http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/37255.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/62080.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/86765.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 7 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Марсель · Маргарет

На Манхэттене: декабрь 2017 года.

Температура от -7°C до +5°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » We rise ‡альт


We rise ‡альт

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://funkyimg.com/i/2sBrA.png
Арес vs Скади

+1

2

Когда человечество посчитало, что мир погрузился во тьму в тот злополучный день, когда группа террористов ворвалась в музей, оно еще никогда так не ошибалось. Тогда Арес обезумел и в своей неутолимой жажде крови развернул по-настоящему мировую войну. Он провоцировал одну державу за другой. Уничтожал целые государства, пополняя ряды своих последователей. Бог Войны не знал пощады, им двигала слепая ярость и гнев, который невозможно было описать словами. Арес погрузил мир в бесконечную войну которая длилась несколько десятков лет. Пока в один момент не осталось ни единого клочка земли, который бы не поклонялся ему. Грек, прекрасно понимал, что он творит. Но ему было плевать, ведь ради этого мира он пожертвовал собственной жизнью. Провёл тысячи лет ощущая лишь боль и страдания.  А мир отплатил ему тем, что забыл жертву Бога Войны. Даже холодная, инистая великанша не помнила, что он сделал для того, чтобы спасти их всех. Арес был жестоким правителем. Ни прислушиваясь более к советам и мольбам, он поступал так как считал нужным. И рано или поздно должен был произойти бунт, все недовольные его правлением общими усилиями обязаны были сжать кулак и дать отпор тому, кто их угнетал. Арес был готов к этому, годами он обучал свою преданную армию, чтобы раз и навсегда положить конец инакомыслию в мире, который отныне принадлежал ему. Но случилось то, что он никак не мог ожидать. Безумие отступило, Тьма которая грела его сердце все эти годы, больше не имела над ним власти. И он думал, что уничтожил ее. А вместе с тем, мир захватили скандинавы. Подлые ублюдки, которые всегда кичились своим благоразумием и делали вид, что заботятся о «Мидгарде». Но им было попросту на него плевать, их заботил лишь собственный Асгард. Аресу удалось избежать наказания за свои грехи, он не лишился головы, не был стёрт с лица этого мира, кое-где даже до сих пор приносили в его честь кровавые жертвы. Но мир так и не смог оправиться от его тирании. С потерей единой власти и диктатора в лице грека, его держава раскололась. Повсюду вспыхивали очаги войны, в жажде отделиться и создать собственное государство. Война продолжилась, но Арес больше был не в состояние ей упиваться. Потеряв ту которую, он любил все эти годы, а также тьму, которая делала его сердце черным как уголь, Арес потерял и волю к жизни. Единственное, что заставляло его каждый день просыпаться по утрам и идти в поле, это сирота, о которой он обещал позаботиться. Но война не знала конца и вслед за людишками, Боги вновь начали убивать друг друга. Асгард пошел войной на Олимп и тогда Бог Войны не мог оставаться в стороне. Зевс, отец, который всегда ненавидел своего сына желал увидеть его. И грек ответил на эту просьбу, прошел через золотые врата Олимпа на встречу с тем чьего признания так жаждал всю жизнь. Еще никогда Зевс не просил его ни о чем, но тогда он буквальна молил Ареса спасти Олимп, и Бог Войны не мог ему отказать. И тогда он стал громовержцев. Обладая силой собственного отца, Арес мог остановить армию асргардцев. Но какого была цена. Тьму невозможно было уничтожить, Арес это знал, как никто другой, ведь сотни лет она отравляла его разум. И получив отказ от одного своего слуги, она нашла нового. Ту, которая готова была на всё, лишь бы остановить его. Скади поддалась Тьме. Ее могущество было велико, и на ее фоне, даже силы громовержца меркли. Желая остановить ее. Уничтожить, ту которая по-прежнему была в его сердце, Арес вновь протянул руку Тьме. И они сразились. И она проиграла. Но он не смог ее убить и это стало ее ошибкой. Она освободила Титанов. Тех, кто ненавидел богов, людей, мир. Великая тюрьма – Тартар была разрушена. А вместе с тем в мир прибыл Кронос. Титан, чьим желанием было лишь уничтожить мир и всех его обитателей. Арес дал ему бой. Его армия, великие герои прошлого, были сметены словно пешки на шахматной доске. Пали Ахилл, Аякс, Персей, Ясон. Они были лишь тенью себя прошлых, и глупо было надеяться, что они смогут одолеть Титана. Оставшись один на один, Арес посылал в Кроноса десятки молний, но титан лишь отмахивался от них как от надоедливых мух. Пронзая мечом тело титана, тот лишь усмехался. А Арес осознавал весь ужас того, что впервые он встретил противника, которого не мог победить. С горечью вспоминая как собственными руками убил Посейдона, Аида и Афину. Бог Войны понимал, что подмоги ждать неоткуда. И тогда Тьма вновь дала о себе знать, она шептала ему, просила довериться. Дать ей волю. И Арес пошел на этот шаг. Но она всегда выбирала победителей. А Арес даже с силой тьмы и громовержца был не в состояние победить кровавого титана, которого поддерживала сама земля. Тьма переметнулась к Кроносу, который принял ее с распростертыми объятиями. Он избил Бога Войны, но не стал лишать его жизни, сделав своей потешной зверюшкой. Больше на его пути не было преград.
И только тогда мир погрузился во тьму.
***
Темное подземелье, крохотная камера, предназначенная для одного единственного узника. Арес не знал, сколько времени он здесь провел. Что сейчас творится в мире? И жив ли он? Или это его клетка, в которую он попал за все грехи, которые совершил за свою жизнь. С того момента, как он проиграл Кроносу прошло много лет, бог сбился со счета на сорок седьмом году. Но и с тех пор прошло много лет. Лишь изредка Кронос навещал его. И это подтверждало, что Арес был еще жив. Сегодня был как раз тот самый день, но сопротивляться как в былые годы сил уже не было. Арес висел на цепях, которые были скован на его запястьях. И сдался, отдав этот мир в руки победителю.
- Дорогой внук, ты еще жив? Я бы сказал, что твоя тяга к жизни похвальна, но ты лишь оттягиваешь неизбежное. А знаешь, твой отец смог бы разорвать эти цепи, он не был таким слабаком как ты.

+2

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Эта чернота. Эта бесконечная, удушающая чернота. Она, рано или поздно, поглотит ее – Скади  это предчувствовала.
Гея приняла дар скандинавской богини с торжествующей улыбкой.  Греки никогда не скрывали, что имеют превосходство над другими более слабыми пантеонами.  Никто никогда и не скрывал, что они видели скандинавов слабыми и неидеальными, слишком опекающими мир людей, за счет которых поддерживалось их существование во Вселенной. Греческие боги и их смертные потомки -  эллинес были другими: гордыми, упрямыми, идеальными во всем. Они превозносили себя и свою культуру, они считали себя возвышающимися над всеми, диктовали свои правила, не удивительно, что Гея повела себя столь неуважительно к северянке, она считала, что дар Скади – это попытка загладить свою вину перед богиней-демиургом за то, что та посмела пробудить дочь Гемеры.
Гея и близко не рассматривала Скади, как равную себе по силе, не смотря на происхождение и могущество той.  Не смотря на собственную слабость из-за долгого сна, в который она когда-то сама себя и погрузила и сердце, исполненное материнской любовью к собственным детям, она держалась с таким величием и отстраненностью, на которое неспособен был даже ее потомок Зевс. В момент, когда инистая преклонила колени, перед демиургом являя миру свою покорность и желание служить, не Гея, а дочь ее Рея возложила свои руки на голову Скади. И тогда ее пронзила боль и холод настолько сильные, что она закричала, и от крика ее содрогнулись самые стойкие горы, а их снежные шапки были сбиты силой этого крика и  сошли лавинами вниз, круша все на своем пути.
- В ней дремлет то, что погубило детей твоих – титанов, - молвила Рея, взглядом темным и цепляющим за живое, взглянув на ту, что породила ее.  – Малая часть, но пробудившись, оно сделает ее по силе превосходящей сына моего – Зевса. Ни единый мускул не дрогнул на лице у Геи, взгляд ее устремлен был не на дочь, что удерживала в ладонях своих голову впавшей в небытие северянки, она смотрела за горизонт.
-Мои дети живы, - наконец-то произнесла Гея, нарушив тишину, - Тартар – это всего лишь бездна, темная и мрачная, не имеющая дна, бездонный желудок существа, которого я породила, как и тебя, Рея. – Она обернулась  и взглянула на стоящую позади нее титаниду.  – Я слышу его зов и чувствую его гнев. Он пробудился, дочь моя. И он голоден и зол как никогда прежде. – Рея – богиня – мать олимпийских богов, отшатнулась и по ее лицу метнулась тень тревоги. Она понимала, о ком говорит Гея, они обе знали, что час расплаты близок. Сын Геи и супруг Реи – Кронос пробудился ото сна в глубинах Тартара и первое о чем он вспомнил – это о битве в Фессалии, между горами Офрис и Олимп – великая битва богов-олимпийцев с титанами - «Титаномахия». Он помнил о предательстве супруги, о том, как она скрыла от него сына, что возглавил позже восстание против него. Он помнил, как пал в Тартар, а охраняли его гекатонхейры, преданные им же и восставшие в последствие на сторону Зевса. Услышав слова той, что породила ее, Рея, одернула руки свои от инистой великанши, будто бы обожглась  холодом, что исходил от Скади.
- Что они наделали… - она с тоской и болью взглянула на тело скандинавки, что без чужой поддержки и сознания, рухнуло на пол.
- Они? – Гея шагнула по направлению к дочери, протянув к ней свою костлявую руку, обтянутую тонкой и бледной кожей. Некоторые подробности были сокрыты от нее.  Рея взглянула на мать с недоверием.
- Я видела своего потомка в огне, когда она призвала меня, - Рея кивнула в направлении тела, что лежало в шаге от ее ног. – Ее страх перед ним был так велик, что заглушал собой любую другую мысль. Она молила меня – богиню чужого пантеона о спасении и укрытии. – Мать олимпийских богов взглянула на свои раскрытые ладони, они были воздеты к уцелевшему своду храма, в котором им удалось спрятаться. – Потомок Зевса – его первенец – Арес – бог кровавой и коварной войны, он был так же ненавистен своему отцу, как Зевс своему. Смотря на него, - Рея перевела взгляд на внимательно слушающую ее Гею. – Я видела в нем не Зевса, но его могущество и его сила, если Арес продолжит свои деяния, то утопит мир в крови, реки станут красными, а земля не сможет впитать всю пролитую кровь,  небо почернеет от копоти костров… - Рея метнула взгляд на Скади, которая  все еще прибывала в обмороке. – Ей удавалось сдерживать его до тех пор пока он не получил силу Зевса и Аида. Если Кронос проглотит потомка Зевса... – Рея в ужасе взглянула на свою мать, но та оставалась на удивление спокойной, будто бы ее сын и его страсть к поеданию собственных детей, волновали ее меньше всего.
- Ты бы ничего не могла изменить, даже если бы была рядом все это время.
Гея с презрением взглянула на Скади.
- Они сблизились с людьми настолько, что совершенно забыли о своем истинном предназначении,  –  понизив голос до заговорщицкого бормотания, произнесла та, что питала землю и черпала силу из той.
-Ее сущность искажена Тьмой. – Вступилась за великаншу Рея. – Мы обе это чувствуем.
Гея усмехнулась, вглядываясь в бледное лицо той, что считалась ее творением.
- Ты так наивна дитя, - следующие ее слова сочились лютой злобой, на которую была способна мать титанов. – Нам суждено очистить мир от скверны, а чтобы это случилось этот мир необходимо уничтожить, порушить созданное нами же до самого основания. И выстроить заново.
- Мы не мож… - Рея схватилась за горло, выпучив глаза и пытаясь сделать вдох.
- Молчать! – Гея сжала костлявые пальцы в кулак до хруста, ее темный взгляд гневно пылал, когда она смотрела на корчащуюся Рею. – Однажды ты мне уже помешала. Это было для меня уроком.
В момент, когда Рея вытянула дрожащую руку в сторону Скади, чтобы пробудить ее ото сна, в который она же ее и погрузила, Гея, злорадно хохотнув, взмахнула рукой и, тело инистой приобрело элементальную форму, а потом резко погрузилось в землю, исчезнув с глаз греческих богинь. 

Мир сошел с ума. Его затрясло в лихорадке.

Раскат грома атаковал барабанные перепонки. Во владениях Хель, что погружены в холод, сумрак и вечный туман, никогда не бывает тихо.  Какофония звуков – стоны умерших, далекий, сводящий с ума плеск волн, реки Гьёлль, берущей начало свое от Хвергельмир в Нифльхейме. Предметы здесь искажены до фантасмагорических очертаний, души ушедших в это царство лишены воспоминаний, оттого легки и прозрачны, напоминают тончайшую дымку. Но есть и те, кто выглядит совсем иначе. Они прибывают в состоянии вечного голода и беспокойства, вечно что-то жуют и их омерзительное чавканье  доносится отовсюду, иногда они смеются и распространяют вокруг себя свое смрадное дыхание и снова принимаются за пережевывание гниющего мяса и дроблению погребённых костей, своими крепкими, но кривыми зубами.
Асы и Ванны не любят ступать на эти земли, да и не пройти им мимо Гармома и охраняющей мост к Хель великанши Модгуд. Говорят, что такой силой и возможностью обладают разве что Ётуны, но они не в ладах с другими расами, что населяют девять миров, сами по себе - одиночки. Из Хельхейм нет пути назад, владычица этих земель никого не выпускает из своего царства. Хель гарантирует покой и избавление своим подданным. Она дает  убежище тем, кто готов пасть в ее холодные и костлявые объятия. 

Ее шепот проник под кожу, заговорил сотней голосов, негромко, но настойчиво. Скади корчилась от боли, которую испытала в момент, когда Рея коснулась ее головы, эта боль все еще была внутри ее черепа, пытаясь раздавить тот изнутри, но внешне инистая оставалась неподвижна. Глаза ее были раскрыты, но будто бы затянуты белесой пеленой, под которой метался зрачок, как мечется он реагируя на яркий свет или во время кошмарных сновидений.  С неба сыпал не то пепел, не то снег, покрывая собой синюшную кожу той, что впала в сон. Легкие хлопья, что с легкостью обжигали кожу смертных, рискнувших посетить царство владения Хель, медленно опускались на кожу инистой не причиняя той вреда, несколько из них даже коснулись глаз великанши, растаяв и впитавшись в белесую пленку, что затянула собой льдисто-синие глаза. Голову ее украсил ритуальный венок из засушенных роз, а в изголовье  Скади, тело которой было аккуратно уложено на каменную плиту, стоял кубок полный темного и терпкого вина с примесью свежей крови и меда, именно такой напиток готовили жрецы для той, что владела душами усопших, но не попавших в Вальхаллу, где правит Всеотец – Один.
Хела - преемница богини смерти, которую разорвал на части Арес, явилась взглянуть на преподнесённый ей дар лично. Она сошла по ступеням от своего чертога Эльвиднир к основанию той.  Двигалась владычица царства мертвых  медленно и, заметно прихрамывая. О  ее прибытии карканьем оповестил ворон, сидевший на ее костлявой, подогнутой руке. Хелу окутывал запах тлена, следующий за ней по пятам. Остановившись у каменной плиты, на которой глубоким сном спала Скади, владычица царства мертвых склонилась к ней, вдыхая дивный и чистый, слегка покалывающий ноздри запах мороза.
- Взгляни на нее, Вигг, - прошептала Хела, проводя рукой по серебристым волосам богини охоты и снежных лесов, голос ее звучал низко и тихо, напоминая стрекотание. - Она прекрасна, даже когда прибывает во сне.  Ворон коротко взмахнув крыльями, спрыгнул на камень и цоканье его поджатых лап по плите, способно было поднять даже мертвого в этот миг. Он глухо каркнул и, склонив слегка свою пернатую голову на бок, уставился черной бусиной-глазом на спящую инистую великаншу.  В глазах Хелы читался холод и безразличие, ее не впечатлило подношение, к тому же по запаху и очень тихо бьющемуся сердцу было понятно, что Скади не мертва, она просто была погружена в очень глубокий сон – сон в котором она мчалась по заснеженным лесам в компании своих верных спутников – снежных волков.  Следовательно она не должна была здесь находиться до той самой поры, пока Хела бы не призвала ее к себе, напоминая о том, что пора переродиться.
Преисполненная медленной, завораживающей изящности, Хела взяла в руку кубок с ритуальным вином в которое был подмешан мед и кровь и сделала из того медленный глоток.
- Пробуди ее, Вигг, - едва слышно произнесла она, продолжая пропускать между своих костлявых пальцев серебристую прядь волос Скади. – Узнаем зачем она пришла.
Ворон в ответ на приказ глухо и хрипло каркнул, а потом, знакомо коротко взмахнув крыльями, взобрался на грудь инистой великанши и дважды мощным, дробящим ударом клюва, клюнул Скади солнечное сплетение.  И снова его глухое карканье разнеслось над Хельхеймом.

Отредактировано Veronica von Horst (15.11.2017 07:03:59)

+2


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » We rise ‡альт