https://forumstatic.ru/files/000f/13/9c/62080.css
https://forumstatic.ru/files/0014/13/66/96052.css
https://forumstatic.ru/files/0014/13/66/22742.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Лучший пост
Добро пожаловать!



Ролевая посвящена необыкновенному острову. Какой он, Манхэттен? Решать каждому из вас.

Рейтинг: NC-21, система: эпизодическая.

Игра в режиме реального времени.

Установлено 4 обложек.

Администрация
Рекомендуем
Активисты
Время и погода
Люк · Маргарет

На Манхэттене: сентябрь 2020 года.

Температура от +16°C до +25°C.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » one-two-three, your corpse is on the tree ‡альт


one-two-three, your corpse is on the tree ‡альт

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://funkyimg.com/i/34C1K.png

Шелтервуд, штат Мэн, США.
Наше время.
- - - - - - - - - - - - - - - -

Пять рас. Пять основателей. Тысячи трупов на пути их потомков. «Добро пожаловать в Шелтервуд!» — гласит покрытая птичьим дерьмом табличка на въезде в город. Одно «но»: добром здесь и не пахнет. Сделайте глубокий вдох... и уезжайте прочь отсюда.

Отредактировано Chester White (06.05.2020 17:19:42)

+1

2

Город охвачен огнем. Повсюду лежат мертвые обгоревшие тела. Пытаясь спастись от оглушительных криков раненных, девушка закрывает руки ладонями и кричит. Слезы смешиваются с чужой и собственной кровью, застилают глаза, вбирают в себя пыль и пепел. Упав на колени, она утыкается лбом в землю и уже не сдерживает рыданий. Светлые волосы, красивое лицо, новое платье – все покрыто багровыми пятнами. Ломая ногти о гравий, она не чувствует от этого боли.
Боль идет изнутри.
Ее брат. Ее кровь. Ее спасение.
Она предупреждала его. Она просила остановиться. Никто не послушал. Никто никогда ее не слушал. Теперь все мертвы. Не осталось никого, кто мог бы это остановить.
Смерть придет и за ней. У нее черные глаза и убийственная красота. Ее нежные руки с тонкими пальцами свернут ей шею, но прежде вытащит из нее душу. То, что от нее осталось.
С каждой смертью ее частичка умирала вместе с ними. Мама. Папа. Брат. Ее любовь. Ее друзья.
Она забрала всех. Ее ярость не поместилась в этот маленький город.
Она слышит шаги.
Закрывает глаза.
Только быстрее, прошу.

- - - - - - - - - -

10.09.2020 17:20
Библиотека им. Оливии Лэнгфорт

Chelsea Seymour
аватар от Brodsky

[float=left]https://i.imgur.com/EFWCOcpm.png[/float] - Билл, посмотри сюда. Кажется, это оно, - Челси осторожно, стараясь не повредить страницы, протягивает брату потрепанный том в темном кожаном переплете. Краска с названия давно стерлась, но еще возможно разглядеть выбитые на корешке буквы: «Городские легенды. Том IV. Шелтервуд. Плезантвилль. Эпплтаун».
Билл тут же оказывается рядом, а за его спиной шелестят разбросанные по всему столу бумаги. Челси неодобрительно косится на него и кивает в сторону работницы читального зала. Билл лишь закатывает глаза и изображает знаменитую картину Мунка, всем своим видом давая понять, что эта слепая курица не способна разглядеть даже собственных рук. Челси легонько бьет его кулаком в плечо и тычет пальцем в текст.

- Это легенда о мальчике по имени Корвин, который спасал жителей города от нечисти, расправляясь с ней голыми руками, - Челси хмурит лоб и всматривается в текст.
- Думаешь, колдун?
- Нет. Посмотри. Здесь сказано, что силу он обрел внезапно, когда нашел, - Челси ведет ногтем по тексту и победно вскрикивает, - волшебную книгу, - тут же в ответ на свой возглас Челси получает порцию шипения старой змеи. Билл смеется в кулак, за что получает новый шуточный удар в плечо.
- Так, - Билл переводит дыхание и пытается не смеяться, - колдуны тоже не с пеленок рояли в воздухе крутят. С чего ты взяла, что он не колдун?
- Потому что здесь написано «он был обычным мальчиком до той роковой ночи»…
Не сговариваясь, они одновременно произносят: - Обряд инициации.

Челси откидывается на спинку стула и выдыхает так, словно бежала пару дней подряд. Хотя поиски информации всегда изнуряли ее, эта задача была куда сложнее всех предыдущих. Нужно было найти иголку в стоге сена, а Челс ненавидела этим заниматься. Ей куда больше нравились пункты плана, в которых надо шевелиться, а не сидеть, скрючившись в три погибели, и дышать старой книжной пылью.

Переезд ее утомлял. Привыкшая к суетливому и пульсирующему энергией Сан-Франциско, она с трудом согласилась приехать в богом забытый городишко посреди лесов. Само название вызывало у нее приступ бесконтрольной зевоты. Никаких тебе клубов, тусовок и вечеринок со звездами. Словом, Челси никогда так не хотела поскорее покончить со всем этим и вернуться к нормальной жизни. Безусловно, с новыми силами и возможностями. Именно поэтому она так старательно штудировала старую макулатуру.

- Какое странное имя у мальчика, - спустя несколько минут молчания отзывается Билл.
- Обычное имя. Какой это год, - Челси делает неопределённый жест рукой, означающий, как полагает Билл, лохматые года дерьмомамонтового века.
- Нет… - он медленно стучит пальцем по столу, а затем быстро отбивает ладонями барабанную дробь и вскакивает с места, - телефонный справочник. 

- - - - - - - - - -

10.09.2020 17:25
Полицейский участок

Raynard Seymour
аватар от jobs

[float=right]http://sd.uploads.ru/6gr40.jpg[/float] Рэй ставит кружку с холодным кофе на стол и закидывает ногу на ногу в позицию четверки, положив ладонь на лодыжку. Кофе он пьет исключительно с целью не выделяться. Это мерзкое пойло заставляет его желудок выделывать смертельные кульбиты, но ни один мускул на лице Рэйнарда не выдает этого. Задумчиво водя пальцем по тачпаду рабочего ноутбука, от чего курсор плавно ходит от одного ярлыка к другому, Рэй ждет, пока его коллега зайдет в комнату отдыха за очередной порцией кофе.

Пару дней назад они мило беседовали в перерыве между написанием отчетов, и Анна так удачно поправила блузку, что из декольте выскочил весьма занимательный предмет. Хорошо, что Салливан считает его падким на женщин, иначе пришлось бы объяснять всю эту скучную муть про реальный предмет интереса Рэя, а затем на заднем дворе его дома появилась бы новая клумба.

Как только Анна скрылась за дверью, Рэйнард быстрым резким движением вылил почти полную кружку кофе в цветочный горшок с кактусом, стоящий на столе его коллеги, который так удачно отлучился, и поспешил за новой порцией.

- Оставь мне хотя бы пару глотков! – шутливо-испуганно воскликнул Рэй и вскинул руки, будто сражен ударом от исчезновения волшебного эликсира, поддерживающего заряд энергии в его коллегах. Энергию он не восполняет, зато как заманчиво быстро начинают биться их сердца, перекачивая кровь.

После инцидента с блузкой Рэй внимательно следил за Анной, подмечая ее привычки и распорядок дня. В 17:30 она выпивает кружку кофе с вербеной. Даже запах дешевых пережаренных кофейных зерен не скроет вони этой эссенции. И если раньше Рэйнард считал, что Анна пьет вербену для профилактики простуды или для улучшения пищеварения, то медальон поставил все на свои места.

Рэй закрывает дверь и бесшумно поворачивает щеколду. Подойдя к Салливан, которая уже успела вылить содержимое пузырька в кофе, Рэй прислоняется тазом к столешнице и задевает кружку Анны. Та делает прощальное «па» и летит на пол.

- О, мне так жаль! – Рэй дотрагивается до плеча Салливан, что мешает ей наклониться к осколкам. Действие вербены ослабло под конец цикла приема, и сейчас Анна как никогда уязвима. Рэю совсем не хотелось ее калечить или чего хуже. Ему нравилась Анна. С ней всегда есть, о чем поговорить.
- Ничего, налью новый, – Анна снисходительно улыбается, отстраняясь от Рэйнарда, но тот крепче сжимает ее плечо.
- Что ты…

- Смейся, будто я рассказал отличную шутку, – оба хохочут, словно находятся на выступлении Карлина.
[nick]SHELTERWOOD[/nick][status]come home[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34C1J.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/34C1L.png[/sign]

Отредактировано Raven Carnaby-White (06.05.2020 19:16:23)

+1

3

10.09.2020 17:30
Библиотека им. Оливии Лэнгфорт

Bill Seymour
аватар от donovan

[float=left]https://funkyimg.com/i/21yq3.png[/float]
Билл закрывает глаза и мягко потирает веки подушечками пальцев. Привычный жест для человека, который уже вторую неделю плющит задницу в библиотеке. Напрягает зрение, перечитывая старинные фолианты, внимательно изучая рукописи, к которым, кажется, только прикоснись — и они превратятся в пыль. Сеймуру он без надобности. В последний раз его глаза болели после занятия по картографии. Его, как и все остальные, проводил Гийом Лабонте — преподаватель Парижского университета, давно почивавший на заслуженном отдыхе, но не растративший одержимости вбить знания ещё в одну несмышлёную черепушку.

Последний бал в замке герцога Сомерсета изменил всё. С тех пор Билла ничего не беспокоило. Физическая уязвимость покинула его тело после сотого обескровленного тела. Все чувства ушли, кроме одного: любви к сёстрам.

С прошлого года Сеймур больше не делил её на двоих. Осталась одна Шарлотта. Закрытый гроб с изуродованным телом Гвиневры пылится в подвале дома, и ни у кого не хватает духу зарыть его на Шелтервудском кладбище.

— Билл, посмотри сюда, — слыша голос Челси, Сеймур запихивает болезненные воспоминания куда подальше и открывает глаза. Скорбь хороша, но в меру. Есть дела поважнее.

Билл хмурится, обдумывая сказанное сестрой.

— Думаю, ты права, Шарлотта, — произносит он под неизменное «не называй меня так». — Хотя среди колдунов тоже встречается обряд инициации, к тому моменту молодняк уже вполне себе колдует. Дождь вызывает, комаров там отгоняет...
— Комаров?
— А что в этом удивительного? Ведьмы предпочитают селиться в тех ещё гадюшниках, где из местных достопримечательностей — только река, озеро или какое-нибудь вонючее болото. Как, к примеру...
— Шелтервуд! — Челси заканчивает фразу брата, и тот тихо смеётся, понимая, что более точного примера не найти, даже если хорошенько постараться.
— Именно, — как и Шарлотту, Сеймура не радовал переезд из Сан-Франциско, а в особенности местное «поголовье». — А вот обряд инициации у охотников имеет большее значение. В эту ночь они окончательно принимают то, кем они должны быть. До этого же они, вроде как, обычные люди. За исключением фанатиков, которые с малых лет спят и видят, как бы вбить кол кому-нибудь в сердце.

Фанатики. От их рук погибла Гвиневра, у которой даже младенец мог бы поучиться добродушию. Однажды Билл отомстит за её смерть. Только вот...

— Какое странное имя у мальчика, — произносит Сеймур, нарочито растягивая слова. Он всегда делает так, когда хотел выиграть время и до конца отшлифовать пришедшую в голову мысль.
— Обычное имя. Какой это год?
— Нет, — Билл качает головой, в то время как его пальцы, а затем и ладони, отбивают чечётку по столу. — Телефонный справочник!

Сеймур судорожно перелистывает страницы огромного тона, чувствуя спиной неодобрительный взгляд библиотекаря. Останавливается лишь на букве «К» — приземистой, слегка смазанной: видимо, кто-то из работников типографии по неосторожности задел рукой свежую краску. Найдя нужную фамилию, Билл хмурится. Столешница начинает потрескивать: вампир чересчур сильно сжал её пальцами.

«Корвин, Джеральд».

Именно Корвины решили, что могут распоряжаться жизнью Гвиневры. Сочли себя Всевышним, в которого никогда не верили. Сеймур тоже не верил, но с радостью стал бы возмездием в Его руках.

Какова вероятность, что этот Джеральд не окажется отцом Миранды — девушки, с которой Билл пересекается дважды в неделю на уроке биологии? Вернувшись к сестре, он делится подозрениями.

— Думаешь, стоит проверить? — верхняя губа Шарлотты вздрагивает, обнажая клыки. Сеймур кладёт ладонь на её руку и мягко сжимает её.
— Да. Я не верю в совпадения.
— Я тоже.

Он возвращает книгу на полку, сгребает со стола записи и спешит к выходу из читального зала. Первые дождевые капли стучат в окно на прощание.

Начинается гроза.
- - - - - - - - - -

10.09.2020 17:30
Полицейский участок

Anna Sallivan
аватар от aggressor

[float=right]https://funkyimg.com/i/2tNFj.png[/float]
— Джеффри не вернулся?
— Нет ещё. А что?
— Дождь пошёл, — Анна недовольно цокает языком, наблюдая за тем, как прохожие торопливо семенят к ближайшему укрытию. — Сейчас опять дорогу размоет, и пикап Джеффа застрянет до Дня Благодарения.
— Поеду ему навстречу. Всё равно по пути.
— Хорошо.

Салливан поворачивается спиной к окну и устало сдвигает папки на угол стола. Третьи сутки на ногах. Она не ужинает и приходит домой только для того, чтобы поспать пару часов. Тональный крем не скрывает кругов под глазами, но Анне плевать. Она приходит сюда работать, а не крутить хвостом перед коллегами, даже если они хороши собой.

Как, например, Рэйнард.

Салливан откидывает со лба прядь волос и, пользуясь тем, что мужчина сосредоточенно смотрит в экран рабочего ноутбука, изучает его взглядом. Сеймур появился в городе совсем недавно. Переехал с детьми и снял дом в Риверсайде. Анна жила через два района, но часто замечала, как на её улице периодически появляется мужчина, отдалённо напоминающий Рэйнарда. Он всегда исчезал, стоило Салливан выйти на крыльцо.

Паранойя — первый признак безумия. Анна утешала себя тем, что её воображение просто разыгралось не на шутку. Хотя мысль о том, что Сеймур-старший, возможно, неровно к ней дышит, отзывалась приятным ощущением внизу живота.

«Не жди, пока мужчина подойдёт сам. Сделай так, чтобы он захотел этого», — часто повторяла бабуля, которая слышала от священника заветное «Согласны ли вы...» раз пять за свою жизнь. Салливан следует её совету, когда чувствует, что немного скучает по завтраку в постель и ни к чему не обязывающему сексу. Она направляется к двери и проходит едва ли не вплотную к столу Рэйнарда, привлекая его внимание. Не в её привычках заводить служебный роман, но Сеймур — новенький, а, значит, пока не тяготится отношениями с другими женщинами Шелтервуда.

Отличный шанс узнать его первым.

Анна возвращается в кабинет с кружкой кофе — четвёртой за сегодня. Ставит её на стол, достаёт из верхнего ящика пузырёк и выливает его содержимое в напиток. Салливан знает слишком много о городе, чтобы пренебрегать правилами безопасности. Никому не хочется стать трупом с разорванной шеей.

Рэйнард бесшумно подходит сзади. Одно неловкое движение — и чашка падает, разбрызгивая по потёртому полу остатки кофе с вербеной.
— О, мне так жаль, — мужская рука ложится на плечо Анны.
— Ничего, налью новый.
Едва Салливан хочет наклониться и убрать осколки, как Рэйнард сильнее сжимает её плечо.
— Что ты...
— Смейся, будто я рассказал отличную шутку, — голос мужчины звучит словно из-под воды. Зрачки Сеймура расширяются, взгляд бьёт по сознанию Анны обжигающей плетью. Последнее, что помнит Салливан, — нетипичный для неё громкий смех...

* * * * *

— Откуда у тебя этот медальон? — Рэйнард указывает пальцем на украшение, которое так удачно выглядывает из женского декольте.
— От мэра Шелтервуда, Эшера Кроули, упокой Господь его душу.
— Зачем?
— Это знак. Так мы узнаём друг друга.
— Кто «мы»?
— Те, кто знаком с обрядом основателей.

Сеймур напрягается, как хищник перед смертельным прыжком.
— Что ты о нём знаешь?
— Всё. А что тебя интересует?

[nick]SHELTERWOOD[/nick][status]come home[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34C1J.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/34C1L.png[/sign]

Отредактировано Chester White (06.05.2020 18:16:35)

+1

4

10.09.2020 17:38
Центральная площадь Шелтервуда

Chelsea Seymour
аватар от Brodsky

[float=left]https://i.imgur.com/EFWCOcpm.png[/float] От мыслей об ужасной участи ее маленькой Гвен у Челси непроизвольно сжимаются челюсти. Глаза заволакивает пелена – вампиры не льют слез. То, что льется по мертвым щекам, обычные люди назвали бы кровью. Поэтому Челси сдерживается. Еще не хватало привлечь ненужное внимание.

Она слишком хорошо помнит последний раз, когда видела сестру живой. Они страшно поссорились. Шарлотта издевательски подначивала Гвен на безрассудные поступки. Ей очень хотелось, чтобы Гвен перестала мнить из себя святую и влилась в общее веселье. Чтобы она перестала тормозить их и спасать выживших, плодя ненужных свидетелей. Чтобы она стала… такой, как Челси. Гвен вышла из себя. Хлопала дверьми. Крушила антикварный гарнитур. Била зеркала. Кровавые слезы окрасили ее лицо. Такой Челси запомнила Гвиневру при жизни. И в следующий раз увидела то, что приходит к ней в кошмарах на яву. То, что преследует ее, куда бы она ни шла. И сколько бы трупов ни оставила за собой Челси, ни один из них не утолит жажду мести и отчаянного желания вернуть все назад.

Потерев переносицу, Челси прогоняет жжение в глазах и спешит за братом. На свежем воздухе ей становится лучше. Вдохнув поглубже, Челси закрывает глаза и на мгновение сливается с запахом предгрозового напряжения. Дождь смоет все.

Идя по центральной площади, Челси хватает Билла за руку, чтобы тот остановился. Билл недовольно на нее косится, но замедляет шаг.

- Дэн и Шелли, – Челси наклоняет голову, всматриваясь в вырезанную ножом на многовековом дубе надпись, - в справочнике был еще один Корвин – Дэниел. Как думаешь, это он? – Сеймур сомневалась. Дэн – довольно распространенное имя. Хотя Шелтервуд был маленьким городом.
- Если так, то начнем с его подружки, – цедит сквозь зубы Вильгельм, и Челси замечает трещины в уголках глаз, наливающихся тьмой. Осторожно коснувшись плеча брата, Челси с досадой качает головой. Ей жаль останавливать его. Он так прекрасен в гневе. Когда кровь начинает литься рекой, и на горе трупов восседает Багровый Король. Челси сжимает в руках клетчатую ткань в попытках побороть желание устроить бойню и выпустить пар. Ее взгляд цепляется за медную табличку.

- Боюсь, это невозможно.
- Почему? – голос Билла звучит как из трубы, но глаза вновь приобретают оттенок листвы в позднюю осень.
- Потому что она мертва, – Челси указывает на мемориальную табличку с именами погибшей семьи-основателя Шелтервуда. Таких совпадений не бывает.
- Надеюсь, она продолжает гореть в аду, – Билл резко одергивает руку и сплевывает на землю.

Задержавшись у дерева на пару секунд, Челси догоняет Билла и садится на пассажирское сидение его машины, кинув сумку на заднее сидение и забросив ноги на торпеду. Только сейчас она замечает капли дождя на бедрах, едва прикрытых черно-зеленой форменной юбкой Пантер.
- Давай быстрее, нужно рассказать отцу, что мы нашли, – Челси смотрит в экран телефона, по которому прыгают буквы, складываясь в короткое сообщение.
«Поставь чайник».
Перед ответом Билл громко хлопает дверью.

- - - - - - - - - -

10.09.2020 17:45
Полицейский участок

Raynard Seymour
аватар от jobs

[float=right]http://sd.uploads.ru/6gr40.jpg[/float] По телу Рэйнарда разливается волна возбуждения. Находясь в шаге от получения желаемого, он оттягивает миг блаженства, балансируя на грани между настоящим и будущим. Всматриваясь в глаза Анны, Рэй осторожно касается ее мягкого податливого сознания. Ее мысли о нем вызывают у Рэйнарда ухмылку. Встреть он Анну полгода назад, все могло бы быть иначе. Но его сердце принадлежит Анжелике. По крови и по клятве.

Не сопротивляясь, она отвечает на все его вопросы. Коллеги с интересом косятся на картину, открывающуюся сквозь щели в жалюзи. Некоторые из них завистливо поджимают губы. Они не прочь запустит под юбку Анны свои грязные руки. Вместо этого же вынуждены наблюдать, как ушлый новичок заигрывает с объектом их низменных желаний. Никто не решается прервать их беседу, чему Рэй даже рад. Хоть он и преуспел в гипнозе, полностью удерживать нескольких жертв получается далеко не всегда. И сейчас, когда такой ценный источник информации попал к нему в капкан, Рэйнард не мог позволить себе осечку.

Ему становится известно о первых Основателях, о носителях тайны Основателей, коим является Анна, и их предназначении, о значении символа на старом тусклом медальоне и о ритуале. Рэй старается быстро придумать и задать тот самый вопрос, который выведет Анну на артефакт, наделяющий возможностями в сто крат сильнее, чем есть у него и его семьи вместе взятых, – тот самый артефакт, ради которого они все покинули полюбившийся им снова Сан-Франциско, – но Салливан начинает говорить сама.

- Во время ритуала Основатели создали кольцо. Точнее, кольцом это стало потом. Сначала это был просто камень. На нем высечен этот символ, – Анна демонстрирует Рэю медальон, – носитель кольца становится обладателем Силы Пятерых. Он не боится солнца, способен воззвать к силам природы, способен поднимать мертвых, обращается в зверя в мгновение ока и помнит все с момента первого удара крови Основателя о дно ритуальной чаши до своего последнего вдоха. Он… – Анна вдруг замолкает.
- Он сливается с городом и становится его воплощением? – Рэй читает это у нее в глазах. Анна утвердительно кивает. Она хочет сказать что-то еще, но осекается.

Рэйнард берет ее лицо в обе руки и заставляет Анну не отводить взгляд. Через лабиринт ее памяти он забредает в тот самый угол, где Анна прячет все свои самые сокровенные желания и тайные страхи. Он видит ее бабушку. Видит счастливое детство. Видит беззаботное неведение. Видит себя. Видит побег.

Побег – это слово вспышкой глушит все остальное.
- Анна, слушай меня внимательно.
[nick]SHELTERWOOD[/nick][status]come home[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34C1J.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/34C1L.png[/sign]

Отредактировано Raven Carnaby-White (07.05.2020 00:55:26)

+1

5

10.09.2020 17:41
Центральная площадь Шелтервуда

Bill Seymour
аватар от donovan

[float=left]https://funkyimg.com/i/21yq3.png[/float]
Чёрный «Шевроле» огибает центральную площадь и сворачивает на улицу в южном направлении. Если верить справочнику, дом Корвинов располагается на окраине Сансайда — единственного из районов, где пахло чем-то, кроме дерьма. Хвоей, лесной прохладой, свежестью нетронутой природы, которую ещё никто не прибрал к рукам.

Билл хотел бы поселиться здесь, но окончательное решение принял Рэйнард. Он договорился об аренде дома, купил подержанный «Шевроле» у мужчины, который планировал переехать на юг: лечить бронхиальную астму. Сеймур-младший с тоской думал о белоснежном «Кадиллаке», который теперь пылился в гараже, прикрытый плотной тканью. Рэйнард считает его слишком вызывающим для города, где не привыкли выделяться ни внешним видом, ни интеллектуальным способностями.

Звук смс-сообщения возвращает Вильгельма в реальность. Мельком взглянув в окно, вампир читает потускневшую надпись на указателе в форме когтистой руки. Машинально переводит взгляд на наручные часы. Пора поторопиться.

Улица Миддлтрэйс. 17:45

— Что там, Чес?
— Смска от отца, — сестра открывает диалог с Рэйнардом и судорожно вздыхает. Рефлекторная привычка, а не попытка набрать в лёгкие побольше кислорода. — Он тоже что-то узнал.
— Отлично. Не говори ему ничего о Корвинах, — Билл сжимает зубы, чувствуя, как вытягиваются клыки, впиваются во внутреннюю сторону губы, вызывают зудящее чувство дискомфорта.
Шарлотта одаривает брата скептическим взглядом.
— Обмануть отца?
— Если ты не видишь разницы между ложью и умалчиванием деталей, у меня плохие новости, — Сеймур неопределённо пожимает плечами. — Ты знаешь его. Если Корвины те самые, Рэйнард не позволит нам осуществить задуманное. Он не даст отомстить за Гвен.
— Но ведь... — Челси сцепляет руки в «замок». Верный признак того, что она нервничает. — Отец тоже любил её. Он тоже захотел бы отомстить...
— ...в своей гуманной и в чём-то благородной манере, да, — Билл раздражённо перебивает сестру. — Мне это не нужно. Я хочу, чтобы они подыхали, как зверьё на скотобойне. Хочу видеть их страдания, слышать крики, упиваться мольбами о пощаде. Но её не будет. Ничего не будет, Челс. Они не жалели Гвиневру? С чего бы мне жалеть этих упырей?
— Возможно, ты забыл, но из Корвинов и Сеймуров упыри именно мы, — Шарлотта улыбается, в шутку толкая брата. Достаточно осторожно, чтобы тот не выбил дверь и не вылетел на дорогу под колёса встречного автомобиля. Вильгельм ловит себя на улыбке. Челси всегда знает, как разрядить атмосферу.
— Ты поняла, что я имел в виду.
— Да. Хорошо. Я не скажу отцу о Корвинах. Но обещай, что мы сделаем это, как только проверим, они ли это.
— Обещаю.

Дом Корвинов. 18:01

Автомобиль паркуется в тени деревьев. Достаточно далеко, чтобы его не заметили. В окнах двухэтажного дома горит приглушённый свет, маячат чьи-то безликие тени. Билл нетерпеливо барабанит пальцами по рулю. Бездействие убивает. В сравнении с ним осиновый кол — безобидный укус комара.
— Не горячись, — Челси старается говорить спокойно, но Сеймур слышит, как дрожит её голос.
— Окей. Какой план?

- - - - - - - - - -

10.09.2020 17:50
Полицейский участок

Anna Sallivan
аватар от aggressor

[float=right]https://funkyimg.com/i/2tNFj.png[/float]
Ладони Рэйнарда прохладные и мягкие, как шёлковый пеньюар, который Салливан надевает только по особым случаям. Она с радостью сделала бы это для Сеймура-старшего, но, видимо, уже не в этой жизни.

— Анна, слушай меня внимательно.
Его голос такой же мягкий, но более тёплый в сравнении с руками. Салливан хочет закрыть глаза, отпустить мысли и медленно плыть по течению, но Рэйнарду каким-то образом удаётся сохранять с ней зрительный контакт.
— Слушай меня. Ты возвращаешься домой, собираешь вещи и уезжаешь из города навсегда. Шелтервуд — не место для такой хорошенькой девушки, как ты. Где бы ты хотела жить?
— В детстве я мечтала переехать в Нью-Йорк, — Салливан улыбается, на мгновение превращаясь в ту самую маленькую девочку, грезившую о карьере актрисы.
— Отличный выбор, дорогая. У меня есть знакомые в Нью-Йорке. Они помогут тебе с квартирой. Уезжай, Анна, и не оглядывайся назад. Здесь ты никогда не будешь свободной. Город поглотит тебя. Станешь такой же безликой, как и многие, кто живёт здесь долгие годы. Ты поняла меня? — Рэйнард убирает ладони, напоследок прикасаясь к её скулам. Салливан вздрагивает.
— Да.
— Отлично. Я был рад нашему знакомству. Ты хороший человек, Анна.
— Спасибо.
— Но тебе придётся забыть обо всём.

Салливан снимает жакет со спинки стула, бросает мобильный телефон в сумку и торопливо семенит к двери, словно боясь передумать.

— Анна?
Она оборачивается, изучая взглядом Сеймура в последний раз. Тот тороплиао отвечает на смс-сообщение и снова встречается с собеседницей глазами.
— Да?
— Смени место работы. Вечернее платье идёт тебе больше, чем полицейская форма. Просто дружеский совет.

Салливан улыбается и выходит из кабинета, не оборачиваясь. Рэйнард слышит звук удаляющихся шагов. Звенит колокольчик, и в полицейский участок бесцеремонно врывается гул раздражённых грозой автомобилей. Дверь захлопывается, навсегда отрезая Анну от прошлой жизни.

Сеймур облегчённо выдыхает. С ней всё будет хорошо. У него нужная информация. Замечательным выдался день.

Дом Анны, 18:07

Шкафы пустые, словно выпотрошенные охотником туши. Чемодан, напротив, едва ли не трещит по швам. У Анны не так много вещей: пара блузок, три жакета, брюки, юбка, два комплекта белья и тот самый шёлковый пеньюар. Детективные романы давно перевязаны бечёвкой и отправлены в багажник дожидаться своего часа. Перебрав школьные грамоты, Салливан без сожаления отправляет их в мусорное ведро.

Новая жизнь... Больше эта фраза не кажется красивой метафорой из книги.

Пока прогревается двигатель старенькой машины, Анна бросает прощальный взгляд на дом, в стенах которого провела десять лет. Душу щемит, в глазах стоит пелена, но Салливан находит в себе силы улыбнуться. Свобода пахнет приятнее, чем французские булочки из кафе на углу Уолкер-стрит.

— Гав! — слышится под ногами.
Анна вскрикивает от неожиданности, но тут же смеётся собственной глупости.
— Как ты здесь оказался, малыш?
Бездомный щенок приветливо виляет хвостом и облизывает протянутую ему руку.
— Хочешь поехать со мной?
— Гав! Гав!
— Отлично! — Салливан укладывает щенка на пассажирском сиденье. Тот сворачивается калачиком и прикрывает глаза, не забывая лениво махать хвостом. — Ну что, в путь?

Оранжевый автомобиль проезжает мимо указателя «Добро пожаловать в Шелтервуд!», оставляя его позади. Из окна вылетает что-то блестящее и со звоном приземляется на покорёженный асфальт.

[nick]SHELTERWOOD[/nick][status]come home[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34C1J.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/34C1L.png[/sign]

Отредактировано Chester White (07.05.2020 01:16:37)

+1

6

10.09.2020 22:54
Дом Корвинов

Chelsea Seymour
аватар от Brodsky

[float=left]https://i.imgur.com/EFWCOcpm.png[/float] Хуже, чем копаться в старых записях, только ожидание. Привыкшая к активным действиям, Челси вся извелась то закидывая ноги на приборную панель, то снимая. Теребя то юбку, то кулон. Накручивая волосы на палец. Жуя безвкусную жвачку и надувая огромные пузыри. Если бы она была сопливым новообращенным, то кинулась бы в дом, как только старое корыто оказалось бы на расстоянии полумили. Но она знала, что охотники опасны. Они могут навредить ей, но что еще хуже – они могут навредить Биллу. Если с ним что-то случится, она никогда себе не простит. Из-за ее импульсивности погибла Гвен, и сейчас из-за ее лжи может погибнуть Билл.

Ничего не говорить Рэю – отличный план. Вильгельм прав, Рэйнард никогда не позволит им сделать хотя бы половину из того, что эти ублюдки сделали с Гвен. Но Рэй силен. Гораздо сильнее, чем они могли бы представить. Чего еще ожидать от охотника, который сам стал нечистью. Кулон позвякивает и отбрасывает отсветы от уличного фонаря на лицо Билла. Музыка тихо играет из колонок. Мэрлин Мэнсон. Этот старый вампир все еще умеет вжаривать рок в любой дыре.

- Мы так и будем сидеть? – Челси смотрит на часы и издает протяжный стон. Она сама предложила подождать, но не целую же вечность. Всего лишь темноты. Но темно уже целых два часа.
- Еще пару минут.
Билл всегда был более рассудительным. Как говорят в народе, с холодной головой. Его расчетливость и умение Челси ориентироваться в критических ситуациях неоднократно спасали задницы Сеймуров.
- Пора, - Билл не моргая смотрит на окна, в которых полчаса назад погас свет.

Челси не нужно повторять дважды. Хохотнув, она уже оказывается около багажника, вызывающе облокотившись на него и снова накручивая волосы на палец. Серьезное лицо Билла вызывает у нее приступ смеха, и она лопает пузырь жвачки прямо у него перед носом, после чего избавляется от бесполезного источника вкуса земляных червей, оставив его на дороге.

Они медленно подходят к окнам и садятся в кустах. Глаза Челси загораются огнем, прежде чем погрузиться в тьму, но Билл больно хватает ее за запястье. Они же пришли только проверить. Челси сжимает челюсти и сдавленно рычит. В безумной жажде отмщения она даже не замечает, что готова сделать виноватым кого угодно, кроме себя. И пускай ее семья постоянно предпринимает попытки убедить Челс, что это не ее вина, Шарлотта прекрасно знает правду. И до сих пор никто из живых не посвящен в эту тайну.

Билл усмехается, показывая на странный портрет. На нем женщина – собирательный образ теневой стороны. Волчья шерсть на руках и ушах, святящиеся глаза колдуньи и белоснежные вампирские клыки. И все же одна маленькая деталь напоминает смотрящему, какой выбор он должен сделать.

Кровавая пентаграмма на лбу. Такие рисуют охотникам во время обряда инициации, чтобы переменить течение. Сделать не человека началом всего, а его. Истребителя темных и всех, кто попадется на пути.

Челси обнажает клыки, и в тот же момент в плечо Билла прилетает стрела. Челси отскакивает в сторону, но быстро возвращается к брату. Тот сквозь пелену беспамятства шепчет лишь одно слово.

Челси не нужно повторять дважды.

С силой дернув на себя стрелу, Сеймур извлекает наконечник из плеча Билла и бросается прочь. Для пущей уверенности она выкрикивает что-то нечленораздельное в сторону бегущих за ней.

Один. Два. Три.

Отлично.
В доме было три тени.

Челси уводит из в лес – подальше от Вильгельма. Он жив, но без сознания. Руки Челси жжет от вербены, текущей по стреле. В дерево рядом с головой Сеймур врезается еще одна стрела, и Челси слышит совсем еще юный сдавленный возглас негодования.

- - - - - - - - - -

10.09.2020 23:00
Дом Стампов

Samantha Stumpp
аватар от cell

[float=right]https://i.imgur.com/3nXV2HB.png[/float] Сэм невидящим взглядом следит за членами своей семьи. В теплой уютной гостиной, тишина которой нарушается для Саманты лишь треском поленьев в камине, все вдруг начали сходить с ума. Кинулись обнимать Джулию. Смеяться то ли от счастья, то ли от облегчения. Невыносимо. Окружающая обстановка поплыла, как в туманный миг перед рассветом.

Сэм криво улыбается, но не присоединяется к всеобщему веселью даже когда отец делает приглашающий жест, раскрыв свои объятия чуть шире. Саманта отрицательно качает головой и вскакивает с дивана.

- Почему? – единственное слово, которое она проронила за весь вечер.

Не дожидаясь ответа, Сэм взбегает по лестнице наверх и залетает в комнату, которую они делят с сестрой, - «может в этом доме быть хоть что-то мое?» - и с грохотом захлопывает дверь.

Джулия неловко отстраняется от родителей и братьев и осторожно поднимается наверх, прислушиваясь к каждому шороху. В прошлый раз в нее полетела ваза, и нельзя сказать, что это был хороший подарок на их день рождения. Общий. Ее и Сэмми.

Волчье чутье подводит ее - Джулия прижимается к стене и задерживает дыхание, едва услышав скрип половицы. Но тревога ложная. Облегченно выдохнув, Джулс продолжает идти, стараясь не издавать ни звука. Ей прекрасно известно, что происходит. И кто источник «этого». Но она не может вечно прятаться. Им придется выяснить все. Придется поговорить. Сейчас или никогда.

Горячие слезы ненависти обжигают еще нетронутое ледяной ладонью горя лицо Саманты Стамп. Что-то темное поднимается из глубин ее сознания, и Сэм не в силах этому сопротивляться. Пытаясь избавиться слезами от обиды, Саманта пачкает тушью светлую наволочку и размазывает косметику по опухшему лицу.

- Сэмми? – вкрадчивый шепот Джулии выводит Сэм на новый виток спирали. Она ведь только начала приходить в себя. Извинилась бы чуть позже, и все бы все забыли. Почему сейчас? 
- Убирайся! – Сэм кидает в сестру подушку, но та легким изящным движением ладони отшвыривает ее в стену. Даже сейчас Джулия прекрасна, как героини старых фильмов, чего нельзя сказать о ней – никчемной Сэм, неумелой сестре, вечно-не-к-месту-Сэмми.

- Сэмми, пожалуйста… - Джулия делает шаг в сторону сестры, и у Сэм тут же меняется выражение лица. Такой Джулс видела ее лишь раз – в тот день, когда какие-то приезжие решили, что пошутить над ней, – Джулией, - будет отличным развлечением.

- Я сказала, - голос Сэм переходит в рык, глаза меняют цвет, но обе знают, что на этом все и закончится, - убирайся. Не хочу тебя видеть! Оставь меня в покое! Тебя ждут на празднике!

- Сэм, - в грудь Джулии прилетает еще одна подушка, но Стамп лишь легонько вздрагивает, закрывает глаза и вздыхает, не двигаясь с места, - я никуда не уйду. Нам надо поговорить.
[nick]SHELTERWOOD[/nick][status]come home[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34C1J.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/34C1L.png[/sign]

Отредактировано Raven Carnaby-White (08.05.2020 01:15:15)

+1

7

10.09.2020 21:15
Дом Корвинов

Daniel Corvin
аватар от маленький волк

[float=left]https://funkyimg.com/i/34Jey.png[/float]
— Отец дома!

Пока Миранда хлопочет возле плиты и ойкает, случайно прикасаясь пальцами к горячей сковороде, Дэниэл раскладывает столовые приборы и салфетки. Ножи для мяса и рыбы, вилка, столовая и чайная ложки опускаются на поверхность стола с тихим звяканьем. Щипцов для хлеба нет ещё с прошлого года. Джеральд удачно приспособил их под очередное орудие пыток.

— Ими так удобно рвать печень, — таков был вердикт Корвина-старшего, когда тот вышел из подвала и вытер окровавленные руки о тряпку, протянутую дочерью. — Жаль, что я не знал об этом раньше. Давно бы приучил вас брать хлеб руками.
— Всё в порядке, папочка, — Миранда едва ли не пританцовывала на месте. Зловещим аккомпанементом служили тихие стоны, которые доносились из-за двери. Джеральд всегда запирал её на четыре замка. — Я рада, что у тебя появился новый инструмент. Поскорее бы пришёл тот день, когда я смогу тебе помогать.
— Он настанет, родная, — Корвин ласково погладил дочь по щеке, оставляя багровые полосы на белоснежной коже. Миранда задрожала. Подумать только: ещё мгновение назад эта кровь текла в жилах вампира, а теперь она здесь, на её взбудораженном лице, пока её бывший хозяин корчится в предсмертной агонии. Когда отец отвернулся, девушка торопливо смазала кровь пальцем и поднесла его к приоткрытым губам. Облизнула. Металлический привкус чувствовался сильнее, горчил на языке. От него бежали слюнки, как при виде индейки, запечённой с яблоками в медовом соусе.
Это открытие настолько взволновало Миранду, что она заперлась в своей комнате, сославшись на недомогание. И лишь чуткий слух Дэниэла улавливал хлюпающие звуки, о происхождении которых он старался не думать.

Корвин-младший мало что помнит о том дне. Казалось, что он не знает даже собственного имени. Горе-охотник лениво ковыряет вилкой кусок остывшего стейка. На его лице нет ни одной эмоции. Лишь холодная пустота. Как в морозильной камере, в которой давно ничего не хранили.

— Тебе удалось выяснить, кто мог бы шпионить за нами? — Миранда уже покончила с ужином. Отец всегда говорил ей: не нужно растягивать удовольствие, иначе оно перестанет быть таковым.
— Нет. Но я уверен, что скоро они выдадут себя с потрохами.
— Почему?
— А ты разве не заметила чёрный «Шевроле», припаркованный напротив пустующего дома?

Там же. 22:54

— А вот и они.
Джеральд самодовольно ухмыляется, поудобнее перехватывая арбалет. Пропитанная вербеной стрела готова найти свою цель.
— Ты думаешь, папочка? — Мира снижает голос до благоговейного шёпота. От мысли о том, что она участвует в травле, приятно покалывает в подушечках пальцев.
— Да. Обращай внимание на детали, родная. Разве ты не заметила, как засветились глаза у этой твари?
— Нет. Я смотрела не на неё.
— А дядюшка Фрейд был прав, — Корвин-старший осторожно шагает в сторону дверного проёма. — Химия между мужчиной и женщиной слишком сильна, чтобы списывать её со счетов.
Миранда хочет возразить, но отец поднимает руку вверх. Разговор окончен. Пора действовать.

Ступая так же бесшумно, как и те, на кого они охотятся, Корвины выходят через чёрный вход. Дэниэл замыкает процессию. Руки не слушаются, ладони горят в тех местах, где они касаются арбалета. Ноги словно ватные. Каждый шаг даётся с трудом, как человеку, который минуту назад вышел из комы. Но Корвин-младший идёт. Зелье не оставляет выбора.

Джеральд подаёт условный знак и выпрыгивает из-за угла дома. Арбалет со свистом выпускает стрелу, и та на четверть входит в плечо нежеланного гостя. Он мягко оседает на землю. Вампирша склоняется над партнёром и тотчас бросается прочь, в сторону леса.

— За ней!
Дэниэл слышит крик отца и переходит на бег. Быстрее. Ещё быстрее. Иначе последует наказание.
— Стреляйте!
Миранда выпускает вслед клыкастой твари очередную стрелу, но промахивается. Вскрикивает, словно кошка, которой наступили на хвост. Дэн целится в размытый силуэт впереди. Стреляет. Тоже мимо.
— Идиоты! Руки из задницы!
Как и всегда, Джеральд приходит в бешенство. Это не к добру.

Лес возле дома Корвинов. 23:20

Вампирша останавливается, как только выбегает на опушку леса. Разворачивается в сторону преследователей, выпрямляется, по-звериному обнажает клыки. Миранда вскидывает арбалет к груди, но едва начинает целиться, как Джеральд останавливает её.

— Стой.
Дэн видит, как лицо её сестры искажает гримаса разочарования.
— Стой, — Корвин-старший повторяет приказ с большим нажимом. — Я помню её.

- - - - - - - - - -

10.09.2020 23:00
Дом Стампов

Julia Stumpp
аватар от berger

[float=right]https://funkyimg.com/i/34JjC.png[/float]
— Я так горжусь тобой, моя девочка.
Джулия крепко обнимает отца, а затем и всех членов семьи. Всех, кроме Саманты. Поджав под себя ноги, сестра наблюдает за тем, как в гудящем камине растрескиваются поленья. Джулия чувствует её эмоции. И нет, дело вовсе не в редком даре, который она раскрыла по счастливой случайности. «Так луна повернулась к звёздам», — говорила бабуля в таких случаях. Говорила и смеялась, отчего в уголках глаз всегда собирались морщинки.

Джулия отказалась бы от дара, если бы это помогло ей вернуть прежнюю Сэм, лучшую в мире подругу, Сэмми-сестру-в-обиду-не-дам. Но это не карточная игра. Здесь нельзя сбросить «шестёрку» и взять из колоды червонного туза, который принесёт победу.

Вот и приходится довольствоваться тем, что есть: яростью Саманты и топотом её нервных шагов, которые вбиваются в лестницу не хуже гвоздей.

— Милая, ты куда? — произносит отец, но в ответ слышится лишь молчание. Джулия уверена: на втором этаже тишину сменяют сдавленные всхлипы из комнаты в конце коридора.
— Я сейчас вернусь.

Там же. 12.06.2010 10:17

— Не догонишь!
— А вот и догоню!
— Нет!
— Да!

Хохоча во весь голос, малышки Стамп бегают вокруг огромного дуба на заднем дворе. С неба срываются тёплые дождевые капли, и девочки ловят их маленькими ладошками. Поднеся руку ближе к лицу, Саманта хмурится, словно хочет что-то разглядеть.
— Что там у тебя, Сэмми?
— Жучок.
— Что с ним? — Джулия подбегает ближе, чтобы разглядеть нового друга. Им оказывается божья коровка. Расправляя крылышки, насекомое пытается взлететь, но тщетно.
— Не знаю. Может, он просто мокрый? Может, ему тяжело летать?
— Давай согреем его!
— А как?
Теперь хмурится Джулия. Семейная черта, ничего не поделать.
— Давай подышим на него сильно-сильно! Он обсохнет и улетит.
— Давай!

Первый же порыв воздуха смахивает божью коровку куда-то в траву.
— Ну, и где он теперь? — Сэм садится на корточки, но насекомого нигде не видно.
— Не знаю. Я не вижу.
— Жучок теперь снова мокрый.
— Он высохнет, вот увидишь! А знаешь, — Джулия восторженно улыбается: словно солнце выглянуло из-за низких облаков, — может, он уже давно пьёт чай с муравьями и в ус себе не дует!
— А может! — лицо Саманты светлеет, и она радостно обвивает ручонками шею сестры. — А знаешь что?
— Что?
— Я люблю тебя, Джул.
— И я тебя, Сэмми.

Взявшись за руки, девочки бегут в сторону дома и исчезают за приоткрытой дверью.

Там же. Наше время. 23:15

— Можешь кинуть в меня хоть настольной лампой, но я не уйду.
В голосе Джулии слышится твёрдость. Девушка отбрасывает подушку в сторону и делает шаг в сторону Саманты. Глаза сестры снова меняют цвет.
— Уйди! Я тебя ненавижу!
— Сэм. Сэмми, — говорит тихо и ласково, словно с маленьким ребёнком. — Почему ты меня ненавидишь? Так не бывает. Сёстры не должны ненавидеть друг друга.
— Плевать! — Саманта бьёт кулаком по прикроватной тумбочке, не прекращая реветь. — Я тебя ненавижу! Ты выскочка! Кто просил тебя высовываться с этим даром обоняния? Довольна? Теперь все тебя чуть ли в задницу не целуют.
— Ох, Сэм...
Джулия сдерживает подступающий к горлу ком и, словно боясь, что ей не хватит духу, выпаливает:
— Я не просила об этом даре и с радостью отдала бы его тебе.

[nick]SHELTERWOOD[/nick][status]come home[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34C1J.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/34C1L.png[/sign]

Отредактировано Chester White (08.05.2020 01:05:14)

+1

8

10.09.2020 22:54
Лес у дома Корвинов 10.09.2020 23:22

Chelsea Seymour
аватар от Brodsky

[float=left]https://i.imgur.com/EFWCOcpm.png[/float] Будь это хоть наследники Папы Римского, Челси уже не остановить. Петляя между деревьями, она уводит охотников все дальше от их дома, рядом с которым лежит ее брат. Она убьет их, даже если это не те Корвины. Они подняли руку на ее семью, значит, рука у них лишняя. Как и голова, которая могла до этого додуматься.

В налитых чернотой глазах Челси плещется ярость. Один неверный шаг, и она разорвет их на куски. Ее главное преимущество – скорость. И пускай у охотников после инициации обострялись все чувства, им не превзойти вампиров.

- Я точно знаю ее, - Джеральд хрипло смеется и бьет себя ладонью по колену, будто рассказал уморительный анекдот, - это ведь твою сестричку мы прикончили в прошлом году?

Слова Корвина слишком быстро доходят до Шарлотты. Утробный рык смешивается с шелестом листвы.
Джеральд продолжает смеяться.
Миранда скалит белоснежные зубы в предвкушении бойни.
Дэн стоит неподвижно, словно ожидает команды.

Пользуясь внезапным преимуществом, Челси исчезает из поля зрения Корвинов и появляется за спиной Джеральда, зажав его горло и приставив к кадыку обломок стрелы, которую он посмел выпустить в Билла. Вербена жжет руки, но куда сильнее тот огонь, который подпитывает Челси с того самого момента, когда она увидела изувеченное тело сестры.

- Кошечка с характером, - смеется Джеральд и бьет Челси локтем в живот. Почувствовав режущую боль в боку, Челси лишь плотнее сжимает челюсти, после чего открывает рот и вонзает зубы в глотку Корвина. Обломок летит куда-то в кусты. Челси роняет еще живое тело охотника на землю и поднимается, выплевывая ошметок плоти ублюдка. Из последних сил Корвин вонзает отлично заточенный деревянный нож в белоснежную кроссовку Шарлотты. Взревев, Челси падает на землю и достает причиняющую боль деревяшку из ноги. Отбросив ее в сторону, Сеймур встает на колени и с ненавистью смотрит в сторону Миранды.

Джеральд уже не жилец. Но Челси надеется, что он еще будет жив, когда она вернется с головой его бестолковой дочери.

- Или я оставлю ее в живых и сделаю с ней все то, что ты сделал с Гвен, - Челси пинает Джеральда в бок, словно футбольный мяч.

Миранда взвизгивает и от неожиданности выпускает стрелу из арбалета. Челси уворачивается, и стрела летит прямиком в колено Дэниэла. Челси ухмыляется и смотрит вслед убегающей во тьму Миранде. Джеральд с хрипами зажимает горло пальцами, сквозь которые просачивается кровь.

Челси ждет.
Раз Миссисипи.
Два Миссисипи.
Три Миссисипи.
Четыре Миссисипи.
Пять Миссисипи.
Настоящий охотник никогда не был жертвой.

Неспешным шагом, прислушиваясь к каждому шороху, Челси продвигается вглубь леса, жадно вдыхая запах страха и отчаяния, который распространяет эта мразь. Облизнув губы, Челси скалит зубы в смертельной улыбке и делает рывок вперед.

- - - - - - - - - -

10.09.2020 23:20
Дом Стампов

Samantha Stumpp
аватар от cell

[float=right]https://i.imgur.com/3nXV2HB.png[/float]  - Ложь! – Саманта вскакивает с кровати и смотрит на сестру в упор, не моргая. Слезы застилают глаза. Злость, накатывающая волнами и мешающая соображать трезво, идет откуда-то из глубин. Объектом этой ненависти на самом деле является не Джулия, не ее красота, не ее положение в обществе, даже нее ее дар.

Саманта ненавидит себя. И как только она это понимает, рык становится громче.

Она ненавидит себя за то, что до сих пор не обратилась. Даже Блэйз шутил на эту тему, и Саманта тогда смеялась вместе с ним. Ха-ха-ха, Мартин. Отличная шутка, Мартин. С таким же успехом мог шутить над девушкой с лишним весом, придурок.

Да, за осуждение Блэйза она себя тоже ненавидит. И не только потому, что до сих пор сохнет по нему, как сопливая школьница. Хотя постойте.

Она и есть сопливая школьница.

Это все, что представляет из себя Саманта Стамп. И даже члены ее семьи это прекрасно понимают. Даже Джулия, которая ослепла из-за любви к сестре, просто потому что эта любовь должна быть.

Потому что сестры не могут ненавидеть друг друга.

Сэм сжимает руки в кулаки.

- Ты права, - ее голос не похож на все то, что кто-либо когда-либо мог от нее слышать, - сестры не могут ненавидеть друг друга. Но мы не сестры. И ты прекрасно знаешь, о чем я говорю.

Школа им. Джона Пэрриса. 28.10.2019 13:45

- Не хочу тебя знать, Мартин! Убери свои руки! – звон от пощечины привлекает внимание всех, кто собрался на школьном дворе.
- Сэмми…
- Не называй меня так! – Сэм рычит на Блэйза и сжимает руки в кулаки. Глаза тут же меняют цвет, и Блэйз ожидает худшего. С мольбой во взгляде он смотрит на Джулию, которая тут же отводит глаза.

То ли плохое настроение, то ли своих проблем хватает, то ли она просто устала от истерик сестры, но Джулс больше не захотела принимать участие в этих разборках. Она верит, что Мартин справится сам, и не хочет больше быть амортизатором между ними.

Саманта трактует этот взгляд иначе. Ее воспаленный мозг складывает неверные факты, делает неверные выводы. Но попробуй ей что-то докажи.
Блэйз ее бросает. Джулия отводит глаза.
Ну конечно!

Дом Корвинов. 10.09.2020 23:22

- Сэмми, я… - Саманта вскидывает руку, останавливая Джулию. Ей не нужны ее оправдания. Ей и так все прекрасно известно. Все эти шуточки, улыбочки, взгляды. Это не может быть просто дружба.

- Не могу поверить, что ты надеялась, что все это не всплывет. Как же ты могла, Джулс? – Сэм начинает трясти, - Я же люблю его! – ее голос ломается под давлением рыданий.

Джулия не находит, что ответить. Вместо этого она встает и выходит из комнаты, слыша в спину «Только трусы бегут от правды!».
Она спускается вниз, где озабоченная происходящим семья пытается продолжить ужин и вяло шутит на неопределенные темы.
Джулия молча садится за стол и роняет голову на руки.

Блэйз был и остается безумной любовью ее сестры. Она не имела права испытывать к нему хоть что-то, кроме дружеской симпатии. И пусть это было не взаимно. И Джулия действительно не переходила черту. Сэмми все чувствовала.

И сейчас она спускается вниз, чтобы прояснить, наконец, все и поставить все точки над i. О Блэйзе, о даре, о зависти и еще, черт-те знает, о чем.
[nick]SHELTERWOOD[/nick][status]come home[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34C1J.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/34C1L.png[/sign]

+1

9

10.09.2020 23:21
Дом Корвинов

Daniel Corvin
аватар от маленький волк

[float=left]https://funkyimg.com/i/34Jey.png[/float]
В ногах — раненый отец, чьи ладони зажимают горло так сильно, будто хотят срастись с ним. В нескольких метрах — испуганная Миранда, которой тяжело убегать в сторону чащи из-за арбалета в руках. Ситуация не из приятных.
Тогда почему он чувствует облегчение?

Стрела в колене обжигает, но эту боль можно терпеть. Она очищает, освобождает, возрождает. С глаз спадает пелена, в голове возникает целостная картина. Картина, которую Корвин-младший не хочет видеть.
Его сделали марионеткой. Куклой без свободы выбора. Игрушкой, которую можно дёргать за ниточки, когда вздумается. Вытаскивая стрелу и зажимая рукой кровоточащую рану, Дэниэл рычит.
Всё могло быть по-другому.

Он вспоминает прошлую жизнь. Мать выглядывала из окна и кричала его имя, приложив ладони ко рту на манер рупора. Лохматая шевелюра Дэна показывалась в окне домика на дереве. Мальчуган улыбался. Можно было рассчитывать на шоколадное печенье, пока отец на работе. Он не разрешал баловать детей, но это правило никогда не распространялось на Миранду.

Дэниэл чувствует, как в глаза предательски щиплет при воспоминаниях о Шелли.
— Ты вообще когда-нибудь не улыбаешься? — спрашивал он, наблюдая за тем, как девушка плетёт венок из одуванчиков.
— Да. Когда сплю, — смех рыжеволосой разносился по лесу, и птицы щебетали так звонко, словно отвечали на этот мелодичный звук.
Поляна с одуванчиками была их тайным местом. Здесь Дэн впервые поцеловал Шелли, а спустя пару месяцев позволил себе немного больше этого. Здесь они наблюдали за ночным небом, загадывая желание каждый раз при виде падающей звезды. Здесь Корвин-младший, запинаясь и теребя рубашку, сделал возлюбленной предложение и ласково прикоснулся рукой к пока ещё не округлившемуся животу Шелли.
После её смерти исчезло всё.
На поляне больше не росли одуванчики.

Агония отца не вызывает сочувствие. Отстранённо наблюдает Дэн и за тем, как вампирша выходит из леса, таща за собой бесчувственное тело Миранды. Отшвыривает его, словно мешок с дерьмом. Разминает костяшки пальцев с отвратительным хрустом. Корвин усмехается. Зачем? Разве у вампиров заклинивает суставы?

— Теперь ты, щенок, — глаза девушки предостерегающе темнеют. Она облизывается и в мгновение ока оказывается возле Дэниэла.
— Погоди! — тот поднимает руки. Вампирша лишь ухмыляется и со всей силы обрушивает кроссовку на простреленное колено. Корвин сжимает кулаки и оглашает окрестности парочкой отборных ругательств.
— А язычок-то грязный, — она облизывается. — Придётся избавиться от него.
— Подожди, пожалуйста! Что тебе нужно? — Дэн даже рад, что его отец больше не шевелится. Его стошнило бы от того, как сын пресмыкается перед монстром в попытках сохранить жизнь, от которой мало что осталось.
— Чтобы вы сдохли, — вампирша выплёвывает каждое слово. За гримасой ярости Корвин чувствует что-то ещё. Боль. Горе. Жажду мести. — Ты и твоя чёртова семейка! Вы убили мою сестру. Но даже этого вы не смогли сделать по-человечески. Вы издевались. Вы пытали её. Вы пичкали Гвен вербеной и... — голос девушки становится тихим, но оттого не менее пугающим. — Жаль, твой папаша сдох так быстро. Он не заслужил такой лёгкой смерти.
— Послушай, — Корвин-младший, корчась от боли, наконец-то занимает сидячее положение. — Я не делал этого. Я не хотел становиться охотником. Но меня заставили. Отец умер, и я почувствовал: что-то изменилось. Словно вернулся прежний я, а до этого шлялся чёрт знает где.
— Зелье... — вампирша усмехается. — Да вы конкретно с гнильцой, если травите пойлом даже своих.
— Тебе что-то нужно? Боеприпасы, дневник отца? Забирай. И уходи. И я уйду. Хватит с меня такой жизни.
— Кое-что мне и вправду нужно... — девушка склоняет голову набок, словно сомневается, можно ли доверять Корвину. — Гримуар.
— Гримуар? Как он выглядит?
— Если бы я знала, то прикончила бы тебя давно, — вампирша закатывает глаза. Миранда в её ногах слабо шевелится, и девушка от души пинает её.
— Наверное, это та книга, которую отец всегда прятал за... — Дэниэл едва ли не до крови прикусывает язык: едва не проболтался.
— Где?
— Я не... Я покажу тебе, если ты оставишь меня в живых.
— Сопли подотри, — вампирша громко хохочет, но в этом смехе нет ни капли веселья. Корвин-младший нервно сглатывает. — Не дорос ещё ультиматумы ставить. Хотя... Перед смертью не каждый решится обмануть убийцу.
— Смертью?
— Да выдохни. Отдашь гримуар и делай что хочешь.
Девушка закидывает бесчувственную Миранду на плечи и принюхивается, словно хочет понять, в какой стороне остался дом Корвинов. Определившись с направлением, вампирша ускоряет шаг.
— Подожди, я...
— Догонишь.

- - - - - - - - - -

10.09.2020 23:37
Дом Стампов

Julia Stumpp
аватар от berger

[float=right]https://funkyimg.com/i/34JjC.png[/float]
— Солнышко, тебе положить индейку?
— Нет, пап. Спасибо. Я не голодна.

Джулия выдавливает из себя улыбку и прячет взгляд в тарелке с недоеденным салатом. К счастью, отец слишком деликатен, чтобы продолжать расспрашивать. Хотя Саманта назвала бы это равнодушием. Она разучилась чувствовать других людей. Перестала понимать их. Из улыбчивой девушки, которая однажды любила рисовать и кататься на качелях так высоко, что почти задевала макушкой крону дерева, Сэм превратилась в озлобленный и колючий огонёк, который вспыхивал по любому поводу.

Стамп чувствует появление сестры за мгновение до того, как та спускается по лестнице и задевает стоящую неподалёку вазу — не то нарочно, не то случайно.
— А вам неинтересно, что чувствую я?
Весёлый гомон за столом стихает. Десять пар глаз неотрывно наблюдает за Самантой, которая возвращает взгляд с толикой праведного гнева.
— Сидите здесь, празднуете. А не думали спросить, чего хочу я? Конечно, кого вообще это волнует?
— Милая, — мать встаёт было из-за стола, но Сэм поднимает руку в воздух и качает головой. Ей надоело. Она сыта по горло их неуместными оправданиями.
— А я скажу вам, что чувствую я. Скажу, чего я хочу. Я, мама, понимаешь? А не ваша любимица Джулс. «Ах, Джулия, то! Ах, Джулия, это...» Ещё в задницу её поцелуйте!
— Саманта Меган Стамп, — отец хмурится и откладывает вилку в сторону. Слишком резко. Джулия редко видит его таким. — Если ты сейчас же не извинишься перед семьёй, у тебя будут неприятности.
— Да, — Сэм лишь нервно смеётся, переминаясь с ноги на ногу. — Я не могу обратиться. Я завидую сестре из-за того, что она может. Я до сих пор люблю Блэйза-чтоб-его-Мартина. Я узнаю, что сестра тоже его любит. Думаешь, мне недостаточно неприятностей, папа?

Джулия встаёт из-за стола, едва сдерживая слёзы. Смотрит на размытое пятно, которое лишь отдалённо напоминает сестру. Больно.
Да, она научилась обращаться в оборотня намного раньше Саманты.
Да, она влюблена в Блэйза Мартина.
И да, она с радостью отдала бы всё это, чтобы сделать сестру счастливой.

Пользуясь моментом, пока Сэмми поочерёдно сверлит глазами членов семьи, Джулия приближается к ней и заключает в объятия. Крепкие, тёплые, любящие. Объятия из детства, когда между сёстрами ещё не пробежала чёрная кошка или что-то покрупнее.
— Отпусти! Уйди! Ненавижу тебя! — Саманта кричит и вырывается, но Джулс не выпускает её. Не сейчас. И больше никогда.
— Нет.
— Пусти! Я не хочу!
— Нет. Не пущу.

Джулия слышит, как из-за стола поочерёдно выдвигаются стулья. Первым к сёстрам подходит глава семейства и осторожно обнимает обеих. Присоединяются и остальные: мать, братья, бабушки, дедушки, кузина из соседнего города.

Сэм всхлипывает. Джулия отсчитывает время. Раз. Два. Три.
Дрожащие руки Саманты Стамп обнимают сестру в ответ.

[nick]SHELTERWOOD[/nick][status]come home[/status][icon]https://funkyimg.com/i/34C1J.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/34C1L.png[/sign]

+1


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » one-two-three, your corpse is on the tree ‡альт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC