https://forumstatic.ru/files/000f/13/9c/62080.css
https://forumstatic.ru/files/0014/13/66/96052.css
https://forumstatic.ru/files/0014/13/66/22742.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Лучший пост
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 4 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет

На Манхэттене: сентябрь 2020 года.

Температура от +16°C до +25°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » not for us ‡альт


not for us ‡альт

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Philipp & Vera Lombard
Notton Island'1939

http://funkyimg.com/i/2BrQc.png

[nick]Vera Lombard [/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2BrSn.jpg[/icon][status]angel of mercy [/status][sign]--[/sign]

Отредактировано Elvis Small (21.01.2018 20:28:44)

+2

2

Дулас Бут постоянно что-то говорил и громко смеялся всю дорогу, которая началась еще в Лондоне. Филипп, закрыв глаза солнечными очками, отвернулся к морю и старался игнорировать это глупца за шумом моря и мотора, все же они были приятнее, чем этот нескончаемый треп мужчины. Да, все считали Ломбарда и Бута друзьями, более того именно этот парень и был причиной знакомства Филиппа и его жены Веры, хватило одного приглашения на ужин, чтобы будущая прочная семейная ячейка общества уже не расставалась никогда. Ломбард любил свою жену, свою неуклюжую, глуповатую, до отвратительного красивую и разгульную жену. У Веры был истинный талант издеваться над мужем, сводить его с ума и доводить, она повторяла одни и те же ошибки снова и снова, совершенно не учась на них. Вот и сейчас она слишком громко смеялась над шутками своего «друга» детства, который фривольно клал руку на ее колени и заискивающе смотрел в глаза чужой жены, та же не слишком расторопно убирала чужую ладонь. А потом она будет врать в лицо Ломабарду и говорить, что ничего между ней и Дугласом нет. Филипп натужно улыбался Буту и крепче сжимал плечо Веры. Его пальцы с каждой полуулыбкой жены сжимались все сильнее, впиваясь в кожу и оставляя на ней неприятные следы. Жаль. У Веры вряд ли получится надеть в этот вечер то черное с золотым платье, которое ему так нравится. Она сама виновата.
Едва лодка причалила, как мужчина первым ступил на причал и тут же подал руку своей супруге. Никто и никогда не смог бы обвинить его во невнимательности, Филлипп любил Веру и старался ее оберегать от всего, даже если это означало спасать от самой себя. Сняв очки, мужчина огляделся и слегка сморщился. Унылый ирландский пейзаж скалы и море, всюду море. Этим ему и нравилась больше Африка, где он вел бизнес, ну или в худшем случае большие острова, где было куда сбежать от этой нескончаемой воды и одного дома по центру всего.
- Как отвратительно должно было здесь расти, - наконец вздохнув сказал Филипп и посмотрел на Дугласа и Веру, которые провели на этом острове неисчислимое количество лет. Ломбард не сомневался, что этим двоим должно быть это показалось вечностью, может поэтому девушка так легко и согласилась выйти за него замуж и уехать на другой конец света, а ее друг и любовник тратит тысячи фунтов своего наследства на вечеринки и алкогольные реки. Не зря, совсем не зря Филипп так старательно избегал родовое поместье Клейторнов, все же стараясь редкие встречи с семьей дражайшей супругой проводить в Лондоне, в худшем случае в Дублине. Но сейчас у него не было выбора из Африки им нужно было срочно уехать, а больше податься некуда, так что пришлось улыбнуться пошире и со всей наигранной радушностью согласиться на предложение провести несколько недель в этом маленьком аду с ее родителями и близкими друзьями. Главное, чтобы игра в итоге стоила свеч, но тут стоило надеяться на то, что Вера не станет делать никаких глупостей. У них было несколько часов на то, чтобы устроиться и побыть без лишних глаз. Тесть и Теща остались на берегу собирать остальных, отправив трех самых молодых вперед, чтобы те успели нагулять аппетит или поиграть втроем в крокет.
Кто-то из прислуги взял их вещи, а сам Филипп, подав снова руку жене повел ее в сторону дома, благо запутаться тут было негде – дорога была всего одна. Какая же скука ждала его в ближайшие дни. Престарелые джентльмены, верящие в свое превосходство над ним из-за происхождения, дамы ни на каплю молодец увешанные бриллиантами не менее кровавыми, чем те, которыми занимался он сам, да Дуглас Бут, который только и ждет момента, чтобы увести у него жену. Не обнадеживала даже прислуга, которую мужчина успел заметить по дороге. Несколько человек и все такие же старые, как весь этот свет.
- Позволь, я посмотрю, - фраза больше похожая на приказ, чем на просьбу слетает с уст Филиппа едва они с женой, остаются вдвоем в спальне. Та успел привычно отойти от супруга на несколько шагов, она всегда так делала, когда знала, что в чем-то провинилась. Хоть что-то миссис Ломбард усвоила за все эти годы. Подойдя ближе, мужчина аккуратно и бережно снял с Веры кофту, а позже нежно, едва касаясь пальцами провел рукой по тому месту, где явно скоро будут синяки. – Ты же знаешь, как сильно я не люблю, когда ты флиртуешь с другими у меня на глазах, Вера.
Резкий удар внешней стороны ладони, достаточно сильный, чтобы женщина не смогла устоять на ногах и упала на пол, но недостаточно сильный чтобы оставить на ее лице неудобные следы. Филипп всегда знал, что и как нужно делать. Посмотрев на нее, он чуть отступил, жена казалась такой хрупкой, маленькой и беззащитной в этот момент. Склонившись, Ломбард помог Вере поднять и прижав к себе нежно поцеловал в макушку.
- Милая, тебе нужно быть аккуратней, в последнее время ты стала совсем неуклюжей, - он обнимал жену и гладил ту по волосам, чуть покачиваясь из стороны в сторону, словно пытался успокоить ее, как маленького ребенка. Вера была его самой большой драгоценностью в жизни, все остальное не имело смысла так, как это делала она и он был готов не только ее оберегать, но и никому и никогда не отдавать. Именно поэтому несколько лет, назад не смотря на беременность мужчина ударил довольно сильно жену в живот, чтобы даже его сын не смог бы отобрать у него его Веру. Чуть отстранившись, он снова поцеловал жену в лоб. – Наденешь сегодня вечером то серой платье с длинными рукавами? Оно тебе так безумно идет, любимая.

[nick]Philipp Lombard [/nick][status]Prince of blood[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2BrSN.jpg[/icon][sign]   [/sign]

+2

3

- Филипп, пожалуйста... - женщина не успела договорить и пришла в себя, обнаружив, что горизонт вдруг стал вертикальным. Все длилось всего мгновение, но Вере показалось, что прошла вечность. Ее просьба была лишь автоматической реакцией сознания, ведь она прекрасно знала, что это не поможет. И если в первые разы она рьяно защищалась, пробуждая в муже животное, то теперь начала получать от этого мазахистическое удовольствие. Бог накажет ее за это.
Когда Вера выходила замуж за Филиппа Ломбарда, она не любила его. Он был красив и дьявольски обаятелен. А еще он очень хотел на ней жениться, буквально возвел ее на пьедестал и поклонялся ей, как божеству. Такое отношение подкупит любую барышню, что уж говорить про девушку, выросшую на острове и мечтающую как можно скорее покинуть его пределы и поселиться на большой земле. Вера ненавидит воду, ее тошнит от запаха морской соли, а слово "лодка" вызывает головокружение. Филипп был ее билетом в лучшую жизнь, а она была из тех, кто не упускает дарованных судьбой или Богом возможностей.
Мужчина прижимает ее к себе, и Ломбард чувствует тепло, разливающееся внизу живота. Когда Вера выходила замуж за Филиппа Ломбарда, она не любила его. Но сейчас она готова была поклясться, что Бог не забыл ее и послал ей человека, способного искупить все ее грехи. Ни единой слезинки, ни единого следа от произошедшего. Щеку саднило, но через полчаса пропадет даже красный след, и никто ничего не узнает. Следы на предплечье - это только начало. Филипп ужасен в своей ревности, но, наверно, именно за это Вера и полюбила его. Он страшный человек, настоящее чудовище, и неизвестно, было ли бы лучше, если бы он это скрывал.
Вера поцеловала своего мужчину, выдохнув в его губы: "Я люблю тебя". Он отпустил ее и вышел из спальни, и женщина прижала ладонь к щеке. Нужно приложить что-нибудь холодное или воспользоваться пудрой.
Ломбард подошла к массивному шкафу и провела рукой по платьям, делая вид, что выбирает. Она почувствовала изучающий взгляд на себе и обернулась через плечо, но успела заметить лишь тень. Это мог быть кто угодно, безусловно, но у Веры была своя теория на этот счет. Она надела то платье, про которое говорил Филипп. Оно ей действительно очень шло. Хотя сама Вера предпочла бы синее с открытой спиной.
Больше, чем Филиппа, Вера любила, наверно, только веселье. Громкий смех, странная музыка, алкоголь и танцы до утра. Прежде, чем спуститься вниз, Ломбард выкурила сигарету и припудрила лицо. Убедившись, что все в порядке, женщина вышла из спальни. В интересах Веры было, чтобы никто ничего не узнал. Она сама не отдает себе в этом отчет, но очевидный факт бросается в глаза любому наблюдательному постороннему - ей это нравится. Она делает это специально.
- Господа, я распорядилась, чтобы ужин подали в большую столовую. Там есть граммофон, - женщина вплыла в гостиную и широко улыбнулась сидящим там мужчинам. Родителей и гостей видно не было, а за окном начался ливень. Лампочки в люстре коротко моргнули, оповещая о перепадах напряжения. Значит, началась гроза.
- Похоже, до утра мы абсолютно одни. Предлагаю не тратить время зря, - взяв из рук Дугласа стакан с налитым для нее розовым ромом, Ломбард сделала большой глоток и развернулась, чтобы пройти в столовую. Филипп заботливо пододвинул ей стул и устроился напротив, а Бут занял место по левую руку от него. В комнату вошли слуги и вынесли божественно пахнущий ужин. Вера очень просила мать, чтобы на столе было побольше рыбы и маринованных овощей. В последнее время она пристрастилась к соленому.
- Форель просто восхитительна, - Дуглас удовлетворительно кивнул, подтверждая слова Ломбард. Вера запила рыбу белым сухим вином и откинулась на спинку стула, позволяя слугам убрать грязную посуду со стола.
- Надеюсь, шторм закончится к утру. Не терпится увидеться с Ричардом и Амелией.
- Говорят, Ричард занялся судостроительством. Никогда бы не подумал. Он же даже топор в руках удержать не мог.
Вера рассмеялась, вспоминая, как Ричард Бранш пытался нарубить дров, поспорив с одним из общих друзей. Он тогда себе чуть ногу не отрубил. Пришлось срочно отбирать у него топор и признавать, что он выиграл спор. Никто не хотел крови в тот день, ведь все они помнили, что случилось в пошлый раз, когда Ричард проиграл спор.
- Генри, включите музыку, будьте добры, - миссис Ломбард едва коснулась рукой локтя управляющего, но и это не ускользнуло от глаз Филиппа. Поймав его взгляд, Вера виновато опустила глаза и... улыбнулась. Кажется, с вином пора заканчивать, а вот рома еще осталось на роту солдат. Женщина жестом указала слугам, что отказывается от десерта, и отправила в рот маринованный огурец, запив его алкоголем.
- Филипп, передай, пожалуйста, маслины, - Вера уставилась ему в глаза, и в ее взгляде не было ни намека на какое бы то ни было сожаление. Забирая тарелку, она легко коснулась его ладони.
- О! Это моя любимая песня!
Дуглас нагнулся к Филиппу и отпустил сальную шуточку про то, что Вера никогда не знала своей меры в алкоголе. Дуглас знал Веру с самого детства и никогда не испытывал к ней симпатии, как к женщине, но он считал ее чуть ли не своим лучшим другом, поэтому позволял себе в ее присутствии много того, что не позволил бы при других дамах. Однако сама Вера никогда не пресекала его фривольности.
[nick]Vera Lombard [/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2BrSn.jpg[/icon][status]angel of mercy [/status][sign]--[/sign]

Отредактировано Elvis Small (21.01.2018 21:24:43)

+2

4

Ливень тихо шелестел по листве, барабанил в стекла дома и просто шуршал за окном. Умиротворяющие звуки дождя сопровождались раскатами грома, завыванием холодных северных ветров такой силы, что деревья гнулись под их напором. Разбушевавшееся от всего этого ненастья, море раз за разом пыталось выбросить свою воду на берег, но волны только с шумом разбивались о скалы, лишний раз напоминания, что камень тверже воды.
Филипп и Дуглас сидели в гостиной, в черных костюмах, соответствующих простому ужину в кругу семьи и близких друзей. Глупые и бессмысленные привычки самоуничтожающейся английской аристократии, дурной театр с бездарными актерами и бессмысленными сюжетами. Ломбарда откровенно воротило от всего этого. Но мир был устроен так, что, если ты хочешь чего-то добиться ты должен играть по правилам этого фарса. И он играл. Раз за разом. Беспрекословно соблюдая все глупости и условности. Но они продолжали смотреть на него сверху вниз. Даже этот бездельник Дуглас, который последние пятнадцать минут увлеченно рассказывает ему о том, как проехал целых триста метров на автомобиле! Целых триста метров, только подумать! И ладно бы он вел эту чертову машину. Нет! Он сидел рядом с другом и это было совершенно захватывающе!
- Удивительное дело, - в очередной раз отзывается Ломбард и делает глоток виски сквозь сжатые зубы. Он продолжает играть по этим идиотским правилам. Тем самым, которые запрещают ему открыть Буту всю правду на его бездарность и бесполезность, на всю глупость этой истории. Сам Филипп уже ездил на автомобиле в Африке и даже вел! Сам! Но это скорее было бы очередным признанием, собственной несостоятельности, чем что-то удивительное и прекрасное. Не пристало истинному джентльмену самому вести повозку, моторную лодку или автомобиль. Ломбард сидел, прикусив язык и гадал, где же носит его благоверную. Потеряться ей явно было негде на этом острове и тем более в доме.
Свет в люстре несколько раз моргнул с тихим треском.
- Господа, я распорядилась, чтобы ужин подали в большую столовую. Там есть граммофон, - Вера появилась, как всегда неожиданно. Оба мужчины поднялись, чтобы поприветствовать даму. Филипп хотел подать жене бокал вина, но этот самовлюбленный наглец его опередил. Выхватив бокал с вином буквально из руки законного супруга, Дуглас поспешил передать его Вере и взяв ее по руку повел миссис Ломбард в столовую. Филипп проводил их взглядом, сжав стакан в руке с такой силой, что он треснул и с громким звоном разлетелся на осколки. Убедившись, что ладонь осталась цела, Ломбард последовал за остальными.
Филипп догнал компанию как раз вовремя. Дуглас отодвигал стул, чтобы предложить Вере сесть, но Ломбард взглядом пригласил супругу на стул с другой стороны стола и даже отодвинул ей стул, как и полагалось. Кажется, впервые за весь день, Вере хватило благоразумия послушаться мужа. Удобно устроившись удобно, женщина лучезарно улыбнулась Филипу, а он, в свою очередь, поймав ее руку, слегка коснулся губами пальцев. Ломбард посмотрел через стол, где уже сидел Бут, вынужденный сесть рядом с ним, чтобы не выглядеть глупцом с отодвинутым стулом. Простой жест проявления нежности между супругами, вряд ли хоть кто-то из слуг мог прочитать во всем этом что-то не то, но целью было не столько оказание внимание жене, сколько демонстрация сопернику, который давно проиграл в гонке, что у него нет ни единого шанса.
Ломбард сел напротив жены и едва заметно улыбнулся ей. На самом деле он любил, когда Вера была счастлива, когда она много смеялась своим легким, мягким и в то же время ярким смехом, заполняя им все пространство комнаты. Он любил, когда его жена чуть прикрыв глаза наслаждалась музыкой, поэтому у них было несчетное количество пластинок, а когда он хотел извиниться перед ней, он чаще дарил ей новые записи, а не бриллианты, как это делали все остальные мужья. Ужин шел своим чередом за бесполезными беседами, обсуждением списка гостей. Филипп больше слушал, как жена и их друг говорили, ему не так чтобы было что добавить. Он не был участником тех историй и не мог с уверенностью сказать, что хоть раз видел всех этих людей после их с Верой свадьбы.
- Филипп, передай, пожалуйста, маслины, - Вера должна была все испортить. Вера Ломбард всегда все портила, даже такой, казалось бы, почти идеальный вечер, если бы не этот надоедливый Дуглас Бут. Сначала женщина прямо на глазах мужа слишком фривольно начала общаться с управляющим. И, конечно, умом Ломбард понимал, что едва ли этот старик мог заинтересовать его жену, но ревность с новой силой закрыла его глаза темной пеленой. А позже к этому всему добавилась ярость, когда он не увидел ни капли сожаления в глазах жены. Вера точно знала, что делала и ни раскаивалась не на йоту. Последней каплей стала дурацкая шутка Дугласа Бута.
- Дуглас, вас стоит научить держать ваш язык за зубами и проявлять больше уважения к чужим женам, - Ломбард резко встал и посмотрел на друга сверху вниз. Его взгляд был полон презрения и отвращения. Только трус вроде Бута мог вести себя таким образом. Если этот глупец так сильно хотел его жену, то ему просто стоило уже давно сделать ее вдовой.
- Филипп, мне кажется, вы что-то не так поняли, - улыбнулся Дуглас, вставая рядом с Ломбардом, что не сильно помогло, учитывая, что богатый наследник был на голову ниже противника. Бут растерянно посмотрел сначала на Филиппа, потом на Веру.
- Я прекрасно услышал, что вы сказали о моей жене. Я могу только списать ваше поведение на глупую обиду, что она выбрала кого-то более достойного и благородного. В прочем даже бездомный под мостом был бы лучше вас, - усмехнулся в ответ Филипп.
Свет в люстре несколько раз моргнул с тихим треском и погас.
Гроза и шторм за окном только набирали обороты. Музыка прекратилась одновременно с тем, как погас свет и теперь можно было услышать какофонию звуков, доносящихся из-за окна. В стекла бились уже не только капли дождя, но и ветки деревьев, ветра, казалось, уже не просто завывали, а по-настоящему кричали. Небо было настолько затянуто тучами, что не было видно ни зги, казалось, они все оказались в идеальной темноте. Редкими источниками света стали вспышки молний, которые запечатлели изменения в комнате яркими вспышками света и сопровождая это торжественными раскатами оглушающего грома.
Вспышка.
Оскорбленный Бут, пытается нанести удар своему сопернику. Он отвел в сторону правую руку, крепко сжатую в кулак.
Вспышка.
Вера тих вскрикивая, прикладывает руки к лицу и, кажется, с ужасом смотрит на мужчин.
Вспышка.
Ломбард бесшумно отходит в сторону из-за чего, Бут нелепо пролетает вперед и споткнувшись о стыл падает с шлепком на пол.
Вспышка.
В комнату заходит Генри с несколькими масляными лампами и разжигает их одну за другой. Несколько появившихся источников света, кажется, возвращают всех в реальность.
- Вера, - Ломбард протягивает жене руку, приглашая ее уйти с ним наверх в комнаты. Он совершенно точно был намерен проводить жену до ее спальни. В отсутствии всех остальных Филипп мог бы остаться на ночь с ней, но после всего случившегося он не мог быть уверен, что сможет сдержать рвущегося наружу зверя.

[nick]Philipp Lombard [/nick][status]Prince of blood[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2BrSN.jpg[/icon][sign]   [/sign]

0


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » not for us ‡альт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC