https://forumstatic.ru/files/000f/13/9c/62080.css
https://forumstatic.ru/files/0014/13/66/96052.css
https://forumstatic.ru/files/0014/13/66/22742.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Лучший пост
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 4 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет

На Манхэттене: сентябрь 2020 года.

Температура от +16°C до +25°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Реальная жизнь » Во всем виноват Коннор! ‡эпизод


Во всем виноват Коннор! ‡эпизод

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

май 2019
Фред Капон и Алекс Фостер
Мое стоп-слово Сыктывкар!

[nick]Frederic Kapone[/nick][status]я имею право на звонок авокадо[/status][icon]https://i.imgur.com/23KIPHd.png[/icon][sign]It is not an opium poppy, but a scarlet flower for my younger daughter[/sign]

Отредактировано Ronald Walker (18.05.2019 01:30:49)

+2

2

- Бля-я-ядь, - простонал Фред и попытался спрятаться от внезапного пробуждения, причин которого он так и не понял под подушкой. Последняя, к его вящему сожалению не принесла ему ни целительного сна, ни избавления от головной боли. Фред серьезно задумался о том, чтобы подать в суд на производителей головной боли. По ощущениям ему прямо в мозг воткнули раскалённый прут и время от времени его прокручивали, чтобы жизнь Капону не казалась медом. Мед, конечно, он не любил, но и кленовым сиропом жизнь ему сейчас явно не казалась.
Мужчина ещё раз негромко застонал, пытаясь восстановить в памяти ход вчерашнего вечера, но это вызвало лишь новый приступ адской головной боли: ему стало казаться, что кто-то сверлит ему висок.

Басы привычно разрывали барабанные перепонки и вибрировали в желудке, пока Фред привычно вальяжно развалился на диване и допивал второй коктейль. Любимый клуб привычно радовал хорошей электронной музыкой и вспышками света, в которых особенно привлекательно смотрелись точёные фигурки девушек в экстремальных мини. Фред хищно облизнулся, окидывая взглядом свои владения (он так часто бывал здесь, что по праву мог считаться завсегдатаем заведения, а всех присутствующих в нем девиц - своей собственностью, да и некоторых из них он если и не знал по имени, то точно помнил их грудь или задницу), и в очередной раз лениво потянулся. Проявлять инициативу ему было явно лень, поэтому он занял выжидающую позицию и лениво сделал ещё один глоток.
- Привет, дружище, - загородил лучший обзор знакомый дилер и протянул руку для приветствия.
- Как жизнь, чувак? - слегка расстроенно провожая взглядом очень аппетитные формы девчонки, ускользнувшей прочь.
- У меня для тебя есть кое-что крышесносное, - доверительно прошептал парень, плюхнувшись рядом.
- Гони, - Капон покопался по карманам и протянул хрустящие бумажки дилеру, чтобы получить в ладонь заветную таблетку. И, недолго думая, проглотил ее, запивая коктейлем из стакана.

Проблема прекрасного и удивительного мира подподушья заключалась в том, что однажды его все-таки предстоит покинуть. По крайней мере, чтобы была возможность дышать, и, очень желательно, при этом понять, удалось ли после вчерашней ночи добраться до дома. Новая попытка вспомнить хоть что-нибудь после появления дилера отозвалась нестерпимой головной болью, от которой Фред зажмурился и захотел самоубиться. Но перед этим, желательно, получить компенсацию морального ущерба и вреда здоровью… Он пока не решил, от кого, но это было последним, что его волновало.
Француз осторожно приподнял подушку, под которой прятал голову и приоткрыл один глаз. Явно дневной свет раздражал зрение, а потому ему пришлось еще раз закрыть глаза, и только со второй попытки сфокусироваться на реальности. На его дом это было явно не похоже, а рождественские гирлянды на стенах заставили на секунду усомниться в том, не проспал ли он несколько месяцев. Но поскольку физически это было невозможно, Капон пришел к выводу, что попал в дом к какой-то психованной телке. И в таком случае ему отсюда надо сваливать как можно быстрее. Но сначала, вероятно, придется найти свою одежду.
- Бля-аядь, - снова протянул Фред, вспоминая задорное перемигивание этих самых гирлянд и свой дикий восторг от этого. Что бы ему вчера ни продал дилер, употреблять это больше не стоит, и лучше в следующий раз пойти по знакомым веществам.
В его мире постепенно появлялись запахи, и среди них не было привычной легкой отдушины девичьего парфюма, половину марок которого он с легкостью мог бы узнать в магазине по принципу «этим пользуются страшные», «а вот этот обычно у горячих штучек», да и видимый ему кусок пространства отчего-то не изобиловал ни кружевом, ни плюшевыми медведями, ни цветами, ни даже розовыми подушками. Неоформившаяся мысль странно ворошила сознание, но пока не была сформулирована, лишь оставляла некоторый налет тревожности на и без того со скрипом двигающихся размышлениях.
Он должен собрать себя в кулак и приготовиться к тому, что он увидит на второй половине кровати, где явно кто-то пошевелился, как он почувствовал спиной, (а увидеть он мог даже рыжую, судя по его вчерашнему состоянию), не подать вида, что имени он не запомнил, и как можно быстрее свалить подальше. Определившись с планом, Капон слегка выдохнул и окончательно выбрался из-под подушки.
- Привет, дорога-а-а… А-А-А-А… - начал было говорить при развороте, но обнаружил в постели рядом с собой мужчину, от чего сорвался в крик. Тот вышел бы громче, не осипни у француза голос.
Капон неловко дернулся и свалился с кровати, рукой потянув за собой простынь и пытаясь в нее завернуться и встать одновременно, но подлая ткань захватила его в плен, и мужчина с грохотом упал.
Со второй попытки получилось лучше, француз в один прыжок чуть ли не отлетел от кровати подальше и осоловело уставился на явно только просыпающегося мужика.
- Ты, блядь, кто? – кутая себя и все свои достоинства в простынь, задал потрясающий вопрос Капон, хотя в его голове сейчас роилась еще примерна пара тысяч других, более принципиальных сейчас. Но первым, увы, стал этот.

[nick]Frederic Kapone[/nick][status]я имею право на звонок авокадо[/status][icon]https://i.imgur.com/23KIPHd.png[/icon][sign]It is not an opium poppy, but a scarlet flower for my younger daughter[/sign]

Отредактировано Caroline Weir-Moriarty (31.05.2019 17:31:40)

+3

3

Сколько раз Алекс Фостер повторял себе: «Не связывайся с обдолбанными парнями! Никогда ничем хорошим это не заканчивается!» Но у этого Фродо… нет, Фрица!.. Фрэнка? Тоже вроде не то имя, но точно было что-то на Ф, в этом доктор Фостер был абсолютно уверен. Так вот у этого парня Ф были совершенно очаровательные кудряшки, а еще он так мило к нему приставал, что отказать было совершенно невозможно. Да, и что уж там скрывать, Алекс и сам был в хорошем таком подпитии к тому моменту, когда новоявленный любовник внезапно оказался рядом, вот прямо в его объятиях на танцполе. Деваться было уже совершенно некуда, ведь у него были такие очаровательные кудряшки.
И, казалось бы, бессонная ночь не самое плохое продолжение, если бы только она была бессонной только из-за секса. Нет, все было не так просто. Оказавшись в квартире Фостера, мистер Ф тут же обозвал ее чуланом, что в общем-то было правдой, но лишний раз напоминать об этом Алексу было совершенно не обязательно. А дальше начался настоящий дурдом. Вместо того, чтобы заняться делом этот обдолбанный гость с щенячьим восторгом и истинным недоумением рассматривал рождественские украшения в квартире Фостера. Конечно, это было нормально, но чаще разговоры про украшенную елку и прочие гирлянды заходил после того, ради чего все и собрались. Потратив лишний час на обсуждение проблем нового года и праздников, зачем, мать вашу, вот зачем? Мужчины наконец сделали свое по чьему-то там мнению и, кажется, самого мистера Ф, а может он все же Чарли, делу. Алексу стоило бы уже в момент странных рассуждений остановиться, но ведь он и сам был уже не совсем в адекватном настроении, чтобы думать головой, а не тем, что рвалось наружу из ширинки. Но все самое интересное началось потом, когда у гостя начались приходы и отходняк. Сначала он требовал включить ему огоньки, потом его от них тошнило, так что огоньки надо срочно выключить, но без них скучно. Сука, СКУЧНО ЕМУ! И так пол ночи, хорошо хоть плясок не было, но он порывался, когда понял, что на некоторых гирляндах есть музыка. Все попытки влить кофе или хотя бы воду в мистера Ф, он совершенно точно не Чарли, может он Джон, как этот который из Игры Престолов… Да, не, фигня какая-то, Алексу надо меньше телевизор смотреть. Так вот все попытки напоить гостя хоть чем-то безалкогольным увенчались позорной неудачей, а ведь доктор Фостер умеет впихивать лекарство в самых вредных и непослушных детей, правда обычно они не лбы под два метра ростом, на удивление сильные, хотя, казалось бы, жилистый приятель-то. Каким-то чудом гость сам успокоился под утро и уснул, но как выяснилось ненадолго или Алексу так только показалось?
- Бля-аядь – Фостер был совершенно согласен с телом, которое лежало рядом и издал этот протяжный звук, только, кажется, причины у них были разные, хоть и схожие. С ужасом представив, что сейчас будет продолжение банкета, доктор попытался накрыться простыней с головой, но это не очень получилось. Дальше события развивались стремительно. Мистер Ф попытался с ним заговорить, а потом с истошным воплем вскочил с кровати вместе с простыней, в которую тут же постыдно закутался. – Ты, блядь, кто?
Алекс открыл глаза и посмотрел на парня, все-таки у него совершено умопомрачительные кудряшки, за которые можно было простить почти все, ну по крайней мере весь ночной концерт точно, да и то, что было между философским разговором и концертом, тоже было прекрасно, так что не все так уж и плохо. Но вот вопрос. Самое время, конечно, утром спрашивать у хозяина квартиры, кто он, блядь, такой. Да так, левый парень, мимо проходил.
- Я - Алекс, живу тут, - наконец ответил Фостер. Вздохнув, доктор сполз с кровати и найдя среди разбросанного на полу тряпья свои штаны быстро в них влез. Какое-то внутренней чутье подсказало ему, что лезть к этому ошарашенному другу сейчас с обнимашками или поцелуями явно не стоит. Надо было его как-то успокаивать. – Кофе будешь?

+3

4

Фред моргнул. Потом ещё раз моргнул. Потом плотнее запутался в чужую простынь, поскольку в одной комнате с ним находился другой мужчина (сомнений в этом у Капона, к его величайшему сожалению, уже не осталось), и мгновение назад этот мужчина был абсолютно голым.
Капону хотелось бы надеяться, что это - просто дурной сон, от которого он сейчас избавится просто закрыв глаза. Но головная боль намекает на реальность происходящего, и от этого Капону становится только хуже. Во рту появляется наприятное ощущение, а горло сжимает рвотный рефлекс.
Он хотел бы утешить себя тем, что мужчина напротив был женщиной, а член - чудеса медицины и техники. Но кадык и борода вряд ли были чудом гормональной терапии (Фред не хотел знать, откуда он вообще знает о процессе смены пола так много), а потому только сделал ещё один шаг назад.
- У нас был секс втроём? - осипшим голосом решил поинтересоваться Капон. Конечно, в его воображении и мечтах секс втроём выглядел несколько иначе, в нем присутствовал он и две прекрасные нимфы, но в целом вариант с двумя мужчинами и одной не менее прекрасной чем в первом случае (а для восстановления баланса прекрасного в природе она должна быть как минимум в четыре раза прекраснее, чем дамы в первом случае), был вполне себе рабочим.
Но вместо рассказа о великолепии девушки (от мысли о том, что она будет даже в четыре раза прекраснее чем девушки из его первой мечты Фред буквально впал в нежнейшую мечтательную истому) он получил отрицательный ответ.
Картон совершенно машинально сжал булки и порадовался, что стоит к мужчине лицом, хотя под кудрями мелькнула ужасная мысль, что уже поздно. К горлу снова подкатила тошнота, а на языке появился кислотный привкус. Мужчина явно с трудом сглотнул, но решил все же попытаться ещё раз.
- Здесь была девушка? - ну мало ли что происходит по пьяни, вдруг она в душе, в кухне или... Он не успел придумать "или" поскольку снова получил отрицательный ответ.
В этот раз тошнота подобралась к горлу настолько быстро, что Капон рванул в ванную со скоростью близкой к ультразвуковой. Ну как в ванную, он просто рванул, но дверь, которая попалась ему первой, оказалась дверью в ванную, где он и заперся, прежде чем исторгнуть скудное содержимое своего желудка в раковину.
- Бля-адь, - почти обреченно застонал кудрявый, буквально удерживая вес своего тела из-за резко ослабевших ног на руках, опирающихся на раковину.
Он не помнил ничерта с момента, как наркотик, заботливо подогнанный барыгой, стал действовать, и это вполне могло значить…
- Бля-адь, - еще более жалко и грустно вырвалось из груди. Капон поднял глаза на собственное отражение в зеркале и заметил раздражение вокруг рта, потом подумал о бороде парня, оставшегося за дверью, потом снова посмотрел на раздражение и буквально заскулил.
Это было просто немыслимо.
Руки тоже перестали держать Фреда, и он буквально стек на кафельный пол, где прижал к себе колени.
Чувство жалости к себе наполнило Капона изнутри, пытаясь буквально разорвать его изнутри, и вырвалось наружу булькающим то ли стоном, то ли всхлипом.
У него прошлой ночью был секс с мужчиной.
Секс.
С мужчиной.
От самого этого факта, который медленно, будто нехотя доходил до кудрявого, ему хотелось прямо сейчас вскрыть вены, но по счастливой случайности в ванной была только безопасная бритва и зубная щетка.
А если у него был секс с мужчиной, значит, он ничем не лучше своего старшего братца Бена или сраного, мать его, Коннора!
А это уже, между прочим, блядство.
Все то, что он так ненавидел, случилось с ним.
И он ничерта не помнил. И даже не был уверен, что ему не понравилось.
А это значит, что он просто-напросто сраный гей.
И это прямо-таки пиздец.

[nick]Frederic Kapone[/nick][status]я имею право на звонок авокадо[/status][icon]https://i.imgur.com/23KIPHd.png[/icon][sign]It is not an opium poppy, but a scarlet flower for my younger daughter[/sign]

+2

5

Говорила ему мама: «Алекс, прекращай уже свой разгульный образ жизни! Найди себе хорошую девушку, ну или так уж и быть, мужчину и угомонись! Ты уже давно не ребенок прыгать по чужим кроватям!» Женщина, каждый раз хмурила брови с трудом принимая тот факт, что ее младший сын не натурал и даже не бисексуал, а целиком и полностью гей. Забавно было то, что когда Алекс был ребенком, точнее подростком, ему говорили примерно тоже самое, правда посыл был в том, что вот вырастет и тогда нагуляется.
Мама говорила, а Алекс не слушался ни заносчивым подростком, ни взрослым мужчиной. Как тут послушаешься, если желания угомониться у него самого не было, да и сама идея отношения и быть привязанным к кому-то одному пугала и довольно сильно. Поэтому то партнеры менялись быстрее, чем узоры в калейдоскопе, а жизнь самого доктора Фостера со стороны казалась пустой и беззаботной. Нет жены – нет проблем, ведь именно так рассуждают многие. Но что они все знают, об этой прекрасной взаимной растерянности с утра, когда никто не помнит имя друг друга. Свои не забыли уже хорошо! А тут сегодня утром явно еще дополнительная головная боль.
Мистер Ф продолжал задавать вопросы, ответы на которые ему явно не нравились. Алекс прямо видел, как в голове его гостя скрипя двигались шестеренки, пытаясь собрать воедино картину прошлого вечера. Сам хозяин, внимательно наблюдал за мужчиной, пытаясь предугадать в какие именно депрессивные дебри их заведут эти вопросы. Мистер Ф явно хватался за надежду, что где-то, например, видимо в шкафу, Алекс спрятал девушку, а лучше двух или трех. Доктор Фостер закрыл глаза и глубоко вздохнул, считая до пяти: «Сейчас рванет!»
И он не ошибся, получив очередной отрицательный ответ, гость резко рванул в первую попавшуюся дверь. Выбор, к его счастью, был не очень большим: шкаф, ванна или коридор. Гостю повезло, и он попал в ванну. Но по мнению уважаемого доктора было бы смешнее, если бы тот спрятался бы от него в шкафу со всеми своими скелетами сразу.
Выждав какое-то время, Алекс сделал глубокий вздох, подошел ближе к двери и прислушался. Судя по доносящимся звукам, с другой стороны, все было относительно. Ну, как нормально, его гостю было плохо. Но тут мужчина скорее удивлялся тому, что он сам чувствует себя, довольно бодро учитывая количество потребленного ими прошлой ночью по одиночке и вместе. С другой стороны, он как разумный человек еще до начала вечера выпил пару таблеток абсорбентов, чтобы хотя бы немного нивелировать эффект. Трюк сработал, как это всегда и бывало. Стоило вечером заставить гостя тоже выпить пару таблеток, хуже ему явно не стало бы от этого.
Сделав еще один глубокий вздох, Алекс вернулся на кухню и занялся завтраком, не забыв кинуть в стакан с водой пару таблеток аспирина. Может, вечером он и сглупил, но сейчас его врачебный долг говорил о том, что гостю надо помочь. Сварив кофе и приготовив самые простые французские тосты, Фостер снова посмотрел на дверь, которая так и оставалась закрытой. Это едва ли было хорошим признаком, но ломать замок или еще хуже саму дверь совершенно не хотелось.
- Эй, ты там жив? – Алекс подошел к двери и осторожно постучался. Он неравно старался прислушаться к звукам, на другой стороне. Но дверь не распахнулась и никаких обнадеживающих звуков в ответ не последовало. Покачав головой, Фостер, еле слышно выдохнул – Бля-адь.
- Я приготовил кофе и французские тосты, тебе нужно что-то съесть и как можно больше жидкости, - Фостер чувствовал себя, неимоверно глупо разговаривая с закрытой дверью. Даже его друзья в школе или университете такое ему не устраивали. Он вообще едва ли могу вспомнить, когда хоть кто-то ему устраивал что-то подобное. Нахмурившись, Фостер помассировал указательным и средним пальцами правой руки висок, он пытался все же вспомнить имя загадочного мистера Ф. Ну хоть на это-то он бы отозвался наверное. – Филипп?

+2

6

Возможно, холодный пол в ванной привел его в чувства, а, возможно, Капон вспомнил, что так-то он адвокат и должен держать лицо в любой, даже самой странной и неожиданной ситуации, а потому Фред все же заставил внутренний голос заткнуться и перестать орать одно громкое, протяжное и испуганное «ААААААААААААААААА», и попытался здраво оценить ситуацию.
Ну, если такую ситуацию вообще возможно оценить здраво.
Да как он вообще до такого докатился?
Капон снова тряхнул головой, пытаясь вернуться не к корню проблемы, а к ее решению, и с огромным трудом не откатывался в размышления об отвратительности того, что с ним происходило этой ночью, но это давалось ему с огромным трудом.
Итак, он был в ванной. Ну, если это крошечное пространство, больше напоминающее общественный туалет на заправке на забытой всеми, даже вымышленными богами, трассе между городом «Нигде» и «Молю тебя Боже, не дай мне туда вернуться никогда» по размеру.
Нет, серьезно, туалет в его любимом клубе был больше, чем это место. Одна кабинка, ага.
Но проблема была в том, что из ванной этой нужно было выбираться. И, как ни прискорбно, но попытки побега через окно были заранее обречены на провал в виду отсутствия окна. Капона даже не смущало, что ему пришлось бы добираться к себе домой через весь город в одной простыне (хвала современным технологиям, проблем в этом было уже немного), а вот выйти назад в квартиру гея – это было подобно смерти.
Фред вцепился в свои кудри и потянул за них в надежде то ли на то, что вырвет их и будет не привлекателен для мужиков (Господи, за что?), то ли на просветление через боль (вопрос веры в БДСМ, к слову, для него пока был открыт). Но получалось из рук вон плохо.
Оставшиеся в ладонях волосы (надо бы сменить шампунь) никак не помогали принять решение о дальнейших действиях кроме общения с парикмахером по поводу нового ухода для волос. А делать что-то было надо. Не может же он просидеть в ванной до конца своих дней.
Впрочем, если он прямо сейчас найдет, чем пустить себе кровь, чтобы смыть этот позор, вполне возможно, его жизнь закончится именно в этой ванной.
Но самоубиваться здесь было нечем от слова совсем (как ни прискорбно признавать сей факт), а потому Фреду нужно было искать другой способ вырваться отсюда.
Пока не постучали со дна.
А нет, постучали.
Фред машинально пополз подальше от двери, но тут же уперся. Отступать было некуда, позади – кафель или фаянс. За дверью рассказывали о завтраке (в его квартире женщины могли рассчитывать только на то, что сами найдут в холодильнике, ведь настоящая женщина должна уметь добывать еду самостоятельно).
Желания выйти это не добавило, а вот ком тошноты подкатил к горлу.
- Филипп? – Фред замер.
Нет, в смысле Филипп?
Что, трудно имя его запомнить?
И плевать, что сам Капон не то что имя человека, вообще не помнит, как они познакомились, и как он оказался в этой квартире. Уж его-то имя можно было и запомнить.
Он же запоминал имена всех женщин… Ну как имена. Скорее размер груди, цвет волос… Нет, он не запоминал вообще ничего.
Но с каких пор всем остальным можно то же самое, что можно ему?
Это в конце концов несправедливо.
Хотя… Кажется, парень сегодня представлялся. И Фред, конечно, не запомнил его имя. Ладно, пусть живет.
- Я не Филипп, - наконец выдавил из себя Капон в сторону запертой двери и встал. Вероятнее всего, остаться в этой ванной в ожидании скорого конца от голодной смерти было действительно бессмысленно, поэтому нужно было делать хоть что-то. Например, уже выходить.
Фред гордо завернулся в простынь, с которой ушел в ванную. Качественно так завернулся, чтобы грудь тоже не было видно, глубоко вздохнул и щелкнул замком и распахнул дверь.
- Где моя одежда и телефон? – намекая на то, что ему хочется как можно быстрее покинуть это проклятое место.

[nick]Frederic Kapone[/nick][status]я имею право на звонок авокадо[/status][icon]https://i.imgur.com/23KIPHd.png[/icon][sign]--[/sign]

+1


Вы здесь » Manhattan » Реальная жизнь » Во всем виноват Коннор! ‡эпизод


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC