https://forumstatic.ru/files/000f/13/9c/62080.css
https://forumstatic.ru/files/0014/13/66/96052.css
https://forumstatic.ru/files/0014/13/66/22742.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Лучший пост
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 4 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет

На Манхэттене: сентябрь 2020 года.

Температура от +16°C до +25°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Реальная жизнь » No mortal man can win this day ‡флеш


No mortal man can win this day ‡флеш

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://78.media.tumblr.com/432bb85e6f4a393c97065d3400ec7a4f/tumblr_p3duszs2mA1u8pmwwo1_540.png

Rita May Sorel & Mark Caroll
Marsell, 2015, June

Что может быть интереснее, чем разгонять вместе ворчливых мелких эльфов?

Отредактировано Mark Carroll (30.01.2018 22:21:11)

+1

2

http://se.uploads.ru/A3noJ.gif

вся прямая речь на французском языке

Феечки в свидетели – не хотела Рита Мэй творить злодеяния! Не хотела, не ведала, не знала, но понимала – сачка мало.
Её всемогущего сачка! Рита им богов и букашек ловила, а потом в листики заворачивала и на бумажных корабликах в морские странствия отправляла – нельзя шалить!
Лето отбивало на песчаном побережье солнечный такт, создавая мелодии ветра и лёгкости. Нет печали, нет злодеев, только мелкие пакостники – злобные маленькие эльфики на заднем дворе особняка семейства Сорель. Рита Мэй видела, как колышется трава от их передвижений, маленький декоративный ручеек в их присутствии смеётся совсем заливисто и блестит так, будто намеренно отвлекает от перемещений крошек-эльфов. Но от Риты Мэй и её сачка так просто не уйдёшь. Она – охотник упорный, глазастый, а там, где зрения не хватает, фантазия заменяет всё с лихвой, отражаясь в глубине глаз диким блеском – попались, голубчики! Попались-то, бесспорно, но прогрызть в бумажных трюмах дыры и сбежать, оседлав больших и красных муравьев, они смогли, не прилагая никаких усилий. Оттого очередной бумажный линкор Риты утонул, а ручеёк на заднем дворе журчал и хихикал.
Ох, как девушка пыхтела, ох, как девушка злилась, ковыряясь палочкой во влажном песке на почти белоснежной линии пляжа. Лазурное море дышало солью, выдыхало заботливый ветер, раскидывало неуложенные кудри девушки по плечам, будто по голове гладило: «Ну прости ты их, любезная, неровен час и сама в злодейку превратишься. Или в пугало».
- Пугало!
Море лишь лениво шевельнулось, царапнув по берегу. Смешная попытка удержать несмышлёную девочку неподалёку.
А Рита Мэй уже бежала по дорожке, выложенной плиткой, эх, жаль, что не жёлтой, неслась, окружённая дрожащим воздухом, пропитанным, сочащимся яблочным соком. Низкорослые здания двух этажей от роду подтягивались навстречу тёплому солнцу, да вытянуться не могли, оттого ворчали запахами свежей выпечки, гулом людской суеты, выкидывали из утробы своей пёстро одетых людей. Рита и сама была им подобна – тогда ещё не девочка в белом платьице, тогда – пятно на наследии Сорелей, акварельные ляпы на разлетающейся юбке, а босоножки стучат по плиточному камню – штрихи масляных красок разделяют воздух на прошлое и будущее. Будущее – впереди, прошлое – позади, хоть так поверни вселенную, хоть этак.
Чуть мимо не пронеслась, но не забыла, за чем бежала. И вот, смело шагнув за порог, Рита Мэй захлопнула за собой дверь, а маленький колокольчик тренькнул уж очень громко. Неужто крошки-эльфы чувствуют надвигающуюся угрозу?
Угроза должна быть великой. Великолепной! И, самое главное…
- Надувной!
Да, именно так! Чтобы ветер колыхал его невообразимую тушу, наклонял его, сонного, то на один бок, то на другой. Бойтесь, нерадивые эльфики, того и гляди сторож коснётся своей воздушной лапой изумрудных росчерков трав, и поминай, как звали. А имен их, кстати, Рита совсем не знала. Оттого могла и не вспомнить.
- Надувной? – Великий Распределитель Величайших Сторожей (понимать – продавец в лавке) взглянул на Риту Мэй со странной примесью непонимания и раздражения. Он даже очки приспустил на сальном и толстом носу – признак повышенного внимания. Того и сочтёт, что за сумасшедшую, а надо, чтобы просто за дурочку, поэтому Рита лучезарно ему улыбается и поправляет сама себя.
- Надувное пугало.
Белый шарик жвачки был извлечён мужчиной изо рта для того, чтобы вобрать в свои лёгкие побольше весеннего воздуха, заплутавшего в тёмной лавке угасающим вихрем. А затем он выдал громоподобный звук:
- Ма-а-ам!
Ну вот это уже другой разговор. Бойкая старушка семидесяти лет в ситцевом цветастом платьице отвесила нерадивому сыну подзатыльник и указала конкретную локализацию того, что было необходимо посетительнице. А Рита прикусила губу, чтобы не засмеяться заливисто. Но хозяйка, мать Великого Распределителя Величайших Сторожей, сочла гримаску юной мадемуазель всего лишь за нетерпение.
Взаимное удовлетворение, есть удовлетворённые спрос и предложение, обоюдное расположение и «Приходите ещё!», брошенное в след юной мадемуазель, которая настояла, чтобы хозяйка магазина оставила сдачу себе. Сынок её, правда, мог бы оказаться посообразительнее, когда складывал покупку в пакет. Вышло тяжеловато для хрупкой девушки: сдутый до средних размеров будущий резиновый гигант, какой-никакой, а хоть какой-нибудь, насос, колышки, да толстая верёвка.
Да и Рита Мэй, в итоге, оказалась беспросветно глупа, раз не распределила свои возможности во времени. Пусть тяжело, но получать нежелаемое высшее образование не легче, оттого можно и на пляж свернуть, за сахарной ватой. Половина пути прошла худо-бедно, но когда уже с пути не свернуть, а сухой песок вновь давал о себе знать под ступнями, зажатый вынужденным пленом подошв босоножек, Рита поняла – до дома не донесёт. Наличность оставлена в магазине, сдача не получена по добровольному решению, а звонить отцу…
- А на что же я собралась сахарную вату покупать? – Рита задумалась, тяжко вздохнула, попутно хватая ртом столь любимый сладкий аромат, почти карамельный. Совсем расстроилась, да ничего делать не оставалось.
Схватилась за пакет двумя руками и потащила его домой, всего-то ничего: два километра до поворота, потом ещё километр до очередного поворота, от которого остаётся ещё где-то полкилометра, а там, гляди, и дом родной. А солнце, тем временем, лучисто хихикнуло, стукнув Риту Мэй по прикрытому шляпкой затылку: «Дурёха!»
Рита нахмурилась, задрала голову вверх, удерживая шляпку, да показала солнцу язык. А на небе ни облачка. День ясный, тёплый, не жадный до приключений.
Вот тебе и спортивное приключение, Рита Мэй. Спортом занимайся, мышцы прокачивай.
Вот и пошла Рита по знакомой дорожке, чеканя каждый шаг, будто солдат. Злополучный пакет со спасителем тащился по плитке, а девушка шла да песни напевала. Даже порой не песни. Даже порой не напевала. Так, сказочки.
- Белый-белый замок в небесах стоит, окружён забором, миром всем забыт. Там сидит девица, щёки что красны, в волосах цветочки, дева ждёт весны. К ней ведь не подъедет принц не на коне, не единороге, не на тишине. Черти только знают, знают путь туда. Благо, что девица – Солнце и Звезда. На лугу, чихая, сиживал пастух, замком любовался, был он слеп и глух. Сторожил цветы в полях и всю воду, что в ручьях. Был полезен наш пастух, хотя был он слеп и глух. Старикам-то грех не знать, Ветром парня величать. По лугам траву гоняет, воду летом охлаждает, дождь он с гор в поля несёт и Звезду всё бережёт. Он влюблён по самы уши…
В этот момент произошло следующее: Рита, перестав следить за происходящей вне её фантазий реальностью, за ходом знакомой дороги, пируэтно вписалась в кого-то явно большего, чем она сама, изящно лупанув каблучком по носку летней туфли, а тяжёлым пакетом прошлась мсье по голени.
- О-о-ой… Простите! - Рита Мэй осторожно приподняла глаза на мужчину и состроила самую невинную мордашку, что была у неё в арсенале. Быть может, незнакомый мсье не будет громко ругаться, ей же действительно жаль!
Жаль-то, бесспорно, но с реакцией у Риты пока определённо беда – каблучок босоножки с ботинка мсье она не убирала.

+2

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
Друзья всегда посмеивались, что из него вышел идеальный Питер Пен, кто еще в двадцать с лишним лет мог отправиться на другой конец света в поисках эльфов и других волшебных существ? Ведь если верить сказкам, то именно там в Европе то все и живут, а у них в Америке никого уже почти и не осталось, а те что есть только индейцам да показываются. А Марк индейцем не был, вовсе нет, точно он знать не мог, но учитывая его вполне себе арийскую внешность вряд ли где-то в нем намешана кровь коренного населения нового света, так что оставалось уповать лишь на доброту эльфов и фей старого.
Нет, конечно, он же был правильным мальчиком и официально приехал сначала в Германию на конференцию, а потом уже отправился в тур по сказкам. И всем и каждому он ничего такого не рассказывал – засмеют или того хуже отправят его с ближайшими санитарами в дом ума лишенных. Иногда Марку совсем не нравилось, что люди смотрели на него и видели кого-то большого и взрослого, но пути назад не было. Пока не было. Ведь время — это же тоже шкала, а по любой шкале можно перемещаться и вперед, и назад, надо просто немного подождать и все наладится, наверное.
Он долго выбирал все истории и выбирал места куда ехать, прокладывая маршрут через всю Германию до самой Ирландии, а следом даже в Исландию собирался заглянуть, если успеется. Бавария его разочаровала, сколько бы он там под кустами не искал, но никого так найти и не смог, словно попрятались все подальше не то от Марка, не от всех остальных. Даже синюю птицу сколько бы не высматривал в небе и ту, так и не увидел. А потому путь его лежал дальше во Францию, там то точно должно было повезти.
Марсель встречал его теплыми лучами и солнечными зайчиками, которые метались по всей дороге, словно играли в детскую игру под названием догонялки. Марк совсем забыл о том, что он уже солидный человек в свои то двадцать шесть, весело подпрыгивая он пытался и сам принять участие в чужой игре. Редкие прохожие от него шарахались и что-то недовольно бурчали на своем певучем языке. Но Марк их не понимал, пусть строят себе недовольные лица и что-то говорят, это все от зависти и не понимания. Ну, как. Как можно просто ходить по пересечениям плиток, а вдруг там лазер или лезвие? Вдруг ногу разрубит пополам? И как можно было так спокойно проходить мимо продавца сладкой ваты, от которого так и пахло карамелью, а сам он ловкими руками ловил облака на палочки? Марк даже остановился и с радостью младенца наблюдал за продавцом чудес. Нет, ничего эти ворчливые взрослые не понимают. Как и сам волшебник, который недовольно смотрит на застрявшего около него парня, да жестами дает понять мол, кыш отсюда иди уже куда шел, не мешайся.
Марк и пошел, куда было деваться то? Он продолжал гоняться за солнечными зайчиками и уворачивался от стыков плиток. А последнее становился все сложнее и сложнее, плитка становилась все мельче, а вот его нога сорок пятого размера совершенно нет. Он даже как-то и не заметил, как пришел к самому морю и совершенно прошел мимо хостела, в котором собирался остановиться на ближайшие несколько дней. Вот незадача, но да ладно, нет же ничего плохого в том, чтобы возвращаться обратно? Потянувшись, он подошел чуть ближе к краю сухого песка и присев подставил руку к подбегающей воде. Он всю жизнь провел около разных океанов, но никогда не видел море так близко. Странно, но здесь вода почему-то пахла совсем не так, как в Бостоне или Нью Йорке. Удивительное место – старый свет!
Идти обратно было даже как-то проще, сложно было только не начать опять играть с зайчиками, да не думать о плитке. Но вот уж точно будет номер, если он опять увлечется и пройдет мимо нужного дома? Нет, так дела не делают, так что Марк шел и внимательно всматривался в таблички на домах, пытаясь найти нужный номер дома или хотя бы вывеску с более или менее знакомым словом. Вряд ли же французы придумали какое-то свое и сложное для простой гостиницы? И все бы хорошо, но и так умудрился совсем забыться и не заметил девушку, которая что-то не то напевая, не то рассказывая шла прямо на него.
- Ух! – только и успел подавить неприятный вскрик Марк, когда в ему в пальцы ног прилетел каблук. Надень он босоножки вместо кед, вот точно бы пришлось отправиться потом в больницу с переломами, девушка хоть и казалась маленькой, но впечатала ему от души, а потом еще и добавила каким-то тяжелым пакетом. Кэрролл же по инерции подхватил девушку за талию, чтобы та не успела упасть в попытке отшатнуться от него или еще что-то. Бывает же такое. Чуть наморщив лоб, он улыбнулся незнакомки и выдавил из себя на ломанном французском. – Прошу прощения я.
Ногу девушка совершенно убирать не собиралась, словно решила прибить своим каблучком незваного гостя в ее мирке к дорожке. Нет, ну а почему бы и нет? В голове Марка пролетела мысль, а вдруг перед ним фея, но тут же улетучилась. Феи должны быть все-таки еще меньше и вряд ли бьют людей мешками по ногам. Кстати, о последнем, Кэрролл взял тот в руки и от неожиданности чуть сам с ним и не свалился и как только такая хрупкая девушка его могла тащить. Удивительно.
- Давайте я помогу вас донести? – он постарался улыбнуться и приподнял в руке мешок. Килограмм десять не меньше весит, но мама в детстве говорила, что надо помогать тем, кто слабее. Он слушал маму и старался всегда быть хорошим мальчиком. Может быть поэтому он так и не смог попасть в Неверленд? Как знать. Немного подумав, он снова попытался заговорить на французском, искренне надейясь, что не говорит ничего ругательского. И черт его дернул ехать в чужую страну, не зная языка? – Я помогать нести.

+2

4

С реакцией у Риты с детства были проблемы, оттого всё же, запоздало, она убрала свою пяточку, укомплектованную острым плоским каблучком, с чужой ноги и взглянула на незнакомца, но, прежде, услышала жуткий акцент, с которым его речь ломалась на французский лад.
А вот и чужестранцы подъехали!
Глаза Риты Мэй загорелись жадно в первую очередь потому, что встреча с иноземцем сулила много новых сказок, ну и, конечно же, неизведанных техник по отпугиванию и ловле маленьких и юрких феечек, оккупировавших двор дома Сорелей. Девушка отступила на шаг назад, сама не замечая, как оставляет непосильную ношу в руках молодого человека.
- Вы - помогать, а я - вас потом конфетами угощать. - Рита ломает свой язык английским, давая понять, что она не хочет заставлять случайного помощника чувствовать себя дискомофортно. Она улыбается дружелюбно, она - само дружелюбие, какое только может существовать на французских берегах.
Эх, зря матушка вдалбливала своей нерадивой дочери прописные истины: нельзя доверять незнакомцам, нельзя разговаривать с ними, особенно, если у тебя в голове розовые облака в блёстках да радужная сахарная вата. Но Рита жила в своём мире, и этот мир был соткан из доверия, и все люди в нём были хорошие.
Злодеев - не существует.
Оттого чужестранец бодро хватается за руку и тащится по направлению к дому, и шагает девушка бойко, тут же забывая, что новому знакомому доверенна миссия дотащить тяжеловесный груз. Какое там, когда теперь-то маленьким и вредным феечкам точно несдобровать.
- Как хорошо, что я вас встретила, знаете, эти феи совершенно не дают мне житья. Просыпаешься утром, а они в окно стучат, будто птички. А ведь есть мнение, что когда птицы в окно стучатся, значит, это с того света привет передают, за собой зовут. Вот и зачем им меня так обманывать? Или в траве бегают так, что не уследишь, и смеются всё, тихо-тихо, иной раз так присядешь на травку помечтать, а они бегают вокруг и мысли прогоняют. Они же знают, что мысли материальны, шагают по миру, на пуфики похожие, и очень-очень обижаются, если их кто-то прерывает. И я подумала и решила, что нужно купить для них надувное пугало. Чтобы, знаете, моторчик гудел, а пугало, точнее, это будет мой верный рыцарь, если хотите, можете дать ему имя, я пока не придумала, и под ветром его будет качать туда-сюда, у него руки длинные, чтобы смахивать этих проказник. Так недельку, глядишь, постоит, и все они убегут подальше от моего дома.
Рита щебетала быстро, радужно, хватая воздух ртом и выплёвывая из него слова со скоростью невообразимой. Она была крайне невежлива к новому другу, так как не смотрела на него, не проверяла его состояние, не спрашивала лишний раз, тяжело ли ему приходится с её грузом. Мадам Сорель была бы крайне недовольна поведением своей дочери, но Рита Мэй не чувствовала за собой вины, она была увлечена новыми горизонтами, своими мыслями и сказками, что творились вокруг неё. Да и, чего уж скрывать, Рите не терпелось поскорее закончить с делами, чтобы приступить к чаепитию с незнакомым человеком.
Желания и мысли скакали через спины друг друга, перебивая и шумно толкаясь, не оставляя даже маленького островка разумности и благовоспитанного поведения. Некуда ножку поставить, какой кошмар!
- Но вы если знаете какие другие техники изгнания или успокаивания разбуянившихся дворовых феечек, то расскажите, пожалуйста. На самом деле, мне бы не хотелось их выгонять, они премиленькие. И это... - Рита резко останавливается посреди дороги и оборачивается на нового знакомого, глядя на него внезапно потускневшими глазами. - Не считайте меня за сумасшедшую. Родители меня проверяли у психиатра, правда, я нормальная.

+1


Вы здесь » Manhattan » Реальная жизнь » No mortal man can win this day ‡флеш


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC