http://forumfiles.ru/files/000f/3e/ce/11825.css
http://forumfiles.ru/files/000f/13/9c/93433.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/40286.css

http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/95139.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/22742.css
http://forumfiles.ru/files/0014/13/66/96052.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Пост недели
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 5 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет · Ви

На Манхэттене: ноябрь 2019 года.

Температура от +7°C до +12°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » We rise ‡альт


We rise ‡альт

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://funkyimg.com/i/2sBrA.png
Арес vs Скади

+1

2

Когда человечество посчитало, что мир погрузился во тьму в тот злополучный день, когда группа террористов ворвалась в музей, оно еще никогда так не ошибалось. Тогда Арес обезумел и в своей неутолимой жажде крови развернул по-настоящему мировую войну. Он провоцировал одну державу за другой. Уничтожал целые государства, пополняя ряды своих последователей. Бог Войны не знал пощады, им двигала слепая ярость и гнев, который невозможно было описать словами. Арес погрузил мир в бесконечную войну которая длилась несколько десятков лет. Пока в один момент не осталось ни единого клочка земли, который бы не поклонялся ему. Грек, прекрасно понимал, что он творит. Но ему было плевать, ведь ради этого мира он пожертвовал собственной жизнью. Провёл тысячи лет ощущая лишь боль и страдания.  А мир отплатил ему тем, что забыл жертву Бога Войны. Даже холодная, инистая великанша не помнила, что он сделал для того, чтобы спасти их всех. Арес был жестоким правителем. Ни прислушиваясь более к советам и мольбам, он поступал так как считал нужным. И рано или поздно должен был произойти бунт, все недовольные его правлением общими усилиями обязаны были сжать кулак и дать отпор тому, кто их угнетал. Арес был готов к этому, годами он обучал свою преданную армию, чтобы раз и навсегда положить конец инакомыслию в мире, который отныне принадлежал ему. Но случилось то, что он никак не мог ожидать. Безумие отступило, Тьма которая грела его сердце все эти годы, больше не имела над ним власти. И он думал, что уничтожил ее. А вместе с тем, мир захватили скандинавы. Подлые ублюдки, которые всегда кичились своим благоразумием и делали вид, что заботятся о «Мидгарде». Но им было попросту на него плевать, их заботил лишь собственный Асгард. Аресу удалось избежать наказания за свои грехи, он не лишился головы, не был стёрт с лица этого мира, кое-где даже до сих пор приносили в его честь кровавые жертвы. Но мир так и не смог оправиться от его тирании. С потерей единой власти и диктатора в лице грека, его держава раскололась. Повсюду вспыхивали очаги войны, в жажде отделиться и создать собственное государство. Война продолжилась, но Арес больше был не в состояние ей упиваться. Потеряв ту которую, он любил все эти годы, а также тьму, которая делала его сердце черным как уголь, Арес потерял и волю к жизни. Единственное, что заставляло его каждый день просыпаться по утрам и идти в поле, это сирота, о которой он обещал позаботиться. Но война не знала конца и вслед за людишками, Боги вновь начали убивать друг друга. Асгард пошел войной на Олимп и тогда Бог Войны не мог оставаться в стороне. Зевс, отец, который всегда ненавидел своего сына желал увидеть его. И грек ответил на эту просьбу, прошел через золотые врата Олимпа на встречу с тем чьего признания так жаждал всю жизнь. Еще никогда Зевс не просил его ни о чем, но тогда он буквальна молил Ареса спасти Олимп, и Бог Войны не мог ему отказать. И тогда он стал громовержцев. Обладая силой собственного отца, Арес мог остановить армию асргардцев. Но какого была цена. Тьму невозможно было уничтожить, Арес это знал, как никто другой, ведь сотни лет она отравляла его разум. И получив отказ от одного своего слуги, она нашла нового. Ту, которая готова была на всё, лишь бы остановить его. Скади поддалась Тьме. Ее могущество было велико, и на ее фоне, даже силы громовержца меркли. Желая остановить ее. Уничтожить, ту которая по-прежнему была в его сердце, Арес вновь протянул руку Тьме. И они сразились. И она проиграла. Но он не смог ее убить и это стало ее ошибкой. Она освободила Титанов. Тех, кто ненавидел богов, людей, мир. Великая тюрьма – Тартар была разрушена. А вместе с тем в мир прибыл Кронос. Титан, чьим желанием было лишь уничтожить мир и всех его обитателей. Арес дал ему бой. Его армия, великие герои прошлого, были сметены словно пешки на шахматной доске. Пали Ахилл, Аякс, Персей, Ясон. Они были лишь тенью себя прошлых, и глупо было надеяться, что они смогут одолеть Титана. Оставшись один на один, Арес посылал в Кроноса десятки молний, но титан лишь отмахивался от них как от надоедливых мух. Пронзая мечом тело титана, тот лишь усмехался. А Арес осознавал весь ужас того, что впервые он встретил противника, которого не мог победить. С горечью вспоминая как собственными руками убил Посейдона, Аида и Афину. Бог Войны понимал, что подмоги ждать неоткуда. И тогда Тьма вновь дала о себе знать, она шептала ему, просила довериться. Дать ей волю. И Арес пошел на этот шаг. Но она всегда выбирала победителей. А Арес даже с силой тьмы и громовержца был не в состояние победить кровавого титана, которого поддерживала сама земля. Тьма переметнулась к Кроносу, который принял ее с распростертыми объятиями. Он избил Бога Войны, но не стал лишать его жизни, сделав своей потешной зверюшкой. Больше на его пути не было преград.
И только тогда мир погрузился во тьму.
***
Темное подземелье, крохотная камера, предназначенная для одного единственного узника. Арес не знал, сколько времени он здесь провел. Что сейчас творится в мире? И жив ли он? Или это его клетка, в которую он попал за все грехи, которые совершил за свою жизнь. С того момента, как он проиграл Кроносу прошло много лет, бог сбился со счета на сорок седьмом году. Но и с тех пор прошло много лет. Лишь изредка Кронос навещал его. И это подтверждало, что Арес был еще жив. Сегодня был как раз тот самый день, но сопротивляться как в былые годы сил уже не было. Арес висел на цепях, которые были скован на его запястьях. И сдался, отдав этот мир в руки победителю.
- Дорогой внук, ты еще жив? Я бы сказал, что твоя тяга к жизни похвальна, но ты лишь оттягиваешь неизбежное. А знаешь, твой отец смог бы разорвать эти цепи, он не был таким слабаком как ты.

+2

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Эта чернота. Эта бесконечная, удушающая чернота. Она, рано или поздно, поглотит ее – Скади  это предчувствовала.
Гея приняла дар скандинавской богини с торжествующей улыбкой.  Греки никогда не скрывали, что имеют превосходство над другими более слабыми пантеонами.  Никто никогда и не скрывал, что они видели скандинавов слабыми и неидеальными, слишком опекающими мир людей, за счет которых поддерживалось их существование во Вселенной. Греческие боги и их смертные потомки -  эллинес были другими: гордыми, упрямыми, идеальными во всем. Они превозносили себя и свою культуру, они считали себя возвышающимися над всеми, диктовали свои правила, не удивительно, что Гея повела себя столь неуважительно к северянке, она считала, что дар Скади – это попытка загладить свою вину перед богиней-демиургом за то, что та посмела пробудить дочь Гемеры.
Гея и близко не рассматривала Скади, как равную себе по силе, не смотря на происхождение и могущество той.  Не смотря на собственную слабость из-за долгого сна, в который она когда-то сама себя и погрузила и сердце, исполненное материнской любовью к собственным детям, она держалась с таким величием и отстраненностью, на которое неспособен был даже ее потомок Зевс. В момент, когда инистая преклонила колени, перед демиургом являя миру свою покорность и желание служить, не Гея, а дочь ее Рея возложила свои руки на голову Скади. И тогда ее пронзила боль и холод настолько сильные, что она закричала, и от крика ее содрогнулись самые стойкие горы, а их снежные шапки были сбиты силой этого крика и  сошли лавинами вниз, круша все на своем пути.
- В ней дремлет то, что погубило детей твоих – титанов, - молвила Рея, взглядом темным и цепляющим за живое, взглянув на ту, что породила ее.  – Малая часть, но пробудившись, оно сделает ее по силе превосходящей сына моего – Зевса. Ни единый мускул не дрогнул на лице у Геи, взгляд ее устремлен был не на дочь, что удерживала в ладонях своих голову впавшей в небытие северянки, она смотрела за горизонт.
-Мои дети живы, - наконец-то произнесла Гея, нарушив тишину, - Тартар – это всего лишь бездна, темная и мрачная, не имеющая дна, бездонный желудок существа, которого я породила, как и тебя, Рея. – Она обернулась  и взглянула на стоящую позади нее титаниду.  – Я слышу его зов и чувствую его гнев. Он пробудился, дочь моя. И он голоден и зол как никогда прежде. – Рея – богиня – мать олимпийских богов, отшатнулась и по ее лицу метнулась тень тревоги. Она понимала, о ком говорит Гея, они обе знали, что час расплаты близок. Сын Геи и супруг Реи – Кронос пробудился ото сна в глубинах Тартара и первое о чем он вспомнил – это о битве в Фессалии, между горами Офрис и Олимп – великая битва богов-олимпийцев с титанами - «Титаномахия». Он помнил о предательстве супруги, о том, как она скрыла от него сына, что возглавил позже восстание против него. Он помнил, как пал в Тартар, а охраняли его гекатонхейры, преданные им же и восставшие в последствие на сторону Зевса. Услышав слова той, что породила ее, Рея, одернула руки свои от инистой великанши, будто бы обожглась  холодом, что исходил от Скади.
- Что они наделали… - она с тоской и болью взглянула на тело скандинавки, что без чужой поддержки и сознания, рухнуло на пол.
- Они? – Гея шагнула по направлению к дочери, протянув к ней свою костлявую руку, обтянутую тонкой и бледной кожей. Некоторые подробности были сокрыты от нее.  Рея взглянула на мать с недоверием.
- Я видела своего потомка в огне, когда она призвала меня, - Рея кивнула в направлении тела, что лежало в шаге от ее ног. – Ее страх перед ним был так велик, что заглушал собой любую другую мысль. Она молила меня – богиню чужого пантеона о спасении и укрытии. – Мать олимпийских богов взглянула на свои раскрытые ладони, они были воздеты к уцелевшему своду храма, в котором им удалось спрятаться. – Потомок Зевса – его первенец – Арес – бог кровавой и коварной войны, он был так же ненавистен своему отцу, как Зевс своему. Смотря на него, - Рея перевела взгляд на внимательно слушающую ее Гею. – Я видела в нем не Зевса, но его могущество и его сила, если Арес продолжит свои деяния, то утопит мир в крови, реки станут красными, а земля не сможет впитать всю пролитую кровь,  небо почернеет от копоти костров… - Рея метнула взгляд на Скади, которая  все еще прибывала в обмороке. – Ей удавалось сдерживать его до тех пор пока он не получил силу Зевса и Аида. Если Кронос проглотит потомка Зевса... – Рея в ужасе взглянула на свою мать, но та оставалась на удивление спокойной, будто бы ее сын и его страсть к поеданию собственных детей, волновали ее меньше всего.
- Ты бы ничего не могла изменить, даже если бы была рядом все это время.
Гея с презрением взглянула на Скади.
- Они сблизились с людьми настолько, что совершенно забыли о своем истинном предназначении,  –  понизив голос до заговорщицкого бормотания, произнесла та, что питала землю и черпала силу из той.
-Ее сущность искажена Тьмой. – Вступилась за великаншу Рея. – Мы обе это чувствуем.
Гея усмехнулась, вглядываясь в бледное лицо той, что считалась ее творением.
- Ты так наивна дитя, - следующие ее слова сочились лютой злобой, на которую была способна мать титанов. – Нам суждено очистить мир от скверны, а чтобы это случилось этот мир необходимо уничтожить, порушить созданное нами же до самого основания. И выстроить заново.
- Мы не мож… - Рея схватилась за горло, выпучив глаза и пытаясь сделать вдох.
- Молчать! – Гея сжала костлявые пальцы в кулак до хруста, ее темный взгляд гневно пылал, когда она смотрела на корчащуюся Рею. – Однажды ты мне уже помешала. Это было для меня уроком.
В момент, когда Рея вытянула дрожащую руку в сторону Скади, чтобы пробудить ее ото сна, в который она же ее и погрузила, Гея, злорадно хохотнув, взмахнула рукой и, тело инистой приобрело элементальную форму, а потом резко погрузилось в землю, исчезнув с глаз греческих богинь. 

Мир сошел с ума. Его затрясло в лихорадке.

Раскат грома атаковал барабанные перепонки. Во владениях Хель, что погружены в холод, сумрак и вечный туман, никогда не бывает тихо.  Какофония звуков – стоны умерших, далекий, сводящий с ума плеск волн, реки Гьёлль, берущей начало свое от Хвергельмир в Нифльхейме. Предметы здесь искажены до фантасмагорических очертаний, души ушедших в это царство лишены воспоминаний, оттого легки и прозрачны, напоминают тончайшую дымку. Но есть и те, кто выглядит совсем иначе. Они прибывают в состоянии вечного голода и беспокойства, вечно что-то жуют и их омерзительное чавканье  доносится отовсюду, иногда они смеются и распространяют вокруг себя свое смрадное дыхание и снова принимаются за пережевывание гниющего мяса и дроблению погребённых костей, своими крепкими, но кривыми зубами.
Асы и Ванны не любят ступать на эти земли, да и не пройти им мимо Гармома и охраняющей мост к Хель великанши Модгуд. Говорят, что такой силой и возможностью обладают разве что Ётуны, но они не в ладах с другими расами, что населяют девять миров, сами по себе - одиночки. Из Хельхейм нет пути назад, владычица этих земель никого не выпускает из своего царства. Хель гарантирует покой и избавление своим подданным. Она дает  убежище тем, кто готов пасть в ее холодные и костлявые объятия. 

Ее шепот проник под кожу, заговорил сотней голосов, негромко, но настойчиво. Скади корчилась от боли, которую испытала в момент, когда Рея коснулась ее головы, эта боль все еще была внутри ее черепа, пытаясь раздавить тот изнутри, но внешне инистая оставалась неподвижна. Глаза ее были раскрыты, но будто бы затянуты белесой пеленой, под которой метался зрачок, как мечется он реагируя на яркий свет или во время кошмарных сновидений.  С неба сыпал не то пепел, не то снег, покрывая собой синюшную кожу той, что впала в сон. Легкие хлопья, что с легкостью обжигали кожу смертных, рискнувших посетить царство владения Хель, медленно опускались на кожу инистой не причиняя той вреда, несколько из них даже коснулись глаз великанши, растаяв и впитавшись в белесую пленку, что затянула собой льдисто-синие глаза. Голову ее украсил ритуальный венок из засушенных роз, а в изголовье  Скади, тело которой было аккуратно уложено на каменную плиту, стоял кубок полный темного и терпкого вина с примесью свежей крови и меда, именно такой напиток готовили жрецы для той, что владела душами усопших, но не попавших в Вальхаллу, где правит Всеотец – Один.
Хела - преемница богини смерти, которую разорвал на части Арес, явилась взглянуть на преподнесённый ей дар лично. Она сошла по ступеням от своего чертога Эльвиднир к основанию той.  Двигалась владычица царства мертвых  медленно и, заметно прихрамывая. О  ее прибытии карканьем оповестил ворон, сидевший на ее костлявой, подогнутой руке. Хелу окутывал запах тлена, следующий за ней по пятам. Остановившись у каменной плиты, на которой глубоким сном спала Скади, владычица царства мертвых склонилась к ней, вдыхая дивный и чистый, слегка покалывающий ноздри запах мороза.
- Взгляни на нее, Вигг, - прошептала Хела, проводя рукой по серебристым волосам богини охоты и снежных лесов, голос ее звучал низко и тихо, напоминая стрекотание. - Она прекрасна, даже когда прибывает во сне.  Ворон коротко взмахнув крыльями, спрыгнул на камень и цоканье его поджатых лап по плите, способно было поднять даже мертвого в этот миг. Он глухо каркнул и, склонив слегка свою пернатую голову на бок, уставился черной бусиной-глазом на спящую инистую великаншу.  В глазах Хелы читался холод и безразличие, ее не впечатлило подношение, к тому же по запаху и очень тихо бьющемуся сердцу было понятно, что Скади не мертва, она просто была погружена в очень глубокий сон – сон в котором она мчалась по заснеженным лесам в компании своих верных спутников – снежных волков.  Следовательно она не должна была здесь находиться до той самой поры, пока Хела бы не призвала ее к себе, напоминая о том, что пора переродиться.
Преисполненная медленной, завораживающей изящности, Хела взяла в руку кубок с ритуальным вином в которое был подмешан мед и кровь и сделала из того медленный глоток.
- Пробуди ее, Вигг, - едва слышно произнесла она, продолжая пропускать между своих костлявых пальцев серебристую прядь волос Скади. – Узнаем зачем она пришла.
Ворон в ответ на приказ глухо и хрипло каркнул, а потом, знакомо коротко взмахнув крыльями, взобрался на грудь инистой великанши и дважды мощным, дробящим ударом клюва, клюнул Скади солнечное сплетение.  И снова его глухое карканье разнеслось над Хельхеймом.

Отредактировано Veronica von Horst (26.02.2018 08:50:26)

+2

4

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Надежды нет.
Кронос ушел и мир Ареса вновь погрузился во тьму. Эта тьма сводила с ума, Арес начинал думать, что перестает ощущать собственное тело. Боль от того как цепи натирают руки давно ушла, уступив место одному лишь вопросу? Что Кронос с ним сделал? Жив ли он до сих пор? Или как любили говорить люди душа уже покинула тело?
Люди…Арес всегда считал их глупцами. Овцами, созданными лишь для того, чтобы поклоняться богам. Но как оказалось, боги были теми же овцами. Им просто необходимо было найти для себя верховного и верно служить ему. Кронос, Зевс, Арес, Один, Тор? Какая разница. За кем была сила, за тем шли и остальные. Но сейчас прошлое казалось лишь больной фантазией. Разве могли его почитать? Разве могли бояться? Считать безумным богом войны, одержимым Тьмой. Способным по одному своему желанию убить Хель, Аида, кого угодно. Нет. Это глупо. Ведь Арес боится даже, луча света, который пробивается сквозь проем, когда в темницу входит Кронос. Свет…нарушает привычный распорядок вещей. Свет ослепляет. Свет заставляет некогда могущественного бога, дрожать в страхе перед неизведанным. Арес помнил, что капли воды могут свести с ума, но воды не было, тем не менее рассудок олимпийца давал слабину. Сначала он не мог вынести этой темноты, годы одиночества, где даже не был слышен мышиный писк или насекомые. Олимпиец молим отца, о том, чтобы он послал ему знак, собеседника, хотя бы намек на то, что это закончится. Но правда была такова, что Зевс мертв, и вспоминая об этом Арес отказывался верить. Продолжая молить. Видела бы его Афина, то не поверила бы, что ее брат стал таким жалким. Но Арес свыкся с темнотой. Он привык к одиночеству. Смиренно приняв свою судьбу, он нашел свой покой в воспоминаниях о прошлом. Не те безумные вещи, как убийство детей в музее. Не то как он охотился за братьями и сестрами. Не мир, который поглотил огонь, разжигаемый безумцем. А Древняя Греция, времена пререканий с Афиной. Походов на восток Александра Македонского. Славные битвы под Троей. Суровая Скандинавия, холод, который продирал до костей, славные набеги на их деревушки. Сражения с бесерками. Пиры в Асгарде и Олимпе. Почитание смертных. День за днем, Арес словно заново проживал те дни. И не понимал, как мог принимать это как должное, не наслаждаясь каждым днем. А затем пришел ОН. И Арес понял, почему Зевс так боялся своего отца. Бог Войны понял, как столь разные, не способные найти общий язык, порой искренне желающие смерти друг другу братья. Аид, Посейдон и Зевс объединились, чтобы остановить его одного. Кронос был непобедим. Воплощение силы, подпитанное безумием и ненавистью ко всему живому. Арес, считал, что тьма воспользовалась его слабостью и безумием, чтобы завладеть. Затуманить рассудок и использовать. То в случае с Кронос она не владела…они дополняли друг друга движимые ежиной целью словно между ними даже нет борьбы, за то, кто ведет…они была ведущие.
- Знаешь, для матери нет ничего ценнее, её детей, - отрешенный голос, прервал Ареса от его размышлений. Мужчина стал вглядываться в темноту, но не мог распознать даже силуэт. Прошли минуты, но продолжения не было и тогда Арес рассмеялся. Он так отчаянно пытался держаться за свой рассудок, что все же не смог. И теперь в его голове живут голоса. Прекрасно.
- Ты убил многих из них. Мрачного и нелюдимого Аида, яростного и гневного Посейдона, младшего благородного и справедливого Зевса. Я должна желать твоей смерти. Упасть перед Кроносом на колени и просить его о том, чтобы он проглотил тебя. Но его я ненавижу еще больше, поэтому я помогу тебе, - ослепительная вспышка длившаяся всего мгновение оставила разноцветную пелену перед глазами. Арес чувствовал, что его руки освободились от цепей, и теперь он может сделать то, о чем мечтал последние десятилетия. Расправить плечи и хорошенько размять кости, - тебе не победить моего мужа. Никому не победить его в одиночку. Но вместе с инистой у вас есть шанс. Сможешь ли ты забыть былые обиды? Переступить через себя? Сделать все возможное, чтобы загладить свои грехи?
- Да, - глухой хрип, вырвался из груди Ареса, - но мне не выйти отсюда живым, не найти Скади, не справиться с Кроносом пока на его стороне Гея и Тьма. Нам никогда не победить.
- Надежды, всегда не хватало. Не только людям, но и олимпийцам. Возможно настало время выпустить ее? – с этими словами произошла еще одна вспышка, на этот раз исходившая от небольшого ящика в руках Рэи
- Ящик Пандоры…я искал его. В прошлом, - во времена безумств и крови, Арес надеялся найти ящик Пандоры, чтобы заключать в нем тех, кто осмеливался идти против него. Но мог пригодится…все же равных Гефесту в кузнечном деле в мире не существует. Но любые поиски так и не увенчались успехом. Только сейчас Арес смог полностью разглядеть свою собеседницу и один факт невозможно было скрыть. Рея носила под сердцем дитя, - его дитя?
- Это мальчик. Сын Кроноса. И стоит ли тебе говорить, какая судьба его ждет? Он проглотит его подобно тому как делал это с Аидом и Посейдоном, ты наша единственная надежда, - Рея смотрела на Ареса так словно от него зависела судьба всего мира. Но только сейчас Бог осознал, что Кронос, Рея. Титаны. Были тоже подобием людей, которых так презирали. Им были присущи те же достоинства и недостатки. А значит победить Кроноса было возможно.
- Ты ошибаешься. Кроносу не заполучить это дитя. Ведь он наша надежда. Он единственный кто сможет превзойти моего отца великого Громовержца Зевса. И золотой век вновь настанет в этом мире, когда им будет править он. Справедливый и Великодушный бог. И он возродит Олимп и будет почитаем подобно моему отцу. Это я тебе обещаю. Но ты должна будешь уйти со мной.
- Сладки речи твои, но правдивы ли? Мне не уйти отсюда. Роды скоро и, если нас не остановит Кронос при попытке покинуть его владения. Гея всегда будет знать где мы. И она будет посылать своих поданных и не укрыться нигде от этой погони. Мир не увидит лучших времен, но мир может надеяться на месть.
- Не ты ли говорила, что богам всегда не хватало надежды?
- Нельзя использовать против меня мои же слова, - Арес удивился. Рея дочь Урана и Геи, жена Кроноса, мать старших олимпийцев только что обиделась и надула губки? Это вообще возможно? Но на всё есть объяснение…женщины.
- При всем моем уважение…бабушка сейчас не место и не время для того, чтобы показывать свою…непредсказуемую натуру.
- Ты меня сейчас еще и старой назвал?
О отец, неужели у всех в нашем роду столь дурной нрав? – промелькнуло в голове у Ареса. Но от мыслей его отвлек звук шагов. А это могло означать только одно. Кронос вновь решил почтить грека своим присутствием. Нужно было действовать. И быстро, - я задержу его на сколько смогу. А ты беги. Беги, что есть сил. 
- Мне так говорить, конечно не положено. Но если честно план – дерьмо, - послышалось откуда-то со стороны. Арес и Рея одновременно повернули голову, а затем хором воскликнули.
- А ты еще кто такая? – девушка напротив похлопала ресницами, а потом как ни в чем не бывало приблизилась к Рея и наклонившись к ее животу прошептала.
- Не беспокойся мой  любимый. Я все улажу, - затем, поднявшись посмотрела на Рею с вызовом, - я его будущая жена, мать его детей, ну царица всего мира заодно. Нужна ведь ему в конце концов та, кто будет вдохновлять его на все подвиги во благо золотого века и всё такое?
- А мое мнение, одобрю ли я твою кандидатуру на роль жены Бога всех богов, ты спросить не хочешь? – после слов, Реи Арес пришел к выводу, ну точно женщины…Кронос идет. Готовый убить каждого из них. А они затеяли перепалку тещи и невестки.
- Нет. Зачем? Решать ему, а не тебе. Да и тридцать минут назад, ты еще была уверена, что его проглотит Кронос. А сейчас как меня выпустили, так смотрите-ка. Полна Надежды. Сама посуди какие варианты. Ты его мать, инцест у вас конечно в крови, но все же золотой век становится какой-то с дёгтем, Скади забита за этим воинственным мужчиной, не на смертной же ему жениться? А тут я. Красивая и прекрасная, - звуки шагов стали усиливаться, - так, времени мало. Как я сказала ваш план дерьмо, поэтому все следуют моему плану. Рея полезает в ящик Пандоры. Арес хватает ящик и как он выразился «Бежит, бежит что есть сил». А я задержу Кроноса. Убить, ему меня не убить. Но на цепи посадит, так что расскажите моему царю, на какие жертвы я пошла ради его спасения. Из одной клетки в другую клетку.
- А зачем Рея в ящик? – дернуло же Ареса это спросить, когда даже бабушка уже даже не стала спорить с Надеждой и начала следовать ее плану.
- Все мужики такие тупые? Или только ты? Дубиной мозги отшибло? Далеко ли она с живот убежит? А если воды отойдут? Ты принимать будешь? Боюсь ты его во время родов в собственной пуповине задушишь. Случайно так. А знаешь почему? Потому что тупой, - договорив свою тираду Надежда захлопнуло ящик за Реей и подняв его с земли протянула Аресу, - потеряешь. Думаю, ты знаешь, что тебя ждет?
- Что меня ждет?
- Глаз на жопу натяну, похлеще Крон… - договорить она не успела. Дверь темницы отворилась и на пороге появился Титан собственной персоной. Увидев, Ареса без цепей он взревел в ярости и собирался было накинуться на него, но дорогу ему преградила невидимая стена, - как же много в этом мире Надежды. Ну бог войны, не подведи, - с этими словами эмоция швырнула олимпийца с такой силой, что он проломил каменные стены подобно пушечному ядру и оказался за пределами своей темницы.
Поднявшись с земли, Арес посмотрел налево. Стражники Кроноса. Направо. Стражники Кроноса. Вперед. Удивительно, но вновь стражники Кроноса. Назад, смотреть не стал. Там ведь тоже стражники Кроноса. В голове крутилось, мысль о том, почему на дне ящики Пандоры была Надежда? А не скажем Удача. Которая бы вытолкнула его не прямиком к казармам, где сейчас было по меньшей мере сотня человек и все они уставились на Ареса. Словно не знали броситься всем скопом или по одному. Логика взяла вверх и кольцо вокруг Бога Войны стало сжиматься.
- Прости бабушка
[mymp3]https://uzimusic.ru/mp3/1012787/Led_Zeppelin_-_Immigrant_Song(uzimusic.ru).mp3|Led_Zeppelin - Immigrant Song[/mymp3]
Арес швырнул шкатулку пандоры в голову ближайшего противника, тот явно не ожидал столь дерзкого хода и потерял ориентацию в пространстве. Этого хватило, чтобы Арес исполнил свою любимый прием под названием «ЭТО СПАРТА» и толкнул ублюдка прямым ударом ноги в грудь.
- Отличный прием. Всегда работает, - алебарда выпала из рук прислужника Кроноса, и Бог Войны ловко ее подхватил и начал раскручивать перед, собой, над собой, позади себя. Но стоило Аресу увидеть, противника с мечом, так Алебарда словно копье сразу же полетело ему в грудь, а Арес пошел забирать свое новое оружие, по пути раскидывая любого, кто на него нападет. Одному пришлось свернуть шею, другой был отброшен в коня, да так удачно, как раз в тот момент, когда конь лягнул копытом, третий было хотел напасть, потом передумал, упал на колени и «ЭТО СПАРТА» на этот раз пришлась ему по лицу.
Сражения. Кровь. Это то чего так не хватало Аресу все эти годы. Раздобыв наконец меч и как следует проверив его балансировку на шее одного, вспоротом животе другого, Арес подобрал выброшенную им шкатулку, запрыгнул на коня без седла и хорошенько прихватив того за гриву помчался прочь.
- Ну Скади, жди меня. Я иду. И кстати? Где ты?

+1

5

И было это карканье пронзительным и пугающим, громче чем бой сотни боевых барабанов и безумнее чем вера в то, что коварный Локи когда-нибудь отступит и вместе с ним минует Рагнарёк. И пронесся он - птичий зов над землями Хельхейма и достиг пустоты. И была она столь глубока и безгранична, что уже не являлась частью ни Хельхейма ни любого другого из девяти существующих миров. Пустота была бесконечной, чернильной для любого, кто находил в себе силы всматриваться в нее, она была вечной, угнетающей и ныне живущих и тех, кто канул в ее бездонном желудке. Она – вечно ненастный монстр с вместительным вечно пустым желудком в котором за многие тысячелетия сгинуло бесчисленное количество асов, ваннов, йотунхеймцев и существ из других миров о существовании которых можно только догадываться и опираясь лишь на собственные догадки, рассуждать о их жизни и их смерти. Даже Хаос не властен над Пустотой, здесь царство вечного покоя и глубокого сна. И где-то здесь, за гранью миров, среди чернильной темноты, вечного мрака и абсолютного ничего, все еще ждут своего часа, своего пробуждения монстры, которые правили миром еще задолго до прихода Всеотца победившего инеистого великана Имира.
- Не сработало? - глухо и несколько нетерпеливо поинтересовалась Хель, вытягивая над лицом инистой великанши свою костлявую руку, Вигг склонив пернатую голову набок, вперился в лицо своей королевы темной бусиной – глазом, единожды при этом моргнув. Он был раздосадован тем, что его королева не верила более в его силу. И именно тогда это произошло. Ледяные цепкие пальцы сомкнулись на ссохшемся запястье с такой силой, что повелительница Хельхейма надрывно взвизгнув, попыталась высвободиться, но какой бы силой и властью она не обладала, из ледяной хватки великанши, дочери великана Тьяцци, высвободиться оказалось не так просто.  Ворон стремительно взметнулся вверх, оглушительно хлопая черными крыльями и глухо каркая, а Скади, резко вывернувшись из положения лежа на спине, на четвереньки и ощетинившись подобно загнанной в угол волчице, утробно зарычала.
- Разве так приветствуют свою королеву? – гневно и вместе с тем отчаянно воскликнула Хела, выплеснув остатки ритуального вина прямо в бледное и скуластое лицо Скади и та в ответ, среагировав на терпкую смесь меда и крови, заскулила точно побитая собака и подавшись назад отгородилась от гневного взгляда Хель и медленно спикировавшего на ее левое плечо ворона.
- Где я? – Совладав с собственным голосом наконец произнесла Скади переводя взгляд с стоящей напротив нее королевы мертвых на каменный алтарь, в которого все еще упиралась ладонью левой руки и была ее кожа так холодна и бледна, что ползли от ее длани по камню инистые узоры, а сам алтарь покрывался хрупкой ледяной коркой.
- Неужто не узнаешь? – В широком и властном жесте, Хель провела рукой по дуге, слегка всколыхнув воздух вокруг себя. Во взгляде ее затаилось ехидство, коим она была преисполнена.   
- Вонять как из пасти тролля может только в одном из девяти миров, - отозвалась Скади, медленно опуская свои босые ноги с алтаря на пожухлую желто-серую траву и смахивая со своего точеного подбородка капли янтарного вина, что успели застыть, как застывает не испарившаяся на морозе вода. – Это Хельхейм, а ты, выходит, переродившаяся Хель.
- Отныне можешь называть это место своим новым домом, а ко мне обращаться «моя королева».
Ответом ей был громогласный и заразительный хохот способный сбить своей силой снежные шапки вековых елей.
- А ты потешная, какие бы жуткие истории о тебе не рассказывали. – Отсмеявшись, Скади тряхнула своей белоснежной копной волос и с них на траву осыпался самый настоящий, чистый снег. – Я здесь не останусь. И тебе не удержать меня.
- Всеобщий любимец Бальдр тоже так говорил, - оскалилась Хель и во взгляде ее промелькнуло хорошо знакомое озорство, которое могло ей достаться только от Локи – ее отца. – Но так и не смог покинуть пределы Хельхейма. Или асы не рассказывали тебе эту занимательную историю? Помнится, твое знакомство с асами началось с желания отомстить за смерть своего отца, а потом ты захотела стать славной женой сын Фригг и Одина, но немного просчиталась…
- Замолчи! – Рявкнула в направлении местной владычицы инистая, а затем топнув ногой, случайно ли, а может нарочно, расколола надвое каменный алтарь по правую от себя руку, так сильно задели ее слова, сказанные Хеллой.
- А то что? – Поддавшись вперед и злобно сверкая взглядом способным и мертвого из могилы поднять и в эту же могилу отправить, отозвалась Хель и за ее плечами далекий горизонт над местными холмами окрасился буро-красным цветом, подобно заливающей все вокруг крови и так же далеко, как будто на самой границе ее владений грянул гром. – Обратишь меня своим льдистым взглядом синих глаз в ледяную глыбу?
- Для начала выпотрошу тебя… - прорычала Скади сжимая пальцы на своей левой руке в кулак и тот моментально оброс крепким заостренным на конце ледяным колом, размерами своими напомнив кинжал с тонким и обоюдоострым лезвием, второй рукой она взмахнула снизу-вверх и под ногами у Хель вырос невысокий ледяной выступ, способным при появлении сбить с ног, но та, будто предвидев эту хитрость, успела отступить прежде чем потеряла равновесие.
- А это будет весело, - шипит она подобно змее, одновременно со Скади наблюдая, как ониксовая брошь в металлической оправе, все это время сдерживающая края наброшенного на плечи Хеллы плаща, падает в пожухлую траву, поддетая ледяным подобием кинжала. И вот, та, что властвует Хельхейме распадается на глазах у инистой соперницы в медленно кружащиеся в воздухе и стремящиеся к земле вороньи перья, а затем ее сладкий медовый голос с хрипотцой звучит уже позади Скади.
- Моя земля, мои владения и правила тоже мои. – Ее темный хлыст рассекает спекшийся воздух, опутывая собой шею великанши и резко натягивается в струну, пока Скади раскрыв рот, хрипит и пытается содрать с со своей шеи путы, но не тут-то было, Хель не упустит возможность показать кто здесь полноправный хозяин и под ее шепот, под ее хриплое дыхание, земля под ногами инистой становится мягкой и податливой, ступни Скади медленно погружаются в склизкую, словно бы размытую дождями землю. Не ожидая этого, она падает на колени, запрокидываясь всем телом вперед, чем заставляет хлыст натянуться еще сильнее и впиться в ее кожу так, что дышать она уже больше не может.
- Слабее инистого великана я еще не видела, - хохочет Хель, ослабляя кнут и в несколько шагов преодолевая расстояние, которое разделяет ее и лежащую на земле Скади. Она переворачивает своей костлявой рукой поверженную соперницу на спину и склонившись над той вглядывается в мертво-бледное лицо той.  – И что тот олимпиец в тебе тогда нашел?
- Предшественница расскажет. Передавай ей привет… - неожиданно распахнув свои льдисто синие глаза, выдает Скади, одной рукой удерживая тело Хель над собой, а второй пронзая ее насквозь ледяным осколком, образованным вокруг ее руки. Хелла коротко выдыхает в губы инистой что-то неразборчивое и вечное, может быть очередное проклятие и пошатнувшись, падает на землю рядом с лежащей там Скади. Короткий вдох, рывок и вот инистая уже приняла сидячее положение, оглядывается через плечо на очередной труп очередного воплощения Хель. Как скоро здешний трон займет следующая?
- Раньше, чем ты задумаешься над, тем, как тебе выбраться отсюда.
- Да вы, блядь, издеваетесь… - выдыхает Скади, медленно поднимаясь с земли и окидывая взглядом с ноги до головы женщину, что кутается в темный плащ.  – Не проще было бы одарить себя не знаю, регенерацией, чем плодить бесчисленное количество своих же копий?
- Брось, неужели ты думала, что, прикончив меня на моей же земле, сможешь уйти отсюда?
- Арес же смог.
- В тебе нет и части той силы, что была тогда при нем. Хотя, погоди…
Хель приблизилась к Скади, вглядываясь вглубь взгляда инистой.
- Так вот почему ты здесь!
- О чем ты?
- Кто отправил тебя сюда?! – Вопросом на вопрос отозвалась Хела, отступая, словно бы опасаясь, что Скади вновь проделает трюк с ледяным шипом.
- Я, - нахмурившись инистая великанша некоторое время потирала ушибленный затылок, сохраняя молчание и в ответ только раздраженно сопя. – Я попросила помощи у титанов, когда Арес напал на нас среди ночи. Мы были на их земле…
- Что ты сделала???
- Пробудила титанов.
- Как у тебя хватило на эти силы?
- Я не знаю! Просто что-то внутри меня вдруг подсказало мне, что это единственный выход. Я хотела мира, я хотела спасти своих детей…
- Но погубила всех… Уходи.
- Что?! – Скади не поверила тому, что услышала.
- Я сказала, немедленно убирайся из Хельхейма! И никогда, слышишь, никогда не смей сюда возвращаться или следующий твой визит сюда будет последним. Да будет так и будет мое слово вечным и нерушимым.
Гром грянул слишком близко, молния ударила в сухую траву прямо между стоящими напротив друг друга Хель и Скади, ослепив последнюю.  И когда она открыла глаза, то оказалось, что больше она не находится в Хельхейме. Стояла она у самого края воды и ее босые ноги утопали в пене, что гнал к берегам земного шара мировой океан. Океан, в котором спал некто поистине огромный и пугающий, в нем ждал своего часа – Йормунганд – мировой змей. Видимо единственным выходом, который бы мог их всех спасти - это устроить Рагнарёк, очень маловероятно, что Хела перебросила Скади поближе к воде только затем, чтобы намекнуть ей, что сейчас проще всего утопиться, дабы избежать расплаты, которую пробудившиеся титаны обрушат на весь мир и на всех богов, которым удалось выжить.

0


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » We rise ‡альт