Manhattan

Объявление

MANHATTAN
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
MANHATTAN
Лучший игрок

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Реальная жизнь » Focus on the sound ‡Эпизод


Focus on the sound ‡Эпизод

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время и дата: август 2020
Декорации: НЙ
Герои: Ruth Parker и Alexander Romano
Краткий сюжет: побег от неприятностей.

Отредактировано Alexander Romano (04.08.2020 14:36:50)

+1

2

Единственное, о чем мечтала Рут, стоя в пробке на 70-ой улице и двигаясь с запредельно низкой скоростью в потоке машин, как вернувшись домой, позволит себе понежиться в теплой ванной с бокалом вина - разумная награда за тяжелую рабочую неделю, которую она заслужила. Пальцы отбивали незатейливую мелодию по рулю и все казалось таким прекрасным — великолепный величественный Нью Йорк с его высокими, прорезающими небосклон шпилями, разноцветное мерцание огней уличных фонарей и неоновых вывесок, толпы, настоящие толы прохожих, спешащих каждый по своему особенному, важному делу. Ничто не могло нарушить умиротворения, поселившегося в душе мисс Рут Паркер, пока она с упорством черепахи-чемпиона двигалась к вожделенному зеленому сигналу светофора. Еще парочка машин и наступит ее очередь, можно будет свернуть на пустующую в этот час авеню и в кратчайшие сроки добраться до дома, а там уже она себе позволит и пену в ванной, и огуречную маску на лицо. И даже как следует отдохнуть, ведь не зря неделя выдалась выматывающая, но Рут была довольна собой: провела две выставки, организовала презентацию одному эксцентричному художнику из Европы (и он даже остался доволен, чем подарил Рут дополнительный выходной). Может, навестить Кэтрин с близнецами? Она была у них месяца два назад аж. Старшая сестра с мужем давно обосновались в пригороде Большого яблока и жили счастливой жизнью типичной американской пары: она смотрит за домом, детьми и садом, он работает на хорошей работе в офисе и каждый день приезжает не позже семи вечера. На первый взгляд такая картинка казалась каким-то промороликом к очередному агитационному сериалу, слишком неестественной была, Но Рут-то знала, через какой кошмар пришлось пройти сестре с мужем, чтобы добиться, наконец, счастья, поэтому была очень рада за них. Да, определено нужно будет навестить.
И вот впереди замаячил долгожданный переезд. Рут была первая на очереди и поэтому уже готовилась плавно  нажать на педаль газа, как только загорится зеленый. И в тот момент, когда ее нога соприкоснулась с педалью, задняя дверца машины резко распахнулась, вваливая в салон позади нее нечто, громкой и грязно ругающееся, а еще почему-то хрипло постанывающее. 
Рут даже возмутиться в ответ не успела, а незванный гость уже рыкнул:
— Погнали, — и от того, каким властным, полным скрытой угрозы тоном это было сказано, у Рут даже мысли сопротивляться не возникло. Тем более за спиной уже начали раздаваться громкие, злые гудки застрявших за ней машин.
Сердце ухнуло куда-то вниз. Рут сперва показалось, что все это происходит совершенно не с ней, что она стала жертвой чьего-то глубокого и жестоко розыгрыша, но украдкой взглянув в зеркало заднего вида, она разметила, что неожиданный попутчик никуда не исчез, а валяется на сиденью, странно скрючившись. Дышать стало еще труднее, и липкий страх вместе с волнение начали медленно подкатывать к горлу.
На одних только инстинктах Рут промчалась пару кварталов и, наконец, затормозила на относительно безлюдной улице — ее нечаянный пассажир все это время не подавал никаких признаков, и Рут уже испугалась, а не решил ли он отдать концы на заднем сиденьи ее автомобиля. Она поборола внезапный приступ тошноты и заставила себя повернуться, чтобы рассмотреть попутчика. Выглядел тот неважно, совсем не важно. Лицо залито кровью, весь какой-то всклокоченный, сгорбившийся в неестественной позе, но когда она заметила, что грудь его вздымается, а следовательно он дышит (пока еще дышит), от сердца как-то сразу отлегло.
Некоторое время выразительно помолчав, ну и отдышавшись для приличия, чтобы подавить первый приступ страха, она все же поинтересовалась, постаравшись сделать так, чтобы ее голос не настолько сильно дрожал.
— Вы кто? Вам плохо? — мужчина молчал и не шевелился. Тогда Рут несмело толкнула его в коленку, заметив, что та грязная и липкая, и задала свой вопрос громче. На этот раз повезло: мужик приоткрыл глаза и уставился на нее странным непроницаемым взглядом. Но Рут не сдавалась.
— Вам нужно в больцу. Отвезти вас? — на это предложение мужик издал какой-то странный булькающий звук, то ли смешок, то ли стон, и Рут тяжело вздохнула. Зачем она вообще задает ему эти вопросы, у нее в машине совершенно незнакомый, по всей видимости, раненный мужик, а она еще спрашивает, нужно ли ему в больницу. Ну, конечно, нужно! И скорее всего полицию тоже придется вызывать.
— Давайте я вызову полицию? Они вам помогут.

Отредактировано Ruth Parker (04.08.2020 12:12:30)

+2

3

Спасти кого-то от проблем и тем самым нажить себе ещё парочку врагов для Александра - это как воздухом дышать, естественная реакция организма. Вот, узнал он, что в убийстве замешан коп, зачем полез разруливать то дело дальше? Нужно было сразу заднюю включить, отказаться от контракта и денег, своя жизнь дороже. Но нет же, он хоть и бандит, но принципиальный, всё доводит до логического конца, лишь бы этот конец в результате своим острым краем не полоснул его по горлу. Вот где была бы потом печаль и немножко траура. А так... девушка спасена, деньги на банковском счету приятно греют душу, ну и в целом обошлось почти без жертв. Всего лишь пару продажных копов отправились на тот свет и ещё несколько их партнёров по бизнесу теперь активно ищут какого-то мужика в черной кепке New York Yankees и двумя пистолетами за пазухой. Тяжела и неказиста жизнь простого рецидивиста.
Этим вечером он как обычно выехал в офис, чтобы поприсутствовать на нескольких встречах и, возможно, подписать парочку договоров. Ну, а какие пробки на дорогах в это время вы сами знаете. На протяжении двух часов, которые можно потратить на поездку из точки А в точку Б, можно не только поесть в машине, но ещё и переодеться, кино посмотреть и краем глаза увидеть знакомую машину позади своей. Ксан очень внимательный, профессия обязывает. Прищурив глаза, он ненароком поправил зеркало заднего вида и мысленно начал вспоминать, где он мог видеть эту машину. И долго думать не пришлось. Позавчера он видел её возле итальянской пиццерии, где любил обедать как минимум раз в неделю, а неделю назад эта машина проезжала мимо него, когда он завернул на заправку. Какова вероятность, что это просто случайность? Правильно, шансы очень малы. А всё потому, что снаряд в одну воронку не падает три раза подряд.
Итак, осталось дождаться, когда движение на дороге станет поживее и можно будет куда-нибудь срулить и проверить, поедет ли машина за ним. И уже через полчаса Романо сворачивает на перекрестке и едет вдоль улицы N. Руки напряжённо держат руль, в голове уже начали одна за другой возникать не добрые мысли о происхождении данной слежке и о том, каким образом её избежать. Очень кстати чуть дальше по дороге располагался маленький магазинчик автомобильных запчастей, в котором он был частый гость и с владельцем был на "ты".
Ксан не торопясь подъехал к магазину, припарковал машину и медленно, не спеша вышел из машины, всем своим видом, якобы говоря, что слежки-то мы и не заметили. Затем обошел машину и исчез в дверях автомаркета. Взгляд быстро отыскал лысую голову владельца виднеющуюся над верхним стеллажом у прилавков.
- Барри, буона сера! - окрикнул его Романо и махнул мужчине рукой.
- О, Ксан, привет! Давно не виделись!
Барри подошел и пожал итальянцу руку, сопровождая крепкое рукопожатие широкой неподдельной улыбкой.
- Машина опять барахлит?
Итальянец поморщился:
- Нет, тут другое дело. Твоя бита для грабителей ещё под прилавком?
- Да, но...
Барри не успел договорить, потому что Ксан уже махнул к прилавку и ловким прыжком, оказавшись по ту сторону стола, вытащил из-под столешницы деревянную биту для игры в бейсболл.
- Отлично, подойдёт.
- Для чего? - хозяина магазина мучало искреннее не понимание и любопытство, однако Ксан был не намерен его удовлетворять:
- Не сейчас, потом расскажу, - он взвесил биту в руках и направился к черному выходу, который выходил во двор здания с прямо противоположной стороны от центрального входа.
Не сейчас, так не сейчас. Барри упер руки в боки и лишь проводил Романо взглядом.
Странные они эти итальянцы.

Оказавшись во дворе, Ксан обошел дом и выглянул из-за угла. Машина его преследователей припарковалась недалеко от его авто, их разделяли всего лишь беленький пикап Ford и синяя Honda. Судя по всему, они высматривали его в окнах магазина, совсем не обращая внимания на то, что происходит у них позади. Ксан спрятал руку с битой за спину и вышел из-за угла, направившись вдоль тротуара аккурат к машине преследователей.
Его вежливый стук в окно боковой двери был настолько неожиданным, что парень сидящий рядом подпрыгнул на сидении и выронил телефон. Окно медленно начало опускаться, пока Ксан непринуждённо склонился к нему и мило улыбался неизвестным мужчинам.
- Что как? Кого ждём?
Парни переглянулись, но ничего не ответили. Может, решили сойти за немых? Но не суть, потому что явно номер не прошел.
- Помочь, может? - он с любопытством рассматривал сидящего поближе к нему дитину. - Меня ищите? Так я вас поздравляю, нашли! - его широкая улыбка сопровождается выниманием из-за спины биты и резким ударом её широким концом в лицо крайнего элемента, точно между глаз. А потом ещё раз, в нос, и ещё раз в ухо.
Послышался мат и стоны. второй баклан засуетился, вынул ствол и поспешил выйти из машины, пока его друг вжимался в коленки и марал салон автомобиля кровью.
Дальше отменный мат. Что-то там про отношения с мамой Александра. Итальянец очень быстро обошел машину, если скольжение жопой по капоту можно назвать "обходом".
И вот, ещё не успевший вылезти неизвестный получил удар дверью по одной ноге, которой успел встать на асфальт, когда Ксан применив весь вес своего тела с размаху закрыл её ногой. А дальше по сценарию. Удар битой по запястью, пистолет падает на землю, а следом и очередной удар битой по еблу. Только Александр подумал, что всё, как из того самого магазинчика автозапчастей выходит третий здоровяк и наставляет на него ствол. Вот и приплыли. А о том, что их может быть больше, чем трое, он и не подумал. Кто-то видимо послал его осмотреть помещение и проследить за тем, что цель не исчезла в сиреневой дали.
Очередь выстрелов.
Романо прячется за машиной, попутно достаёт свой пистолет из-за пояса... Хотел ведь по-тихому, опять не получилось... Отстреливается, надеясь, что Барри там уже где-то спрятался и не попадёт под раздачу, вжимает голову в плечи, уворачиваясь от пуль... И вроде бы наступает тишина.
Попал?
Не попал?
Патроны закончились?
Он пытается без палева подсмотреть под днищем машины, где сейчас находится стрелок, отыскивая его ноги взглядом, только он уже обошел машины и внезапно оказывается сбоку от Ксана.
Это можно назвать рефлексом, когда тело само выбрасывает руку вперёд и палец импульсивно жмет на курок и ты не считаешь сколько раз, потому что видишь только направленный на тебя пистолет.
Здоровяк охает, хватается рукой за шею из которой брызжет кровь, его рука дрогнула...
Только бы не выстрелил...
Но пуля летит в Александра и вонзается в его живот.
- Бля!.. - "ну, хоть не в голову", подумал Романо и прижал рукой рану, пытаясь остановить кровотечение.
Идти.
Надо уходить.

Где-то послышался вой сирен скорой и полиции. Компания для бывшего члена итальянской ОПГ, мягко говоря, не очень. И он поднимается с асфальта, опираясь свободной рукой о машину. Стоит. Ноги дрожат, но ничего, идти можно...
И Романо идёт.
Сначала во двор, скрываясь от любопытных прохожих со смартфонами в руках, некоторые из которых уже стримили перестрелку на одну из интернет-платформ. Потом выходит на улицу L, которая расположена как раз параллельно той, где теперь осталась стоять его машина. Пробка на дороге из-за плотного вечернего движения, сюда же добавились и машины госструктур, которые всё никак не могли объехать какой-то грузовик. Ксан оглянулся и ринулся к ближайшей машине, первым делом пробуя рукой не заперта ли дверь, после чего итальянец буквально ввалился внутрь салона на пассажирские сидения и сказал грозное "Погнали".
За рулём оказалась девчонка.
Наш герой поморщился, потому как в женскую способность быстрого и ловкого вождения он не верил. Но, как говорится, на безрыбье, и баба Шумахер.

Пока красивая давила на газ с перепугу, Ксан запрокинул голову и прикрыл глаза от боли, сильнее придавливая рукой рану.
Нет, не закрывай глаза.
Смотри куда угодно, хоть в потолок, только не закрывай глаза.
Говорил ему голос в его голове. И он смотрел, часто моргал, щурился, а затем широко раскрывал глаза, при этом плотно сжимая губы и молился.
Богу, Деве Марии, собственной матери...
Ну, а вдруг услышит?
Однажды он уже смог не умереть, может, и сейчас повезёт...

Он не ожидал, что машина так скоро затормозит, хотя не мудрено, ведь куда гнать, он незнакомке так и не сказал.
- Александр, не надо полиции, больницы тоже не надо... Можешь отвезти меня в Бруклин? Там мне помогут.
Странная просьба, от очень странного мужчины явно бандитской наружности.
Сам бы он никого никуда не повёз, скажи ему кто такое. Но женщины падкие на сочувствие и жалость. Бездомные животные, дети инвалиды, ну или мужчина с дыркой в животе. Почему бы и нет?

Он наделся, что доедет к бруклинской подпольной больнице для бедных и нарков, где у него работает друг, но ранение брало своё. Слабость от кровопотери поглощала мышцы, а черная пелена накрывала глаза. Уже через десять минут поездки он больше не мог ни на чем сосредоточится.
Забыл все молитвы и стал безразличен к потолку над головой.
Просто закрыть глаза, потому что устал.
Может быть, правда, хватит с него на этот раз?
А завтра в новостях напишут о его смерти, вот Вито посмеётся, мразь...

Отредактировано Alexander Romano (01.10.2020 22:02:42)

+1

4

Рут хотела было представиться в ответ:
— Рут, приятно познакомиться.
Только вот ни ситуация, ни время не были подходящими. Она сделала несколько глубоких вдохов, всматриваясь в чужое лицо, словно ожидая продолжения рассказа о том, как жизнь довела до такого… плачевного состояния, и невольно перевела взгляд на руку, лежавшую на животе. На улице зажигались фонари, но даже в их неверном свете было видно, как стремительно бледнеет кожа, а на лбу появляется испарина. А этот Александр, выдав одной длинной тирадой всю необходимую информацию, решил, видимо, снова отключиться, и Рут поймала подступающий к горлу панический страх. Господи, у нее в машине раненый незнакомый мужчина, который отказывается обращаться в полицию и в больницу и просит везти его в Бруклин. В Бруклин, находящийся в противоположной стороне, и Рут сильно сомневалась, что успеет довести своего пассажира туда живым, особенно если учесть пятничные вечерние пробки. Конечно, она могла бы наплевать на все и просто набрать 911, вызвать скорую, полицию и еще кого-нибудь для надежности. Но что-то в тоне мужчины, в его взгляде и вообще во всей ситуации в целом настоятельно подсказывало ей не делать этого. Будет только хуже.
Рут нервно усмехнулась, несколько раз сжала пальцы на руле, который до сих пор не отпускала одной рукой и покачала головой, отвечая самой себе на вопрос «что делать?». В первую очередь — успокоиться. Она успела присмотреться к улице, чтобы понять, что почти доехала до своего дома. Видимо, на адреналине по инерции гнала по знакомому маршруту. Итак, лучше уж к ней, чем в Бруклин. До ее квартиры есть хоть шанс довезти Александра живым.
В чем-то удача им даже сопутствовала, и в другой ситуации Рут бы даже посмеялась абсурдности происходящего, но только не сейчас: ей повезло — припарковавшись, обнаружила, что на улице никого нет, а значит, можно попытаться затащить Александра в квартиру без пристального наблюдения со стороны соседей, ну а если кто-то им и встретится по пути, скажет, что парень, свинья такая, надрался в стельку, а ей неси его домой на своих хрупких плечах.
А парень, к слову, оказался совсем не пушинка, и весил целую тонну. Во всяком случае, так ей показалось. К тому же, Александр едва передвигал ногами и был в полубессознательном состоянии, пока они добирались до квартиры, а с Рут десять потов успело сойти, прежде чем она, стараясь быть как можно аккуратнее, водрузила свою ношу на диван в гостиной.
— И что теперь? — задалась риторическим вопросом, растерянно оглядываясь вокруг. На полу пятна крови, на бежевом ковре тоже… И не отстираешь ведь так просто… Деловой костюм весь измят и тоже испачкан. Рут стянула пиджак, отбросив его в сторону, и обняла себя за плечи. Казалось, что тяжесть всего мира легла именно на нее. Ситуация больше похожа на сюжет для какого-нибудь очередного сериала от Нетфликс. И главное, она совсем не знает, что делать. Александр молчал и лежал с закрытыми глазами, успешно прикидываясь трупом. Хотя Рут дрожь охватывала, стоило представить, каково ему на самом деле.
Внезапно Рут вспомнила, что у нее есть человек, к которому можно обратиться за помощью прямо здесь и прямо сейчас. Не то, чтобы она была уверенна, что из этого что-то выйдет, но выбирать было особо не из чего, тем более ее невольному гостю становилось все хуже и хуже. Того глядишь — отправится к праотцам прямо на ее диване. Рут невольно передернула плечами и схватилась за телефон, выискивая нужный номер.
С Элен они не были лучшими подругами, но общались весьма неплохо, а еще Элен была, во-первых, отличным хирургом, а во-вторых, обладала тем редким умением не задавать ненужных вопросов и не лезь в чужие тайны.
— Эл, привет… Да, это я… А ты не занята сейчас? Нет? Отлично! Да все в порядке… Ну… относительно. Слушай, у тебя есть…, — хотела спросить «пару минут», но взглянув на Александра, который, кажется, был уже точно без сознания, продолжила, — некоторое время. Дело в том, что я решила…, — Рут набрала побольше воздуха в легкие и постараюсь сделать так, чтобы ее голос звучал более правдоподобно,  — я решила написать книгу! Ну, ты меня знаешь, нет покоя моей романтичной натуре. И у меня по сюжету героя сильно ранят. Огнестрел. А главная героиня должна ему помочь собственными силами, без врачей. Вот хотелось бы узнать, как это вообще технически возможно и что надо делать, желательно, в мельчайших подробностях, — Рут говорила и сама не верила тем сбивчивым объяснениям, что торопливо изливала в трубку. Но мысль о пишущейся книге пришла ей в голову первой, иначе как-то нужно было обьяснить столь странный вопрос. И единственное, что могло ей помочь звучать правдиво — так то, что с Элен они были знакомы еще с колледжа, а в те времена Рут действительна увлекалась писательствам, ее некоторые ее рассказы даже публиковали в студенческой газете. Конечно, во что-то большее дело так и не вылилось, о своем увлечении писательством Рут давно забыла, но Элен знать об этом совсем не обязательно.
На некоторое время повисла тишина. Элен молчала, обдумывая услышанное.  И в этот момент Александр вдруг хрипло застонал, а Рут сделалось как-то уж совсем жутко. Она судорожно вдохнула и нервно затеребила край рубашки, в напряжении ожидая вердикта подруги. Элен сперва отозвалась весьма скептически об идее Рут и заявила, что в домашних условиях помощь с огнестрельным ранением оказать практически невозможно и ее героиня, скорее, получит хладный труп на  диване, чем спасет героя. 
— Слушай, но это же книга, а в книгах возможно все, в том-то и дело, что в книгах... Рут молилась всем Богам, чтобы Элен все-таки ей поверила и рассказала, как можно помочь, — я тебе потом обязательно все подробности выдам, если меня, конечно, не посадят за отказ сотрудничать с полицией.
Элен громко вздохнула и объявила, что объяснит, как следует действовать, хоть и уверенна в том, что в реальности вероятность положительного исхода одна тысячная процента. Рут было все равно, главное, она получит хоть какое-то руководство к действию и попытается сделать все возможное, чтобы одна тысячная процента выпала ей.
Элен говорила сухим, врачебным языком, а Рут все быстро записывала на вырванный из записной книжки листок и бросала то и дело встревоженные взгляды на Александра. Ей даже показалось, что кожа его приобрела какой-то синюшный оттенок, а рука, до этого лежавшая на животе, безжизненно повисла. Кровь на одежде высохла и превратилась в бурые неприятные пятна. Где-то на периферии сознания Рут поймала мысль, что вещи придется выбросить. Как Александра, так и ее.
Наконец, Элен закончила свой рассказ, иронично пожелала удачи с книгой и отключилась. Нужно было немедленно действовать, но на Рут напало странное оцепенение. Она медленно убрала телефон, втянула густой от напряжения воздух и повертела головой в стороны, как китайский болванчик. Потом перевела взгляд на мужчину на своем диване и потерла виски. Кому рассказать — не поверят, такое только в кино возможно, честное слово. В кино и в книге. Но ее суровая действительность превращалась в страшную передрягу, из которой Рут не знала, выберутся ли они.
Тряхнула головой, сбрасывая напряжение. Необходимо собрать всю свою волю, все свои силы и хотя бы попытаться помочь, а там уже будь, что будет. Закатав рукава рубашки, Рут сверилась с инструкцией от Элен и направилась за аптечкой. Вроде бы у нее есть часть необходимых препаратов и инструментов.
О, Святое Проведение, помоги ей. И Александру тоже. Ему в первую очередь.

+1

5

[player][{n:"SOHN - Red Lines",u:"https://pesni.life/files/9225252af4da/SOHN-Red-Lines.mp3",c:""}][/player]

Только не теряй сознание.
Только не теряй сознание.
- Я в порядке, - говорит еле ворочая языком и с усилием открывает глаза. - Главное, не дай мне вырубиться, слышишь?
Он уже не понимал произносит ли это вслух или эти фразы так и остались мыслями в его голове. Реальность стала вязкой и мягкой.
Она ускользает из его рук, просачивается сквозь пальцы вязким, липким слаймом фиолетового-синего цвета. И он что есть силы пытается удержать её в своих руках, цепляясь за мельчайшие проблески сознания.
Шум в ушах.
Он не слышит ничего.
И внезапно громкий автомобильный гудок заставляет вздрогнуть и вжаться в сидение, словно защищаясь от опасности поджидающей его где-то справа.
Ксан щурится и часто моргает, пытаясь сфокусировать взгляд на водителе.
Она нервничает, часто крутит головой по сторонам, то и дело оборачиваясь на заднее сидение, которое он испачкал кровью.
Волнистые каштановые локоны обрамляли её испуганное лицо, тонкие пушистые они словно пружинки подпрыгивали от каждого её движения.
Она что-то кричит ему.
Что?
Ксан хмурит брови, напрягает слух, чтобы хоть что-то расслышать, но видит перед собой лишь немое шевеление губ.
В ушах снова лишь белый шум.
И медленно уплывающие от него очертания лица сидящей за рулем незнакомки.
Когда-то очень давно он уже умирал рядом с красивой женщиной. Это было словно в другой жизни и не с ним. Кто-то другой, а не он, сравнивал её лицо с ликом ангела. Кто-то другой, не он, осознал тогда, что безумно любит эту женщину, которой никогда не было суждено быть его.
Чужая страна, расплата за чужие грехи, рядом с чужим ему человеком.
Ты только довези меня до Бруклина, слышишь?
Он силится открыть глаза и не может.
Его накрывает усталость всего этого города, тяжелым покрывалом на широкие плечи.
Одиночеством давит на грудь, холодом растекаясь по венам...

Он не знал, сколько времени был в отключке, когда Рут растолкала его и стала вытаскивать из машины. Тяжелым вздохом Ксан попытался дать понять, что он всё ещё в каком-то подобии сознания, буквально балансируя на тонкой грани, чтобы снова не упасть в черную пустоту.
- Где мы?
Нужно помочь ей...
Крутилось в его голове. Сама она его не дотащит, ведь весит Романо буквально вдвое больше этой хрупкой девушки.
На ватных, непослушных ногах, опираясь о её плечо, он делал неуверенные шаги на слабых в коленях ногах.
Шаг, ещё...
Перед глазами все плывет и он совершенно не видит, куда она его ведёт. Поэтому Романо до последнего думает, что ему удалось добраться до Бруклина, вплоть до того самого момента, когда его голова оказалась лежащей на диванной подушке, заботливо украшенной в наволочку из макраме, которое нещадно врезалось в его щеку.
- Какого?..
Ксан покосил левый глаз на аккуратные белые узелки и чуть было не застонал.
Хотя почему чуть?
Это и был самый что ни на есть неосознанный стон безнадёжного отчаянья. В конце-концов, что может быть хуже?

- Что это? - он с подозрением уставился на девушку сквозь усталый прищур. От испуга стать жертвой горе-хирурга, Ксан с удвоенной силой стал бороться с желанием уснуть и не проснуться в этот мир.
- Ты шить-то умеешь? - спросил настороженно, - Не то, чтобы меня сильно заботил внешний вид швов, но ты у меня в брюхе точно ничего не забудешь? Катушку ниток, например?
Острые ножницы очень быстро расправились с его рубашкой, которая тут же полетела в урну.
Кажется, обратной дороги уже нет.
- Может, есть что выпить, для анестезии? Виски там... или водка?
Мысленно он молился о том, чтобы она не оказалась одной из тех, кто ни капли в рот ни сантиметра в ж... Ну вы поняли. Алкоголь, припрятанный где-то в закромах, был бы сейчас как нельзя кстати.
- Пресвятая Мария, матерь Божья... блять! - в этот момент Ксан закатил глаза от боли в животе, когда девушка принялась обрабатывать его рану. Сейчас бы было очень вовремя потерять сознание, да только от таких непередаваемых ощущений, это сознание никак не хотело теряться, а только сильнее прояснялось. Да так, что звезды в глазах рассыпались ярким фейерверком почти что буквально, непередаваемо и живописно преображая всё вокруг.

+1

6

Волосы забрать в высокий хвост, чтобы не лезли на глаза. Руки тщательно помыть и сбрызнуть антисептиком. Теперь можно приступать, но для начала избавиться бы от одежды. Никогда бы Рут не подумала, что ей придется раздевать мужчину не для романтического продолжения в постели, а для того, чтобы зашить его живот.
- Ты шить-то умеешь?
— Вот сейчас проверим, умею или нет, — голос звучит абсолютно серьезно, пока Рут осторожно расправляется с пропитанной кровью рубашкой. Когда та была успешно убрана, Рут стоило больших усилий справиться с собственной тошнотой и дрожью в пальцах: вид чужой кровоточащей раны уверенности никак не внушал. — А будете так шутить, то оставлю не только катушку, но и иголку с ножницами, — бросив короткий, мрачнеющий взгляд на своего «пациента», Рут поджала губы и заставила себя более тщательно осмотреть ранение.
Если я его не добью, свершится настоящее чудо…
Само по себе отверстие не очень большое, Рут в школе на уроках домоводства и не такие дырки зашивала. Но то ткань была, обычные тряпки, а не покрытая кровью человеческая кожа. Так ведь еще и пулю придется достать…
Господи, помоги мне.

— Виски? — нет, виски у Рут не было, зато был коньяк, используемый исключительно в кулинарных целях. Рут никогда не могла похвастаться любовью к крепкому алкоголю. Еще бутылка вина имелась. Хорошего, французского, коллеги на день рождения подарили, и в планах Рут было скоротать несколько своих одиноких вечеров за бокальчиком в паре с интересной книгой. Но данный вечер в эти планы никак не вписывался.
Она просто кивнула и метнулась на кухню. В какое-то мгновение ее голову даже посетила идея смешать коньяк с вином для усиления эффекта, но все же Рут решила оставить свои алкогольные эксперименты и, пожертвовав почти полный стакан коньяка, вернулась в гостиную.
— Коньяк подойдет? — она протянула стакан Александру и подождала, пока он не опрокинет его в себя целиком.
Надеюсь, это ему поможет, потому что…
А после щедро напрыскала антисептика прям на пулевое отверстие и поморщилась, услышав болезненный стон. Ничего, ничего, пусть лучше сейчас покричит, чем она ко всему еще и инфекцию какую-нибудь занесет. До этого Рут успела вытереть полотенцем, смоченным в кипятке, кровь вокруг раны, и теперь обрабатывала свои «инструменты»: обычную швейную иглу и капроновую нить. Элен объяснила, что можно использовать в «домашних» условиях и как правильно делать стежки.
Но для начала нужно достать пулю. И эта задача казалась Рут практически невыполнимой. Она не знала, как далеко та зашла, у нее не было пинцета, а те, коими выщипывают брови, она отмела сразу, неудобные и короткие. Придется пальцами.
— Сейчас будет больно, — зачем только это сказала. Рут мысленно ударила себя несколько раз по лбу, понимая, как глупо было сообщать столь очевидные вещи, но она искренне переживала за Александра, а еще за свои шансы на успех в таком сомнительном предприятии.
Скользко, мягко и горячо. Рут молилась, чтобы пуля была недалеко, и каким-то титаническим усилием заставляла себя смотреть на то, как исчезают пальцы внутри чужого живота (чужого живота, мать вашу!). Очень хотелось зажмуриться, отдернуть руку и сбежать. Но погрязнув так глубоко, она просто не имела права отступить, не имела права бросить Александра, ведь тогда его смерть точно будет на ее совести, а в том, что мужчина умрет, не помоги она ему, Рут не сомневалась.
По вискам тек пот, а на губах появился металлический привкус — Рут и не заметила, как сильно прикусила их. Но вдруг пальцы нащупали что-то твердое и явно инородное. И пока она вытаскивала их, даже не дышала, боясь, что рука дрогнет и она выпустит пулю, оставив ее внутри. А второй попытки достать ее Александр не выдержит. Рут не смотрела на него, сосредоточившись полностью на своей цели, но слышала тяжелое, хриплое, надрывное дыхание, и прорывающиеся болезненные стоны.
— Охренеть, — когда на ладони оказался блестящий в капельках крови кусок железа, Рут несколько секунд просто смотрела на него, не веря, что получилось достать. И только какой-то уж совсем жуткий хрип, донесший с дивана, показал, что расслабляться еще рано. Очень рано.
— Александр! — Рут с беспокойством вглядывалась в бледное лицо.  — Александр, не смей терять сознание! — хотя, может и к лучше будет, если тот упадет в бессознанку, хоть боли больше не почувствует, что что-то подсказывало Рут — это плохой признак. — Слышишь! Эй! — она потормошила его за плечо и слегка ударила по щекам, заставляя приоткрыть глаза. Лучше пусть говорит. Что угодно, шутит, пошлит, несет всякую чушь, но именно голос Александра давал Рут надежду на то, что не все еще потеряно, что она справится и спасет его жизнь.
[b]— Даже не думай осквернить своим трупом мой диван! Он совсем новый, я его месяц назад купила,[/b] — и диван, и ковер, и смешные цветастые подушки. Рут вообще переехала в эту квартиру недавно. — Умрешь на нем, будешь покупать новый!
В ответ раздалось какое-то неразборчивое бульканье, но Александр хотя бы больше не пытался закрыть глаза и смотрел на нее.
Рут вытерла со лба пот, невольно пачкая его в крови, но это было последнее, на что сейчас она обратила бы внимание. Нужно было зашить рану.

Казалось, что прошла целая вечность, прежде чем Рут шумно выдохнула и отрезала конец нити. Перед ней на смуглой коже красовался кривенький шов, и теперь оставалось только надеяться, что она не зря так старалась, не зря призывала всю свою храбрость и выдержку, чтобы спасти совершенно чужого человека. Она из всего только имя его и знает. Александр. Интересно, а сокращенно как будет? Алекс? Или Алек? Или Сандро? Впрочем, не о том сейчас важно думать.
— Я в аптеку за антибиотиками и обратно, постарайся не умереть без меня тут.

Отредактировано Ruth Parker (17.02.2021 15:57:58)

+1

7

[player][{n:"Red Lines",u:"https://muzgo.cc/download/83297594443947747/S+O+H+N+-+Red+Lines+(muzgo.cc).mp3",c:""}][/player]

- Сойдёт, - он кивает и протягивает к ней окровавленную руку.
Он выпил залпом с закрытыми глазами. Напиток обжег горло и от него на мгновение перехватило дыхание. Ксан тут же глубоко вдохнул воздух ртом и протяжно выдохнул, утирая влажные губы тыльной стороной ладони.
- Как-нибудь ты обязательно расскажешь мне, для чего девушка вроде тебя держит у себя дома эту отраву... - прохрипел Ксан ошалело поглядывая по сторонам округлившимися глазами.
По желудку растеклось горячее тепло алкоголя, его сердце учащенно билось, а ноздри раздувались в попытках наполнить легкие воздухом по максимум до очередной порции боли.
- Так... ладно, я готов. Давай...
Нельзя сказать, чтобы он сильно верил в будущее предприятие, нет, не верил совсем. Но когда выбора особо и нет, то по привычке пытаешься действовать по ситуации, исходить из того, чем располагаешь в данный момент. А сейчас, в эту минуту, он мог положиться только на эту молодую женщину, в руках которой не только игла с нитью, но и его собственная жизнь.
Когда она приступила к выуживанию пули из раны, от неожиданности новых ощущений он простонал, что-то невнятное, толи какое-то ругательство на итальянском, толи молитву понять было сложно, так как всё было процежено через плотно сжатые зубы.
- Это отлично... - отозвался он на искреннее удивление оказавшейся в её руке пуле. - Ты молодец...
Пальцы впились в диванные подушки, что было сил сжимая грубую обивку в руке, когда пришла очередь иглы. Ксан закрыл глаза и принялся перечислять вслух все, что видел в комнате красного цвета до этого, выплёскивая боль наружу каждым сказанным словом низким охрипшим голосом, сосредотачиваясь не на боли, а на перечислении... кровь, ковер, фоторамка, нитки, вата...
Губы.
Алые губы, которые она нещадно кусала, пока возилась с его раной.
Ксан улыбнулся и расцепил пальцы, оставляя на диване кровавые следы. На него словно обрушилась огромная волна забвения, утаскивая его сознание куда-то глубоко в зыбучий песок.
Он слышит её голос, девушка зовет его по имени, но она так далеко.
И он не хочет возвращаться.
Там, куда его уносит на убаюкивающих волнах безмятежности, тихо и спокойно. Там можно ни о чем не думать и ни о чем не переживать. Там он не чувствует боли, только мягкую, обволакивающую пустоту, сулящую ему забвение и отдых.
А-лек-сандр...
Резкий шлепок по щеке возвращает его в реальность, буквально за шкирку выуживая из небытия в этот мир пестрящий резкими запахами и громкими звуками.
Он открывает глаза и видит перед собой её лицо.
Её губы шевелятся, она что-то говорит... Кажется, снова его имя.
А-лек-сандр...
Взгляд Ксана медленно скользит по её лицу, черты которого расплываются и с трудом обретают четкие очертания, когда он с усилием пытается сфокусироваться на нем.
- Не умру, - почти шепотом и побелевшими губами, отвечает, - не сегодня.

****
- Почти идеально, - он по достоинству оценил её старания и эти аккуратные красные стежки на кривоватом шве. - Пожалуй, это будет мой самый красивый шрам... Спасибо, - он улыбается ей через силу, потому что уж очень сильно устал сопротивляться постоянно норовящему отключиться сознанию.
- Ок, только не говори никому, что я тут, ладно? Я обещаю, что отвечу на все твои вопросы, если ты захочешь меня о чем-нибудь спросить, когда вернёшься.
Они обменялись молчаливыми взглядами и Ксану трудно было догадаться, о чем подумала Рут, но почему-то он был уверен, что она не позовет копов и ещё какое-то время он может провести в расслабленном режиме и не думать о том, что будет после. А ему сейчас ой, как не хватало времени, чтобы просто отдохнуть, перестать ожидать каких-то извечных неприятностей и просто побыть на одном месте, не убегая и не скрываясь.
А ещё, он отчаянно хотел спать, потому что выпитый коньяк и огромный упадок сил в конечном итоге сделали своё дело. Так что, после того, как за девушкой закрылась дверь, Ксан мгновенно погрузился в глубокий и крепкий сон.

+2

8

Уже перед выходом из квартиры Рут мельком взглянула на себя в зеркало и резко затормозила — это в таком виде она собралась идти в аптеку?! Волосы всклокочены, глаза сверкают безумным блеском, по щекам размазана кровь, как впрочем и по рубашке, некогда бывшей белоснежной, и даже на шее алеют разводы, а юбка перекосилась. Рут тихо выругалась (что позволяла себе крайне редко, но сейчас был явно исключительный случай), и повернула обратно. Она быстро умылась, тщательно оттерев кровь с лица и шеи, переоделась и выскочила за дверь. Александр к тому моменту уже успел уснуть, и Рут надеялась, что его обещание «не умереть» до ее возвращения окажется не пустым звуком. Очень надеялась.
Аптека была всего в паре минут хода, да еще и круглосуточная, вот так везение, почти королевское, в ее-то случае. Рут шмыгнула внутрь и скороговоркой выдала сонному провизору название нужного антибиотика. К ее счастью, таковой имелся, причем в достаточном количестве, так что взяв дозу с запасом, а так же несколько шприцов, Рут поспешила домой.
В любой другой раз, она бы неспешно прогулялась по знакомым, утонувшим в уютном полумраке летней ночи улочкам, насладилась свежим, чуть влажным воздухом и обязательно предалась романтичным мечтам, но только не сегодня.
Часы уже давно пробили полночь, но Рут казалось, что с момента их злополучной встречи с Александром прошло всего не более, чем четверть часа, а ведь еще немного и начнет заниматься новый день. Где-то вдалеке взвыла сирена скорой, заставляя невольно вздрогнуть, и мрачные, суетливые мысли вновь вернулись в голову.
Квартира встретила Рут абсолютной тишиной.
Не храпит… А жив ли?
Прижимая к себе пакетик с лекарством, она влетела в гостиную, и с облегчением выдохнула, увидев, как ровно вздымается мужская грудь. Жив и даже дышит.
Вымыть руки, достать ампулу с антибиотиком, набрать полный шприц, все эти нехитрые манипуляции заняли какую-то пару минут, но когда Рут поднесла иглу к чужой руке, чтобы сделать необходимый укол, заметила, как сильно дрожат ее собственные. Так дело не пойдет, нужно успокоиться. Коньяка что ли тоже хряпнуть? Но нет, коньяк ей точно не поможет. Рут несколько раз глубоко вздохнула и, стараясь не колебаться больше, поставила укол. Александр даже не пошевелился, слишком крепко спал, и когда на пол упал пустой шприц, Рут глупо уставилась на него, не веря, что справилась. Хотя, она и в то, что раны огнестрельные зашивать будет, пару часов назад тоже слабо верила, а ведь смогла, сделала. Правда, не факт, конечно, что ее пациенту это поможет, но Рут предпочла отмести все негативные мысли и настроиться на оптимистичный лад. Тряхнув головой, чтобы сбросить оцепенение, она медленно, как старушка прям, поднялась и огляделась вокруг: следы крови на полу и ковре (про диван вообще речи нет), грязная одежда, тряпки, инструменты, пустая упаковка из-под шприца и антибиотика. Почти полевой госпиталь на минималках. Рут перевела взгляд на своего незадачливого пациента и поджала губы. Александр выглядел не то, чтобы не очень, но весьма и весьма помятым. Впрочем, главное, что он дышит.

А он симпатичный. Рут замерла и сжала влажное полотенце, которым до этого вытирала кровь со спящего мужчины, чуть сильнее и мысленно отругала себя за непотребные мысли. Нашла время мужика оценивать, он тут чуть не сдох у тебя на руках, ты у него в животе пальцами ковырялась, а теперь вон раздумываешь, какой красавчик оказался. Фу, извращенка! Рут шумно выпустила воздух и сдула упавшую на лоб прядь волос. Она постаралась отключиться от ненужных фантазий и продолжить свое важное занятие, но теперь возить полотенцем по чужой широкой груди мешало неизвестно откуда взявшееся смущение. Да уж, поздно она про стыд вспомнила, очень поздно. Кое-как наспех закончила убирать остатки крови и пота и выскочила в ванную, чтобы умыть холодной водой пылающее лицо.
Ладно, Александра можно оставить в покое, но что делать с одеждой? Все свои испачканные вещи, как и вещи Александра, а так же использованные полотенца, Рут собрала в мусорный мешок и выставила в коридор. Первой мыслью было то, что нужно все сжечь к чертовой бабушке и забыть, но вопрос — где она собралась пожар устраивать? Прямо в мусорном баке? Рут покачала головой и пока решила оставить все как есть — просто в мешке, потом разберется.
Постепенно она убрала следы своей бурной деятельности по спасению незнакомых красавчиков по всей квартире. А то, что спящий на ее диване мужчина хорош собой, пришлось таки признать, несмотря на насмешки и сарказм внутреннего голоса. Рут остановилась на пороге комнаты и уперла руки в бока: осталось самое сложное — ковер. На него изрядно накапало, и Рут не представляла, как сама сможет отмыть светлый ворс до первозданной чистоты.
Надо было красный брать, как советовал консультант! А ты, курица, не хочууу, как кровавое пятно посреди комнаты, не эстетииииично, вот, получи теперь настоящую кровушку.
Можно было, конечно, не париться и просто сдать ковер в химчистку. Но эта идея показалась Рут весьма сомнительной, тем более Александр ведь просил молчать о том, что он у нее, и вообще явно не стремился предавать огласке произошедшее с ним. И, кстати, что именно стряслось-то? Просто так пулю в живот никто не получает. Рут вспомнила его обещание ответить на все ее вопросы, но если быть честной с собой, даже несмотря на пресловутое женское любопытство, узнавать подробности ей не хотелось. По крайней мере, не сейчас. Сейчас ковер!
Вооружившись тряпкой и чистящим средством, она принялась тщательно тереть бурые пятна, постепенно чувствуя, как на плечи ей ложится весь ужас произошедшего. Руки начали трястись, а глаза защипало от слез, и к горлу подступил тошнотворный комок. Господи, во что же она ввязалась? Видимо, только на остатках адреналина носилась по квартире с этой глупой уборкой, вместо того, чтобы сесть и осознать, что с ней на самом деле произошло. И вот осознание пришло, налило свинцовой тяжестью тело, сдавило нещадной болью виски, сжало тревогой сердце. А что, если Александр не выкарабкается? Что она тогда будет делать? Как обьяснить труп незнакомого мужчины у себя в квартире? Что станет с ее жизнью? Рут всегда была оптимисткой, даже в самые худшие моменты не теряла веру в лучшее, но сейчас от ее веры остался один круглый нолик. Слезы сами собой побежали по щекам, ее всю затрясло в беззвучной истерике, а руки яростно сжимали уже ставшую ненужной тряпкой.
Рут кое-как добрела до ванной, наплевав на ковер, на кровь, на все вообще, и рухнула на колени у унитаза. Минут пять ее нещадно тошнило, голова гудела, а внутренности скручивались в болезненных спазмах от страха. Теперь она в полной мере понимала, в какое дерьмо вляпалась.
Почистила зубы, жадно глотая воду прям из-под крана, а после снова опустилась на пол. Плакать Рут перестала, но ее все равно била крупная дрожь. Она устала, так сильно устала, что заснет сейчас прямо здесь, на коврике у душевой кабины. Всего пару минуточек, а потом опять вернется к дурацкому ковру. Всего пару минут. И Рут не заметила, как отключилась.

+1

9

Он был в беспамятстве около восьми часов. Высокая температура и озноб очень сильно ослабили тело, а ещё потеря крови, о которой не следует забывать. Ксан не видел темный тоннель с ярким светом в конце, и сны ему тоже не снились. Это было похоже скорее на то, как если бы кто-то просто дернул за тумблер выключателя и сознание его, аки свет от электрической лампы, просто потухло. Где-то на другом конце города его наверняка уже ищут. Чтобы вы понимали всю серьезность ситуации, Романо убил копа. Да-да, детектива полиции из наркоотдела, того самого, что охотился за его клиенткой. Теперь его друзья со значками и без открыли охоту на Александра. В параллельной реальности, где наш итальянец все делает правильно, он наверняка бы быстро нашёл выход из положения, без применения грубой силы и проливания крови, но увы, в той реальности, где все мы живем, Ксан в очередной раз вступил в говно и увяз в нем по уши, совершенно не представляя, как будет из него выбираться. А тут ещё и ранение, пребывание на волосок от смерти и тем более опаснее, что жизнь его зависила не от него самого. В который раз он доверил ее в руки другому человеку, вот только в этой истории эти руки оказались женскими, потому как до Бруклина и своего друга доктора Рэндалла Хопкинса он так и не попал. Хирург, конечно же, заштопал бы его намного быстрее и аккуратнее, дал бы ему обезболивающее, а потом и антибиотик, чтобы сбить жар, но… как говорится, на безрыбье и незнакомка хирург от Бога.
Ксан проснулся от боли в области живота. Веки были отёкшими и тяжелыми, и ему с трудом удалось открыть глаза, чтобы осмотреться. За окном уже ярко светило солнце. Тонкие полупрозрачные белые занавески свободно пропускали свет и наполняли им комнату. Он по-прежнему был в гостиной на диване, вот только уже не заляпанный по уши в собственной крови, ибо кто-то заботливо оттер ее с тела мужчины. Да, точно.
Незнакомка.
По имени Рут.
Она спасла ему жизнь и Александру никогда с ней за это не расплатиться. Но он будет очень стараться, потому что отныне Романо навечно ее должник.
Ксан попытался встать с дивана. Во-первых, ему дико хотелось в туалет, а во-вторых, их знакомство с Рут нужно было продолжить, как минимум с объяснений. Кое-как, держась рукой за живот, заботливо замотанный в бинты, он на полусогнутых ногах и согнувшись в пояснице он поковылял блуждать по квартире в поисках уборной. Ею оказалась вторая дверь справа и открыв ее итальянец на пару минут замер.
Рут спала на коврике душевой кабины и звук открывшейся двери девушку незамедлительно разбудил.
- Привет.
Желать доброе утро при нынешних обстоятельствах было бы глупо. Каким ещё добрым оно может быть, когда Ксан втянул эту девчонку в подобную передрягу?
- Я… хм… - он замялся и почесал маленькую горбинку на носу кончиком пальца. - Ты спала тут всю ночь? Прости, я не хотел доставлять тебе столько хлопот.
Выдержав небольшую паузу и оценив масштаб бедствия, которое выражали ее глаза и мимика лица, он продолжил:
- Спасибо. Ты спасла мне жизнь, я у тебя в долгу.
Маленький противный голос в его голове где-то на подкорке его сознания нещадно вопил «да Боже ж мой, можно уже поссать, а?». Глазами Ксан ласково обвел силуэт унитаза, будучи вынужден сейчас быть паинькой, он даже не забудет поднять сидушку и смыть за собой. Только бы его не стали расспрашивать о причинах его ранения именно сейчас.
- Хотел спросить, у тебя никакого антибиотика жаропонижающего не завалялось?
А ещё попить бы, но Ксан решил начать с более важного вопроса. Вдруг антибиотик найдётся, Рут пойдёт за ним и оставит туалет в пользование Ксану. Просить девушку освободить помещение сейчас, чтобы он мог воспользоваться им по назначению, было совсем не удобно.

+2


Вы здесь » Manhattan » Реальная жизнь » Focus on the sound ‡Эпизод


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно