Manhattan

Объявление

MANHATTAN
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
MANHATTAN
Лучший игрок

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Реальная жизнь » Враг моего врага ‡эпизод


Враг моего врага ‡эпизод

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ВРАГ МОЕГО ВРАГА
https://d.radikal.ru/d43/2103/79/bda0520746bd.jpg
Keegan Blake, Lowen Darcy, John Kapena
& other Dark Angels MC members

2021 MARCH / BRONX, NY
DA Clubhouse


Внеочередное полное собрание всех членов Нью-Йоркского чаптера "Dark Angels".
Очень много вопросов, которые надо обсудить.
Много решений, которые придется принять.
Много слов, которые следует сказать.
И еще больше - мыслей. Которые будет необходимо как следует обдумать.
Всем. Без исключения.

+6

2

Большой черно-хромированный байк, круто вырулив с проезжей части и лишь каким-то чудом не зацепив металлическую стойку открытых ворот, ворвался на парковку Stick Service, довольно плотно заставленную транспортными средствами. Их было гораздо больше обычного. Несколько автомобилей и эвакуатор автосервиса скромно стояли в сторонке, уступив основную часть пустого пространства главным хозяевам этого места – двухколесным блестящим зверям, ровными рядами отдыхающим по периметру.
Да, они были здесь на вершине пищевой цепочки. Автосервис принадлежал клубу «Dark Angels», он же служил им клабхаусом – местом для отдыха и периодических общих сборов. Таких, как сегодня.

Зашуршав резиной по залитому бетоном покрытию парковки, тяжелый мотоцикл остановился недалеко от дверей. Оттуда тут же выскочил молодой парень в куртке с нашивками проспекта*.
- Давай, Багси, я припаркую, - парень придержал байк за руль, пока его хозяин – темноволосый мужчина в полных «цветах»** клуба, со спадающими на лицо длинными прядями и острым прищуром внимательных глаз, перекидывал ногу, слезая со своего стального коня. – Там уже собрались все.
Багси Донахью, офицер безопасности клуба, третий человек в табели о рангах после президента и его заместителя, молча кивнул проспекту. Он ничего не говорил, он вообще разговаривал лишь в случае крайней на то необходимости. Несколько секунд постоял, засунув руки в карманы кожанки и внимательно осматривая припаркованные мотоциклы, словно что-то подсчитывая или выискивая. А потом быстрыми скользящими шагами направился внутрь.

Комната отдыха, большое прямоугольное помещение со столиками, диванами, бильярдом и даже своей барной стойкой, встретили его тишиной и полутьмой. Братва сейчас вся находилась в другой комнате, где за длинным прямоугольным столом полированного дерева, с эмблемой клуба посередине, решались все самые важные вопросы. Донахью достал из кармана мобильник, отключил на нем звук и скинул в большую коробку на стойке, где сейчас уже находились все остальные телефоны – одно из непреложных правил клуба. Ничто не должно отвлекать от собрания. Мужчина свернул за угол и потянул на себя тяжелую дверь, обитую звукоизолирующим материалом.
В лицо толкнул негромкий гул десятков мужских голосов. Народу было так много, что некоторым не хватало места за столом и они просто сидели на стульях, расставленных по сторонам. Вентиляция не справлялась с таким объемом сигаретного и сигарного дыма, в  котором можно было с легкостью уничтожить несколько лошадей.
Его приветствовали, жали руку, хлопали по плечам, но очень быстро – начало собрания и так затянулось, все ждали только сержанта. Вообще, опаздывать на собрание клуба считалось очень серьезным залетом, но здесь был особый случай – Багси задержался из-за определенного поручения Хаммера, так что тут о каких-то предъявах речи быть не могло.
Молча кивнув тем, кого не успел поприветствовать как положено, мужчина обогнул стол и занял свое место по левую сторону от президента. Встретился с ним взглядом, коротко мотнул головой, как бы в ответ на его немой вопрос, и вытащил зубами сигарету из пачки.

- Ну что, все в сборе, - голос Блейка разом прекратил все остальные переговоры и перешептывания. Он потянулся вперед, взял рукоять председательского молотка и стукнул им, говоря о том, что собрание открыто. На секунду стало так тихо, что стало слышно, как гудит мотор вытяжки где-то под потолком. Президент медленно обвел взглядом десятки устремленных на него глаз. – Привет, парни. Спасибо, что собрались. Мы нечасто собираем вас всех до кучи, особенно так поспешно. Но сегодня – как раз тот случай, когда это нужно.
Действительно, основной состав Нью-Йоркского чаптера*** «Ангелов» состоял человек из двенадцати-пятнадцати, включая проспектов. Это те люди, которые занимались непосредственно автосервисом – их официальным источником дохода, и оружием – источником неофициальным. Еще примерно столько же людей числились формальными членами клуба, платили регулярные взносы, собирались на клубные мероприятия, выезды и мотопробеги, не участвуя при этом в их внутренних делах. Но были обязаны приехать по первому же звонку в течение часа туда, куда будет нужно, отбросив семью или возможные проблемы по работе. Такова плата за право носить на своей спине нашивку с полными «цветами» клуба «Dark Angels MC». К счастью, такой необходимости не возникало уже очень и очень давно.
Были еще и другие чаптеры DA в штате и за его пределами, которые собирались вместе лишь дважды в год. В общей сложности, сделав несколько звонков, Блейк и Отис могли за сутки-двое собрать здесь в Бронксе человек четыреста. Своих, проверенных, надежных, каждый из которых стоил десятка размалеванных обдолбленных недоумков, типа тех, что залезли недавно на их склад…

- Итак, коротко и по существу.
- Все из вас слышали, что произошло три дня назад на складе, - собрание продолжил Отис Макграт, вице-президент DA, он же – казначей клуба и второй человек после самого Блейка, оставшийся в живых с момента его основания. – Кто-то слышал, кто-то там был…
Бран начал вкратце пересказывать нюансы произошедшего тем, кто был не в курсе. Украденные стволы. МС-13. То, как удалось вернуть похищенное и то, что за этим следовало…

Киган Блейк любил мир и покой ничуть не меньше, чем кто-то другой, но горький жизненный опыт научил никогда им не доверять. Почти всю свою осмысленную жизнь он провел под флагом клуба «DA» и другого образа жизни попросту не принимал и не хотел. Даже когда его клуб не был по уши в дерьме, какое-нибудь говно обычно назревало непременно.
Отис говорил, а президент молча внимательно осматривал людей перед собой. Суровые, серьезные лица парней. Его парней. Многие из которых могут не дожить до конца этого года. Они уже проходили такое однажды там, в Буффало. С другими фигурами, на другом поле, по другим правилам, но всё же. Повторится ли это снова или всё-таки тот самый жизненный опыт позволит этого избежать? Он не знал. И никто не знал. В любом случае, они сами избрали для себя такую жизнь, когда приходится совать голову крокодилу в пасть. И ты отдаешь себе отчет, что эти челюсти могут сомкнуться в любой момент.

Макграт закончил свой рассказ. Он намеренно пока что ни словом не упомянул присутствие клана Гектус в этой заварушке. Братва из основного состава знала больше нюансов – те же Рип, Флэш и даже проспект Джус. Но на стрелку с Гектусом вчера они ездили лишь втроем – Блейк, Отис и Багси, так что такие подробности результатов той встречи не знал пока что больше никто. Киган намеренно сделал такую паузу. Нужно было увидеть первоначальную реакцию братвы.
- Такие дела, пацаны. И это только начало. Есть у кого что сказать?


*Проспект - кандидат, готовящийся стать Мембером.
*«Цвета» мотоклуба - специальные нашивки, которые традиционно состоят из трех различных частей: верхний рокер с названием клуба, центр с эмблемой клуба и нижний рокер с местом дислокации клуба, нашиваемые на спину жилета (куртки).
***Чаптер - отделение мотоклуба.

+5

3

Война… Война никогда не меняется.
Истории человечества нет конца, ибо борьба за выживание — это война, что идёт вечно.
А война… Война не меняется. С зарождения человеческой расы, когда наши предки впервые раскрыли убийственную силу камня и кости, кровь проливалась в различных целях: во имя бога, ради правосудия или просто в припадке бешенства.
Fallout 3

Одиночество давило, угнетало и вместе с этим давало новую жизнь и новые возможности. Война закончилась, но память о ней будет жить еще очень и очень долго, являться в кошмарах, протягивать к нему свои костлявые руки, сжимать горло, хищно ухмыляясь провалами в глазницах. Война — лагерь жизни, пройти который дано не каждому, но те, кто сдадут свой финальный экзамен уже никогда не станут прежними. Можно сменить камуфляж на строгий костюм, а винтовку на перьевую ручку, вот только из души не вытравить те ужасы и смерть, пропитавшая каждую клетку тела и, подрываясь ночью в кровати, ты ощущаешь как противно майка прилипает к телу, а волосы уже давно небрежно свалялись, лицо осунулось прочерчивая под глазами мешки усталости. Тот, кто прошел войну, уже никогда не сможет быть как все. Можно сделать вид, что все хорошо, найти работу, обзавестись семьей, но каждый раз, закрывая глаза ты проваливаешься в затхлые подвалы узкоглазых вьетнамцев, терпишь пытки, с такой силой сцепив зубы, что порой они начинают крошиться. Всякий раз нажимая на спусковую скобу винтовки, вынося мозги какому-нибудь опасному ублюдку, ты теряешь частицу себя, умираешь вместе с ними, потому что штабные генералы никогда не разделят груз вины и ответственности за отнятые жизни. Родина выбрала своих палачей, свое орудие для защиты и когда возвращаешься обратно на гражданку, видишь зажравшихся чиновников, наркоманов в переулках и проституток возле дорог, невольно пальцы сжимаются в кулак.
Лиам не спал. Он лежал в кровати дешевого мотеля на окраине Бронкса, уставившись в одну точку на белом потолке. Сколько прошло времени: час, минута, сколько? Сколько еще он будет пялиться в пустоту без сна, когда правительство уже изобретет свою чудо-пилюлю от всех бед и проблем. Мысли разбредались и не хотели концентрироваться во что-то осмысленное, переключаясь с воспоминаний на тихий шелест вентилятора под потолком. Где-то капала вода, размеренно с тихим шлепком разбиваясь о фарфор раковины, совсем не важно где именно, звук все равно будет слышен, но как ни странно, он совершенно не раздражал. Донахью уже давно ничто не раздражало, эмоции и ощущения остались где-то позади, на войне, в подбитом вертолете и густом дыме, валившего из хвоста, когда они падали. Так было проще жить.
Небо начинало светать, а это означало, что уснуть сегодня, хотя бы на пару часов не получится, возможно позже, много позже. В этом не маленьком шумном городе, куда его привела дорога, Лиам нашел для себя работу, о которой мечтал все свое сознательное детство. Не зная раньше останешься или уедешь, он все же подписался на это и знаете что? Это ему чертовски нравилось. Лиам был свободен как ветер, от долгов, от семьи и тягостных отношений, связывающих по рукам и ногам, от правительства, мечтающего заграбастать его обратно, поэтому почему бы не попробовать, как знать, возможно именно эта мастерская станет маяком в агонии длинною в жизнь. Мужчина привстал на локтях, перебрасывая ноги через кровать. Он лежал прямо в одежде и не разуваясь, прорезиненная подошва ботинок слегка скрипнула по полу, Донахью потянулся к прикроватной тумбе, выуживая из лежавшей там пачки одну сигарету, тут же зажимая ее губами. Где-то была зажигалка, которую ему подарил сослуживец, Лиам хлопнул себя по куртке и брюкам, нащупывая предмет правильной формы в боковом кармане. Тихий звук трения о кремень и в темноте номера разгорается тусклый огонек подкуренной сигареты. Мужчина выпускает дым и поднимается, делая несколько неспешных шагов по ковролину до окна, где висели грязные пыльные жалюзи, словно там за окном он увидит новый дивным мир с удивительными животными, но нет. Занимался рассвет, миллиметр за миллиметром отвоевывая у тьмы куски земли, каждое утро и вечер шел неравный бой света и тьмы, но в конечном итоге побеждал баланс, так почему же для бывших солдат этого баланса не предусмотрено? Реабилитационные программы заставляют чувствовать себя неполноценным, сумасбродным, но в то же время в мозгу загнанной птицей бьется мысль о том, что самому из трясины не выбраться. Не в одиночку. Бывший военный не жаловал белые палаты и пилюли по расписанию, предпочитая этому свободу и ветер в лицо, рев мотора и верного железного коня под собой. Не уходи, когда весь мир горит в огне. Не уходи, когда сердце разрывается от тоски. Игра окончена и маски сожжены, Лиам выбрал свой путь, даже если он не сходится с чьими-то  ожиданиями, даже если кто-то смотрит косо и считает нелюдимым. Плевать. Дождь не может идти вечно.
Докурив, Донахью тушит ногтем сигарету в маленькой пепельнице, мимоходом бросая взгляд на собственное отражение в зеркале, удостоверившись, что за эту ночь он не превратился в тень самого себя, нет, все как и прежде, но почему-то в глубине души легче не становится. Плевать. Подхватывая со стола ключи и сигареты, он покидает номер, искренне наслаждаясь одиночеством и пустынностью улочек. Совсем скоро город поглотят привычные звуки автомобилей, людского гомона и конечно же музыки, ну, а пока...
Бодро шагая до парковки, мужчина держал руки в карманах брюк, расправив плечи, но напрочь позабыв хоть немного причесаться. С этой проблемой лучше всего справится собственная пятерня, ловко пропускающая пряди волос между пальцами. Теперь уж точно готов на все сто процентов. Ямаха послушно ожидал своего хозяина, взревев, стоило повернуть ключ в замке зажигания и немного поддать газу. Черты лица мужчины немного смягчились, а по губам проскользнула мимолетная ухмылка. До клуба ехать всего ничего, но прежде, стоит кое-что проверить, дабы явиться к боссу не с пустыми руками. И эти несколько утренних часов позволят стать настоящим королем дорог, отсчитывая километры на спидометре. Прохлада мартовского утра бодрила и освежала, прогоняя последние намеки на сон и усталость. Багси наслаждался тем, что делает. Забавно, это прозвище приклеилось к нему ещё со времён войны и произносилось чаще, чем собственное имя, данное ему при рождении. Военный психолог сказал бы, что это попытка отгородиться от прошлого и той боли, которую Лиаму пришлось испытать ещё в детстве, но ему откровенно плевать на это мнение. Психологи в принципе те же пациенты, успевшие первыми занять кресло. Не важно как тебя называют, важно то, что кроется за хмурым взглядом исподлобья, за немногословностью и внешней враждебностью. Иногда человеку не нужно постоянно о чем-то трепаться, делиться секретами и прошлой жизнью, ведь родственность душ ощущалась даже в простых вещах, мелочах, одном молчании на двоих и пиве и этого достаточно. Это заменяет пафос и попытки подвыпивших в баре мужиков постоянно соревноваться в том, кто выше на стенку ссыт, кто сколько женщин переимел за свою жизнь и толщину кошелька. Просто пиво после рабочего дня, просто тишина, но сколько в этой тишине смысла. А с некоторых пор клуб «Dark Angels» стал для него второй семьёй. И не важно, что в ней Багси по-прежнему молчалив и замкнут, иной раз лучше промолчать, чем молоть языком не по делу.

Донахью опоздал на собрание, тем самым нарушив установленные правила, но у него был весомый аргумент, обсуждать который будет только с боссом. Заняв свободное место, посматривал на всех из-под длинной косматой чёлки, периодически обкусывая задравшийся заусенец. Всё время, пока Бран толкал речь, Багси переводил взгляд с одного брата на другого, будто наблюдая за реакцией на новости. Своё слово он скажет потом, если на то появится повод или необходимость, а трещать как сорока он не привык от слова "совсем".

+1


Вы здесь » Manhattan » Реальная жизнь » Враг моего врага ‡эпизод


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно