Manhattan

Объявление

MANHATTAN
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
MANHATTAN
Лучший игрок

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Реальная жизнь » Мой. Чужой. Любимый. ‡флеш


Мой. Чужой. Любимый. ‡флеш

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

Время и дата: апрель-декабрь 2036 года
Декорации: Манхэттен
Герои: Андрей Волков, Анна и Анастасия Климовы, Игорь Смирнов
Краткий сюжет: если друг оказался вдруг.

Отредактировано Georgy Klimov (14.07.2018 14:03:18)

+1

2

Ужин у Крэйгов обещал затянуться до глубокой ночи, и Нина уже раз пять выходила из-за стола, чтобы проверить телефон. Ни одного пропущенного вызова или нового сообщения. Анна, как всегда, не удосужилась предупредить родителей, что задержится у друзей. Если бы еще знать, что это за друзья! Дочь уверяла, что все они – отличные ребята, и матери не о чем беспокоиться. Несмотря на это Нина себе места не находила, так что Егору пришлось взять её за руку под столом, чтобы успокоить. Нина с благодарностью взглянула на мужа, стараясь скрыть свою тревогу.
После того случая, когда её старшая дочь едва не стала жертвой собственной глупости и самоуверенности, Нина Климова боялась отпустить девочку от себя. Ей повсюду мерещилась опасность и хотелось защитить  от них Анну любой ценой. Егор не разделял опасения жены и считал, что нельзя держать ребёнка возле материнской юбки всю жизнь, надеясь, что с ним ничего не случится.
- Егор, я больше так не могу, - шепнула Нина, наклоняясь к мужу и сжимая его ладонь. – Поедем домой, пожалуйста.
В машине она, не переставая, звонила дочери и домой, но там ей сообщили, что мисс Анастасия ушла спать, а мисс Анна еще не вернулась.
- Хорошо, Донна, я всё поняла. Нет, ничего не нужно, мы с мужем скоро будем дома. Можешь идти отдыхать, - убрав телефон в сумочку, Нина повернулась к мужу. – Господи, ну где её носит в такое время? Честное слово, Егор, я с ума сойду
- Оставь её в покое, - посоветовал тот, поворачивая руль. – У неё своя голова на плечах. Наступит на старые грабли – её проблемы.
Нина задохнулась. Она видела бесстрастный профиль мужа, слышала его ровный голос и не понимала, как он может так спокойно говорить о собственном ребёнке. Как будто забыл, какой кошмар они пережили совсем недавно.
- Так и будешь за ней бегать и искать, куда бы соломку постелить? – спросил Климов, глядя на дорогу.
Жена сжала губы и села прямо, не отвечая. Ну да, она мать, а ему не понять бабьих страхов.
- Ладно, Нин, разберёмся.
Она промолчала, однако напряжение медленно уходило с её лица, разглаживая морщинки на лбу и в углах рта.
Подъезжая к дому, Нина увидела дочь, которая шла по другой стороне улицы. Анна узнала автомобиль отца и остановилась, глядя на бегущую к ней мать. Егор не спешил выходить из машины и наблюдал за встречей через боковое стекло.
- А позвонить, конечно, было нельзя? – спрашивала Нина, нависая над дочерью. Анна молчала и насуплено глядела на неё из-под густой чёлки. О том, что её прическа ужасна, мать предпочла не упоминать.
- Мам, ну я забыла! Я попала на самую крутую вечеринку в городе, можешь ты это понять? В конце концов, мне уже почти шестнадцать. Что такого, если я немного задержусь у друзей?
- Тебе рассказать? – процедила та, и девочка покраснела, поняв, о чём она говорит.
- До конца жизни будете мне это припоминать? -  оттолкнув  мать с дороги, Анна бросилась к дому. Пробежав несколько метров, она оглянулась и прокричала: - Ну да, я сама виновата. Спасибо большое, что не даёте забыть! Всё, теперь я могу идти спать?
- Ань, - окликнул отец. – Подойди.
Выйдя из машины, Егор протянул дочери руку.
- Телефон.
Она достала из сумки мобильный и отдала ему. Проверив количество неотвеченных вызовов, отец прищурился.
- Помнишь наш разговор?
- Помню, - прошептала дочь, опустив голову. Анна боялась отца.
- Не заставляй мать лишний раз о тебе волноваться. Обещаешь?
- Да, пап. Прости, пожалуйста.
- Перед матерью извинись.
- Хорошо.
Кивнув, девочка понуро пошла к матери, которая стояла, прислонившись спиной к кованой ограде, и курила. Пальцы у неё дрожали, и огонёк сигареты прыгал в темноте.
- Мам, прости.  Мам…
- Иди домой. Утром поговорим.
- Ладно.
Проводив дочь взглядом, когда та поднималась по лестнице на второй этаж, Нина подошла к мужу, обняла и положила голову на плечо.
- Егор, я устала воевать с собственным ребёнком. Я так боюсь, что с ней что-то случится, а она думает, что я ей не доверяю.
- Так и есть, - ответил Егор, поглаживая жену по спине.
Нина замерла.
- Ты тоже так думаешь?
- Я думаю, что ты очень любишь наших детей, - ответил муж, приподнял ей лицо и поцеловал. – Пойдем, - хрипло произнёс он спустя минуту, - я соскучился по тебе. Завтра поговорите.
Она кивнула, потянувшись к нему за новым поцелуем и охотно позволила увести себя в спальню.

В комнате девочек тоже не спали. Настя ждала, когда вернётся сестра, а та сначала долго не выходила из ванной, потом заново перестилала постель и с остервенением расчесывала волосы.
- Ты где была? – тихо спросила девочка, высунув из-под одеяла босые ступни.
- У Колина и Дейзи.
- Классная была вечеринка?
В голосе сестры звучала зависть. Ей тоже хотелось так же смело одеваться, как Анна и приходить домой за полночь.
Отложив расчёску, Анна нырнула под одеяло и долго не отвечала. Настя подумала, что она спит, и разочарованно вздохнула. Вообще-то, сёстры дружили и любили поболтать, но в последнее время Анна стала замкнутой, как будто у неё появилась своя тайна.
Настю разбирало любопытство, но спросить напрямую она не решалась. Ждала, что сестра сама всё расскажет.
- Я разрешила ему меня поцеловать, - донёсся глухой голос с соседней кровати, и младшая Климова навострила уши. – И потрогать живот под юбкой.
От страха Настя перестала дышать. Смелость сестры её восхитила.
- Тебе понравилось?
- Очень. Было так приятно, просто до мурашек… и у меня трусы намокли. Я испугалась, что описалась, а потом прочитала в гугле, что так и должно быть. Ну, когда парень тебе нравится.
Настя молчала, не очень понимая, о чём идет речь. Как надо понимать слова Анны о том, что если тебе кто-то сильно нравится, то можно даже описаться? И это не стыдно, а наоборот, нормально? С ней тоже так будет, когда у неё появится парень?
Чувствуя, что краснеет, девочка натянула на голову одеяло, оставив снаружи только нос.
- Ты никому не скажешь? – спросила Анна, выпростав руку, и Настя поспешила сделать то же самое. Девочки крепко сплели ладони.
- Лучше умереть.
- Я хочу, чтобы он стал моим первым.
- Как это?
- Ты еще маленькая, - засмеялась сестра. – Я тебе потом расскажу.

Набрав в третий раз номер Дейва и услышав в ответ долгие гудки, Анна была близка к тому, чтобы разбить телефон о стену. Нет, ну какого чёрта, а?  Чем этот говнюк так занят, что не может поднять трубку? Договаривались же, что в три он заскочит за ней в «Вижн», закрытый ночной клуб, где она по вечерам танцевала стриптиз, и отвезёт к себе. Они планировали покувыркаться, а потом девушка собиралась показаться дома. Вчера утром вернулась мать, принимавшая участие в благотворительной акции, которую проводили в Канзас-Сити представители фонда Джоли-Питт, и ожидалось, что родители захотят устроить семейный ужин. Аня скучала по матери и давно не видела отца – он тоже подолгу бывал в разъездах, и Климовым нечасто удавалось собраться всем вместе под одной крышей.
Время поджимало, а Дейв так и не соизволил перезвонить. Засунув телефон в сумку, Анна сообщила коллегам, что уходит, и выбежала на улицу. Её машина находилась в ремонте, и пришлось временно пересесть на городской транспорт. Промаявшись около получаса на автобусной остановке, Климова готова была проклясть всё на свете, но  топать два квартала на восьмисантиметровых шпильках? Нет уж, увольте!
К счастью, долгожданный автобус подкатил спустя пять минут; плюхнувшись на сиденье и одернув подол короткой юбки, Анна принялась названивать приятелю. Глухо, как в танке. В душе зашевелились нехорошие подозрения, но девушка усиленно гнала их прочь. Не было никаких причин сомневаться в Дейве. Они встречались второй месяц, и Уотерс настойчиво звал подружку переехать к нему. Анна просила время подумать, а сама потихоньку собирала вещи. Парень ей нравился.
Открыв дверь в квартиру, Анна услышала однообразный стук и насторожилась. Звук шёл из соседней комнаты, ему вторил женский голос. Помедлив, девушка сняла с плеча сумочку, на цыпочках пробежала по коридору и остановилась на пороге спальни. Дейв трахал какую-то шмару и делал это с такой силой, что грядушка кровати ударялась о стену. Подняв брови, Климова наблюдала, как её бывший парень самозабвенно засаживает голой блондинке, и прикидывала, сколько в Америке дают за предумышленное убийство. Решив, что оно того не стоит, Анна сняла туфлю и с размаху вонзила ублюдку  каблук в задницу. Тот заорал и, ошалев от боли, скатился с любовницы.
- Энн, детка, ты не так поняла… - заскулил парень, отползая к окну и держась обеими руками за раненый зад.
- Правда? Дай угадаю: ты делал этой сучке массаж? Вагинальный, чтобы подтянуть дряблые мышцы. Спорю на сотку, у неё там ведро. Ты не потерялся в этих широтах, малыш?
Девушка смотрела на гостью во все глаза и прижимала к груди одеяло.
- Знаешь, Энни, давно хотел тебе сказать… - начал Дейв, вставая. – От твоих словечек у меня порой уши вянут. И это одна из причин, почему мы не можем быть вместе.
- Серьёзно? – рассмеялась Анна и переложила туфлю в другую руку. – А я думала, проблема в твоём дружке, который встаёт через раз и после долгих уговоров.
Она не рассчитала, что Уотерс так быстро отреагирует на её слова и не успела уклониться от кулака, мелькнувшего в воздухе. Удар был такой силы, что гостья чудом удержалась на ногах и, не глядя, замахнулась единственным оружием, какое у неё было. Она била куда попало, и в конце концов ей удалось загнать Уотерса в угол, а самой выскочить в коридор. Схватив сумку, девушка выбежала за дверь, сорвала с ноги вторую туфлю и понеслась вниз, слыша ругательства в спину.
- Вот же тварь, а, - бормотала Аня, рассматривая синяк под глазом. – Нет, ну не пидор?
М-да уж, в таком виде домой показываться нельзя, устанешь объяснять матери, в какую историю она успела вляпаться. Отцу её внешний вид тоже вряд ли понравится. Нет, домой она точно сегодня не пойдет – надо придумать, у кого отсидеться, пока фингал не сойдет. Подумав немного, Климова достала телефон и позвонила сестре – предупредить, чтобы её не ждали к ужину.
- Ты точно в порядке? – Настя спрашивала, наверное, в десятый раз, и Анна невольно улыбнулась такой заботе.
- Нормально всё, не переживай. Подумаешь, маленький синяк. Пройдет за пару дней.
- Андрей знает, что ты к нему приедешь?
- Конечно. Разве я похожа на человека, который сваливается как снег на голову?
- Нет… - протянула сестра; в её голосе звучало сомнение. Уж она-то знала, что в запале Анна способна на многое.
- Скажи родителям, что я обязательно приеду домой на выходные. Ну придумай что-нибудь, ладно?
- Конечно.
- Только не вздумай сказать им про Дейва! – предупредила Анна, перебегая дорогу перед автомобилем, который выехал из-за угла дома.
- Лучше умереть, - ответила сестра, и девчонки дружно рассмеялись.

Волков или спал, или оглох. А может, его просто не было дома, но Климова продолжала упорно жать на звонок. Наконец звякнула щеколда, дверь открылась, и на пороге показался заспанный хозяин.
- Привет, Волков. Попить не найдется? А то так есть хочется, что и переночевать негде, - заулыбалась девушка, но улыбка померкла, стоило парню протянуть руку и снять с неё солнцезащитные очки.
- Только ничего не спрашивай, ладно? Андрей, ну пожалуйста, можно я у тебя сегодня останусь? Обещаю не мешать, не занимать надолго ванную и накормить тебя завтраком.[nick]Анна Климова[/nick][status]твоя Кошка[/status][icon]http://sg.uploads.ru/kJgqa.jpg[/icon]

Отредактировано Georgy Klimov (28.05.2018 21:04:13)

+1

3

- Мия, подтолкни мне ключ на двадцать, - Андрей лежал на топчане с прикрученными колесиками, аккурат под ходовой новой машины, которую только пригнал из Мексики. За эту малышку обещали хорошие деньги.
По капоту постучали три раза. Мия, сестра Пита, была от рождения немой, но талантливой девушкой. Она многим разрисовывала машины, привнося краски в ночную жизнь дорог, когда эти стальные, с боевой раскраской кони мчались по дорогам Манхэттена. Она бегала хвостом за старшим братом. Сначала тайком, потом наотрез отказалась оставаться дома, где была вечно пьяная мать. Когда мастерская разрослась, появился второй этаж с огромной комнатой, девчонка там сделала ремонт, заставила парней купить диваны, столы и стулья.
- На кой черт нам это? – прорычал Пит, когда они с Андреем тащили наверх диван. – Пиво я и на капоте не плохо пью.
В его затылок прилетела бумага, на что парням пришлось остановиться и прочесть «Это не гигиенично».
- А там прям гигиена на каждом шагу. Не смеши меня, Мия.
- Ладно, давай быстрее, я хочу еще выспаться.
Вот так и в мастерской появился дом.
Закрутив последнюю гайку, Волков понял, что если не поедет домой, то уснет под машиной. Дикая усталость свалилась на плечи, едва они пересекли границу. Где-то затрещал телефон.
- Мия, глянь, кто там звонит.
По машине ударили пять раз. Мама. Андрей, уезжая за машинами, всегда оставлял телефон дома, беря с собой лишь тот, на котором стояла связь с посредником и парнями, кто составлял ему защиту на всем протяжении пути. Приезжая иногда забывал включать аппарат. Но за всем следила Мия, не давая парням совсем потерять связь с реальностью.
- Да, мам, привет…. Ну как где, катался в соседний штат на концерт…. Не слышала? Жаль, в следующий раз возьму тебя с собой. Тебе понравится, - Андрей боготворил свою мать, хотя та и не была ею в биологическом смысле. Чей он и кто его настоящие предки, предельно четко озвучил Георгий Александрович, в душе парня эти новости ничего не изменило. Отец и мать те, кто воспитал. – Ел, конечно. Мия подтверди, - та закивала, - мам, она кивает. Да, правда, ел. Я завтра заеду. Тут чайник один тачку загнал….. Как папа?... Я соскучился. Завтра ты обнимешь нерадивого сына, обещаю. Торжественно, - отсалютовал гаечным ключом, звонко попадая на бетон. – Я где? А мастерской. Нет мам. Не вздумай приезжать. Сейчас дам Мию будешь с ней разговаривать…. Я тоже тебя люблю.
Распластавшись на полу, Андрей лыбился как накуренный мухоморами идиот. Он не помнил своей матери. Есть фотография в комнате, но не больше. Об отце воспоминания были куда смышленые. Андрей не помнил, чтобы он с ним играл. Был всегда озабочен и мрачный. А потом появилась тетя Лиза и дядя Дима. Запихали его вещи в сумки, в три коробки уместили игрушки и повели его к машине. Отец так и не вышел к нему.
Детство было самым лучшим, что маленький Андрей Волков вскоре стал все реже и реже вспоминать отца, а потом его черты вовсе стерлись. В новом доме было весело. Было с кем поиграть. Правда эта с кем играть, была еще та зануда. Чуть что ревела, что он у нее отбирает игрушки. Потом лезла драться и топтать его грузовики, отламывая, как слон, колеса. Однажды, не выдержав, Андрей скинул Аню в бассейн. Та чуть не утонула. В углу он стоял сутки. А та  бегала вокруг и показывала язык. А потом что-то случилось. Мама стала мрачнее тучи, отец куда-то все бегал. Но что мальчику казалось странным – исчезла тетя Нина, которая всегда баловала всех печеньем или вареной сгущенкой. Малая тоже стала тихая, все жалась по углам, а баба Клава обнимала их обоих и плакала. Андрея резко отдали в сад-школу. Он не хотел, орал А почему эта никуда не идет, но его вели, не слушая. Потом он там нашел друзей, и уже вытащить оттуда была проблема.
Кое-как оттеревшись от мазута и масла, Волков переоделся. Домой. Одно желание уткнуться в подушку и проспать сутки. Главное не забыть поставить будильник, чтобы успеть перед заездами к родителям заскочить. А то мать точно отца настропалит приехать.
- Эндрю, - в мастерской раздался голос Вайцеховского Пашки, который был поставщиком деталей. – Слушай с предками развод полный. Пустишь переночевать. Но я не один.
- Только не храпеть, привет. Линда салют. Чего опять хотят родичи?
- Как всегда Неуч, неблагодарный.
- И где косяк кроется? – у него предки были учителями. И просто так не орут. Хотя нет, его родители просто так не орут. А тут поучения на каждом шагу, и пофиг им, что Пашка уже к четверти жизни подобрался.
- Мать презик нашла под кроватью. Говорил Линде не забудь.
- Ага, а чего это я сразу, - девушка улыбнулась. – На чьей натягиваем?
- Началось, - парни ответили хором.
Дома, пошарив в холодильнике, они перекусили и свалились спать. Пашка и Линда на полу большой спальни, а Андрей на кровати, подгребя под себя подушки. Что-то назойливо вонзалось в его голову, сквозь сон. Волков ворочался, затыкая уши подушками. Но тут его толкнули и он понял, что это был звонок в дверь. Кого принесло? Поплелся открывать, держась рукой за стену. На пороге стояла Анька.
- Привет, - Андрей держал дверь рукой, пальцами второй пытался разлепить глаза. Его ни капли не трогало, что стоит он в одних боксерах с слегка напряженным от сна бугром меж ног. Открыв один глаз, он увидел, как из-под края очков плывет синяк. – И кто наградил? Куда опять тебя занесло?
Он впустил девушку, закрывая дверь.
- Вопрос остался открытым, - если он дает крышу над головой, то и перед ее предками отвечает головой. А пойди, докажи, где она схлопотала по моське. Нет уж, пусть колется. – Нам надо еще два часа сна. Найдешь на кухне чего пожевать.
Андрей упал на кровать и тут же задрых, словно Анька и не приходила, а он не просыпался.
- Волков, вставай, - ну вашу ж мать. Андрей отвернулся от голоса и зарылся в постель глубже. – тетя Лиза звонила три раза.
- Надеюсь ты не снимала трубку, - пробубнел откуда-то издалека.
- Эндрю, кофе стынет.
- Анька ты всех разбудила. Пашка, ты встал?
Парень промычал. Протянув выставленный указательный палец в сторону двери, молча приказал убраться отсюда. Было больно. Стояк был нереальным, хоть иди и спускай. И показывать это девчонкам не стоило. Порой возбужденный член не помещался на длину трусов.
Кое-как успокоив свою плоть, Волков в шортах прошаркал на кухню.
- А теперь села и рассказываешь. Кто, за что и как мне отмазать тебя сегодня перед предками. Ань, давай, че как не родная.

[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://sd.uploads.ru/kbmf5.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

Отредактировано Nina Klimova (21.07.2018 22:23:34)

+1

4

Когда Ане было два года, мама привела к ней белобрысого мальчишку и сказала, что они могут поиграть вместе. Надеясь, что малышня скоро подружится, Нина ушла, оставив детей одних.
Аня, насупившись, рассматривала незнакомого мальчика и крепко прижимала к себе любимую куклу. Тот тоже молчал, а потом плюхнулся на траву и принялся катать  по газону машинку с большим красным кузовом.
Через десять минут площадку огласил громкий рёв, на который сбежались все домашние Климовых. Оказалось, Аню так очаровал грузовик, который принёс Андрей, что она потребовала отдать игрушку ей. Получив отказ, девочка не придумала ничего лучше, как треснуть несговорчивого гостя куклой по спине. Не ожидавший нападения Волков сначала растерялся, а потом боднул обидчицу головой в живот. Аня шлёпнулась на попу и выдала такой вопль, что перепугала всех в доме.
С тех пор дочка Климовых не отставала от младшего Волкова и всюду ходила за ним по пятам. Война между ними не утихала ни на минуту, и Андрей не раз спрашивал себя, отправляясь в угол за очередную драку, почему этой мелкой  всё сходит с рук? Сама же первая лезет, а чуть что отбегает в сторонку и начинает реветь, как будто это её обидели!
А когда родилась Настя, стало еще хуже. Теперь сёстры напару таскались за Волковым,  отжимали у него машинки, как заправские гопники, в полной уверенности, что ничего им за это не будет, и разрисовывали фломастерами. Андрей стоически терпел, но порой срывался, и тогда девчонкам приходилось несладко: побросав игрушки, они с визгом и криками удирали от него по саду.
С возрастом отношения между ними изменились; став подростком, Анна забыла о куклах и заинтересовалась модой и косметикой, а Андрей по непонятным причинам держался поодаль от Климовых. Он по-прежнему заходил в гости, но чувствовалось, что ему хочется поскорее уйти. Аня думала, это оттого, что он считает себя достаточно взрослым, чтобы общаться с теми, кто младше него. Ему с ними скучно, вот и всё. Но именно Волков однажды помог ей добраться домой, когда она перебрала со спиртным на вечеринке, и её стошнило на клумбу.
А потом он съехал от родителей, и их встречи стали совсем редкими. Анна скучала по приятелю, но не видела смысла навязываться. Если бы он хотел с ней общаться, нашёл бы способ видеться чаще. А раз не выходит на связь, значит, не очень-то оно и надо.
- Ладно, мамочка, я  всё поняла, - покивала девушка, заходя в квартиру. В прихожей валялась чья-то обувь, в том числе женская, и Климова с запозданием сообразила, что своим появлением могла расстроить приятелю планы на вечер.
- Ты не один? Надеюсь, я не помешала?
Оставив туфли в коридоре, она пошла следом за хозяином вглубь квартиры. Волков молчал – как видно, спал на ходу. Пользуясь случаем, Анна разглядывала татуировки у него на теле: изображение орла на правой руке доходило до самой шеи, на левой лопатке какое-то слово на латыни, значения которого она не знала, а сзади на бедре набит рисунок медведя.
- Хорошо, - покладисто согласилась гостья, сворачивая на кухню. – Буду сидеть тихо, как мышка.
Андрей ушёл, и девушка оказалась предоставлена самой себе. Спать не хотелось, зато желудок напомнил голодным урчанием, что в последний раз она ела утром, и с тех пор у неё во рту и маковой росинки не было. Она наугад открыла несколько навесных шкафчиков, изучила содержимое и со вздохом закрыла. Макароны, крупа, какие-то консервы. В холодильник она заглядывать не стала и, отыскав упаковку картофельных чипсов, с довольным видом плюхнулась на диван.
В доме царила тишина. Сунув пустую упаковку в мусорное ведро под раковиной, Аня решила, что сидеть одной скучно и отправилась на разведку. Не найдя никого в гостиной, она заглянула в спальню. Спавший на полу парень мощно храпел, лёжа на спине и раскинув руки. Рядом свернулась девушка, которую Климова уже видела раньше – они общались всего раз, но первое впечатление было приятным, и Аня была бы рада возобновить знакомство.
Значит, ничего она Волкову не испортила, он просто привёл к себе друзей и оставил на ночь. Уже неплохо. Притворив обратно дверь, Анна вернулась в гостиную и уже собиралась лечь и подремать, но вспомнила, что забыла снять макияж. Оставив сумочку на столе, она пошла в ванную. Фингал, который поставил ей Дейв, выглядел отвратительно. Посмотрев на себя в профиль, Климова пришла к выводу, что в ближайшие дни ей придётся работать в маске, чтобы скрыть этот кошмар. И ни в коем случае не показываться в таком виде родителям! Отец-то, может, и промолчит, а вот мама прицепится с расспросами  и не успокоится, пока не заставит Анну всё ей выложить. Она понимала, что мать беспокоится, но временами ей казалось, что родители здорово перегибают палку. Анне хотелось свободы, чтобы испытать удовольствие от жизни, а приходилось постоянно отчитываться, где она, с кем и когда приедет домой в следующий раз. И Волков туда же: что случилось, откуда синяк. Придётся всё ему рассказать, но это завтра, а пока можно постоять под горячим душем и ни о чём не думать, просто выкинуть мысли из головы…

Её разбудил телефонный звонок. Приподнявшись на локте, девушка заспанно огляделась, но долго не могла обнаружить источник звука. Андрей оставил мобильный на столе, и пришлось сползти с дивана, чтобы выяснить, кто звонит. После третьего раза Анна решила, что пора идти будить остальных.
Её одежда осталась в ванной, взамен она взяла футболку хозяина квартиры, которая доходила девушке до середины бедра. Тапочки тоже куда-то исчезли и, не тратя время на поиски, Анна прошлёпала в спальню босиком. Народ потихоньку начал просыпаться. Пока ребята по очереди ходили в ванную, Климова успела сварить кофе и наделать сэндвичей.  Поздоровавшись с друзьями Волкова, Анна уселась на диван и подобрала под себя ноги. Попытка завязать беседу окончилась неудачей и, чувствуя неловкость, все трое молча пили кофе.
К моменту, когда на кухне появился сам хозяин, Климова осталась одна. Выспаться ей не удалось, и от этого слегка клонило в сон. Однако нужно было собираться и ехать в клуб на репетицию. Вечером у неё выступление, а номер всё еще сыроват, и хотелось его отработать.
Поняв, что увести разговор в сторону не получится, гостья поставила перед Волковым наполненную до краёв чашку, а сама устроилась напротив на стуле.
- Поссорилась с парнем. Он трахал какую-то шлюху на нашей кровати, я завелась и воткнула ему каблук в задницу, - Анна беззаботно пожала плечами. – А он меня ударил. Ерунда, со всяким может случиться.  Отсижусь у тебя, потом поеду домой. Что? Андрей, это всего на пару дней. Ну сам подумай, могу я в таком виде показаться маме? Она меня еще месяц никуда не отпустит.
Вздохнув, Анна пересела к нему на колени и обвила за шею рукой.
- Андрей… ты меня даже не заметишь, честно. Я  попросила Настю сказать родителям, что к концу недели железно буду дома. Сегодня у меня выступление в клубе, вернусь поздно, а завтра могу помочь тебе убраться в квартире. Не прогоняй меня, Волков, пожалуйста. Мне правда некуда идти… - попросила она, целуя парня в щеку.
Помахав на прощание друзьям Андрея, которые ждали в гостиной, Климова упорхнула в ванную одеваться и краситься. Времени было достаточно, она успевала к началу репетиции и могла не торопиться.
Анне нравилась её работа, она с детства мечтала танцевать, и родители записали девочку в танцевальную студию. Кто бы им тогда сказал, что их белокурая дочурка подрастёт и выберет не спортивные или бальные танцы, а стрип-данс. К счастью, Нина до сих пор оставалась в неведении, а Егор, узнав обо всём, постарался обеспечить безопасность дочери, чтобы она могла танцевать, не рискуя подвергнуться сексуальным домогательствам. Он устроил Аню к хорошему знакомому танцовщицей в ночной клуб «Вижн» – элитное заведение, которое посещали очень состоятельные люди. Правила клуба запрещали клиентам требовать от девушек сексуальных услуг, но несмотря на это, конфликты всё же бывали. Некоторые предпочитали не платить огромный штраф владельцу клуба, а договариваться с танцовщицами напрямую, что тоже не приветствовалось, но и не возбранялось.
К двум часам Анна приехала в «Вижн» и застала девчонок за прогоном основной программы шоу. С коллегами у неё были ровные отношения, они не ссорились и не устраивали друг другу мелкие гадости, как это часто бывает в их среде, но Климова явственно ощущала неприязнь к себе со стороны товарок. Она хорошо знала причину: её считали любовницей хозяина, не догадываясь о настоящей подоплёке их отношений. Алексей Иванович Савельев заботился об Анне, выполняя просьбу её отца, Георгия Климова – своего друга и давнего партнёра. Конечно, об этом никто не знал, но всё равно слышать ядовитый шепоток за спиной и сплетни было обидно и неприятно.
Ближе к концу репетиции в зал вошёл Савельев и поманил к себе Анну. Поправив волосы, выбившиеся во время быстрого танца, Климова спрыгнула со сцены и подбежала к мужчине.
- Добрый вечер, Алексей Иванович.
- Здравствуй. Ну, как ты? – Савельев улыбался, любуясь её раскрасневшимся лицом. – Готова произвести фурор сегодня вечером?
- Конечно, Алексей Иванович!
- Молодец… Так, а это что такое? – заметив синяк, который Аня не слишком удачно замаскировала тональником, хозяин клуба нахмурился. Он взял девушку за подбородок и приподнял ей лицо, осторожно коснувшись тёмного пятна, проступившего под слоем косметики. 
- Ерунда. Я закрою лицо полумаской, и всё.
- Болит? – перебил тот, поглаживая большим пальцем скулу, и смущённая Анна отвернулась,  делая шаг назад. Савельев уронил руку и сжал пальцы в кулак.
- Говорю же, ерунда. Извините, я пойду – мы с девочками  хотели еще порепетировать, пока время есть.
- Да, конечно, иди.
Проводив её долгим взглядом, Савельев достал телефон и набрал номер Клима.
- Здорово. Не помешал? Да, это насчет твоей дочки. Кто-то её избил.
- Хорошо, - ответил Егор, наблюдая в окно за женой: они с Лизой решили разбить в саду еще одну альпийскую горку и никак не могли выбрать для неё место. – Я разберусь.

К концу рабочего дня Аня с трудом стояла на ногах, а гости всё не желали расходиться и с разрешения владельца уже четвёртый раз вызывали девушек исполнить отдельные номера на бис. Уйдя со сцены, Климова первым делом скинула туфли и прошлась по коридору босиком. Остальные девчонки выглядели и чувствовали себя не лучше; все чертовски устали, поэтому молча переодевались и уходили, махнув на прощание рукой.
На улице Анна, к своему удивлению, снова столкнулась с Савельевым, который ждал её, опираясь о капот своей машины.
- Собралась? Садись, отвезу тебя.
- Алексей Иванович… - замялась девушка. – Это лишнее. Вы не беспокойтесь, я вызову такси.
- Зачем? Скажи адрес, куда ехать, и я тебя отвезу. Или ты боишься? Ань… серьёзно? – Савельев чуть прищурился и недоверчиво покачал седеющей головой. – Меня боишься?
Анна почувствовала угрызения совести. Савельев дружит с её отцом, заботится о ней, опекает как родную, а она так себя ведёт.
- Извините, пожалуйста.
- Не надо извиняться, - остановил тот и открыл перед ней дверцу авто. – Садись.
Девушка послушно забралась в салон «доджа», и тот рванул с места, взвизгнув шинами как самая настоящая адская кошка.

Высадив её на Четвертой улице, Савельев не стал сразу уезжать и дождался, пока Анна зайдёт в дом. Взбежав по ступенькам лестницы на седьмой этаж, она поправила коротенькие шорты, врезавшиеся между ягодиц, и позвонила в дверь. Через полтора часа наступит новый день, и Андрей наверняка спит без задних ног, но она не могла иначе попасть в квартиру. Придётся его опять разбудить.[nick]Анна Климова[/nick][status]твоя Кошка[/status][icon]http://sg.uploads.ru/kJgqa.jpg[/icon]

Отредактировано Georgy Klimov (14.11.2019 22:27:50)

+1

5

- Будешь ерничать, постель найдешь с той стороны двери, - отмахнулся Андрей, шаркая босыми ногами, на автопилоте крался к заветной кровати, с которой Анька его подняла. Если бы не Пашка, черта с два Волков бы проснулся на звонок. Слишком сладко ему было. – Помешала…. Спать. Иногда ты мне напоминаешь не мышку, а кошку, которой наступили на пушистый хвост. Отрубаюсь…
Порой ему было сложно отмазать себя в глазах родителей, когда приходил домой с подбитым глазом, свезенными костяшками пальцев или алеющей, как знамя победы повстанцев, щекой. Вообще, Волкова все называли добрым медведем. Андрей все решал мирно, или его просто побаивались. Но даже так, помогало обойтись без кровопролития. А уж если вам захотелось посмотреть, что значит русский Эндрю злой, то лучше не становитесь причиной этой самой злости.
Почесав подбородок, заросший двухдневной щетиной, парень облокотился на стену и продел палец сквозь ручку кружки. Тяжелый взгляд сверлил сияющий синяк под глазом Климовой. Ему хотелось и ей дать по заднице, чтобы не лезла под руку другим, и хотелось провести по нему пальцем. Почувствовав, что сидеть становится не комфортно, Волков развалился на стуле, вытянув ноги.
- Угу. Ссора с парнем. Как же мне сказать твоей матери? Предложишь варианты? – он отпил кофе, потянувшись за соблазнительным бутербродом, из которого будто виляя и дразня, торчала его любимая колбаса. Воткнув в мягкий хлеб зубы, Андрей прикрыл от наслаждения вкусом глаза. – Я слушаю дальфе, - прикрыв рот кружкой, пробурчал, жуя. На каблук в заднице он сжался. Так, значит если что каблуки ей поотломать. А то мало ли, загребут дурну голову в участок за «кройку и шитье» живой плоти.Надеюсь, у него там не будет гангрены. Со всяким…. – задумчиво произнес Волков, смотря на Аньку с ее огромными глазами, жалостливо смотрящие на него. – А это идея. Сдать тебя тете Нине. Может, поуспокоишься. Ань, - поставив кружку, Андрей оперся о стол, - ты можешь хоть прописаться здесь, но понимаешь в чем дело, мне мой мозг еще нужен. А едва я покажусь дома, а предки узнают, у кого ты обитаешь, мне его съедят ложкой. Судя по тому, как эта «роза» начинает цвести, я не уверен, что двумя днями мы обойдёмся. Ладно, позову Мартину, пусть тебе примочки что ли поделает. Да, это уникум. Она столько раз спасала меня от шанса быть «убитым» моей матерью, что я готов ее боготворить.
Едва закрыв рот, Андрей с тихим свистом, посмотрел на спорхнувшую к нему на колени Аньку. Сделав вид, что его ни в одном месте не колебают ее голые ноги, едва прикрытые его же футболкой, Волков вновь принялся завтракать, облокотившись о плечо своей новой-старой соседки рукой, держащей кружку.
- Не замечу, - Ага, если только ты будешь в тулупе и шапке ушанке, перемотанная платком бабы Клавы, что хранился у моей матери. На такое чучело уж точно я не посмотрю и не замечу. – Настя уже профессиональная сказочница. Представляю, как она будет умело смазывать лыжи у мужа. Хорошо, - кивнул, лишь бы слезла с колен. Он уже не знал как лучше, чтобы слезла и увидела стояк, или сидела и чувствовала. – В субботу я отвезу тебя домой. Кажется, там ужин намечается. Сегодня уточню у матери. А на счет уборки, поймал на слове. Че ты раньше не пришла, мне пришлось самому тут ползать. Добро пожаловать в берлогу. Будет пугать медведь  - кричи, а то он спит крепко.  Дадада, я знаю, что я душка.
Андрей рассмеялся, когда его щеки коснулись Анькины губы. Какое же облегчение, когда девушка упорхнула в ванную. Волков согнулся пополам и пару раз выдохнул. Если так дело дальше пойдет, я буду кончать, не снимая трусов.
Выпроводив Пашку и Линду, договорились, что в десять встретятся на перекрестке трех сисек. Так Пит прозвал один участок ночной трассы, где когда-то были найдены три силиконовые сиськи. Почему три – никто так и не понял. Зато улица приобрела иное название и не надо сто раз пояснять, где ты хочешь встретиться. Дождавшись когда Аня займется вплотную баррикадированием ванны, Андрей пошел в комнату, чтобы убрать кровать и кое-как прибраться.
Отказавшись слушать, что она доедет сама, Волков молча указал на машину и сел за руль. Напевая под нос песню из олдскульного прошлого своего отца, молодые люди быстро докатились до клуба, где Анька танцевала.
- Топай, а я поеду «клеить» тебя перед предками. И это, давай без второго синяка, договорились? – подмигнув девушке, парень нажал на газ и с визгом скрылся за поворотом.
В доме явно были гости. На подъездной дорожке стояла машина отца и дяди Егора, впереди всех машина тети Нины. Но что больше его удивило, так это увидеть тачку, что он недавно пригнал из Панамы. Открыв дверь, Андрей сидел и рассматривал машинку. Интересно, кому он ее притащил с другого островного континента.
- Андрей, - Лиза выпорхнула на улицу, спешила обнять своего мальчика. – Наконец-то приехал.
- Маааам, - Волков вылез и сгреб хрупкую женщину в свои объятия. Никому в жизни он так не будет, наверное, благодарен, как своим родителям. – Я скучал. Честно.
- Верю-верю, - Лиза поцеловала сына в щеку и потребовала, чтобы тот ее отпустил. – Раздавишь, медведь. Девушек тоже так тискаешь?
- Не скажу, - рассмеялся Андрей, и обнимая мать, повел ее в дом. – Мам, а это чья машина. Что-то такой ни у кого не припомню.
- Так это дядя Игорь приехал с семейством. У мужчин сегодня партия в бильярд. Забыл, сегодня вторник.
- Ничего себя, завидую. Тачка отпад.
- Пойдем, отец заждался. Поговорить же ему не с кем. А я уже надоела.
- Кому ты там надоела? – Дмитрий вышел на порог, прищурившись. К старости, Карась стал хуже видеть, и чтобы не носить очки, хорохорился, щурясь. – так кому, признавайся.
- Тебе, - Лиза рассмеялась, когда муж жадно ее поцеловал, совершенно не обращая внимание на стоящего рядом сына. – Сладкая моя.
- Родители, я вас люблю, - улыбаясь во все тридцать три зуба, сиял Волков.  – Георгий Александрович, - протянул свободную от объятий с матерью руку, чтобы поздороваться с Климовым. – Тащусь возвращаться домой.
- Ну, так и заползай, - ответил Анькин отец, - составишь компанию нам на бильярде.
- О нет, у меня встреча.
- Как? Ты опять сбежишь, как Золушка! Дим, скажи ему.
- Неа, как Золушк. Все, кормите меня.
- Весь в отца, - Лиза, говоря так, понимала, что все поймут в какого именно. Андрей привычками и повадками был поразительно похож на молодого Карася. – Иди мой руки, а хочешь искупайся.
- Если я сейчас лягу откисать, то засну. Не, заплыв в мои планы не входит. А вот поторчать в отцовской фирменной душевой не откажусь. Теть Нин, - поцеловав подошедшую мать Ани, Андрей постарался скорее самоликвидироваться. Но увы…
- Скажи, Аня у тебя ночевала? – позади из-за угла показалась Настя, пожимая извиняюще плечами. Потом Климова-младшая закивала.
- Нуууу да. Скучно мне. Простите за похищение дочери, но от ее сэндвичей я оторваться не могу. Вот наемся и тогда привезу вам ее обратно.
- Передай ей, что я помню про то, что она в субботу должна быть дома.
- Теть Нин, прибежит, обещаю.
Он просто кайфовал, сидя в бильярдной, смотря из-под ресниц, как мужики резались в русскую. Женщины сидели в гостиной, смеясь что-то рассматривали. Тут была и жена Смирнова, и Махмуряна. Через мужей, американки стали русскими, понимая менталитет этой Семьи. А может это его мать и тетя Нина так на всех влияли? По плечу постучали.
- О, привет Игорь, - пожал руку сыну Смирнова. – Как оно?
- Да нормально. Слушай, ты сегодня гонять едешь?
- Есть такие планы, а что? – Андрей отпил безалкогольного пива, закусывая сушеной воблой. Откуда тут рыба с родины его родителей, остается только догадываться. Но это было нереально вкусно. – Решил скинуть адреналин?
- Тачку хочу присмотреть.
- Кстати, погоди, дядя Игорь, - Волков окликнул увлеченного Танцора, - откуда тачка?
- Там уже нет. Понравилась?
- Ага, пятьсот лошадок, шведский фильтр на заказ, пару баллонов окиси азота на вспрыск каждые пять секунд. И ходовая как часы.
- Погоди, - мужчины уставились на парня, - откуда такая осведомленность?
- Да так, вижу машины как рентген.
- Твоя работа что ли? – Карась присел на стол, затягиваясь сигаретой.
- Вот этими пальчиками перебранная.
Говорить и пригнанная им же, Андрей не стал. Пусть считают, что он слепой и работает по наивности, потому что ему это жуть как нравится.
- А сколько запросили за нее? Интересно, насколько меня Арчи кинул?
- Почти шесть нулей, - Андрей присвистнул. Прилично из его кармана отжал этот урод. – Но она стоит своих денег, летает, пчелка.
Только Климов прищурившись, смотрел на Волкова, что-то в своей голове прогнозируя.
Распрощавшись с предками, Андрей забрал с собой Смирнова и укатил на встречу. По пути написал смс Аньке «Дома не ищи, езжай сразу на пятую улицу. Найдешь Анхелику и встанешь рядом. Я скоро буду». С улицы трех сисек, они рванули на окраину города, где уже собирались участники сегодняшнего заезда. Правда, планировалось несколько, но Андрей сам хотел прокатиться в одном.
- Бадди, - крикнул он своему другу, который следил за справедливостью в ставках. – привет. Знакомься, Игорь. Мой брат.
- Русский? – Бадди ударил пятерней по протянутой ладони Смирнова, затем зацепил пальцы о его и дернул. – Иииихорь. Эндрю, а как проще?
- Никак. Игорь. Ничего выучишь. Мартина тут?
- Неа, Мэт сказал она заболела. Кашель.
- Черт, она мне нужна. Ладно, заеду потом. А Киллан объявился?
- Неа. Ты получается без штурмана.
- Я поеду, - отозвался Игорь, рассматривающий машины. – Слушай, вот такую подогнать можешь?
- Какую? - Андрей положил руку на плечо парня и посмотрел туда, куда тот тыкнул пальцем. – А отец одобрит?
- Да, сказал денег подкинет.
- Так мы сегодня на азарте. Круто! Сколько ставим и на кого?
- Ясень красен на нас с тобой. Пятьдесят штук. К пяти.
- Да ты ходячий банк, - Андрей присвистнул. – Откуда бабки?
- Да так. Поспорил с одним, что перестреляю его в тире. Выиграл.
- Споемся. Пошли, надо красотку разогреть мою. Бадди. Ставки принимаешь?
- А как же!
- Сто штук на нас с братом, один к пяти.
- Охренеть! – заругался Бадди по-русски, - таких бабок не поднять.
- Ну тогда последний отдает тачку. Правил никто не менял. Вот видишь ты уже почти говоришь на моем языке.
В гараже одного из домов стояла Ласточка, которую волков собирал ночами для себя. Машина была эксклюзивом и на нее многие пускали слюни. Разгон за две секунды, в поворот буквально вливается.
- Лови ключи, выгонишь. Почуй, что значит кошечка под тобой. Пойду кое-кому позвоню.
Прикурив, Андрей стал набирать номер Климовой, которая должна уже закончить свои танцульки. Но в ответ тишина и голос Абонент не абонент. Черт, ладно. Надеюсь ты смс читать умеешь.

[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://sd.uploads.ru/kbmf5.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

Отредактировано Nina Klimova (21.07.2018 22:23:01)

+1

6

Когда Волков не открыл и после пятого звонка, девушка насторожилась. Она же ясно сказала, что работает вечером и вернётся поздно. Андрей что, пропустил её слова мимо ушей? Покивал и ладно? Отлично, мать вашу, просто отлично! Постояв перед запертой дверью, Аня в сердцах стукнула кулаком по деревянной обшивке и сморщилась от боли.
Ну и что теперь делать? Ночевать под дверью на коврике и ждать возвращения хозяина? Она что, собачка? Оставался еще один вариант, последний. Ощупав прическу, девушка вытащила из волос «невидимку» и присела на корточки перед замком. Она не была опытной домушницей и слабо представляла себе технологию, поэтому еще минут десять безуспешно ковырялась заколкой в замочной скважине. Поняв, что ничего у неё не выйдет, Климова уселась на перила лестницы и уставилась на свои туфли. Волков, козёл, неужели не мог позвонить или написать, что не планирует ночевать дома? Сиди теперь и жди его.
Покусав губы, Анна полезла в сумку за телефоном, чтобы выяснить, который час. На экране высветилось с десяток пропущенных вызовов, и среди них один звонок от Андрея. Сообщение тоже было от него. Мысленно извинившись перед приятелем за козла, девушка помчалась вниз, на бегу набирая номер Савельева.
- Алексей Иванович, а вы далеко?
- Нет, рядом. В чём дело, Ань?
- Мне нужно кое-куда срочно доехать, поможете?
- Да не вопрос, спускайся.
«Додж» Савельева стоял на том же самом месте, а водитель ждал Климову, положив руки на крышу автомобиля. Увидев бегущую к нему девушку, он шагнул ей навстречу и схватил за плечи.
- Ань, не лети. Что случилось?
- Алексей Иванович, понимаете, я сейчас живу у друга, думала, он дома, пришла, а дверь закрыта. Он мне написал, где его искать, а я только сейчас заметила сообщение. Забыла, что выключила звук на телефоне. Простите, пожалуйста, что гоняю вас туда-сюда. Мне ужасно неудобно вас просить, но…
- Это тот друг, который тебе фонарь поставил? – перебил мужчина, и Климова отрицательно затрясла головой.
- Нет-нет, это не он. Я Андрея с детства знаю, мы выросли вместе. Вы что, он женщину никогда не ударит, - Аня улыбнулась, вспоминая здорового, как медведь, Волкова, его огромные ручищи и неизменно добрую, насмешливую улыбку.  Она не представляла Андрея злым, и даже когда они ссорились и дрались из-за игрушек, он ни разу не ударил её всерьёз, не обозвал и не пожаловался на неё родителям. А ведь порой они с сестрой вели себя хуже некуда, внаглую отбирали у Андрея машинки, которые ему покупал отец, и воровали детали Лего. У Волкова в комнате был собственный конструктор, и тётя Лиза каждые выходные ездила в торговый центр за новыми деталями, чтобы он мог построить  город. Девочкам не разрешали ничего трогать и водили посмотреть, как продвигается строительство. В конце концов Ане это надоело. Обида в ней пересилила восхищение фантазией архитектора и его трудолюбием. Накануне они с папой смотрели фильм про Годзиллу, и девочка решила, что разрушать города – это весело.
На Андрея было больно смотреть, когда он  обнаружил руины на месте мегаполиса. Расследование показало, что Годзилла действовала не одна, ей помогала Мотра – монстры объединились, чтобы не оставить от города Волкова камня на камне. Аня помогла младшей сестре нацепить крылья бабочки, купленные для спектакля в детском саду, куда ходила Настя, и они вместе побежали крушить и ломать.
Остаток дня обе хулиганки провели, стоя в углу. Пришёл Волков, таща ведёрко мороженого, шлёпнулся на диван, включил телек и принялся есть, не обращая внимания на девчонок. Сёстры обиженно сопели, слушая громкое чавканье, но приходилось молча страдать и терпеть. Отец лишил их сладкого на неделю, велел бабе Клаве вынести из детской все игрушки, разрешив оставить  младшей дочери только любимого слонёнка, без которого та не засыпала. У Ани отобрали даже Кузю – лохматого плюшевого зайца, с которым она не расставалась. Она кричала, ревела и топала ногами, но отец не стал ничего слушать и мама его поддержала. Ане не вернули её друга, зато заставили помогать Волкову восстанавливать разрушенный город.
- Ладно, уговорила. Но у меня одно условие.
- Какое? – Анна оглянулась, держась рукой за дверцу машины.
- Жрать хочу, голодный как волк. Давай заедем куда-нибудь и перекусим. Лишние полчаса дела не решают. Идёт? – Савельев подмигнул.
- Алексей Иванович, - девушка засмеялась и положила подбородок на крышу «доджа». Савельев стоял по другую сторону машины и ждал. – Сейчас всё закрыто, придётся вам до утра поголодать.
- Да что ты говоришь… - прищурился мужчина. - Сейчас я сделаю один звонок, и всё у нас будет в лучшем виде. Ну что, составишь мне компанию за поздним ужином?
- Скорее, за ранним завтраком, – задорно ответила Аня, устраиваясь на переднем сиденье и застёгивая ремень безопасности.
- Тогда говори, чего бы тебе хотелось, - предложил её спутник, доставая телефон.
Девушка задумалась, постукивая указательным пальцем по губам.
- Манную кашу с комочками, блинчики с мёдом и чай.
Выслушав её, Савельев расхохотался, кивнул и завёл машину. По дороге он действительно кому-то позвонил и договорился, что они подъедут через десять минут. 
Несмотря на бессонную ночь, Анна чувствовала себя удивительно бодрой, хотелось петь и дурачиться. Протянув руку, она включила радио и прибавила звук. С разрешения водителя Анна с удовольствием закинула бы ноги на приборную панель, но постеснялась просить об этом Савельева.
Место, куда её привезли, не выглядело знакомым. Климова вообще нечасто бывала в ресторанах,  обходя вниманием высокую кухню. Ей нравились простые блюда, которые можно при желании есть руками – сэндвичи, хот-доги, пицца - не рискуя запутаться в обилии столовых приборов. Эту привычку девушка переняла от отца: Егор Климов тоже не любил, когда по обе стороны от тарелки лежит несколько вилок. Одна ложка, одна вилка и нож – всё, хорош, погнали. А мама та вообще ела из одной тарелки с мужем, но в отличие от него знала, какая вилка для чего нужна.
В маленьком уютном зале было пусто, единственный официант исчез, проводив гостей к накрытому столику и сняв крышки с тарелок.
Анна зачерпнула кашу и поднесла ложку ко рту. Почувствовав комочек манки на языке, она прикрыла глаза от удовольствия. Наблюдавший за ней Савельев слегка улыбнулся и занялся своим стейком. Он всему на свете предпочитал хороший кусок мяса средней прожарки с гарниром из овощей или  картофеля.
- Вкусно?
- Почти как в детстве, - призналась та, отодвигая пустую тарелку и аккуратно наливая жидкий мёд в блюдечко.
- Вроде всё уже перепробовал, даже саранчу жареную есть доводилось, а вкуснее нашей отварной картошки со сливочным маслом ничего не знаю.
- Алексей Иванович, а можно вопрос? – спросила Анна и высунула язык, стараясь поймать янтарные капли, вытекающие из свернутого блинчика.
- Задавай.
- А как вы с папой познакомились?
Савельев помолчал. Не говорить же девочке, что  у них с её отцом многолетнее взаимовыгодное сотрудничество. Помимо ночных клубов, разбросанных по всей стране, он владел также сетью подпольных борделей. Все поставки туда шли через Клима.  Взамен Савельев, носивший кличку Меценат, предоставлял своему партнёру помещения для съёмки порнофильмов. Разумеется, ничего этого Анне знать не нужно.
- Нас твоя мама познакомила. Спроси у неё, она расскажет.
Кивнув, Аня положила в рот остатки блинчика и вытерла пальцы салфеткой.
- Чувствую себя колобком, - пожаловалась она, выбираясь из-за стола.
- Хочешь, чтобы я тебя докатил до машины?
- Ой, нет, спасибо, дядь Лёша, я как-нибудь сама! – рассмеявшись, Анна выскочила на улицу и с наслаждением вдохнула прохладный утренний воздух. Город еще спал, улицы пустовали, и не было слышно привычного шума, который создавали машины и люди. Пожалуй, этого немного не хватало.
- Ну что, поехали искать твоего приятеля? – спросил Савельев, садясь в машину.
Анна назвала адрес и растеклась по спинке сиденья, прикрыв слипающиеся глаза. Она не заметила, как заснула, и очнулась, когда водитель негромко произнёс: «Просыпайся, приехали».
- Что? А… спасибо, Алексей Иванович, - она широко зевнула, забыв прикрыть ладонью рот. Савельев достал сигареты и опустил боковое стекло.
- Знаешь хоть, куда идти?
Аня пожала плечами и вылезла из машины. Неподалёку тусил народ, разбившись на небольшие группы. Похоже, тут все друг друга знали. Ну и кто из них Анхелика?
- Алоха, дядя, - рядом с «доджем» остановился крепкий паренёк с коротким ирокезом и наколотой на лице римской цифрой тринадцать. – Клёвая тачка. Погонять приехал?
Савельев глубоко затянулся и оглядел парня.
- Я смотрю, вечеринка в разгаре. Какие ставки?
- Давай по десятке для разогрева.
- Идёт.
Оставив своего спутника, Анна направилась к ближайшей компании и спросила, не знают ли они, где ей найти Анхелику.
- Посмотри около гаражей, вроде, она там была.
Поблагодарив за помощь, девушка заковыляла дальше, хотя ей еще что-то кричали в спину. Угол дома подпирали несколько парней, разглядывая выстроившиеся в ряд автомобили. Завидев выходившую из гаража девушку в джинсовом комбинезоне и надетой задом наперёд бейсболке, Климова побежала к ней.
- Привет, - выдохнула она, останавливаясь и хватая опешившую девчонку за руку. – Ты Анхелика?
- Ну, предположим, - с опаской протянула та. - А что, есть проблемы?
Помотав головой, Анна достала телефон, нашла эсэмэску Волкова и показала той.
- Понятно, - хмыкнула Анхелика и потащила Климову за собой. – Держись меня, подруга, Эндрю скоро подойдет.

"Додж" Савельева

http://s3.uploads.ru/t/GDlvN.jpg

внешний вид Анны

http://s7.uploads.ru/t/irQy3.jpg

[nick]Анна Климова[/nick][status]твоя Кошка[/status][icon]http://sg.uploads.ru/kJgqa.jpg[/icon]

Отредактировано Georgy Klimov (28.05.2018 21:03:41)

+1

7

Забросив телефон в нижний карман на штанах, Андрей постоял немного, размышляя, что свалившаяся на голову Анька была и проблемой, и желанной соседкой. Скучал он по ней. Здорово порой вечерами посидеть перед теликом, не давать своими комментами ей смотреть, ржать, когда плакать надо, повернуться к ней скорчить плаксивую морду и напроситься на пожалеть. Правда Климова жалеет тоже как-то по-своему. Мама делает это по другому. Махнув проходящим мимо парням, Волков перекатился с пяток на носки, развернувшись, пошел к стоящему возле его машины Игорю.
- Ну что? Как тебе моя ласточка? – с гордостью произнес Волков, положив руку на плечо Смирнову. – Урчит, как ручная. А если ее погладить, так вообще будет слушаться с первого щелчка коробки.
- Ты как о женщине, - Игорь усмехнулся. – Но мне по душе та, что я показал.
- Просто так нам ее не получить. Но если ты готов рвать когти вперед, то можно бросить вызов Кевину.
- Рвать когти это что, толкать тачку твою, подгонять?
- Зачет! – Волков рассмеялся. Любил он юмор. А у Смирнова был он тонким. – Слабо?
- Не, я лучше буду ее гладить, если покажешь где.
- Так, линия старта там, где мы оставили мою Рычалку. Веди машину туда, а мне надо с парнями перекинуться парой слов. И это увидишь Аньку, скажи, чтобы стояла рядом с тобой.
- Климову? Она тут?
- А где ей быть, коль ночует у меня. А меня как видишь дома нет. Если конечно она смс видела.
- Настя тоже тут?
Волков остановился и пристально посмотрел на Смирнова. Улыбка расползлась по небритому лицу Андрея.
- Ай ай, что я вижу, мой друг, - словно ругал парня за то, что видел искры при слове Настя. – Да вы никак влипли.
- Также как и ты. Ладно, я понял, ее тут нет.
- А чего я то? – Волков крикнул в спину Смирнову.
Игорь был частым гостем в доме Климовых. Конечно, Андрею от сестер доставалось больше и чаще, особенно за них, но это не мешало расти родными друг другу и близкими по духу. Игорь, когда приезжал с отцом и матерью, чаще присоединялся к Волкову в своих играх, но каким-то чудесным образом подключал девчонок. Андрей часто гонял тех от себя, но Смирнов вновь их притаскивал.
- Нравится с девчонками таскаться, таскайся.
А Анька с Настей шпионили за мальчишками, подсматривали, утягивали из под носа какие-то игрушки, зная, что им они понадобятся, а значит придут к ним. А там можно и навязаться в игру. Чаще так и получалось.
- Анхелика где? – Волков скинул толстовку, натягивая кевларовую майку поверх футболки.
- Да ее какая-то девчонка нашла и они ушли.
- Ага, маленькая, в коротких шортах?
- Вроде, беленькая.
Андрей накинул рубашку и быстро пошел к машине, за рулем которой же сидел Смирнов. Значит Анька приехала. Это хорошо, хоть дорогой дергаться не буду. Но если бы он знал, что на финише его ждет куда более худшее решение ее приезда сюда. Игорь остановил машину. Андрей посмотрел в открытое окно и не понял.
- Че за старикан нарисовался? – открыв дверь, Волков спускает ноги на землю, но выходить не торопится, приглядываясь к стоящему возле красного доджа мужчине.
- Так это, он привез Аньку.
- А где Климова сама? – Игорь словно почуял неладное, вышел из машины и оказался рядом с Андреем.
- Не дури, сейчас Аня отыщется, все и узнаем.
- А похоже, что я дурю?
Увидев Мо, Андрей попросил друга отогнать машину, на которой приехал в сторону, и если что, а что это копы, уехать на ней в безопасное место. Мортен Кинг, его единомышленник. Они ночами перебирали угнанные машины, на троих с Питом перебирали движки. А если уж намечались гонки, то готовили тачки. Но соперниками никогда не выходили на старт. Это было братское обещание. Где носило Анхелику он не понял.
- Первый заезд, - крикнула Топа, виляя бедрами, пошла к старту. Андрей приподнял брови, когда увидел как незнакомец садится в машину и потихоньку на малых оборотах пробирается по «тоннелю» среди толпы к линии начала гонок. Подойдя к Барту, Волков посмотрел на лист. – Чувак на красной машине. Интересно, имя кто-нибудь спросил?
- Эндрю, он бабки поставил и ладно.
Участникам объяснили про трассу. Подключили их навигаторы к управлению с пульта, где была запрограммирована трасса. С той стороны дороги показалась Анхелика, а рядом с ней шла Климова. Андрей, было, пошел навстречу девушкам, как Аня остановилась и с улыбкой что-то сказала мужику на красной тачке. Ладно, подождем. Он знал, что если Климова нагрянет, его мир начнет качаться. Когда-то покинув родительский дом, Андрей сбежал от Аньки, от своих юношеских заскоков на ее счет. Она забылась. Но до тех пор, пока Волков не переступал порога отцовского дома. Девочка росла, созревала. И в один из дней в его мозгу бабахнуло! Все повыползало опять, стало болеть, мариноваться и Волков уезжал, не объясняя причин. Потом в душе натерся мозоль. Он отпустил.
- Мы в третьем. Ну что, пойдем, вызовем на бой того, чью тачку ты хочешь.
- Давай лучше бабла срубим, а я потом куплю.
- О нет, брат. Мне хочется адреналина.
Анька отошла от машины. Топа выгнулась в спине, сдернула с себя лифчик и махнула руками, давай старт. Мия сидела на капоте машины брата и смотрел на небольшой экран, где попеременно меняясь местами катились к финишу два машину.
- Угощусь, - Волков отобрал у девушки леденец и сунул себе в рот, откусывая палочку. – Ну че там?
Мия быстро набрала на планшете ответ и протянула его Волкову.
«Каши делает его. Но у доджа радиус поворота меньше. Если чувак дожмет к повороту Каши, то обойдет его».
- Как давно ты стала разбираться в тачках и искусстве управления ими? – Андрей боднул слегка Мию в лоб своим лбом и пошел навстречу идущей Ане. – Ты умеешь читать, Климова? Удивила, - обнял девушку и поцеловал ту в макушку. – Кто тебя привез? Ты знаешь, я чужаков не люблю. А вдруг он коп, подсадная утка? – выслушав Аню, Волков смотрел на нее, прищурившись. – Говоришь не коп, и что твои предки его знают? Аргумент.
Ему заехали по затылку чем-то твердым.
- Какая су… Мия, это обязательно? Больно. – Она ткнула его в мониторчик. – Додж обошел его на повороте? – Мия закивала. – Поздравляю, Климова. Твой сопровожатый выиграл гонку. Смирнов, давай иди к Бадди. Погоди Ань, - отпустив Климову, Волков пошел к своей машине, - вот, загони карту трассы. И это, вытяни синюю точку.
- Чего?
- Увидишь. Синию!
Игорь махнул Аньке, скрываясь в толпе. Волков же остался на месте, смотря на собравшихся. Увидел Алекса, вечного соперника. Когда они сталкивались в одном заезде, то все начинали орать У кого длиннее. И именно его тачку захотел себе Смирнов. Андрей чувствовал, как в крови повышается градус адреналина. Объявили победителя первого заезда, и Топа повела второй на старт.
- Так, ты сидишь тут. Мия за тобой присмотрит. И не говори, что ты не маленькая. Кстати, Мия, это Аня Климова.
«Зануда и классная девчонка?». Он перехватил планшет, прежде чем Анька сунула туда нос. Удалил сообщение и скривился Мии в ответ.
- Ань, это Мия. Наш аэрографист. Я просто прошу, сиди тут рядом с ней. Анхелика придет. Эти две самые преданные болельщицы. Поняла меня? – Климова кивнула, - вот и умница.
Обняв ее, Волков поцеловал в макушку, опуская глаза вниз. – А тебя лифчики носить не учили? Или потеряла по дороге?
Чувствительный толчок острого Анькиного локтя позабавил парня.
- Смотри на экран, а мои сиськи оставь в покое.
- Ой ой, они ж так и зовут, - прошептал тихо ей на ухо, чтобы никто не слышал.
- Давно?
- Вот щас начали. Слышь кричат прям.
Второй уехал на трассу. Мия показала монитор. Волков только вскинул взгляд вперед, увидев хвосты машин. Это битва титанов. Пит зараза законспирировался, и Мия смолчала.
- И ты молчала! Он верхний поршень подтянул? – беспокойно спросил у сестры своего друга, та кивнула в ответ. – Ладно.
Не отпуская Климову, отобрал монитор, встал следить за гонкой. Пит проигрывал на прямой всегда. На какую бы машину его не посадили. И если войдет на малый вираж первым, то возможно вырвется. После поворота трасса сужалась до одной полосы одностороннего движения. А там и финиш. Он не заметил, как положил подбородок на макушку Климовой и пальцами поглаживал ее волосы, гипнотизируя две точки.
- Да! Мия, гуляем! Выиграл твой брат. Ух, завтра пива упьемся.
«Да вам прям повод нужен!»
- Неа, от события лишь объемы меняются.
Он знал, что Мия болезненно воспринимает все, что связано с алкоголем. И тут же извинился. Вернулся Игорь, показывая красную веревочку, на которой висела флэшка.
- Ты офигел! Я тебе че сказал! Синюю!
- Детский сад, Волков.
- Не везет мне на красной.
- Суеверия. Пошли.
- Сиди тут. И чтоб никуда. Если копы накроют, Анхелика и Мо тебя заберут. И прошу, без самодеятельности.
Взяв у Смирнова ленту, вставил в навигатор. На экране Мии отозвался красной точкой. Больше не существовало ни Ани, ни других ребят. Только он и трасса. Машина плавно вышла на старт. Кевин стоял в окружении двух близняшек мулаток. Волков вышел и пожал ему руку.
- Ну что, сделаем вас. Уууу, у тебя новый штурман. Ставлю тачку, что обойду тебя.
- Не я тебе это предложил.
- Эй! – Бадди сорвался с места, почуяв неладное. – Уговора не было. Сегодня только бабки.
- А ты не волнуйся. Эндрю тоже ставит тачку… свою.
Волков расплылся в улыбке. Толпа, почуяв жаренное, стала напирать, замыкая круг вокруг водителей. Игорь оказался рядом. Их спасало, что русский понимали тут трое – Смирнов, Волков и Климова.
- Не глупи. Баблом возьмем. Не ведись.
- Тут принцип, брат.
-Он на принцип, мы на пеперть?
- Бабушка на двое сказала, - протянув руку, скрепил уговор. – В машине лежит майка кевларовая. Надень. Под рубашку.
- Это же против ножевых ранений!
- Да, так надо. Ань, я что тебе сказал!
- Херня творится, Волков. Это чувствуется. Игорь, что он задумал?
- Не спрашивай.
- Эндрю, - показался Пит, - ты зарубился с ним? На тачку?
- Ага, - подмигнул одной из мулаток. Кевин всегда бесился, когда трогали его двух баб. – Уведи Аньку.
Больше он не слушал никого. Что там говорила Климова, все шло мимо ушей, в которых кровь бушевала сотней гейзеров. Сев в машину, Волков посмотрел в зеркало заднего вида. Климова смотрела на него, готовая битой отходить. Уж кто кто, а она не любила быть в неведении. Стукнув по крыше, объявляя свою готовность, Андрей посмотрел на Смирнова.
- Ты чокнутый.
По вискам Волкова поползли капли пота. Тело, как пружину, закручивало, делая одним сплошным внимательным «глазом». Надавив на газ, прислушался к мотору. Топа вышла на середину дороги, тоже посмотрев на Ласточку.
- Заезд третий. Тачка на тачку.
Все загудели, и тут Климова поняла, что произошло. Рука плавно лежала на рычаге коробки передач. Пальцы чувствовали кожу руля, стянутую крашеной бичевой.
- О повороте предупреждай за пару рыков движка.
- Ладно.
Смирнов понимал в машинах, и, прикрыв глаза, постарался в себе воспроизвести звучание мотора. Не просто так Волков дал ему доехать до всех на своей Ласточке. Топа взмахивает платком и сорванной с себя рубашкой, как с места срываются два автомобиля. Толпа ринулась следом, замыкая линию старта. Откинув подлокотник, Волков нащупал кнопки управления вспрыском.
- Квартал и поворот, - прокричал Смирнов, не отрываясь от монитора.
Андрей молчал, сосредоточенно выворачивая руль, перекрывая линию обгона Кевину. Шины еще не разогрелись, и давать себя обогнать было просто нельзя. На перекрестке, они разъезжались. Уходя в поворот, Волков скинул газ, выравнивая колеса, как тут же газуя, едва не взлетел над асфальтом.
- Что это за крестик!
- Открытый колодец! Где?
- На правой стороне! И сразу потом на левой! Мы не успеем увернуться!
Волков передернул рычаг, тормозя за счет двигателя, выворачивает руль, уходя на тротуар. Нажав кнопку, тут же сложил зеркала, чтобы не сбить, промчался между зданиями и деревьями.
- Сколько еще?
- Давай!
Они с визгом выскочили на дорогу, оказываясь в ста метрах от поворота на девяносто градусов.
- Врости в сидение!
Смирнов уперся ногами под приборной доской, рукой упираясь в потолок. Хотелось зажмуриться. Волков отпустил педаль газа, уходя на нейтральную, рванул ручник. Машину повело в противоположную сторону, выводя в поворот. Тут же заурчал двигатель, и они вновь помчались по дороге.
- Километр до финиша.
- Где Кевин?
- Он…. Сейчас, по третьей едет. Ему осталось метров восемьсот. У него, что трасса короче?
- На синей всегда везет, я же говорил.
Но на красной последние триста метров были по прямой, когда с синей на двухстах выворачиваешь только. Андрей подгладил баллоны с закисью азота.
- Скажешь, когда будет оставаться сто пятьдесят.
- А если он будет впереди?
- Мне надо сто пятьдесят.
Смирнов кивнул. Последний поворот. Они едва не перевернулись. Но Волков открыл дверь и свесился над асфальтом, выводя машину на все 4 колеса. Послышался двигатель Горгульи, тачки Кевина.
- Андрей! Готовься. Он выворачивает.
- Слышу.
И как по указке, перед ними мелькает хвост машину соперников. Волков ехал прямо, не давая Кевину понять своего маневра. Судя по обугленности выхлопной трубы, закись он уже потратил.
- Сто восемьдесят.
Андрей виляет вправо, слегка отставая от Кевина, заставляя того опешить и засмотреться, освобождая ему дорогу. Щелкнули три кнопки, и машину рвануло вперёд со страшной силой. Парней вдавило в сидение так, что казалось, лёгкие продырявят ребра. Майка стягивала грудь, не давая той шевелиться. Тут Смирнов понял, зачем она. Флаг в шашечку мелькнул перед лобовым стеклом.
- Ну что? – расслабленно ведя машину до поворота, Волков рукой сжал плечо Игоря. – Поздравляю тебя с тачкой.
- Это невероятно. Я думал, что все проиграли.
- Выиграли.
- Ласточка и правда.
Они приехали на финиш. Все кинулись поздравлять. Мия и Анька оказались впереди всех.
«вы чуть не перевернулись!»
- Откуда ты знаешь? – Волков усмехнулся, обняв Мию, тут же ловя Климову.
«Видно, как точку дернуло».
- Мы с тобой завтра об этом поговорим. Не надо всем рассказывать. Эх, Анька, ты все пропустила.
Кевин готов был всех подавить. Волков едва не отбросил от себя Климову, кинулся на напирающую тачку. В прыжке оказался на капоте, слегка продавливая его своим весом. Ничего, все равно ее пересматривать. Кевин опешил и остановился, а Андрей спрыгнул.
- Умей проигрывать. Тем более тебе досталась трасса короче.
- Я требую перезаезда!
- Ээээ нет. Проиграл, будь добр признать это.
- Бабу на бабу!
- Чего? – у Волкова не было бабы, чтобы ставить. Да и не торгует он своими.
- Вон ту, - показал на Климову.
- Охренел! – Волков взревел, кидаясь на соперника, сваливая на асфальт. – Вкатаю сука!
Он замахнулся и врезал в челюсть Кевину. Мало кто мог подобраться к Волкову и не получить в лоб. Пит протолкался сквозь толпу, и бросился на Андрея. К нему подключился Смирнов.

[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://sd.uploads.ru/kbmf5.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

Отредактировано Nina Klimova (21.07.2018 22:22:40)

+1

8

Прежде Климова не бывала на гонках, и для неё всё здесь происходящее было в новинку. Как-то раз родители взяли их с сестрой на скачки, и Аня до сих пор считала этот день самым скучным в жизни. Правда, лошади ей всё-таки понравились, и она разрешила себя покатать. С ней рядом всё время находился отец, а мама держалась в стороне и не отпускала от себя младшую дочь. Настя рвалась к сестре, но для пятилетней девочки в здешних конюшнях не нашлось подходящего пони.
- А ты давно знаешь Эндрю? – спросила Анхелика, пробираясь сквозь густую толпу.
Анна старалась не отставать от своей новой знакомой, потому что знала – потеряться здесь ничего не стоит, а найти хоть одно знакомое лицо уже проблема.
- С детства, - откликнулась Климова, активно работая локтями. Народ продолжал напирать со всех сторон, каждому хотелось оказаться впереди остальных. – Он мне как брат.
- Правда? – удивленно протянула та, бросив взгляд через плечо. Если эти двое и вправду так близки, то почему же Эндрю никогда не упоминал о «сестре»?
- Давай быстрее, сейчас начнётся! – позвала Анхелика, хватая девчонку за руку, и выдернула из толпы туда, где посвободнее.
Стоя в первых рядах, Аня увидела, как к линии старта подкатил «додж» Алексея Ивановича. Заметив девушку, Савельев опустил стекло. Она подошла, улыбаясь.
- Ну что, Ань, порядок? - спросил тот, нагнувшись к окошку. – Встретилась с приятелем?
- Еще нет, но мне сказали, он где-то тут.
- Тебя подождать?
- А вы что, тоже участвуете в гонках?
Савельев усмехнулся.
- Да видишь, вожжа под хвост попала, решил вспомнить молодость.
- Зря вы на себя наговариваете, и вовсе вы не старый, - Анька улыбалась, а в глазах плясали чёртики. Она не боялась, что мужчина расценит её поведение как флирт, потому что хорошо знала Савельева и привыкла видеть в нём одного из друзей отца. Алексей Иванович часто бывал у них дома и подолгу беседовал с мамой об искусстве. Иногда к ним присоединялся Роман Евгеньевич, отец Игоря Смирнова, и тогда посиделки затягивались до глубокой ночи. На Анну разговоры о высоком навевали тоску, зато Настя не отлипала от взрослых и сидела рядом с матерью, развесив уши.
- Значит, думаешь, есть еще порох в пороховницах? – подмигнул Савельев, и Анна звонко рассмеялась.
- Спорим, вы его уделаете, как бог черепаху?
- Ань… - мужчина поманил её пальцем и, когда она наклонилась, сказал, заговорщицки понизив голос: - Имей в виду, если я проиграю, придётся тебя убрать как свидетельницу моего позора.
- Алексей Иванович, - в тон ему ответила Аня, - честное слово, я – могила. Только фотки папе отправлю, идёт?
Оба расхохотались, и Савельев положил  руки на руль. С минуты на минуту должны были дать старт.
- Ты не ответила, ждать тебя или дальше сама?
Почувствовав хлопок по плечу, девушка обернулась. Позади стояла Анхелика, тыча куда-то пальцем. Прищурившись, Аня разглядела в толпе зрителей Андрея, который направлялся к ним, на ходу жал знакомым руки и отвечал на многочисленные приветствия. Похоже, он тут вроде суперзвезды.
- Сама. Всё в порядке, Алексей Иванович. Еще раз спасибо, что помогли.
- Сегодня отдыхай, а завтра жду тебя на работе.
- Конечно. Удачи вам.
Кивнув, Савельев приготовился стартовать, а его собеседница побежала догонять Анхелику, которая устала ждать, когда сестрёнка Эндрю наговорится с водителем красного «доджа».
Очутившись в объятиях Волкова, Анна с облегчением вздохнула и тут же прижалась к нему, по старой привычке уткнувшись носом в грудь. За то время, что они не виделись, Волков еще вымахал и раздался в плечах, оставив позади большинство известных Анне мужчин. Разве что её отец, Георгий Климов, был таким же высоким и мощным, как Андрей.
- Я много чего умею, ты просто не в курсе.
Выпад в сторону человека, который помог ей сюда добраться, вызвал у девушки улыбку.
- Ой, прости, не догадалась спросить у тебя разрешения. Это друг, Волков, а не коп, можешь мне поверить. И папа его давно знает.
Дальше разговор свернул в сторону начавшейся гонки, и Аня заинтересованно уставилась на экран планшета, который держала немая девушка, знакомая Андрея. Ей было спокойно и уютно в руках Волкова, и она сама не заметила, как оперлась на него спиной, позволяя покачивать себя в крепких объятиях.
- Волков, у тебя галлюцинации. Слуховые, - ответила она рассеянно, постукивая пальцами по бедру. Приходилось вставать на цыпочки и тянуться вверх, чтобы разглядеть картинку на мониторе. – Можешь не задирать так высоко? – спросила она спустя минуту и, когда тот не отреагировал, заехала приятелю локтем в живот. Хмыкнув, Андрей опустил планшет, показывая подруге две разноцветные точки, которые стремительно двигались по экрану. До финиша оставалось всего ничего.
Вернулся Игорь, которого Аня, увлеченная перепалкой с Волковым, не сразу заметила. Они обнялись, как старые друзья, и девушка вернулась на прежнее место. Она обрадовалась не меньше остальных, узнав, кто выиграл второй заезд. Мия тоже сияла, явно гордясь победой брата.
Народ снова зашевелился, предвкушая нечто грандиозное. Аня крутила головой, ловила обрывки разговоров, но не могла понять, что их так взбудоражило. Волков разжал руки, отстранил её от себя и повернулся к Смирнову. Похоже, Игорь сделал плохой выбор, и девушка забеспокоилась. Волкову не везёт на красной? Значит, он может проиграть? Она оглянулась на Мию, но та только пожала плечами и уткнулась в планшет.
- Волков, ты следующий? Подожди, я с тобой.
Но Андрей её не слушал и, взяв за плечи, просто усадил на капот рядом с подругой. Подошла Анхелика и заглянула Мие через плечо. Не говоря ни слова, Климова спрыгнула на землю и устремилась к сбившимся в кучу водителям. Андрей возвышался над ним на добрых полголовы, рядом маячил Смирнов. Игорь выглядел поразительно спокойным и собранным, его волнение выдавал только сжатый в полоску рот.
Чувак, с которым разговаривал Волков, уже чувствовал себя победителем. Аньке не понравился взгляд, которым её окатил Кевин – оценивающий и сальный. Так на неё смотрели клиенты в клубе, считающие стриптизёрш проститутками.
Обстановка накалялась, чувствовалось, что парни готовы рвать друг друга всерьёз. Анне передалось всеобщее волнение, и она не отходила от Андрея ни на шаг. Наконец он заметил её и попёр танком. Климова не испугалась и в долгу не осталась.
- Лучше скажи, во что ты ввязался! – потребовала она сердито, наступая на приятеля. Со стороны это выглядело довольно комично: огромный Волков пятится, отходя от худенькой невысокой девчонки, а та не отстаёт, норовя загнать его в угол.
Отмахнувшись, парень пошёл к машине, а следом за ним Смирнов, который ехал с Андреем штурманом. Когда объявили условия гонки, Климова поняла, почему соперник Волкова так взбеленился. На кону не деньги, а тачка, это совсем другое дело.
К ней подошли Мия и Анхелика, и Анна недолго думая отобрала у сестры Пита планшет. Сев на землю, она не отрываясь следила за бешеным перемещением точек на экране. Красная всегда была чуть позади, синяя упорно рвалась вперёд.
- Волков, давай, - шептала девушка, лихорадочно кусая губы. – Ты же не проиграешь этому козлу, верно? Сделай его.
До финиша оставалось не больше сотни метров, и красная точка странно дёрнулась. Мия выхватила у Анны планшет и впилась глазами в картинку. От волнения обе забыли, как надо дышать. Синяя точка осталась позади, и Аня радостно завопила, вскакивая на ноги, готовая бежать навстречу Андрею, когда тот появится.
- Волков, я тебя убью! – закричала девушка, налетев на приятеля ураганом, и повисла у него на шее. – Придурок, ты меня до смерти напугал!
Он не успел ответить, мгновенно реагируя на рёв мотора и визг шин по асфальту. Соперник Волкова влетел на машине в толпу, и от страха Анна крепче вцепилась в Андрея, но была отброшена им в сторону и упала на руки победителю предыдущего заезда. Пит помог девушке подняться, а сам рванул к впавшему в ярость приятелю.
Андрей как с цепи сорвался, и Аня испугалась, что он забьёт этого мудака до смерти. Сразу двое парней, включая Смирнова, старались его оттащить, но им было не под силу справиться с разъярённым Волковым.
- Андрей, хватит! Оставь его!
Видя, что Волков её не слышит, Анна залезла на капот ближайшей машины и закричала, перекрывая весь остальной шум: «Народ, там копы
Анхелика оглянулась и, заметив приближающиеся к трассе огоньки, вскинула сжатую в кулак правую руку, привлекая к себе внимание. Слово «полиция» на многих подействовало отрезвляюще, и в считанные минуты запруженная людьми улица совершенно опустела. Драка остановилась, обе мулатки, сопровождавшие Кевина, куда-то исчезли, оставив его валяться без сознания на тротуаре.
- Давайте, ребята, по машинам, - поторапливал Пит, и махнул своим, чтобы помогли унести Кевина.
Схватив приятеля за руку, Аня потащила его к Ласточке, за рулём которой уже сидел Игорь. Места в салоне хватало лишь на двоих, но девушку это не остановило. Скинув туфли, она села на колени к Андрею и обняла его рукой за шею, чтобы не свалиться во время поездки.
Игорь опешил от такой картины, но промолчал и лихо газанул с места.
- Держи меня, Волков, я падаю, - сонно пробормотала Аня, скатываясь головой по плечу Андрея. Туфли она давно выронила, а ступнями упиралась водителю в бедро. Смирнов изредка на неё косился, но вслух ничего не говорил.
Она почти спала, когда телефон в кармане настойчиво завибрировал.
- Ага… Нет, не сплю. А ты почему  еще не в кровати? В смысле, только вернулась?
От неожиданности Анна широко раскрыла глаза и выпрямилась, заехав Волкову макушкой в челюсть.
- Сейчас пять утра, ты где была?
Настя виновато заблеяла, и её неуклюжие попытки оправдаться выглядели подозрительно.
- Останови машину, - потребовала Климова и нетерпеливо пихнула водителя ногой.
Игорь подчинился и, как только они остановились, Анна выскочила на улицу, позабыв, что она по-прежнему босиком.
- А теперь рассказывай, - потребовала она, плюхаясь на холодную скамейку.
Набрав воздуха в грудь, Настя забормотала что-то о парне, с которым на днях познакомилась. Его зовут Ларри, он студент, учится в Колумбийском университете, третий курс школы бизнеса. Сегодня у них было второе свидание, и оно немного… затянулось.
- Сейчас пять утра, - жёстко напомнила Анна.
- Я знаю.
- Колись, он тебя лапал?
- Мы целовались… - еле слышно призналась сестра, и Аня зажмурилась.
- И всё?
- Честное слово, больше ничего не было. Ань, ну правда. Он хотел, но я… не согласилась.
- Насть, объясни мне одну вещь. Ты идешь на второе свидание и даже не говоришь мне, что у тебя появился парень! По-моему, мы так не договаривались.
- Ты была расстроена неприятностями с Дейвом, а тут я со своей чепухой, - заюлила та, и по её тону Анна поняла, что дело серьёзное. Её младшая сестрёнка, похоже, впервые влюбилась и готова отдать своему избраннику сердце, руку и кое-что еще.
- Настя, не говори глупостей. Ты ведь знаешь, что можешь позвонить мне в любое время, и я сразу приеду. К чёрту парней, мы ведь сёстры!
Настя умолкла, чувствуя себя виноватой в том, что схитрила и утаила от старшей сестры такое важное событие.
- Ань, прости меня, пожалуйста, - робко попросила она.
- Ладно, замяли. Только пообещай, что не дашь ему залезть к тебе под юбку.
Даже не видя Настиного лица, можно было догадаться, что в эту минуту оно полыхает румянцем.
- Мне понравилось с ним целоваться. А если он захочет…
- А если он тебя захочет, - перебила Анна,  - сцепит зубы и подрочит.
- Хорошо, - покорно прошелестели на том конце провода, и старшая Климова перевела дыхание.
- Иди спать, а в субботу я приеду и мы поговорим, ладно?
- Ань, я глупая, да?
- Нет, малыш, ты не глупая, - покачала головой та, жалея, что не может прямо сейчас обнять сестру. – Но я боюсь, что ты можешь довериться не тому человеку, и не хочу, чтобы это случилось, а ты пострадала. Понимаешь?
- Спасибо.
- Люблю тебя.
Попрощавшись с сестрой, Анна вернулась в машину и поджала под себя замерзшие ноги.
- Поехали домой, - попросила она, зевая, и поудобнее устроилась у Волкова на плече.
Игорь не шелохнулся, как будто чего-то ждал. Приоткрыв один глаз, девушка нехотя пояснила: «Настя наконец-то нашла себе парня, и они целовались… Сказала, ей понравилось. Ну поехали, Игорь, поехали…»
В начале седьмого они ввалились в квартиру к Волкову. Смирнов сказал, что отгонит Ласточку в отцовский гараж, а Андрей позже её заберёт.
Пока Аня разбирала вещи, которые взяла на работе, её спутник успел сходить в душ и скрылся в спальне. Натянув на себя вчерашнюю футболку и бросив бельё в корзину, Климова прошлёпала в гостиную и, как накануне, улеглась на диван. Несмотря на огромное желание, уснуть не получалось – было жёстко и неудобно, а еще она вконец замёрзла. Решив, что незачем так мучиться, когда рядом есть удобная кровать и один недогадливый мужлан, которому и в голову не приходит поменяться с гостьей местами, Аня пошла в спальню.
Волков сладко дрых, раскинувшись на огромной кровати. Разозлившись, девушка улеглась рядом на свободную подушку и накрылась куском одеяла. Так было гораздо лучше; она решила придвинуться поближе к источнику тепла, согрелась и скоро уснула.[nick]Анна Климова[/nick][status]твоя Кошка[/status][icon]http://sg.uploads.ru/kJgqa.jpg[/icon]

Отредактировано Georgy Klimov (28.05.2018 21:03:22)

+1

9

- Климова, лучший комплимент от тебя, - рассмеялся Андрей, подхватывая девушку на руки, чмокая в щеку. – Убивай меня, только….
Волков не помнил в тот момент, что его больше взбесило. То, что Кевин тыкнул в Аньку, словно она товар, а он возвращает бракованный и берет следующий и нифига не по скидке, или то, что достал его, и оставалось лишь чуть долбануть в трещину терпения Андрея, как тот сорвется. А уж смешать такой коктейль и тронуть едва ли не святое для Волкова, то получи фашист гранату. Волков не успел увернуться, как по лицу прошелся кулак, заставляя словить искры, а зубам посчитаться. Голову мотнуло так, что Андрей думал все, оторвется. Уворачиваясь от правого удара, он увидел, как к нему ринулся Смирнов.
- Сука! – это хрипел Кевин. Уклонившись от кулака, Волков ударил по корпусу внизу вверх, будто насаживал парня на кулак, - комплимент принят!
Завизжали тормоза. Кевин приподнял колено и ударил Волкова по заднице, что тот скакнул вперед, но вовремя выставил руку.
- Охренел урод! – но Андрея уже скручивали Пит и Игорь, сопя от натуги. Пит пихнул лежащего противника в живот, чтобы тот остыл и не доводил до греха. Все знали, что Андрей за своих порвет на ленточки. Его друзья знали про существование такой девушки как Анька Климова, и не удивлены такой реакции.
- Успокойся! – Смирнов выкручивал ему руку, стараясь на боли привести в чувства. Но тут Анька сориентировалась, вовремя заметив машины жандармов. Пит пихнул Волкова в сторону Ласточки, Мо ухватил Анхелику, побежал к Рычалке, так как своя машина его была на апгрейде, в мастерской. Они заскочили в салон. Аня не дала парням подумать, куда ее сажать, как оказалась на коленях Волкова, подгоняя Игоря, чтобы ехал быстрее. Они петляли по улицам. Как оказалось, Смирнову не впервой такие маневры и знал он улицы весьма хорошо. Но Андрея больше волновала сидящая на его коленях Анька, которую он обнимал, прижимая к себе. Ветер трепал ее волосы, заставляя парня сдерживаться, чтобы не чихнуть от щекотки по лицу. Он задумчиво смотрел на дорогу. Причина его побега из дома сейчас дремала, сидя на нем, совершенно не представляя, что чувствует ее «кресло».
- Держу, держу, - пробасил он хриплым голосом, посмотрев на Смирнова. Игорь то все понял, молча отвернулся к дороге.
Вывернув на крайнюю дорогу, что вела за город, Игорь повел машину по пустым улицам еще спящего города. В машине раздался телефонный звонок, заставивший всех встрепенуться всех пассажиров. Как оказалось звонила Настя. Волков видел как напрягся Смирнов. Но когда Аня потребовала остановить машину и вышла, чтобы не слышали разговора парни, он превратился в скалу.
- Выдохни. Ну, позвонила, чего ты напрягаешься? – Андрей потрепал парня по плечу. Судя по тому, как волновалась сама Аня, произошло действительно нечто из ряда вон.
Волков постукивал пальцами по колену, пытаясь расслышать, что говорила Климова. Но она снизила голос, что-то объясняя сестре. Неужели младшая Климова отчебучила невероятное? Не похоже было на Настю. Волков ее знал как стеснительную девчонку. Вспомнился момент, когда они купались в бассейне, и он стал вылезать, не заметив, что шнурок на плавках развязался.
- Ой, у него попа голая! – закричала Настя. Андрей пошарил рукой и натянул обратно трусы, ныряя в воду. А Анька наоборот подначила, - ну вот, все кино испортил.
Тогда Настя сидела на бортике красная от стыда. И это в ней было всегда. Она стеснялась всего. Даже когда попадала с сестрой в компанию, и кто-то рядом обжимался весьма активно. Впечатлений у младшей было на неделю.
Устроив Аню на коленях, Андрей обнял ее, чувствуя, что та подзамерзла. Но Игорь ждал. А вот новость была не всем равнодушна. Каждый из троих воспринял по-своему. Волкову стало интересно, кто там такой завелся, что Настена потеряла голову, дав себя поцеловать. Игорь газанул, срываясь с места. Андрей пожалел что не поменялся с ним местами. Но парень собрал себя в кучу, домчав их до дома.
- Отгоню машину к отцу.
- Ага, к вечеру скажи, приеду. Удачи, и это, - понизив голос, пожал ему руку, - не дергайся, ничего пока не произошло. В субботу все узнаем. Ты в курсе про ужин?
- Да, отец матери говорил. Ладно, пока.
Едва закрылась за ними дверь, как потянуло спать со страшной силой. Волков быстро искупался и упал спать, оставляя Аню спокойно разбираться со своими делами. Утром он не понял, что мешало перевернуться. На лицо свесилась рука.
- Маааам, я спать хочу.
Сверху промычали, ворочаясь. На шее стало тепло от дыхания, что Андрей проснулся. Медленно повернув голову, носом к носу столкнулся с Анькой. Она сопела, ничего не слыша. Но главное лежала то на нем.
- Климова, - позвал он ее, - я не матрас.
Она отмахнулась, отвернулась, но позу не поменяла. Ну, просто чудесно! Парень двинул ногами, цепляясь о ноги девушки. А она в ответ чуть сползла ,и он почувствовал поясницей, что та без трусов. Аккуратно подстриженный лобок пощекотал ему спину. Его тело отозвалось сразу. Твою мать! Повернувшись на бок, скатил с себя девушку, резко сел. Аня легла на живот, поджимая под себя ногу. Волков посмотрел на нее, на открытые ягодицы, видневшуюся киску, тяжело задышал. Он мгновенно вспотел.
Вода не приносила облегчения. Струйки текли по его телу, а все мысли были в спальне. Он понимал, что такое могло случиться, но не предполагал, что так скоро. Он думал избавиться от Климовой раньше, чем сам вернется в себя прошлого. Но увы. Он провел рукой по напряженному члену. Секса не было месяц. Он хотел позвонить Мишель, но все не досуг. То уезжал из страны, то работы по горло. А теперь Анька. Рука двигалась по стволу, то сжимая его, то отпуская. Пальцами ласкал головку члена, стараясь не сильно рычать. Прикрыв глаза, как в юности, видел Аню крутившуюся возле окна, стягивающую с себя майку. У нее было привычки закрывать шторы. Либо подозревала о том, что Волков смотрит, либо не замечала этого. Его глаза шарили по ее телу, а рука двигалась быстрее, доводя Волкова до апогея. Густая струя выстрелила на стену, вторая, третья. Тяжелые белесые капли стекали по кафелю. Андрей тяжело дышал, прижавшись лбом к руке. Его трясло, но это было от облегчения. И вновь он сдрочнул на Аньку. Ни одна баба не вызывала в нем такого. Либо сразу секс, либо ничего. А тут как запретная зона. Искупавшись, он собрался и ушел в магазин, написав записку «Проснешься, свари кофе. Я скоро».
Он вернулся через час, обнаружив Аню сидящую на диване «прилично» одетую. Аж стало легче на душе. Уже спустить, незаметно не выйдет.
- Привет, - потрепал ее по макушке, - айда завтракать. Я купил шоколадной пасты и свежего хлеба. Еще молока и круасанов с черничным джемом.
- Калориев на сто километров! Я такое не ем!
- Щас прям, топай, давай. Ты мне уборку обещала. Вот и скинешь.
Он смотрел на нее, растянувшись на стуле, откусывая, а точнее отрывая зубами булку. Аня рассказывала про то, что он упустил, уехав из дома. Вспоминали ситуации из детства. Он припомнил ей свой город из лего.
- Он и сейчас стоит построенный. Мама пыль с него стирает. Не дает сломать.
- Да, тетя Лиза говорила, что это твой шедевр. А почему ты учиться дальше пошел?
- Не сложилось. Ума маловато.
Машины были его страстью с детства. А копаться в них образования не нужно. Потом они принялись за уборку. Волков быстро собрал свои носки из всех углов, трусы, закинув с бельем Ани свое стирать. Они дурачились, пели песни, танцевали, изобретая какие-то немыслимые движения. И если у Аньки выходило это как пирог у кулинара шедевром сладким, то Волков по медвежьи топтался, не подходя к девушке.
- Давай, вот так. Ну чего ты!
- Неее, я лучше посмотрю, боюсь, оттопчу тебе ноги.
Лучше бы не смотрел. Он едва сдерживался, чтобы не накинуться на девушку. То прикрывал рукой глаза, то сползал в кресле, расслабляя ноги. А Аня будто не устала. Она поднялась на кресло, поставив ноги между его ногами и ручками, повела бедрами, заставив Андрея задрать голову. Его руки сами потянулись к бедрам Климовой. Вверх. Дальше. Пальцы сильнее сжимали нежную кожу, а потом он дернул ее за пояс шорт, заставляя сесть себе на колени. Оба замерли. Проведя пальцами по лицу девушки, Андрей запустил руку в ее волосы, слегка массируя голову. Глаза едва не сломались от того, как напряженно он смотрел на ее приоткрытые губы.
Его язык смело и бесцеремонно проник в рот Климовой, встречая легкое сопротивление от нее. Но оно исчезло, едва он потянул ее волосы назад, заставляя слегка отпрянуть, а самому Андрею сменить позу на превосходящую, вдавливая хрупкое тело девушки в себя. Ладонью прошелся по ее спине и стянул мешающую лично ему майку. Перехватив ее руку, прижал ту к креслу, сам же другой рукой провел по ее груди, точно по средине, ощущая как стучит ее сердце. Аня смотрела на него, дышала как загнанная в угол жертва. Это щекотало нервы. Придерживая ее за талию, Андрей поднялся, упираясь между ягодицами Климовой членом. Чуть подал бедрами вперед, почувствовал пронзивший его ток. На спине волосы буквально шевелились от предвкушения того, что он добрался до заветного. И это заветное вовсе не против.
Андрей развернул Аню от себя и поставил на четвереньки на кровать.
- Стой! – коснулся губами ее спины, стал спускаться ниже, руками стягивая шорты. Проведя носом по ягодицам, поцеловал бедра девушки, ощущая аромат тела все яснее и ярче. Скользнул пальцами между половыми губами, будто снимал ее влагу, растирая на подушечках пальцев. Аня застонала, ерзая бедрами, стараясь поймать его пальцы. Проведя рукой по спине Климовой, он надавил ей на плечи, прижимая к кровати, тут же аккуратно входя в нее. Он не дал ей возможности понять о себе всего, лишь слыша и чувствуя, как та дернулась. С первого же захода, он заполнил ее всю, сдерживая рык, которым рвалось счастье ощущать ее так близко. – Анька….
Волков начал глубоко проникать в нее, держа девушку в полном обездвиженном состоянии. Он все больше ускорял темп, жестче объезжая ее. Аня стонала так, что у него закладывало уши. Он выгнулся, резко подавшись вперед, задержался в самом высоком положении. Она была так узка, что массировала его собой, доставляя невероятные ощущения. Он перехватил ее за бедра , толкаясь сильно и порывисто, забыв о том, что хотел ее поберечь. Но его несло. Член пульсировал, готовый сорваться и выплеснуться в лоно Ани. – Твою ж мать…..
Он не смог больше сдерживаться и зависнув в ней, кончил мощно, оставляя частичку себя внутри Климовой.

[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://sd.uploads.ru/kbmf5.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

Отредактировано Nina Klimova (21.07.2018 22:22:12)

+1

10

Высадив друзей, Игорь, как и обещал,  отогнал тачку Волкова в гараж, а сам пошел в дом. Было около семи, и мать наверняка встала, а значит, расспросов не избежать. Игорь любил родителей, однако привычка скрывать от окружающих свои мысли и чувства вынуждала держаться от них на некотором расстоянии. Он видел, что своим поведением обижает мать и старался сгладить углы в отношениях с семьёй, но выходило плохо. От отца Игорь ощущал молчаливую поддержку и был искренне ему благодарен за невмешательство в его жизнь. Смирнову не хотелось, чтобы другие знали о том, что творится в его душе, а там совершалась серьёзная и напряжённая работа.
Ему было шестнадцать – дурацкий возраст, когда ты вроде бы уже не ребёнок, но взрослые по-прежнему относятся к тебе снисходительно и советуют еще подрасти, перед тем как высказывать собственное мнение. По своему умственному развитию Игорь далеко опережал сверстников и в нынешнем году заканчивал школу. Он был самым младшим в выпускном классе и, несмотря на успехи в учёбе, находился в положении изгоя. Его никто не воспринимал всерьёз, как равного, одноклассники считали выскочкой и ботаном. Игорь молча проглатывал обиду, еще больше замыкался в себе и обкладывался учебниками, готовясь к поступлению в Принстон.
Его волновало другое – единственный человек, чьим мнением он по-настоящему дорожил, тоже смотрел на него через призму возраста. Поняв это, Игорь пришёл в отчаяние. Результатом стали разбитые в кровь кулаки и перелом лучевой кости  левой руки. Родители и знакомые были в шоке и пытались выяснить причину, но парень наотрез отказался это обсуждать, и пришлось оставить его в покое.
А всё было просто – Игорь влюбился. В младшую сестру Анны Климовой, Настю, которая этого совершенно не замечала. Смирновы бывали частыми гостями в доме Климовых, и Игорь не упускал ни единой возможности оказаться рядом с объектом своей любви, но всякий раз натыкался на вежливое равнодушие и не представлял, как это изменить. Ему хотелось с кем-нибудь поговорить о своей проблеме, но он не знал, к кому обратиться. У Смирнова не было друзей, которым можно рассказать такое, не боясь, что завтра его тайна станет известна всей школе.
После сегодняшнего случая на трассе, когда Волков подколол его Настей, Игорь сначала вспыхнул, а потом сообразил, что можно попросить Андрея помочь. Рассказать ему всё, и пусть оценит ситуацию со стороны. Новость о том, что Настя встречается с другим, привела его в холодное бешенство.
Смирнов знал, где лежит ключ от оружейного сейфа и направился прямиком в кабинет отца.

Проснувшись, Климова обнаружила, что лежит в постели одна. Она с удовольствием потянулась и откинула одеяло, спуская ноги на пол. В квартире было пусто, очевидно, Волков куда-то ушёл, оставив на столе записку. Кофе так кофе, но сначала в душ.
Вода смыла остатки сна, и девушка в полной мере ощутила себя бодрой и отдохнувшей, хоть и легла накануне под утро. Натянув шорты и майку, она пошла на кухню. Когда вернулся Андрей, его ждал горячий колумбийский кофе с щепоткой корицы – этому фокусу Анну научил Роман Евгеньевич, объяснив, что так напиток приобретает особый вкус и аромат.  Взяв свою чашку, она отнесла её в гостиную и включила телевизор. Долго скучать ей не пришлось, и с первым же поворотом ключа в замке Аня вскочила и выбежала навстречу Андрею.
Забрав у него пакет, она заглянула внутрь и наморщила нос.
- Волков, ты обалдел? – спросила Климова, следуя по пятам за хозяином квартиры. – Хочешь, чтобы я стала толстой и неповоротливой как Хелен Шарп в фильме «Смерть ей к лицу»?
Получив в ответ неразборчивое мычание, она уперлась кулачками в бока и скептически прищурилась.
- Андрей, я не стану это есть. Джем, круассаны и… что? Что это? Шоколадная паста? Волков, отдай! Дай сюда, слышишь!
Отрицательно покачав головой, Андрей выставил руку, не давая подруге приблизиться, а когда она кинулась на него, обхватил за талию и точным движением отправил банку на другой край стола.
- Волков, ну ты гад… - шипела Климова, напрасно силясь вырваться из крепких объятий. Она изворачивалась ужом, щипала парня за бока и норовила сползти вниз, но добилась лишь того, что её майка задралась чуть ли не до груди, а Волков даже не пошевелился. Анна видела, что он смеётся над ней и удвоила усилия. 
- Ты же для меня её купил, так отдай!
- С чего ты взяла, что для тебя? – Андрей улыбался, глядя на её раскрасневшееся лицо, и бережно убрал прилипшую к переносице светлую прядь. – Я обожаю шоколадную пасту.
- Никогда не видела, чтобы ты её ел, - парировала та, царапая ноготками обтянутый майкой торс. – Тётя Лиза говорила, что ты не любишь шоколад.
- А ты не слышала, что вкусы могут меняться?
Анна  замотала головой и сделала еще одну попытку дотянуться до вожделенного лакомства. Расхохотавшись, Волков поставил перед ней банку, отвинтил крышку и вложил в руку ложку.
- Лопай.
Анька благодарно заурчала и принялась за еду, зажмурившись от удовольствия. Поглощённая своим занятием, она не замечала, что по-прежнему сидит на коленях у Волкова, а тот обнимает её, поглаживая по спине.
Дочиста вылизав банку и ложку, Климова посмотрела на улыбающегося парня, наклонила голову к плечу и многозначительно подняла палец.
- Я тебе кое-что обещала, помнишь?
Волков медленно кивнул.
- Вставай. Приведем в порядок твою берлогу. – она чмокнула его в колючую щеку и вспорхнула с колен, исчезая в ванной.
Ближайшие два часа они стирали пыль, пылесосили и собирали разбросанное по дому бельё, чтобы отправить его в стирку. Потом Аня включила музыку и, подпевая во весь голос, принялась мыть пол. Волков комментировал, подсказывая, где стоит поискать грязь, а потом с хохотом удирал от разъярённой подруги по дивану и креслам.
Закончив уборку, девушка сделала музыку погромче и поманила к себе приятеля, жестами показывая, что хочет танцевать. Андрей смотрел на неё, улыбаясь, но подходить не спешил, и тогда Анна начала двигаться, не заботясь о том, какое впечатление производит, и позволяя музыке управлять собой.
Волков не сводил с неё глаз, полулёжа в кресле, и она кожей ощущала его раздевающий, ласкающий взгляд. Расстояние между ними постепенно сокращалось, будто невидимая рука подталкивала к нему девушку. Она не обманывала себя, прекрасно зная, что случится дальше.
Когда  Андрей потянулся её поцеловать, Анна невольно отпрянула, но её удержали на месте, не давая разорвать зрительный контакт. Она чувствовала себя кроликом перед удавом, но это не пугало, а наоборот, возбуждало. Кожа горела, стоило ему её коснуться, внизу живота приятно тянуло, и девушка нетерпеливо постанывала, не в силах усидеть на месте. Анне хотелось чувствовать его везде, а Волков будто нарочно дразнил её, блуждая огромными ладонями по обнажённому телу, гладил живот, сжимал ягодицы и бёдра, и она уже готова была его умолять, но почувствовала, что её поднимают на руки и куда-то несут. Под спиной оказался матрас, а затем её перевернули и поставили на четвереньки. По промежности, лаская, проехались жёсткие пальцы, и Анна задышала чаще, подаваясь назад. Но встретила пустоту и разочарованно всхлипнула. Она хорошо представляла, что сейчас видит Волков и жалела, что не может раскрыть себя сама – Андрей придавил её к кровати и не давал шевельнуться.
Было ощущение, что её имеют до самого горла. Твёрдый член долбился в нутро, от мощных толчков колени разъезжались, соски тёрлись о ткань, между ног хлюпало и текла по ляжкам смазка.  Анна стонала в голос, а Волков насаживал её на себя, как будто собирался вытрахать из неё душу.
Она задрожала, слыша его голос и сжимаясь в ответ, чувствуя финальные толчки в пульсирующую матку, и до боли прикусила губу. Андрей кончил, однако все еще был в ней. Аня надеялась, что он ничего не заметил и, приподнявшись, погладила его по руке. Упав на матрас, она легла набок и сжала колени, подтягивая их к груди.
Жар между ног угасал, оставляя после себя привычное ощущение неудовлетворенности. В такие моменты она ненавидела своё тело.
Расслабленно вздохнув, девушка повернулась лицом к лежащему рядом Андрею; встретив его испытующий взгляд, она слегка улыбнулась и провела подушечками пальцев по небритой щеке.
- Поцелуй меня… - попросила Анна, обнимая его за шею и зарываясь пальцами в короткие волосы на затылке. – Еще, Волков. Еще…

Из состояния лёгкой дремоты её выдернул настойчивый сигнал будильника. Приподнявшись, она нащупала на тумбочке телефон и взглянула на дисплей. Через час она должна быть в клубе. Андрей смотрел на неё, обнимая одной рукой за бедра, и ждал.
- Прости. Надо бежать.
Все сборы заняли не больше десяти минут. Заметив, что Волков тоже начинает одеваться, она подошла и прильнула к нему, целуя в плечо.
- Заберешь меня вечером из клуба? Заодно посмотришь шоу… Если захочешь,  - подняв голову, девушка привстала на носочки и потерлась о его подбородок щекой. Кожа в этом месте моментально покраснела. – Ну, пока. Не скучай, Волков.
Помахав на прощание рукой, Анна захлопнула за собой дверь и помчалась к автобусной остановке. Времени оставалось в обрез, но она надеялась успеть.
В клуб Анюта влетела за пятнадцать минут до открытия и сразу же понеслась краситься и одеваться. Она всегда волновалась перед тем, как выйти на сцену, но в первые же секунды страх полностью исчезал, оставляя чувство невероятной эйфории. Ей нравилось видеть обращенные на неё взгляды,  и она с нетерпением ждала момента, когда вновь сможет в них окунуться.
- Вот она, моя звёздочка, явилась… - добродушно улыбнулся Савельев, выходя навстречу Анне. Обнимать не стал, боясь испортить сложный грим – сегодня Анна готовилась предстать перед публикой в облике ненасытного суккуба. На ней были чулки, короткая кожаная юбка и корсет, а голову венчала пара изогнутых рожек. Микки, их визажист, решил, что к образу сексуально озабоченного демона отлично подойдут глаза в стиле «смоки айс» и красная помада, неаккуратно размазанная вокруг рта.
- Вот правду говорят, что красота – это страшная сила, - проговорил Алексей Иванович, поднимая брови и оглядывая девушку с ног до головы. Микки постарался замаскировать синяк у неё под глазом, и нужно было хорошенько приглядеться, чтобы его заметить.
- Я вижу, ты уже готова. Тогда беги.
Девушка кивнула и скрылась за кулисами ждать своей очереди - сегодня она выступала предпоследней.
Со своего места Савельев мог видеть, какое впечатление произвело на посетителей появление на сцене белокурого демона. Анна великолепно вжилась в роль похотливой хищницы, безжалостной охотницы на мужчин, которая способна досуха выжать любого. Она кралась по длинному помосту, высматривая очередную жертву, а мужчины пожирали её глазами, забыв о выпивке и разговорах.
Сидя за столом рядом со сценой, Савельев наблюдал, как суккуб подбирается то к одному зрителю, то к другому, давая им себя рассмотреть, и предупреждающе шипит, стоит только кому-то протянуть к ней руку. Анна уже избавилась от юбки и теперь, стоя спиной к залу, стягивала с себя корсет. Обернувшись, девушка опустилась на пол и легла на спину. Раскинув ноги, она ритмично двигалась, имитируя фрикции, и исчезла со сцены, едва погас свет.
Вернувшись в гримерную, Климова быстро смыла с себя косметику, переоделась и, схватив сумку, побежала в зал. Во время выступления она разглядела в толпе зрителей Андрея и не хотела заставлять его ждать.
- Привет, - выдохнула Аня, подходя к приятелю. – Ну что, как тебе здесь? [nick]Анна Климова[/nick][status]твоя Кошка[/status][icon]http://sg.uploads.ru/kJgqa.jpg[/icon]

Отредактировано Georgy Klimov (28.05.2018 21:03:07)

+1

11

Сдав тест раньше всех, Настю отпустили из класса в библиотеку. Медийные обучающие программы пользовались огромным спросом у школьников. У Климовой был с собой ноут, куда миссис Руперт обещала скинуть шаблоны проектов по биологии. Настя терпеть не могла естественные науки, больше интересуясь историей и искусством. Часто крутясь рядом с матерью, девочка с малых лет лезла в ее дела, просила взять с собой на выставки посмотреть картинки. И вот, учась в выпускном классе, Настя точно решили поступать в Принстон, на искусствоведческий факультет. Уже поданы запрашиваемые документы. Оставалось сдать экзамены и получить аттестат.
- Климова? – Настя остановилась, оборачиваясь. Перед ней стоял совершенно не знакомый парень, тоже явно опешивший, понимая, что окликнул вовсе не Климову. – Прости, обознался.
- Да нет, я Климова.
- А Энн кто тебе?
- Аня моя сестра, старшая.
- Никогда не говорила, что у нее такая чертовски симпатичная сестра. Ларри, - он протянул руку девушке, видя, что та не торопиться сделать тоже самое. Взял ее ладошку и сжал своей рукой. – Я не кусаюсь.
- Вижу, - Настя зарделась. Хорошо, что в коридоре приглушенный свет, и парень не увидел всех красок на ее щеках. – Меня зовут Настя.
- А я подожду тебя возле спортплощадки, Настья.
Улыбнувшись, девушка упорхала по своим делам. Прежде никто не смотрел на нее так, что в душе порхали бабочки, становилось тепло на кончиках пальцев, и ты можешь ими нагреть воду. Настя была застенчивой и скромной. Заметить ее в неподходящей компании было просто нереально. Оттого и друзей было не так много, скорое это просто хорошие знакомые. Белую ворону мало кто понимал. Иногда ее одноклассники обсуждали отвязную вечеринку у кого-то из друзей, делились впечатлениями, а Климова сидела и слушала, завидуя им, ругая себя, что не пошла. Нет, ее зовут постоянно. Но едва девушка подумает, как ей сказать об этом сестре, или отпроситься у родителей, как желание исчезало, растворялось. Аня была против всяких тусовок, и чтобы туда шла Настя без нее. Расстраивать сестру ей не хотелось. Хотя старшая Климова постоянно куда-то бегала. Покончив со всеми делами, Настя пошла к стоянке, совершенно забыв о том, что ее ждут. Когда нет привычки, то забываешь сразу. Положив вещи на переднее сидение, она было уже собралась завести машину, как перед ней стоял Ларри, держа руки в карманах.
- Прости, - извиняясь, Настя вышла из машины, - закружилась и забыла.
- Я так и  понял. Моя машина там. Давай в кафе посидим. Уверен, ты просто обожаешь мороженое.
А почему бы и нет?! Условившись, где они остановятся, молодые люди один за другим выехали на дорогу. Время пролетело как одно мгновение, и Настя спохватилась в десятом часу, что не успеет даже начать проект. Но отрываться от беседы не хотелось. Девушка поднялась, прерывая поток слов Ларри, показывая тем самым, что ей реально некогда и время поджимало. Внутри была готова к тому, что предложения встретиться в другой раз не последует, Климова ошалело смотрела на парня, пытаясь понять – где она сорвала счастливый клеверный лист, что ее приглашают на второе свидание? Пожав руку, Настя быстро вышла и уехала, даже не дав двигателю прогреться, как ее учил отец и Андрей.
А сейчас, в ошеломляющих чувствах, возвращалась домой. Ее пальчики трогали припухшие от поцелуев губы, в голове было пусто и не хотелось ни о чем думать. Ларри подвез ее к дому, долго не отпуская из объятий, норовя сломать сопротивление и руками оказаться там, где вероятнее всего уже горячо и мокро. Но Климова убирала руки с колен, не давала юбке ползти дальше. От счастья, которое ее буквально распирало, Насте захотелось позвонить сестре. Но как оказалось зря. Ане ее утреннее возвращение не понравилось. А сама Климова-младшая расстроилась, что не может принимать своих решений. Хотя нет. Вот приняла. И что? Аня так говорила, потому что завидовала? Ведь у нее проблемы с парнем. А тут сестра нашла себе любовь, да еще какую – красивую, яркую и горячую.
- Хорошо, - прошептала Настя, вытирая слезы со щеки, - до субботы.
Она даже не пошла умываться, просто завалилась в чем была на мягкий плед, обнимая своего зайца. Вряд ли сестра одобрит следующего свидания. Просто проведет расследование, скажет Он тебе не пара и все. Настя откажется куда-либо идти.
- Ну почему я такая дура безвольная?!
Она расплакалась, уснув на мокром от слез зайце.

Волков постарался не свалиться на кровать, отпуская Аню. В голове творилось нечто. Он понимал, что если бы Климова не захотела, не дала. Да и он не стал бы настаивать. Но Анька даже не стормозила его. Значит хотела?! Хорошо, что человек не может проецировать свои эмоции в виде фейерверков. Иначе пришлось бы вызывать пожарных. Тихо опустившись на руках, сдавливая кровать, Андрей выжидающе смотрел на спину Ани, ожидая ее реакции. Ударит? Наорет? Подперев голову, Волков покрутил шеей. Чет все резко стало разваливаться.
Она смотрела так, словно он единственный, кто был вообще в радиусе ста миль. Анька потянулась к нему, и Андрей нежно обхватил ее рукой, скользнул по спине, растопырив пальцы, коснулся края волос на голове. На ее просьбу подтолкнул ее голову к себе и облизал губы девушки, обхватывая затем своими. Оторвавшись, улыбнулся, уголками рта, жадно прильнул к ней. Они так и задремали – Волков на кровати, Анька на нем. Правда потом сползла в сторону, оставляя на парне свои ноги. Андрей водил по ним пальцами, лежа с закрытыми глазами. Уснуть ему не удастся. Слишком сильные эмоции внутри, которые никак не улягутся.
Приоткрыв один глаз, Волков посмотрел на Аню, которая потягиваясь, отключала будильник.
- Прям должна? Кому? Ты что подписала контракт?
Ему вовсе не хотелось, чтобы она сейчас уходила. Да и куда! Внутри стала шевелиться давно забытая ревность. Он отпустил ее, стянув со стула трусы, приоделся, чтобы не щеголять в костюме Адама. Тем более, настрой на такое одеяние уполз. Парень стоял в коридоре, сложив руки на груди, наблюдая за сборами Климовой в клуб. Вроде ничего волнительного он в ней не чувствовал, чтобы понять – ее туда манит калачом и медом. Значит и правда просто работа.
- Хорошо, - успел перехватить ее за руку, чмокнул в шею Аню и показал пальцами Топай.
Едва замок щелкнул, как Андрей оглянулся. У Ани не было с собой вещей, но вон там лежит расческа, тут зубная нить. Зевнув, рыча на всю квартиру, Волков упал на диван, щелкая пультом. Ящик как всегда пестрел диванами-на-магазине, купите-у-нас, рау-шоу. Слушать новости явно не для вечера передача.
- Кабельное, кабЕльное, как тебя заколебать, чтобы ты программу выдало нормальную.
На каком-то детском канале показывали раритетный сериал про губку в штанах, ноющую морскую звезду и какую-то козявку. Андрей в детстве такую ерунду не смотрел, воспитанный на русских мультиках и сказках, а уж сейчас даже для скоротать время не выдержит и пяти минут.
Возле гаража он был ровно в десять. Парни пили пиво, а Мия торчала на верху, откуда слышались звуки сериала.
- У вас весело, - пожав друзьям руки, Андрей налил себе воды. – Ну что, машину Кевина забрали?
- А кто ее выиграл? Куда тебе третью машину то? – Пит растянулся на стуле с мягкой спинкой, отпил глоток пива.
- Брату своему. Ну что вчера пилотом был.
- Кстати, ты не говорил о нем, - Анхелика прислонилась рядом с Волковым, подпирая стену, - такой молчаливый.
- Погоди, - удивленно посмотрел на подругу Волков, - это ж не твой профиль?
- Ну не мой и что? – явный прокол смутил Анхи.
- Откуда такая осведомленность, какой он? – обнял подругу за плечо, - наблюдала?
- Отстань, медведь! – Анхелика наступила на кроссовок Волкова, смеясь, отошла. – Я просто думала, что это Анин парень. А потом вообще запуталась, когда она к тебе прилипла.
- Климова? Я тебя умоляю. Мы все из одной песочницы. Но она не по твоей части, говорю сразу. – Пит встрепенулся, и Андрей его жестко осадил, - не по твоей тоже.
- Понял понял, - они заржали, - машину Кевина угнали на другой конец города. Мо ею займется. Ты так продавил капот, слон, что его рихтовать и править.
- Ладно, я поехал. Завтра увидимся. И это, - показал на ящик пива, - оставьте немного мне!
Ему в затылок попал лист.
- Мия, что за манера в голову бить, - наклонился и поднял листок, - «они сказали, что тебе перепадет больше. Поэтому решили упиться». Таааак, что тут кто думает? – Пит и Анхелика переглянулись. – Слушайте, я устал.
- Ну мы поняли ага.
- Да ну вас черти.
Под бодрое улюлюканье, Андрей рванул с места, выезжая на дорогу, с которой он попадет к клубу, где танцевала Анна.
Вывеска горела разными цветами, что ему пришлось натянуть солнечные очки – глаза буквально разрывало от такого света. Парковаться было негде. И плюнув на все правила, оставил машину возле тротуара, перекрывая пожарный гидрант. Охранник, что стоял на входе, долго его рассматривал. Волков стоял и думал о кусочке тортика. Это всегда срабатывало, когда кто-то вымораживал его пристальными взглядами.
Оказавшись внутри, ему не составило труда увидеть себе дорогу. Возвышаясь на голову над стоящими девушками и парнями, он прокладывал себе дорогу к бару. Краем глаза глянул на сцену. Какая-то девушка извивалась в танце бешенного скунса, готовая выпрыгнуть из своих перьев, которых и так осталось мало. Его не шибко впечатлило.
Стоять внутри толпы воняющей перегаром и спермой было приятного мало, и Волков пошел от сцены прочь, где было более спокойно – на лестницу, ведущую на второй этаж. В приглушенном свете будто исчезали девушки, танцующие на более высоком ярусе. Явно готовилось нечто, раз все вокруг затаили дыхание. Легкая дымка заструилась по полу. Вот ее что-то разгоняет, она взмывается выше и из нее появляется Она. Андрей старался видеть в этом танце просто шоу, мастерство Климовой во владении своим телом, но удавалось это сложно. С чего ты вообще взял что, трахнув ее раз, можешь стоять тут и рычать на всех, кто лапает ее глазами? Ты сам отпустил ее, свалив, а теперь что? Внутренний голос издевался над Волковым, все норовил вывернуть из него остатки самообладания, которое едва не кончилось, когда Анька отбросила от себя юбку. Он провел рукой по лицу, пальцами приглаживая короткую щетину. Когда Аня скрылась со сцены, он услышал позади себя вздох разочарования, так явно рвавшийся громко из мужика.
- Какая цыпа! На БИС!
На **ис! Волков спустился и стал ждать Аню. На сцене вновь началось шоу, но парень не смотрел. Ему хватило. Может если бы Климова была с ним как посетитель, воспринял все иначе. Но сейчас мало приятного видел в этом весьма презентабельном клубе.
- Привет, - притянула ее к себе, и поцеловал в макушку. – В гараже интереснее. Ты надеюсь, оттанцевала?
Явно его ответ был не шибко по душе Аньке, но скрывать свою «симпатию» он не стал бы, хоть под угрозой ее психа и ухода от него. Но Климова все поняла, лишь улыбнувшись. Повернув ее за плечи, перехватил за руку и повел на выход. Охранник попрощался с Аней, смотря на Волкова.
- Садись, - открыл ей дверь и обошел машину. – Я хочу расслабиться.
- Куда мы?
- Увидишь.
Долго им ехать не пришлось. Кинотеатр эротических фильмов находился в пяти кварталах от клуба. Подмигнув, Андрей вышел из машины. Аня явно была заинтригована. Раз уж она оттянулась, то и ему хочется. Только по своему. Он много раз хотел сюда попасть, но одному вовсе не прельщало. Купив билеты на последний ряд, Андрей взял пару бутылок воды. Аня что-то спрашивала, но парень упорно молчал, держа ее за руку.
В зале народу было совсем мало. Кто ходит в кино в первом часу ночи? Упав на мягкий диван, который составляли два сидение, Волков усадил Аню так, что ее ноги перевесились через его бедро.
- Попкорна нет, но думаю, тебе понравится.
Экран замигал первыми титрами, озвучивающим компании, что принимали участия в съемах фильма. Волков сел удобнее, развалившись, прижав к себе хрупкую Климову. Микки Рурк и Бейсингер были неподражаемы. «Девять с половиной недель» был любимым фильмом Андрея. Он пытался сосредоточиться, но запах тела Ани сводил с ума. Медленно, он стал поглаживать ее спину, потягивать за кончики волос, краем глаза наблюдая за девушкой. Она тоже пыталась смотреть, но стоило ей повернуться, как Волков уже целовал ее губы, прикусывая жадно. Язык обводил ее ротик, настойчиво «забаррикадировал» собой выход, что ее язычок метался вокруг его и лишь дразнил. Рукой, обнимая за плечи, Волков спустился девушке под майку, лаская торчащие соски, то проводя подушечками пальцев по ним, дразня и заставляя Климову просительно выгибаться, то сжимал их. Посадив ее рядом с собой, он забросил ее ноги на впереди стоящее кресло, а сам не останавливаясь в ласках, прошелся по ее животу, что трепетал от каждого его прикосновения, вытащил пуговицу на ремне шорт.
- Смотри кино, - прошептал ей на ухо, отпуская из объятий, одной рукой стал ласкать ее между раздвинутых ног, другой расстегнул свои штаны, выпуская каменный член. Поднесся к ее губам ладонь, хрипло попросил, - оближи.
Почувствовав, как ее влажный язык касается его руки, Волков убрал ее, прильнув губами к шее Ани. Он водил рукой по члену, другой то входил в лоно девушки, то возвращался к ее набухшему клитору, который так явно ощущался при касании, что у него внутри было одно желание припасть к нему губами.
- Не пугай людей, тише, тише, - дразнил ее, при этом сильнее и теснее гладил ее клитор. Он не давал ей опустить глаза вниз, увидеть, что он делает, носом «бодал» в подбородок, заставляя поднимать голову. Явно ощущая, как Аня начинала подбираться, вошел в нее двумя пальцами, оставив клитор гореть и ждать, провел языком по очертанию ее скул. Он сам приближался к пику, дроча член быстрее, сжимая ладонь вокруг него, словно тиски. Пришлось чуть съехать вниз, чтобы не испачкать все, переместил палец на клитор и с первой каплей спермы услышал как Анька, ища его губы, застонала, двигаясь по его руке. Он заткнул ее рот поцелуем, не останавливался, доводя обоих до конца. Они целовались как безумные, а его руки медленнее двигались, давая каждому выплеснуться полностью.
- Кино просто улетное, - улыбнулся он, прижимаясь к щеке Ани своим лбом. Они сидели, откинувшись на спинку, совершенно не замечая, что девушка сидела с голой грудью, а парень с голым членом. – Досмотрим? – издевательски произнес он, укусив Аньку за ухо, нежно.

[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://sd.uploads.ru/kbmf5.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

Отредактировано Nina Klimova (21.07.2018 22:21:51)

+1

12

Пока другие отдыхали, Алексей Иванович Савельев работал. Клуб открывал свои двери в девять, и уже через полчаса в помещении было не протолкнуться. Народ с раннего вечера торчал на улице, дожидаясь возможности попасть внутрь. «Вижн» обещал своим посетителям потрясающую шоу-программу и никто не уходил разочарованным. Девушки работали под руководством опытного и талантливого хореографа, сумевшего превратить заурядное действо в захватывающее и фееричное зрелище. Глядя на них, зрители, многие из которых являлись завсегдатаями клуба,  могли убедиться, что в этих стенах стриптиз – не пошлое развлечение, а откровенное искусство.
Пока девушки одна за другой выходили на сцену, владелец заведения наблюдал за представлением, сидя за столиком как обычный зритель. Перед ним лежали бумаги, которые он захватил с собой из кабинета, собираясь выйти в зал. В течение ближайших месяцев Савельев планировал открыть еще один бордель в Нью-Джерси и решал текущие вопросы, связанные с поиском подходящего здания  и подбором персонала. Это будет не просто публичный дом для людей с определённым уровнем достатка, которые стремятся удовлетворять не только свои желания, но и прихоти. Он задумал создать такое место, где его клиенты смогут без страха и оглядки на закон воплощать любые сексуальные фантазии. Желая действовать наверняка, Савельев поручил своему заместителю провести исследование рынка. Вчера он получил отчёт и, ознакомившись с результатами, позвонил Климу и договорился с ним о встрече. Они решили, что Савельев приедет в воскресенье утром, чтобы  обсудить дела. У него не было уверенности, что партнёр согласится принять заказ, и надо было запастись железными аргументами на этот случай.
Когда на сцену поднялась Анюта, Алексей Иванович отодвинул документы в сторону и достал сигареты. Девушка возникла словно из ниоткуда, вместе с туманом, который стелился за ней по полу. Савельева поражало умение Климовой двигаться и преподносить себя зрителям – она завладевала их вниманием с первых секунд и держала до конца, пока не стихнет музыка. Все девушки, работавшие у него, обладали эффектной внешностью и великолепно владели своим телом, отбор был очень жёстким, и бесталанных неумех разворачивали с порога. Танцовщицы выступали по одиночке или парами, в некоторых номерах было задействовано больше пяти человек. Аня нечасто танцевала сольно, и сегодня был тот редкий случай. 
Одному из посетителей захотелось пообщаться с белокурым демоном поближе, о чём он не преминул сообщить приятелю, с которым пришёл сюда.
- Нельзя. Я предупреждал тебя насчёт местных правил. Эти девочки только танцуют.
Тот, кому это было сказано, насмешливо щёлкнул пальцами и, навалившись на стоящего рядом немолодого седеющего мужчину, прокричал:
- Правила придуманы для того, чтобы их нарушать, разве не так?
Его собеседник, Сэмюель Джоунс, адвокат по семейным делам, проживающий в Хартфорде и приехавший в Нью-Йорк навестить сестру,  усмехнулся и покачал головой. Он с самого начала знал, что ничем хорошим это не закончится, но поддался на уговоры и согласился взять деверя с собой. Парню на днях стукнул двадцать один год, и он захотел отпраздновать совершеннолетие  в одном из лучших злачных мест в городе.
Джоунс попробовал отшутиться: «Обычно после этих слов большинство начинает подыскивать себе адвоката».
- У меня есть деньги, родители подарили. Хватит, чтобы купить половину здешних цыпочек.
- Это на колледж, забыл?
- Похрен. Я хочу оторваться!
- Гарри, послушай, - произнёс мистер Джоунс твёрдым голосом, взяв родственника  за плечи. – Иногда надо уметь вовремя остановиться.
- Я сказал, что мне похрен! - зло ответил Гарри, сбросив с себя чужие руки. – Не тебе говорить, что правильно, а что нет. Я ведь тоже могу рассказать о тебе мно-ого интересного тёте Аманде, - добавил он издевательски, пряча руки в карманах и покачиваясь в такт музыке.
Мужчина сглотнул. Мелкий говнюк спалил его на измене и с тех пор шантажировал, требуя платить ему в обмен на молчание. Любовница Джоунса была несовершеннолетней и оканчивала школу в следующем году, после этого он планировал подать на развод и сделать Оливии предложение.
- Ладно, чего ты от меня хочешь? – покорно спросил адвокат, понимая, что переубедить Гарри не получится.
- Поговори с хозяином этой забегаловки и скажи, что я хочу одну из его шлюх.
- Окей, на сколько?
Парень подумал и заявил: «На всю ночь. Не парься, дядя Сэм, бабла у меня хватит».
- Очень большая ошибка, - пробормотал Джоунс, ища взглядом охранника, который мог бы отвести его к хозяину клуба.
В ответ на это секьюрити молча кивнул и указал ему на столик в двух шагах от сцены. Поблагодарив за помощь, мистер Джоунс оглянулся на родственника. Видя, что тот улыбается, подняв кверху большой палец, мужчина вздохнул и начал пробираться сквозь толпу, собравшуюся возле помоста.
Выслушав его, Савельев глубоко затянулся и ответил коротко: «Нет».
Джоунс почувствовал, что ему становится жарко, он немилосердно потел. Но страх быть разоблачённым и попасть на скамью подсудимых вынуждал его настаивать на своём. Однако сидевший напротив мужчина явно не был настроен на переговоры.
- Я всё понимаю, и мне известны правила, но у моего друга день рождения...
- Поздравляю. Выпивка в баре за счёт заведения, - сказал хозяин, давая понять, что разговор окончен.
Как Джоунс и ожидал, такой ответ не понравился Гарри, и тот решил действовать самостоятельно. Через две минуты молодого человека вывели из зала, выкрутив руки и не обращая внимания на брань и угрозы, а к его спутнику подошёл охранник и вежливо попросил покинуть помещение. Телефон у него в кармане разрывался от звонков. Мельком глянув на экран, Джоунс сжал зубы: звонила жена.
По оскаленному лицу Гарри, который ждал около машины, пытаясь оттереть грязь от штанов, он понял, что подлый гадёныш успел поговорить с его женой. Подойдя ближе, адвокат замахнулся и ударил мальчишку по лицу кулаком с зажатым в нём телефоном. Тот заорал и схватился за разбитый нос, из которого хлынула кровь.
- Сам доберешься, - бросил мужчина, садясь в автомобиль, и дал по газам, оставив скулящего от боли ублюдка глотать пыль.

Ответ Андрея вызвал у девушки улыбку. Она по глазам видела, что Волкову ни минуты не хочется здесь оставаться. Потянувшись к нему, Аня ткнулась губами в колючий подбородок и ответила: «Да, я уже закончила. Можем идти».
Они вышли на улицу, и там её окликнул охранник, с которым Климова любила поболтать в свободное время. У Толстяка Клемента была большая семья: его жена работала в итальянской кондитерской и частенько передавала Анне сухое печенье с шоколадом и миндалём, которое та обожала; старшая дочь занималась организацией свадеб, две младшие девочки учились в балетной школе Эллисона, и родители чрезвычайно ими гордились. Единственный сын супругов Герра служил в полицейском департаменте Нью-Йорка и занимался патрулированием порта.
Клемент относился к Анне как к родной дочери и, увидев её с парнем, решил проявить бдительность.
- Ты сегодня рано, Энни, - сказал он, хмуро оглядывая спутника Климовой.
Этого парня он здесь прежде не видел, но Энн не показывала никаких признаков беспокойства, продолжая безмятежно улыбаться. Когда она подошла, чтобы обнять охранника, тот спросил, понизив голос: «Всё в порядке
Поняв, о чём он, Климова рассмеялась и кивнула.
- Всё отлично, Большой Па, честное слово. В понедельник увидимся. Передай от меня привет Конни и девочкам.
- Обязательно передам. Ну, беги, беги, стрекоза, - добродушно проворчал тот, провожая парочку глазами. На всякий случай он запомнил номер машины и связался по рации с хозяином, сообщив, что Энни уехала с каким-то парнем. Алексей Иванович моментально напрягся.
- Что за парень, откуда взялся?
- Не знаю, сэр, я его раньше у нас не встречал, а то бы запомнил. Высокий такой, здоровый. Я спросил Энни, не нужна ли ей помощь, и она ответила, что всё в порядке. Я решил, что вы должны знать, сэр.
- Ты всё правильно сделал, Толстяк, - отозвался Савельев, размышляя, с кем укатила Анюта и не стоит ли ему начинать беспокоиться. Не дай бог, девочка попала в беду, находясь в стенах клуба, прямо у него под носом. Тогда он этого пацана везде достанет и заставит землю жрать…

- Волков, ты чего задумал? Это сюрприз? – с любопытством спрашивала Климова, шагая под руку с приятелем. Место было ей незнакомо, но попав внутрь, она поняла, что Андрей привёл её в кино. Это было неожиданно, учитывая время суток, но Аня давно никуда не выбиралась и не имела ничего против большого экрана.
- Ух ты, места для поцелуев, – заметила она, усаживаясь, и хихикнула, когда спутник закинул её ноги на себя. Услышав смешок, парень подмигнул и перевёл взгляд на экран.
В зале погас свет, и начался фильм. Анна вполглаза следила за развитием событий – её куда больше волновали не отношения героев Микки Рурка и Ким Бейсингер, а рука Волкова, которая лежала у неё на спине. Она чувствовала, что её тянут за волосы, наматывая пряди на пальцы, и вынуждают откинуть голову. Голоса людей с экрана незаметно превратились в посторонний шум, а сама Климова повернулась лицом к Андрею и, позабыв обо всем на свете, с готовностью отвечала на его поцелуи. Её не беспокоило, что они в зале находятся не одни, и кто-нибудь из зрителей может их услышать и догадаться, чем они занимаются. Она злилась, что приходится вести себя тихо, когда хочется стонать в голос, а еще от того, что нельзя полностью избавиться от одежды и пошире раскинуть ноги, чтобы Волкову было удобнее её ласкать. От умелых касаний к клитору она вся горела и текла, и только непрерывные поцелуи немного приглушали стоны и вздохи, рвущиеся с губ. Аня сползала  вниз по сиденью, стараясь сильнее насадиться на трахающие её пальцы, но её возвращали обратно, и она вздрагивала, ощущая мимолетные дразнящие прикосновения к клитору. Сомкнув веки, девушка представляла, что Волков ласкает её не пальцами, а языком, громко всхлипывала и жадно впивалась ему в рот, кусая и целуя.
Почувствовав знакомое трепетание внутри, она сначала не поверила, а затем испугалась, что Андрей заметит её реакцию и всё поймет. Но она пропустила момент, когда её накрыло оргазмом, и не успела спрятать лицо. От поцелуев у неё болели губы, ноги чуть подрагивали, и приятная усталость разливалась по телу. Судя по всему, Андрей тоже кончил и теперь отдыхал, полулёжа рядом.
- Волков, это классика,  я сто раз смотрела, - ответила Аня, незаметно вытирая мокрые щеки. Предательские слёзы потекли в тот самый момент, когда её наконец-то накрыло, и она кончила с пальцами Андрея на клиторе и во влагалище.
Вставать не хотелось, но фильм подходил к концу, Элизабет готовилась уйти от ничего не подозревающего Джона, и у Анны слипались глаза. Она пошевелилась, осторожно спуская ноги на пол, застегнула шорты и одернула майку. Когда зажёгся свет, оба были одеты и выглядели слегка взъерошенными.
- А ты знаешь, что есть вторая часть? – поинтересовалась Климова, зевая и стараясь держать глаза открытыми.
Хотелось лечь, обнять большого и горячего Волкова, вдохнуть ставшие родными запахи и спокойно уснуть.
- Потеряв Элизабет, Джон ищет её в Париже и там узнаёт, что она вышла замуж и переехала. И у него начинается роман с другой женщиной.
Спать хотелось ужасно. Анна рассказывала, но её речь становилась всё более неразборчивой и бессвязной. Она засыпала.
- В общем, потом оказалось, что Элизабет умерла… потому что тоже его любила и не смогла… - долгий сладкий зевок - … не смогла без него жить, когда они расстались. А ему просто надо было ей сказать… и она бы осталась…
В квартиру Анну пришлось нести на руках, она дремала, прильнув к Андрею и обняв его за шею. Очутившись на кровати, девушка блаженно вздохнула, чувствуя, что её раздевают, потом  залезла под одеяло и пробормотала в подушку: «Иди, я тебе место погрею». Когда Андрей вернулся, его гостья уже сладко спала.

Проснувшись, Анна обнаружила, что лежит на Волкове, обхватив его руками и ногами и уткнувшись в затылок. Вздохнув, она слегка поерзала и сползла ниже, целуя плечи и покусывая загривок. Андрей не отзывался, зарывшись лицом в подушку, и тогда девушка тихонько зашептала ему в ухо: «Волков, проснись…» В ответ раздалось недовольное рычание, и Анюта, смеясь, крепче прижалась к парню. Ей было так хорошо и легко, словно она впервые влюбилась. И сразу одёрнула себя, скатилась на матрас, жмурясь и вытягиваясь в струнку.
Оставив приятеля обниматься с подушкой, Климова потопала в ванную. Контрастный душ помог окончательно проснуться, в голове прояснилось, и Анна вспомнила, что уже завтра вернётся к родителям, а значит, сегодня она последний раз ночует у Волкова. Присев на край ванны, Климова смотрела на мутное отражение в запотевшем зеркале. На шее слева  виднелся тёмный след, и она провела по нему пальцем, слегка надавливая на кожу.
Высушив волосы и натянув футболку, в которой проходила все предыдущие дни, Аня мысленно велела себе не грустить, держать нос по ветру, а хвост пистолетом и идти готовить Андрею завтрак. Так она и сделала, и когда Волков проснулся, его ждала целая гора пышных оладьев, аромат которых наполнял кухню и медленно расползался по дому.
- Доброе утро! – Климова подождала, когда парень сядет, поставила перед ним тарелку и наполнила пиалу густой сметаной. – Чего стоим, кого ждём? Налетай, пока горячие.
Аня искоса поглядывала, как он ест, пытаясь угадать по лицу, нравится ему или нет. Волков уминал оладьи, макая в сметану не только их, но и пальцы, облизывал и снова пачкал. Аньке стало смешно и приходилось прикусывать губы, чтобы не хихикать.
- Слушай, а у тебя есть какие-нибудь планы на сегодня? – спросила она, заканчивая мыть посуду. Осталась только сковорода, на которой жарились оладьи, и с ней придется порядком повозиться. – Наверняка есть, - рассудительно ответила Климова сама себе, не дожидаясь, что ей скажет Андрей. – В общем, давай так: ты сейчас встаешь и уходишь, и чтобы до вечера я тебя не видела, идёт? Волков… - оглянувшись, Аня рассмеялась, увидев ошеломленное лицо приятеля. – Ну и видок у тебя… Ладно, слушай, мне просто надо остаться одной и кое-что сделать. Обещаю, тебе понравится.
Наспех вытерев полотенцем руки, она вытолкала Андрея в коридор, сунула ему куртку и чмокнула на прощание в щёку. Не успел он выйти за порог, как Анька ойкнула, хлопнула себя по лбу и кинулась следом, крича: «Волков, оставь мне ключи
Оставшись одна, она решила первым делом набросать список продуктов, которые надо будет купить. После этого Климова отправилась в супермаркет и вернулась оттуда, таща два больших бумажных пакета. Чтобы не скучать, она врубила колонки на максимум и принялась за дело.
Ближе к вечеру у неё были готовы говяжий стейк с розмарином и тимьяном, овощной салат и жареный шпинат, в который Аня по совету гугла добавила сыр и сливки, оставив томиться на среднем огне, пока сливки не загустеют.
А вот с десертом у неё не заладилось. В своё время Клавдия Макаровна, прежняя экономка Климовых, научила девочку готовить торт «Чёрный принц», но в его составе был шоколад, который не любил Андрей. Анька готова был сгрызть ногти с досады, но глянула на часы и решила импровизировать. В тот момент, когда она пыталась аккуратно разрезать пополам свежеиспечённый корж, у неё зазвонил телефон. Рука с ножом дрогнула, прорвав бисквит.
- Твою ж мать!
На дисплее высветилось имя бывшего парня. Пожав плечами, девушка вернулась к своему занятию.  После пяти пропущенных вызовов посыпались сообщения, которые Анна удаляла, не читая.
Закончив намазывать коржи клубничным кремом и уложив их друг на друга, она решила украсить торт толчёными грецкими орехами и свежей клубникой. Придирчиво осмотрела своё творение со всех сторон и добавила пару листочков мяты. Теперь можно было оставить бисквит пропитываться кремом и тогда спустя пару часов коржи станут мягкими, а торт будет буквально таять во рту.
В начале девятого вернулся Андрей. Анна  не дала приятелю  пройти дальше прихожей, налетела сзади, подпрыгнула и повисла на нём, обхватив ногами за пояс, а руками за шею.
- Вези меня на кухню, большая черепаха, - скомандовала девушка, постукивая пяткой.
Когда они остановились, Климова соскользнула на пол, одернула задравшуюся футболку и взяла парня за руку, потянув за собой к накрытому столу.
- Ну что, - сказала она с улыбкой, поджав под себя голые ноги. – Завтра ты наконец-то от меня избавишься. Признайся, Волков, ты рад? [nick]Анна Климова[/nick][status]твоя Кошка[/status][icon]http://sg.uploads.ru/kJgqa.jpg[/icon]

Отредактировано Georgy Klimov (28.05.2018 21:02:52)

+1

13

Потянувшись, Андрей склонился к обнаженной груди Ани и поцеловал, заправляя штаны. Он просто шел на риск, приведя сюда Климову. Он мало знал, что она любит, от чего торчит и что ее возбуждает. Считай, насильно «запихнул» в нее желание сегодняшнего культпохода. Чего скрывать, хотелось давно это сделать. Но не тащило его, как сегодня, чтобы привести девушку в этот зал. А вот на Аньке прям заклинило. Еще свежи воспоминания вчерашней ночи, и ему хотелось еще и еще.
- Я не люблю вторую часть. Эти сиквелы приквелы всегда проигрывают оригиналам, - потянулся он, краем глаза смотря, как девушка опускает майку. Он едва не застонал от сожаления – зрелище было колоссальным. Они вышли из зала, а за ними еще пары три. Аня что-то говорила, едва шевеля языком, отчего Волков зевнул. – Все. Молчи, а то спать будем тут, - показал на диван, что стоял возле выхода, рядом с автоматом с газировкой.
Усадив Аню в машину, Андрей прикурил. Откровенно говоря, хотелось плюнуть на чье-то мнение, в частности родителей девушки, и просто поставить перед фактом. Но кто ее отец перекрывало всякую решительность. Время есть, он что-нибудь придумает. Отбросив в сточную канаву, что была у тротуара под решеткой, окурок, сел в машину.
- Я думаю, завтра надо купить цветы всем женщинам, кто будет на семейном ужине у родителей, - выехав на дорогу, он резко набрал скорость и, не обращая внимание на всякие знаки и светофоры, помчался домой. Мельком глянул на пассажирку, усмехнулся, - мда, разговаривать сам с собой я как-то не приучен.
Аня вовсю спала, свернувшись на сидении. Протянув руку, Андрей сдернул свою куртку, что всегда возил с собой, и слегка сбавив скорость, накрыл ею девушку. Заскочив в подземный гараж, отпарковал машину на место, обозначенным номером его квартиры, и подхватив Климову на руки, пошел пешком по лестнице к своей берлоге. Открывать дверь было весьма не легко, и Андрей положил Аню на плечо, чтобы достать ключи. А она так и не проснулась. Волков улыбался, когда раздевал ее, стягивая шорты и майку. Перевернув девушку на спину он задумался. Нет уж, сегодня будем скромными.
- Ага, грей. Я сейчас, - накинул на нее одеяло, сам выполз из одежды и пошел на кухню. Хотелось пить. Пока чайник грелся, он успел искупаться.
Волков мешал сахар, задумчиво смотря на дверь, что вела в гостиную. За одни сутки его жизнь просто перевернулась, извернулась и встала так, как когда-то ему хотелось. И от этого он сам убежал, считая, что ждать взросления той, которую любил, невмоготу. Слишком был сильным соблазн постоянно видеть Аню рядом и щелкать ночами зубами, что не можешь тронуть ее. Они родились в штатах, но родители четко давали понять, что они не американцы, сохраняя в детях русский дух и русские традиции. Хотя изнасилование не принималось ни в одной стране. А в тот день, когда Андрей сообщил родителям, что съезжает и хочет попробовать жить самостоятельно, сам был на грани, что останься он дома, то точно пришел бы в комнату Ани, и пофиг было бы, что она могла не захотеть. Но он ушел. На долгие пять лет. И вот, в один прекрасный вечер, она свалилась ему на голову. Усмехнувшись, он махом выпил чай и пошел спать.
- Даааа, Климова, кровать то оказалась маловата, да? – руками подвинул девушку на другую половину, сам упал на живот, простонав, вытянулся. – Привет подушка.
По нему кто-то ползал. Хотелось скинуть с себя Это, но сил оторваться от кровати не было. Волков спал мертвым сном. Порой от впечатлений устаешь сильнее, чем от физической работы. А уж у него их было за последние сутки ну хоть отбавляй. Порычав, он сильнее зарылся в подушку, притягивая ту, что стала свободной. Согнув ногу, парень продолжал дрыхнуть.
Сон потихоньку отступал, а нос уже подергивался на приятные ароматы, что тянулись через всю квартиру. Парень сел и провел руками по лицу.
- Анька… - протянул руку на другую половину, но там было пусто. Умывшись, он появился в дверях кухни. – Привет. У меня появился личный шеф повар? – проходя к стулу, чмокнул Климову в макушку. – Я не жду, я предвкушаю. А теперь я жру.
Это было потрясающе. Так напоминало стряпню бабы Клавы и мамы, что он едва не проглатывал все целиком, облизывал пальцы и покачивал головой. Запихнув в себя едва не последний оладышек, что в него поместился, смакнул палец в банку со сметаной (за это мать бы уже дала подзатыльник со словами Андрей, прокиснет! Как тут отозвался бы отец Неа, я доем) облизал его.
- Медведь доволен, иди, получишь плюшку, - поманил Аню к себе, обняв ее за ноги, поднял лицо кверху. Почмокав воздух, криво улыбнулся, когда она склонилась. Обхватив ее губы своим жирным ртом, жадно поцеловал. – Еще сделаешь?
Ему надо было в гараж. Но он думал взять девушку с собой, чтобы она посмотрела, чем он занимается, поболтала с Анхи и Мией, вроде те ей понравились. Но его нагло выперли за дверь, всучив в руки куртку. Вопрос повис в воздухе, когда Анька забрала у него ключи. Постояв опешившим столбом, Волков пошел пешком вниз, а оттуда на машине поехал в мастерскую.
- О и тут готовят, - раздался его голос, на что ответили стуком по перилам. – Мия, я только что объелся оладий, и ты решила меня замучить сытой и вкусной смертью, - он понимался по лестнице, чтобы поздороваться с девушкой, ну и глянуть, что там такого вкусного будет на обед. – Привет, - заглянул через плечо, - ну все, сейчас слюной изойду!
Мия улыбнулась, чмокнув Волкова в щеку. «В шкафу чистые комбинезоны», написала она на листочке блокнота, что всегда носила с собой.
- Ты купила? – она помотала головой, - неужели ты стирала?! Я тебе что говорил, хочешь нас чистыми видеть хотя бы утром, просто купи шмотки. Покажи руки.
Мия замялась, но он вырвал из-за спины ее ладонь и сердито посмотрел в глаза девушке.
- Понятно, собирайся.
Мия отчаянно замотала головой.
- Чего? Это, по-твоему, нормально! Свезла все пальцы! Ты их обрабатывала? – она закивала. – Хотя мне все равно. Поехали, отвезу к Мартине.
«Она болеет!»
- Понимаю, будете болеть на пару. Поехали. Пит где?
«Поехал к Мо, и гонят сюда машину твоего брата».
- Отлично, я успею вернуться. Не обсуждается.
Мартина открыла дверь. Волков подпихнул вперед Мию и вошел следом. Тина стояла бледная со слезами на глазах. Андрей коснулся рукой ее лба.
- Привет, - они обнялись, - вижу, совсем ты плоха.
- Да кто-то чихнул не пойму где. Может на работе, и я не заметила. А что у вас случилось?
- Вот, добрая душа стирала робу. Посмотри на ее руки.
- Мия! Ты с ума сошла! Давай заходи. Эндрю, а ты куда?
- На работу. Оставляю тебе компаньонку. Пит потом ее заберет. А ты, красавица, ухаживаешь за нашим доктором. И не гугу мне. Если что звоните, приедем. Слушай, как синяк свести?
- У кого? Я слышала ты вчера едва не убил Кевина.
«У Ани, которая зануда и классная», Мия отскочила и успела Мартине сунуть бумажку.
- Ани? Волков, колись!
- Ты слишком больна, для моих расколов, - отвертелся Андрей. – Ну, так как? Ее завтра родителям отвозить, а у нее неприятность под глазом.
Мартина вытащила мазь, пошла на кухню, навела какой-то раствор. Объяснив парню что и зачем, выпроводила, смеясь. Одинокий медведь, всегда заботившийся обо всех, кроме себя, стал не одиноким. Мартина была рада. Для нее Эндрю был братом, который когда-то вытащил ее из дерьма, в котором она плавала. Пристроил, ввел в свою компанию, заставляя жить дальше. И ей нравилось. Рядом с Волковым просто не могли находиться те, кто жил для себя. Им становилось душно и жадно. Он не прощал эгоистов. Сам слишком откровенный и открытый, говорил прямо, без обидняков. Этим и нравился всем.
Работа кипела вовсю. Парни молча копались под капотом машины, то скручивали, то что-то ставили. Мо лежал под машиной, только и успевал стучать по ботинкам парней, чтобы подали тот или иной инструмент. И к вечеру все едва могли разогнуться.
- Я на выходных у родителей. Не ждите. Там ужин и прочие посиделки. Мать извелась, что не приезжаю.
- Это круто, Эндрю, - отозвался Пит, у которого и была радость, то это Мия. И он всегда с радостью ездил с другом к нему домой, смотря, как живут русские. Большой дом. Они как община. Два дома соединенные большим коридором, переходящий в кухню. Все ходили, где хотели. Для Пита, выросшего в небольшом и неприбранном доме, огромный дом Волкова был сказкой. Хотя по меркам более респектабельных людей он был обычным. – И та женщина с длинными пшеничными волосами там будет?
- Мать Ани? Конечно, она ж там хозяйка. Знаю знаю, тебя прет от блондинок.
- Не от всех.
- Аккуратнее Пит, Климовы это омут. Но этот омут хорошо охраняют.
- И Энн твою тоже?
- Ты сам сказал мою.
- Вот так, Мо. Все прекрасное уже улетело.
Умывшись, порычав в ладони на холодную воду, Андрей переоделся. Попрощавшись с друзьями, поехал домой, где его ждал сюрприз. Анька ну просто сияла, почти как неоновая вывеска. Только прочесть нельзя было.
- Ты так много съела, пока меня не было, что я едва тебя поднимаю, - подколол Волков подругу, обхватывая ее ноги. – Черепаха устала как сто слонов, - смеялся он, чувствуя губы Ани на своей шее. – Вау! Это рай для моего живота, - отпустил девушку и пошел за ней. Стол ломился от вкусностей. Волков простонал, склоняясь над тортом, слизнул одну клубнику. – Женщина, че ты творишь со мной?! И ты хочешь, чтобы я отказался от такого рая, отвезя тебя к родителям?
Он сел напротив нее, не зная, за что хвататься. – Корми меня.
Андрей сел удобнее, смотря на Аню, открыто и без намеков на то, что когда она склоняется к нему ближе, он видит ее грудь, что ее локон кудряшкой свисает и так хочется его убрать. Послушно открывая рот, Волков о чем-то рассказывал, а Аня слушала. Вечер был не таким. Казалось, что они прощаются. В него влезло все, кроме половины торта. Но его они разделили на двоих.
- Ань, вернуться сюда захочется? – сидя за столом развалившись, Волков поглаживал ее ножку, что девушка положила на его ноги под столом. – Ну, так, просто. Кормить меня будешь.
Усмехнувшись на ее ответ, и увидев, что она зевает, поднялся и повел девушку в ванну. Он молча ее раздел и взяв подмышки, приподнял, ставя в ванну. Сам раздеваться не думал. Проведя кончиками пальцев по ее телу, вырисовывая очертания стройной фигуры, включил воду. Он водил тонкими струйками по ее груди, следуя руками за ними. Он не смотрел в ее глаза, лишь чувствовал ладонью, как бьется сердце. Как тяжело вздымается ее грудь, наливается желанием грудь. Парнеь протянул руку за мылом. Скользнув по ее телу рукой, ведя мыло, Андрей посомтрел на Аню и замер.
- Я люблю тебя, Климова.
Тишина повисла в комнате, наполнившейся паром. Оба стояли, замерев. Андрей первый очнулся. Больше говорить ничего не хотелось. Он аккуратно намылили руками тело Ани, поднимая то одну ее руку, то другую, смотря, как они белеют под пены, медленно спустился к ее животу. Рукой приподнял ножку и поставил на ванну. С нежностью провел мыльною ладонью по ее половым губам, спустился на ноги, приседая. Он не отрывался взглядом. Изучая каждую частичку такого желанного тела. Пальцем очертил контур треугольника меж ног, и тут рука дрогнула. Ему казалось он гладит нечто святое, и осквернять его похотью и диким желанием не хотелось. Смыв все с Ани, Андрей закутал ее в большое полотенце и отнес в комнату. Вытер и уложил в кровать, сам не раздеваясь, лег рядом.
- Спи, - поцеловал ее в губы, притягивая, обхватывая своими огромными руками. – Завтра утром увидимся.
Он прикрыл глаза. Завтра было уже рядом…
[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://sd.uploads.ru/kbmf5.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

Отредактировано Nina Klimova (21.07.2018 22:21:25)

+1

14

Утро началось не с поцелуев и горячего кофе, а с испуганного Анькиного вопля, когда она взглянула на себя в зеркало и спросонья не сразу поняла, что за панда таращится на неё оттуда. Вокруг подбитого глаза расплылось густое чёрное пятно, которого еще вчера не было и в помине. Поднеся дрожащую руку к лицу, Климова ощупала скулу и вздохнула с облегчением, увидев, что пальцы перепачканы чем-то тёмным и вязким.
- Волков!
Влетев в спальню, Анюта сдёрнула с парня одеяло. Тот глядел на неё с усмешкой и, похоже, был чертовски доволен собой.
- Это что за фигня? – спросила она, показав на пятно. – Думаешь, это смешно?
- Доброе утро, Климова. Умойся, и всё сойдет. Снова будешь красоткой. Хотя ты и сейчас ничего так.
- Молись, чтобы это помогло, - угрожающе прошипела девушка и сунула ухмыляющемуся приятелю кулачок под нос. – Чуешь, чем пахнет? Трепещи, Волков.
Андрей сложился пополам, заходясь от хохота. Его гостья состроила недовольную гримаску, передразнивая парня, и унеслась умываться.
- Хомячков он не боится, ага, - бормотала Анюта, тщательно намыливая лицо. Она несколько раз повторила процедуру, прежде чем рискнула посмотреть в зеркало. Андрей не соврал: пятно полностью исчезло, а вместе с ним и синяк, который ей поставил Дейв. Такая перемена обрадовала Анну.
Она быстро оделась и принялась запихивать вещи в сумку. Парень ждал её в коридоре, прислонившись плечом к стене и скрестив на груди руки, и спокойно наблюдал за сборами. Они никуда не опаздывали, просто Ане хотелось поскорее увидеть родителей. Она успела соскучиться по ним – в последнее время старшие Климовы часто уезжали из города и поддерживали связь с детьми по телефону или скайпу.  Да и Андрей давно не навещал своих.
- Ты вчера что-то говорил про цветы или мне приснилось? – спросила Анна, садясь в машину и пристёгивая ремень безопасности.
Волков повторил, и она кивнула, соглашаясь, что это хорошая мысль. Точно, папины друзья наверняка придут с жёнами и, хотя это не официальное мероприятие, а обычный семейный ужин, женщинам будет приятно получить цветы.
В маленьком цветочном магазине, расположенном рядом с Центральным парком, они провели не меньше часа, решая, кому что подарить.
- Подаришь моей маме ромашки, – безапелляционно заявила Анна, склонившись над охапкой оранжевых гербер.
Улыбающаяся продавщица показала молодым людям несколько вариантов упаковки и сообщила, что ромашки есть двух видов – с мелкими и крупными соцветиями. Ане выбрала те, что помельче и, взяв готовый букет, вдохнула аромат цветов, не заметив, что испачкала нос желтоватой пыльцой.
Тётя Лиза всю жизнь любила тюльпаны, и дядя Дима часто дарил их жене просто так, без повода.
Жена Романа Евгеньевича была полной противоположностью Аниной матери начиная с внешности и заканчивая характером. Насколько Нина была светловолосой и белокожей, настолько же Дебора – смуглой, с густыми тёмно-каштановыми волосами, убранными в косу. Она знала, наверное, не меньше пятидесяти способов заплести косу, и частенько помогала девочкам с прической.
Они с Ниной легко нашли общий язык и подружились, проводя вместе много времени. Аристократичная, холодноватая красота Климовой оттеняла яркую внешность американки, в жилах которой текла английская, иранская и португальская кровь. Дебора была общительным и добросердечным человеком, она активно боролась за чистоту окружающей среды и являлась волонтером в одном из городских муниципальных приютов для бездомных животных. Изредка она брала с собой дочерей подруги, чтобы те могли пообщаться с животными, которые круглосуточно находились в клетках. Некоторые из них, прежде чем оказаться на улице и попасть в приют, были домашними, и скучали по общению с человеком. Другим требовалась длительная социализация, с ними занимались опытные специалисты и зоопсихологи.
- Пусть будут красные розы и хризантемы, - решила Аня, прижимая к груди ромашки. Ей самой нравились орхидеи.
Маме бурундуков, как называли сыновей Игоря Махмуряна, достался букет из ярко-рыжих гербер, а Настёне – сложная композиция из цветов, ягод и декоративной зелени.
Они прибыли на место в начале двенадцатого и сразу пошли в дом, прихватив с собой подарки. Андрей нечасто наведывался к родным, и за прошедшие  годы здесь многое изменилось. Сад, где они играли в детстве, уже не казался таким огромным и ничем не напоминал непроходимые джунгли, в которых можно было прятаться с утра до вечера.
Ребята молча шагали по  выложенной камнями дорожке, ведущей к парадному крыльцу. Аня шла впереди и первая увидела отца, который вышел на улицу покурить.
- Пап, привет!
- Явилась не запылилась, - усмехнулся Георгий Александрович, обнимая дочь, и пожал её спутнику руку. – Здорово, Андрей. Твои в гостиной, ждут.
Хлопнув парня по плечу и забрав у него все букеты, кроме тюльпанов, Егор повёл дочку в дом. Цветы отдали экономке, и та унесла их на кухню, чтобы сохранить до приезда гостей.
Оставив Андрея общаться с семьёй, отец и дочь Климовы отправились в кабинет, пока Нина не вернулась из торгового центра.
Смотря на отца, Анна испытала знакомый с детства благоговейный трепет перед этим большим страшным человеком, которого не понимала, боялась и, несмотря на это, горячо любила. Когда она была маленькой, папа сажал её к себе на плечи и шёл гулять по дому и саду, крепко обнимал своими большими сильными руками, пока однажды не избил так, что она неделю не могла ходить и лежала пластом. Аня хорошо усвоила урок, но продолжала попадать в неприятности и всеми силами старалась скрыть свои похождения от матери. От отца прятаться бесполезно – у него везде есть глаза и уши. Но Егор не Нина, для которой любая царапина или ссора между детьми  повод для переживаний. Он позволяет своим малышкам ошибаться и набивать синяки и шишки, не давая им влипнуть по-крупному.
- Запомните, папа всегда рядом, – сказал он как-то, сидя за столом в кабинете и глядя на притихших девчонок. Жена устроилась с рукоделием у окна, где было больше света, и затихла, склонившись над пяльцами. В такие моменты Климов любил наблюдать за тем, как проворно снуют её пальцы, втыкая иголку в канву. Услышав его слова, Нина подняла голову и ласково улыбнулась мужу.
Дочери кивнули, и он заметил, что Анюта держит сестру за руку, крепко сжимая ладошку. А Настёна жмётся к ней, словно надеется спрятаться от тяжёлого отцовского взгляда.
Анюта с детства была победовей, младшая пошла характером в мать. Она была тише, покладистей, старалась радовать своими успехами родителей и не доставлять им хлопот и беспокойства.
- Что, Ань, танки грязи не боятся? – насмешливо спрашивал Клим, сталкиваясь по утрам со старшей дочерью, только что вернувшейся с очередной гулянки. Её невозможно было удержать дома – едва повзрослев, Анька начала рваться на свободу. Нина так переживала за дочь, что мужу пришлось серьёзно с ней поговорить. Но это было до того, как в их семье случилась беда… Чтобы успокоить жену, которая находилась на грани помешательства и во всём винила себя, Егор пообещал, что теперь за Анной постоянно будут присматривать. С этих пор, куда бы она ни пошла, рядом с ней находились сыновья Танцора, Сергей и Виталик, которых с Анькиной подачи стали называть бурундуками. Парни относились к Климовой как к родной сестре, а она их обожала.
- Ну что, рассказывай, - негромко произнёс Егор, подпирая голову кулаком и устремив на дочь немигающий взгляд.
- А что рассказывать, пап?
- Как космические корабли бороздят Большой театр. Мы с матерью ждали тебя домой во вторник. Сегодня суббота.
Аня поняла, что отец в курсе её приключений, и уйти от ответа не получится.
- Пап, ну я с парнем поссорилась, мы сцепились и я… - она старалась сохранять беззаботный тон, но чувствовала, что ей это плохо удаётся. – Я подумала, что не стоит приходить сюда и огорчать маму синяком под глазом.
- Он тебя ударил?
- Один раз. Но я его тоже отделала!
Егору стало интересно.
- Ну-ка, с этого места поподробнее.
Рассказ дочери вызвал у него улыбку. Слушая её, Климов еще раз убедился, что его дочурка может за себя постоять. Характер у девчонки бешеный - оторви и брось, а если гуляет, то на все деньги. Такую в бараний рог не согнёшь, она сама кого хочешь скрутит и под свою дудку плясать заставит. Огонь, а не девка.
- Молодец, - одобрил Клим, и Анна просияла от его слов. – Матери только не говори. Меньше знает – крепче спит. Что у тебя с Волковым?
Вопрос застал девушку врасплох. Еще сутки назад она бы с уверенностью ответила, что они с Андреем просто друзья, у которых пару раз был отличный секс, но его вчерашнее признание  что-то в ней перевернуло. Аня была смущена и не смогла ему ответить. И Волков больше ничего не сказал. Утром они вели себя как ни в чём не бывало, но Климова не могла отделаться от мысли, что накануне произошло нечто из ряда вон. Она привыкла к шуточкам Андрея, всегдашним  насмешкам и подколам, думая, что хорошо его знает, и совершенно растерялась, столкнувшись с другим Волковым, которого прежде не видела. А может, просто не замечала? Почему он ушёл пять лет назад и не давал о себе знать? Ей пришлось обратиться за помощью к Ивлевым, чтобы разыскать Андрея – в день его отъезда она находилась в школе. Вернувшись домой, Анна обнаружила, что Волков не оставил ей даже коротенькой записки, вообще ничего. Просто взял и исчез, разом обрубив всё, что их связывало. А вчера признался, что любит её…
В дверь осторожно постучали.
- Папа, можно войти? – в образовавшуюся щель просунулась голова Настёны. – Донна сказала, Аня приехала
Увидев сестру, она умолкла на полуслове и шире распахнула дверь. В ту же секунду Анюту сдуло со стула. Пока девчонки обнимались, Егор задумчиво поглаживал свой подбородок. От него не укрылось волнение Анны, когда он спросил её о Волкове. Неужели спелись? Лихо.
- Хорош тараторить, выметайтесь отсюда, - сказал он наконец, устав от девичьего щебета. – Наговоритесь и спускайтесь вниз, скоро мать вернется.
- А бурундуки приехали? – спросила Аня, поднимаясь вместе с сестрой по лестнице.
Ей ответил стоявший в дверях Игорь Махмурян: «Если ты о моих пацанах, то они уже здесь».
Он улыбался, зная, кто наградил его ребят прозвищем, которое намертво к ним прилипло. Яблочко от яблони, как говорится…
- Климова, ты вообще-то в курсе, что Чип и Дейл не братья? – спросил Виталик однажды, падая рядом с Анькой на диван. С другой стороны к ним подсел Серёга и передал брату планшет.
- Ну и что? – фыркнула та, разворачивая шоколадку. – Главное, они бурундуки.
- Логика, блин, железная, - вздохнул Виталик, выразительно поглядев на брата.
Тот пожал плечами и в отместку забрал у возмущённой Аньки половину шоколадки.
- Простите, дядя Игорь, случайно вырвалось, - весело пропела девушка, заставив мужчину рассмеяться.
Игорь Махмурян был заместителем её отца, и она привыкла каждый день видеть его и остальных членов климовской «стаи». Сначала они жили все вместе, одной большой дружной семьёй, кроме Волковых, у которых была квартира в Верхнем Вест-Сайде. Потом Танцор женился и съехал, а спустя два года его примеру последовал Хирург. В доме остались Кот и Гвоздь, Ивлевы жили тут же, в своём собственном доме, соединённым с особняком Климовых крытой деревянной галереей.
Когда Ане исполнилось шестнадцать, умер Леонид Прохоров, охранник отца.
- Они в гараже, позже подойдут.
Настя виновато улыбнулась, глядя на Игоря Файедовича, которого с детства побаивалась, и потянула сестру за руку. Переступив порог Настиной комнаты, Аня  с разбегу прыгнула на кровать, улеглась на спину и закинула ноги на стенку.
- А теперь рассказывай! – скомандовала она, когда сестра устроилась рядом, и повернула к ней голову.[nick]Анна Климова[/nick][status]твоя Кошка[/status][icon]http://sg.uploads.ru/kJgqa.jpg[/icon]

цветы
букет Нине

http://s7.uploads.ru/t/M3TZB.jpg

букет Лизе

http://s7.uploads.ru/t/3KoWU.jpg

букет жене Смирнова, Деборе

http://sg.uploads.ru/t/d6g0N.jpg

букет жене Махмуряна

http://s3.uploads.ru/t/k21IX.jpg

букет Насте

http://s8.uploads.ru/t/zDAMc.jpg

Отредактировано Georgy Klimov (28.05.2018 21:02:20)

+1

15

Волков сам не ожидал от себя того, что голова так послушает сердце. До этого момента ему удавалось справляться со своими эмоциями. Но сегодня все шло наоборот. Слова летят вперед, чем он мог подумать. Но сказал же! Стало легче, будто это давило на него булыжником тонны так три…
- Мама! Скажи ей или я ее убью! – Андрей стоял посреди двора и со злости пинал поломанный замок из песка, что он так старательно лепил с самого утра. Анька должна была уехать с родителями в зоопарк, но почему-то эта Годзилла осталась дома, а вот Настя уехала. Оставшись без пристального внимания со стороны матери, Анька с хитрой улыбкой попросилась к Андрею играть, притащив с собой корзину с формочками и лопатками. Но мальчик отказал сразу, едва она открыла рот. Девчонка не долго думая, подняла и бросила корзинку на самую верхнюю башню, со смехом убегая от него.
- Андрюша, что опять у вас приключилось? – Лиза торопливо вышла из дома, - где Аня?
- Аня!? Мама это не Аня! Это дура, которая всегда все портит! – Волков заливался слезами, вытирая те грязной в песке рукой, размазывая по щекам грязь. – Почему она сломала! Ей мало места, где поиграть!?
- Ты не взял ее к себе в игру? – Лиза присела на край песочницы и обняла сына, тяжело вздыхая. Она боялась, что если Андрей сделает что-то из ряда вон по отношению к дочерям Егора, то тот отменит договоренность и мальчика у нее заберут. Война между Сыном и дочерьми, а конкретнее между Андреем и Аней, не прекращалась порой ни на минуту. И матери сбили языки, объясняя одному, что девочек бить нельзя, а второй, что нужно уважать труд других и уметь договариваться.
- Маааам, она все равно все сломает! Она слон! – мальчишка рыдал, уткнувшись в грудь матери. Ему было обидно, плохо и одиноко…
Улыбнувшись, Андрей провел рукой по волосам спящей Ани. Кто бы мог подумать из родителей, что два непримиримых врага детства могут вот так лежать рядом спокойно, а если и рычат, то в жарких объятиях друг друга. Он не ждал ответа на свои слова. Видно было, что Аня смутилась и замешкалась.
- Годзилла! – прошептал он, аккуратно укладывая Аню на кровать, а сам пошел к сумке, в которой лежала мазь, приготовленная Мартиной. – Будешь Пандой.
Аккуратно, обмакивая палец в мазь, покрывал синяк вокруг глаза Климовой, стараясь не попасть ей на ресницы, чтобы не вызвать аллергии. Сам помнит, как моргнул, и глаз едва не ослеп на какое-то время. Уложив Анину голову между подушками, чтобы она не переворачивалась, давая возможность подсохнуть мази, умылся и лег рядом, вытягиваясь на кровати, блаженно улыбаясь. Ему было просто очуменно!
Он схватил подушку и готов был запустить ею в того, что издавало такой пронзительный звук. Но это была Анька, перепуганная и злая, грозящая спустить его в ад, пополоскать там и вытащить то, что останется.
- Очень страшно, - он откровенно ржал над ней, - ты такая прикольная. Пахнет…. Сексом?
Он просто лежал и ждал, когда она влетит в комнату с победным криком, скажет Спасибо Волков и поцелует. Ну, или улыбнется. Крик услышал, а вот остальное как-то пролетело мимо него.
Выпив кофе, по пути собираясь к родителям, молодые люди вели себя так, словно ничего между не было. Ни близости, ни признаний. Они вновь стали тем Андреем и той Аней, которыми были четыре дня назад в то утро, когда Климову принесло ветром к порогу квартиры Волкова.
- Говорил, а ты чего, притворялась что спишь? – он внимательно посмотрел на девушку и улыбнулся. – Думаю, надо ограбить магазин, так как женщин в нашей семье очень много. Пока едем, думай кому и какие. По мне так твоей матери и моей купить пакетиков сто разных цветов, и они будут счастливы. Схватят свои совочки и понесутся в клумбовый рай. Уж я то знаю. Мать часто водила меня на экскурсию «Сынок, это астры, а это красивые герберы. Ромашки. Ты видишь, какие они разные».
Андрей едва вошел сразу чихнул. В носу засвербило. А еще надо было склоняться, смотреть все ли лепестки в порядке. А Анька обнялась с ромашками, и стоит только пальчиком тычет в букет.
- Ромашки, почему я не сомневался? – пожал плечами, вытаскивая большой букет тюльпанов для матери. – А вот это не ромашки, только большие? – приподнял пальцами раскрывшийся бутон цветов.
- Нет, молодой человек, это герберы.
- А нам такие надо? – он посмотрел на Климову снизу вверх, слегка обернувшись. Та кивнула. – Тогда давайте много и разных. Пусть пестрит.
Дважды Волков пытался сбежать, оставив Ане сумму за цветы. Но та тянула его за край рубашки, приговаривая Еще не все. И ему приходилось возвращаться и копаться, чихать. Чихать и копаться. То что у Климовой испачкан нос, он упорно молчал. Даже не смеялся. Открыто, чисто в душе было тепло и уютно.
- Заверните нам то, что она сказала, - уж розы он отличить мог и выбирал алые крепкие бутоны для букета жены дяди Романа. Расплатившись, он вынес это хозяйство и поставил на капот. – Тебе везти все это. Рук хватит?
Отодвинув свое сидение, поставил между ног вазу для Настены, остальные букеты разметил в руках Ани. Ее едва было видно из-за них. Впервые ехал аккуратно. И отчего-то боялся за цветы, не за Аньку. Он не хотел думать о завтра, когда наступит время решений. Пусть сегодня будет тем днем, когда они будут сами двигаться к тому, что нужно обоим. А как это будет? Поймут.
- Добрый день, Георгий Александрович, - Волков пожал руку отцу Ани, - принимайте пропажу. Как и обещал. Прикатила.
Конечно, родители наверняка уже заслышали движок его Рычалки, спешат навстречу. Андрей спрятал букет за широкой спиной и улыбаясь ждал, когда откроется дверь и выйдет мать.
- Андрюша! – Лиза кинулась к сыну, и тот, раскрыв объятия, поймал хрупкую женщину, закружив.
- Маааам, давай без Андрюш, че я маленький что ли?
- А какой ты еще! – но тут слова утонули во вздохе, когда Волков подарил матери букет, и та растрогалась. – Спасибо, милый.
- Таааак, я че слезы вызывать могу? Сейчас уеду! – пригрозил матери, обнимая, повел в дом.
Отец вышел из кабинета. На кончике носа висели очки, а сам Карась читал какую-то газету. Обнявшись, мужчины семейства Ивлевых засели на мягкий диван. Димка, оглядываясь, стал расспрашивать сына про ту машину, что купил Танцор. Он знал, что Андрей занимается не очень легальным делом. Поэтому хотел быть в курсе, тщательно скрывая все от своей жены. Лиза буквально заразилась от Нины беспокойством за ребенка, который перерос всех. Карась предлагал ему помощь в финансах, в покупке оборудования, более современного, чтобы было почти как с завода. Но Андрей отнекивался, говоря, что этому ему придется еще обучаться, а таким способом каким он сейчас делает все, более быстро и в нем он уверен. Лиза заставила мужчин замолчать и сменить тему.
- Скажи, как Аня оказалась у тебя? – Лиза перебирала волосы на голове сына, внимательно рассматривая его небритое лицо.
- Свалилась в одно утро и все. Разбудила, осталась ночевать.
- А почему она домой не приехала?
- Нуууу… у нее тачка сломалась. А когда она меня накормила своими плюшками, я не смог отказать себе в удовольствии полакомиться еще. Мам, честно, все нормально.
Карась прищурился. Он понимал, что Климова опять куда-то влезла, и теперь его сын покрывает ее. Было опасным сие, но Андрей привез ее целой и невредимой.
Они не заметили за беседой как пролетело время. Волков прикрыл глаза от того, как мать водила пальцами по его волосам. Отвечал отцу полусонно, вспоминая, как было в детстве. О том, что в доме уже был Махмурян и семейство, он не догадывался. А родители молчали, пытаясь наговориться с сыном. Машины во дворе не было, только Рычалка. Вероятно, загнали в гараж, чтобы на дорожке смогли поместиться прибывающие.
- Нина приехала.
Андрей кивнул и дальше дремать.
- Пойду встречу. А вы тут не расслабляйтесь, скоро будем стол накрывать.
- Угу, буду официантом, - пробормотал Андрей, положив ноги на диван, как только мать поднялась. – Толкнете.
Карась ушел в вслед за женой, оставляя сына одного. Андрея всегда размаривало, когда приезжал домой. Вот и сейчас, растянувшись, обнял одну из подушек, на которой были вышиты олени, громко зевнул.
Его трясли за плечо, потом стали бить по спине. Откровенная наглость.
- Вы обратились к бревну. Оно просто лежит, не надо его валять, как Ваньку.
- Андрей, - это была Настена, смеясь, пыталась растолкать сонного парня, - тебе надо подарить букеты. И мне тоже. Вставай! Ты же мне тоже привез?
- Ага, - он повернулся на бок, распластавшись по спинке дивана, приоткрыв один глаз. – А может я посплю, а вы там сами справитесь?
- Нет, Аня сказала, чтобы ты вставал или она придет с ремнем.
- Ого, ну я подожду.
Настя присела на край, что стал доступным, когда огромный Андрей перевернулся. Эта малышка всегда была улыбчивой.
- Мотра, а где Годзилла?
- Я обижусь!
- Неа, ты не умеешь.
- Не умею…. Ну пойдем. Там на столе кое-что стоит твое любимое!
Брови Волкова поползли вверх.
- Только не говори, что салат из крабовых ножек! – он со стоном начал подниматься. – Это нечестно.
Настя тянула его за руку, смеялась, когда он поддавался и ту же падал обратно. Настя была противоположностью своей сестре. И ее всегда хотелось таскать на закорках, катать и играть. Аньку же хотелось ставить перед собой и нагибать. Волков тут же проснулся, чувствуя, как в штанах начинает оживать член. Присев, кивнул головой на спину.
- Давай как в детстве, - Настена смеясь, запрыгнула ему на спину, обхватывая руками за мощную шею. – Куда едем, мой капитан?
- В гостиную!
Покружив по малой гостиной, они ввалились в общую, где уже во всю носились женщины с тарелками. Увидев одинаковых, он подошел к ним и пожал руки.
- А где наш профессор? – протянул руку Роману Евгеньевичу, поддерживая Настю на спине.
- Нахватал неприятностей в табеле.
- Игорь? Не верю.
- Придется. Так что, сегодня без него. А ты красавица, все ездишь на нем? – Роман улыбнулся, убирая пальцами непослушный локон с лица Настены за ушко. Дежавю. Так всегда делала Нина.
- Да, он так давно не был дома, что я жутко соскучилась. Ань! – Она помахала рукой сестре, - он стал еще больше. Я соскальзываю…. Ох, это было чудесно.
Нина подошла к мужчинам и провела тонкой ладонью по щеке Андрея.
- Ты одичал, - улыбнувшись, поцеловала парня в щеку. – Оброс, зарос. Давай завтра тебя подстрижем?
- Нет, - хотел сказать, что ее дочери вроде нравится, но смолчал. – Я медведь и быть лысым не могу. Априори!
Ждали жену Романа Евгеньевича, которая задерживалась на работе. Волков оказался не при делах, украдкой наблюдая за снующей туда сюда Аней. Она успела переодеться, заставляя фантазию Андрея буквально прыгать и делать кульбиты. Она заметила его взгляд и кивнула на дверь. Таинственность. Девушка вышла, не заметно. Вытащив сигарету, Андрей сделал вид, что пошел на веранду покурить. Ани не оказалось рядом. Он пошел вокруг дома, как тут же почувствовал сжимающие его рубашку пальцы.
- Климова, ты чего? – они скрылись еще за одним поворотом. Но его тут же заткнули нагло и решительно поцелуем. Парень отбросил сигарету, вцепившись в обнажённые ягодицы. – Ты трусы не надела? – Он прищурился. Приподнял ее ножку, скользя пальцем по внутренней стороне бедра. – Сука, ты уже мокрая… - Он целовал ее и размазывал по половым губам вытекающую смазку, рыча и сжимая пальцами ее промежность, нарочно вводя один из пальцев. – Ошалела совсем….
Он ударился спиной о решетку окна, как тут же больше почувствовал, чем услышал, как молния на джинсах поехала вниз. Штаны упали вниз, а в трусах выпирал каменный член, отозвавшийся тут же на единственный и наглый поцелуй. Он замер, понимая, что сейчас Аня увидит то, что он так тщательно скрывал от нее почти неделю.
- О господи, Волков….
Она водила ладонью по члену через ткань трусов, специально задевая показавшуюся из-под резинки головку. Ее проворные пальцы заползли под края трусов, поглаживая его ягодицы, а юркий язычок дразнил его, заставляя член дергаться, а Андрея бедрами подаваться вперед, касаться губ девушки и тереться о них. Сдернув трусы, Анька обхватила его член рукой снизу, и стала накручивать свой ротик на него, обхватывая головку губами плотно, что Андрей не сдержался.
- Соси, мать твою! – и в порыве не заметил, как рукой надавил ей на затылок.
[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://sd.uploads.ru/kbmf5.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

Отредактировано Nina Klimova (21.07.2018 22:21:02)

+2

16

Нина стояла у окна верхнего этажа реставрационного зала, куда привезли пару картин из России. В частной коллекции, которую нерадивый хозяин забросил, забыв правила ухода за шедеврами, эти полотна пришли в неугодный для выставки вид. Анастасия Павловна Шуйская была в рабочем костюме и лежала на подвесных лесах, прям над картиной, рассматривая в лупу все повреждения, которые нанесли экспонату время, сырость и насекомые. Работы было много. Нина мало что смыслила в реставрации, но ей нравилась кропотливая работа, наблюдать за ней она могла часами.
- Нина, - Климова вздрогнула, оборачиваясь. – О чем задумалась?
- Ни о чем. Просто смотрела на улицу.
- Ты выглядишь как влюбленная семнадцатилетняя девчонка, которая мыслями витает в облаках, а за дверью ее ждет принц на белом коне.
- Скажешь тоже, - белокурая женщина рассмеялась. С возрастом Нина не потеряла тонкости голоса, который по-прежнему звучал нежно, высоко и безмятежно.
Сколько всего в ее жизни было преград на пути к тому счастью, которым Климова обладает сейчас, пережить мог не каждый человек. Спроси ее несколько десятков лет назад, когда между ней и Егором была непреодолимая пропасть, когда они ругались и смотреть не могли друг на друга, ты счастлива? Нина ответила бы честно – Не могу. Хочу, но не могу. В какой то момент она устала бороться. Ревность снедала ее изнутри, оставляя кровоточащие раны, а они заживать не хотели вообще. Ее любовь к мужу порой самой женщине казалась эшафотом с постоянной реинкарнацией. И все было желанно до того момента, пока муж не произносил Овца или еще какое обидное слово. Да, Егор никогда не выбирал выражений. Откровенный и прямолинейный, порой пугал и гнал от себя ее, а потом заманивал взглядом, тянул руками, заставляя желать его пуще прежнего.
- О чем думаешь? – Анастасия слезла с подвешенной доски, закурила и встала рядом с Ниной.
- Завтра суббота. Нюра должна приехать.
- А куда она делась? – затянувшись, Шуйская открыла окно, присев на подоконник. Нина последовала ее примеру, поджимая по привычке к себе ногу, опуская на колено подбородок.
- У друга застряла, - улыбнулась Климова, вспоминая Аню и Андрея. Эти двое были как огонь и вода. Но все равно, тянулись друг к другу, кричали, играли и просто дружили, как это умели делать дети. – Моя старшая дочь еще тот ураган. Как вспомню, что со мной творилось, когда я была ею беременной, не удивительно, что она выросла с таким вихрем в душе, огнем в сердце.
- Нин, ты всегда о своих дочерях говоришь так эпично, завидую.
- Да, я счастливая женщина, - Нина старалась не думать о трагедиях в своей жизни, заполняя воспоминаниями о прекрасном, свою память.
В субботу все большое семейство должно было собраться за один столом. Должны приехать Роман с женой и сыном, Игорь с женой и мальчиками. Должен оторваться от вольной жизни и Богдан, который так и не женился за столько лет. Егор с утра работал в кабинете. Его телефон звонил не переставая, что останавливало Нину у двери. Она хотела поцеловать мужа перед тем, как поехать в торговый центр за сладкими угощениями для детей. Хотя ребят таковыми уже сложно назвать. Один Андрей чего стоил, вымахав ростом с Егора, обгоняя всех в плечах, и как говорила Лиза в размере ног – Лыжи! Мои тридцать шестые просто пинетки!
Улучив момент, когда муж положил телефон, Нина быстро вошла в кабинет, оставив на стуле свою сумку. Конечно, если бы Егор поехал с ней, то она буквально бы парила от крыльев за спиной. Протянув мужу руку, который смотрел на нее сурово и задумчиво, сжал в ответ ладошку жены, присаживая ту на свои колени.
- Куда собралась, Климова?
- Надо забрать заказ из России, что мы с Лизой делали две недели назад.
- И что там? – его рука медленно ползла по ее ногам, собирая подол юбки, обжигая кожу женщины. Нина едва могла дышать, обвила одной рукой мужа за шею. Ей надо было ехать, но остановить Егора было нельзя. Да и не хотелось.
- Конфеты, - прошептала она, все же прижала его руку своей, не давая остановить время для них двоих. Обнимающей рукой слегка повернула лицо любимого мужчины к себе и прильнула к его губам, жадно целуя. Никогда Нина не сможет наверстать пропущенных пятнадцать лет, когда для Егора существовал внутренний устав касаемый поцелуев в губы. Но просто надо было им поговорить. Счастье порой ускользает от нас, а когда видит, что натворило окунает людей в свой омут навсегда. Нина едва сдерживалась, дрожа, как осиновый лист на ветру, и муж это явно ощущал, - я хочу успеть к приезду Нюры…
Его пальцы жестко сомкнулись на ее бедре, что через полчаса там будет красоваться четкий след его пятерни. Женщина простонала в губы мужа и почувствовала, что ее не держат. Провела пальчиком по контуру его подбородка и пошла к двери, прижимая к груди ладонь, в надежде что не рухнет и сможет вести машину. Димку тревожить она не хотела. Тот был весь в ожидании сына, ходя за Лизой попятам, больше мешая, чем помогая. Настена нашлась в гостиной, помогая Донне организовать стол.
- Мам, ты куда? – удивленно спросил младшая дочь, обнимая Нину, когда та раскрыла ей свои объятия. Мать поцеловала девушку в макушку.
- За сюрпризом, - улыбнулась, потеревшись с Настей носами, на что та засмеялась. – Проследишь тут за всем? Помоги тете Лизе.
- Конечно, - беззаботно ответила дочь, - я тебя провожу. А папа?
- Он останется дома, встречать гостей, тебе помогать. Ты все помнишь?
- Дадада, Андрею сделать салат его любимый из крабовых ножек, Анюте и папе мимозу, дяде Игорю и бурундукам, - Настя запнулась, улыбаясь, - извини, Сергею и Виталику тазик оливье. Дяде Роману и Деборе морскую рыбу в кляре. Игорю…
- Роман Евгеньевич сказал его не будет.
- Почему? – удивилась Настя, держась за дверь машины.
- А ты не в курсе? Вроде учитесь вместе. У него в табеле неудов полно.
- У кого? Смирнова? Маааам, этого не может быть! – девушка была удивлена. Они учились в одном классе с Игорем, и она не слышала, чтобы Смирнову выставляли неуд. Пожав плечами, Настена отошла от машины, помахав матери, побежала к дому.
Не только конфеты надо было забрать. Лиза попросила купить французского вина, о котором просто забыла. Мужчинам напитки обеспечил Димка и Егор, а вот женщины сами выбрали, но закружились и забыли. На перекресте, Нина увидела машину Игоря, помахав семейству, поехала в сторону города. Легкая музыка, которую в последнее время слушал Егор, когда они вдвоем ездили по ее делам, навевала легкую грусть. Это чувство было так близко Климовой, что ощущение его было постоянным. Нет, оно не угнетало. Оно просто было.
У торгового центра, где находился кондитерский отдел, было большое скопление машин. Нина вышла из машины и, прищурившись, пыталась найти место, куда поставить машину. Покружив, оставила машину позади здания. Немного неудобно с пакетами идти, но все лучше, чем терять время в ожидании, кто освободит место.
- Миссис Климова, - с улыбкой встретила ее дочь хозяина магазина – Вероника Азарина. Они были, как и Климовы, эмигрантами. Борис Сергеевич занимался кондитерскими изделиями давно, перенеся бизнес из России в Штаты. Его жена пекла удивительные торты. – Здравствуйте.
- Добрый день, Вероник, - Нина пожала девушке руку, - я за своим заказом.
- Он прибыл буквально вчера. Я все разложила по пакетам. Но это будет тяжело.
- Да? Мы так много заказали? – жена Егора впервые приехала одна за конфетами. Обычно она была или с Димой или с Егором. Но иногда, прогуливались с Лизой.
- Вы всегда берете много.
- Тогда я возьму тележку. А это у вас что? – показала на «карандаши» завернутые в прозрачную бумагу.
- Ааааа, папа вспомнил рецепт. Это говорит, было такое лакомство в его детстве.
- Неужели КАРАНДАШИ!
- Да! так он и назвал.
- Я беру все! – Ане и Насте понравится. А если Нина еще и расскажет, какие-то забавные моменты из детства, заворожив дочерей, то от конфет может ничего не остаться уже к утру. А там еще мальчишки помогут. – Рассчитай меня, пожалуйста.
Пока Вероника упаковывала заказ, Климова спустилась на этаж ниже и прокатила тележку. Заказав еще конфет, просмотрев каталог, они договорились, что следующая партия приедет через месяц, Нина пошла к магазину с винами. Там их тоже давно знали. И вот она стоит возле машины, смотря на весь свой не дюжий скарб.
- Большая семья, - с гордостью прошептала женщина, аккуратно погрузив все в багажник. Вина тоже оказалось шесть бутылок. – Лиза, пока я не уехала, говори, что нужно.
- Да ничего, Нин. Давай домой, дети уже едут.
- Ох, я уже! – внутри взметнулось волнение от того, что она увидит Аню.
Въезжая в ворота, женщина увидела припаркованную машину Андрея, в гараже крутились сыновья Игоря. Они хором поздоровались и вновь стали что-то увлеченно обсуждать. Навстречу вышел Роман Евгеньевич и Лиза. Увидев, что творилось в багажнике и салоне машины, Смирнов предрек всем сахарный диабет, рассмеявшись, вытащил коробку с «карандашами».
- Ты сам первый захочешь вспомнить детство, - хихикнула Лиза, подхватывая пакеты. – Если бы я знала, что тут будет столько всего, отправила бы Димку с тобой.
- Нет, он ждал Андрея. Как можно было отбирать у него это? Поверь, я ничего не таскала. Там есть тележки, представляешь, - Нина шутила над подругой, идя следом с одним пакетом. Роман вернулся и взял остальное. – А где Аня? – Нина остановилась посреди гостиной.
- Не переживай, - за всех ответил Игорь, видевший дочерей Климовых, поднимавшихся на второй этаж. – Сплетни сестер должны быть рассказаны.
Пройдя мимо друга мужа, женщина потрепала того по плечу и устремилась в кабинет. Егор сидел в кресле, смотря в окно. На звук открывшейся двери, он просто протянул руку, и Нина поспешали прикоснуться к нему. Оказавшись у мужа на коленях, Климова ощутила себя той девчонкой, какой была много лет назад. Вновь завертелось на пальце обручальное кольцо, а на лице Егора была безмятежность. Вот так, молча, муж и жена могли сидеть долго, ничего и никого не замечая. После того, как между ними разрушились все преграды, молчание перестало тяготить Нину. Объятия Егора, его прикосновения говорили о многом. И лишь она это понимала. Никто не осмелился бы зайти в кабинет, зная, что там Климовы оба. Поэтому беспокоиться, что тишину нарушат, не приходилось. Положив голову ему на плечо, женщина обвила руками шею мужа, прижимаясь теснее. Каких-то пару часов, а в ней царствовала скука и тревога. Поездки, как ее, так и Егора, отлучки из дома, давили на Нину тонным прессом. До рождения дочерей, это так не ощущалось. А сейчас, когда в ее жизни все было – любимый муж, обожаемые дочери, счастье и покой – покидать все это становилось все труднее и труднее.
- Пойдем, уже все приехали, - прошептала она, ощутив, как муж вздрогнул, переводя на нее взгляд. – Егор…
Это имя утонуло в поцелуе. Со стола полетели на пол бумаги, опрокинулся стул, громко ударяясь спинкой о паркет. Никто из них даже не смотрел на дверь. Те, кто услышал этот звук, молча поймут все, не дав никому зайти в кабинет.
Показавшись в гостиной, Нина улыбнулась, видя явно только что проснувшегося Андрея. Привыкшая к трехдневной щетине на лице Егора, Нина все же считала, что Андрею не стоит ходить ежиком, о чем не преминула напомнить молодому человеку. Услышав Настю, которая крикнула имя сестры, женщина обернулась. Нюра спускалась с лестницы. Медленно положив столовые приборы, что надо было разложить, мать медленно подошла к дочери.
- Здравствуй, - провела пальцами по распущенным волосам Ани, оглядела ее лицо, обняла крепко. – Можно тебя попросить? – Аня посмотрела на мать, кивая, но рук не отпустила, - звони мне сама. Не делай из сестры партизанку. Помни, я тебя люблю и всегда пойму. Просто знай это.
Обнявшись с дочерью, Нина пошла в гостиную, слушая Нюру, рассказывающую вкратце, как она провела эти дни у Волкова. Они стояли в стороне. Мать не могла наглядеться на своего ребенка, то и дело касалась ее лица, плеч руками, смеялась над рассказами Ани. А потом всех привела в действие Лиза, сказав, что надо накрывать, и Нина, поцеловав дочь, пошла помогать.
Спустя минут сорок, приехала жена Романа, и все стали подтягиваться к столу.

"Карандаши"

http://s3.uploads.ru/t/8a20h.jpg

+1

17

Настя Климова всегда была той, которая была веселой тенью. Слишком спокойная, в меру рассудительная, но романтичная, как мать, искала приключения не в жизни, а на страницах ее любимых книг. В кабинете отца стояли два огромных шкафа, которые родители перевезли из России, полные книг. Мама любила читать, прививала это и своим дочерям. Когда Насте исполнилось десять лет, родители ее однажды потеряли. Отец не приветствовал, когда девочки заходили в родительскую спальню без спросу, и в его кабинет. И вот, в день рождения, когда мать с отцом уехали за ее подарком, девочка улизнула к книгам, засев между шкафами, не заметила, как дверца прикрыла ее, и со стороны могло показаться, что там никого нет. Сидела и читала «Последнего из могикан», совершенно не замечая никого и не слыша ничего. Нашла ее Донна, и то случайно. Никому в голову не пришло, что девочка могла туда забраться. Наказали Настю на следующий день, не став портить день рождение. Мама была бледная как полотно, а отец сверкал глазами, строго смотря на младшую дочь. Настя всегда сжималась от такого взгляда. У нее отняли подарок, который она едва увидела. Это был новенький, блестящий велосипед, розового цвета. У него была впереди корзиночка, в которой девочка думала катать своих кукол. Неделю Настя ходила мимо велосипеда, вздыхала и садилась на диван, подпирая ладошками щеки. Но тут появлялись Аня и Андрей, подмигивали и утаскивали девочку с собой. А там, за домом, где для детей была организована игровая площадка, Настю катали на качелях, Аня надевала свои ролики, Настя садилась на багажник велосипеда Андрея, спиной вперёд, цепляясь за руки сестры, а мальчик крутил педали, катая всех. Нина и Лиза смеялись, видя, как дети резвятся. Настя не нарушала запрета родителей, но на велосипеде каталась.
Услышав урчание мотора, Настена прилипла к окну.
- Анастасия, - Донна отвлекла ее, - кажется твоя сестра приехала. Смотри.
Настя не видела, как по дорожке шли Андрей и Аня, с полными руками цветов. Улыбнувшись, она доделала круасаны, которые так любят в их семье, пошла в гостиную. Но Ани нигде не было. Сестра сбегала в их комнату, но и там было пусто. Выйдя в коридор, девушка прислушалась. Из кабинета отдаленно были слышны голоса. Настя тихо спустилась вниз и постучала в кабинет. Ей не терпелось увидеть сестру, что даже если отец скажет Закрой дверь с той стороны, не остановит младшую дочь.
Прошмыгнув мимо спускающегося Игоря, девчонки ввалились в комнату. Настя закрыла дверь, щелкнув замком, улыбалась во весь рот, оттого как ей было хорошо, что сестра приехала. Ей не хватает Аньки порой. А эта неделя, которая была для самой младшей Климовой насыщенной на новости, выдалась очень трудной. Настя забралась на кровать, поджимая под себя ноги и обняла подушку, одну из двух, которые сестрам подарила тетя Дебора, вернувшись из Индии.
- Анька, я так рада тебя видеть. Родители взглядами заснимали меня, - рассмеялась, вспоминая, как маячила за углом, показывая Андрею, что надо сказать и на что согласиться. – А Андрей молодец. Быстро понял, что надо сказать.
Настя последовала примеру сестры и легла рядом.
- Рассказывать… - задумалась, ощущая, как ее сердце прыгает в груди. – Ну слушай. Только не ругайся. Ничего не было. Ларри назвал меня по фамилии. Он думал, что это ты. Честно, я не помню его фамилии, а может он ее не называл. Мне так было приятно, что в кой то век, на меня посмотрел парень. А то вечно пустое место. Одноклассницы то и дело болтают, что целуются, на всякие вечеринки с парнями ходят.
Аня смотрела на Настёну и улыбалась. Ее сестра трусиха, каких поискать. Краснела, едва увидит поцелуй далеко не романтичный, а полный страсти и желания. Что говорить о порно-видео или журналах.
- Все вокруг весной сведенные с ума. Не смейся! – ущипнула Аню в бок, - Ларри интересный. Высокий. Мы посидели с ним в кафе. Поболтали. Он спрашивал, куда я пойду поступать. Кому такое интересно? Может я и правда ему понравилась? Как думаешь?
- Ты красотка, я тебе миллион раз говорила это. А то, что парни тебя не замечают, то они просто козлы.
- Аняяяя, - рассмеялась сестра, - ты как скажешь!
- Дальше, мне интересно.
- Ну, мы целовались. Ты была права, это так приятно, - понизив голос, прошептала сестре на ушко, будто кто-то мог подслушать самую сокровенную тайну. – Трусики чуть намокли. А нос то и не мешает!
- А должен? – Аня смеялась над наивностью своей сестры.
- Ну, он же выступает, - Настена ухватила себя за кончик носа и поводила им. – И скажу сразу, он мне под юбку не лез, просто обнимал. Ах, Ань, это так…. Не знаю как. Слов нет. И он пригласил меня сегодня на свидание. Встречаемся в восемь. Как думаешь, надо родителям говорить? Я приду к одиннадцати, не позже.
- Как хочешь, я не думаю, что они тебе запретят. Ты светишься, - Климова-старшая обняла сестру. – Главное помни, что я тебе всегда говорила – никакого секса в первые сто свиданий, пока не убедишься, что это твой парень, а не просто так, залетный.
- Нет, что ты! Это рано.
Они еще час валялись и болтали. Настя расспрашивала сестру о Волкове, на что та отшучивалась, как могла. А потом, заявив, что ей надо одеться к ужину, выпроводила младшую сестру будить Андрея.
И вот, пока накрывали на стол, Настя оглядывается и не видит нигде своей сестры. Мама стала всех приглашать к столу. Девушка стояла возле лестницы и смотрела, улыбаясь. Вот папа отодвигает стул для мамы, как она садится, и он ее обнимает. Сколько себя Настя помнила, родители всегда были близки. Рука матери лежала в ладони отца, его голова подбородком лежит на плече мамы. Девочка всегда считала, что такой любви не бывает. Она есть только у ее родителей. И хотела себе найти такую же. Вот Виталик и Сергей, садятся рядом с родителями, вечно сыпя шутками и приколами. Ощущение, что они их сочиняют ночами, чтобы выдать днем.
- Настя, - мама позвала ее, вырывая из своих мыслей. Девушка кивнула и пошла к столу, садясь на свободный стул.
- Ты задумчивая? - шепотом спросил Роман Евгеньевич, оказалось, что их стулья стоят рядом.
- А? Простите, немного есть. Не придавайте значения, это я о своем девичьем.
- Если что мы можем поговорить.
Вернулась Аня, а спустя время и Андрей. И наконец-то все расселись.

[nick]Настя Смирнова (Климова)[/nick][status]Принадлежу только Ему[/status][icon]http://s5.uploads.ru/mNzkp.jpg[/icon][sign]Ты всегда рядом[/sign]

+1

18

Когда Ане было три, она мечтала завести енота. А родители зачем-то привезли ей Настю. Заглянув в свёрток, который  папа бережно держал в руках, она испытала разочарование.
- А зачем она нам? – спросила Анюта, дергая мать за рукав. – Мам! Вам что, со мной скучно?
Отец промолчал, а мама засмеялась и, взяв её за руку, усадила рядом с собой на диван.
- Нюрочка, она тебе совсем не нравится? – ласково спросила Нина, делая мужу знак, чтобы подошел и дал Ане еще разок посмотреть на сестру.
- Она некласивая, - наконец объявила дочь и нахмурилась.
- Она еще очень маленькая, - вздохнул отец, передавая жене сопящий, туго спеленатый сверток, и обнял Аню за плечики. – Подрастёт и станет такой же красавицей как вы с мамой.
- Плавда?
Егор кивнул, поглаживая старшую дочь по льняным волосам. Аня молчала, обдумывая его слова, а потом уточнила: «Она тепель наша
- Да, милая.
- Совсем-совсем?
- Совсем-совсем.
Анюта тяжело вздохнула. Значит, нет никакой надежды, что родители передумают и вернут Настю назад.
- Не расстраивайся, Нюрочка, - попросила мама и прижала её к себе. – Вот увидишь, вы с Настей скоро подружитесь. И будете вместе играть
- У меня есть Андлей, - возразила дочь, наморщив нос. С Волковым было весело бегать по саду, бить его лопаткой, а когда он рассердится, прятаться в кустах.
- А разве не интереснее играть втроём?
Об этом Анюта не задумывалась. Взрослые терпеливо ждали, что она скажет.
- Холосо, пускай остаётся с нами! – решила дочь, вызвав у родителей улыбку, слезла с дивана и выбежала из детской.
В конце концов, может, не так уж и плохо иметь младшую сестру?
Едва научившись ходить, Настя повсюду следовала за старшей сестрой. И та не возражала, не гнала мелкую от себя, а наоборот, помогала собрать игрушки и тащила в сад. Они часами копошились в песочнице, мешая Андрею завершить строительство очередного замка. Стоило мальчику ненадолго отвлечься, и стараниями сестёр замок превращался в катакомбы. Рядом постоянно находился кто-то из взрослых, чтобы успеть пресечь ссору, грозившую перерасти в ожесточённое побоище. Что Аня, что Андрей теряли всякое соображение, когда дело доходило до драки. Настёна, как самая маленькая, оставалась в стороне, пока её сестра что есть мочи лупила противника совком.
- Однажды я не успею, и они друг друга поубивают, - жаловалась Лиза подруге, оттаскивая не на шутку разошедшегося сына от дочки Климовых. Войдя в раж, Андрей не заметил, как схватил пластмассовое ведёрко и заехал им Ане по плечу. Та в долгу не осталась и полезла на мальчишку с кулаками. Рядом пыхтела Нина, прижав к груди всклокоченную дочь, которая норовила вырваться и швырнуть в лицо Андрею пригоршню песка.
- Он жадный! – кричала Аня, не давая матери снять с неё изорванное грязное платье. – Я плосила дать нам поиглать, а он не захотел! Это моя песочница! Моя!
Нина попробовала урезонить дочь, напомнив, что песочница общая. Но та её будто и не слышала.
- И Настя хотела иглать! А он злой!
- Андрей не злой и не жадный. Он так долго строил этот замок, старался и хотел показать родителям.
- Мы хотели помочь!
- Милая, - усадив дочь в ванную, Нина принялась осторожно оттирать грязь с её лица. – Вспомни-ка, что вы сделали, когда пришли к нему утром?
Аня насупилась, вспоминая.
- Стали рыть яму рядом с его замком, - подсказала мать.
- Это бассейн! Чтобы Келли могла купаться!
- Хорошо, бассейн. Вы выкопали его слишком близко, и часть стены обрушилась.
Дочка молча жевала нижнюю губу. Вздохнув, Нина включила воду и подставила ладонь под струю.
- Малыш, так нельзя себя вести. Андрей очень расстроился, понимаешь?
- Он жадина… - повторила Анюта, правда, уже не так громко и уверенно, как раньше.
- А как бы ты назвала себя, м? Подумай и скажи мне.
Нина спокойно ждала, пока Аня обдумает свой поступок и ответит на вопрос. Наконец девочка нехотя выдавила: «Хулиганка». Это слово произносили папа и баба Клава, когда ловили её за каким-нибудь нехорошим делом.
- Правильно. И Настя ведёт себя так же, учится у тебя. Ты ведь старшая.
- Всё лавно Андлей злой, - всхлипнула та, отворачиваясь, и закрыла ладошками мокрое лицо.
Нина сама готова была разрыдаться, но держалась, понимая, что сейчас не время проявлять сентиментальность.
- Он рассердился на вас из-за сломанного замка.
- Он всегда меня плогоняет… - пожаловалась Анюта, позволяя закутать себя в мягкое полотенце со слониками. – Я не мешаю и не делусь, а он не пускает иглать. Почему?
- Может, потому что Андрей привык, что ты ломаешь его игрушки? – предположила мать, заставив девочку глубоко задуматься.
На следующий день Нина застала детей в песочнице, а яблоко раздора – двухэтажный замок, опоясанный стеной и увенчанный четырьмя башнями, возвышался на прежнем месте. Пока Андрей сосредоточенно долепливал последнюю, самую высокую башню, Аня занималась тем, что сажала деревья на дне замкового рва. Настя сидела чуть поодаль и лепила фигурные куличики, не обращая внимания на старших.
Шло время, а мамины слова, что младшая сестра повторяет за ней, остались у Анны в памяти. В каких только передрягах она не побывала и не хотела, чтобы Настёна повторяла её ошибки. Аня чувствовала, что мелкая тяготится такой плотной опекой, но готова была стерпеть любую обиду, лишь бы уберечь Настю. Она видела, что сестра выросла и с восторгом и надеждой смотрит в будущее, и боялась однажды увидеть, как угасает этот свет в её глазах. За себя Аня давно не переживала - её не пугала никакая грязь, но она не могла позволить любимой сестрёнке запачкаться.
Первое впечатление оказалось верным – Настёна впервые влюбилась. Незнакомое чувство захлестнуло её с головой и, сама того не замечая, она смущённо краснела и расплывалась в счастливой улыбке, рассказывая о Ларри. Анна слушала внимательно и не перебивала, давая Насте выговориться, а сама старалась понять, о ком идёт речь. Со спины их частенько путали – Климовы были примерно одного роста и телосложения, обе блондинки, - значит, парень знал Анну. Откуда? Имя вроде знакомое… Взяв сестру за руку, Аня перебрала в памяти знакомых парней и – бинго! Ларри Бут, парень из параллельного класса, капитан школьной команды по лакроссу. Высокий, спортивный, обаятельный – то, что доктор прописал. Девчонки на нём гроздьями висли, и он гулял то с одной, то с другой, однажды даже её пригласил на свидание. Но у неё тогда был парень, и она отказалась.
- Ну и ты бы сходила, - улыбнулась Анна, сладко потягиваясь.
- Страшно… - пробормотала сестра и, окончательно смутившись, уткнулась лицом в подушку. - Ань, ну не смейся надо мной
- Даже не думала. Лучше умереть.
Фыркнув, Настя продолжила рассказывать. Анне стало грустно: младшей сестре явно не хватает внимания, раз она так радуется тому, что какой-то парень спросил, куда она планирует поступать. Им обеим этого не хватало – задушевных разговоров с родителями, уверенности, что твои проблемы им интересны и важны, что они действительно скучают, когда звонят узнать, где в данную минуту находятся их дети, а не просто проявляют бдительность. Они выросли в полноценной любящей семье, но отчего-то чувствовали себя в ней немного… лишними. Как будто без них вполне могли обойтись.
- Запомни одну вещь, хорошо? Пообещай мне, - тихо попросила Аня, сжимая ладонь сестры в своей, и та послушно кивнула. – Никогда не думай, что ты пустое место и твои чувства, желания или мнение ничего не значат. Не позволяй другим считать тебя никем.
Приподнявшись на локте, Настя внимательно смотрела на сестру и, когда та умолкла, неуверенно кивнула.
- Ань… Думаешь, я ему нравлюсь?
- А что в этом странного? Удивительного? Неожиданного? – поняв по её тону, что сестра всё еще сомневается, старшая Климова рассердилась. Сев на колени, она потянула за собой Настёну, взяла за плечи и встряхнула.
- Хватит себя недооценивать. Ты классная.
- Правда?
- Я тебе когда-нибудь врала?
Настя прикусила губу и отрицательно помотала головой. Улыбнувшись, Анна стиснула сестру в объятиях и повалила обратно на кровать.
- Ань… - тихонько позвала сестра, прильнув горячей щекой к обнаженному Анькиному плечу.
- М-м? – сонно пробормотала та, не разжимая рук.
- Я хотела спросить… про вас с Андреем… можно?
- Спрашивай.
- У вас всё хорошо?
- В смысле? Насть, ты о чём сейчас?
- Ну… - Настёна замялась, опасаясь, что лезет не в своё дело. – Я надеялась, что вы помирились.
- А мы и не ссорились. Он ведь уехал, помнишь? Собрал вещи и свалил, вот и всё.
Помолчав, Настя осторожно спросила: «Ты до сих пор на него злишься?» Аня долго молчала, но сестра знала, что она не спит, просто не хочет разговаривать.
- Раньше злилась, теперь нет.
Младшая Климова облегченно перевела дыхание. Она переживала, что Аня так и не простила Андрею его внезапное исчезновение. Вернувшись в тот день из школы и узнав, что Волков уехал, не оставив ей даже короткой записки, Анюта страшно разозлилась на приятеля. Поначалу она даже слышать о нём не желала и демонстративно выходила из помещения, едва заходила речь об Андрее. Нина всякий раз извинялась перед Ивлевыми за поведение старшей дочери, но те, казалось, ничуть не обижались. Карась молча усмехался, а Лиза грустно вздыхала.
Со временем полудетская обида забылась, Анна оттаяла и, столкнувшись с Волковым на вечеринке, разрешила ему проводить её домой и сдать на руки родителям. Ни Нины, ни Егора в тот вечер дома не оказалось - они были приглашены на ужин к друзьям – и ребят встретил  охранник хозяина, Леонид Прохоров. Увидев Анюту, которая висела на шее у парня, Кот тихо присвистнул. Андрей чувствовал себя неловко, но мужчина его успокоил, пообещав прикрыть девчонку перед родителями. Аня была так пьяна, что не стояла на ногах и упала бы, не подхвати её Прохоров.
После этого случая и до прошлого вторника молодые люди больше не встречались – не было подходящего случая. Зато стоило им вновь столкнуться, и всё завертелось. Аня испытывала лёгкое волнение, думая о предстоящем ужине. А еще ей не терпелось увидеться с Волковым. Это что-то нереальное: они провели вместе несколько дней, переспали, накануне Андрей признался ей в любви. Сейчас Анна дома, рядом родители, сестра и люди, которых она привыкла считать близкими и родными, а ей хотелось обратно к Волкову.
«Позовёт или нет?» - гадала девушка, стоя перед открытым шкафом и выбирая, что надеть на ужин.

Как только в гостиную вошла Нина, Смирнов поднялся из кресла и направился в кабинет к хозяину. Клим сидел за столом и изучал документы, время от времени делая в них пометки шариковой ручкой. Вытащив из внутреннего кармана пиджака сложенный вчетверо листок бумаги, он молча протянул его Егору.
- Впечатляет, - произнёс тот, рассматривая отверстия от пуль. Практически все выстрелы попали в цель. – Тренируешься?
- Не я. Игорь, - ответил друг, садясь напротив и закуривая. – Пришёл на днях из школы и расстрелял всю обойму.
- Красавец, - хмыкнул Климов, потирая указательным пальцем правый висок. – Давай, брат, тренируй пацана. Хорошие стрелки всегда в цене.
Хирург кивнул, соглашаясь. Он давно знал о планах начальника ввести Игоря в организацию и, что скрывать, был этому рад. У его мальчика были все данные, чтобы занять достойное место в группе: сильный характер, цепкий ум, выдержка, умение анализировать и просчитывать ситуацию на три-четыре хода вперёд. Благодаря отцу Игорь научился стрелять раньше, чем говорить и с тех пор неустанно совершенствовал свои навыки. В тире по неподвижной мишени он выбивал десять из десяти, по движущейся – девять, редко восемь.
Они оба – Клим и Хирург – не сомневались, кто займёт их место в организации.

Спускаясь по лестнице, Анна слышала голоса в большой гостиной, и они возвращали её в детство, когда жизнь казалась чередой бесконечных праздников. Сколько она себя помнила, в доме всегда толпились люди: папины друзья приезжали с семьями и гостили по нескольку дней или они все собирались и ехали куда-то отдыхать. Отец часто возил маму к океану, и порой они брали с собой детей. Аня обожала плавать, они с сестрой привозили домой кучу ракушек, которые потом раздавали друзьям.
Мама гордилась своей большой дружной семьёй и любила долгие посиделки за столом. Обычно они с Донной начинали готовить с раннего утра, пока остальные еще спали. Позже к ним присоединялись Лиза и девочки, и к моменту, когда гости начинали собираться, стол буквально ломился от блюд. Для Климовых это стало своего рода традицией, одной из многих, сплотившей членов семьи и их ближайших друзей.
Мужчины перебрались в малую гостиную и коротали время в ожидании ужина, разговаривая о делах. Улыбнувшись сестре, Анна подошла к матери. Она успела соскучиться по ней за эти дни и знала, что это чувство взаимно.
- Хорошо, мам.
Ане было проще согласиться на просьбу матери, чем объяснять, почему она выбрала действовать через сестру, а не позвонила родителям сама. О каком понимании может идти речь, если они ей не доверяют и стремятся контролировать каждый шаг, особенно мать? С отцом еще можно договориться, но мама…
Бегая из кухни в комнату и обратно и помогая остальным накрывать на стол, Аня успевала переглядываться с Андреем. Судя по его реакции, с платьем она угадала. Знал бы он, что в последний момент она решила не надевать бельё, собираясь пощекотать нервы им обоим. Улучив момент, Климова показала парню взглядом на дверь и выскользнула из комнаты.
Не прошло и пяти минут, как на веранде показался Андрей. Аня видела его, спрятавшись за углом дома, и ждала, что тот пойдет её искать. Так он и сделал.
Поймав идущего мимо Волкова за руку, она потянула его к себе. Не дав ему и слова сказать, Анна обхватила парня за шею и прильнула к губам. Она и подумать не могла, как сильно успела соскучиться! Андрей прижимал её к себе, задирал юбку и мял ягодицы, не заботясь о том, что могут остаться синяки. Климову будоражили эта грубость и напор, на которые она реагировала головой и низом. Анна дрожала, как в лихорадке, отвечая на беспорядочные поцелуи, которыми её осыпал Андрей. Она цеплялась за его рубашку, боясь, что ослабевшие ноги откажутся её держать. Облизав губы, девушка потянулась расстегнуть на партнёре штаны и инстинктивно уловила его замешательство. Это её удивило – уж кому-кому, а Волкову стесняться точно нечего. Она хорошо помнила феерические ощущения во время  их первого секса и не понимала, с чего бы ему теперь нервничать.
- О господи, Волков
Присев на корточки, она в изумлении разглядывала внушительный бугор в трусах и недоверчиво касалась его пальцами, заставляя парня вздрагивать и подаваться бедрами ей навстречу. Приспустив чёрные «боксёры», девушка обхватила ладонью член у основания и медленно провела языком по стволу, пробуя его на вкус. Наверху раздался низкий стон, и Аня сомкнула губы вокруг головки, втягивая её в рот. Для начала она хотела убедиться, что сможет взять его хотя бы наполовину, но Андрей не дал ей такой возможности, подтолкнув вниз. Чтобы удержать равновесие и не подавиться, Анна уцепилась за его ногу и постаралась максимально расслабить горло. А Волков, похоже, ничего не замечал, продолжая жёстко трахать партнёршу в рот. Аня старалась как могла, плотно сомкнув губы и двигаясь от корня до головки. Андрей крепко держал её за волосы, не давая прервать процесс и отодвинуться, а она продолжала сосать, вращая головой сверху вниз и по кругу и смаргивая выступившие слёзы. Волков хрипло стонал и матерился сквозь зубы, натягивая ей волосы у корней; его движения становились более отрывистыми, намекая на приближение финала.  Анна пыталась дышать носом, захлебывалась слюной и сжимала губы, высасывая из члена сперму.
Проглотив всё и почувствовав, что её больше не держат, девушка упала на колени и зажмурилась, пытаясь отдышаться. Горло немного саднило, уголки губ болели, словно их насильно растягивали неподходящим по размеру предметом. Аня машинально потрогала нижнюю челюсть и посмотрела снизу на Волкова. Её рывком поставили на ноги, но прежде чем она успела что-то сказать, совсем рядом раздался голос тёти Лизы, которая звала молодёжь ужинать.
- Андрюша, ну ты где потерялся?  Опять куришь натощак?
- Слышал, Волков? – тихо засмеялась Аня и мягко сжала еще твёрдый член, лаская по всей длине. – Бросай курить, вредно для здоровья
Уклонившись от поцелуя, она вывернулась из объятий и сиганула в темноту, оставив парня приходить в себя.

Вернувшись в дом, Анна застала всю семью за столом и поспешила присоединиться к собравшимся, заняв один из пустующих стульев. Заговорив с женой Романа Евгеньевича, она не заметила, как в комнату вошел Волков и сел напротив. Пока другие активно налегали на угощение, Аня быстро набрала смс, пряча телефон под столом. Ковыряясь в своем любимом салате, она наблюдала через ресницы, как Андрей достаёт мобильник и смотрит на экран.

«Я подумала и не стала одеваться».

До конца вечера Аня избегала смотреть на Андрея, а если их взгляды пересекались, улыбалась и отводила глаза. После ужина все перешли в малую гостиную, где, по мнению многих, было гораздо уютнее. Аня любила проводить здесь время, лёжа на огромной белой шкуре перед камином, и слушать музыку через наушники. Настя приходила сюда читать или рисовать, а мама часами вышивала, сидя у окна.
Диван оккупировали бурундуки и уговаривали подругу не ломаться и составить им компанию. В другое время Анька бы с радостью согласилась и охотно вклинилась между братьями, но сегодня на ней не было нижнего белья и, куда бы она ни пошла, всюду ловила на себе пристальный взгляд Волкова. И это невероятно возбуждало.
Поэтому, когда он вдруг объявил, что идёт спать, Аня остолбенела. Настроение моментально упало, но пришлось остаться и принимать участие в общей беседе. В конце концов, заметив, что она отвечает невпопад и списав это на усталость, Нина шёпотом предложила дочери лечь пораньше. Аня не стала спорить и ушла к себе. Закрыв дверь, она подбежала к окну и подняла раму.

«Подойди к окну».

В доме напротив вспыхнул свет, и довольная Анюта помахала Волкову. Отступив на шаг от подоконника, она зажгла лампу, чтобы Андрей мог её разглядеть, и сняла платье. Потом привстала на цыпочки и медленно закружилась, раскинув руки.
Телефон просигналил новым сообщением.
Натянув пижамные штаны и короткую майку, девушка выглянула в коридор и побежала к чёрному ходу.
Стемнело. Пробираясь наощупь среди кустов к соседнему дому, Аня чувствовала, как ночная прохлада проникает под одежду, и кожа покрывается мурашками. Посветив себе телефоном, девушка вышла на усыпанную мелким гравием дорожку, которая терялась где-то в зарослях жимолости. В десяти метра от неё росли пионы, которые тётя Лиза собиралась представить этим летом на международной цветочной выставке в Нью-Йорке.
Обогнув клумбу, Анюта очутилась у единственного окна, в котором горел свет. Она тихонько постучала, зябко переминаясь с ноги на ногу. В следующее мгновение её просто оторвали от земли и перенесли в комнату.
- Климова, у тебя точно крыша поехала, - прохрипел Андрей, и она кивнула, прижав палец к его губам.
- Хочешь, я сейчас уйду? – прошептала гостья и тихо засмеялась, услышав ответ.
Положив его руки себе на талию, она огляделась.
- Хочешь сказать, ты сюда еще помещаешься? – спросила Аня, показывая на кровать у стены. – Знаешь, мне больше нравится тот траходром у тебя дома… Что? Он правда классный.
Толкнув парня на кровать, она  разделась и уселась к нему на колени. Девушка не помнила, чтобы Андрей за эту неделю ложился спать голым, значит, ждал, что она придёт. Прерывисто вздохнув, она прильнула к его губам, поглаживая заросшее щетиной лицо.  Андрей снизу ласкал её грудь, приподнимая в горячих больших ладонях, сжимал соски и перекатывал их между пальцами, как камешки.  Аня тяжело дышала, зажмуриваясь и облизывая сохнущие губы. Она не замечала, что начинает ёрзать у него на ногах, и только крепче целовала. Между ног тлел пожар, и хотелось приласкать себя… чтобы он видел.
Анна выпрямилась и слегка откинулась назад, проводя средним пальцем по клитору и между лонными губами. Она гладила края влажной щёлки и вталкивала внутрь палец – неглубоко, всего на одну фалангу. Но и этого было достаточно, чтобы раздразнить себя до такой степени, что каждое прикосновение ощущалось как слабый разряд тока и заставляло мышцы внутри сжиматься от предвкушения.
Продолжая мастурбировать, Анна оперлась свободной рукой на плечо парня и склонилась над ним. Кусая губы и постанывая, девушка теребила набухший клитор, и попросила шёпотом: «Поцелуй меня, Волков…»
Чувствуя, что оргазм близко, она убрала руку и, облизав ладонь, сжала член Волкова.
- Большой, - пробормотала она удовлетворенно,  проводя сомкнутыми в кольцо пальцами по крепкому стволу и глядя, как двигается кожа и обнажается красивая крупная головка. Помня про свой первый неудачный опыт интимной близости с парнем, Анюта с трудом могла поверить, что в неё каким-то образом могло поместиться вот это. Между ног сладко заныло, и она поняла, что больше не сможет терпеть. Ей до дрожи хотелось снова почувствовать Андрея в себе. И не пальцы, а член.
- Помоги мне… Андрей… - простонала девушка и со всхлипом втянула воздух, опускаясь на парня.  Ей казалось, она садилась на него целую вечность, прежде чем смогла принять целиком. Волков держал её, давая прочувствовать каждый сантиметр свой плоти. Обоих потряхивало. Анна скулила сквозь зубы, пытаясь свыкнуться с ощущением чего-то настолько огромного, распирающего её изнутри, что причиняло небольшую боль, смешанную с острейшим удовольствием. Андрей лежал, расставив ноги и согнув их в коленях, Анна выгнулась, опираясь на него двумя руками, приподнялась и скользнула обратно. Она двигалась, неуклонно наращивая темп и кусая губы, чтобы не стонать слишком громко. Но это было непосильной задачей – чувствовать Волкова внутри и молчать.
Перед глазами всё плыло, тугая пружина внизу живота сжималась сильнее с каждой секундой, грозя выстрелить в любой момент, и Анна отчаянно надеялась, что это вот-вот произойдет. Андрей входил в неё мощными рывками, заставляя вскрикивать всякий раз, когда член ударялся о шейку матки.  Она раскачивалась взад и вперед, впивалась ногтями в окаменевшие мускулы, а ощутив финальные толчки глубоко в недрах своего тела, застонала, подхлестывая любовника кончить в неё. 
Она слышала его хриплое дыхание, похожее на рычание животного, и несколько раз медленно приподнялась и опустилась, слегка крутя бёдрами. А потом слезла с него и улеглась рядом на узкой расшатанной кровати, закинув на парня ногу и обняв за пояс. Некоторое время они молчали, отходя от пережитого; заметив, что Андрей не спит, Аня забралась выше, уткнулась ему в потную шею и тихо спросила: «Скажи… почему ты тогда уехал? Не дождался меня, не сказал, где тебя искать. Почему?»
[nick]Анна Климова[/nick][status]твоя Кошка[/status][icon]http://sg.uploads.ru/kJgqa.jpg[/icon]

платье Ани

http://s3.uploads.ru/t/PidIC.jpg

Отредактировано Georgy Klimov (28.05.2018 21:01:59)

+1

19

У Волкова просто отключились тормоза. Парень не видел, что девушку бы поберечь, а не таранить членом «насквозь», но Анька сама его завела – голосом, губами, голой задницей и тем, что она хотела его. Не отозваться на такой призыв той, которую ты любишь, мог бы разве что человек, путающий любовь и простую похоть. Ощущение ее носа на своем лобке, щекотящее кожу горячее дыхание, легкие хриплые стоны доводили и без того воспаленный мозг Андрея до состояния «безумец». Едва он мог замечать, что ей трудно. Он даже не задумался, получалось ли у Ани справиться со своими рефлексами, полностью  погруженный в свои чувства в одной точке, где сошлись его член и ее губы. Пик стремительно приближался. Едва первые капли упали в ротик Климовой, Андрей отпустил ее волосы, чтобы ухватиться рукой за решетку, лишь толкаясь той меж плотно сжатых губ, бурно кончая. Сквозь прикрытые ресницы, Волков ничего не видел, лишь ощущая как все тело содрогается, как юркий язык Аньки скользит по члену, вылизывая тот. И вот ярко ощутимая пустота привела его в чувство. Волков подхватил девушку за плечи и поднял, прижимая к себе, зарываясь носом в волосы. Отдышаться не давала его тонкая рука, скользящая по мужской плоти, на что парень отзывался легким вздрагиванием. Пальцами обнимающей Аню руки, Андрей приподнял лицо девушки, но замер, так и не приблизившись губами, чтобы поцеловать ту, как раздался голос матери. Улыбнувшись своей кривоватой улыбкой, только и успел разжать руки, чтобы его пташка упорхнула, оставляя приятный озноб всему его телу.
- Чертовка…. Но ее губы…. Твою мать Волков, - опираясь руками о колени, согнулся и сделал пару глубоких вздохов. – Бегал-бегал, а, оказалось, по кругу. Ты заяц, а не медведь.
Натянув штаны, Андрей все же закурил, выходя из-за угла. В доме были слышны голоса, за окном мелькали тени – вероятно, последние приготовления, которыми активно занялись все женщины их семьи. Проведя ладонью по лицу, Андрей присел на ступеньку веранды. Разбирать события по кусочкам совершенно не хотелось. Сегодня, сейчас. Может завтра, на свежую голову, а не пустую, абсолютно заполненную Анькой и ее телом. Шанс?
- Чем черт не шутит, - Волков потушил сигареты и вошел в гостиную, сразу натыкаясь на сидевшую напротив единственно не занятого стула.
Их разделял широкий стол, но это мало помогало сейчас в разговорах с матерью, которая усадила своего сыночка рядом и старалась угадать кулинарные «хотелки» Андрея. Согласившись на все, чем его хотела накормить Лиза, Волков поднял глаза, пристально посмотрев на Климову. Та лишь улыбнулась и отвернулась, типа так увлечена беседой, что сиди и верь этому. Положив руку на спинку стула, на котором сидела мать, Андрей склонился за ее спиной, стуча пальцем по плечу отца.
- Пап, помнишь ты говорил, что у тебя есть знакомый, который может помочь с японскими деталями?
- Помню, а зачем тебе? Ты вроде на японцах не спец.
- Да хочу одну штуку попробовать с автоматическим вспрыском, - и понизил голос, чтобы Лиза не догадалась ни о чем, - третьей руки то нет, а гонять на автомате я не люблю. Бабская примочка – две педали. А это таймер-контроль. Я видел на паре сайтов, но мне лучше бы человечка поспрошать. Устроишь?
- Не проблема. Давай ешь, мать старалась. Все для сыночка, правда, Лиз. А муж пусть худеет, - поцеловал жену в ответ на ее начавшиеся возмущения, и они с Андреем ее обняли. Но тут в его кармане отозвался вибрацией телефон. – Мам, это Пит.
- Хватит, ты приехал домой. Оторвись, я тебя прошу.
«Мало подумала, но мне нравится».
Андрей поднял руки, в знак сдаюсь, стал налегать на изыски, которые буквально заставляли его стонать. Обожраться и умереть было его лозунгом. Благодаря хорошим генам, Волков не поправлялся, становясь колобком. Пару часов в сутки тренировки возле груши и скакалка дают нужный тонус в мышцах, которые не собираются в себе копить жир. Матери пришлось пару раз вставать, чтобы принести еще тарелки с любимым его салатом. А сидевший рядом Танцор, отложив в сторону вилку, с интересом наблюдал за перекрестным «огнем» взглядов Андрея и Ани, спросил:
- Ну, ты горазд жрать.
- Угу, - только и ответил Волков, стащив пару кусочков вареного языка. – Машина как?
- Летает. Я так понимаю, тебе не шибко с той суммы слетело в карман.
- Не важно, главное вам нравится.
- А как ты смотришь на то, чтобы сменить посредника между тобой и заказчиком.
- Предлагаете себя?
- Скорее нет, чем да. Заказ по электронке, оплата по счетам в стоимость работы плюс сверху пятьдесят процентов.
- Вы решили разориться на первых дух машинах? – сложно ломать налаженную сеть. Отец Ани и его друзья не та сфера, чтобы ему помогать. Да, они имеют знакомства, но у Арчи хорошая крыша, которую не пробить даже дяде Егору и его друзьям. – Но если кому-то из ваших друзей захочется «самолет», говорите – сделаем. Проблем никаких.
- Не хочешь со своими работать?
- Нет, войны не хочу.
А она могла возникнуть из малейшего намека, что Волков трудится в другую сторону больше, чем на благо кошелька Арчи. В его расположении тоже был свой плюс. Когда-то он помог ему войти в круг стритрейсеров. Конечно, прошло много времени уже, и Андрей со своей компанией занял свое место в городском управлении ночными «прогулками». И с ними приходилось считаться.
- Умно.
Сытость во всех смыслах и слова, и тела, буквально валила Андрея с ног, точнее со стула. Развалившись, он слушал рассказы матери и тети Нины, но сам кончиком кроссовка ощущал, как упирается в босоножку Аньки, а та лишь в ответ подталкивала и улыбалась. Сложно было делать беззаботный вид, когда тело нет-нет да отзывалось на мысли о Климовой. Первыми из-за стола потянулись мужчины, выходя на крыльцо покурить, оставляя женщин за своими разговорами. Волков не торопился, просто сидя и ловя невероятный кайф от того, что в его жизни свет бьет фонтаном. Что будет завтра, ему вовсе не хотелось думать. Порой ощущать сегодня и сейчас, ярко и четко, в сотню раз приятнее, чем мечтать. А мечтал Андрей часто. Жил мечтами о Климовой, стараясь забыться и не сойти с ума. Роман Евгеньевич хлопнул его по плечу, молча зовя за собой. Парень поднялся, целуя мать в макушку, мельком посмотрел на Аньку, ушел следом за отцом, который что-то бурно обсуждал с дядей Игорем. Диван приватизировали одинаковые, в креслах расселись отцы семейств. Оставалось пару стульев, но хотелось растянуться и закрыть глаза. Услышав имя Климовой, как ее подзывали к себе сыновья Танцора, Андрей, не подавая вида, что заинтересован и наблюдает, слушал их разговор. Дернув плечом, опустился на подлокотник кресла, в котором сидел отец.
- Спать, - поднялся и пошел на половину своего дома.
В комнате ничего не изменилось. Мать старалась оставить все так, чтобы ее медвежонку было приятно. Хотя отец предлагал сделать ремонт, Андрею было все равно, но Лиза отказывалась. Искупавшись, Волков открыл шкаф и замер. Но передумав одеваться, ощущая какое-то далекое предвкушение, упал на кровать. Это было круто вновь ощутить себя в родных стенах. Нет, его квартира была такой, какую он представлял и в итоге сделал. Но ничего нет лучше родительского дома. Лиза не преминула, в какой раз спросить сына, не хочет ли тот пожить тут недельку другую. Если бы она знала, с чем он боролся внутри на ее слова. Порой ложиться голодным, или хотеть спать в пять утра, но готовить себе еду, чтобы не свихнуться от постоянного чувства голода, было тяжело и надоедало. Но на его приходы или вовсе исчезновения на неделю другую, заставили бы мать беспокоиться. Это у них с тетей Ниной общая черта, что ли? На стуле дернулся телефон. Андрей протянул руку и прочел смс. Рассмеявшись, распахнул окно, сдернув в одну сторону шторы.
«Вкусная….»
А потом короткое «Жди». Отбросив телефон обратно на штаны, Волков уперся руками в подоконник и прислушался. Вдали что-то шуршало. Он улыбнулся, представляя себе крадущуюся Климову, оглядывающуюся и замирающую на каждый звук. Потом показался мельтешащий свет фонарика. Потом робкий стук. Андрей слегка перегнулся через окно, крепко сжав девушку за плечи, пушинкой поднял и тут же поставил перед собой.
- Уйдешь? Не думаю, - он прижался губами к ее шее, водя языком по бархатистой коже. Он старался не налегать на нее, понимая, что Анька вряд ли выдержит его вес, тащился как пес от любимой косточки. – Один вроде да. Двоих тут не пытались уместить, - улыбался, поглаживая ее ягодицы через ткань, ощущая подтянутое тело этой Кошки. Удивленно посмотрел на нее, - когда успела заценить, если просыпаешься на мне?
Предвкушение ночи, заставило Волкова зарычать, когда Аня коснулась собой его разгоряченного тела. Он заводился с пол-оборота, с косого ее взгляда. Ни одна женщина так на него не действовала, чтобы мозг пылал от возбуждения. Целуя Климову жадно, одной рукой поглаживал ее по спине от макушки до копчика, слегка заводя палец меж ягодиц, другой ласкал ее грудь. Хотел припасть к соску, но Анька крепко держала его губы своими, отвечая грубо и с острой жадностью. Чуть дернувшись, что член был зажат телом Ани к его животу, придавил ее к себе, двигая бедрами.
- Течешь…. – прохрипел Волков, словив момент, и впился в ее грудь поцелуем, слегка покусывая так манящий его сосок. Но Аня отстранилась, молча надавливая на его плечи, когда парень потянулся к ее губам. Проследив за ее рукой, он выдохнул. Это было чертовски будоражащее шоу, отчего крышу снесло напрочь, и Андрей прижал свою ладонь к члену, а Аня своими движениями двигала на только себя к оргазму, но и его. Он, не отрываясь, смотрел на раскрытые половые губы, меж которых порхал тонкий пальчик.
- Давай, ласкайся…. – подстегивал ее, видя, как она реагирует на его слова. – Вот так… Моя девочка…
Целуя ее, Андрей приподнял ее за ягодицы, помогая самому войти в нее. На мгновение забывшись, укусил Аньку за губу, рыча от ощущений, как она тесна, как едва «войдя в гости» сдавлен ее «объятиями».  Она обладала невероятным даром властвовать над ним, и буквально за такой короткий срок ей удалось приручить Медведя. Волков тащился от своих ощущений, потому в какой-то момент девушка вскрикнула, а потом руки Андрея лишь сильнее подхватили ее за бедра и стали с быстрой скоростью насаживать на собственный член, заставляя Аньку кричать в его губы от удовольствия. Парень едва сдерживался, чтобы не «порвать» девушку собой. Звук сталкивающихся, уже мокрых тел, со смачным шлепком отрываясь, заставлял их обоих царапаться зубами, чтобы не кричать на всю комнату. Оргазм заставил Андрея выгнуться бедрами, чтобы войти еще глубже и выплеснуться внутрь девушки. Они ощущали его теплое семя, что разливалось внутри нее, начинало стекать по ногам, как член Волкова подрагивает в ее влажном лоне, полностью отождествляя девушку с собой… Она его и больше ничья… С этого момента и навсегда…
Лишенная сил Анька лежала сверху на горячем теле парня, а потом скатилась к нему под бок. Андрей обнял ее, прижимая теснее, чтобы не свалилась на пол, поглаживая ее ногу. Отдышаться удалось не сразу. Но эта поза была ему неудобна, и парень перетащил девушку на себя, укладывая ее голову на свое плечо.
- Ты точно хочешь это знать? – чуть отклонившись, увидел ее взгляд. Аня кивнула, проводя пальцами по его щеке. – Я не мог больше находиться тут. Из-за тебя. Ты была девочкой, а я уже не был мальчиком. Я не мог бороться с собой, со своими чувствами к тебе. Твой отец меня бы убил, подкати я к тебе в твои четырнадцать. Ань, у меня перспектив не было никаких, вообще. С универом я пролетел точно, а кроме тачек меня ничего не интересует, - он замолчал, перебирая ее волосы. Он никогда никому не говорил об этом. Кому? Матери? Как бы она восприняла, стала бы отговаривать или еще чего? Выход уехать быть идеальным. – В тот вечер, ты наверное не помнишь, я видел как ты переодевалась, забыв выключить свет. Я боялся себя и того, что хотел. Я хотел тебя изнасиловать, лишь бы успокоить свою голову. Я не мог больше так. Поэтому дождавшись, когда ты уедешь в школу, собрался и свалил. Жил в гараже пару месяцев, потом подвернулась квартира. А теперь понимаю, что дурак. Отдыхай.
Ему стало легче. Впервые он заговорил о том, что терзало долгое время. И что выползло, едва Анька оказалась на его пороге. Он положил ладонь на свой лоб, матерясь про себя за излишнюю откровенность. Аню могло напугать его желание изнасиловать ее. Но именно это ему тогда и хотелось. Дикость и одержимость просто сводили с ума. Он не заметил, как уснул, натянув на них с Климовой махровую простыню.
- Лежи, - пробурчал парень, спеленывая руками, начавшую возиться на нем девушку. – Анька, уймись.
Климова поползла вниз, замерла.
- Да, такое бывает по утрам, - улыбнулся, ощущая прикосновение киски к члену. Посмаковав, Андрей еще сильнее сжал Аньку, чтобы продлить это чудное мгновение. Но та лишь брыкалась и повторяла, что ей надо успеть добежать до комнаты, пока не проснулись взрослые. – Ну, подумаешь, узнают, чем мы тут занимались. Не дети чай. Ну, правда, Ань.
Но остановить ее было не возможно, и пришлось отпустить. Болезненно отозвалось в паху, когда возбуждение замерло и стало спадать. Протерев глаза, Андрей приподнялся на кровати, опираясь на локти. Анька шарила по стулу и креслу, ища свою пижаму. Совершенно не задумываясь, что наклоняется, девушка показывала себя во всей красе проснувшемуся окончательно Волкову.
- Это ты зря….
Быстро поднявшись, он вырвал из ее рук майку и заткнув поцелуем начавшиеся рваться возмущения, впечатал Климову в стену, сжимая пальцами ее подбородок. Одной рукой прижал ее руку, вытянув вдоль стены. Аня вцепилась пальцами в запястье Андрея, пытаясь увернуться от его губ, но это было для нее нереальным. Все равно, что пытаться толкать булыжник в гору – все не тронется с места. Он резко раздвинул коленом ее ноги, приподнимая девушку и делая движение телом к ней, касаясь ее собой. Хватило пары движений, чтобы эти двое завелись. Ждать не хотелось, и Андрей подхватил Аню под бедра, поднял на руках, заставляя обнять себя ногами за талию. Пальцами прошелся меж тел, касаясь половых губ девушки, ощущая, что она готова, не стал давать ей перевести дыхание, рывком насадил ее на свой каменный член. Она вскрикнула, ударяясь о стену, когда толчок заставил ее выгнуться. Волков обнял ее за талию, а второй рукой словил ее кисти, задирая те над ее головой. Они рычали, стонали, совершенно не заботясь о том, что рядом находится комната родителей Андрея. Желание обладать Климовой вспыхнуло сиюминутно, не оставляя и секунды на подумать, на аккуратность. Он брал ее измором, двигаясь резко и на всю длину, чувствуя, как касается головкой члена самой женской сути, долбя в матку. Сейчас все было совсем иначе, нежели в их первый раз. Стремительные рывки, заставляющие шататься едва не стены его комнаты. Грубые ласки, вырывающие из ее уст стоны. Его пальцы, оставляющие следы на тонких запястьях Аниных рук. Это была совершенно иная грань страсти. Первобытной страсти, граничащей с безумием животной похоти. Но это не было бездушным совокуплением. Это было желание овладеть ей без остатка. Чтобы ее тело еще долго ныло при мысли о том, что происходило в его комнате. Приближение пика не заставило себя ждать. Волков запрокинул голову, готовый выть от разрядов, что шли по его телу. Ощутив, как в паху скапливается напряжение, Андрей резкими движениями входил в Климову. Следя взглядом за тем, как под последними, особенно яростными толчками вздрагивает ее тело, врывался в ее плоть так глубоко, как только мог, пока с глухим стоном не наполнил ее киску горячей струей семени.
Двигаясь медленнее, отпустив руки девушки, Волков целовал ее лицо, аккуратно, слово только понял, что сделал.
- Анька…..
Он помог ей одеться, подняв на руки, чтобы поставить на землю за окном, жадно поцеловал, отпуская. Искупавшись, Андрей упал на кровать, забываясь сном, который все же больше вызван был наслаждением, нежели усталостью или недосыпом.

[nick]Андрей Ивлев-Волков[/nick][status]Медведя заказывали?[/status][icon]http://sd.uploads.ru/kbmf5.jpg[/icon][sign]Дрессирую кошку. [/sign]

Отредактировано Nina Klimova (21.07.2018 22:20:12)

+1

20

Аня слушала, не перебивая, и водила пальцами по груди парня. Прозвучавшее вслух признание о настоящей причине ухода Андрея из дома заставило её замереть. В следующее мгновение она опять расслабилась, обняла его за шею и закрыла глаза. Было неожиданно узнать, что Волков не вчера осознал свои чувства, а уже давно любит её. Девушка чувствовала себя польщённой, но промолчала, зная, что не может ответить ему тем же. Пока нет.
Лёжа рядом со спящим парнем, согревшись в его крепких объятиях, Анюта старалась разобраться в своих чувствах. Сейчас она могла с уверенностью сказать одно: Волков ей нравился. Они замечательно подошли друг другу в плане секса и, несмотря на долгую разлуку, Андрей по-прежнему оставался её лучшим другом. По крайней мере, она так считала. И ей отчаянно не хотелось снова с ним расставаться…
- Спи… - неслышно шепнула Аня, приподнявшись, и коснулась губами колючего подбородка. – Андрей
Парень спал, а она разглядывала его лицо, осторожно дотрагиваясь до него пальцами и не боясь разбудить. Есть что-то поразительное в том, чтобы за несколько дней, проведенных вместе, вот так привыкнуть к человеку. Вспомнив, что завтра Андрей уедет, Аня загрустила и улеглась ему на плечо.
Она проснулась среди ночи в холодном поту. Ей опять приснился тот же сон, который она часто видела на протяжении последних лет: в нём она медленно погружалась в стоячую тёмную воду, чувствуя, как ноги вязнут в густом иле. Аня не хотела идти, но её будто кто-то подталкивал в спину. Сделав шаг, она поскользнулась и начала падать; волны сомкнулись над ней с тихим всплеском, и холодный утренний свет погас, разбившись о зеркальную поверхность воды. Вдруг стало очень темно. Сквозь навалившуюся дрёму Анна слышала, как под ней раскачивается и поскрипывает кровать – взад-вперед, взад-вперед. Её затошнило.
Открыв глаза, девушка долго не могла прийти в себя и теснее жалась к Андрею. Заснуть во второй раз получилось только под утро, а с первыми лучами солнца Анюта зашевелилась, понимая, что надо вставать и возвращаться к себе.
Волков считал иначе и никак не хотел отпускать ночную гостью. Высвободившись из его объятий, девушка наткнулась на неожиданное препятствие и хихикнула. Андрей ответил своей фирменной кривоватой ухмылкой, которую она помнила и любила. Ну вот как ему объяснить, что ей совсем не хочется сталкиваться сейчас с родителями, краснеть и придумывать оправдания своему пребыванию в чужой спальне? Он, конечно, по-своему прав, но представляя себе утреннюю встречу с тётей Лизой и дядей Димой, Анюта испытывала смущение и неловкость. Родители Андрея давно привыкли к выходкам старшей дочки Климовых, но кое-что могло шокировать даже их.
Чмокнув недовольного парня в щеку, Анна спустила ноги на пол и принялась собирать разбросанную по комнате одежду. Майка нашлась под стулом, а штаны пришлось поискать.  Андрей недолго оставался в стороне, и через минуту Ане показалось, что она очутилась в эпицентре урагана. Её подхватили и отнесли к стене, невзирая на сопротивление. Остановить Волкова было нереально, он крепко держал девушку, заставив обнять себя ногами за пояс и буквально насадив на член. Она не успела по-настоящему возбудиться, но желание, тлевшее глубоко внутри, вспыхнуло с новой силой от первой же искры, промелькнувшей между ними. Волков брал её, не обращая внимания на болезненные вскрики – он не сдерживал себя, двигался размашисто и сильно, позабыв обо всём на свете. Аня извивалась и стонала, зажатая между стенкой и горячим телом парня, едва не теряя сознание от безжалостной долбежки в измученную матку. Волков будто сошёл с ума, распахивая её так глубоко, что онемели не только пригвождённые над головой руки, но и ноги, по которым давно текло.
Если бы Андрей не держал её, блуждая огромными ладонями по дрожащему телу, обнимая и целуя мокрое от слёз лицо, девушка бы просто свалилась на пол. Болело всё и, если верить ощущениям, у Анны в теле не осталось ни одной целой кости – по ней словно грузовик проехал. Откуда-то издалека доносился хриплый голос Андрея, который звал её по имени, но обессиленная Климова висела на нём, уронив голову на плечо, и пыталась отдышаться. Такого с ней не делал никто.
Парень помог ей одеться, потому что сама она была не в состоянии что-либо сделать, поцеловал и, перегнувшись через подоконник, поставил на газон. Ёжась от холода, Аня побежала к деревянной галерее и столкнулась там с Савельевым, который приезжал к Климу обсудить условия будущей сделки. Как он и предполагал, разговор получился трудным.
- Это что за цирк уродов? – спросил Климов, дочитав последний лист, и брезгливо оттолкнул чёрную пластиковую папку к краю стола.
Савельев усмехнулся и откинулся вглубь кресла, разглядывая стакан в руке.
- В этой стране на уникальность вприсядку дрочат, заметил? Не поверишь, сколько нашлось желающих заняться сексом с инвалидом.
- Да мне без разницы, пусть хоть овец ебут.
- Егор, послушай, - сказал гость, отодвигая от себя выпивку, и выразительно посмотрел на собеседника. - Затраты на этот, как ты выразился, цирк, окупятся максимум через полгода. Клиенты готовы платить, только покажи им морковку – побегут, роняя тапки.
- Аргумент, - согласился Клим после длительного молчания, набрал на калькуляторе число и показал партнёру. Тот изумленно присвистнул.
- Это больно.
- А ты как хотел? Безруких и безногих я тебе без проблем достану, а вот это всё… - он накрыл папку рукой, -  на дороге не валяется. Сплошной неформат.     
- Ладно-ладно, убедил, - хмыкнул Савельев, ставя подпись в конце документа. – Ну ты и жук, Климов. Ободрал как липку.
- Заработаешь. Или переживаешь, что не на что будет девчат по кабакам водить?
Алексей Иванович недоверчиво прищурился и глотнул из стакана, прежде чем ответить.
- Кто напел?
- Птичка на хвосте принесла.
Климов выглядел спокойным и расслабленным, усмехался краем рта и очевидно ждал объяснений, подперев голову кулаком. Вздохнув, его собеседник вытащил сигареты и, в свою очередь, поинтересовался: «Ты против
- Иваныч, ты ж понимаешь: года идут, а мы с тобой не молодеем.
- А не рано ты нас хоронишь? Как говорится, старый конь борозды не портит.
- Но и глубоко не пашет.
- Сам-то
- Поэтому и говорю. Анька молодая, у неё кровь играет. Ты бы головой подумал, надо ли оно тебе – хребет ломать.
- На вопрос ответь, - перебил тот, стряхивая пепел, и встал. – Ты не одобришь, если я стану ухаживать за Анютой?
Даже самому себе было стыдно признаться, что дожив до седых волос, по уши втрескался в молоденькую, разом сбросив лет тридцать. Старшая дочка Климова стала его наваждением, всколыхнув давно забытые и похороненные чувства. После смерти жены Меценат поставил крест на семейной жизни, но монахом не стал и имел постоянную любовницу, изредка меняя на новую.
Анну он видел женой и никак иначе.
- Я тебе своё мнение сказал. А решать тут не мне.
Савельева устраивал подобный ответ.
- Вот не знал, что ты такая ранняя пташка, - удивился мужчина, оглядывая взъерошенную, испуганную неожиданной встречей Анюту с ног до головы. Заметив, что девушка дрожит, он снял пиджак и набросил ей на плечи.
- Спортом занимаешься или так гуляешь?
- Гуляю, - улыбнулась та, чувствуя, как по ноге стекает сперма Андрея. – Не спалось, вот и решила пройтись, воздухом подышать. А вы к папе приехали?
Савельев кивнул, беря спутницу под локоть, и повёл вдоль галереи. Они медленно шли рядом, и Анна изредка бросала тревожные взгляды в сторону дома: окна в кабинете отца выходили на эту часть сада.
- Разрешишь? – спросил Алексей Иванович, доставая сигареты и зажигалку. Девушка кивнула, плотнее кутаясь в пиджак и раздумывая о том, как бы побыстрее свернуть разговор и улизнуть, не обидев собеседника. Она устала и хотела принять душ, а заодно расспросить Настю о вчерашнем свидании.
- На самом деле, я не только к отцу твоему приехал, но и с тобой думал поговорить.
- О чём?
- Хотел предложить тебе выступать по пятницам с сольным номером. Что скажешь?
Анна застыла как вкопанная, не веря своим ушам.
- Вы не шутите? – спросила она с надеждой, поворачиваясь к мужчине. Савельев покачал головой и по-доброму улыбнулся.
- Серьёзно, Ань. Мы с тобой не первый год работаем, и я вижу, что ты талантливая девочка. Ну так что, предложение принимается?
- Да, - прошептала Аня, и повторила уже громче, засияв улыбкой: - Принимается! Спасибо, Алексей Иванович! Вы не пожалеете, обещаю!
- Да я даже не сомневаюсь, - ответил Савельев, не сводя глаз с Анькиного счастливого лица. Ему нестерпимо захотелось её поцеловать, зарыться лицом в золотистые волосы и вдохнуть их тёплый волнующий аромат. Такая юная и чертовски красивая… Девушка еще что-то говорила, благодарила его, а он следил, как двигаются её губы, и мечтал провести по ним пальцем.
Заглянув в кабинет, Нина увидела мужа, который стоял у окна спиной к ней. Прикрыв за собой дверь, она тихо подошла и обняла его, прижалась к плечу.
- А где Алексей Иванович? Уже ушёл?
- Вон он, в саду. Аньку окучивает.
- Что? – Нина непонимающе взглянула на мужа. От хорошего настроения, с которым она проснулась и пришла сюда, не осталось и следа. Егор всё так же смотрел в окно и, проследив направление его взгляда, женщина увидела гуляющих вместе Савельева и Нюру. У неё мгновенно вспотели ладони и похолодело в груди.
- Егор…  ты ведь это не всерьёз, правда? Не пугай меня так, – попросила Нина. Губы у неё дрожали, и она с замиранием сердца ждала ответа. Егор молчал, и от этого становилось еще страшнее.
- Ответь мне, прошу тебя.
Тот обернулся.
- Считаешь, Савельев ей не пара?
- Егор, ему шестьдесят пять. Господи, ну конечно, он ей не пара! – Нина перевела дыхание и встревожено посмотрела на мужа. Лицо Климова враз потемнело, рот сжался, и отчётливо проступил шрам на щеке.
Ни слова не говоря, он взял жену за подбородок и приподнял лицо. Нина молчала, затравленно глядя Егору в глаза, не понимая, что творится у него в голове и чего ей ждать. Столько воды утекло, в прошлом осталось немало неприятных моментов, а она до сих пор не могла предугадать решения и поступки своего мужа. Никто не мог. Это-то и вселяло страх.
Склонившись над нею, Клим замер, так и не коснувшись приоткрытых губ. Нина сдавленно охнула, когда её развернули и прижали руки к поверхности стола. Горячие мозолистые ладони зашарили по бедрам, задирая до пояса юбку и стягивая трусы. Она надеялась, что вначале это будут пальцы, однако Климов не стал церемониться и сразу вогнал в неё член. Несмотря на выработанную с годами привычку трахаться с мужем насухую в любое время и там, где ему захочется её поиметь, в первые мгновения Нина почувствовала боль от грубого вторжения. Егор двигался, вставляя ей до упора, мял пальцами ягодицы и безжалостно натягивал стонущую женщину на себя. Спустя пару минут стало легче – Нина потекла, погружаясь в знакомые ощущения. Одной рукой муж держал её за шею, не давая повернуть голову, а другой стискивал бедро. Она постоянно носила на себе его метки, скрывая их под одеждой. Оба не любили вспоминать то время, когда тело Нины долгое время было чистым, без засосов, следов от укусов и синяков, оставленных руками Клима.
Она кончила раньше, и Егор еще несколько раз толкнулся в обмякшее тело, прежде чем его накрыло оргазмом. Поцеловав жену в затылок, он провел пальцами вдоль выступающих под  тонкой кожей позвонков и хрипло проговорил: «Ну что, Климова, старый пень еще кое на что способен? Иди, собирай на стол. Я минут через десять подойду».
После того, как за ней закрылась дверь, Клим застегнул брюки и вернулся к окну. К этому времени сад уже опустел. Хлопнула входная дверь, и в гостиной раздался звонкий голос Ани, что-то бодро отвечавшей матери. Выйдя в коридор, он увидел дочь, направлявшуюся к лестнице с картонной коробкой в руках. На прощание Алексей Иванович вручил Анне её любимые конфеты: клубнику в шоколаде, которыми она собиралась поделиться с сестрой. [nick]Анна Климова[/nick][status]твоя Кошка[/status][icon]http://sg.uploads.ru/kJgqa.jpg[/icon]

конфеты

http://s4.uploads.ru/t/kxgjF.jpg

Отредактировано Georgy Klimov (28.05.2018 21:01:08)

+1


Вы здесь » Manhattan » Реальная жизнь » Мой. Чужой. Любимый. ‡флеш


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно