https://forumstatic.ru/files/000f/13/9c/62080.css
https://forumstatic.ru/files/0014/13/66/96052.css
https://forumstatic.ru/files/0014/13/66/22742.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Лучший пост
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 4 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет

На Манхэттене: сентябрь 2020 года.

Температура от +16°C до +25°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Реальная жизнь » if i didn't care ‡флеш


if i didn't care ‡флеш

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

LARA & MARK CARROLL
16.01.2018; квартира Марка
https://66.media.tumblr.com/2b007496e0538ab370e362966f4224d3/tumblr_inline_o5cdp0aKOW1syq0k4_250.gif https://i.gifer.com/X9Zi.gif

Отредактировано Lara Carroll (14.10.2018 21:34:23)

0

2

Лара была красива и совершенно не глупа, наверное, именно поэтому Марк не просто обратил на нее внимание, но и решил связать с ней свою судьбу. Она была прекрасна и талантлива, со стороны она могла показаться похожей на всех девушек, которые были до нее, но в его глазах она всегда была особенной. И не важно, что ее не жаловали его родители, да друзья тоже как-то настороженно относились, жизнь с ней он решил прожить, а не все остальные, так что их мнение в данном вопросе его не волновало и не интересовало. Проблемой правда, оказалось то, что не он один считал ее прекрасной и особенной. Другой, возможно порадовался бы этому, вон какая у него жена, но у Марка это почему-то не получалось. Он никогда не отличался ревнивостью, наоборот, его пороком была скорее чрезмерная доверчивость людям, но Лара похоже пробуждала в нем худшие качества.
Марк никогда не знал, что это такое, когда тебя изнутри сжирает противный зеленый монстр под названием ревность. Нет, дело было не в том, что он был слишком уверенным в себе, просто никто и никогда до Лары не заставлял его сомневаться в честности человека рядом, а если вдруг что-то такое и происходило, то все решалось простыми разговорами и расставаниями друзьями. Чаще всего он сам становился объектом ревности и недовольства и причиной были в большинстве случаев не другие люди, а работа. Работа, которая занимала большую часть его времени и сил, работа на которой он мог сидеть сутками и забывать про все важные события и прочее. Так было раньше, но не с Ларой, с ней он начал вспоминать все чаще о том, что нужно пойти домой, что его там ждут. И пусть никто не понимал его и его чувств к этой девушке, ради нее Кэролл был способен перевернуть землю и украсть с неба звезды, отказаться от того, чтобы посидеть проектом еще пару ночей – это было сущей мелочью.
Но вместе с этим и вдруг появился страх ее потерять, страх, что эта прекрасная девушка, упорхнет от него оставив одного. Стоило бы задуматься о том, что все эти идеи совершенно не свойственны Марку и пришли скорее от тех, кто только об этом и говорит, что Лара его поматросит и бросит. А все эти фотографии, которые то и дело появляются в сети совершенно не помогали. Нет, Кэрролл прекрасно понимал, что его жена певица и актриса, что ей нужно ходить на вечеринки, которые сам он так терпеть не мог, поэтому и отпускал одну. Вот только там она была не одна, а блистала в окружении других мужчин, которые услужливо приносили ей бокалы, танцевали с ней и развлекали, пока сам он прятался от всего этого блеска светского мира в тишине книг. Иногда, он перебарывал себя и приходил на все эти мероприятия, но каждый раз не знал куда себя деть, а от навязанной воспитанием вежливой улыбки начинало сводить скулы и болеть лицо. Притворство было для него чем-то чуждым, а для Лары было ее стихией, каждый раз, когда они оказывались на публике, она расцветала. Марку нравилось видеть свою жену такой, счастливой, беззаботной и веселой, поэтому он и старался оставаться в тени, за пределами этого мира, чтобы не портить ей настроение. Правда, иногда она возвращалась не в духе и тогда они начинали ругаться, как прошлым вечером. Обычная ссора не о чем, закончилась тем, что они не разговаривали до самого утра, пока он не открыл браузер и тут же не получил уведомление о новых снимках папарацци с Ларой.
- Кто это? – Кэрролл поставил ноутбук перед женой, завтракавшей в гордом одиночестве на кухне, потому что Марк еще вчера вечером оказался последней сволочью недостойной разговора. На экране была фотография благоверной в объятиях с каким-то мужчиной. Марк не кричал, не бил кулаками ближайшие предметы интерьера, он никогда раньше не задавал этих вопросов, но он просто устал. Устал от всех этих снимков, от которых неприятно ныло под лопаткой, устал прикусывать язык, чтобы не сказать чего-то лишнего и не оттолкнуть ее. Он имел право знать, имел право спрашивать. Главное было оставаться спокойным, совершенно спокойным, поэтому он говорил тихо.

+1

3

http://s7.uploads.ru/yCTD8.png
- Кто это?

По телу проходит неприятная дрожь, и глаз непроизвольно дёргается. Чашка с кофе едва уловимо подрагивает в руках, и Лара ставит ее на блюдце, чтобы избежать внеплановой уборки. Медленно, будто издеваясь, Кэрролл кладет в рот клубнику, демонстративно пережевывает и только после этого удостаивает экран ноутбука взглядом. Полным презрения и негодования взглядом. На Марка глаза Лара предусмотрительно не поднимает. Ещё не время.

Что они о себе возомнили?!
Вопрос застревает в горле, когда Ларейн видит знакомый силуэт. Эта кожаная куртка, которая так удобно сидит на плечах, и эта кепка, что, кажется, может скрыть от папарацци кого угодно. И будь она в тот момент на Кэрролл, возможно, не было бы сейчас этих вопросов. Впрочем, она сама напросилась.

Лара натягивает на лицо доброжелательно-невинную улыбку, какими пользуются психиатры, беседуя с самыми тяжёлыми пациентами, и отодвигает подальше тарелку с фруктами и чашку. Сложив руки на столе, Кэролл смотрит Марку в глаза, и улыбка становится шире.

Сейчас, главное, не делать глупостей и все спокойно обсудить. Так подумала бы любая адекватная женщина в такой ситуации. Но Лара не любая.

- Доброе утро, любовь моя, - этот голос мог бы принадлежать смертоносной сирене, увлекающей несчастных моряков на морское дно, где они находят свою смерть. Внутри начинает закипать праведный гнев безгрешной девы, которую оклеветали те, кому она больше всего доверяла. Хоть на костер возводи, а затем причисляй к лику святых. Ничего пока этого не выдавало, но тонкая ниточка, соединяющая рассудок и эмоции вот-вот порвётся, оставляя чету Кэрролл наедине с всепоглощающим огнем.

Психолог говорил Ларе, что с мужем они, в первую очередь, лучшие друзья. Что доверие - залог крепких отношений. Что негатив, выброшенный в свою вторую половинку, неминуемо достигает цели, ведь дистанция слишком мала. Что любое разногласие можно решить без перехода на личности. Что надо уметь слушать.

Ларейн слушает. Но слышит только то, что ей хочется услышать. Вот он, герой ее снов, стоит перед ней и тычет в нос безобидными фотографиями, а у самого в глазах уже черт с приятелями костер развели. И говорит так тихо, что приходится напрягаться. И руки бьёт мелкая дрожь.

Она встаёт из-за стола и подходит к Марку. Словно в замедленной съёмке, Лара целует его в плечо, задержавшись чуть дольше, чем следовало. Обойдя его со спины, Кэрролл ныряет под руку супруга, и в этот момент из кармана шелкового халата магическим образом появляется уже разблокированный телефон с милой фотографией на экране.

Она не даёт ему ничего сказать. Никакие его оправдания не изменят того, что уже надумала себе Лара. Надумала ещё ночью, когда телефон зажужжал и выкатил вот эту прелесть, которую теперь Ларейн демонстрирует мужу, как причину всех земных бед. Ведь ничего в жизни Лары Кэрролл не делается просто так. И фотография та пришла от нанятого человека, и сделал ее не случайно замеченный папарацци, а уж кого чуть крепче обнять - не важно. Любой фанат готов на это.

Как и любая женщина, Лара подвержена воздействию различных факторов, влияющих на ее реакцию. Но именно она, Ларейн Кэрролл, просто не может быть обманута собственным мужем. А уж если это происходит, - в чем Лара уже не сомневалась, - то наказание не заставит себя долго ждать. Каково тебе сейчас, Марк?

Высвободившись из импровизированных объятий, Лара оставляет в руках Марка свой телефон и садится обратно. В ожидании каких-то комментариев, Кэрролл стучит ногтями по столешнице, откинувшись на спинку стула. Нервным жестом поправив волосы, которые всегда, даже за завтраком, выглядят идеально, Лара наклоняется вперёд и сцепляет руки в замок. Поза следователя на допросе в самом лучшем ее исполнении.

- Ничего не хочешь мне сказать?
Стоящий на столе ноутбук снова продемонстрировал Ларейн ее постановочный снимок, но на этот раз ни один мускул при взгляде на него не дрогнул. На лице снова появилась улыбка. Если бы акулы могли улыбаться, то они бы делали это именно так.

- Расскажи мне, пожалуйста, чем ты занимался в среду вечером?
Пауза.
- Кто эта девушка?
Пауза.
"И почему твои руки после этого ещё на месте?!"
Лучшая защита - это нападение.
- Какого черта, Марк?!
Ноль реакции.
- Ох, да твою же мать! - Лара никогда не позволяла себе нецензурно выражаться при ком-то, тем более при муже. Постельные игрища не в счёт. И в это безобидное ругательство Кэрролл вложила всю свою злость. Но этого оказалось недостаточно.

Лёгким движением руки Ларейн смахивает со стола все, что на нём стояло, и кофе заливает упавший на пол ноутбук. Осколки разлетаются по вылизанному до чистоты операционной полу. Фрукты и надкусанный тост улетают куда-то под стол. Оглушительный звон сопровождает сие действо, оповещая соседей, что сейчас начнется второй акт.

Кэрролл вскакивает со стула, от чего тот заваливается назад. Не обращая внимания на стекло под ногами, она подлетает к мужу и толкает его обеими руками в грудь. Вспышка гнева этим не гасится, потому что Марк не двигается с места, только делает небольшой шаг назад. Не удовлетворившись этим, Ларейн запечатляет след от своей ладони у Карролла на щеке.

- Да как ты смеешь?! Обвинять меня в чем-то, когда у самого рыльце в пушку?
Ладонь неприятно жжет, а правую пятку саднит, но адреналин делает свое дело. Бесстрашная маленькая Лара прёт тараном на двухметрового Марка, будто действительно может что-то ему сделать. В этот момент словно слетает маска напускной стервозности и бесконечной игры. Вот оно, истинное лицо Лары Кэрролл. Она настолько потеряла контроль, что дошла и до пощёчин, и до нецензурной брани, и до крушения всего вокруг.

Такое поведение совсем не свойственно Ларейн, о чем всем в ее окружении хорошо известно. Как правило, девушка демонстрирует чудеса выдержки и дисциплины. Каждый ее жест, каждое слово, каждый взмах ресниц долго оттачивается и прекрасно контролируется. Потому что эмоции не могут принести ничего хорошего, ведь они мешают контролировать ситуацию.

Проблема в том, что для самоконтроля важно безразличие.
А Ларе, к ее собственному ужасу, не все равно.

+1

4

Ситуация выходит из-под контроля быстрее, чем Марк успевает понять, что произошло. Лара ведет себя неожиданно ласково, хотя ничего к этому и не располагало, прижимается к нему всем телом, а потом показывает экран своего телефона.

- Ничего не хочешь мне сказать?

Кэрролл с невозмутимым видом посмотрел на экран. Что ж все эти ланчи и встречи с бывшей подругой из колледжа рано или поздно должны были ему аукнуться. С другой стороны, ревноваться его к Аманде, из всех людей на этом свете к Аманде было по меньшей мере странно. В свое время сам Марк использовал девушку, в попытке заставить ревновать Фло.

Не вышло.

Их отношения с Бойс всегда были где-то в своих мирах, он делал вид что ее парень, чтобы от нее кто-то отстал. Она врывалась в его жизнь никогда не обращая внимание на то, что там был кто-то еще. Все считали их неадекватной парой, а сам Марк ловил себя время от времени на совсем не радужных мыслях и перспективах, связанных с Фло. В объятиях все той же Аманды Марк пытался уже забыть Фло.

Не вышло.

Фло Марк не забыл, а себя только начал презирать за такое отношение в ни в чем неповинной Аманде. Тогда-то Кэрролл и научился по-настоящему впиливаться в работу и не давать себе отвлекаться на все лишнее вроде чувств и отношений. И о чудо! Вот это как раз и сработало и Фло перестала быть в его глазах девушкой, а снова стала этим странным бро. Правда, это не мешало их отношениям по-прежнему плясать где-то на грани дозволенного, пусть и понимал все это только один из них.

Аманда же несмотря на то, что продолжала учиться вместе с ними как-то из поля зрения пропала. Он даже и забыл прочти про нее, когда вдруг не получил сообщение: «Привет! Это Аманда, твой номер мне дал Аарон. Я переехала недавно в город и никого не знаю. Не хочешь пообедать?» В этом предложении не было ничего такого. В самом обеде не было ничего такого. В их объятиях при встрече и прощании не было ничего такого. Но это если знать их историю.

Марк стоял и прокручивал в голове ту встречу, фотографии которой были у Лары в телефоне. Вот он пришел в ресторан, чуть опоздав. Начал дико извиняться, Аманда отшучивалась. Они обнялись и он, прижав ее к себе крепко-крепко, как часто делал со всеми знакомыми, поцеловал в макушку. Она рассмеялась, что уже давно не ребенок и потребовала, чтобы он подставил щеку для поцелуя. Возможно, для кого-то со стороны это могло показаться чем-то большим, чем встреча старых знакомых, даже не друзей. Но как теперь это объяснить Ларе.

- Ох, да твою же мать!

С грохотом по полу разлетается посуда, чашки, блюдца стаканы разбиваются на сотни осколков, превращая расстояние между супругами в минное поле. Марк не любит тапки и по дому чаще всего ходит босяком. Он едва успевает отскочить, но все равно, кажется, в ногу что-то впивается, надо будет проверить.

Мужчина смотрит на свою обычно невозмутимую жену. Лара всегда играет роли, даже сидя в гордом одиночестве во время завтрака она пряталась за очередной маской. Кэрролл не так часто видел настоящую жену, обычно это были моменты слабости или отчаянья. И вот его жена, ловко перескакивает между осколков и бьет его по груди, лицу, всюду куда только может дотянуться. Марк с трудом успевает перехватить наконец руки и прижать Ларейн к себе.

- Это не то, что ты думаешь? – как бы глупо эти слова не звучали, но это была правда. Кэррол смотрит в глаза жене, а потом отпускает ее, делая несколько шагов назад. Стоило бы найти что-то, что можно было поставить между ними буфером, но под рукой нет ничего полезного. Пролистав фотографии Кэрролл покачал головой. Он не следил за ней, он не хотел, но фотографии папарацци заполоняли интернет, а будучи мужем звезды спрятаться от желтой прессы и «доброжелателей» не так просто, как все думали. А эти фотографии его и Аманды, их сделал кто-то специально, осознанно, Лара заплатила за то, чтобы кто-то ходил за ним по пятам и собирал компромат. И это задело. Она ему не доверяла. Она ему не верила. – Почему ты следишь за мной? Что ты надеялась найти?

+1


Вы здесь » Manhattan » Реальная жизнь » if i didn't care ‡флеш


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC