Manhattan

Объявление

MANHATTAN
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
Лучший игрок
MANHATTAN
Лучший игрок

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Реальная жизнь » blinding lights ‡флеш


blinding lights ‡флеш

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/8iV5qzD.gif

Sin City's cold and empty
no one's around to judge me


July, 2011

Отредактировано Erik Night (25.03.2021 23:07:19)

+1

2

Она снова проигрывает.  Это невероятно.
Если бы Изабелла была более чувствительной, то непременно закусила бы губу и постаралась спрятать слезы, навернувшиеся на глаза. Возможно, подняла бы подбородок повыше, как и пристало настоящей леди, чтобы слезы обиды и поражения не смогли сбежать по щекам. Она непременно сверкнула бы глазами (как учила мама!) и приосанилась, чтобы показать всем в этом чертовом казино, кто здесь хозяйка жизни.
Но Изабелла умеет держать себя в руках. К тому же, она слишком привыкла к поражениям, чтобы расстраиваться, когда очередная тысяча фунтов покидает ее карман, фигурально, конечно, выражаясь.
Крупье отодвигает от Иззи фишки, а та только щурит умело накрашенные глаза. Она здесь совсем не за тем, чтобы пополнить свой кошелек тысчонкой-другой. Деньги интересуют Изабеллу, разумеется, не в самую последнюю очередь, но все же интересуют мало. Странно было бы играть ради выигрыша, когда твое приданое исчисляется миллионами фунтов. Папа бы очень расстроился от этого факта - впрочем, он расстроился бы, если бы узнал, где любимая доченька проводит время.
Леди Лавлейс стоило бы находиться дома с в компании с какой-нибудь умной книгой, вероятно, с бокалом вина и Джерси Блю, который расточает ровно такой отвратительный аромат, каким прекрасным является на вкус. Леди Лавлейс стоило бы прилежно учиться и постигать азы кубизма или еще какой живописной чуши. У ног леди Лавлейс непременно должна лежать мамина болонка Робин, причем, выражая открытое презрение всем, кто не является Аделаидой Лавлейс. В общем, такая вот пасторальная ерунда, совершенно неприменимая к Изабелле.
Потому что Изабелле двадцать один и она сидит в достаточно дорогом и приличном (но все же не слишком!) казино в отеле Воко Оксфорд Спайрс недалеко от центра города. Изабелла забралась подальше, не пошла в свой любимый Метод, потому что успела примелькаться в этом месте. Папа Лавлейс пока не видит проблемы в тех заведениях, в которые повадилась ходить дочурка, но, видит бог, скоро он поймет. Нужно быть настороже. Изабелла не хочет, чтобы ее маленькое хобби раскрыли слишком быстро, и, конечно, наложили вето, потому что настоящие леди не должны увлекаться такой вульгарностью. Изабеллу в ее, повторимся, двадцать один год, вообще не волнует пошлость казино, даже напротив. Тонко чувствующая похабщину и неопрятность, Иззи находит казино и вещи, которые в них происходят, совершенно обаятельными. Когда она впервые села за стол с рулеткой, у нее будто открылось второе дыхание. Те секунды, пока шарик скакал по сегментам рулетки, выбирая себе место поуютнее, заставили Изабеллу почувствовать себя поразительно, пронзительно живой. Краски вокруг стали такими яркими, а звуки - слишком четкими. Если бы Изабелла употребляла лсд, то непременно сравнила бы эти два эффекта. Впрочем, теперь ей не нужны были наркотики для того, чтобы ощутить что-то, похожее на жизнь в груди.
В тот раз она выиграла. Правду говорят - новичкам везет.
Теперь Иззи не новичок. Сегодня Фортуна не очень-то ей благоволит. За сегодня Изабелла не выиграла ни разу.
- Ваши ставки, господа.
Изабелла закусывает губу. Наблюдает, куда ставят свои фишки остальные игроки. У нее самой осталось всего две по 500 фунтов, остальное она уже растрясла. Выглядит грустно, и Лавлейс, встряхнув светлой шевелюрой, подвигает их к крупье.
- На двенадцать, черное.
- Ставки сделаны, ставок больше нет.
Изабелла следит за шариком, не отрывая от него глаз. В груди снова поселяется чувство, будто она летит вниз с безумно высокой американской горки в хлипком, трещащем вагончике. Как и каждый раз.
- Семнадцать, красное, - возвещает крупье.
Тогда Иззи встает, только сейчас позволив себе оторвать взгляд от рулетки. Черное платье натягивается на бедрах. Глаза девушки натыкаются на молодого человека напротив, с другой стороны стола, который тоже пристально смотрит на нее. Парень несколько растрепан, и Иззи готова поспорить, что этот художественный беспорядок в прическе он наводил очень долго и с помощью нескольких гелей для волос. Выглядит стильно.
Изабелла улыбается углом рта своим мыслям. А затем отходит от стола.
У нее ничего не осталось. Ни фунта в кошельке. Разумеется, она может потратить очень много денег, она может снять их в банкомате или предложить расплатиться за фишки картой... но тогда об этом узнает отец. Это будет проблемой, большой проблемой. Папа уже однажды удивился, просмотрев статьи расходов дочери. «Казино? - удивленно спросил он, - ты играешь?». Пришлось соврать, что это просто сиюминутное желание, которое прошло, стоило Изабелле проиграть сто фунтов. На самом деле она потратила около трех тысяч. Повезло, что отец не стал разбираться. Впрочем, вряд ли он будет таким же беспечным, если увидит в отчете о тратах строку «казино» еще раз.
У стойки, где можно прикупить еще фишек, Изабелла останавливается. Раздумывает секунду-другую - но это лишь сиюминутное размышление. Краем глаза Иззи замечает за собой того самого растрепанного парня.
Застежка часиков из белого золота легко щелкает под пальцами. Иззи снимает произведение искусства за несколько тысяч фунтов с запястья и кладет на прилавок перед собой. Очаровательно улыбается кассиру.
- Ломбард, к сожалению, далеко, и уже слишком поздно, чтобы ехать туда. Может быть, они стоят фишек десять-двадцать?
И нет в мире улыбки убедительнее.

внешний вид

http://ilovehobby.club/wp-content/uploads/2019/11/1509370499170464-doutzen.jpg

+1

3

Он снова проигрывает.  Это невероятно.
Такое катастрофическое невезение нельзя списать на неопытность игрока, его выдают уверенные решения и легкое жонглирование терминологией, но при этом раз за разом его переезжает темноволосый мужчина с залысинами напротив. На висках у того блестят капли пота, под глазами мешки, выдающего в нем любителя выпить, в глазах огонь распалённого азарта.
- Колл, - мягко говорит Эрик, отодвигая от себя последнюю стопку фишек, ерошит волосы и спокойно раскладывается на кресле. Ничто не указывает на то, что Найт нервничает. Может лишь подрагивающая губа, которую тот тут же прикусывает, превращаясь в искусно вылепленную скульптуру.
Мужчина напротив громко грохочет:
- Олл инн! - и вскрывает карты, веером рассыпав их по зеленому сукну.
Найт стыдливо кладет свои рубашкой вверх:
- Фолд, - пусть и не требуется слов, но признавая поражение, Эрик добавляет, - вы лишили меня пару десятков тысяч, вы должны мне хотя бы знакомство.
Грузный мужчина, выбравшись из-за стола, оказывается на голову ниже Найта, но держится с таким достоинством, что и в мыслях не возникает идея о превосходстве.
- Джеймс Уильямс Морган, к вашим услугам, молодой человек, - произносит рокочуще тот таким тоном, что не закрадывается ни малейших сомнений, услуг он не оказывает даже за большие деньги.
- Эрик Найт, - коротко отвечает растерянный собственной неудачей Найт, крепко пожимая протянутую руку, - спасибо за игру. Буду рад новой встрече.
На этой фразе Джеймс Морган раскатисто смеётся, признавая хорошую шутку. И пусть Эрик уже спешит раскланяться, он добавляет:
- Давайте поужинаем вместе? У нас заказан столик, а мой компаньон внезапно отменил встречу.
Эрик мнется перед принятием решения, которую его новый знакомый неверно толкует:
- Ты не один?
Найт читает по глазам и тут же со смущенной улыбкой добавляет:
- Так и есть, я с невестой, вернее, она об этом еще не знает, мы скоро обручимся, - он путается в словах, краснеет и добавляет, - всем сердцем в это верю, - и улыбается открыто, обуянный мечтаниями.
- И где же она?
- За тем столом, - Найт указывает на стол вдалеке, где не различить фигуры, и снова торопится, - я оставил её одну за рулеткой, обещал скоро вернуться, но со мной приключилась лучшая игра в моей жизни. Теперь нужно это объяснить, но как? - Эрик смеется и Морган подхватывает беззаботный флёр его юношеских забот.
- Женщины, - он покровительственно кладет толстые пальцы на плечо Найта, - поужинаем вместе. Я здесь с женой, составите нам компанию.
- Буду несомненно рад, где встречаемся?
- У выхода в половину десятого. И не опаздывать. Миссис Морган не любит ждать.
Эрик улыбается еще шире.
- Как можно, я только заберу любимую и мы полностью в вашем распоряжении.
Звонок телефона отвлекает Джеймса от излишних расшаркиваний, что только на руку Найту.

У него меньше сорока минут на поиск той самой единственной. И что-то подсказывает Эрику, что миссия окажется сложнее, чем подложиться в покере под жирную руку Моргана - крупнейшего финансиста и банкира, недавно с треском расставшегося со своим престарелым юристом, что начинал вести работу еще с его батюшкой. Джеймсу Моргану нужна была свежая кровь, Эрик лишь объяснил ему это, через подставных лиц забросав коллективными исками, чтобы замыленный большим объемом работ глаз не заметил одного. Самого важного, лишившего Моргана трех десятков миллионов и, что гораздо больнее, подмоченной репутацией. Найт спустил всех журналистских собак на дело, чтобы в статьях прослеживалась исключительно одна мысль: "Акелла промахнулся", и до восхождения нового сильного вожака на трон оставалась маленькая деталь. Пренебрежение Эрика к женщинам. Иначе, он бы не упустил присутствия чертовой миссис Морган. Ему бы сейчас изучать её биографию перед важной встречей, а приходится выслеживать хрупкую лань, что понравится Моргану. Найт прекрасно знает о любви последнего к юным, не обезображенным совершеннолетием нимфам, что здесь им просто нет места. Впервые с начала вечера Эрик начинает нервничать и его пульс подскакивает до 130-ти. Впрочем, через мгновение, он взлетает до 140-ка. Это она.
Найт занимает удачно освобожденное место напротив и вливается в игру. Хотя, делает видимость, скорее изучает.
Припухлые губы, взгляд ребенка, чуть вздернутый нос, платиновые волосы. Как подобная кукла затесалась в здешнее источенное развратом общество он и не пытается понять, только с восторгом отмечает, что у неё нужная степень невинности в образе. Такая, что Эрику хочется безбожно и тяжко грешить. Идеальна.
Он еще не может понять, как её подцепить, но следует за девчонкой стоит той лишь покинуть игру.
Сегодня определённо его день. Найт перехватывает с прилавка часы и очаровательно улыбается кассиру:
- Мадемуазель шутит, - и вкладывая баснословно дорогой атрибут явно безбедной жизни в руку владелице, добавляет, - ровно двадцать минут вашего времени. По фишке за минуту?
Найт выгребает остатки фишек из внутренних карманов куртки и, не пересчитывая, засыпает их в объемные карманы её жакета, попадая под чары глубокого выреза последнего.
- Небольшая шалость перед другом, - выдает неисчерпаемый запас улыбок Чеширского кота Найт, - изобразить мою девушку. Пара минут светской болтовни и можете удалиться под предлогом дичайшей мигрени.
Эрик притягивает ладонь незнакомки к губам и нежно целует запястье, не дав ей опомниться. Он перестарался, Джеймс Морган проглотил наживку слишком глубоко и словно баржа стремился к ним навстречу.
- Подыграйте, - шепнул Найт ей куда-то в волосы, притягивая к себе стройное тело, мечтая только о том, чтобы последняя не удрала быстрее нужного.
- Джеймс, - Эрик склонился к незнакомке, - милая, я про него тебе рассказывал, невероятный игрок, ничто иное не могло бы меня заставить так надолго оставить тебя, - и обращаясь к Моргану, добавил, - совсем заскучала моя принцесса, вся эта обстановка и азарт совершеннейшим образом ей претит.
Как бы не нуждался Найт, его сарказм просачивался даже через броню напускного счастья. Морган сластолюбиво хрюкал, придвигаясь ближе, так, что Эрику пришлось чуть выступить вперед, загораживая собой блондинку. Вряд ли тяга к приключениям у этой райской птички распространялась столь широко. Найт даже почувствовал укол ревности. Она была слишком хороша для грязных фантазий Моргана. А впрочем, какая разница. У Эрика был свой наркотик - работа, и с адреналиновыми девицами ему было совершенно не по пути.

Вв

+1

4

Голос из-за спины несколько смущает Изабеллу. На самом деле, сложно представить вещь, которая могла бы вывести леди Лавлейс из себя. Хорошее воспитание и огромные деньги - это убийственное сочетание, которое позволяет даже глазом не моргнуть, услышав какую-либо странную вещь.
Как, например, вот эту.
- Мадемуазель шутит.
Голос у него приятный. Раскатистый баритон, таким голосом, считает Изабелла, только и шептать на ухо девушкам непристойности. Проблема в том, что ее такие вещи не трогают. Во-первых, она здесь не за тем, чтобы привлекать внимание альфа-самцов, во-вторых, Иззи в принципе не видит смысла в случайных знакомствах. Папа Лавлейс ни за что не позволит чему-то серьезному образоваться с тем, кто не принадлежит цвету аристократии и не имеет, по крайней мере, титула барона. Лучше бы еще повыше. Граф нас бы устроил.
Ее часики возвращаются Изабелле в руку. Она, слегка прищурив глаза, изучает того самого парня, который улыбается, будто Чеширский кот, и ссыпает свои фишки в ее карман. Странно. У него их слишком много - или он успешный игрок, или очень богат. Но он тоже в этом казино - не самый сок Британии, и значит, либо он скрывается от своей семьи (ну точь-в-точь Изабелла!), либо он не принадлежит высшему свету. Ах, как печально.
Он целует ее запястье, и Иззи открывает глаза чуть шире. Он совершенно точно не британец, решает она, никто из земляков так самоуверенно себя вести бы не стал. Что ж, вероятно, Америка?
Изабелла решает разыграть удачную карту. Папа Лавлейс, конечно, говорит о том, что настоящая леди никогда не станет тратить чужие деньги или отказываться заплатить за себя - с этим Иззи согласна. Но ведь ей нужно отыграться, или потратить еще больше, суть не в этом. Ей нужно назад к столу, а может, стоит отправиться к месту, где играют в блэк джек, в общем, неважно, куда.
Она принимает правила этой странной игры и позволяет увлечь себя вослед, немного возмущаясь нахальными руками, которые скользят вниз по платью-жакету. Легко улыбается человеку, подошедшему сзади, тому самому Джеймсу, потом искоса смотрит на своего нового друга. Да уж, милый, обстановка претит мне ужаснейшим образом. Как ты только понял?
Тучный мужчина представляется. Изабелла протягивает ему руку и позволяет коснуться губами ее тонких пальчиков, а сама прокручивает в голове все, что ей известно о нем. А ей, к сожалению, известно - так, на уровне каких-то приемов, журфиксов и суаре, и Изабелла качает головой. Да уж, если он тоже ее признает, то проблем не оберешься. Папа с мамой, разумеется, прознают и о том, где она проводила вечер, и с кем. Лавлейсы будут в восторге. Фигурально выражаясь.
- Удачный ли выдался вечер, Джеймс? - невинно улыбаясь, заводит беседу Изабелла.
Тот грохочет хохотом, оглушая девушку, улыбка на ее лице, все еще вежливая, слегка натянута.
- Милая, я сделал вашего... хм, друга, да еще несколько раз, - он ухмыляется, бросая взгляд на парня, все еще нежно обнимающего ее за талию. Изабелла легко потирает ладони:
- Значит, не я одна сегодня проигрываю?
- Наверное, это семейное, - смеется Морган, затем меняет тон, - стол в Акантусе заказан на десять вечера. Ожидаю, что вы присоединитесь.
Изабелла легко пожимает плечами. Ее новый друг не мог найти на роль своей подружки никого хуже. Изабелла знает, что нельзя отказывать, если ее приглашают на ужин.
Джеймс Морган, достаточно сносный финансист, предлагает им следовать за ним - разворачивается в проходе, точно баржа, плывет куда-то к выходу, Изабелла перебирает красивыми ногами на высоких каблуках, следуя за своим визави все дальше от столов и сжимает губы все крепче. Когда же получится вернуться сюда? Для чего полные карманы фишек, если невозможно сыграть?
Она делает вид, что тянется поправить воротник кожаной куртки и еле слышно шепчет на ухо своему «бойфренду на час»:
- Вы могли хотя бы представиться для начала.
Ведь категорически странно, что она не знает, как зовут ее большую любовь.
- Изабелла Лавлейс, - представляется она и старается выследить реакцию на его лице. Так ей будет понятно, кто этот человек рядом с ней - круг значительно сужается, если он знает о ней или ее семье.
На выходе Джеймс Морган ожидает парочку около черно-белого роллс-ройса годов, примерно, восьмидесятых. Это, честно говоря, немного китч, и Изабелла позволяет тени улыбки скользнуть по своему лицу. Джеймс понимает ее улыбку неверно.
- Красота, да? - спрашивает он своим рокочущим голосом.
- Совершенно очаровательно, - отзывается Изабелла и вопросительно смотрит на своего визави, мол, что делать-то будем?

Роллс Ройс для визуализации)

https://th.bing.com/th/id/OIP.wuVe_PQr_IESeLPNI4QqFgHaDx?pid=ImgDet&rs=1

Отредактировано Isabella Lovelace (28.03.2021 19:40:48)

+1


Вы здесь » Manhattan » Реальная жизнь » blinding lights ‡флеш


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно