о реальность. Хотя… не правильная формулировка. Бизнесмен не идеализировал Марию. Просто видел, что хотел. При первой встрече мисс Бетанкур казалась уязвимой и испуганной, как новорожденный олененок. Она напомнила Роджеру дочь - хреновый фундамент для влюбленности. Сравнения изначально были неуместны и остались в прошлом. А убежденность в том, что девушка нуждается в опеке и защите укоренилась. Проблема не в Марии, а в его комплексе спасителя. Из-за маниакального рвения оберечь любимую женщину от боли и новых ошибок он уверовал в то, что без его помощи Мария пропадет. На самом деле Род нуждался ней сильнее, чем Мария в нем. За ангельской внешностью и милой, почти наивной, растерянностью во «взгляде» скрывался стальной стержень. Арчер деформировал его до неузнаваемости. Но даже сейчас она оставалась сильной и могла справится с любыми трудностями. Иногда опускались руки. Она жила через силу…   Распадалась и восставала фениксом из пепла. Двигалась вперед. У нее хватило духу сбежать из центра. Слепая женщина смогла выжить на улицах Нью-Йорка. Наверное, это было пострашнее, чем внедриться в опасную банду и месяцами ходить по лезвию бритвы. А он думал, что девушка занималась аналитикой в бюро. Кабинетная работа… а не передовая. Наивный. В полицейской академии у Бетанкур были одни из лучших результатов. Бывший координатор в штатах ее очень хвалил. Желание узнать о Марии побольше, подтолкнуло на небольшой обман – представился бывшему агенту потенциальным работодателем. Практика довольно распространенная и не вызвала подозрений. Заслуженный пенсионер дал девушке наилучшие рекомендации. Даже телефонный разговор не мог скрыть какой-то отеческой гордости и печали. Он сожалел, что из-за болезни, Мария не смогла вернуться на прежнее место службы. Роджера тоже удручала слепота его избранницы, а вот назад в ФБР она вернется только через труп Блэка. Не после того, что он узнал в стенах Райкерс. Мария заслуживала лучшей судьбы. Бизнесмен не видел причин, почему он не мог стать этой судьбой? Пришла пора сменить тактику – стать настойчивее и разобраться с возникшими препятствиями. Решения принято. Мысли разложены по полочкам. Стало легче дышать. Он повернул ключ в замке зажигания. Больше не нарушая правил, влился в бесконечный поток автомобилей.

[nick]Roger Black[/nick][icon]https://a.radikal.ru/a15/1901/e1/e2ccc19e9597.png[/icon]

+1

6

Стены давили одиночеством. Бегство в безлопастный угол не спасло от боли. Мария не помнила, как добралась до квартиры. Очнулась только под струями прохладной воды. Душило немое рыдание, но слез не было. Она неудачница! Все попытки жить заканчивались безоговорочным фиаско. Говорят, когда закрывается одна дверь, то открывается другая. Врут! Оставив позади разбитое сердце, осколки любви и надежды она заточила себя в глухом тоннеле, в конце которого не видно и точки света. Приставив точку в мучительном прошлом с Беном, девушка искала «знак препинания» иного рода – точку опоры… отправную точку. Нужно от чего-то отталкиваться. Жить ради кого-то. Какой теперь у Бетанкур жизненный смысл? Прощая и отпуская, некогда любимого, монстра, она совершенно утратила ориентир. Оказалась посреди незнакомой реки не зная фарватера. При первой же попытки выбрать на сушу села на мель. Застряла. Одна. Замученная. Обессиленная. Полая изнутри. Не осталось даже страха, чтобы заполнить пустоту.
Все, что связано с Бенов замешано на страхе. Боязни потерять... быть нелюбимой им.. ужасе от причиненной им боли. Все закончилось. Теперь уже наверняка. Она отпустила Бена… Училась отпускать. Быть может, если делать это постепенно… дозированно… понемногу каждый день, то Мария справится? Осознание правильности принятого решения не уменьшало давления в груди. Слишком долго монстр был смыслом ее существования. Она тянулась к Бену. Потом бежала сломя голову, спасаясь от его второй личности. Какими ни были обстоятельства, они вращались спутником вокруг Арчера. Даже прошедшие месяцы в разлуке не стали исключением. Отправной точкой безумия всегда служил вторник – день, когда мужчина обещал ждать Марию в кафе. Запрещать себе не значило перестать думать. Мария проклинала себя, но все равно считала часы до встречи, которая никогда не состоится. Иногда ее терзал вопрос, как долго Бенджамина просиживает за столиком? Пять минут? Десять? Что было бы, если она вдруг решилась прийти, но опоздала? Застала Бена в условленном месте? Нет? Разумеется, рассуждения были чисто гипотетическими. Кого она обманывает? Хорошо, что сегодня не вторник. Ноги сами повели бы обратно на Манхэттен. Сегодня Мария за себя не ручалась. Слишком свежи воспоминания и ощущения о последней ночи вместе.
«Вишенкой на торте» стал инцидент с Роджером. В других обстоятельствах, ирландка не восприняла разрыв столь болезненно. Сочла бы и его закономерным, и логичным. Сейчас она лишилась покореженной брони. В сердце образовалась свежая рана. Она любила Блэка, как друга, а не как мужчину. Роджер же строит планы на их совместное будущее. Строил… Теперь ко всей жизни нужно применять прошедшее время. Нет у нее ни друга, ни любимого мужчины... ни монстра… ни зверя… ни-ко-го. Девушка подумает об этом позже. Поплачет и станет легче.
Мария окопалась в своей квартире на два выходных дня. Сказалась больной. Лежала и тупила. Поднималась с постели только чтобы открыть двери и выпустить Руфуса погулять с Фокси и миссис Коллинз. Не хотелось есть-пить-шевелится. Каждое движение отзывалось ноющими ощущениями внизу живота и покалыванием синяков на бедрах.  Напоминало о том, что случилось на пороге квартиры Бена. За минуты до расставания они позволили себя стать безумными… в хорошем смысле… Перенеслись на годы назад… В прошлом они были счастливы… Слишком мало и слишком недолго. Когда-нибудь острые углы произошедшего сточатся. Она перелистает страницы памяти и сочтет их сумасшествие просто хорошими воспоминаниями... Когда-нибудь…
В сумке пикал телефон, оповещая о разряженном аккумуляторе. Мария не поспешила исправлять ситуацию. Пофиг. Все равно некому звонить. Дождалась пока смартфон окончательно «умрет». Осталась в полнейшей тишине. Спасительные слезы все не приходили. Застряли растущим комком в горле.
Из оцепенения девушку вывел настойчивый стук в дверь. Из-за тонкой деревяшки послышался встревоженный голос Джайи. Проклятье! Какое сегодня число? Она обещала подруге составить компанию на встрече с многочисленной родней. Тетушки и кузины жаждали внести свою лепту в свадебные приготовления. Сводили невесту с ума «отличными» идеями.  Марии им нравилась и могла перетянуть часть назойливого внимания на себя. Джайя на нее рассчитывала, а Бетанкур забыла! Хреновый из нее второй пилот! Волоча за собой одеяло, Мария пошлепала к двери. Не смотря на жару, она не могла согреться из-за внутреннего обледенения. В голове не находилось ни одного достойного оправдания. Они не понадобились. Жалкий вид иногда идет на пользу спасения дружбы. Джайя заохала. Ворвалась в квартиру ураганом. Усадила покачивающуюся подругу обратно на кровати. Прежде, чем устроить допрос с пристрастием заварила чаю. Откопала на полках какое-то печенье.  Предстоял долгий разговор. Даже облегченная версия событий произвела на Джайю неизгладимое впечатление. Узнав о лаборатории, сексе с Беном… некой Жаклин и расставания Марии со всеми и сразу - она потеряла дар речи. С Джайей раньше никогда не случалось ступора. У нее для всего находились ответы и объяснения. «Ну, ты завернула, подруга!» И все! Никаких советов и дополнительных вопросов. Даже удалось вырвать у нее обещание не звонить никому из вышеупомянутых мужчин и не пытаться их помирить с Родом. После затяжной паузы она все-таки взяла себя в руки. Стала болтать о подготовке к свадьбе. Джайя всячески пыталась отвлечь непутевую подругу. Звонкий голос разбивал пустоту. Рядом с этой жизнерадостной девушка Мария не чувствовала себя потерянной и одинокой. Она вселяла надежду. Пускай новая дверь так и не открылась у Бетанкур откуда-то появился скрытый ресурс. Мария поднимется завтра с постели. Пойдет на работу. Будет двигаться дальше… наощупь, как и положено слепому человеку…

+1

7

Позади два дня мучительного ожидания. Ровно столько Роджер дал девушке, чтобы остыть и привести мысли в порядок. Он ждал, но не тратил времени даром. Разорвал свои «отношения» с Жаклин. Он не стал упоминать о злополучном звонке Марии. Не хотел копаться в мотивах девицы. Обошлось без заламывайся рук и истерик. С продажными женщина легко – главное знать цену. В качестве прощального подарка, Род оплатил аренду ее квартиры на год вперед. В общем остались «друзьями». Вторым пунктом его плана было приглядывать за Арчером. Походить за ним недельку-другую. Понять, чем тот дышит? Пока это оказалось проще, чем думалось.  Перелистывая досье преступника, у него сложился образ прожженного уголовника со звериным чутьем к опасности. Его годами не могли выследить и посадить. Род был готов выложить кругленькую сумму за профессиональное наблюдение со сменой автомобилей и людей. Не хотел вызвать подозрение и примелькаться. На деле хватило двух человек. Блэк даже как-то разочаровался. Если Бен Арчер был в прошлом киллером «без страха и упрека», то от его хищной хватки ничего не осталось.  На почту пришли два фотоотчета. Со снимков на него смотрело несуразное осунувшееся нечто в мятой рубахе и замызганных джинсах. Косматое и небритое чудовище, поселившееся в гараже под сломанной машиной. К Марии он не пытался приблизится, не смотря на проведенную вместе ночь. От мысли об этом Роджера передергивало. Расслабляться не стоит. Арчер мог тоже выжидать.
Блэк набрал номер Марии. Она не ответила. Он звонил в обед и ближе к вечеру, после окончания переговоров. Тишина. Телефон был вовсе отключен. Девушка изводила его «радиомолчанием». На следующий утро Род вновь подстерег ее у пожарной части. Одного взгляда хватило, чтобы понять – Мария не ждала его возвращения. Вид у блондинки был уставший. Она не сопротивлялась предложению подвезти. Первую часть пути провели в тягостном молчании. Наконец-то мужчина решился заговорить первым:
- Ты не брала трубку, - опятья начал волноваться… - облеченная версия его состояния. Прошлой ночью он глаз не сомкнул. Ворочался из-за дурных мыслей.
- Прости. Не знала о чем говорить с тобой... – девушка теребила сложенную трость, растеряно пожимая плечами.
- Я не собирался продолжать скандалить. Просто хотел услышать твой голос, - Род мягко улыбнулся. Знал, что улыбка слышна в голосе. Мария прикусила губу, не находя подходящего ответа. Бизнесмен его и не ждал. Хотел услышать… но особо не надеялся. Ее бывший был жестоким ограниченным типом. Постарался погрузить блондинку социальный вакуум. Не баловал комплиментами и человеческой заботой и других не подпускал. Вместо того, чтобы измениться и стать достойным такой женщины - сломал ее под себя.  Скотина! – Я расстался с Жаклин, - не об этом хотелось говорить, но лучше прояснить все сразу и впредь не возвращаться к болезненной теме.
- О, я не хотела стать причиной вашей ссоры
- Мы не ссорились и отношений у нас не было. Жаклин – элитная проститутка. Я платил за секс. Знаю, это не украсит меня в твоих глазах, но из песни слов не выкинешь. Давно собирался прекратить встречи с ней. Жакки знала, как я отношусь к изменам в браке. Одно дело, когда к услугам профессиональной шлюхи прибегает одинокий мужчина, не имеющий времени ходить по клубам, и знакомится с противоположным полом. Сброс сексуального напряжения и все дела... – нелепейшее объяснение и оправдание. Роджер тряхнул головой. – Много лишних слов. Я хочу сказать, что сторонник моногамности и не собираюсь изменять женщине, к которой испытываю чувства. Я хочу нормальных отношений, - а Мария все молчала. Не перебивала. Покраснела, как полевой мак. – и хочу построить их вместе с тобой. Пожалуйста, дай мне шанс все начать с начала, - Блэк не стал упоминать о ее ночи с бывшим. Усмирил свое уязвленное самолюбие. Заведи он старую пластинку, девушка кроется, как жемчужная раковина. Он всем видом показывал, что прошлое осталось в прошлом. Блэк протянул ей оливковую ветвь. Принимать или отвергнуть – решать Марии.
- Хорошо. Давай попробуем, - ответ прозвучал, когда мужчина уже отчаялся. Не подталкивать и не торопить с ответом оказалось выше его сил. Девушка сомневалась. Вся гамма чувств отразилась на ее красивом личике. Он нарезал лишний круг по Статен-Айленду. Выиграл для себя еще десять минут. Не зря.
- Отлично. Ты не представляешь, как я этому рад, - машина зашуршала колесами по брусчатой мостовой. Они подъехали к дому блондинки. Род торопливо покинул салон. Обогнул автомобиль и помог девушке, выйти. – Здравствуйте. Меня зовут Роджер Блэк. Вы можете называть меня… как вам будет угодно. Я занимаюсь бизнесом. У меня взрослая проблемная дочь и свой тату-салон в Бронксе, - со всей серьезностью заявил мужчина, удерживая рыку Марии в своей ладони.
- Ты зачитал свой профиль на сайте знакомств? – искренне рассмеялась девушка.
- Мы так быстро перешли на «ты» это воодушевляет, - в тон ей ответил бизнесмен.
- Ладно. Теперь моя очередь. Меня зовут Мария. Я родом из Ирландии и второй год слепа, как крот, - мужчина всегда поражался умением Марии иронизировать над своим недугом.
- Незрячая девушка – настоящая находка для любого мужчины. Не сразу разглядишь все недостатки, -  Блэк знал, что она не истолкует слова превратно.
- О, да! – Мария продолжала улыбаться.
- Поужинаем сегодня вместе? - Род поднес ее пальцы  к своим губам. Запечатлев легки поцелуй.
***
Они поужинали тем вечером и на следующий день… Роджер старался проводить с девушкой больше времени, но их рабочие графики часто не совпадали. Дела требовали четырехдневной отлучки. Блэк попытался уговорить блондинку составить ему компанию. Наверное, слишком рано для таких предложений. Она отказалась. Пришлось лететь одному. Но он продолжал держать руку на пульсе. Получал ежедневные отчеты о наблюдении за Арчером. Тот вел себя, как монах трудоголик. Никаких порочащих связей… ни криминала… ни женщин. Бен будто почуял слежку и издевался над соперником. По вторникам посещал кафе. Заказывает две чашки кофе и сидит над ними часами. Потом уходит, не прикоснувшись к напитку. Что это? Ритуал какой-то? Он все еще ждет Марию? Впрочем, пусть развлекается, только не лезет к ней. Долго нейтралитет Арчера не продержался. Тревожный звоночек прозвенел, как раз во время очередной командировки. Девушка позвонила и поблагодарила за букет. Только он никакого букета не посылал. Пришлось отпустить бородатую шутку про тайного поклонника, а с вечерним отчетом подавится информацией о визите Арчера в цветочный магазин. Род едва удержался, чтобы не запустить ноутбуком в стену. Кто-то из них двоих плохо знал вкусы мисс Бетанкур. Самое паршивое, что этим «кем-то» был именно он – Роджер Блэк. Мужчина предпочитал дарить охапки роскошных роз. Разнообразие вносил орхидеями и, на худой конец, тюльпанами. Мария всегда с благодарностью принимала букеты. Улыбалась. «Рассматривала» цветы своими тонкими пальчиками. Вдыхала аромат. Все казалось идеальным, но выбор Бена пошатнул эту уверенность. Частный сыщик сказал, что тот долго ходил по магазину, прежде чем остановиться на простеньких цветочках пастельных тонов. По возвращению, Блэка встретила корзинка полная этой травы. Она украшала рабочий стол девушки. Заполнила диспетчерскую тонким приятным ароматом, который, надо признать, очень подходил Марии. Сукин сын решил зайти издалека.  Медлить нельзя. Пора придать их отношениям с Марией официальный статус. Огорошить ее предложением руки и сердца сейчас?  Исключено. Мария скорее испугается, чем обрадуется. Приходилось ждать и действовать поступательно.
***
Начало августа ознаменовалось нестерпимой духотой и чередой благотворительных приемов. Мария неизменно сопровождала его на всех мероприятиях. В их сближении наметился прогресс. Девушка перестала вздрагивать от его прикосновений. Приняла его подарок из нескольких вечерних и коктейльных платьев. Не любила, когда он тратит деньги. Но не хотела ударить в грязь лицом и опозорить Роджера в обществе. Она прекрасно бы выглядела даже в мешковине, но в компании Марии ненавистный шоппинг приносил удовольствие. Они проводили время, как настоящая пара. Пили кофе в торговом молле, шурша пакетами с покупками. Роджер стал ее глазами. Ждал у примерочной. Застегивал молнию на спине, едва касаясь обнаженной кожи. Покалывающе-возбуждающие ощущения захотелось продлить. Роджер пошел на хитрость. Настоял на покупке платья с открытой спиной. Прогуливаясь вечером по залу, набитому малознакомыми людьми, он обнимал Марию за талию. Опускал ладонь на открытый участок спины. Кожа к коже… Бизнесмен приучал девушку к себе… постепенно... дозированно, а у самого кружилась голова. Той ночью ему снились сны с явным сексуальным уклоном. Со времен буйно-гормональной юности Роджер не баловал себя эротическими фантазиями. Привык получать желаемое наяву. Сказывалась близость Марии, жара и отсутствие регулярного секса.
Настоящим испытанием стала ночь с 7 на 8 августа. У Джайи был день рождения. Она решила совместить празднование с предсвадебным девичником. Рановато, но молодожены всеми силами пытались рационализировать расходы. Мария была в числе приглашенных. Блэк планировал провести вечер в одиночестве за горой накопившихся бумаг. За полночь он отложил в сторону последнюю папку. Подошел к бару, чтобы налить немного виски, но тишину домашнего кабинета пронзил телефонный звонок.  Он отставил стакан и потянулся за мобильным. Звонила Мария. Судя по заплетающемуся языку – празднование удалось на славу. Девушка попросила забрать ее и «транспортировать» домой. У Джайи собралось такое количество подруг и родственниц, что спального места не находилось даже на полу. Кто мог пытался добраться домой или в отель. Мария была одной из «трезвых» участниц бабской попойки. Род боялся представить, какими тогда были самые упитые. Блондинка могла вызвать такси, но он радовался звонку, как мальчишка. Она редко о чем-то просила.  Почти никогда.
Через двадцать минут, он уже давил на дверной звонок квартиры Джайи.
- Услугу «трезвый водитель» заказывали? – он оглядел погруженное в полумрак помещение. В коридоре валялись размотанные рулоны туалетной бумаги. Под стеночкой стояла батарея пустых винных бутылок. Большая часть гостей спала, занимая все доступные горизонтальные поверхности. Мария дожидалась его, присев на высокую тумбу у выхода. - Хорошо погуляли, - присвистнул Блэк. Блондинка развела руками и кивнула в знак согласия. Такой умилительно пьяненькой Род ее никогда не видел. Он поставил Марию на ноги. Приобнял за плечи, помогая пройти к выходу.
- Быть слепой и пьяной тот еще треш, - заплетаясь в собственных ногах, пожаловалась девушка. – Голова кружиться. Вот так лучше, - Мария уткнулась лбом в его плечо.
- Могу себе представить, - бизнесмен усадил ее в машину. Немного поколебавшись, решил отвезти девушку к себя. Оставлять Марию одну сейчас не стоит. В ее скромном жилище не развернуться. Придется просидеть до утра на колченогом стуле. В старом доме вечно ломается кондиционер. Зачем жертвовать комфортом, если у него в квартире есть вторая спальня? По дороге девушка старалась не уснуть. Развлекала его стихами и детскими песенками, но под конец пути стала клевать носом. Роджер припарковался в подземном гараже и подхватил ее на руки. Драгоценная ноша ворочалась и что-то бурчала. Ноги принесли бизнесмена не к дальней двери, скрывающей гостевую комнату. Он уложил Марию в свою постель. Снял с нее обувь. Бросил в кресло трость и сумочку. Присел рядом. Кровать прогнулась под весом его тела и Мария заворочалась. Подол легкого платья задрался, обнажая стройные ноги. Роджер жадно втянул воздух. Зной сделал ее кожу влажной. Невесомая материя прилипла к телу, подчеркивая все, что должна была скрывать. На девушке не было бюстгальтера, сквозь бледно-голубую ткань проступали темные ореолы сосков. Платье закрутилось спиралью вокруг плавного изгиба талии. Тонкая бретелька сползла, углубляя декольте. В тусклом свете он мог разглядеть прозрачные бисеринки пота, собирающиеся в ложбинке между грудей. Захотелось поймать их губами. Мужчина наклонился, вдыхая фруктовый аромат духов. Почти коснулся. В брюках стало нестерпимо тесно. Ничто не мешало разбудить ее поцелуем. Алкоголь стер все страхи и комплексы. Девушка его бы не оттолкнула. Дьявол! Почему он такой правильный?! Не мог воспользоваться ее беспомощностью, но и отодвинуться не мог. Ласкал ее взглядом. Повторял пальцами полускрытые линии тела… преступно близко, чтобы Мария ощутила жар его кожи. Акт мазохизма в чистом виде. Когда давление в паху стало невыносим, Роджер одернул ее юбку и укрыл шелковой простыней. Марии ножен сон, а ему долгий холодный душ. Но он все-таки позволил себя небольшую вольность – после душа занял свободную половину кровати. 
На утро встал с тяжелой головой, будто перетянул на себя часть ожидаемого похмелья блондинки. Его гостья начала часто ворочаться, предупреждая о скором пробуждении. Спустившись на кухню, Блэк приготовил кофе. Отыскал в аптечке растворимую таблетку аспирина и наполнил стакан прохладной водой. Роджер вернулся в комнату, когда девушка уже открыла глаза.
- Привет, спящая красавица, - тихо поздоровался он. – Ты у меня дома, - ответ на опережение.
- И что я здесь делаю? – охрипшим голосом прошептала Мария, роняя голову обратно на подушку.
- Сама просила забрать тебя с вечеринки. Не помнишь? Решил, что встречать похмелье будет комфортней в мягкой постели под кондиционером. У тебя он уже третий день не работает, - мужчина водрузил поднос на постель. Бросил шипучую таблетку в стакан и вложил его в руку блондинки. – Выпей – станет легче.
- Легче сдохнуть, - Мария поморщилась, отпивая лекарственную жидкость. Род заботливо подложил ей по голову вторую подушку.
- Звонок от абонента «Бен», звонок от абонента «Бен»… - в дамской сумочке ожил  смартфон. Роджер стиснул зубы. Что этому козлу нужно в такую рань? Что ему вообще нужно от Марии? Жаль, что он не позвонил получасом ранее. С каким бы удовольствием Блэк поднял бы трубку и ответил, что Мария еще спит. Он бы даже проявил щедрость и предложил оставить для девушки сообщение.
- Подать телефон? – пришлось призвать на помощь всю выдержку, чтобы выдавить из себя несколько нейтрально-любезных слов.
- Не стоит, - прошептала Мария, вначале заливаясь краской, а потом резко бледнея. Роду осталось только гадать, как скоро после их расставание девушка наберет чертов номер и поговорит со своим бывшим?

[nick]Roger Black[/nick][icon]https://a.radikal.ru/a15/1901/e1/e2ccc19e9597.png[/icon]

Отредактировано Maria Betancourt (30.03.2019 22:43:47)

+1

8

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Она не перезвонила. Удержалась. Смогла, хотя ломка была невыносимой. Роджер окружил ее заботой и вниманием. Пытался облегчить похмелье. Принес завтрак в постель, а гостья неосознанно считала минуты, до того, как можно будет убежать, не обидев мужчину неблагодарностью. Бизнесмен строил планы. Намеревался провести с ней весь день. Его телефон без конца разрывался. Род выходил в коридор. Переносил встречи. Девушка слышала. Пыталась протестовать. Извинялась и убеждала не откладывать дела из-за нее. Мужчина улыбался. Она ощущала теплую улыбку в голосе и чувствовала себя лицемеркой. Не о его работе пеклась на самом деле, а искала повод улизнуть… на тот случай, если бы Арчер вновь решил набрать ее номер. Не будь Рода рядом она бы подняла трубку. При любых других обстоятельствах Мария бы ответила. Сотню лет не слышала голос Бена. Не знала ничего о жизни монстра после их расставания. Ловила себя на мысли, что соскучилась по молчаливому присутствию… недовольному сопению, когда она не одевалась по погоде или приходила домой продрогшая или замочившая ноги. Девушка тосковала по его прикосновениям. Тосковала и запрещала себе думать об этом. Мысли напирали, выдавливая все защитные переборки. Приходилось строить новые стены. В ход шли воспоминания о том, что на самом дела Бен не стремился к сближению. На озере он отдалился. Завел друзей. Пропадал где-то днями. Выполнял функции заботливой сиделки, но не выказывал ничего большего. Она сама спровоцировала монстра. Навязалась…у ручья... в домике… горазда позже - в квартире. Даже в их прощальной ночи было что-то искусственное… Мария притянула ситуацию за уши, выкрутила в нужное русло. Захотела красивого финала? Испытывала себя? Его? Секс был приятным... но вряд ли бы отбился в памяти яркими всполохами, если бы Бен просто дал ей уйти. Не остановил… не прижал бы к двери... не показал, как должны любить в последний раз. Время не стирало воспоминания о том утре. Невидимая рука подводила едва поблекшие мазки. Монстр освежал краски еженедельными букетам, и она помнила… и хотела… чего? Мария и сама не знала… Впрочем, Арчер не перезвонил. Блондинка смогла убедить себя, что Бен просто ошибся номером. Через пару дней у беспочвенных суждений появилось явное подтверждение…
***
Очередной рабочий понедельник ознаменовался грозой и отсутствием букета от «анонимного» поклонника. В пожарной части беззлобно подтрунивали над ней. Говорили, что воздыхателя ливнем смыло. Только Бетанкур было не до смеха. На душе заскребли кошки. Стало так тоскливо и пусто без свежего цветочного аромата, расползающегося по всем закуткам станции. От полевых цветов веяло уютом и свежестью, будто она продолжала жить на опушке и открыла окно, втягивая носом лесную прохладу. Только лишившись этой маленькой радости, Мария поняла насколько сильно ценила знаки внимания своего «тайного» возлюбленного. Бену удалось невозможное – она полюбила понедельники.
Все закончилось так же неожиданно, как и началось. Арчера трудно в чем-то винить. Принимая букеты, девушка не делала никаких шагов на встречу. Не могла… Не переболела прошлым. Боялась очередного повторения кошмара. Все прошлые попытки оборачивались катастрофой. Статистика не на ее стороне. Путь обратно к потерянной любви казался ледяной горкой - сколько не карабкайся только лоб расшибешь и переломаешь ноги. Ладно бы только тело пострадало. Физическая боль пустяк, но ее душа давно превратилось в лоскутное одеяло из ранящих воспоминаний и потерь. В каждом из них жил Бен Арчер. От этого никуда не деться. Простить не означало забыть. Она это знала и Бен - знал. Монстр раз попытался наладить связь, не нарушая обещания не преследовать. Его старания падали в пустоту. Мужчина сдался. Любой бы опустил руки. Мария не винила, но больно было все равно…
Не желая ни с кем делиться скверным настроением, девушка замкнулась в себе. Отказалась поужинать с Роджером. Не отвечала на телефонные звонки друзей. К концу недели почти удалось этим переболеть. Мария убедила себя, что все к лучшему. Нельзя вновь сближаться с Арчером. На пару шагов ближе и его гравитацию будет невозможно приодеть. Бенджамин продолжал на нее влиять даже издали. Как луна, порождающая приливы в огромных морях и океанах, он менял ее настроение и ход мыслей. Был недосягаемо далеко, но все-таки так близко… В одном городе… на одном острове… и этого оказалось достаточно, чтобы чувствовать Бена среди миллионов других людей. С их последней встречи в сердце продолжало что-то тлеть. Попытки выдрессировать в себе равнодушие к мужчине ни к чему не привели. Мария по-прежнему не доверяла своему непутевому сердцу. Оно внутренним радаром продолжало выискивать того единственного, кто когда-то заставлял пропускать удары или нестись галопом, набивая синяки о твердый каркас ребер. Бетанкур пресекала подобные мысли. Забывалась в повседневных делах. Психолог советовал ей влюбиться, и блондинка пыталась играть в новые отношения. Рядом был достойный мужчина. Роджер продолжал проявлять терпение и заботу. Он был слишком хорош для такой, как она. Меньше всего на свете Мария желала обидеть его, но полюбить вновь не могла. Одно только слово «люблю» вызывало оторопь и нервный смешок. Она могла уважать... ценить... дружить... даже привязываться. Однако от нее ждали совсем иного.
Странно, но именно получив от Бена последнее молчаливое прощай, она решила поговорить с Блэком по душам. Та себе беседа вышла… Путанно и отрывисто Мария попыталась донести до него неприглядную правду. Тщательно подбирала слова. Убеждала, что она не сможет ничего дать… В ее душе пустыня. Отравленная почва не принесет новых ростков. Нее подарить жизнь даже хиленькому чувству. Роджер ее не понял. Истолковал на свой лад. Обнимал. Прижимал к себе... Нашептывав слова успокоения. Рассмотрел в ее словах прогресс?! Девушка задумывается о возможности или невозможности любви между ними. Думает о нем… о совместном будущем… Боится, сомневается… но думает… Всему свое время. Измученное сердце отойдет… Он сделает все от себя зависящее... потому что... любит... Проклятье! Попытка разрыва привела к встречным признаниям. Вот и пойми этих мужчин? И они подшучивают над женской логикой? Лучше бы Бетанкур вообще молчала и оставила все на прежних местах. Подвешенное состояние все же лучше такой конкретики.
Ирландка с трудом дотянула до дома. Нервная система дала сбой.. Закрыв за собой дверь, она опустилась на пол и проревела всю ночь белугой, а на утро получила странное смс:
«Возьми зонт. Обещают дождь».
Отправитель «Бен»

***
Голосовой помощник зачитывал третье, за неделю, сообщение похожего содержания. «Абонент Бен» напоминал прихватить зонт, надеть свитер или не гулять на ветру. Арчер заделался личным гидрометцентрам, проявляя странную заботу о ее благополучии. Коротенькие отписки не вынуждали отвечать. Приглашение к диалогу не поступало. Он ни разу не спросил о ее делах и самочувствии. Не навязывал встречи. Поведение, слишком не похожее на Бена, сбивало с толку. Понедельничными букетами ее больше не баловал. Перешел на текстовые сообщения. Так дешевле выказывать знаки внимания? Вряд ли дело в этом. Арчер не умел ухаживать за женщинами. Ему не нужно было подманивать самку, распуская перья на ярком хвосте. Представительница прекрасного пола сами вешались ему на шею. Было в Бенджамине что-то дьявольски притягательное. Этого оказывалось достаточно…для всего, что требовалось мужчине. Когда-то хватало одного взгляда, чтобы Бетанкур растеклась перед ним лужицей. Больше его черная магия не действовала на блондинку, но была ли она в безопасности от темных чар? Время не излечило. Не проходило и дня, чтобы Мария не думала о своем монстре. Мысленно звала Бена «своим»… бывшим.  Глупо и наивно... Свободолюбивый хищник никогда ей не принадлежал. О чем девушка думает? Зачем вообще думает о нем? Прислал букет – хорошо. Не прислал – еще лучше. Она поставила точку в их больном прошлом. Не хотела возвращаться и совершать те же ошибки. Ведь не хотела?
Бетанкур продолжала твердить о собственном безразличии даже по пути к кафе. Знаки внимания-невнимания от Бенджамина Арчера окончательно выбили ее из колеи. Девушка нуждалась в ясности и конкретике. Дождавшись вторника, она подхватила Джайю под ручку и потащила в сторону кофейни. Подруга не сопротивлялась. Природное любопытство девушки играло Марии на руку. Она любила находится в гуще событий, а не узнавать новости из третьих рук. У помощи была небольшая цена - Джайя жаждала знать предысторию. Отделаться сухими и лаконичными фразами не вышло.  Блондинке устроили допрос с пристрастием.
- Как тебя угораздило так влипнуть? – обреченно вздохнула Джаяя, когда они уже приближались к пункту назначения. – Между мужчин, как меж двух огней, - подруга всегда зрела в корень проблемы. Мария открыла рот в попытке заявить, что она вовсе не заблудилась в двух соснах и тут же клацнула зубами... Сколько можно себе врать? Рядом крутился Роджер… Где-то за линией горизонта маячил Бен… Мария физически ощущала их присутствие и давление. Бизнесмену надоедало ждать у моря погоды. Мягкие отказы его не устраивали. Мария сама виновата. Не прилагала особого усердия, дабы отвадить мужчину. Боялась остаться одна. С Родом она знакома почти два года. Он знал о ее страхах и болезнях. Его не отваживала слепота и приступы паники. Такой мужчина считался сокровищем. Что тебе не хватает, Мария? В сердце сидела заноза. Она нарывала и дергала в самый неподходящий момент. Позволять себя любить ничего не давая взамен эгоистично и не справедливо. Когда она такой стала? Сколько еще сил и времени бизнесмен должен потратить на ухаживания, чтобы девушка приняла решения сдвинуться с мертвой точки? Все чаще ее накрывало отчаянье. Роджер был хорошим, но героем не ее романа. 
- Нет никаких огней… одни проблемы, - устало выдохнула она. – Бен – прошлое, которое не отпускает... а Роджер – настоящее, у которого нет будущего. Ничего у нас не выйдет. Во мне слишком много боли и нажитых комплексов. Я не смогу состоять в отношениях… - иногда Джайя превращалась в своего жениха- психолога. Говорила его фразами и подрожала интонации. Мария ожидала в ответ услышать что-нибудь заумное.
- Ну, вот откуда такая уверенность? Ты даже не попыталась. Попробуй, вдруг тебе понравится, - тепло рассмеялась он, похлопывая подругу по плечу.
- Говоришь будто не об отношениях, а о пирожном, - буркнула Мария. Лучше бы в нее полетели цитаты древних и мудрых.
- Нет. Блэк не похож на пирожное… Он скорее огромный трехъярусный торт, – Джая не была легкомысленной. Она просто пыталась поддержать. Злиться на подругу Мария не могла, хотя и сравнение с кондитерским изделием ее покоробили. Она побоялась спрашивать, какое… блюдо у Джайи ассоциируется с Арчером. - Скажи, подруга, что ты вообще надеешься там увидеть? – в лоб спросила Джайя, в миг посерьезнев.
- Правду, - блондинка неопределенно пожала плечами. Если бы она сама знала.
- Ну-ну. Пришли, - Джайя остановилась и придержала подругу за запястье. Бетанкур не могла видеть решимость во взгляде девушки. За внешней веселостью прятался целый океан противоречий. Она пришла к нелегкому решению. Не зависимо от увиденного, она собралась взять грех на душу и сказать Марии, что столик ее бывшего пустует. У Бенджамина было масса времени, чтобы начать действовать и пытаться вернуть утраченную любовь. Он решил брать измором. Мария только-только стала на ноги. Начала выходить в свет и налаживать быт… У нее появился шанс на нормальное будущее. Кошмар грозился начаться заново. Девять кругов ада уже пройдены. Мария не заслуживала дополнительных испытаний. Знаки внимания от бывшего ее высушивали... опутывали и тянули обратно в прошлое. Раньше одержимость Бена ей даже импонировала… хоть и пугала… Сейчас его поведение напоминало тонко-изощренный вид садизма. Пора с этим заканчивать! Узнав, что Арчер не пришел, девушка сможет наконец-то освободиться от его демонического магнетизма.  Высшие силы простят ложь во благо. Джайя набрала в легкие побольше воздуха. – Там никого нет... - скрестив пальцы в кармане, выпали она.
- Никого… ты уверенна? – упавший… потерянный... обесцвеченный голос Мария напугал спутницу, уничтожая на корню все благие намеренья. Блондинка тут же взяла себя в руки. Выдавала подобие улыбки. Она умела держать непроницаемую маску. Не важно… нескольких секунд было достаточно, чтобы заглянуть девушке в душу. Мария хотела, чтобы Арчер был так… и это единственное, что она по-настоящему хотела! Стало удушающе больно за судьбы троих идиотов... За Бена с Марией… наломавших столько дров, что через бурелом не найти дороги обратно к любимому человеку. За Роджера, чьи старания априори обречены на провал… Он мог бросить к ногам Марии весь мир. Она даже могла согласиться на отношения из чувства благодарности… но счастливыми это никого не сделает. Дж желала мира и гармонии своим друзьям. Бен Арчер находился вне круга общения. Им можно пожертвовать и пренебречь?  Нет! Мария его любила… Он тоже ее любил… потому что сидел на том самом месте, на котором Джайя видела его весной. Бен был там… Ждал... Не переставал ждать и надеяться на чудо… - Пойдем, у тебя много дел, - Мария вывела ее из задумчивости. На подругу больно было смотреть. Посторонний не заметит перемен, но Джаяя видела. Ирландка внутренне сжалась… от боли? Лицо ничего не выражало, но глаза… Подруга отвернулась.
- Подожди! Уже и пошутить нельзя. Сидит твой ждун. Никуда не делся. К стулу поди уже прирос, - сдалась она.
- Не надо, - блондинка вздрогнула, как от удара. – не успокаивай меня, - в душе Марии. творилось что-то пугающее и необъяснимое. Ей было больно! Почти так же нестерпимо, как в день, когда Бен выставил ее за дверь… Почти так же мучительно, как очнуться в больничной палате и узнала, что мужчина укатил со свой законной «покойной «супругой. Боль предательства ни с чем не перепутать. Но это невозможно! Ранить предательством мог только люди в которых не потеряли веру окончательно и бесповоротно. Бен израсходовал все шансы… Она знала цену его словам и ничего не ждала… Заранее предсказала уход монстра, уворачиваясь от последнего камня в спину. Не спаслась. Огромный булыжник врезал по затылку, почти сбивая с ног.
- Я не успокаиваю. Извини за дурацкую шутку. Бен правда сидит в кафе. Занимает столик в углу у большой витрины. Перед ним стоит две прозрачные чашки.... одна маленькая с черным кофе, а вторая с большой белой шапкой из взбитого молока. Там еще что-то торчит, - Джайя пригляделась, рассматривая витрину на противоположной стороне дороги.
- Трубочка… вафельная трубочка… а напиток - латте с карамелью… - Мария вспомнила, как постоянно топила хрустящее лакомство, которое украшало напиток и в груди опять кольнуло.
- Возможно, - Джайя не знала, что еще сказать. Переводила взгляд с Марии на Бена, борясь с желанием схватить подругу за шиворот и потащить ее в кафе. Насилием ничего не решить. Девушка должна сама прийти… Бездействие убивало. План зародился почти мгновенно. Да простит ее Роджер, но девушка собиралась устроить встречу Бену и Марии.
Не подведи меня, Арчер! – мысленно окрикнула она одиноко сидящего мужчину и потянула блондинку в противоположную сторону.

+1


Вы здесь » Manhattan » Флэшбэки / флэшфорварды » joining the dots ‡флеш