Manhattan

Объявление

MANHATTAN
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
MANHATTAN
Лучший игрок

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » novia para el enemigo ‡альт


novia para el enemigo ‡альт

Сообщений 341 страница 349 из 349

1

https://d.radikal.ru/d10/1801/57/43baf1303315.png

Время и дата: сентябрь - август 2016 г.
Декорации: Лагуардия, Испания
Герои:
Ismael Soyder - Benjamin Archer (внешность Burak Ozchivit)
Esin Evcen - Maria Betancourt (внешность  Tuba Buyukustun)

Краткий сюжет:
Месть – блюдо, которое подается холодным? Разве оно может остыть под палящим солнцем Испании?

Рейтинг: NC-21

[AVA]https://c.radikal.ru/c21/1910/18/77a4ee37da4e.png[/AVA]
[SGN]https://d.radikal.ru/d37/1909/8f/2595b1368bb2.png[/SGN]
[NIC]Esin Evcen[/NIC]

Отредактировано Maria Betancourt (10.04.2020 19:54:29)

+1

341

В комнате было больше пространства и воздуха. Увеличившееся расстояние между ними вернуло Эсин возможность дышать. Сердце перестало больно биться о ребра. Когда мужчина вытирал ее после купания, оно взбесилось и не желало замедлять бег. Эвджен боялась, что тюремщик захочет продолжения вечерних утех… и того, что он больше не позарится на ее тело. Теперь ее существование состояла из противоречий.  Мысли о сексе вызывали панику, но еще хуже было осознавать, что только благодаря своей сговорчивости Эсин могла сохранить покровительство и расположение сеньора. У каждого была своя цена. У бывшей парижанки она оказалась смехотворно низкой. Ей не нужны деньги и подарки… достаточно избежать побоев, боли и группового изнасилования. Разве на этом должны строится отношения? Вспомнив о «подарках», Эсин невольно покосилась на прикроватную тумбочки. Кольца лежали на прежнем месте. Желтый бриллиант сверкал в рассветных лучах. Огромный камень притягивал взгляд. Баснословно дорогое кольцо, а Сойдер обращался со своим капиталовложением так, будто оно стоило дешевле той сувенирной ерунды, которую пленница носила на пальце со дня…. свадьбы. Кольца следовало убрать в сейф, дабы не искушать прислугу. Ей безынтересна судьба украшений. Волновало то, что в случае пропажи вина могла пасть именно на Эсин. Ее «муж» был горяч и скор на расправу. Вначале искалечит, а потом станет разбираться, что к чему. Страшно, но просить сеньора об одолжении Эсин не решилась. Накануне он слишком остро отреагировал на отказ пленницы постоянно носить украшения. Странно, что мужчина до сих пор не снял золотой ободок со своего пальца. Еще одна вещь о которой лучше не думать, а просто надеется на лучшее. Одно кольцо останется пылиться на тумбочке, а второе исчезнет с безымянного пальца Сойдера так же внезапно, как и появилось.
Эсин отправила в рот еще один кусочек. Аппетита не было, но приказ хозяина лучше исполнить. От завтрака ей точно хуже не станет. Силы пригодятся. День только начинался. Сойдер перебирал бумаги, а пленница дожевывала сэндвич. Кто бы подумал, что они могли вот так мирно сосуществовать друг с другом! Картинка получалась будничная, словно «супруги» проводили подобным образом каждое утро. Но если проанализировать жесты и взгляды, то становится понятно, насколько трудно девушке находится в обществе своего мучителя. Она старалась не вздрагивать от каждого громкого звука и резкого движения сеньора. Краем глазом неотрывно следила за его перемещениями по комнате и его плечами! Эсин пока не уверена, но в некоторых случаях удавалось угадать смену настроение Сойдера именно по осанке. Подергиванию плеч... внезапной сутулости или наоборот слишком ровной и натянутой спины. Она еще тот аналитик, но сейчас поза мужчины выглядела вполне безобидной, хотя некоторое напряжение в движениях присутствовало. Он тоже следил за пленницей. В отличии от Эсин, особо не таился. Хотел – смотрел… в душе… в постели… за столом… Даже этим напоминая, кто здесь хозяин. Пусть пялится. Ее это не должно волновать… Пока взгляды не влекут негативных последствий, она может их терпеть. Потихоньку даже начинает привыкать. Оказавшись в его комнате в первый раз, Эсин не могла ни о чем другом думать. Когда Сойдер выходил в коридор, девушка могла часами смотреть на дверь, ожидая и боясь возвращения мучителя. Сейчас страху пришлось потесниться. Сойдер заговорил, делясь с ней планами на день. Судя по всему, они довольно обширными. Пока она переваривала завтрак и полученную информацию, сеньор насыпал котам еды и пополнил запасы воды. Почему-то эта простая забота о животных вызвал у нее улыбку. Ничто человеческое было ему не чуждо. Удивительно…
- Как вам будет угодно, - опустив голову, промямлила она. Девушка помнила, что зверушке не положено собственное мнение. Начнет качать права – разозлит. Скажет, что хочет скакать отдельно и подальше от Сойдера – оттолкнет сеньора. К тому же она успела забыть, как нужно вести себя в седле. Одного урока недостаточно. Пусть сам решает, ехать ли им на одном коне, порождая сплетки или позволить своей живой игрушке опозорится перед всем городом. Девушке оставалось только принять последствия.
Эсин отряхнула крошки с губ. Торопливо вскочила на ноги и поспешила к шкафу. Отбросила в сторону влажное полотенце. Надела белье и чистую футболку. Джинсы и носки пришлось немного поискать. Они были в единственном экземпляре и при переезде оказались запихнуты в дальний угол самой высокой полочки. Эсин развлекла мужчину прыжками на стуле. Там же отыскалась и коробка с многострадальными кедами. Подсохнув после прошлой прогулки, они расклеились. Подошвы отошли в нескольких местах. Донья Марта заставила Карлоса починить. Выглядели они вполне сносно, но вердикт был неутешителен – еще одного дождя кеды не переживут. Присев на корточки, пленница затянула потуже шнурки.  Потом вернулась к шкафу. Сойдер приказывал взять с собой верхнюю одежду, которой у нее не было. Пришлось довольствоваться шалью. – Я готова, - девушка стянула с туалетного столика солнцезащитный крем. Намазала им нос и щеки. Потом стала по стойке смирно, дожидаясь дальнейших распоряжений.

[icon]https://d.radikal.ru/d23/2011/a3/72a24ac3ec96.png[/icon][sign]https://c.radikal.ru/c39/2011/70/0f3a26a1f3c5.png[/sign][nick]Esin Evcen[/nick]

+1

342

Исмаэль сидел на краю кровати, рассматривая девушку. Она доела оставшийся кусочек сэндвича и переключилась на поиски своей одежды. Странно было просто смотреть на нее, ожидая, когда они отправятся на прогулку. Впрочем, это и прогулкой с натяжкой можно было назвать. Они едут по делам. Так звучало лучше... и он совершенно не заметит присутствия девушки рядом... Да кого он обманывает?! Даже пребывание с ней в одной комнате вызывало желание вновь ее поцеловать. На губах девушки остались крошки. С какой бы охотой Исмаэль стряхнул эти крошки собственными пальцами, чтобы вновь прикоснуться к Эсин, почувствовать трепет ее кожи и как часто стучит пульс на изгибе ее шеи. Яркое солнце освещало ее силуэт. Обнаженная кожа облачилась в футболку и джинсы. Это напомнило о их последней прогулке верхом. Девушка не дала ему однозначного ответа по поводу того, хочет ли она поехать на своей лошади или предпочтет общество его коня. Исмаэль решил сделать так, как и думал изначально.
Исмаэль поднялся на ноги следом за девушкой. Оглядел ее потрепанный кеды. Благо скоро ей придется сменить эту обувь. - Отлично, тогда пойдем, - он ухватил Эсин за руку и повел прочь из комнаты. Конечно, она могла идти самостоятельно и дорогу до парудной двери знала, но ему хотелось лишний раз прикоснуться к ней и почувствовать бархатистость кожи. Что же поделать, если втом была его слабость. Хотелось постоянно прикасаться к девушке. Даже тогда, когда она воротила нос, а в глазах кроме страха и презрения не было ничего. Он разобьет этот ее лед. Со временем. Ему нужно было время и близость Эсин.
Они спустились на первый этаж. По дороге встретились пара горничных. Исмаэль остановился, когда увидел дона Артуро. Подклад ему доброго утра и передал документы, которые нужно было отправить его партнерам. Затем они вышли из дома. Нужно было дойти до конюшни и взять Зефира. - Подожди здесь, я приведу наш «транспорт», - нехотя он выпустил руку девушки и прошагал в сторону конюшни. Помнил страх девушки перед этим строением и не собирался насильно тянуть ее к стойлам и воскрешать в памяти их первую встречу. Парни уже во всю работали. Он запряг Зефира и вывел его из стойла. Конь энергично закивал головой, радуясь, что предстоит поездка с хозяином. В последний дни он не уделял животному должного внимания. Сегодня они это исправят. Вернувшись к Эсин, он подвел Зефира по левую сторону от нее. Обошел вокруг и легким движением усадил ее перед седлом. Потом сам вскочил на коня. Рука потянулась к девушке, крепко прижимая ее у своей груди. Взяв поводья, он отдал команду четвероногому другу и они медленным шагом двинулись в воротам. - Готова отправиться в город? - он притянул девушку еще ближе к себе, перехватив поводья и подстрекая Зефира двигаться быстрее. Охранники отперли ворота и они прибавили шагу, направляясь по тропинке в сторону оживленной части деревни.

[AVA]https://a.radikal.ru/a21/2011/e0/faf60dfa3b0f.png[/AVA][NIC]Ismael Soyder[/NIC][SGN]https://c.radikal.ru/c00/2011/5c/b64585383d63.png[/SGN]

Отредактировано Benjamin Archer (26.03.2021 02:24:34)

+1

343

В суете сборов не было времени думать о грядущей поездке. Может и к лучшему. От Эсин ничего не зависела. За нее все решил сеньор. Теперь график пленницы всецело зависел от дел Сойдера. Хотя мужчина и поделился с ней планами, но они были слишком обобщенными и размытыми. Какие-то дела… какая-то знакомая… Эвджен побоялась уточнять и расспрашивать. Замерев у выхода, она стала нервничать. Все прошлые выезды в город ничем хорошим не заканчивались. По большей части пленницу тащили туда в полуживом состоянии. Кроме больницы Эсин ничего не видела.  Ассоциации с городом были самые мрачные. Достаточно вспомнить ее «полуголое дефиле» по коридорам и парковки в центре города.  В то декабрьское утро было довольно холодно для этих мест. Все горожане и туристы оделись в куртках и теплых свитерах, а ее прогнали сквозь толпу босую и в тонком поношенном платье, которое больше походило на списанную в тряпки ветошь. Посетители больницы влипли в стены коридора и шушукались. Прохожие остановились. Торговцы из мелких лавочек высыпали на улицу. Сойдер специально припарковал машину подальше от входа в больницу, чтобы растянуть удовольствие от ее унижения. Один из худших дней в ее жизни. Проживать его заново в мыслях и наяву пленница не хотела. Однако сегодня Эсин предстояло по-настоящему вернуться в город. Встретиться лицом у к лицу с его жителями. Наверняка среди них будут те, кто пялился и тыкал в живую игрушку пальцем. В тот роковой день девушка собрала волю в кулак. Прошла сквозь толпу с высоко поднятой головой. Старалась не запоминать лиц, но они все равно врезались в память. Как сегодня она сможет смотреть им в глаза? Ее честь и имя обваляли в дерьме, а сплетни тянулись длинным шлейфом. Зачем Сойдеру тянуть ее за собой? Она боялась и не знала, как пережить этот день. Не осталось внутренних ресурсов, чтобы изображать гордость. Она окажется там совершенно одна. В нее опять станут тыкать пальцем.
Сойдер взял ее за руку и вывел прочь из комнаты. Пришлось запихнуть свои страхи поглубже и натянуть на лицо подобие улыбки. Девушка раскланивалась со всеми, кого встречала по пути. Движения были какими-то механическими и не живыми. Главное было переставлять ноги, не спотыкаться и поспевать за сеньором. Подходя к конюшням, он замедлил шаг. К облеганию пленницы, Сойдер оставил ее ждать на перекрестке тропинок, а сам пошел за лошадьми. У Эсин было несколько минут, чтобы обуздать панику. Она смотрела на деревянное строение и на цепи, которые висели на ручках больших дверей и ее бросало в холодный пот. Сама того не замечая, пленница пятилась назад мелкими шажками. Она не хотела попадать под ауру этого проклятого места. Вокруг него разрасталась черная воронка, но почему-то никто не видел пропасти под ногами. Рабочие ходили совершено спокойно, и никто не подозревал, что именно там Эсин впервые умерла. Копыта лошадей изо дня в день топтали осколки ее души. Справляли естественную нужду, втаптывая ее прошлое в навоз. Если бы она могла, то сожгла бы это место дотла.
Сеньор вернулся спустя бесконечно долгие пять минут. С собой он привел только Зефира. Неожиданно! Эсин была убеждена, что он захочет еще разок выставить «жену» на посмешище. В этих местах все с малых лет умели держаться в седле. Эсин выделялась, как белая ворона не только низким ростом и бледной кожей, но и своей неуклюжестью. Странно, что Сойдер упустил возможность поиздеваться, да еще и подставился. Одно дело гарцевать по своим виноградникам и землям, где рабочие сочтут «живое приложение» к хозяину, как его очередную блажь и развлечение. Совершенное другое - вывезти ненавистную женушку в люди в обнимку, на своем коне.
- Наверное, - неуверенно пожала плечами пленница. Она бы с большим удовольствием осталась в усадьбе помогать донье Марте с обедом или мыла запылившиеся окна. Вчера поездка в город не казалась ей столь пугающей. Они пересекли большой старинный мост. Эсин помнила это место. Когда Полночь дала деру, то ее нашли на лугу чуть выше по течению реки. Основная автомобильная дорога свернула за мостом налево. Старинные улочки на окраине городка не были предназначены для огромных внедорожников, а вот верхом по ним передвигаться вполне удобно и комфортно. Оказавшись в черте города, они будто пересекли временной портал и перенеслись на несколько веков назад. Каменные домики с кованными и деревянными ставнями утопали в зелени листы. Осень едва успела тронуть верхушки своим золотым отблеском. Там, где дома стояли вплотную друг к другу, хозяева завешивали подоконники длинными цветочными горшками и выращивали деревца в старых винных бочонках.  Возле продуктовых лавочек и уличных кафешек одинаково мирно уживались места для парковки велосипедов и навесы, под которыми можно было привязать лошадь. Современность так искусно интегрировалась в инфраструктуру старинного города, что не резала глаз. Если бы не ранящее прошлое, Эсин бы здесь точно понравилось. Красота и гармония,, конечно, радовали глаз, но девушку все равно начинало потряхивать от напряжения.

[icon]https://d.radikal.ru/d23/2011/a3/72a24ac3ec96.png[/icon][sign]https://c.radikal.ru/c39/2011/70/0f3a26a1f3c5.png[/sign][nick]Esin Evcen[/nick]

+1

344

Зефир спокойно ступал по тропинке, перебирая копытами. Утро лишь вступало в свои права, слегка теребя ворот рубашки. Исмаэль не гнал коня, когда Эсин была рядом, пытаясь продлить время прогулки рядом с ней. Было так приятно чувствовать девушку рядом. Удерживать рукой, как будто для безопасности, но больше для того, чтобы почувствовать, как ее тело льнет к его телу. Напряженная спина упиралась в его грудь. Запах забивался в его ноздри. Исмаэль опускал голову, почти утыкаясь носом в ее макушку, чтобы насладиться тем, как приятно она пахла. Давно признавшись сам себе в слабости к Эсин, он не мог противиться и продолжал тянуться к ней. Это было как наваждение. Дурман, который не рассеивался с наступлением утра. Все также был рядом, если рядом была она. Он пытался не думать о том, что будет. Пытался жить моментом. Одним днем.
Когда деревья и кусты расступились, впереди появилась очертания города. Маленькие уютные строения устроились бок о бок. Местные жители лениво просыпались, открывали ставни на окнах и впускали дневной свет. На главной улице собралась толпа. Кто-то спешил на работу, кто-то на утреннюю службу в церковь. Дети кучкам перебегали через дорогу, спеша на уроки или прогуливали первые уроки, заглядывая в кафе за углом. Исмаэль знал каждый уголок деревни с малых лет. То, что он являлся сыном хозяина усадьбы, не делало его изгоем. Они бегали с мальчишками по этим улицам и разбивали коленки, мастерили первые рогатки и разбивали витрину магазина сеньора Умберто. Все было так давно, что казалось, что это было в прошлой жизни. С годами он угрюмее. В деревню ездил в основном по делам или пропустить какой стаканчик в баре с ребятами. Детская беззаботность давно осталась в прошлом.
Повернув на главную улицу, он замедлил ход своей лошади. Иногда кивая головой знакомым, он проскакал с Эсин до самого конца улицы, где располагался дом моды сеньоры Долорес. Небольшой двухэтажный домик вмещал в себя уют и красоту. Выложенный из оранжевых кирпичей дом с большими окнами и цветами почти на каждом подоконнике привлекал по большей части особ женского пола, но бывало, что сюда заезжали и мужчины, подобрать себе костюм. Хозяйка магазина любила сидеть на широком балконе своего дома и угощать гостей вкусным чаем. На первом этаже располагался магазин и швейная мастерская. Здесь можно было не только купить наряд, но и пошить одежду на свой вкус. На втором этаже сеньора обустроила не небольшую квартирку из трех комнат, которые делила со своими подругами Сисси и Луизой. Одна овдовела. Вторая развелась. Третья и вовсе не была замужем. Никто из них не имел детей. Отдушину они находили в работе и в сплетнях о местных жителях. Три подруги съехались, чтобы избежать давящее одиночество, да и покупатели не давали скучать трем подругам.
Исмаэль остановился около двухэтажного здания. Привязал к навесу Зефира, затем помог девушке слезть с лошади. - Сначало дело, потом сможем прокатиться по городу, покажу тебе здесь все, - навряд ли прошлые визиты Эсин в город стали настолько запоминающимися. О них хотелось поскорее забыть, даже ему. Ухватив девушку за руку, он повел ее к входной двери. Толкнул небольшую дверь. Над головой звякнул колокольчик. Он пропустил девушку внутри и закрыл за ними дверь. Внутри было тихо и пахло какими-то травами, запах которых сеньора развевала по всему первому этажу. Исмаэль и не помнил, когда здесь был в последний раз. Наверное, с матерью, когда ей нужно было помочь с покупками. Это было как будто в прошлой жизни. В коридоре располагался небольшой диванчик и стопка с журналами моды и прочее, в чем Исмаэль не очень разбирался. Из-за угла выглянула морщинистое лицо. Он сразу же узнал хозяйку. Та расплылась в улыбке и принялась охать и приветствовать давнего знакомого. Исмаэль наклонился, целуя женщину в щеку. Она была маленького роста. Доходила Исмаэлю до груди. Ей было где-то за пятьдесят, но никто так и не знал истинного возраста сеньоры Долорес. - Какими судьбами ты пожаловал к нам, сеньор? - женщина была так взволнована его появлением, что не заметила за его плечом стоящую девушку. - Привез к вам свою жену. Нам нужна одежда для верховой езды, все как полагается, еще пара-тройка платьев... в общем все, что пожелаете. Всецело полагаюсь на ваш вкус, - Исмаэль познакомил женщин и обхватив Эсин за плечи, передал в заботливые руки хозяйки. - Так-так, приступим... - засучив рукава, женщина уже была во всеоружии. Глаза блестели. Она подозвала своих помощниц, чтобы снять мерки с Эсин и приступить к делу. - А ты не мешайся, - она толкнула Исмаэля в плечо. - Иди посиди в уголке. Мы позовем, когда понадобится твое присутствие, не так ли, девочка? - она говорила то ли с Эсин, то ли сама с собой. Когда сеньора Долорес бралась за работу, которая ей нравилась, то ее уже было не остановить. - Анджело, мне нужно больше ткани! - сеньора Долорес отдавала приказы своим подчиненным, не выпуская из поле зрения Эсин. Дом зажужжал как огромный улей. Исмаэль тихо отошел в сторону и присел на розовый диванчик. Поерзал, он схватил первый попавшийся журнал из стопки, но все равно поглядывал в сторону Эсин.

[AVA]https://a.radikal.ru/a21/2011/e0/faf60dfa3b0f.png[/AVA][NIC]Ismael Soyder[/NIC][SGN]https://c.radikal.ru/c00/2011/5c/b64585383d63.png[/SGN]

Отредактировано Benjamin Archer (22.04.2021 21:08:06)

+1

345

Сойдер уверенно управлял конем, сживая поводья в своем огромной кулаке. Вторая рука обвилась вокруг талии девушка. Немного пропетляв по старинному городу, Эсин посчитала такой способ передвижения самым логичным. Она бы не справилась с Полночью. На открытой местности проще и безопаснее учиться. На узких улочках сложно разминутся пешему и конному. Местные жители тыкали в нее пальцем и считали чужачкой, но все равно не заслужили травмы или смерти под копытами лошади. Теперь стало понятно, почему сеньор выбрал поездку на Зефире. Своих людей он жалел и заботился об их благополучии. Случись чего, ему придется отвечать за неопытность жены-пленницы. Так что не стоит обольщаться. Выставление на показ их семейной «идиллии» - вынужденная мера, а не внезапное проявление заботы. Логичные объяснения происходящего немного успокаивали Эсин. Стоило ей перевести дух и перестать затравленно озираться по сторонам, ожидая подвоха, как хватка на ее талии усиливалась. Дыхание Сойдера начинало раздувать волосы на макушке. Было ощущение, что он касается волос губами. Странное поведение, будто он чуял опасность в воздухе и не хотел делится добычей с другими. Эсин отгоняла бредовые ассоциации. Встречные прохожие выглядели безобидно. Многим хватало такта не пялится в открытую. Они раскланивались и шли дальше своей дорогой, но мужчина все равно крепко прижимал ее к себе. Может этим жестом предупреждал пленницу не делать глупостей? Теоретически она могла закричать и попросить о помощи. Поднять шум и заявить во всеуслышание, что ее удерживают в усадьбе силой. Первый реальный шанс заявить о своем положении. Рядом нет громил -охранников. Власть Сойдера здесь сильна, но не безгранична. Наверняка найдутся люди, ненавидящие его. Они могли помочь беглянке хотя бы из вредности. Теория сильно отличалась от практики.  Большая часть города уважала и боялась Сойдера. Его усадьба, виноградники и погреба давали работу большей части жителей. Донья Марта гордилась тем, что в каждой семье есть хотя бы один человек работающий на сеньора. Если дело обстоит именно так, то у Эсин мало шансов найти себе сторонников и помощников в побеге. Если кто и решится выступить открыто, то потом поплатится. Ее же вернут и накажут. Положение девушки было шатким и незавидным, но всегда может стать еще хуже.. Где-то в сарае пылилась ее клетка… а на теле еще много мест, чтобы впаять очередное клеймо. В порыве злости Сойдер мог изуродовать ей лицо и выпороть у всех на виду.  В этом Эсин нисколько не сомневалась. Поэтому и не пыталась дергаться.
Они пересекли почти весь город, а Сойдер так и не пришпорил коня. Не похоже, что его ждали реально важные дела. Поездка напоминала неторопливую обзорную прогулку. Каждая улочка, по которой они проезжали, дышала стариной и было наполнена особы колоритом. Эсин понравилось бы здесь гулять в качестве туристки. Посидеть на веранде одного из уютных кафе и наснимать сотни фотографий. Не в этой жизни… никогда. Из печальных раздумий, ее вывел мужчина. Он притормозил у одного из домов. Спрыгнул на землю. Завел Зефира под высокий навес. Привязал коня к надежной перекладине и помог Эсин спешится. Пленница огляделась. Двухэтажный дом солнечно-оранжевого цвета стоял немного особняком. Нет, он не выбивался из стройного ряда улицы, но будто растолкал своими «плечами» другие строения. Окружил себя зеленью и крошечным садиком, через который приходила тропинка, выкрашенная в такой же оранжевый цвет. Дорожка исчезала в арке соседнего дома. Эсин окрестила его особняком. В прошлом здесь мог жить какой-то знатный вельможа. Трехэтажное здание по форме представляло букву «П». Оно было украшено колоннами и фресками с античными мотивами. Булыжная мостовая обрывалась у его порога. Дом стоял поперек других зданий и вплотную прижимался к строению на противоположной стороне улицы, образуя тупик. На фасаде виднелось несколько вывесок: пекарня, сувениры, цирюльня и сапожная мастерская. Верхние этаже определенно жилые. Сквозь арку просматривался двор.  На ветру развевалось сохнущее белье. На скамейке сидели два старичка. Даже чужаку было понятно, что парадная часть города заканчивается здесь, а дальше начинается «спальный район». Какое дело могло быть у Сойдера в этом месте? Эсин и в голову не пришло, что сеньор потащит ее в оранжевый дом. Над входом красовалась вывеска с силуэтом черного платья и громким названием «Дом моды».  Эвджен сразу отмела этот вариант. Они остановились именно здесь, потому что другой парковки для лошадей в округе не наблюдалось. Но нет. Логика с Сойдером никогда не срабатывала, а интуиция пленницы давно спала мертвым сном. У Эсин челюсть отвила, когда мужчина потянул  крыльцу оранжевого дома. Еще больше удивил тот факт, что Сойдера здесь встретили, как старого знакомого. Девушка вежливо поздоровалась с милыми старушками. Три женщины сразу же засуетились вокруг нее. Сойдер ретировался и уселся на розовый диванчик. В этом интерьере с модным журналом в руках он выглядел странно. Эсин не смогла сдержать улыбки, которое тут же померкла, когда женщины попросили ее раздеться до белья. Они собирались снять мерки, а значит увидят все шрамы и клеймо. Эсин слишком изменилась в лице. Долорес истолковала это по-своему.
- Не волнуйтесь, дорогая, никто посторонний не войдет. В примерочной слишком тесно. Мы всегда работаем здесь. Сисси, запри дверь на ключ и опусти жалюзи, - указания тотчас были исполнены и Эсин ничего не оставалось, как раздеться. Девушка знала, что хороший портной делает кучу мерок. Относится к первому визиту нового клиента особенно тщательно. Ее поставили на небольшую тумбу. Когда очередь дошла до спины, то беспрерывно болтающая Долорес осеклась. Женщина ничего не сказала и не спросила. Эсин и так знала, что ее рабская метка выгляди жутко. Пальцы у женщины задрожали. Она никак не могла решится приложить сантиметровую ленту к отметине, чтобы продиктовать очередную циферку своей помощнице. Ситуацию спасла Сисси, которая вспомнила о рулоне ткани «созданной» для сеньоры Сойдер. Она ворвалась в комнату с отрезом изумрудного цвета. – Посмотрите. Из этой ткани получится отличное платье для «праздника урожая». Как раз для госпожи. Она всех затмит, - Эсин не помнила в какой момент они перешли от одежды для верховой езды к нарядному платью, но одобрительно кивнула и улыбнулась.
- Вам нравится? - радостно всплеснула руками Сисси. Только сейчас пленница поняла, что женщины уже около полчаса пытались вытрясти из клиентки хоть какие-то предпочтения и пожелания, но она лишь затравленно поглядывала на Сойдера и не знала на что соглашаться. Спрашивать нужно было его. Кто платит - тот и заказывает музыку.
Да, очень красивая ткань. У нас с вами похожие вкусы и имена… в некотором роде, - девушка поздно поняла, что сболтнула лишнего. Слишком разволновалась из-за клейма. Оставалось надеется, что Сисси ухватится за первую часть реплики. Три подруги- мастерицы были такими разными. Долорес интегрировала в свои наряды народные орнаменты, вышивку. Выходило довольно стильно и самобытно… Луиза отдавала предпочтение минимализму, комфорту и удобству. Сисси была одета, как парижанка с хорошим вкусом. Такие женщины становились редкостью. Они следили за модными тенденциями, но не следовали им бездумно и слепо. Женщины друг друга дополняли. В этом был их успех и главная фишка.
- Замечательно, - победоносно воскликнула Сисси, гордо задирая нос, - а что вы говорили на счет имени? Простите, я не совсем поняла.. – не прокатило. Женщина окащалась очень внимательной.
- Мое имя сложно сократить и уменьшительно-ласкательного не придумать.. – Сойдер придумал… изобрел новое и сломал ее до полного соответствия с образом зверушки. Эсин постаралась не горбится и не втягивать голову в плечи. Пришлось объяснять... ничего не поделать... сама виновата. – Знакомые по учебе урезали мое имя до «Си»… как ноту… а домашние называли Сисси… как принцессу из мультика… - больно было вспоминать об этом. Эсин не привыкла рассказывать такие вещи посторонним людям. Тем более рядом был Сойдер, который мог слышать и потом посмеяться. Она давно уже не принцесса. От музыки осталась только одна нота и больше ничего. Вновь повисла пауза. Сисси была тронута объяснением девушки и принялась искать для нее еще что-то особенное. Луиза набрасывала на листочке какие-то эскизы. Долорес крутила в руках подушечку булавок. Наконец-то пленнице разрешили одеться. Но испытания на этом не закончились. Эсин предстояло выбрать ткани... одобрить фасоны и подтвердить заказы. Она впала в ступор. Отвыкла выбирать и высказывать предпочтения.
[icon]https://d.radikal.ru/d23/2011/a3/72a24ac3ec96.png[/icon][sign]https://c.radikal.ru/c39/2011/70/0f3a26a1f3c5.png[/sign][nick]Esin Evcen[/nick]

Отредактировано Maria Betancourt (22.04.2021 22:04:33)

+1

346

Исмаэль поерзал на диванчике, перелистнув очередную страницу журнала. Взгляд не зацепился ни за что интересное. Всякие модные платья и костюмы были не для него, даже если с обложки смотрело миловидное личико. Чтобы скоротать время, он пролистал журнал до конца и положил обратно на столик. Откинувшись на спинку дивана, мужчина оглядел уютное помещение. Женщины сюда часто захаживали. Даже больше не для того, чтобы заказать новый наряд, а поболтать с хозяйками дома. Здесь всегда кипела жизнь. С тех самых пор, когда он будучи мальчишкой переступил порог этого дома и познакомился к каждой из этих трех женщин. У них не было собственной семьи, но все вместе они и были семьей. Заботились друг о друге. В какой-то степени, Исмаэль им даже завидовал. Они добились того, о чем мечтали. Жили той жизнью, которой хотели. Ни в чем себе не отказывали. Он не мог сказать, что это жизнь плоха. Он любил свою работу, любил работать на полях. Засучив рукава, он был таким же как и другие работяги, но наставал момент, когда они все-таки смотрели на него снизу вверх. Не приравнивали своему кругу. О чем-то умалчивали или недоговаривали, потому что все же он был их хозяином. Только с Мануэлем и Карлосом все было по-другому. Они были его друзьями. Настоящими друзьями. Как бы он хотел быть простым рабочим, но от него зависело так много людей, семей. Он не мог быть другим. Еще и эта жажда мести. Он не мог от нее отступиться. Не мог забыть и нарушить обещание, данное сестре. Все так запуталось. А посередине всего была еще и Эсин и то непонятное чувство, которое она вызывала, и внутренний голос шептал «не отпускай».
Тряхнув головой, он переключился на созерцание Эсин. Женщины облепили ее все разом. У нее не вызвало восторга, когда ее попросили раздеться. По понятным причинам. Исмаэль нахмурился, чувствуя собственную вину за оставленные отметины на ее теле. Хозяйки, конечно, ничего не расскажут посторонним в подробностях, но сами обсудят между собой, покачают головой и косо посмотрят в его сторону. Его взгляд не цеплялся за шрамы, а обласкивал стройные формы девушки. Он представлял, как прижимался к ней сзади, пока они скакали на лошади, как на каждой кочке они подскакивали и он притягивал девушку сильнее к себе. Помнил каждый изгиб ее тела и как руки обласкивали обнаженную кожу лишь вчера. В глазах вспыхнуло желание увидеть Эсин в каждом выбранном платье. Весь ее гардероб состоял из весьма скромных платьев. Он не мог упрекнуть донью Марту, она все выбирала по совести, но эти три женщины истинное сокровище для молодой девушке.
Подслушивая за их разговором, его губы растянулись в улыбке. Они заговорили о персонаже из мультика и Исмаэль вспомнил, что эту самую принцессу любила смотреть его сестра. Мечтала побывать в Будапеште или Вене, посмотреть красоты тех мест и вообще... у нее было так много мечтаний, которые так и не сбылись. Она всегда мечтала о прекрасном принце на коне. Те тогдашние ухажеры не дотягивали до стандартов Рабии. Она искала чего-то большего, а нашла собственную смерть. Зная о увлечениях дочери, отец как-то подарил ей коня, которого она назвала Ветром. Когда Рабия покинула родные края, животное будто почувствовало неладное. На одно из прогулок конь упал с высокого выступа и переломало себе копыта. Переломы были настолько ужасными, что ветеринару пришлось усыпить животное. Не самое радостное воспоминание. Исмаэль встрепенулся и был даже рад, когда его окликнули.
- Мальчик, иди помоги своей супруге, а то мы не можем до конца определиться, - женщины суетились и перекрикивали друг друга. Помощники хозяек подносили им все новые и новые ткани. Исмаэль встал с диванчике и подошел к ним, заглядывая Эсин через плечо. Он ничего не понимал в моде, но цвета различить хотя бы мог. - Эту или эту ткань? - Сисси приложила две разные ткани к груди девушки, давая ему возможность представить, как они будут смотреться на Эсин. - Или может эта? Точно, эта подчеркивает цвет глаз! - теперь засуетилась другая хозяйка. Долорес сунула ему под нос еще пару-тройку примеров.
- Отлично, берем все, - Исмаэль одобрительно кивнул. Платьев никогда не бывает много. Для Эсин так тем более. Ее гардероб давно нужно было расширить. Близился праздник, да и в простые будни она могла надеть какой-нибудь из новых нарядов, когда не будет передвигаться на лошади. Тогда сгодится одежда для верховой езды. Он подошел ближе к Эсин и протянул к ней руку. Коснулся ее запястья и подтолкнул вперед, уговаривая быть смелее.
- О Господи! - Сисси так завопила, что Исмаэль почти оглох. - Я вспомнила! Вы должны это увидеть, - метнувшись в соседнюю комнату, послышался шум и голоса. Она уже не обращалась к Эсин, а, кажется, говорила сама с собой. Помощники Сисси топали ногами, выискивая для нее нужные вещи. Спустя время женщина забежала обратно, неся в руках пышный сверток. - Вы просто обязаны это померить. Это моя последняя работа. Мы ее еще не выставляли в витрину, - Сисси распахнула чехол, за котором скрывалось платье, и продемонстрировала наряд ручной работы.

[AVA]https://a.radikal.ru/a21/2011/e0/faf60dfa3b0f.png[/AVA][NIC]Ismael Soyder[/NIC][SGN]https://c.radikal.ru/c00/2011/5c/b64585383d63.png[/SGN]

+1

347

Девушка почувствовала, что начинает тонуть в этой суматохе и нарастающем шуме. Она отвыкла от общения, а повышенное внимания откликалось в сердце страхом и негативом. В усадьбе ей сверлили затылок взглядами. Почти не таясь, обсуждали ее незавидное положение.  Эсин привыкла к молчанию и одиночеству. Сейчас все притихли, но осадочек в душе остался. Стоит Сойдеру переменится к пленнице и сплетни вспыхнут вновь. Донья Марта советовала ей использовать перемены для того, чтобы показать прислуге, что теперь зверушка стала полноправной хозяйкой. Эвджен всегда прислушивалась к советам мудрой экономки, но изображать из себе сеньору она не могла. Тетка всегда твердила, что излишнее тщеславие и непомерная гордыня никого не сделали счастливой. Она учила уважать других людей. Сохранять с прислугой хорошие отношения, но держать дистанцию, чтобы не посадить себе на шею. Это была настоящая наука. Эсин не усела ее постичь до конца. Не важно. В чужом доме с призирающими ее людьми, данная тактика все равно не применима. Лучше, чем есть не станешь. Сколько не притворяйся, все остаются сами собой. В ее случае лучше не карабкаться высоко. Когда Сойдер вновь швырнет зверушку под ноги, будет только больнее падать.
Да, с оптимизмом у девушки не складывалось. Нужно было переключить заезженную программу в голове.  Она не в усадьбе. Местные кутюрье не сделали Эсин ничего плохого. Они были довольно милыми. Девушка всегда остро чувствовала фальшь и не замечала в них двойного дна. Долорес с подругами рады всем клиентам. У них были ткани на любой вкус и кошелек. Фурнитура тоже подешевле и подороже.  Образцы средней ценовой категории лежали на стойке. Рядом дожидались заказчиц каталоги белья, добротных, но не заоблачно дорогих фирм. Мастерицы шили и заказывали для обычных горожан. Не пытались строить из себя белую кость, создающую одежду исключительно для элиты. Для особых клиентов они извлеки из шкафчика другие каталоги и принесли со склада дорогие ткани. Эсин предпочла бы довольствоваться общими условиями.  Больше бы обрадовалась простому отношению, чем этой «vip» заботе. Она вообще не планировала покупок и не собиралась ничего клянчить у мучителя. Кто же знал, что Сойдер решит поразить зверушку своей внезапной щедростью.
- Дорогая, а где вы раньше покупали одежду? – как бы, между прочим, поинтересовалась Сисси. Пленница неопределенно пожала плечами.
Здесь моим гардеробом занималась донья Марта, - экономка как-то обмолвилась, что покупала для нее все лучше у своей подруги, которая держала магазинчик на местном рынке. Главным показателем качества для экономки были добротные швы и натуральные ткани. спасибо ей за заботу. В легких платьях легче было переносить нестерпимый зной. Эсин умолчала, что была рада любой тряпке, прикрывающей наготу. - До… переезда в Испанию я жила в Париже. Там богатый выбор одежды… - расплывчато ответила Эсин, чтобы переключить разговор немного в ином направлении и избежать дальнейших распросов о жизни в поместье Сойдера.
- О, Париж, - Сисси всплеснула руками. – Так вот откуда у вас такой приятный акцент. У нас с выбором дела обстаят куда печальнее, но стараемся исправить ситуацию, -  Эсин понимающе улыбнулась в ответ. Город был по-настоящему маленьким. Он безнадежно застрял в прошлом. Здесь не было сетевых магазинов. Чудо, что местные знали о мобильной связи и интернете. По дороге в «дом моды» Эсин видела офис сотовой компании – чуть ли не единственное знакомое название и признаки вмешательства внешнего мира. Все остальное здесь заменялось маленькими семейными мастерскими, рынком и покупками через интернет. Из нескончаемого потока информации девушка смогла выловить самое главное – Сисси была самым востребованным шоппинг- консулатом, стилистом и вообще… Женщина любила и знала свое дело. Могла сделать эскиз, раскроить и пошить все, что угодно. Подбирала од каждое платье соответствующий комплект белья. Поддерживала отношение с партнерами, которые отшивали им какие-то базовые вещи в виде свитеров и футболок. За полчаса в Эсин умудрились впихнуть все премудрости местного модного бизнеса и набросали десятка два эскизов и столько же было еще в проекте. Только Сойдер мог остановить модное безумие.  Его вовлекли в процесс выбора. Эсин облегченно вздохнула. Вот сейчас он скажет, что не собирается оплачивать излишества для своей «жены». Достаточно одежды для верховой езды и пары приличных платьев. С учетом того, что он планировал таскать пленницу за собой это было объяснимо и целесообразно. Но Сойдер удивил и заявил, что одобряет и берет все предложенное. Эсин невольно попятилась от горы ткани. Зачем ей столько? Что это за игра такая? Мужичина перехватил ее руку и вернул обратно к столу. Тут еще и Сисси вспомнила о своем новом творении. Пришлось повиноваться общей просьбе и скрыться в примерочной, чтобы примерять платье и произвести «вау-эффект» на остальных. Сисси была воодушевлена и полна ожиданий. Она помогла пленнице влезть в узкий наряд, расшитый мелкими черными жемчужинками. Нижний плотный слой телесно- бежевого цвет сохранил эффект будто девушка была облачена в тонкую паутинку кружева и жемчуга, который лежал на обнаженной коже. Сам по себе прием не новый, но исполнение было великолепным. Главная фишка скрывалась сзади. По спине шел вырез до талии... даже чуточку ниже. Он выглядел элегантно, а не кричаще вызывающе. Голого тела было мало. Ткань почти полностью закрывала лопатки. По канту были пришиты крупные жемчужины, создавая иллюзию надетых на спину длинных бус, которые заканчивалась в ямочке над ягодицами, вместе с «декольте». Шикарное вечернее платье могло украсить любую. Только Эсин оно ни к чему. Больно видеть свое отражение и переноситься мыслями в прошлое. Когда-то у нее в шкафу было множество подобных платьев. Положение дочери миллионера обязывала. Эсин умела их носить… когда-то… но больше нет. Пленница вынырнула из примерочной. Ступая босыми ногами по каменному полу, прошла в центр комнаты. Несколько раз обернулась, показывая присевающим модель.
- Вот! Я же говорила!  - победоносно заявила Сисси, обращаясь к своей подруге. – А ты утверждала, что в это платье влезет только манекен в витрине. Посмотри, как идеально село. Ни складочки, ни морщинки, словно по индивидуальным меркам пошито.
- Шикарное платье, - Эсин поторопилась высказать одобрение и поскорее отказаться от него. Говорила на опережение, пока Сисси не начала уговаривать купить свой шедевр – Уверенна, вы быстро найдете покупателя.  А пока оно поможет привлечь клиентов. Мимо такой красоты в витрине невозможно пройти.
- У меня есть туфли на примете… как раз к этому платью, - игнорируя реплику Эсин, продолжила женщина. – А сапоги и перчатки вам лучше заказывать у «итальянца», - пленница понятия не имела о ком идет речь. Она поторопилась обратно в примерочную. Через несколько минут вернулась в зал в своем простеньком прикиде.
[icon]https://d.radikal.ru/d23/2011/a3/72a24ac3ec96.png[/icon][sign]https://c.radikal.ru/c39/2011/70/0f3a26a1f3c5.png[/sign][nick]Esin Evcen[/nick]

Отредактировано Maria Betancourt (22.04.2021 22:17:40)

+1

348

Исмаэль чувствовал себя как слон в посудной лавке. Везде эти ткани и платья, туфли и прочие аксессуары гардероба для него было чужды. Он никогда особо не захаживал в это место, кроме тех разов, когда мать его тащила с собой. Когда рядом была Рабия, они все делали вместе. Сестра была той еще модницей. Почти каждый день меняла платья и крутилась перед жителями усадьбы, строила глазки рабочим. Отца выводило такое поведение дочери. Злясь и загоняя ее обратно в дом, он еще больше раззадоривал девушку. Теперь Исмаэль смотрел на Эсин. Она была искрення в своих желаниях. Ей не были нужны дорогие шмотки и возможность покрасоваться перед другими. Она была совсем другой. Это замечали другие. Три женщины с восхищением смотрели на девушку. Хотели ей угодить и нарядить в самые шикарные платья.
Исмаэль пытался им не мешать. Кивал головой, когда нужно было его мнение. Пытался улизнуть обратно на диван, но женщины не давали. Хватали его за рукав и показывали то новые искизы, то другие ткани. Голова шла кругом. Когда Эсин исчезла в гардеробной, женщины не переставали трещать. Их помощники подбегали для новых поручений. Кажется, с их появлением в доме все оживилось. Исмаэль перетаптывался с ноги на ногу и замер, когда на пороге появилась девушка. Облаченная в совершенно шикарное платье, будто шитое именно для нее. Его взгляд прошелся по ее фигуре и замер на глазах. Скользнул ниже к изгибу носа и припухлым устам. Он облизал губы, вспоминая их вкус. Сделал шаг ближе, рассматривая идеально легшую ткань на ее талии, а вырез на спине лишь дополнял картину. Дразнил. Так и хотелось прижать ее к себе, почувствовать обнаженную кожу и закружить в танце. Благодаря урокам своей матушки, Исмаэль был хорошим танцором. Каждый год на праздник урожая он танцевал с наряду со своими рабочими, кружа в танце какую-нибудь миловидную девушку. В этом году он хотел, чтобы это была Эсин.
Пока он стоял как истукан и появился на девушку, она уже опять исчезла в гардеробной. Долорес, да и в е остальные заметили его реакцию. Женщина хлопнула его по плечу, приводя немного в чувства. Он прокашлялся. Повернулся к женщинам. - Запакуйте нам это платье и туфли, берем непременн, - он вытянул губы в улыбке. Женщины закивал и захихикал, зная, что Исмаэль не скажет ничего другого.
- Отлично, отлично... - Сисси потирала ладони. - Остальное мы подготовим, вам придется приехать еще раз на примерку, - женщины принялись болтать без умолку. -  девочка настоящее сокровище, - поддакивали остальные. - Уважь старух, мальчик, и приведи ее к нам еще, - кажется, Эсин оставила на них положительное впечатление. - Приведу, и я не вижу здесь никаких старух, - он наклонился и поцеловал Сисси в щеку. То же проделал и с остальными, пока те заливались румянцем и хихикали как маленькие девочки. Они поговорили еще немного. О родителях и о том, как их здоровье. Стыдно было признаться, что собственный сын уже давно не навещал родных, хоть об этом он и умолчал. Вскоре вернулась Эсин. - Готова идти или хочешь посмотреть еще что-нибудь? - Исмаэль подошел к ней и взял за руку. Один из помощников хозяек подошел и сунул ему в руку увесистый пакет с платьем. Женщины суетились возле них, стараясь задержать их еще подольше.

[AVA]https://a.radikal.ru/a21/2011/e0/faf60dfa3b0f.png[/AVA][NIC]Ismael Soyder[/NIC][SGN]https://c.radikal.ru/c00/2011/5c/b64585383d63.png[/SGN]

Отредактировано Benjamin Archer (22.04.2021 22:32:42)

+1

349

Девушка ненавидела подслушивать разговоры других, но тканевая перегородка примерочной была плохой звукоизоляцией. Модистки стали расспрашивать Сойдера о здоровье его родителей. Эсин до сих пор с трудом верилось, что у этого изверга могли быть родители из плоти и крови. Для нее он оставался исчадьем ада. Его не рождали на свет, а создали из стонов жертв и чужих слез. Вдохнули в него подобие жизни при помощи ядовитого огня. Тема о старшем поколении Сойдеров была в усадьбе под негласным запретом. Пленница знала, что дон Артуро регулярно играет с отцом сеньора в шахматы, а мать любит возится в саду. Все это больше напоминало плохую легенду. Она скорее поверила, что Сойдер отправил на тот свет и всю свою семью. У него не было ничего святого, хотя экономка говорила, что сеньор католик. В ней, в девушке которую Илкер пытался воспитать в поклонение к единственному ему ведомому божеству – деньгам, осталось больше человеколюбия и почитания простых норм морали. Но все же родители у Исмаэля Сойдер оказались реальными персонажами. Сисси даже видела недавно на рынке отца, а дальняя родственница Луизы завозила к ним домой саженцы. Только сам сеньор не баловал их вниманием. Может они не хотели видеть родного сына? Не удивительно. Знали ли они о «свадьбе»? Не хотелось думать о сплетнях, которые прилипли к Эсин второй кожей. Если родители Сойдера и знали, то считали ее последней дрянью и беспринципной девкой.
Пленница тряхнула головой. Окунулась в творящуюся вокруг суету, чтобы заглушить непрошенные мысли. Женщины улыбались и наперебой хвалили ее фигуру и красоту, которая давно поблекла и покрылась шрамами. Эсин благодарно улыбалась. Чужие люди пытались ее поддержать, но не известно, что они будут говорить за спиной новоиспеченной сеньоры Сойдер. Хотелось верить, что пленница в них не ошиблась. Ей жизненно необходимо было верить хотя бы во что-то хорошее. Она устала жить в центре змеиного логова. Многочисленные болезненные укусы не убивали, но и стойкого иммунитета к яду она так выработать не смогла.
- Готова, - Эсин понятия не имела, что в итоге они заказали и утвердили ли вообще хоть что-то. Под конец шумных споров боевых подруг она начала чувствовать удушье и дурноту.  Отвыкшая от общения с внешним миром пленница получила передозировку жизнью, которая фонтаном била в маленькой мастерской «модного дома». Над головой звякнул колокольчик. Эсин жадно вдохнула прохладный воздух. Но она рано обрадовалась. Сисси торопилась следом.
- Сапоги для верховой езды лучше заказать у «итальянца», - произнесенную раньше фразу. – Впрочем, я схожу с вами, - подхватив под руку она потащила девушку на противоположную сторону улицы. Сойдер не препятствовал, а кажется даже поощрял затянувшееся безумие. Еще один звоночек над дверью, и они очутились в царстве башмаков и ботинок. На полках стояли элегантные мужские туфли и грубые сапоги. Пахло кожей и клеем. Слышалось стрекотание какого прибора. Голова у Эсин закружилась. Ее спутники говорили и решали за нее. От пленницы потребовали лишь знак приветствия. Маленькое помещение на нее давило. Только крепкая хватка на предплечье не позволяла ей выбежать наружу. Эсин доподлинно не знала причины проснувшегося страха. Это было что-то подсознательное. Пленница была убеждена, что именно этот добродушный старикан изготовил те самые ботинки, которыми сеньор бил ее в живот. Его мозолистые руки сшили краги, увиденные на ногах Сойдера в момент их первой «встречи». Ее попросили снять обувь. Сделали замеры и даже оттиски ладоней и стоп. Сисси продолжала стрекотать, как целая стая певчих птиц. Она кокетничала перед «итальянцем». Согласовывала с ним дизайн и материалы, а Эсин пыталась не утонуть в ожившем кошмаре. Она не помнила, как очутилась обратно на улице. Щеки болели от застывшей улыбки. Сисси помахала им рукой, поднимаясь на крыльцо оранжевого дома. Они остались с Сойдером наедине.
[icon]https://d.radikal.ru/d23/2011/a3/72a24ac3ec96.png[/icon][sign]https://c.radikal.ru/c39/2011/70/0f3a26a1f3c5.png[/sign][nick]Esin Evcen[/nick]

+1


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » novia para el enemigo ‡альт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно