https://forumstatic.ru/files/000f/13/9c/97668.css
https://forumstatic.ru/files/000f/13/9c/51545.css
https://forumstatic.ru/files/000f/13/9c/65771.css

Manhattan

Объявление

Новости Манхэттена
Музыка дня
Добро пожаловать!

...

Real-life | NY-city | Crime | NC-21

Эпизоды | Реальное время

Люк · Маргарет

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Who can tell when summer turns to autumn ‡флешбэк


Who can tell when summer turns to autumn ‡флешбэк

Сообщений 21 страница 40 из 169

21

- Ну и, пень, – хмыкнул Зеро, прилаживая фару на место. Молли, конечно, говорила, что он должен быть сознательнее, что возраст обязывает и так далее, и тому подобное, и еще пятнадцать минут длинных скучных нравоучений, которые он мог повторить ей дословно, хотя в этот момент и отвлекался всеми возможными способами, начиная от пересчета полосок на истертом полу, заканчивая куда более заметными занятиями, вроде подталкивания ненавистного гороха вилкой от края тарелки к центру и обратно. Может, оно так и было, и ему пора было подзатянуть галстучек подсунутый под накрахмаленный воротничок рубашки, поправить лацканы пиджачка, отглаженного и отстиранного любимой, а скорее всего, ненавистной женушкой, взять портфельчик и каждое утро ставить эту пластинку заново, прежде чем отправиться на какую-нибудь тоскливую работенку, влившись в ряды офисного планктона, чтобы целый день барабанить пальцами по клавишам и отвечать на звонки каких-нибудь тупеньких созданий, а потом возвращаться той же проторенной дорожкой к семейному очагу, целовать благоверную в щеку и отчитывать выводок конопатомордых сорванцов за, да, хоть за то, что они мешают ему пялится в телек, сжимая в руках, заботливо всунутую в пальцы бутылку с пивом. Но от одной мысли об этом у Блэка волосы даже в труднодоступных местах вставали дыбом, и он тут же испытывал жгучее желание делать ноги в любом из возможных направлений, лишь бы подальше и навсегда. Приплюсованный ко всему этому секс раз в пару месяцев и тот в миссионерской позе в перерывах, когда супруга скинула с себя гнет мигреней, и Зеро начинал свято верить, что институт брака – это та свалка, куда попадает весь ненужный и изношенный человеческий ресурс, которому больше в этой жизни себя некуда деть, а времена былых свершений остались в далеком прошлом, примерно там же, где и размышления о чем-то более глубоком и вдохновляющем, чем куча мужиков в обтягивающих трико, бодающихся и пытающихся отобрать друг у друга мяч. Нет, что бы там ни пыталась внушить ему Молли, нотации читать Блэк не собирался, в конце концов, если он начнет это делать, то что будет делать она? Нет, определенно, отбирать у Моллс хлеб было бы совершенно кощунственно, он не способен на такую подлость, даже не уговаривайте.
Зеро не просто прекрасно понял потуги мальца защитить свое добро, более того, неоднократно сам поступал подобным образом, будучи малолетним нахалом, вспыхивающим, хорохорящимся и готовым махаться до последнего, не столько защищая драгоценное имущество, сколько доказывая, что он тоже не пальцем деланный и кой-чего да стоит. Это не отменяло факта наличия у него той ледяной злости, успешно сдерживаемой в недрах грудной клетки, которую мужчина с радостью бы обрушил на обидчиков Лео, подвернись они ему под руку, особенно сейчас, утяжеленную отверткой.
- Жизнь своя дороже должна быть, чем цацки и игрушки, – закрутив болты обратно, покачал фару, проверяя, не отвалится ли финальным аккордом где-нибудь по дороге, и поднялся. Переступил с ноги на ногу, наблюдая за тем, как Лео фонтанирует восторгом, и улыбнулся против воли, - криво, самыми уголками губ. Малец обладал на диво заразительным эмоциональным фоном. В этот момент Блэк поймал себя на мысли, что ему нравится, когда Лео смотрит на него вот так, со значением, как будто действительно стал признавать в старшем товарище авторитет, несмотря на бесконечные попытки оттолкнуть в сторону. И, словно не было этих недель, наполненных непонятным отчуждением, вызывающим у Зеро не самые приятные мысли о том, что вернувшись однажды, он просто не обнаружит вещей Лео на привычных местах, а малец срулит в неизвестном направлении, так и не объяснив причин.
- Ага, и промывалка тоже есть, ща гляну, че к чему, – вернув набор отверток в бардачок, Зеро открыл багажник, извлек оттуда аптечку, молоток и один из пакетов с тем самым, упомянутым льдом.
- Держи пока. А Моллс лучше не говори, что совсем с головой не дружишь. Она тебе эту голову и открутит. Будешь потом пару суток слушать, какой балбес, а потом еще столько же выпрашивать прощения, – оставив аптечку на капот и вооружившись молотком, Зеро уселся на сиденье мопеда и вытянул ноги по бокам от тушки средства передвижения, зажал в пальцах металлический ус, примерился и застучал по нему молотком.
- Надо тебе инструментов вложить, а то катаешься, как неприкаянный, – остановился, покрутил зеркало, и ударил еще пару раз, пока не остался довольным результатом. – Хоть сможешь, в случае чего, на место части своего коня поставить, или лошадки, кто знает, как вы там с ней общаетесь, пока никто не слышит, – хмыкнул мужчина, слезая с мопеда, отложил молоток и взялся за аптечку. – Машины? Не сложнее, просто заходить надо с другого бока. А так, принцип тот же. Тут погладил, там почесал, и вуаля, – извлекая из коробочки ватный тампон и дезинфицирующую жидкость, ответил Зеро. – Как с бабой. Нежненько и прицельно, – подмигнув мальцу, намочил белого, мягкого помощника и шагнул к Лео. – А теперь, будь хорошим мальчиком и постарайся не падать в обморок, как припадочная институтка, – обрабатывать чужие раны было делом не самым его любимым, впрочем, как и свои. Это дело Зеро предпочитал доверять профессионалам, особенно тем, у которых руки растут из нужного места. Иметь в знакомых годного медика, пожалуй, было так же важно, как и компетентного юриста. – Ща смою с тебя потоки крови, а потом съездим к одной моей знакомой, она тебя заштопает.

+2

22

Вот это и называлось общением двух мужиков. На слове «настоящих» Лео мысленно запиналась, будто споткнулась о мелкий камешек на дороге, а теперь разглядывала застёжку на туфле, исключительно для того, чтобы сохранить лицо, если кто-то случайно увидел подобный конфуз. Не совсем, не до конца… собственно, как и одержанная недавно победа под звучную полицейскую сирену, прозвучавшую откуда-то сверху на манер голоса. Ой, да ладно, с неё уже хватит. Для первого раза. Может быть, ей и требовалась прочувствованная отповедь по поводу техники безопасности и поведения на улицах. Из тех забытых, данных самой себе уроков, когда Зеро еще был проходимцем, а по земле бродили динозавры. Оу, и ангел-хранитель пока не махнул на неё рукой, всё еще надеясь, что Лео одумается и начнёт прислушиваться к своему здравому смыслу. Нет, она, конечно же, его очень внимательно слушала, конспектировала советы, выделяя светлым маркером самые пронзительные места повествования, но разве всё упомнишь, когда двое неизвестных пацанов пытаются лишить её самого дорогого. Эм… забудем про рыночную стоимость, моя сладкая, но даже если и так – ты сильно перегибаешь палку. Хорошие, умные мысли никогда не приходили вовремя, а лотерейные билеты следовало покупать, когда Лео жила в машине. В конце концов, её никто так и не угнал. Хотя машины у неё теперь всё-таки не было. Действительно, ну и пень! Лео изо всех сил старалась улыбаться скромно, самыми краешками губ, как и подобает воспитанной девушке. Или мальчишке, у которого разбито лицо.
О, она очень дорожила собственной жизнью, просто… Просто никогда еще не подвергалась такой опасности. Выбирать за последние месяцы приходилось столько раз, будто она подписалась на бессрочное участие в телевикторине. Правильный выбор – еще шаг ближе к главному призу. Про выборы неправильные история умалчивает. Лео играла с завязанными глазами, так что извините, но самым главным подарком послужила бы карта эвакуации, где точечкой было бы отмечено место «вы сейчас здесь». К сожалению, в списке призов такая пока не значилась, зато она успела отхватить себе Зеро, а больше уже ничего и не хотела. Стоп. Пожалуй, я сойду здесь. Только вот никто не собирался тормозить на поворотах – раз уж села, езжай до конечной. А потому отсутствие этой самой отповеди позволяло передохнуть, глотнуть свежего воздуха и подумать самостоятельно. Конечно, ей слишком сильно повезло, чтобы дойти до всего самой, и Лео катилась по окружной, наслаждаясь ветром в лицо, пока в него не прилетело кое-что поосновательнее. В целом, о собственных возможностях она была куда лучшего мнения. Печально, но факт.
Прихватив предложенную упаковку льда, она мельком глянула на инструкцию и помяла пакет в руках, чтобы реакция пошла. Пальцы мгновенно обожгло холодом, и Лео приложила плоский пакетик чуть пониже глаза. Фингал запульсировал сильнее, а потом начал постепенно успокаиваться, словно отражая всё её состояние. Объяснение с Молли и так маячило впереди еще одним испытанием. Не стоит особого внимания, я просто наткнулась на дверь. Несколько раз. Толстую такую дверь с чугунным литьём для декора. И где нашла только… ахахаха… Ну, ты только не плачь. Не плачь, пожалуйста. Вздох. И следом мысли прийти на работу в мотоциклетном шлеме. Или маске Зорро. Проспорил, с кем не бывает. Мы, мужчины, такие азартные. Хлебом не корми, дай поучаствовать в соревновании. Еще один вздох.
Вот так вздыхая, она наблюдала за мелким ремонтом скутера, который, естественно, был конём. Как же иначе? Девчонкам в их компании места не очень-то и находилось. Царапины на его боку вышли не такими уж и глубокими. Присев рядом, Лео поковыряла чуть содранную краску пальцем и решила, что можно обойтись затиркой и баллончиком, чтобы её мопед, получив еще одну боевую звезду, выглядел еще лучше, чем был. Этому тоже стоило научиться, расширять горизонты, чтобы выглядывать из-за своих крепостных стен и любоваться природой. Пока с её места было видно только Зеро, который не желал отдавать ей ватный диск и пластырь, потому что… Лео предпочитала думать, что из-за волнения. Переживал за неё, вот и весь секрет: сначала покрутить лицо пальцами за подбородок, а потом оценить масштаб трагедии, смыв кровь, которую она успела развезти по всей половине лица. Просто замечательно, что воды у него не попросила, радость моя. Плакать просто нечем. Слишком часто за последнее время выходило это делать по разным, никак не связанным друг с другом поводам. Нервы ни к чёрту! Зато понятно, почему фармацевтические компании гребут деньги лопатой за Прозак.
– Я люблю вечерние прогулки по пляжу и книги Паоло Коэльо, – жеманным «девочкиным» голосом пропела Лео, стараясь сделать его неестественнее, насколько это вообще возможно, и подставила вторую щеку. Как и положено. Только вот совсем сдержаться не получилось, и она зашипела сквозь зубы, пока на щеке распускался огненный цветок. Припекало адски. Словно кое-кто поправлял своими вилами сочный стейк из её скулы на своей самой большой сковородке. Один глаз сразу заслезился, словно хотел потушить этот микропожар, а Лео удивилась, ведь только что думала, что жидкости не осталось в принципе. В голове одна за другой из самых недр всплыли такие же жеманные и «девочкины» мысли: а следов точно не останется? Нет-нет, лицо хоккеиста канадской сборной Лео себе вовсе не хотела. Зато больше не проронила ни слова, ибо Зеро снова выворачивал всё наизнанку. Сделал ей предложение, с которым никак нельзя было согласиться. Может быть, одна из его многочисленных знакомых и не работала в городском госпитале. "Том самом", - настойчиво подсказывал внутренний голос. Но уж и в швейную мастерскую её тоже вряд ли занесло. Ох-ох, кто это так разукрасил бедную малышку? Пусть не сразу, но стоит подойти близко, как врач всё поймет однозначно. Она всё ждала и ждала своего момента, чтобы ему признаться. И даже такие подходящие задвигала ногой назад. Нет-нет-нет. Как шоры на глаза опускались, и она не видела больше ничего перед собой. – Да, ла-а-адно! Это всего лишь маленький порез. Ты же царапины после бритья зашивать не ездишь.
В голосе прорезались панические нотки. Или ей просто так показалось, ибо в сторону она не отошла, а натуральным образом отскочила – чётко до зеркала своего скутера. Порез, действительно, выглядел мелким, не больше сантиметра, и на два шва максимум. Вот тебе и ответ на вопрос, останутся ли следы. Лео постаралась взять себя в руки, а заодно и аптечку, выискивая там пластырь.
– Сейчас залеплю аккуратно, прижму получше, да и дело с концом. А фингалу медицинская помощь вовсе не требуется, – лицо дёргало теперь в две разные стороны: одна замёрзла от пакета, вторую припекало от промытого пореза. Лео ощущала себя распиленной пополам ассистенткой фокусника-новатора, который решил пилить вдоль, а не поперёк. Вытащив бактерицидный пластырь, она стянула вместе края кожи и залепила себе чуть меньше половины щеки. Чтобы наверняка. Подвигав лицом перед зеркалом скутера, Лео осталась удовлетворена результатом. Как раз одной из тех удовлетворительных оценок, которые преподаватели ставят больше от безысходности. – А ты мне покажешь, как машину завести без ключа? Нежненько и прицельно. Обещаю не сбиваться на преступный путь! Гладить и чесать исключительно во имя добра.
Второй глаз открытым уже не держался, ибо лёд подморозил его намертво, так что пакет Лео отложила, упаковала разобранную аптечку и протянула её обратно Зеро, решив, что вопрос с профессиональной швеёй они вроде как проскочили.

+2

23

- Во-во. Люблю смотреть на закаты и рассветы, преимущественно на фоточках в интернетике, и сидеть на подоконнике, кутаясь в плед, попивая кофе, и думать о нем, – заржал Зеро, придерживая подбородок мальчишки и методично стирая с его лица кровь. Не то, чтобы мужчина делал это крайне аккуратно, старался, конечно, не нажимать сильно, но кровь, местами спекшаяся и приставшая к бледной коже, растертая ровным слоем почти по всей поверхности щеки, просто так оттираться не желала, сопротивляясь всеми возможными способами. Блэк тер и тер, наблюдая за тем, как морщится и мужественно старается не пустить слезу малец, и продолжал тереть, собирая на один за другим ватные тампоны остатки вытекающей из Лео глупости. А откинув на капот последний и полюбовавшись полученным результатом, понял, что глупость вытекла не вся, видимо, чтобы истощить ее запасы, нужно было больше, чем одно нападение парочки мелких воришек. Но это Блэка мало заботило. Чтобы чему-то в этой жизни научиться, нужно хотя бы с десяток раз словить носом ручку граблей. От этого никуда не деться, если, конечно, не сидишь на попе ровно, осторожничая и не рыпаясь в сторону. Голова цела, и ладно. Гораздо сильнее мужчину беспокоило то, что в этой голове за глупостью может скрываться нечто посерьезнее, например, ушиб или сотрясение, которых на раз не проверишь. Не смертельно, конечно, и проходит быстро, но провериться было бы не лишним. Он сам часто предпочитал отмахиваться от врачей, не считая необходимостью их посещение, пока ситуация не выходила из-под контроля окончательно, а потоки крови или полнейшее истощение организма сдержать уже было никак нельзя. И в этом мог бы понять мальца. Только вот то, как Лео отпрыгнул в сторону, виделось ему нечто большее, чем обычное нежелание показаться хлюпиком. Вопрос, от чего бежал мальчишка, до сих пор оставался открытым, по крайней мере для Блэка. Чтобы двигаться дальше, нужно было иметь хотя бы отдаленное представление о том, что осталось позади. Едва ли ни на следующий же день после знакомства, Зеро пробил сводки о розыске пропавших, но подходящего описания так и не обнаружил. Отследить передвижения Лео по машине, загнать которую до сих пор не удалось, тоже не вышло. Бледно-голубая птичка, как и должна была, принадлежала какой-то малолетней фифе с богатеньким папочкой. В угоне крошка не числилась, а потому Блэк сделал вывод, что владелица, скорее всего, была утешена очередным подарком, благополучно забыв о предыдущей лошадке. С этой стороны все оказалось глухо. И единственным, что оставалось Зеро, пытаться выудить из мальца хоть какие-то сведения, попутно наблюдая за ним, чуть более пристально, чем следовало бы. Он ни разу не видел, чтобы малец щеголял в одних труселях по дому, даже после ванной, Лео всегда был зачехлен по самое не могу. К этому добавлялось то, что мальчишка, несмотря на стоящую последние недели жару, продолжал спать, завернувшись в одеяло едва ли ни с головой, и еще десяток мелких подробностей, которые Зеро насобирал за время их общения. И сейчас, глядя как малец отмахивается от предложения зашить порез, Блэк, так и эдак вертя этот факт, пытался понять, стоит ли за этим спешным отказом нечто такое, что могло бы напрямую связано с причиной, по которой Лео находился в бегах. Так и не решив для себя ничего, Зеро нашел на заднем сиденье моток пакетов для мусора, отмотал один и сгреб в него использованные ватные тампоны:
- Ну, если ты хочешь добавить к своему сладенькому кукольному личику шрам, кто ж я такой, чтоб тебе мешать, – хмыкнул мужчина, криво усмехаясь. Зачехлил аптечку, и отнес все использованные за последние десяток минут предметы обратно в багажник. – Но потом не ной, что бабы любят тебя только за шрам, а не за мускулы или ум, – остановился рядом с Лео, наблюдая за тем, как мальчишка стягивает края пореза и залепляет пластырем. – Ты там не тошнился по дороге? Башка кругом не идет? – все-таки поинтересовался он, решив хотя бы так снять с себя груз ответственности за полнейшее игнорирования светил медицины. – А то смотри, будешь блевать на глазах у Молли, в больничку загремишь на раз. И слушать тебя никто не станет. Мамочка такого обращения с собой не прощает, – шутливо протянул Зеро. Он любил подтрунивать над Молли и ее стремлением поступать так, как должно, особенно, когда дело касалось мелких царапин, хотя и понимал, отчего она так себя ведет. И в очередной раз глядя на Лео, думал о том, что, может, женщина и не сможет заменить ему мать в полном смысле этого слова, но хорошо, что она у него есть. Некоторые вещи решаются только женской лаской и вниманием.
Да, запросто, залезай, ща продемонстрирую, – обойдя машину кругом, Зеро занял водительское сиденье. – С тачками сложнее, надо разбираться в модельном ряду, чтобы понимать, что тебя ждет. Раньше проще было. Но суть та же, – просунув руки под руль, нащупал пластиковую коробочку, - Тебе нужно получить доступ к рулевой колонке и переключателю передач. Обычно он тут находится, но ща разные модели бывают. Некоторые после таких манипуляций вообще не заведутся больше никогда. Снимаешь крышку, – сопровождая свои действия словами, Зеро бросил взгляд на Лео и снова вернул его рулевой колонке, - Вот и провода, – вытянув три пары строенных проводов, распределил их, обозначив поочередно, - Самые верхние, это как раз те, которые тебе нужны. Они идут к зажиганию, – потерев в пальцах выбранное трио, Зеро отсоединил их показал Лео концы. – Один из них будет главным источником питания для ключа зажигания, другой – проводами зажигания, а третий – стартером. Оголяешь где-то два-три сантиметра, медленно и нежно снимая изоляцию, и соединяешь. Если залез просто радио послушать, то этого достаточно. А если завести хочешь, - выбиваешь искру, – соскоблив ногтем часть изоляции Зеро скрепил проводки, как объяснял. На щитке загорелась подсветка, радио ожило, разразившись очередной роковой композицией, а после и машина ожила, заурчав. – Ну че, запомнил? Во имя добра-то?

+2

24

Если бы Лео была девчонкой… Звучало очень смешно, но сейчас размышления лились именно таким образом, плавно обтекая острый вопрос, и вовсе не делая его при этом чуть менее острым. Короче, даже для девушки комплимент звучал очень уж сомнительно. Оу, у тебя такое сладенькое личико, детка... Шта? А Лео записала себе еще одну успешную попытку сдержаться и не показать ему язык, на этот раз потому, что лишние движения лицом отзывались не очень-то приятными ощущениями. И всё-таки лицо канадского хоккеиста всё еще стояло перед глазами, теперь уже как образец брутальности. Лео не хотелось выглядеть слишком женственной, не для этого она старалась и каждый день заматывала свою многострадальную грудь. Но и лицо Хельги Патаки, когда даже платье и каблуки не сильно меняют картину, она себе тоже не желала. Вот такое непостоянство и неопределённость. Если выражаться словами Зеро, то её болтало, как гов… Не важно. Выражаться его словами она тоже не собиралась. До недавнего времени Лео брала фотографии собственной матери как образец элегантности и утончённости, мечтая уметь выглядеть точно так же. Глядя на её черты, запоминая на каждом снимке элементы образа и макияжа, она ни за что и никогда не назвала бы лицо кукольным или сладеньким, даже на более ранних фотографиях. Хотя её матери никогда и не пришло бы в голову творить то, что сейчас вытворяла Лео, а спросить она уже не могла, как не могла бы и угадать, знала ли мама про отца. А если знала, то… Шшш… Снова обрыв на линии. Ветер или саботаж. Скорее всего, второе.
– Тебя же не за шрамы любят, – выныривая обратно, резонно заметила Лео, ибо Зеро насобирал себе внушительную коллекцию, каждый образец которой был рассмотрен вдоль и поперёк по несколько раз так, что никакой страховщик не написал бы отчёт лучше, чем она. И Лео могла со стопроцентной гарантией подписаться под каждым сказанным словом. А вот свой её беспокоил, но в искусстве самоубеждения она недавно получила виртуальный диплом квалифицированного специалиста, так что собиралась через пару дней или неделю просто отодрать запёкшуюся корочку, смыв её с утра со своего лица, и остаться такой же точно, какой и была еще несколько часов назад. Железно. Уверена, радость моя? Как никогда! Даже зная, что врёт сейчас в первую очередь самой себе, она не особенно волновалась, в конце концов, порез в один сантиметр не тянулся уродливым шрамом Жофрея де Пейрака, а оставался всего лишь порезом, способным исчезнуть так же, как и появился. Если повезёт. В итоге Лео с мысленным изящным жестом великой актрисы произнесла «Ах, оставьте!», и отвернулась от пройденной уже темы туда, где было интереснее. – У меня, знаешь ли, в последнее время башка только и делает, что кругом идёт. Но поверь мне, друг, с сотрясением мозга это никак не связано.
Гораздо больше её волновала Молли. Гораздо-гораздо больше. Не из-за возможности услышать из её уст порицание и отказ молчать дальше, потому что в один прекрасный день Лео может так легко не отделаться, а из-за впечатлительности. Зеро ни капли не преувеличивал, пусть и описывал реакцию Моллс в шутку. И меньше всего Лео хотелось её огорчать или беспокоить. Подвигав немного той половиной лица, заморозка с которой еще не сошла окончательно, она понадеялась, что глаз всё-таки не заплывёт, а просто временно обзаведётся широкой тенью со всеми оттенками фиолетового, а потом жёлтого. Вот на кого горделиво продемонстрированные разбитые костяшки или довольная улыбка победителя точно не произвела бы никакого впечатления, сделав только хуже, так это на Молли, отчего история про дверь звучала всё более и более привлекательно.
Залезая в машину, Лео уже репетировала свою речь и размышляла, где в квартире Зеро можно найти самую капельку грима, приходя ко мнению, что такое может храниться где угодно, от дверцы холодильника до пространства под диваном. И да, со временем она начинала думать, что у Сэвена может найтись всё, даже самое неожиданное или невообразимое. Потому что ему понравился цвет, размер или консистенция, и он приволок это домой. Делать белкой заначки у неё тоже уже входило в привычку, так что в кармашке рюкзака дома покоился запасной ключ от скутера, оставленный пусть и на менее драматический случай, но неожиданно в тему. И всё это казалось нестрашным, откладываясь на потом в кучу вещей, которые Лео с достойным упорством проснувшегося в ней прокрастинатора перетаскивала из одного «завтра» в следующее. Вперед к новым свершениям! Еще несколько таких дел, и высшая точка переберётся с Эвереста на вершину твоей маленькой кучки. Можно будет сжечь свой список, посыпать голову пеплом и сесть в угол.
Но она садилась пока на коврик перед пассажирским сидением, чтобы лучше видеть все манипуляции, которые проводил Зеро. И первое, что она заметила – провода под рулевой колонкой до начала образовательного процесса оставались целыми. Пустячок, а приятно. Не то, что он эту машину всё-таки не угнал, а то, что показывал ей все нужные действия, не жалея собственный автомобиль. А её от этого снова начинало распирать так, что бинты на груди сильнее врезались в кожу. Видимо, в качестве рубильника по возврату в реальность, чтобы не пропустить, какие именно провода надо вытягивать из целого переплетения проводки. Записывать не приходилось, Лео во всю глазела, шире открывая даже тот глаз, который не желал открываться от пакетика со льдом, схватывая порядок действий на лету, пусть и уяснила, что с другой моделью так лихо может и не прокатить.
– Запомнил-запомнил! Замок на рулевой колонке ломать тебе не будем тогда. Или он и так уже сломан? Давай ты уберёшь, как было, а я попробую сам, - для чистоты эксперимента она отвернулась вовсе, рассматривая коврик, на котором сидела, и кусок неба в окне над головой. – Как дела с новыми моделями обстоят, я видел в четвёртом «Крепком орешке». Ну, удалённое зажигание, все навороты. Или там приукрасили сильно? А то сбитый грузовиком самолёт смотрелся натурально, мало ли. – Лео улыбалась сильнее, но не отвлекалась, чтобы для завершённости картины сегодняшнего дня её не ударило током. Почему бы и нет, действительно? – Если покажешь потом, как двери открывать, чтобы сигнализация не сработала, то я смогу угнать твою машину.
Хохотнув от удовольствия, когда приборная панель засветилась, а двигатель заработал на холостом ходу, она повернулась к Зеро с видом, почти таким же, какой светился на лице, когда она протягивала его свой кулак. Потери минимальны, очки опыта взлетели значительно, а еще вопрос для самых эрудированных: он ехал по этой дороге, потому что искал своего куда-то запропастившегося друга? И даже если нет, Лео не собиралась спрашивать, отвечая себе сама так, как ей больше нравилось.

Отредактировано Eleanor McIntyre (13.12.2015 10:15:05)

+3

25

Усмехнувшись, Зеро скептически посмотрел на мальца, изогнув бровь:
- Сложно сказать. Я еще не встречал ту, которая бы сморщила носик, а не прибавила оборотов, как только увидела. Главное, как подать это дело. Бабская нация любит сказки. Смотришь на бабу, и уже знаешь, какая подойдет, а там и до желаемого недалеко, – протянул мужчина. Заглушив двигатель, выпрямил проводки, распрямив их несколькими ловкими, быстрыми движениями, и, скрепив, аккуратно заправил обратно. Прикрыл сверху панелью и уступил Лео место на водительском сиденье. Прислонился к боку тачки рядом с дверцей и, достав из внутреннего кармана пачку сигарет, прикурил. Затянулся, слушая едва уловимое бодренькое шелестение пожираемой огнем бумаги, и выпустил дым по направлению к земле. – И от чего же, мой друг, она идет у тебя кругом? Уж не от старшей ли малышки Эрла? – Блэк наблюдал за действиями мальца, не слишком заботясь о том, насколько тот может покорежить проводку. Восстановить ее было делом, хоть и не особо плевым, но реальным, а приобретенное умение, глядишь, еще пригодится бойкому мальчонке, в жизни всякое бывает. Добрый дела они такие, порой заводят туда, где только ловкость рук и спасает. Жалко тачку ему не было, скорее даже Зеро испытывал своего рода удовлетворение тем фактом, что наконец-то хоть чему-то Лео у него научится, кроме как языком слова в кашу перемалывать.
- Замки ломают неудачники, у которых руки из жопы растут и есть масса свободного времени и парочка лишних пальцев, – усмехнулся мужчина, продолжая вытягивать из сигареты дым. – Я тебе не про такие новые модели. Обычные, без наворотов сейчас тоже научились на славу делать. Борются против угона. Идиоты, – наблюдая за действиями мальца прокомментировал он, - И я хрен знаю, не видел, че там как ломали. Не увлекаюсь этой байдой. Киношники давно разучились снимать годное, как и народ – хавать годное. Одни хотят отбить бабло, другие – увидеть зрелище, которое не заставит их думать. Вот и сливается все в комок – бренд да экшн или слюни-сопли-секс. То ли дело классика, – отправив окурок в полет и проследив, как тот опускается недалеко от центральной полосы разметки, Блэк удовлетворенно усмехнулся, когда панель засветилась, а двигатель заработал. Радость мальца, которая уже не раз оказывала на мужчину благоприятное воздействие, только усилила эффект, заставив лишний раз убедиться, что Лео действительно не хватает внимания с его стороны. И это он собирался исправить в самое ближайшее время.
- Молодца, - прокомментировал увиденное, подставив Лео кулак в знак одобрения. – А это уже посреди дороги я тебе показывать не буду. Трюк с линейкой, обмусоленный в этих твоих блокбастерах, до сих пор срабатывает, если постараться, – позакрывав дверцы машины, Зеро дождался, пока малец вылезет, - Точно башка не кружится? А то могу вызвать ребят, заберут твоего коня. Пора сворачиваться. Жрать хочу, аж тошнит, а в холодильнике крыса последняя повесилась, и та сырая, – настроение улучшалось прямо на глазах. Не сказать, конечно, чтобы Блэк так легко отпустил злость, она все еще клокотала где-то глубоко внутри, желая быть реализованной, но тот факт, что эта ситуация помогла мужчине восстановить, казалось бы, утраченное взаимопонимание с мальчишкой, сглаживал острые углы, позволяя отстраниться, контролировать ее. Уж себе-то Зеро мог признаться, что скучал по болтовне и этим ярким, солнечным реакциям Лео на его присутствие, на слова, на действия, на возможность в чем-то себя попробовать. А еще переживал, стараясь не превращаться в истеричку, накручивающую собственную психику различными фантазиями на тему хладного трупа с проломанной башкой в какой-нибудь канаве, и был рад, что с мальцом все в относительном порядке. Шрам, фингал, да парочка ссадин, никакого существенного ущерба не нанесут. Стоило бы, конечно, в этом убедиться, скатав в больничку, но заставлять Лео что-то делать Блэк не собирался. И дело было даже не в том, что он отлично помнил, чем подобная попытка завершилась в прошлый раз, а в том, что каким бы забавным юнцом малец ему ни казался, Лео все-таки был мужчиной. А значит, должен был учиться нести ответственность за свои действия самостоятельно, несмотря на возраст, на импульсивность и незамутненную ничем наивность, которая, выплывая на поверхность, заставляла Зеро усмехаться. За каждым принятым решением потянется ровная череда последствий, и если ты не можешь просчитать ее с достаточной вероятностью, то должен хотя бы постараться минимизировать возможный ущерб. Лео высказал свое нежелание более чем конкретно, и если вдруг ближе к вечеру ему станет хуже, это будет его собственная ошибка, и вот ее уже Зеро вполне сможет решить. Упаковав провода обратно, Блэк вставил ключ в замок зажигания, понажимал на кнопки радио, усиливая громкость рвущейся из колонок роковой баллады, и, проследив за тем, как мальчишка отъезжает, тронул машину с места, следуя за ним. Всю дорогу до дома его взгляд был прикован к тоненькой фигурке на зеленом коне. Как бы Зеро ни был убежден в том, что Лео должен справляться сам, он не мог просто закрыть глаза и отвернуться. Отойди он в сторону, и мальчишка пропадет. А вот этого мужчине совсем не хотелось. Блэк не был уверен в том, как относится к тем чувствам, которые так определенно давали о себе знать, но ничего плохого в них не наблюдал, а потому просто оставил эту тему в покое, убежденный, что от этого и ему, и Лео будет только лучше.

+2

26

Прежде чем открывать рот и палить изо всех орудий, отстаивая весь женский пол с позиции пятнадцатилетнего пацана, Лео… о, боги, это чудо!.. в кои-то веки сначала подумала о том, что он ей только что сказал про наивных простушек, которые с восторгом рассматривают каждый полученный шрам. Кстати, тебя не предупреждали? Ты, видимо прослушала. Итого: Лео относилась к этим простушкам… да просто к ним относилась, что осознавать было не очень то приятно, учитывая использованный тон. Не пренебрежительный даже, а просто лёгкий и невесомый, словно Зеро сейчас озвучивал настолько прописные истины, что им и особого внимания уделять не стоило. Каждая принцесса с замиранием сердца и дрожью в нежных тонких пальчиках прикасалась к следам бандитских пуль и мечей неприятеля, отбрасывая прочь мысли, что какой-то из этих порезов может быть от аппендицита. Каждой казалось, что эти уродующие отметки только она примет как украшение, и по-другому быть никак не может. А Лео сдувалась воздушным шариком, ибо к сказанному добавить ничего не выходило, как и противопоставить. Сама составляла в памяти карту всех его шрамов и толкалась прямо в середине толпы остальных овечек. Ме-е-е-е… Тьфу. Зато предельно честно. Кому, как не девушкам была известна самая секретная тайна из всех секретных – мужикам нужно только одно. За доказательствами далеко ходить не стоило. Собственно, можно было вообще никуда не ходить, а только посмотреть на одного из них, смерив с головы до ног тем самым взглядом, каким она смотрела на него в самый первый день знакомства. На сей раз именно потому, что Зеро прав, а признавать этого отчаянно не хотелось. А раз не хотелось, то стоило повременить, откладывая такое ответственное решение.
– Ты про Карен? Ну, я думаю сначала узнать её получше. Её интересы, взгляды. Раскрыть, так сказать, как личность, – напыщенно ответила Лео на комментарий о своём головокружении, уже понимая, как смешно звучит, но ничего не в силах с собой поделать. Во-первых, вы это уже проходили, лапушка. Во-вторых, ау! Ау, несчастные, обиженные и недовольные, которые не знали, на что идут! Женская солидарность в действии, собственно, как и женская дружба – понятие расплывчатое до состояния туманности. Хорошо, что под рулевой колонкой можно было ползать еще какое-то время, не обращая внимания на реакцию и подначки. А язык, так это мы от усердия высунули, верно? Верно. Само собой получалось, что в такие моменты Лео сама начинала верить, что ей не больше четырнадцати, потому что куда-то исчезали все вызубренные полуулыбки, вся вежливость и воспитание, стирались без следа умение держать себя в руках и видимое спокойствие, будто бы они всё еще дожидались где-то впереди, когда она повзрослеет хотя бы до потерянных семнадцати. Или просто ей больше не хотелось всем этим пользоваться, чувствуя себя гораздо более свободной с ответами невпопад, со смехом над своими промашками, с бьющим через край возмущением от очередной реплики Зеро, которую он вряд ли до этого говорил хотя бы одной девушке.
И если у неё возраст плавно таял под лучами летнего солнца, то Зеро сейчас, наоборот, лихо прибавлял себе лет тридцать лишних, рассуждая о нынешних временах и упоминая классику. Из машины Лео вылезала, уже стискивая губы в трубочку, чтобы не смеяться, и согласно кивала головой, перебирая в уме композиторов от Бетховена до Моцарта и вспоминая фильм о прибытии поезда. Вот там драма, там напряжение! Первый зал так вообще разбежался, потому что поверил, что всех раздавит.  
– Да, я классику тоже очень уважаю, – всё-таки не удержалась она и стиснула губы еще сильнее в тонкую линию. Скулы болели нещадно, особенно залепленная наполовину пластырем, но оно того стоило. От такого болтания у неё и шла кругом голова, даже если забыть, почему она здесь оказалась, пусть забыть как раз и не выходило. Голова кружилась не переставая от каждого вздоха, словно на высокогорье в разреженном воздухе. От того, кем она становилась сама, совершенно обособленно и отдельно; от того, как смотрела на мир, под абсолютно другим углом, а потому почти его не узнавая; от окружения, от своих возможностей, неожиданно никак не связанных с финансовым положением, статусом или связями; от почти безграничного запаса удачи и страха, что это «почти» скоро даст о себе знать. Вряд ли вызванные за её скутером ребята сумели бы здесь хоть чем-то помочь. Она не отдала его с боем, просто так не отдаст тем более, доставив в обычное место на стоянку самостоятельно, ставя жирную точку в эпопее, и так оставшейся на её лице кратким содержанием. – Да, нормально всё, честно. Хотя я мог бы сказать, что нет, и что готовить сегодня поэтому будешь ты. Так что цени.
Аккуратно надев шлем, чтобы не полоснуть лямками по пластырю и мелким ссадинам, Лео выехала на дорогу, демонстрирую образцово показательный стиль вождения. К ней не сумел бы придраться даже полицейский, у которого от этого штрафа зависела следующая выплата за дом. Она ощущала себя головным каравана, продвигающего в пустыне к оазису, потому что Зеро на машине все никак не обгонял, хотя на светофоре она помахала ему рукой, пропуская вперёд. Мысли скакали то вперед, но чуть подтормаживая, уходили назад, впечатываясь в лобовое стекло машины позади и просачиваясь внутрь салона, а Лео едва не свернула на окружную, снова просто так… Потому что в этот момент времени она оставалась вместе с самой собой в окружении мыслей, идей и переживаний, не цепляющихся за прошлое, не заглядывающих в будущее. Словно кругом простиралось одно лишь настоящее, которое ей нравилось достаточно сильно, чтобы вспомнить о повороте на их улицу едва ли не в самый последний момент.
– Ээм… – промычала Лео, как только Зеро остановил машину рядом с домом. Фраза «я разбил яйца» играла своими новыми интересными красками, так что о кулинарных потерях она решила не упоминать, перебирая рецепты выпечки без яиц. – Доставай с заднего сиденья мешок с подарками. Чего-нибудь сообразим сейчас.
И вместе с этим пыталась угадать, куда же просадила две недели времени, держа дистанцию, когда так просто и естественно было с ним разговаривать, обижаться, подшучивать, учиться чему-то и делиться. Пришлось долго ждать, да? Не настолько и долго, зато она поняла это самостоятельно. Всё-таки хоть какой-то прогресс.

+2

27

1 августа 2015 года, суббота
Все было бы ничего, если бы ни Майкл, хренов трындежник, сливший информацию какой-то цыпе в баре, само собой, по пьяной лавочке, но дела это особо не меняло. Точнее, дело-то как раз это поменяло в разы, повернув ситуацию ровно тем боком, на который и не хотелось напарываться, а пришлось влететь в него не просто с размаха, но и с распростертыми объятиями, встречая неприкрытой грудью и огребая по незащищенным ребрам знатных люлей. Люли пришлись Зеро не по вкусу, что, впрочем, не сказать, чтобы было удивительно, все-таки не пончики с вишневым вареньем и не булочки с маком, которые так славно варганил малой на кухне, которую собственноручно и оживил, превратив, наконец-таки, унылую берлогу Блэков в некоторое подобие не самого плохого, пусть не дома, но жилища. И все бы ничего, будь это простая такая, типичная стычка двух сторон, не сошедшихся характерами, погрязнувших в мучениях, а потому и поставивших все на петушиные бои, в попытки уладить конфликт, померившись силушкой. Можно было бы махнуть рукой, сплюнуть под ноги, да и решить, что коли уж на своих двоих ушел, душу отвел, славно расчесав костяшками морды лица паре-тройке цепных псов Саймона, и хрен бы с ним. Но суть дела заключалась не в этом, как и условия, на которых проходила встреча. А потому полученный исход был не просто проигрышем в обычной мальчуковой забаве – стенка на стенку, - а тотальным поражением, сулившим не только лишение рабочих мест десятку человек, но и более глубокие проблемы, вроде разделения сирот, после расформировывания приюта, и расселения их по иным местам временного содержания. Зеро в этом деле имел свой личный интерес, в той части, которая касалась определенных туда на временное проживания жертв тех или иных случайностей и случаев, свидетелями которых был он сам, не говоря уже о том, что знал всех сотрудников этого заведения, а потому доверял им, будучи точно уверенный, что на них можно положиться. Возможно, не так, как на самого себя, но это уже дело десятое. С саднящей скулой, качающимся резцом и ноющими ребрами поражение воспринималось в разы острее, а оттого все попытки придумать альтернативное решение с треском проваливались над дно стакана с соком, заменившим собой вискарь, которым Зеро только и смог что рот сполоснуть, взвыв почище пожарной сирены. Настроение упало ниже тех нулей, которые были ему тезками. План провалился с треском, рассыпался на десятки разрозненных кусков, соединить которые воедино можно было либо противопоставлением еще большей силы, либо наличием на балансе суммы, имеющей в себе хотя бы пять нулей, в идеале было необходимо и то, и другое. Но основная проблема заключалась даже не в этом. Игра в открытую автоматически подставляла под удар не только Блэка, но и все его ближайшее окружение, не говоря уже о том, что при удачном исходе дела сулила отдачей, пережить которую лучше всего подальше от Манхэттена.
Примерно этим Зеро и занимался последние две недели июля, собирая мелочи, кооперируясь, влезая в долги, выпрашивая и заключая сделки, погрязая и погрязая в унынии, которое успешно скрывал от всех и каждого, а особенно от Лео, отношения с которым вошли в прежнюю колею, и портить их внезапными вспышками злости, находящими выход, как часто случается, в местах далеких от основного места событий, не хотелось. Потому и стремился ограничить общение с мальцом, возвращаясь позднее-поздного или не возвращаясь вовсе. Разве что попросил Молли приглядывать за пареньком вдвойне бдительнее, чем обычно, да и за собой тоже, не смев рожать раньше срока. В последний день славного, второго по счету, но, как оказалось, не по значению, летнего месяца, когда дело вошло в завершающую стадию, а на горизонте кроме как необходимости свалить подальше из этой клоаки и из этого города, ничего и не маячило, внезапная весточка почти с того света, оказалась спасательным кругом, нацепив который на себя и покрасовавшись перед зеркалом как заправская модница, Блэк окончательно убедился в мысли, что Вселенная, все-таки, его любит, и она, все-таки, женщина, которая даст сто очков форы госпоже Удаче. Настроение неудержимо поползло вверх, минуя десяток фаз раскочегаривания, и вот Блэк уже гонит по шоссе, едва притормаживая на поворотах и сообщая славной хозяйке кафе «Аннабель», что конфискует у нее работника завтра же да на ближайшие недели две-три, как пойдет. Мальцу, да и ему самому, нужен отпуск, желательно такой, чтобы было чего вспомнить. Волноваться не нужно, зато можно ждать и готовиться, организовать праздник к их возвращению и напечь плюшек и блинов, обязательно с малиной. Посопротивлявшись с десяток минут, применив парочку запрещенных приемов в попытке вызнать большее, Молли дала добро, привычно рассказав Блэку, какой он невозможный тип. Зеро был с ней вполне согласен, считая себя непросто невозможным, а совершенно невероятным типом личности, сложившейся в то, что имело в наличии в условиях, в которых таковой по определению сложиться не могла, а потому спорить не стал, покивал в ответ, и обещал вернуть Лео целым, невредимым и, может быть, чуток загоревшим, в зависимости от того, как пойдут дела.
В квартиру Блэк влетел почти окрыленный, а еще жутко торопящийся, поскольку времени на долгие объяснения у него не было, а реакцию мальца он мог только предугадывать, не будучи уверенным на молниеносную сговорчивость. Бросив ключи от машины на стойку в кухне, Зеро сполоснул руки, сунул нос в холодильник, стянул из плошки холодную, но от того не менее вкусную котлету и, жуя, сообщил:
- Собирайся, мы уезжаем, – после чего полез за следующей, попутно достав бутылку молока. – Все вопросы потом. С Молли я договорился. Бери только самое необходимое, – затолкав в рот вторую котлету, кое-как справился с крышкой бутылки, отпив прямо из горла. Бросил тоскливый взгляд на холодильник, вздохнул, и поплелся в комнату.

Отредактировано Zero Z. Black (18.12.2015 21:55:04)

+2

28

Ситуация обернулась вспять… Отличная середина для истории, знаменующая сюжетный поворот, которого мало кто мог ожидать. Хотя кому Лео врала, все такие завихрения давно уже стали известны наперечет, а в её когда-то кругу когда-то подруг очень хорошо подошло бы слово «карма». И вместо старого общения с Зеро, от которого она отвернулась, сочтя такую пришедшую в голову идею просто блестящей, на выходе получала игнорирование. Не тотальное, и настолько прицельное, насколько можно было бы подумать, однако он практически исчез из дома, оставляя Лео хозяйничать. В целом, как раз на достаточное время, чтобы успеть обрядиться в старый халатик и бигуди жены со стажем, прочувствовав одинокие длинные вечера, полностью занятые утрированием, а потом смехом над собственными мыслями. А потом уже учиться принимать ситуацию такой, какая она есть, в конце концов, свет никогда и ни на ком не сходился клином, пусть немного, но всё-таки попадая и на остальные составные части её жизни. Странной, несуразной, запутанной жизни, где Зеро, вспыхнув слишком ярко, что она на долгих две недели прикрыла глаза рукой, сейчас занимал своё собственное место, будто обустраиваясь там на долгое время. Гости? Какие гости? О, нет, предложение погостить нам никак не подходит, потому что мы собираемся остаться. Пожалуй, здесь можно положить коврик, а здесь повесить турник. Лео только разводила руками, словно распахивая свои объятия. Два в одном. Недоумение, замешанное на смутной радости просто от того, что он есть, где бы сейчас ни находился. И, конечно, принимала всё как есть. По крайней мере, старалась, ибо её впечатлительность часто бежала впереди, заглядывая за угол и восклицая изумленно, хотя Лео еще не успела сама дойти и посмотреть.
Кто действительно радовался полной занятости Зеро и вечному отсутствию Сэвена, так это её грудь. О, казалось, целый праздник можно устраивать каждый день, когда эта грудь без бинтов могла дышать полной… собой. Шастая по маленькой квартире, убираясь или что-то готовя, Лео то делилась на две своих личности, то собиралась обратно в единое целое, записывая мысленные монологи, от которых любой психоаналитик пришёл бы в восторг, и, потирая руки, побежал бы рассматривать каталог яхт, об одной из которых давно мечтал. Потому что это надолго. Она то окуналась в своё новое время, по шагу отвоёвывая себе место рядом с Эрлом в его вотчине, то усаживалась вечерами в кресло, раскрывая на коленях ноутбук Зеро и перелопачивая всю учебную программу на будущий последний школьный год. Мельком просматривала сайты колледжей, и не понятно, на что рассчитывала. Один раз половину дня проходила по квартире на каблуках. Просто так. Потом пришлось везти свои туфли вместе с платьем в фитнес-центр, где абонемент и не думал заканчиваться, ибо дешевле было брать сразу на полгода. Запрятывая свои вещи в шкафчике, Лео и не считала, что так же удачно получится запрятать ту часть самой себя, которая пока временно отсутствовала, скрываясь глубоко внутри от страхов, проблем и переживаний. Но попробовать стоило… стоило.
В освободившееся время Лео прикидывала, как далеко сможет зайти, пока никого нет дома. Во всех смыслах этого слова. Кучи журналов давно уже превратились в аккуратные стопочки, а она продолжала мельком поглядывать на Марго, до появления Молли единственную свою подругу, которая всегда всё понимала и поддерживала абсолютно во всех начинаниях. Насколько бы не было развито воображение у Лео, в виде большой детской куклы эту пышную брюнетку она не воспринимала. То же самое воображение, всё-таки развитое достаточно, теперь вообще не желало униматься. Фантазия семнадцатилетней девушки множилась на фантазию пятнадцатилетнего пацана, выдавая такой результат, что Лео схватилась бы за голову, но вот толку от этого не было никакого. Что же мы будем делать, моя милая? Отчаянно сублимировать. Психоаналитик, изумленно открывая рот, откладывает журнал с яхтами и дрожащими руками тянется к брошюре с ценами на недвижимость. Короче, от Сэвена ей прилетало всего несколько раз, чего явно не было достаточно, последним бастионом всегда оставалась Марго. На святое Лео не покушалась. Хотя пару раз возникала идея спрятать брюнетку, чтобы просто проверить, когда именно остальные заметят поредевшие ряды. Но в такие моменты душевной слабости Лео отчётливо представляла, что её худенькое тельце пробегает по комнате еще минут десять после того, как Сэвен оторвёт ей голову.
Повреждений ей хватало и так, потому что порез на щеке не исчез по волшебству с первыми утренними лучами солнца, а сейчас розовел вполне отчётливым, пусть и небольшим шрамом в сантиметр длиной, обещая в будущем, может быть, слегка побелеть, но не стереться. Этот новый шрам станет служить напоминанием мне… Ай, ладно, ничему он не служил, да и вряд ли вообще повлиял на мировоззрение Лео, хотя она подолгу рассматривала его в ванной на свет, поворачивая голову под разными углами, и не сумев решить, как к нему относиться. В один из очередных сеансов бесплатного просмотра она и услышала едва ли не грохот входной двери, отчего принялась оперативно наматывать бинт, постоянно хранящийся в кармане, если не на ней самой. В таком деле Лео уже давно давала всем фору, умудряясь сделать «красиво и крепко» за время, пока горит спичка. Естественно, она не засекала, однако сравнение ей нравилось.
А вот смысл заявления Зеро и спешка, которая влетела в квартиру вместе с ним, Лео понравиться никак не могли, включая на полную мощность её умение накручивать, не зря приписываемое львиной доле женского населения. В каждое ухо словно потекли шёпотки внутреннего голоса. Эй, на одном плече должен сидеть ангел, разве нет? В таком аврале он, видимо, просто не успел собраться, оставляя Лео с одними дурными предзнаменованиями, потому что она очень хорошо помнила, когда и при каких обстоятельствах спешила так сама. Наверно, всё это калейдоскопом как в фильмах под открытым воздухом, крутилось на её побелевшем от неожиданности лице. Воу-воу… Это же Зеро. Зеро! Что могло произойти такого? Сэвен кого-то убил? В отличие от лихорадочно метущихся мыслей сама Лео передвигалась довольно-таки медленно, со скрипом поворачиваясь за удаляющейся по направлению к комнате спиной.
– Знаешь что? Нельзя так народ пугать! Что, через пять минут дверь начнёт ломать полиция? – грозно нахмурившись, зато последовав внутренней команде «отомри», Лео первым делом принялась открывать шкафы на кухне и доставать оттуда контейнеры. Теперь по скорости пришлось равняться на две подряд зажигающиеся спички, но она пока справлялась. Что поделать – в их маленькой компании самым необходимым по умолчанию считалась еда. А рюкзак Лео и так стоял собранный в углу, недоставало только спальника, на сворачивание которого много времени не требовалось. Это потому, что ты чувствуешь временность своего здесь присутствия… Листайте дальше свои каталоги, ваша помощь пока не нужна. Высыпав из сумки-холодильника коллекцию Сэвена крышечек от газировки на чёрный постапокалиптический день, Лео сложила туда несколько контейнеров со всем, что нашлось в холодильнике, и что не надо было готовить, включая и остатки котлет, уже подъеденных Зеро. – А спальник надо?
Даже если он и не требовался, она на всякий случай забирала всё. Именно из-за спешки, отгоняя от себя не самые хорошие мысли из всех, которые могли бы возникнуть. Словно выйди она за дверь, и ни единого свидетельства её там присутствия больше не станется. Однако настолько минорно у Лео не получалось. О, нет, нет и нет. Сколько я это всё отдраивала? Даже растворившись в тумане, она многое здесь оставила бы, пусть на ум приходила вовсе не хирургическая чистота горизонтальных поверхностей.

+3

29

[audio]http://pleer.com/tracks/4473336b05j[/audio]
- Поговори мне еще, – фыркнул Зеро, закручивая крышку на бутылке, запихнул емкость под мышку и прошествовал к шкафу в комнате, которая теперь полностью ему не принадлежала, но это, как бы ни было удивительно, никаких неудобств не доставляло. Чем там занялся малец, загремев на кухне, он мог только предположить, но, будучи уверенным в этих предположениях, только усмехнулся себе под нос, мысленно похвалив Лео за более чем верную расстановку приоритетов при необходимости собирать «только самое необходимое». Раскрыв створки шкафа, Блэк стянул с верхней полки чемоданчик, имевший вид более чем старинный, - прямоугольный, коричневый, более чем умеющий держать форму и не оснащенный новомодными излишествами, вроде выдвижных ручек или колесиков, - и выложив его на кровать, откинул крышку. Внутри хранились педантично упакованные, заготовленные заранее вещи первой необходимости, которые часто не было времени собирать, потому что приходилось второпях делать ноги, устремляясь вслед за, в очередной раз накосячившим более, чем следовало, Сэвеном. И хоть причина, по которой в этот раз Зеро стремился убраться из города, была, пока что, исключительно гипотетического характера, медлить ему не хотелось от слова совсем. Да и, какой толк в промедлении, если решение уже принято, а единственное, что осталось – воплотить его сполна.
- Поживешь с мое, полиция покажется тебе наименьшим из зол, – хмыкнул мужчина, отвечая мальцу. Пробежался взглядом по содержимому чемодана, поворошил пакеты, в которые были рассованы вещи, убеждаясь, что все находится на своих местах, и даже немного понастольгировал, выудив из внутреннего кармашка чехол, в котором покоились солнцезащитные очки, приобретенные Блэком лет пять назад на блошином рынке в Лондоне. Между прочим, точная копия окуляров Джона Леннона воплоти. Пристроил их на нос, подвинув пальцем дальше на переносицу, и усмехнулся. Настроение было более чем хорошее, позволяющее отвлекаться на дурачества и препирательства с мальцом, не давая четких пояснений и распространяя вокруг себя ару спешки. Снова шагнув к шкафу, провел ладонью по внутренней стороне одной из полок, выискивая потайную кнопку, при нажатии которой, отклонилась одна из стенок, позволяя просунуть руку в образовавшуюся нишу.
- Спальник? Возьми на всякий случай. Кто знает, куда нас занесет, – поразмышляв над вопросов пару секунд, все-таки решил его положительно Зеро, выуживая из отверстия обернутый в тряпицу ствол, коробку с патронами и свернутые в рулон купюры. Блэк давно привык создавать запасники в собственных временных или не очень убежищах, предпочитая хранить под рукой малую долю того, что единственное порой и являлось теми самыми предметами первой необходимости. Что уж там, когда на кону стоит жизнь, можно и без сменных трусов обойтись, а вот без денег и оружия вряд ли. Не то чтобы он считал себя первоклассным стрелком, пожалуй, до профессионального киллера ему было еще топать и топать пешочком в крутую горку, но кое-чему жизнь научила. Например, тому, что порой умение проигрывает скорости и ловкости. Распихав извлеченное из шкафа в чемодан и бережно прикрыв одеждой, Зеро закрыл крышку и улыбнулся, слушая щелчок замков. Отчасти именно из-за этого звука, всегда казавшегося ему завораживающим, пропитанным причастностью к прошлому, он и продолжал хранить этот предмет, благополучно таская его за собой из страны в страну, чем порой доводил таможенников до белого каления и нервного тика. Вернув стенку шкафа в прежнее положение, задвинул обратно вещи и закрыл дверцы, подхватил за ручку чемодан и прошествовал обратно к стойке, опуская поклажу на пол. Забрался на стул, снова отвинчивая с бутылки молока крышку и принимаясь цедить напиток, точно вместо обычного порошкового там был, как минимум, односолодовый.
- Свалим недельки на две. Может, на три, – сообщил Блэк в перерывах между глотками. – И там подможем, и тут пыль осядет, – поболтав остатками на дне бутылки, поднялся, дошел до мусорки, и определил емкость в ведро, предварительно осушив. – Не боись, малой, прорвемся. Это так, веселье больше. Хоть за пределы города выползешь, посмотришь, как люди живут. Вот Сэвен частенько расталкивал меня среди ночи, спешно запихивая в сумку какую-нибудь ерунду, которую и загнать-то невозможно было. Так что, цветочки это еще. Особенно помню, как в тридцатиградусный, было мне тогда лет тринадцать, и мы кантовались у одного знакомого в Якутии, надо было уносить ноги, пока нам их не оторвали вместе с руками. Ночь-полночь, снега по пояс, дрянь та еще, и мы несемся. А эти сволочи еще собак пустили по нашему следу. Но я вожака давно прикормил, так мы и смогли утечь, правда, пришлось с полчасика под снегом полежать, – отряхнув руки, Блэк смерил Лео взглядом, кивнул, подхватывая чемодан и ключи от машины, - За твоим железным коником присмотрят, я уж разослал весточки, – в кармане пиликнул телефон, мужчина протянул руку, повесив колечко от ключей на палец и извлек средство связи. – Да, твою ж мать, – поморщившись, скривился. Оглянулся на Лео, качнув головой: - Короче, валим, – и убрав обратно телефон, заспешил вниз по ступенькам, не оглядываясь. Машину сегодня он припарковал прямо перед выходом из подъезда, решив не тратить время еще и на мини-прогулку до угла. Сунул чемодан на заднее сиденье и почти оббежал вокруг, забираясь на место водителя. Пока Лео разбирался со своей поклажей, Блэк повернул к себе зеркало заднего вида, погримасничал немного, поправив очки, нажал пару кнопок на радио и, наполнив машину звуками музыки, и дождавшись, когда малец, наконец-то, займет отведенное ему место на соседнем сиденье, тронулся, набирая скорость и подпевая солисту известной группы, отчаянно разорявшемуся о шоссе, ведущем в ад.

+3

30

Забив найденную походную сумку-холодильник до отказа и проверив заряд, оставляющий желать лучшего ровно до момента, когда в этой невероятной мешанине сваленных по некоторым шкафам вещей, Лео отыщет шнур, уповая на то, что на конце окажется разъём для прикуривателя, а не простая вилка. Какой толк, спрашивается, от вилки для вещи, которая предназначена для путешествий? Наверно, точно такой же, как и для случая, когда в путешествие приходится отправляться пешком, изредка доставая шнур с разъёмом для прикуривателя, чтобы на него полюбоваться. Такие метания, хозяйственные и мелкие, позволяли Лео не обращать внимания на мысли куда глобальнее и сложнее. Она просто отодвигала в сторонку керамические статуэтки с блошиных рынков, вытаскивала сборник японской поэзии, нашедший свой приют как раз между набором специй и термосом, до которого она и хотела добраться, а заодно поглядывала на ванную комнату, откуда тоже хотелось успеть прихватить несколько полезных штучек. В прошлый раз столько времени у неё в наличии не имелось. Уф… и… ох… В ушах визгливо и высоко трещала сирена, а Лео прыгала по ступенькам во двор в тех же самых туфлях, какие надела к ужину. Хотя на самом-то деле у неё был весь день в запасе, который она потратила на приготовление праздничных блюд. В общем, Лео сновала по кухне канатоходцем, когда кто-то особенно добрый тряс туго натянутый трос, ожидая, что она вот-вот свалится.
Полиция уже не особенно сильно пугала Лео, видимо, потому что она всегда находилась по ту сторону закона, где принято полагаться на стражей порядка, всячески их поддерживая и уважая. На вопрос, почему же она не поехала прямиком в ближайший участок, у неё ответа не имелось. Наверно, не так уж полагалась она и не так уж уважала. Или просто растерялась по пути, оставляя эти потерянные кусочки за собой хлебными крошками, сразу склёванными птицами, чтобы до места стоянки добраться совершенно пустой. Спешные сборы действовали на неё похоже, разве что теперь Лео собиралась не одна, но не знала, считать ли это облегчением. Её так и подмывало подойти к Зеро и потрясти его за грудки, дотянувшись до ворота. Ты ведь не собираешься меня бросить, а? Не выставишь так же просто, как и подобрал? Мистер Умник… Я-то знаю, сколько всего скрывается за этими очками, ни одной Йоко Оно и не снилось. Он сказал собрать только самое необходимое, а она забирала абсолютно всё по собственному решению, словно готовилась заранее, опасаясь, что возвращаться будет просто-напросто некуда. Клацнув на кнопку чайника и засыпав в термос кофе с сахаром, Лео метнулась в ванную комнату, сгребая зубные щетки в футляры и пасту. Уж такого опыта она точно не хотела бы иметь, но как вышло… Слишком много думала Лео на тему, что следовало бы взять с собой или сделать в первый раз: от белья до очистки истории браузера на ноутбуке в своей комнате. Кстати, о последнем. Что, мышка моя, учимся потихоньку внимательности? Разбуди её ночью, Лео без запинки назвала бы последовательность действий, который каждый раз совершала, заканчивая свои учебные изыскания на ноутбуке Зеро. История пестрела сайтами из разряда коллекции журналов Сэвена, но ни единого упоминания о колледжах или новостных лентах там не оставалось.
И всё-таки одной в каком-то смысле становилось проще, потому что Зеро только и делал, что нагнетал обстановку, отчего Лео, несомненно, начала бы его подозревать в позёрстве, но уже слишком углубилась в собственные мысли, чтобы замечать его ухмылки. Сменила его в комнате, теперь занимаясь собственными немногочисленными пожитками, которые до сих пор влезали в рюкзак, хоть и с большим трудом – пришлось надавливать коленом, чтобы замок кое-как закрылся на распухшем рюкзаке. И откуда столько пополнений всего за каких-то полтора месяца? Свернув спальник и застегнув его вшитыми ремешками, Лео выскочила обратно как раз к моменту, когда отключился чайник, а Зеро углубился в воспоминания.  
– Нет, серьёзно? За вами пустили псов, но ты прикормил вожака, и они прошли мимо, а вам пришлось пролежать полчаса под снегом в Якутии? Заметь, я даже знаю, где это, – на её лице на несколько мгновений всё стало круглым: конопушки, глаза, рот – ибо в голову история не укладывалась ни вдоль, ни поперёк, сразу отправляясь к остальным со всего земного шара, начиная с самой первой индийской. Иногда она не понимала, говорит ли он правду или привирает, расписывая свои истории. Оу-оу, а мы однажды с подругами пошли в молл, и там были скидки на сумки больше пятидесяти процентов. Давка, едва ли не как в чёрную пятницу. Конечно, это был не первый раз, когда я засветила кому-то в глаз, но за то погляди, у кого теперь Луи Виттон за бесценок! Вот и сказочке конец… Одна из самых оригинальных историй, если считать до нынешней весны. – Я не говорю, что не верю, но ты сам понимаешь, как звучит половина твоих рассказов.
Натянув лямки надутого в край рюкзака, Лео напускала на себя самый беспечный вид и проходила на кухню, чтобы последним штрихом налить кипятка в термос и прибавить его ко всем собранным съестным запасам. Собственно всё… Перед тем как выйти из этой квартиры, она обвела её взглядом, удивляясь, как отличается впечатление нынешнее от того, которое жилище Зеро произвело на неё в первый раз. Ладно-ладно, допустим, что оно теперь и выглядит совершенно не так. Отмытые и разложенные вещи как раз и становились теми самыми коллекциями, которые можно долго рассматривать, разве что тут зритель предполагался не особенно притязательный. Однако и на разномастные пивные кружки на столике под телевизором могли найтись любители. Отвлекло Лео от бессмысленной и беспощадной созерцательной деятельности смс-сообщение, подстегнувшее все дурные мысли вместе взятые, заставляя только догадываться, кого Зеро считает злом наибольшим. Лео храбрилась, спешила, но всё-таки притихла, перебирая в уме свой собственный каталог элитного подмостового жилья из самых крепких коробок из-под холодильников. Поставят рядом и будут ходить друг к другу в гости на чай. И всё равно ничего не спрашивала. Устно. Только глаза выглядели на лице немного больше обычного, а веснушки сильнее выделялись на бледноватой коже. Шутки шутками, но ведь что-то действительно произошло, и она блуждала в темноте, отчаянно желая верить, что это всего недели на две. Иначе придётся начинать с того же самого места.
– А что ты Молли сказал? – Сэвен, скорее, обратил бы внимание как раз на пропажу Марго, ибо своими ногами она не ходила, но вот Моллс наверняка переволновалась бы, пропади они с Зеро дружно и внезапно. В любом случае, какими бы неприятностями ни оброс Зеро, вряд ли бы она осталась. Вдруг, быстро и внезапно, её накрыло озарением, что теперь у неё куда больше точек, за которые можно зацепиться, чем было всего два месяца назад. Тогда одна, теперь много. – Да что случилось, в конце концов? Имею я право знать? Имею! Хичкок оценил бы саспенс, а я нет.
С пристёгнутым ремнём под ревущую из динамиков музыку возмущение выходило не очень уж и возмущенным, наверно, еще из этого самого ощущения, что они сели в машину и куда-то поехали, и Лео собралась на автомате, ибо другого решения просто не предполагалось. Лучше поздно, чем никогда, да, моя милая? Ей пришло в голову только сейчас, и теперь очень хотелось знать, всегда ли Зеро такой. Влияет ли она хоть в малой степени на него и его мировоззрение так же, как он влияет на неё. Без всяких розовых сердечек в глазах и томных вздохов. Как человек, как друг, в конце концов.

+3

31

[audio]http://pleer.com/tracks/4397473Auwj[/audio]
You know, I need a houseboat and I need a plane
I need a butler and a trip to Spain
I need everything the world owes me
I tell that to myself and I agree

- Еще б ты спросил, пришлось бы поверить, что приютил идиота, – заржал Зеро, отвлекаясь от распевания, удачно подобранной композиции AC/DC, и переключаясь к подпеванию или, точнее сказать, к попыткам перепевания следующей не менее удачной и драйвовой, но в этот раз принадлежащей Элису Куперу. – А че тебе не нравится в моих рассказах? Вот те крест, - не соврал ни разу, – усмехнулся, при воспоминании о славных деньках на территории вобравшего в себя почти полную коробочку климатических поясов государства, а вместе с этим и привычек, и жестов, и присказок, которыми щедро делились тамошние жители без оглядки на этикеты-шматикеты, условности и правила. – Тебе бы там понравилось. Гуляй рванина. Напиваться, - так чтобы наверняка. Радоваться – так от души. Никаких тебе наполовину. Только если работать, то вполсилы. То, что нужно, для свободных духом. Но, зараза, зимой такая холодина, что удавиться, – бросив на мальца взгляд поверх очков, стекла которых отливали зеленым на свету, и убедившись, что Лео пристегнут, мужчина прибавил скорости. Не то, чтобы обстоятельства действительно подгоняли его быстрее убраться из города, скорее причиной усиления данного желания был факт уже принятого решения, которое и хотелось побыстрее воплотить в жизнь ибо, чего возить кашу по тарелки и рассусоливать, когда все настолько просто, что два пальца об асфальт. Промедления всегда действовали на Зеро угнетающе, как и любая необходимость ждать или выжидать. В любом случае, как не назови, а результат один и тот же – терять время. А минуты и часы его жизни были валютой, куда более дорогостоящей, чем банкноты, отпечатанные казначейством. В этом и заключалась основная причина динамичности образа жизни Блэка, он не умел настолько отвлекаться и расслаблять, чтобы полностью забывать о временных рамках. Потому и находился в постоянном движении, если не физического свойства, то хотя бы умственного.
- Ну ладно, я его не только прикормил. Нос ему напомадил, а потому и с нюхом у него случилось полное абстрагирования от верного пути, – выждав паузу, которую успешно заполнил очередным потоком не самого отвратительного пения, все-таки признался Зеро, чувствуя, как все больше улучшается настроение по мере продвижения вперед. – Но и задружился тоже. Помог ему суку зацепить, вокруг которой он с недели три ходил, все не решался. Она красотка была, конечно. Белоснежная, пушистая, и все нос от него воротила, – затормозив перед пешеходным переходом, мужчина принялся отстукивать пальцами по рулю в такт мелодии, с нетерпением ожидая, когда старушка, вооруженная ходунками, переползет дорогу. – Пришлось мне взять дело в свои руки и растолковать ему. Ну, знаешь. Современные мужики. Мы, то есть. Мы разучились делать большие хорошие глупости. Мы перестали лазить в окно к любимым женщинам. Ночи напролет ожидать под их балконами, когда мелькнет желанный образ. А потом до новой встречи воскрешать его в памяти, – вдохновенно пояснил Блэк, снова нажимая на педаль газа и сворачивая в сторону автострады. – Так что, мы с ним побазарили недолго. И в конце концов, она сдалась, – хлопнув по рулю, завершил свой меховой рассказ, снова останавливаясь, на этот раз, чтобы дождаться, когда образовавшаяся пробка рассосется, пропуская их дальше. – Молли? Я сказал ей правду. Что нам. В смысле, нам с тобой, требуется отпуск. Точнее, конечно, что мне надо смотать из города, и я беру тебя с собой, чтобы ты поднабрался впечатлений и отдохнул от гномьего труда на ее соляных копях. Она со мной согласилась, на том и порешили. Не боись, вряд ли она станет искать кого-то на твое место. Так что, вернешься к прежней кормушке, как только мы разберемся с делами по ту сторону границы штата Нью-Йорк, – наконец-то вырулив на автостраду, Зеро прибавил скорости, доводя стрелку спидометра до отметки в шестьдесят пять миль в час и получая ни с чем не сравнимое удовольствие от этого. Лучше прилично набранной скорости может быть только хороший секс, в котором как раз скорость не всегда главное.
Где? – покосившись на мальца, не сразу понял Блэк, ушедшей в сосредоточенность на дороге, которую изыскано и бодряще дополняла драйвовая музыка, льющаяся из динамиков и лишь усиливающая желание ехать еще быстрее. – А! А что случилось? – мгновение спустя догадавшись, о чем, собственно, ведет свою речь мальчишка, упоминая хичкоковы саспенсы в одном предложении с собственными пожеланиями, добавил Зеро. – Да, ничего не случилось. По крайней мере, из того, с чем нельзя было бы справиться. Ну, знаешь, пока ты жив, справиться можно почти с чем угодно. Так что, лучше свалить на время, пока пыль не осядет. Поднасрал я немного одному бандюгану, который хотел снести детский приют и построить на его месте какой-то жилищный комплекс. А вот, хрен тебе по всей роже, лысый черт! – притормозив и выворачивая руль влево, вдавил нижнюю часть ладони в клаксон, разжевывая с помощью красноречивого пиликанья впереди едущему все, что он о нем думает. – Урод! – выровнявшись и снова отвоевав себе позиции на шоссе, продолжил:
- Мне как раз друг позвонил, говорит есть дело. Они с ребятами решили возродить некогда существовавший колледж искусств «Блэк Маунтин», собрать современных талантов, помочь им раскрыться, а не смогли развернуться в полной мере. Какие-то инстанции там против отчаянно. Ну, знаешь. Считают, что люди искусства понаедут, устроят оргию, и придут в их светлый, тихий уголок Содом и Гоморра. Короче, деньги им нужны. А чтобы денег заработать, надо глянуть, что к чему, да потолковать с местными. Так что, дамы и господа, пристегните ремни! Следующая остановка Северная Каролина.

+2

32

И снова сцена. Пока не сама, а лишь её ожидание, не становящееся предвкушением только потому, что Лео никак не могла сообразить, на что вообще стоит рассчитывать. Но вот такие сцены точно курсировали в её крови наряду со всеми красными кровяными тельцами. Проходной двор, не иначе, слишком уж много всего намешивалось, чтобы под лабораторным стеклом одна капелька распалась на радугу. Красиво. И без всяких обвинений, что в пробирку налили бензин, очень уж похожа плёночка. В итоге Лео ждала чего-то поистине драматичного, может быть, с трагическим заламыванием рук, раз уж они не убегали в ночи под проливным дождём. В Якутию Зеро явно притянуло магнитом, ибо кто не делал ничего наполовину, то точно он, перегибая палку с нагнетанием обстановки, пока она не превратилась в симпатичный такой лук, осталось тетиву натянуть. Ты что, дурак? Отличный вопрос, если бы его задавала девчонка, а Лео полагалось мужественно переносить все тяготы, оставляя позади своё последнее прибежище. И, конечно же, придумывать объяснения одно другого краше, а заодно всем сердцем прочувствовать картинки, на которых сжигали дома, увидев паука в углу. Дело в подаче. С такими данными Зеро можно было смело усаживать за написание учебника по маркетингу. Как раз после того, как он допишет роман в рассказах, на обложке которого в красной медальке будет гордо светиться надпись «автобиографический».
– Что-то не очень этот пёс на вожака тянет, раз от него нос воротят, – вставила своё мнение Лео, потому что распинаться про свободных духом не очень-то и хотелось, особенно, пристёгнутой ремнём к сидению и под прицелом как минимум трёх подушек безопасности со всех сторон. А как же высунуться из окна навстречу ветру? Покричать «юхууу» и похлопать ладонью по дверце с внешней стороны, не беспокоясь о том, что где-то появится царапина на краске? – И как? Он слазил к ней на балкон в итоге? Эффективнее, чем ждать ночи напролёт, а то желанный образ может в это время где-то в клубе с подругами третий мохито допивать. Реальность так сурова…
Последнее Лео протянула почти напевно, потому что постепенно расслаблялась, оттаивала и растекалась по форме сидения, пока все мыльные пузыри её опасений лопались вокруг по одному. Музыка из динамиков, убегающая лента дороги впереди, тонны и тонны золотистого солнечного света, синие блики от круглых очков и Зеро, которому хочется дать в лоб за все его страшные глаза за последние полчаса – оно самое. Замыкающее желание очевиднее всего, но Лео наслаждалась всем остальным. Мы свободны духом, мы парим над жизнью и сами делаем свой выбор! Но вот водителю обзор лучше не перекрывать, чтобы не создавать аварийную ситуацию… Вздох. Тяжёлый и долгий.
– С момента, как мы познакомились, жить стало веселее. Нет, я серьёзно. Оп! Сели и поехали, – повздыхать над собственной привязанностью к правилам, причём настолько выборочной, что Лео сама периодически путалась, ей долго не удалось. За полтора месяца точно так же, как вещи еле-еле влезли в её рюкзак, не ставший больше, новые мысли и идеи перестали стройно укладываться в голову, тоже ничуть не увеличившуюся в размерах. Что? Никаких потайных молний или петелек? Никакого малюсенького дополнительного карманчика для мелких переживаний и эмоций? Совсем ничегошеньки? Придется нарушать установленные ограничения на складывание листа бумаги пополам, и утрамбовывать собственные личные записочки в сознании еще плотнее. Среди этих исписанных страничек несуществующего дневника внезапно находилось место для маленького росчерка, галочки на память – я тебе верю. Как раз между двумя огромными талмудами далеко не юношеского скепсиса. Пфф… пф… Нет, правда? Да ты гонишь. Го-о-о-онишь! Как приливная волна на берег. Напомаженный нос? Зеро-сводник? В процессе прослушивания можно кокетливо болтать ножкой, красиво уложенной на вторую коленку, подпереть голову рукой и восклицать изумлённо. Только вот в её штанах, из которых вышли бы неплохие паруса для средних размеров лодки; с её бровями, теперь напоминающими дикий сад; с перетянутой грудью и короткими волосами в разные стороны... Да-да, мысль доступнее некуда. С этим маленьким признанием вдобавок Лео хитро прищуривалась, мысленно счищая со слов Зеро шелуху возможных преувеличений для красного словца, и оставляла сердцевину. – Я таких, как ты, еще никогда не встречал.
Она нагнулась вперед, обшаривая взглядом приборную панель, где еще ни разу не замечала кнопки нитро. Но ведь не может в супергеройском авто не быть такой, верно? Спроси она его, зачем он это делает, и в ответ точно прилетит убеждённый ответ, что он всё-таки приютил идиота. Что казалось не так далеко от истины, если дело касалось широты души и размеров сердца, ибо Лео их никогда не замеряла, по умолчанию считая себя хорошим человеком. Так ли важно, в чём это выражалось? Теперь да. Чересчур много времени оставалось в её распоряжении для размышлений, и чересчур бездарно она им пользовалась, оставляя свои проблемы без внимания, зато окунаясь с головой в эфемерные мысли о том, почему она оказалась именно здесь и именно в такой компании. А лучше бы думала, что станешь делать на зелёных остановках по пути в другой штат. Так-то, моя сладкая. Реальность сурова… Но Лео всё-таки улыбалась широко, словно замыслила шалость маленького ребёнка, у которого всё на свете написано на лице, вплоть до отчётливо виднеющегося имени самой красивой девочки в детском саду. Ей нравился даже сам факт того, что она может расхохотаться над шуткой. Разве такое она предполагала, гоняя по ночным улицам в своём голубом жуке с бантом на капоте в поисках первого попавшегося банкомата?
– Оу-оу… дальняя дорога. То есть ты мне дашь порулить Бэтмобилем? Нет, серьёзно, у меня и права есть, могу показать. Хотя ты видел, их же Бобби делал. Приступаю к выполнению обязанностей твоего Робина, жаль костюм у него дурацкий. И как мы им с деньгами поможем? А что вообще смотреть будем? Я знаю о «Блэк Маунтин», но идея возрождения… Это как-то… – помахав руками перед собой, но так и не определившись, что конкретно хотела сказать, Лео сдалась. – И какой маршрут?
Вместо сборов и трепыханий над картой, они просто поедут вперед до тех самых пор, пока не упрутся передним бампером в табличку с названием нужного города. Через Вашингтон или Уинчестер – кому какая разница. Половину дня без остановок или целый день с ними. Чтобы потом никогда не говорить «вот закончу школу и…», а потом «вот закончу колледж и…». И начну жить? Чтобы не ждать, а жить прямо сейчас в таких простых вещах, как путешествие в Эшвилл, Северная Каролина. Потому что кто-то попросил приехать и помочь. А еще – потому что Зеро… хм… перешёл дорогу одному бандюгану. Отличная причина! Я даже спорить не стану. 

+2

33

[audio]http://pleer.com/tracks/5019933IJMu[/audio]
Yeah hold it right there
In the palm of your hand
Feel it 'round you everyday
And hear what I've got to say

По личному разумению Блэка было нечто завораживающее в этом моменте, когда порог дома остался позади, а впереди расстилалась ровная, накатанная лента дороги, способная завести куда угодно, отклоняясь от основного направления и вновь к нему возвращаясь. Как бы ни пытался Зеро хватать на лету каждое жизненное мгновение, вбирать в себя целиком, до последней капли, не вычленяя разрозненных деталей, не деля на составляющие, а просто наслаждаясь моментом, с возрастом и накопленным опытом все сложнее ему было дивиться простоте, хватать за хвост комету восторга, найденного в обыденности, выкопанного из пепла и золы повседневности. Он пытался культивировать в себе это, некогда присущее ему умение, но оно просачивалось сквозь пальцы, увлекая за собой. Точно красотка в тонком, полупрозрачном одеянии, накинутом поверх обнаженного тела, бросало на него томные взгляды, то приспуская ткань с округлого плеча, то выставляя изящную, словно вылепленную умелым скульптором ножку в разрез на длинной юбки, звало по имени, завораживало заливистым, звонким смехом, игриво манило тонким пальчиком, но стоило подобраться ближе, поверить, что стоит только протянуть руки и схватить, как оно вновь отдалялось, скрываясь за очередным поворотом и оставляя Блэка наслаждаться не полнотой и яркостью впечатления, а лишь эхом, флером и полутонами видения человека, не столько пресытившегося радостями жизни, сколько уже успевшего повидать на своем веку достаточно, чтобы не удивляться до глубины души новому, в котором неизбежно проглядываются отголоски хорошо знакомого старого. Но утеряв тот яростный, захлестывающий с головой восторг, мужчина не потерял способности чувствовать удовольствие простых и понятных вещей, просто оно стало мягче, спокойнее, трансформировавшись из буйства летних красок в более стабильные и не режущие глаз краски осени. И сейчас, мурлыча под нос тексты давно заученных песен, легендарных композиций не менее легендарных групп, прокручивая буквы на кончике языка, как часто вертел на пальце кольцо с ключами и отмычками, давя на газ и позволяя стрелке спидометра все дальше уклоняться влево от центра, разглядывая проносящуюся мимо действительность сквозь зеленые стекла солнечных очков, Зеро наслаждался этим моментом, как наслаждаются встречей со старым знакомым, наполняющей душу светом и теплом. И компания Лео не была чуждой, она лишь добавляла радости в этой, отдельно взятой временной точке начала путешествия, позволяя не только чувствовать полнее, но и дополнить поездку ни к чему не обязывающей болтовней, в которой сплетались моменты прошлого и суждения настоящего.
- Много ты знаешь, – фыркнул Зеро, нажимая на кнопку на руле. Стекло со стороны водителя поползло вниз, и продолжало свой путь, пока полностью не скрылось в дверце. Высунув в образовавшийся проем локоть, мужчина еще шире усмехнулся, на мгновение довольно зажмурившись. – Сам-то давно оперился? Он в делах стаи вожак, а даме все равно, кто он там. Ей нужны нежности, романтика и возможность повертеть носом, дабы не решили, что она сдалась раньше времени, – заржал Блэк, вполне себе красочно представив парочку мохнатых, разноцветных нимфеток, распивающих мохито где-нибудь в полутемной забегаловке якутского районного центра. – Реальность не сурова. Впечатления от нее портят сказки. А в целом, главное, уметь приложить себя к ней правильно, найдя то, что действительно твое. Будешь получать удовольствие от того, что делаешь и любить людей, которые тебя окружают, - не будешь работать ни одного дня в своей жизни, – нажав на клаксон, выкрутил руль влево, обгоняя виляющую между двух полос красную машинку. – Ну, куда? Куда ж ты прешь, твою мать? Кто ж тебе права-то подарил, исчадие ада? – ускорившись и проехав несколько сотен метров на почти предельной скорости, начал притормаживать, перестраиваясь в центр. – А мой мохнатый друг был настоящий джентльмен. Он, конечно, на своем собачьем, продекламировал ей фразу, способную заинтересовать любую, наделенную хотя бы зачатками гордости особу. Что-то вроде: «Я не собираюсь в тебя влюбляться. Даю слово». И стал ждать. Пристраивался с ней рядом на прогулках, заигрывал с другими девицами, пел свои собачьи песни, даже подрался из-за нее как-то раз. Не прошло и пары недель, как она сдалась, – тоном, с котором обычно читают лекцию об особо деликатных, но старых как мир, темах, почти монотонно и как само собой разумеющееся, дорассказал мужчина, поправив очки на переносице. – А что в этом такого? Жизнь и должна быть такой, чтобы можно было сесть и поехать. А оковы придуманы для того, чтобы сделать людей несчастными, – они наконец-то покинули пределы Манхэттена и устремились к границе штата Нью-Йорк. Притормозив на светофоре, Зеро бросил взгляд на Лео, изогнув бровь: - Я сейчас заплачу. Наконец-то ты признал мою исключительность в своей жизни, – протянул, смахнув несуществующую слезу, и снова фыркнул. – Надеюсь, признаний в любви не последует? А то я размажу весь свой макияж, – усмехнулся Зеро. Вытянул из кармана мобильный, установил на держателе, закрепленном на приборной панели и, ткнув пару раз в экран, открыл навигатор. Притормозив в рядах образовавшегося затора, вбил пальцем название деревушки, которую, раз уж у них выдались внеплановые каникулы, решил посетить в первую очередь, все равно по пути. – Нет. Никаких рулить. Моей машиной не рулил никто, кроме меня с того самого момента, как я ее купил. И менять это я не намерен, – следуя за пояснениями электронного голоса, заметил Блэк. – На месте разберемся, сначала глянуть надо, че там к чему. По смотреть, во что они превратили остатки прежней роскоши, понять, чего ожидать от кучку собранных юных дарований. Как-то как? По мне, так любая идея имеет право на существования. А возрождение не самого плохого колледжа, которое может дать талантливым, но не имеющим достаточных средств для получения образования, личностям, хоть как-то расширить собственные горизонты, – к большинству окружающих его идей Зеро относился с позиции – «чем бы дитя не тешилось», больше реагируя на просьбу о помощи, нежели на попытки анализировать чужую придумку, если, конечно, от нее за километр не несло ароматом, далеким от приятного. – А маршрут… Маршрут у нас самый, что ни на есть, живописный. Пойдем, куда дорога заведет. Посмотрим, как люди живут. Торопиться-то нам особо и не куда. Есть не хочешь?

+2

34

Итак, дамы и господа, у нас с вами набитый под завязку переносной холодильник с хлебом, к которому отчаянно не хватает зрелищ, а эту ситуацию следует срочно исправлять, пока не стало скучно. Но вот уж в чём Лео сомневалась, так это в возможности возникновения этого страшного чувства, делающего ноги сразу же, как только мистер Зеро Зет Блэк показывался на горизонте. А всё почему? Никаких когнитивных диссонансов и парадоксов, а софисты и вовсе в глубоком ауте, ибо у них закончились сигареты, и в сторонке курить больше не с чем. В целом, вашему вниманию предлагается история о вредном влиянии сказок на жизнь, а второй серией занимательный рассказ из мира животных о правилах ухаживания за понравившейся… ээ… сучкой. И Лео важно кивала головой, разве что вид не делала, что за ним записывает, пусть история казалась достойной остаться в анналах. Она ярко и в красках представляла себе, как всё могло быть на самом деле, а потому удерживалась от звучного раскатистого хохота на весь салон. Наверно, Уолт Дисней придерживался если не того же самого подхода, то похожего, иначе… Адью, мон ами. Хотя сейчас Лео слабо представляла премилого и предоброго Балто, который охмуряет лаек соседней упряжки. Для дела, а вовсе не ради собственного удовольствия.
– А я и люблю людей, которые меня окружают! Ну, может, кроме Эрла. Ведь знает, на что я способен, а всё меню попробовать не даёт, – с самым что ни на есть серьёзным видом ответила она на самую что ни на есть серьёзную реплику, потому что копнула слишком глубоко, вплоть до классификации собственных чувств ко всему окружению. Отличный момент, еще и потому, что Зеро отвлёкся на выяснение отношений, как раз когда у самого стрелка спидометра слабенько и тихо указывала на превышение скорости. Минутка на погружение в себя в поисках жемчуга на дне, разбросанного кое-как без всяких раковин и моллюсков, словно от порванного и рассыпавшегося колье, которое слишком резко дёрнули с шеи. И кроме ила и водорослей Лео совершенно ничего не находила, потому что не могла честно сказать, что любила хоть кого-то еще кроме своего отца в той жизни, что проглядывала изредка, никак не желая забываться, ибо еще не закончилась, а хранилась запрятанной в спальнике, в шкафчике финтес-клуба и даже на запястье самого Зеро. Мама не в счёт. Её мама всегда оставалась на том постаменте, куда её водрузила Лео, теперь не опасаясь, что он треснет и развалится. Что до остальных… Ууу, как тут всё запущено. Ц-ц-ц, лапушка, почему же среди десятков знакомых у тебя не оказалось ни одного друга? Уж не будешь ли ты винить в этом кого-то еще кроме себя. В принципе, именно этим она и собиралась заняться, только остановилась вовремя. Даже сейчас из всех у неё оставались только Марго и Моллс, способные поддержать, что бы ни произошло, что бы еще Лео не успела натворить со всем энтузиазмом. Отчаянно пытаясь дотянуться до Зеро и включить его в свой круг, она сшивала две половинки себя в единое целое, накладывая сверху аппликацией осторожно вырезанные лоскутки смеха на пару, шуток, совместных занятий и разговоров. Шов с толстыми белыми нитками, сразу бросающимися в глаза. Может быть… Нет, определённо, Зеро стал ей другом, но вот она ему другом всё-таки не была.
Что еще вышло бы натворить в жизни, дабы оказаться именно в этом месте и в это время. О, она прекрасно умела сохранять вид молчаливого достоинства, мысленно повторяя себе какую-нибудь абсолютно глупую фразу, вроде: «я выше всего этого». Этикет. Воспитание. Пристойность. Или трусость в некоторых моментах. Шаг за шагом, чётко по оставленным впереди его следам, Лео направлялась прямой наводкой к этому простому пониманию. Наверно, Зеро оказался ровнёхонько посередине её пути не просто так, открывая простые до боли истины, вроде бы понятные, вроде бы близкие. Наберись смелости и подними голову, ибо никто не проживёт твою жизнь за тебя. И всё-таки вычёркивая из своего мысленного блокнотика пункт за пунктом, чувствуя себя немного свободней, чем была, Лео оставляла себе страх. Ту самую трусость, которая позволила просидеть дома почти целые сутки в ожидании отца, да еще и приготовить прекрасный праздничный ужин. Ту самую, которая теперь не позволяла вернуться и посмотреть ему в глаза. Ту самую, которая не давала раскрыть рот и произнести всего два слова, перечёркивая таскаемый за собой ширмой обман. Видимо, всё-таки недостаточно она любила. Стоит ли ставить во множественное число людей, меня окружающих? Уж тут Зеро попадал не в бровь, а в глаз. Оковы придуманы для того, чтобы делать несчастными, пусть некоторые из них сами несчастные себе и выковали. Да она бы сама сейчас заплакала, не будь Зеро рядом. Однако…
– Теперь не дождёшься! В конце концов, у меня эмоциональный диапазон шире, чем у табуретки. Вот такая вот напасть. И вообще, оцени мою тактичность! Я же не спрашиваю, чем ты помадил псу нос, и из какой косметички ты это что-то вытащил. Я как-то от нечего делать листал в прачечной кем-то забытую энциклопедию красоты семидесятого года выпуска, так там советовали мужчинам красить ногти только прозрачным лаком. Это так, к слову, – подняла брови Лео, отвлекаясь на тушь, чтобы не отвлекаться на отсутствие разрешения вести автомобиль. Не то, чтобы ей особенно сильно хотелось… Раньше. А вот как только он запретил, захотелось особенно. Запретный плод, ох, как сладок. Кто, как не Лео, выучила это на зубок, ибо не могла достать до своего, а оттого веселилась напропалую. Проваливалась в пучины омута жалости к себе, восставала фениксом из пепла и продолжала веселье. Видимо, потому что видела его достоинства… оу, не надо так тоненько хихикать в сторонке, прикрывая рот ладошками, мы сейчас исключительно о моральном облике… и знала пусть не все, но достаточно его недостатков. Видела их. Кто-то там говорил, что любовь слепа. Ну, так вот, Лео в отличие от такого возвышенного чувства оставалась зрячей. И не стеснялась подшучивать над Зеро. – Давай с тобой тогда сразу определимся, что можно в этой машине делать, а что нельзя. Решим вопрос сразу, как мужчина с мужчиной. Вот смотри, если я где-нибудь на стоянке куплю мороженное. Ну, знаешь, такое размера XXL с двойным малиновым сиропом, орешками и шоколадной крошкой. Такое только двумя руками удержишь, а ты постоянно за рулём, отвлекаться нельзя. Так вот можно мне такое есть в салоне? Или поспать, отодвинув сиденье, пока ты бессменно ведёшь Бэтмобиль к нашей цели? Мм?..
Прикусив щеки изнутри, Лео доброжелательно уставилась на Зеро, даже развернулась вполоборота, чтобы взгляд получился еще более проникновенным. Нет, а… Вы посмотрите, каков собственник! Жалко дать порулить пару километров, хотя на скутере ни разу за месяц даже лишний взгляд дорожной полиции в свою сторону не поймала. И всё-таки щеки пришлось отпустить, не выдержав и рассмеявшись, стоило ему упомянуть еду. Если у Ахилла была его пятка, то у Зеро еда. – Мы же только выехали! 

+2

35

[audio]http://pleer.com/tracks/4419730jDtm[/audio]
I don't want to be your hero,
I don't want to ever let you down,
No I don't want to let you down,
I can try to take you higher,
But I don't want to wear your broken crown,
You know it brings me down

- То есть, ты не любишь Эрла, потому что он не дает тебе отбирать у него хлеб насущный? – заржал Блэк, вытягивая из кармана пачку и подцепляя зубами сигарету. Отметил краем глаза недостаточное количество оставшихся в картонной коробочке никотиновых подружек, от чего план дальнейшего путешествия оформился более конкретно, по крайней мере, на ближайшую пару часов. – На одной кухне не бывает двух хозяек, знаешь ли, – с прилипшей к губе сигаретой, Зеро порылся освобожденной от руля рукой в карманах, выуживая простенькую, пластиковую зажигалку, на боку которой красовался красочный логотип одного из питейных заведений, снабженных полным боекомплектом полуголых, а местами однозначно голых, девиц, способных воплотить в жизнь любые фантазии, только платите деньги. Крутанул большим пальцем колесико, подставляя вспыхнувший огонек к концу сигареты, и прикурил, закинув «огниво» обратно в карман. – Хочешь большего, - начни с малого. Даже любой авось, который иногда стоит прилетать, требует конкретной и масштабной подготовки, – затянувшись, выпустил дым в окно, продолжая рулить, теперь уже в направлении ближайшей стоянки для путешественников, а, в большей степени, для дальнобойщиков, где можно было не только подзаправить своего железного коня, но и подзаправиться самому всем самым необходимым, начиная от не самого дрянного кофе, заканчивая возможным сном в похожей на бокс комнате без окон.
- Да и спросил бы, я б тебе все равно не сказал. Мои идеи, знаешь ли, денег стоят. Кстати, отличный способ подзаработать – загнать парочку неплохих проектиков, даже если неплохие они только на словах. Мотай на ус, пока я жив. А то будешь весь остаток жизни мыкаться по кухням со своей тактичностью, – фыркнул Блэк, перестраиваясь в крайнюю правую полосу, когда впереди, на некотором отдалении, замаячили красочные вывески заправочной станции. – Знаешь, какова мораль сей басни? Живым существам, по большей части, не хватает собственной мотивации и достойной компании. И редко кто в полной мере может осознать, что самая достойная компания – это они сами. О, Оззи дело говорит, – щелчком пальцев отправив окурок в полет куда-то в сторону середины шоссе, Зеро коснулся поворотника, оповещая собравшихся в это время на трассе, что их субмарина собирается пришвартовываться в ближайшей гавани. – Я однажды красил. В красный. Для костюма нужно было. Забавно вышло, прямо по моде. Ты бы еще почитал учебники по истории. Вот у короля Солнце была любовь к задаванию новых модных тенденций, больше всего он любил менять цвет бантиков на туфлях и обтягивать свои стройные ножки бриджиками. На какие только ухищрения не пойдут тиранишки, лишь бы ощутить собственную значимость, – лишь в юности, попадая в компанию ребят постарше или просто в любую новую компанию, Зеро тяготел к выпячиванию и демонстрации своих достоинств в попытке отвоевать себе кусок уважения и отполировать чувство собственной важности до зеркального блеска, цеплялся за любую возможность продемонстрировать собственную мужественность и порой поступал далеко от идеала добродетельности, о чем потом, неизменно, жалел, хотя в момент совершения того или иного поступка едва ли ни светился от гордости за самого себя. Став старше мужчина порядком подрастерял этих стремлений, научился влезать в любую компанию без мыла и потуг, очаровывать, не цепляясь за мнимые пункты, надлежащие наличествовать у каждого носителя агрегата между ног, и вместо того, чтобы пытаться выпрыгнуть из собственной кожи, начал получать удовольствие от процесса игры, а не только от конечного результата, по большей части, проходящего.
- В этой машине можно делать все что угодно, кроме одного – вести ее кому-то, кроме меня, – вопреки шутливому тону Лео, вполне серьезно ответил Блэк, сбавляя скорость до предельного минимума и сворачивая к ближайшей свободной заправочной колонке. Его отказ не был продиктован ни жадностью, ни неуверенностью в том, что малой справится с возложенной на него задачей. Более того, Зеро был уверен, что справится, делов-то – гнать по прямой, никуда особо и не сворачивая, это ж не в городе грести среди идиотов в общем нескончаемом потоке, где каждый встречный, по умолчанию, враг не только окружающим, но и самому себе. Но углубляться в живописание собственных воззрений на данный вопрос, а попросту говоря, рассказывать об одном из немногочисленных, но все-таки наличествующих в его жизни, суеверий, ему не хотелось. Эта тема пищеварению способствовала плохо, а ровно после подкорма тачки, Блэк искренне надеялся, что и сам будет накормлен в достаточной мере, чтобы дотянуть до места стоянки, посетить которое хотелось по давней памяти, хотя никакого особого комфорта там не имелось, зато было сполна дорожной романтики, лагерного веселья и воспоминаний, не говоря уже о возможности почувствовать себя бойскаутом.
- Если надо в сортир – сходи. Следующая остановка будет часика через три, – сообщил Блэк, - А будешь брать это свое мороженое, размера XXL, и мне возьми. Шоколадное. С орехами и карамелью, – подкинув в сторону мальца выуженной из кармана двадцаткой, расписал почти в красках свои пожелания. – Сдачу можешь себе оставить. Или набрать на нее этих… Тянучек и мармеладок, только не кислых. А то жесть же, кислятина в сахаре.

+2

36

Не раз и не два, сидя в полном одиночестве дома… если быть совсем точной, то в квартире Зеро, пока больше никого из жильцов в поле зрения не наблюдалось… Лео усаживала свою подругу поудобнее на диванчике в коридоре, забиралась к ней с ногами, временно сместив стопки журналов на пол, и смотрела программу Сэвена. О, сколько неразрешимых тайн вселенной доводили её до смеха, но одну она пока так еще и не раскрыла, а именно – чем всё-таки занимается Зеро. Всем и ничем. Фигаро тут, Фигаро там. А Лео уплетала сделанные на скорую руку вафли или блинчики, и вглядывалась в магический хрустальный шар Всевидящего Ока, пытаясь в клубах дыма угадать не только собственную судьбу. Время вопило и корчилось в мольбах не убивать его так бессмысленно и жестоко. Но она оставалась неумолима. В конце концов, теперь впереди простилались бескрайние пространства, разве что прекрасные облака и солнечное свечение располагались точно под обрывом, с которого если уж и прыгать, то не глядя. Джеронимо! Это два месяца назад можно было пройтись по магазинам, выбрав себе модненькую юбку-карандаш, не слишком вульгарную, в меру плотную. Самое оно для белой блузки и элегантной строгой прически. Почти мечта всей жизни.
Даже колледж не манил Лео так отчаянно и сладко, как возможность войти под своды нью-йоркского отделения рекламной компании Иверсен. Капитаны футбольных команд, бесконечные пирушки в кампусе так и не выбранного колледжа, жизнь за пределами увитых плющом стен её школы – всё это отходило на второй план. Для неё всегда что-то туда отходило, потому что Лео смотрела вперед, приставляя ладонь козырьком ко лбу и вглядываясь в своё светлое будущее, узнавая знакомые очертания. Как загодя разученная роль в пьесе, премьера которой состоится еще так нескоро. И тут, кто бы предупредил… бабах! Только облака и солнечные лучи прямо под обрывом, с которого Лео глядела вниз. Или вверх. Или влево. А, может быть, вправо. Не угадаешь, пока чётко над ухом не раздастся голос, призывающий собираться как можно быстрее, ибо из города надо срочно свалить. Уж кто бы говорил! Скептически уставившись на торговца идеями, Лео вздернула бровь и весело хмыкнула. Посмотрите, а вот тут у нас вожак стаи местных собак… Видите, как вздымается шерсть у него на холке? Он явно недоволен. Но у нас с вами тоже имеются козыри в рукаве: помада и книга по пикапу! Оставайтесь с нами, и вас ждёт интересное зрелище, но не забывайте, что канал платный.
– Дам тебе за эту идею пять баксов. Вдруг жизнь занесёт меня в Якутию. И, кстати, я шутил же! Просто обожаю Эрла. Он классный! А то в кого бы его девчонки пошли? – ухитрившись ему подмигнуть, Лео улыбнулась как хорист на воскресной проповеди, светло и возвышенно. Это вам не шутки! Речь не о каких-то девушках с соседней улицы, а о дочерях Эрла, словно бы он сам именно в это время сидел на заднем сидении и буравил затылок Лео суровым отцовским взглядом. Уважение к дамам и манеры, плюсом к мысленному воздушному поцелую для Колина Фёрта. Зато никакого скрытого подтекста. – У меня-то компания, конечно, самая достойная. А для какого костюма? Я назову тебе три любых даты из истории, а ты мне расскажешь еще парочку своих, в которые я ни за что не поверил, если бы тебя хоть немного не знал.
Это ей нравилось особенно. Хотя стоп-стоп… Слишком часто такая фраза мелькала в голове – ей всё нравилось или не нравилось в нём особенно. Если уж восхищаться, то с открытым ртом, если злиться, то до желания дать ладонью в лоб. Но уж в чём Зеро отличался он других знакомых близко или поверхностно, так это открытой уверенностью в себе, из-за которой ему не требовалось что-то доказывать или приукрашивать. А сводничество? Ну, это не в счёт. Приукрашивать именно в себе, не боясь выглядеть странно или глупо. Как с красным лаком на ногтях. Для Лео это казалось целым откровением. Открытием глобальных масштабов. В семнадцать лет, наверно, только такие и бывают. А потому она решила даже не приставать к нему и дальше с машиной, хотя в голове роились примеры форс-мажорных обстоятельств, вроде внезапного приступа аппендицита, когда ей пришлось бы тащить его до больницы на своих двоих, ибо за руль садиться никак нельзя. Мужские табу… Уу, как будоражит. В общем, из чистой вредности, наверняка запрятанной где-то в её маленьком тельце, Лео спорить не стала, проявляя похвальную скромность, едва ли не покладистость.
Выбравшись из машины и размяв ноги, которые и затечь даже немного еще не успели, она прямой наводкой нацелилась на предложенную уборную. В голове крутились образы следующей остановки, а заодно и достраивалась такая же точно заправка, потому что, как ни крути, а просто отвернуться на просёлочной дороге в сторону и полить ближайший кустик, даже не расстегнув пояс на штанах, Лео не позволяли ни морально-этические соображения, ни строение тела, что выступало куда более весомым аргументом. И как назло, именно сейчас ей особенно захотелось пить.
– Эй, мне не десять лет. Возьму и куплю упаковку пива, – отсалютовав Зеро пойманной двадцаткой, Лео ускакала в магазин при заправке, не рассчитывая найти здесь меню Баскин Роббинс. Между прочим, не такая уж плохая идея для мальчишки, стоило остановиться на пороге и минуту побороться с самой собой, первым делом всё-таки ухватив упаковку не пива, а бумажных салфеток. Обозревая полки под пристальным взглядом сидевшего за прилавком парня, явно не доверяющего таким вот залётным шалопаям, как она, Лео мысленно перебирала состав походной сумки и печалилась о меню на всё продолжение дня. Мороженного в наличии не оказалось. Точнее, за рассматриванием несчастных брикетиков в морозилке Лео провела еще одну минуту, размышляя, можно ли купить хоть пару штук из чистой жалости, настолько одиноко они выглядели под покрытым с внутренней стороны изморозью стеклом. Извините, ребята, но не в этот раз.  
– Два слаша. Малиновый и вишнёвый, – задумавшись ненадолго, она взяла еще парочку энергетических батончиков из мюсли себе и целый набор шоколадок для Зеро, которых ему хватит ровно до следующей остановки. Больше поживиться в магазине казалось нечем, так что Лео пела про себя дифирамбы холодильничку. Заглянув перед уходом в уборную, и прихватив еще бутылку воды, она вышла обратно, балансируя с покупками, потому что пальцы медленно, но верно примерзали к большим пластиковым стаканам. – На твоей встроенной в память карте закусочных есть еще что-нибудь? Потому что с мороженным облом.
Протянув Зеро малиновый напиток, все остальные сокровища она временно стряхнула на заднее сидение, чтобы потом убрать, пока не растаяли, и шумно вытянула через трубочку глоток своего слаша. Начало внезапного путешествия ей очень даже нравилось.

+2

37

- По рукам, гони свои пять баксов, – усмехнулся Зеро, - С мира по нитке, знаешь ли. На этом и строится бизнес, – ничуть не уязвленный, льющимися бурным потоком в режиме нон-стоп подначками мальца, Блэк приступил к воплощению идеи о подсовывании Лео информации к размышлению с наскока, не особо задумываясь в каком ключе она подается. Ему хотелось верить, что по мере отдаления от городской черты, малец, вторя ему самому, все сильнее расслабляется, оставляя все пережитое и нажитое за недолгие годы жизни там, где высотки и вечная спешка сами по себе кого угодно могли выбить из колеи, не говоря уже о влиянии нескончаемого потока людей, непрерывно занятых своими делами. Пожалуй, на эту тему, впрочем, как и на многие другие, Зеро мог прочитать целую лекцию, уходя мыслью в сравнения с иными городами мира, которые когда-либо существовали, и возвращаясь в ныне царствующее столетие, чтобы пройтись бодреньким шагом по имеющимся примерам перенаселения и углубиться в процентное соотношений суицидов и естественных смертей, сделав на этом основание вполне закономерные выводы. Даже он, не любящий терять время или тратить его на бесполезные занятия, отдыхающий исключительно в четко очерченных рамках, и являющий собой, по его глубокой убежденности, исключительно свободное от обязательств подобие вечного двигателя, со временем начинал ощущать груз усталости и гнет тревожной, тянущей тоски, ничем, по сути, не обоснованной, но раз за разом наведывающейся и присаживающейся рядышком с намерением перекурить и перетереть проблемку за проблемкой, пока снежный ком этих обсуждений, не погонит Блэка прочь в поисках очередного мероприятия, которые, для краткости и красоты словца он именовал не иначе, как «дела».
- Что, тройничок задумал? Смотри, как бы Эрл не накрутил на свой кулак чего твоего, жизненноважного, вместо предложения подработать, – хмыкнул он, выбираясь из машины. Выпрямился во весь рост, потянулся, вскинув руки вверх, и с тяжким вздохом, опустил их вниз, - Для костюма Червовой королевы. Это была любительская постановка в одном из английских театров. Даже театриков. А актрисуля, которая должна была играть, разобиделась, что ей не дали роль Алисы. Что в этой дуре-Алисе играть-то? Тысяча и один вопрос без ответа, вечно донимающая окружающих малолетка, и попытка трактовать смысл бытия во всем его многообразии, – пожал плечами, прислоняясь к боку автомобиля. – Голову с плеч, – спародировал интонации Хелены Бонем-Картер, изобразившей упомянутую даму в одной из последних экранизаций, снова возвращаясь к своему обычному тону: - Делов-то! А главное, сколько экспрессии, сколько страсти, – потер костяшки пальцев по футболку-поло. – Да, милости прошу. Хочешь поиграть в историческую викторину? Но тебе придется дать мне что-то взамен, не все же мне сотрясать воздух. Не десять? А выглядишь не старше, – угроза о покупке пива вызвала у Блэка очередной приступ здорового смеха, который разбирал его еще некоторое время после ухода Лео по направлению к той части заправки, где можно было поживиться съестным. Не то, чтобы он считал, что мальца там может ожидать нечто страшное, но все равно поглядывал, наблюдая за перемещениями нескладной фигурки сперва по асфальтированной дорожке, а потом и сквозь стекло.
Закончив наполнять бак бензином, Блэк отправился следом, расплатившись на кассе и затребовав себе пяток пачек синего «Pall Mall», которыми набил карманы брюк, пока малец отсутствовал, очевидно, воспользовавшись предложением освободиться от лишней тяжести. К моменту, когда Лео вернулся в салон, Зеро, отогнав машину ближе ко входу, отчасти нетерпеливо, отчасти в такт звучавшей музыке, барабанил пальцами по рулю, определив сигаретный запас в бардачок.
- Тебя только за смертью посылать, – протянул он, забирая свою порцию слаша и бросив придирчивый взгляд на остальные приобретения мальца, которые тот отправил на заднее сиденье, явно не собираясь радовать старшего товарища порцией шоколада в пару к напитку.
Дальше только глухомань, тишина и бесконечная лента дороги, уходящая в даль, теряющуюся за горизонтом, – почти продекламировал Зеро, выезжая с территории заправки, как только дождался, когда Лео пристегнется. Сделал большой глоток слаша, поморщившись, когда ледяная жидкость вперемешку со льдом добралась до гортани. Поставил стакан в держатель, стряхивая с пальцев капли, и устремил взгляд на дорогу:
- Ну что, теперь я с полным правом могу сказать, что наше путешествие началось. Впереди нас ждет доля походной романтики, и доля мозгового штурма для наших неутомимых умов, стремящихся к вечному поиску. По правую руку вы можете наблюдать бескрайние поля, по левую – те же бескрайние поля. И вам остается только проникаться ощущением собственной важности и бренности всего сущего, – рассуждал он на манер заправского экскурсовода. – А вообще, не знаю как ты, а по мне, так круто это. Давно я не выбирался за пределы Манхэттена, особенно вот так. Чисто мужской, чисто дружеской компанией. Так что, я намереваюсь отдохнуть как следует, чего и тебе советую. Будешь потом своим подружкам рассказывать, как мир спасал, обложившись шоколадками, – усмехнулся Блэк. – Потому что в любом деле, что самое главное? Правильно! Хорошо подкрепиться!

+3

38

Этому она научилась у Зеро, переняла, как еще целую кучу привычек, теперь не казавшихся такими уж странными, и ничего общего не имевшими с невоспитанностью. Смеяться от души, если смешно… нет, правда, это же уморительно, кто станет спорить. И не стесняться собственного смеха, не прикрывать рот ладошкой и не сдерживаться изо всех сил. Хотя вот тут можно и поспорить, такое мы любим. А потому Лео хохотала громко и заливисто, раскрывая рот к вящему удовольствию дантистов, которых рядом не наблюдалось. И, слава богу! А то: что-то у вас верхняя правая  пятёрочка мне не нравится. Сестра, дайте мне инструменты. Вместо элегантного смеха в тех местах, где прямо в этот момент должен идти закадровый. Ешь с закрытым ртом, а в остальном – полная свобода. Из той же оперы – сидеть на всех горизонтальных поверхностях, чуть раздвинув ноги, ибо вложенному свёрнутому носку нужен простор, чтобы ничего не мешало и не сдавливало… И еще минуты на две хохота. Примерно как поменять внутренние стягивающие барьеры выученного на зубок этикета на самые обычные эластичные бинты из аптеки. Не самый плохой обмен на свете, особенно потому, что такое чувство оставалось для неё незнакомым, так что ударило по лицу с размаха, как лопатой из-за угла. Непередаваемые ощущения. Она не забыла всё, что знала, и до сих пор была готова отвесить знатного пинка любому, кому взбредёт в голову сморкаться прямо на улице, зажав одну ноздрю пальцем… Лапушка, давай без подробностей, мы ведь только собирались поесть. Просто все сложности переместили куда-то на совершенно другие места. Где-то прибыло, где-то убыло, а в  итоге – полная гармония и баланс. Может быть, потому что Зеро не путал искренность с грубостью, а открытость с невоспитанностью, и давал совсем немного, на пробу, той свободы, которой ей не хватало.
Лео хотелось готовить, и она делала это. Хотелось узнавать, как функционирует кафе Молли, и никто её в этом не ограничивал. В кои-то веки она на маленькую щелочку приоткрыла запертую, едва заметную дверь, расположенную прямо рядом с огромными, но изящными воротами в светлое будущее. Из любопытства. Пока не прищемит себе нос.
– Моё уважение к дочерям Эрла необъятно и безгранично, как и к нему самому, – продекламировала Лео, вовсю пользуясь тем самым исключением из правил, когда смех надо было сдерживать, и уже не удивляясь, почему его слова её не шокируют своей неприличностью. О, да, стоило в возмущении открывать рот каждый раз, когда в разговоре всплывали новые подробности, так и просящиеся на странички блокнотика с бережно записанными туда пунктиками, то её давно бы уже увезли прямиком в хирургию с растяжением лицевых мышц. И следом – быстро проглотить так и не успевшие вырваться слова о том, что уж ей-то роль Алисы далась бы легко. И играть не надо. Тысяча и один вопрос без ответа. Растерянный взгляд? В наличии. Чрезмерная доверчивость? Присутствует! Здравый смысл? На собрание не пришёл. Ну, и славно, он-то нам совсем и не нужен. Главное, в этот самый момент не смотреть на Зеро, к которому воображение играющее прибавляло этикетку «съешь меня». Оп, и уголки губ снова поехали вверх. Не к добру, не к добру.
– И на чём мы остановились? – перед тем, как сесть обратно на своё место, Лео убрала стратегические запасы шоколада в холодильник, оставив только одну плитку, королеву всех плиток с надписью «max» и списком в столбик на яркой этикетке всего, что в неё умудрились добавить, полив еще и шоколадом сверху для крепости. Орешки, взрывная карамель и кусочки печенья. Лео, определённо, знала, что брать. Зубы начинали зудеть от одного только взгляда. – Надо было еще прихватить «игры для путешествий» на кассе. Ну, такие карточки с чем-то, никогда не знал, что там печатают.
Пристегнув ремень как самый-пресамый послушный десятилетний мальчик, недавно упомянутый, а потому заслуживающий целой связной отдельной мысли, Лео обернула свой стакан со слашем в несколько салфеток и поставила в незанятый второй держатель, обещая вернуться к нему до кого, как весь лёд успеет растаять. За городом жара ощущалась не так сильно, но с дополнительным слоем бинта и третьи носком в неположенном месте, все равно хотелось устроить себе сиесту, раз уж подвернулась отличная для этого возможность.
– Держи. Это подойдёт в качестве вступительного взноса за участие в викторине? Опустим момент, где ты мне на шоколадку сам денег и дал, – Лео положила своё королевское приобретение на приборную панель, не особенно волнуясь о лучах солнца через лобовое стекло, ибо шоколадка вряд ли успела бы почувствовать себя некомфортно до того, как Зеро её съест. Зато самой в пору было начинать волноваться, потому что… Причин хватало. Дааа… Блеющий тоненький внутренний голосок. Чисто мужской. Чисто дружеской. – И мы не сделаем крюк до Невады, заскочить в Лас-Вегас, чтобы ободрать пару казино как липку? Шестое чувство неуловимо мне подсказывает, что ты умеешь считать карты. Стриптиз-бары или вечера по-бойскаутски?
Смех смехом, а вопрос поистине для Лео стал животрепещущим, пусть задала она его легко и просто, удобнее устраиваясь в кресле и пользуясь возможностями, на которые Зеро всё-таки дал добро, то есть – всеми. Отодвинув кресло и откинув спинку, она носками за пятки стянула с себя кеды, нагнулась и сняла носки, заправив их в обувь, нажала на кнопку и открыла окно до половины, приготовившись приятно провести время, пока их корабль мчится вперед сквозь пространство. Улеглась так, что через лобовое стекло теперь стало видно только небо, меняющееся не так быстро, как пейзажи по бокам. Облака текли навстречу мерно и неторопливо, точно так же, как начинали течь её мысли, когда процесс моргания тоже замедлился максимально.
– Глухомань и тишина… придётся подножный корм собирать, потому что на три часа запасов тебе едва-едва хватит, - сложив руки то так, то эдак, стараясь делать это по-мальчишески, она повернула к Зеро голову, мирно покоящуюся на подголовнике, и прищурила один глаз.

+2

39

- Ученицы воскресной школы уже собираются парами и готовятся пасть к твоим ногам, – лениво протянул Зеро, снова извлекая пачку сигарет и раскуривая очередную в открытое окно. – Естественно, зажимая под мышками книгами пресвятой и преславной Дженни Остин, с ее великосветским слогом и исключительно благородными помыслами, впаренными мужикам вроде Мистера Дарси или Мистера Найта, которые, нет, ну что вы, что вы, достопочтимая леди, никогда в жизни не позволили своим мыслям спуститься до низменных помыслов, касательно милых дам. И ни в коем разе не грешили небогоугодными фантазиями о том, как бы они этих самых дам нагнули, предварительно рассмотрев, что ж у них там еще есть под этими их платьицами, больше напоминающими ночные сорочки, – потешаясь над вновь вылезшим на поверхность высокопарным стилем, с которым малец описал свое отношение к дочерям Эрла, пустился в пространные размышления Зеро. Ничего криминального он бы не увидел, поделись с ним Лео своими эротическими фантазиями, которые, по мнению Блэка, закономерно должны были посещать его взрослеющий организм и развивающееся сознание. Крепнуть, когда взгляд цепляется за голые коленки, попадает в углубленный вырез, откуда призывно маячат манящие, зажатые в тиски лифчиков, полукружья, приветливо колышущиеся при каждом шаге, усиливаться по мере мысленного дорисовывания картинки, и опадать к вечеру или утру, при посильной помощи конечностей или без. Зеро не ограничивал доступ мальца ни к стопкам, собираемых Сэвеном годами, порно-журналов, ни к интернету на ноутбуке, отданном в пользование Лео, и не усматривал ничего криминального в этом, не имея ни малейшего сомнения, что время от времени малец использует эту свободу по назначению.
- Лекцию о контрацептивах тебе читать не надо, я надеюсь? Пояснять, как выбирать презики, чтобы не слетали и не болтались, как разношенный носок? Давать мастер-класс, как их натягивать? – поинтересовался мужчина, усмехаясь по большей части не столько конкретно выбранной тематике, сколько ходу собственных мыслей. Еще день назад он думал о том, что совсем забросил Лео, что необходимо наверстывать упущенное, демонстрируя мальцу не только возможности реальной жизни и варианты их использования, но и раскрывая простые и не слишком простые, истины, которые могут ему пригодиться. И вот сейчас уже в полной мере осознал, что не просто вплотную занялся намеченным планом, но и начал его исполнения с одного из самых щекотливых вопросов. А оттого и умилился сам собой, мысленно окрестив себя заботливым папочкой, пекущимся о том, как бы его резвый сыночка не наделал всем знакомым девочкам, к которым относится, конечно, со всем уважением, бейбиков раньше времени. В пору было прослезиться, обнять Лео и протянуть ему пару длиннющих лент, состоящих из скрепленных квадратных пакетиков, в которых покоятся верные латексные друзьяшки любого мужика, выходящего на охоту на дам.
- Да, байда там всякая. В основном как раз викторины. Назовите годы, в которые произошла война между «Севером и Югом». Кто первый придумал консервную банку? И нет, имеется ввиду не раздолбанный форд восьмидесятого года выпуска. Откуда взялась статуя Свободы? И почему ее французская матушка задвинута подальше от центра на микро-остров, который время от времени тонет в Сене, – со знанием дела ответил Блэк, отправив окурок в импровизированную урну за окном. Пейзаж, как мужчина и предрекал, сменился. Остались позади и многоэтажные высотки, и клоповники поменьше, и уютные, чистенькие домики пригородов, в которые американцы традиционно переезжают, когда решают обзавестись потомством, парочкой псинок и машинами на каждого боеспособного члена семьи. Осталась позади и заправка, на которой был докуплен паек для всей небольшой, но теплой компании. Вместе с этим и канули в Лету тревоги, время от времени выплывавшие из недр подсознания, в настоящий момент не обремененного по сути никакой интеллектуальной деятельностью, а работающего в холостую и на голом энтузиазме выдающего сравнения и факты, которые накапливались годами, и для извлечения которых никаких потуг не требовалось.
Зеро сопроводил предложенный вступительный взнос заинтересованным взглядом, тут же стягивая его с приборной панели и расчехляя:
- Это было не очень практично, но так и быть, твою любовь ко мне я оценил, – поскольку достать салфетку и протереть пальцы, побывавшие не в самых стерильных местах, возможности не было, откусил он прямо от явившейся из недр обертки шоколадки, смакуя каждый, приторно-сладкий, а оттого и наиболее привлекательный, кусок, и наслаждаясь резвым потрескиванием взрывной карамели, устроившей целый фейерверк во рту.
- Чтобы считать карты, особых умений не нужно, – усмехнулся Блэк, продолжая методично уничтожать шоколадку. – А вот, чтобы тебя за руку не схватили, - нужно. Только скучно это, нагибать тех, кого и нагнуть-то раз плюнуть, а единственное их прегрешение в том, что они наживаются на человеческих слабостях. Шальных денег не бывает, малой. А если и приходят к тебе из ниоткуда и ни за что, то, скорее всего, потом заплатишь за них больше, чем мог бы при прочих равных, – поля сменились лесополосой. Эта дорога, уходящая вперед среди двух равных линий деревьев, заставила Зеро на мгновение напрячься. Не то, чтобы прошлое имело слишком сильное влияние на него, но время от времени незначительные мелочи, вроде этой, выплывали на поверхность, напоминая. – Гораздо веселее нагнуть тех, кто этого не ждет. А вот в стрип-бар, можно и заглянуть. Но это тоже развлечение, или для таких, как ты, еще не научившихся со стояком бороться, или для тех, кому нормальные бабы не дают. И чаще всего не дают исключительно потому, что сами они те еще ублюдки, заботящиеся только о своем конце, -  половина шоколадки благополучно обрела временное пристанище в недрах бездонного желудка Блэка, отправившись туда по частям. На время расставшись с ней, Зеро снова взялся за слаш, щедро заливая одну сладость другой, и проследил за манипуляциями мальца, который принялся обустраиваться на отведенном ему месте со всем возможным комфортом.
- Чем это тебе вечера по-бойскаутски не угодили? Организуем костерок, подышим свежим воздухом, окунемся в единение с природой, – почти расслабленно протянул он. – Если верить расхожей женской примете, величина мужского достоинства прям пропорциональна размеру его обуви. Ты, прости, в детском отделе себе ее закупаешь? – краем глаза оценив миниатюрность выставленных напоказ конечностей Лео, полюбопытствовал Блэк. Как-то не приходилось ему раньше обращать на это внимание, да и не сказать, чтобы попытки оценить физические параметры мальца стояли первостепенной задачей, но в настоящий момент он с легкостью перескакивал с одной темы на другую, не сильно обременяя себя излишними размышлениями о чем, собственно, говорит.
- Глухомань, не в смысле, что ни одной живой души на много километров. Провинция. Сборка из десятка городков, в котором каждый друг друга знает, и может рассказать тебе историю соседа лучше, чем свою собственную. Но, несмотря на это, не сплетнями едиными сыты, и люди там тоже едят, так что с этим проблем не возникнет.

+4

40

Видимо, собираясь вздремнуть с комфортом под мерное гудение мотора, она не совсем рассчитала, с кем именно едет. Периодически Лео так и подмывало спросить, знает ли Зеро что-то о неловком молчании, о том самом, когда в голове вертится тысяча мыслей, а слова не идут на язык. Или о том, когда и мыслей-то с горсточку не набирается, только эхо от одного уха до другого. Ау! Конечно, он не знал, тут и спрашивать не стоило, как и устраиваться поудобнее в компании, постоянно держащей в тонусе. Круговая оборона. Всё время всегда начеку, в ожидании, с какой стороны прилетит новый неучтённый момент. В такой ситуации куда проще действительно быть мальчишкой, ибо сколько ни старайся, а промашка обязательно выползет на свет, откуда не ждали. А Лео и не ждала, только с прищуром глядела на выразительную декламацию в исполнении Зеро, а потому с обязательными вставками типа «нагнуть», наверняка отсутствующими в первоисточнике. Стоит только покопаться в творчестве некоторых любителей воротников с рюшами, и можно найти много пикантностей. Но не в классических произведениях, нет-нет, всё чопорно и пристойно. Ищите нужное между строк, цензура, знаете ли, лютует. Зато стоило вспомнить о чопорности и пристойности, как Лео мгновенно поджала губки, потому что в программу поездки неожиданно влились уроки по половому воспитанию. Для мальчиков. Из того самого таинственного мира, куда девушкам вход воспрещён. Был. До появления интернета. Но некоторые тёмные места и слепые зоны всё еще оставались, так что можно было с ужасом подумать, а уж не показывают ли они эту великую технику на себе. Чинно поджатые губы превратились в по-простецки разинутый рот.
– Не надо, – просипела в ответ Лео, решив для себя, что он шутит, а потому подхватывая тон и являя собой выражение весёлой осведомлённости. Не учи учёного, и всё такое. Разве что на пару секунд показалось, что печка совершенно случайно включилась, иначе с чего щекам жарковато. А что, часто слетают? В глаза смотри! Уф, надо окно побольше открыть. Уж совсем наивной Лео давно не была, пока пребывая в стане теоретиков и махая флажками со зрительских трибун, пока остальные выступали с вольной программой.
Уж лучше повторять про себя даты гражданской войны и вспоминать, кто же изобрёл консервную банку. Так и не вспомнить, а потому перейти к темам более глубоким и животрепещущим под звучное втягивание вишнёвого слаша, уже начинающего превращаться в тягучий сладкий сироп. А заодно радоваться вскользь брошенной невинной фразе, и откладывать знаменательную дату признания ещё дальше. Теперь до конца поездки. Просто чтобы не портить ему настроение. А уж в этом Лео ни минуты не сомневалась. Внеся в мысленный список пунктиков еще и слово «нагибать», раз оно звучало, она извернулась в своём почти лежачем состоянии, чтобы добавить капельку серьёзности в собственные слова.
– Всякие доверчивые старушки тоже не ждут, что их кто-то с пенсионными накоплениями нагнёт. Наверно, не кто «не ждёт», а «кто заслужил». Так ведь? Или хотя бы, «кто может себе позволить». Ладно, забудь, это я так… – в конце стоило бы еще добавить, что врать нехорошо. Вот тогда вышло бы комбо. Парад лицемерия. Все надевают праздничные костюмы и приветственно машут из окон. А Лео пока покиснет на своём месте, размышляя, зачем вообще открыла рот. Благо, скакать сайгаками по темам им не привыкать, так что это ровно до того самого момента, пока Зеро не заметил её ступни. Внезапно. После полутора месяцев… кхе-кхе-кхе… совместной жизни. Алло, я ношу обувь своего размера-а-а! Тут даже костерок и маршмелоу на палочке не помогут, хотя она сумела бы заслужить себе парочку бойскаутских нашивок. Зато теперь надулась как фугу. Пусть без яда, но очень эффектно. – Отлично. Значит, надо купить себе клоунские ботинки и пойти в них собирать урожай! Ноги как ноги, может, они просто еще растут. Не всем же с ластами ходить. И вообще, ты это где прочитал? В «Космополитане»?
Ух, как это было! Обидеться на то, что ступни назвали миниатюрными. Смех сквозь слёзы, пусть это как-то и не смешно выходило вовсе, ибо очередь из психиатров в обозримом будущем продолжала увеличиваться. Даже звук втягивания остатков слаша через трубочку с самого дна вышел каким-то детским, надутым, как и желание показать ему язык в ответ. Здравствуйте! Давно не виделись. В следующий раз возьму шерстяной носок. Два! Хотя после такого смех начинал разбирать уже настоящий. Что за глупость? Что за несусветная чушь, а?
– Ээ… это глупости всё. А вот провинция, это хорошо. Сельская местность, молоко из-под коровы, овощи прямо с грядки. Хотя вряд ли ты такое будешь есть, – уф, сменили тему, можно расслабиться и продолжать получать удовольствие. Топорно? И вовсе не топорно. Очень даже плавно. Извернувшись еще сильнее, Лео дотянулась до бокового отделения в переносном холодильнике и вытащила себе свой батончик. Иногда лучше жевать, чем говорить. Истина. Разве что надолго её не хватало. Уж сейчас точно кто бы мог прочитать целый курс лекций по неловкому молчанию, так это она. Полистав свой мысленный блокнотик и выбрав тему, которая сегодня в салоне не просто витала, а прямо-таки прицельно била по носу, Лео остановилась на девушках. Да-да, тех самых, которые так часто фигурировали в небогоугодных фантазиях хоть с книжками Джейн Остин под мышкой, хоть нет. А заодно к вопросу о стрип-барах, благословенно пропущенному без комментариев из-за ног, теперь вытянутых подальше, чтобы с места Зеро их не было видно. Да и что она могла бы к этому добавить? О, да я отлично умею бороться со стояком! Легко победить соперника, если его нет. Хотя… Ох, уж это богатое воображение, что же ты делаешь? С девичьим вариантом справляться тоже как-то приходилось, разве что тут утренней проверкой всех функций организма вовсе и не пахло. Это тебе не стишата пописывать… Просто кто-то не умеет рифмовать, а заодно и думает куда более приземлено. Иногда. Не сейчас. Да, точно не сейчас. Но случалось, бывало, на Лео нападало желание смотреть, а заодно и бороться. С тем самым. Оп, неужто снова печка?
– А тебе какие девушки нравятся? Ну, там, высокие или миниатюрные, пышные или как модели. Блондинки, брюнетки, рыжие? Какая бы тебя сразила наповал? Только не отвечай, что та, которая будет в костюме Леи или медсестры. Хотя костюм Леи… Нет. Всё-таки его не брать, это само собой разумеется, – море… море эгоизма, с мелкими барашками волн собственного интереса. А, главное, не говорить про себя, потому что… Тут начинается барабанная дробь: мне нравятся мальчики. Крещендо: ну, не все. Ты. Та-да-да-дам! Короче, у неё оставалась еще большая часть батончика, так что Лео откусила сразу едва ли не половину, с полностью набитым ртом, что и прожевать становилось трудно, уставившись на Зеро.

+3


Вы здесь » Manhattan » Альтернативная реальность » Who can tell when summer turns to autumn ‡флешбэк


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно